Легенда о Клевере

Много веков назад, в маленьком посёлке на берегу моря жил молодой целитель.

Говорят, люди обитали в этих местах испокон веков. Жители разбросанных в долине средь холмов домишек могли вывести свою родословную до десятого колена – их предки некогда пришли сюда с востока.
Легенда о Клевере
А до них здесь с незапамятных жил загадочный народ, оставивший лишь сумрачные полуразрушенные дольмены на склонах некоторых холмов, покрытые странными рунами каменные круги на берегу недальнего озера, да часть здешних верований и сказаний.

Часть местных жителей обитало в лачугах на берегу – это слегка обособленное рыбацкое сообщество большую часть времени проводило в море. Там же была небольшая пристань – маленькие парусники торговцев раз в неделю заходили сюда, выменивая немудрёные товары на то, что могли дать жители посёлка – мёд, овощи и прочую снедь.

Целитель – мужчина лет двадцати пяти, жил в небольшом доме на берегу озера. От посёлка к его жилищу вела тропа через холмистую гряду. Дело своё он перенял от отца и деда, а прадед, как рассказывали в семье, был учеником последнего из друидов, обитавших в этих краях, и женился на его дочери, по слухам, обладавшей волшебной силой, как и каждая вторая женщина в роду.

Сам целитель нечасто появлялся в посёлке, будучи по натуре человеком замкнутым и неразговорчивым. Тем, кто не знал его, казалось на первый взгляд, что мужчина угрюм и даже слегка враждебен – впрочем, жители, знакомые с ним близко, не чаяли в нём души. Никто кроме целителя не мог вылечить захворавшую овцу или вправить руку неловкому лесорубу. Вдобавок, если у мужчины было настроение, он мог угостить пришедшего целебным чаем и рассказать одну из старинных историй, каких знал немало.

Пожалуй, единственным, кто ненавидел целителя, был пожилой священник из часовни на одном из холмов. Старик был завсегдатаем таверны, и хотя пить хмельное ему запрещала вера, находил прелесть в том, чтобы наесться до отвала на щедрые пожертвования жителей или поглазеть на смазливых внучек трактирщика, подававших еду посетителям. За глаза священник называл целителя шарлатаном и чернокнижником, а встречаясь с ним на одной из трёх улочек посёлка, перекрещивался и плевал через левое плечо. По вечерам, отъевшись в таверне, старик, сложив руки на огромном животе, начинал зазывать всех в часовне – по его словам, стоило приложиться к одной из золотых икон – и проходила любая хворь. Как бы там ни было – за исцелением жители шли не в часовню, а в дом у озера, что за холмами.

До двадцати лет юный целитель обитал в отцовском доме. А затем случилось так, что во время грозы молния ударила в деревянную избу и сожгла её дотла. В огненном аду заживо сгорели мать и отец, а парень, подхватив на руки десятилетнюю сестру, сумел выбраться. Тогда-то он и перебрался в пустующий дом на озере и стал, подобно отцу, исцелять людей. Вопреки наущениям священника, уверявшего, что старый знахарь был покаран за безбожие, жители посёлка помогали его сыну и дочери первое время после пожара.

За пять лет, прошедшие со времени трагедии, сестра целителя подросла. Редкой красоты девушка, на которую заглядывалось немало молодых парней посёлка, как и её брат, предпочитала одиночество общению с людьми. В больших синих глазах, казалось, отразилось близкое море, а волосы цвета бронзы спускались волнами до самого пояса, расшитого бисером.

В поисках редких трав и ягод они с братом частенько забирались далеко от дома, видели далёкие южные равнины и доходили до невысоких северных гор. Только в город на востоке никогда не пролегал их путь.

Случилось так, что целителю приглянулась золотоволосая дочь рыбака. Мужчина всё меньше времени проводил с сестрой. Теперь его любимым занятием стали прогулки по берегу с девушкой, которую он полюбил так сильно, что готов был бывать среди рыбаков и слушать их однообразные истории каждый вечер, лишь бы пригласить красавицу погулять ночью под звездами вдоль берега.

- Скажи, о чём ты мечтаешь? – спросил однажды целитель возлюбленную.

Девушка грустно улыбнулась. Мужчина держал её за руку.

- Быть может, это прозвучит глупо, но я мечтаю сбежать из грязной хижины, где мне приходится ютиться с вечно пьяным отцом и вечно пьяной матерью… Куда угодно…

- Ты бы хотела жить со мной? – целитель остановился, затаил дыхание и глядел прямо в глаза девушке.

- Да, - красавица смущённо улыбнулась и опустила взгляд. – Но сначала нам надо обвенчаться в часовне, иначе люди не поймут нас. Все станут показывать пальцем на меня…

Мужчина фыркнул при воспоминании о священнике. Несколько дней он больше не заводил разговор о венчании, но в конце концов сильное чувство в его сердце взяло верх. Он мог бы бесконечно глядеть в серые глаза своей девушки, говорить с ней часами. Целитель хотел быть с ней каждую минуту своей жизни и если суждено, пробыть вместе до конца своих дней.

Никогда ещё мужчина так не унижался, прося бесноватого священника обвенчать его с возлюбленной. Всякий раз, когда старик поливал грязью его самого, его отца и деда с их верой в силу природы, целитель стискивал зубы и напоминал себе, что всё это он терпит лишь ради того, чтобы никогда не расставаться со своей любимой.

На обряд венчания собралась большая часть посёлка. В часовне зажгли сотни свечей, а священник, венчая целителя и его девушку, желал им счастья и любви, с ненавистью поглядывая на жениха. Невеста сияла от радости, участвуя в обряде, придуманном иным народом для себя, за морями и горами сотни лет назад.

С этого дня дочь рыбака переселилась в дом целителя. Капризная и своенравная красавица сразу не поладила с тихой и скромной сестрой целителя. Вся женская работа по-прежнему была на юных плечах золовки, а жена частенько уходила в рыбацкую часть посёлка, посплетничать с оставшимися там подругами.

Не раз мужчина заставал свою сестру в слезах. Он не вмешивался, даже если супруга неосторожным словом обижала девушку – так не чаял он души в возлюбленной.

У них было любимое местечко неподалёку от посёлка ещё со времён их недолгих встреч. Вечерами целитель и его молодая жена выбирались по крутой тропе на вершину скалы, увенчанную травяной шапкой и глядели на быструю реку далеко внизу, бегущую среди огромных камней, на черневший за ним сосновый лес, или на закатывающийся над морем оранжевый диск солнца.

- Ты счастлива? – спросил как-то целитель свою возлюбленную.

Они сидели, обнявшись, на самом краю. Неумолчно шумела река, полускрытая наползающим с южных болот туманом. Лёгкий ветер переплетал каштановые волосы мужчины и светлые – девушки.

- Не знаю, - рассеянно протянула она.
- Почему? – встревожился целитель.
- Твоя сестра, - вздохнула девушка и крепче обвила руками его шею, словно желая усилить действие слов. – Она меня терпеть не может. Того и гляди, напустит какую-то порчу.

- Она не такая, - тихо произнёс он. – К тому же симпатия – дело добровольное, и любить никто никого не обязан.

- Нам было бы лучше без неё, - заметила красавица. – А ещё… я видела у тебя в доме… в нашем доме, много интересных книг. Я не умею читать, но там такие иллюстрации: я бы жизнь отдала, чтобы жить в одном из этих замков, иметь такие роскошные наряды.

Целитель усмехнулся.
- Ты ведь не знаешь истории этих замков и их владельцев. У нас был бы такой, если бы я собрал здесь всех мужчин из десяти таких посёлков, как наш, пошёл бы войной на десять других посёлков и перерезал в них всех мужчин. Вот тогда я бы мог позволить себе такой замок, сотню слуг и многое другое. В нашем мире, солнц, если ты украдешь кусок хлеба, тебя побьют камнями и посадят в яму, а если ты украдёшь десять кораблей, тебя вознаградят аплодисментами и посадят в кресло где-нибудь в палате лордов.

Девушка только раздражённо поджала губы.
- Я не хочу жить с твоей сестрой, - холодно отрезала она.

- Она единственная, кто остался из моей семьи, - воскликнул мужчина. – Я люблю её.

- В первую очередь ты любишь меня, ведь так? – девушка взяла его за руку.

- Это разные вещи…
- Или я, или она, - заявила красавица.
- Иди домой, - глухо сказал целитель. – Я посижу здесь.

Когда супруга ушла, мужчина обхватил руками колени и неотрывно смотрел куда-то за горизонт. Он вспоминал все счастливые месяцы, что они провели вместе. И любовь, что, казалось, не могла быть замутнена ничем. До сегодня.

«Я ведь не переживу расставания с ней, - проговорил мужчина. – Я слишком люблю её. Слишком…»

Однако он не спешил возвращаться домой, хоть уже успел продрогнуть в холодной сентябрьской ночи. Там, на вершине скалы, он и уснул, свернувшись калачиком, точно в детстве, в доме своих родителей. Перед тем, как погрузиться в сон, мужчина принял решение. Завтра он передаёт слова супруги сестре, а затем выстроит для неё отдельный домик на другой стороне озера. И его возлюбленная будет счастлива.

Как целитель и ожидал, сестра его печально вздохнула и сказала, что постарается прожить отдельно.

- Я буду изредка навещать тебя, когда её не будет дома, - сказала девушка, уходя.

Брат и сестра обнялись напоследок. А золотоволосая всё стояла в дверях дома целителя и улыбалась, не скрывая своей радости. Она не соизволила даже попрощаться с уходившей девушкой.

Несколько недель прошло в безоблачном счастье. А затем целитель стал замечать, что жена сделалась молчаливой, всё чаще впадает в тоску. Никакие зелья и снадобья не могли вывести её из этого состояния. Потом вдруг к красавице вернулась её прежняя беззаботность. Весёлой и жизнерадостной возвращалась она от пристани рыбацких лачуг, где проводила вечера в обществе подруг из рыбацких семей. И это случалось всё чаще, что не могло не печалить целителя, по-прежнему желавшего проводить всё свободное время с женой.

В один из дней в самом конце зимы девушка исчезла. После долгих поисков, мужчина выяснил, что неделю назад у пристани остановился большой торговый парусник, заделывавший пробоину в борту. Целитель, мало интересовавшийся новостями посёлка, ничего об этом не знал. Капитан корабля, статный голубоглазый красавец, сразу же положил глаз на супругу целителя, часто проводившую вечера с подругами в таверне. В конец концов она поддалась его пылким признаниям и полным мёда речами о замке в далёком королевстве. И когда матросы заделали пробоину и отчалили, девушка стояла в обнимку с капитаном корабля на мостике и счастливо улыбалась.

Целитель не помнил, как вернулся домой из посёлка. Он очнулся следующим утром на пустой кровати. На миг вновь прикрыл глаза и отправился в подвал за ядом. И лишь стук в дверь удержал его от этого шага. То была сестра.

Весь вечер он пил успокаивающее снадобье из душистых трав, а сестра обнимала за плечи и утешала.

- Как ты узнала, что со мной?
- Родное сердце всегда чувствует беду, - тихо ответила девушка. – Я бы себе не простила, если бы прибежала поздно и ты успел уже отравиться…

- Спасибо тебе, сестрёнка, - молвил целитель, а на глазах его выступили слёзы. – Кроме тебя, у меня никого не осталось. И… и прости меня. За то, что между тобой и дурным выбрал дурное. А тебе пришлось переселиться.

- Я уже давно простила, - девушка ласково потрепала его по щеке. – Ну а в ближайшие недели я тебя никуда не отпущу, чтобы ты не наделал глупостей. Если только не прогонишь меня.

Он только тепло улыбнулся сестре.
В полдень они закрыли на ключ оба дома и взяв в дорожные котомки немного еды, отправились на восток от посёлка.

- Куда мы идём? – не раз спрашивал целитель.
Ему по душе было странствовать, видеть всё новые и новые картины природы, от вида которых замирало сердце в восхищении. Меньше всего сейчас ему хотелось находиться в доме, где всё напоминало о супруге. Но у сестры был такой вид, будто они не просто странствовали, а шли к заведомо известной ей цели.

После долгих расспросов девушка сдалась.
- Мы идём в Долину Клевера.
- А что там? Разве клевер целебен? Да и на каждом склоне он растёт…

- Ты хорошо умеешь исцелять людей, - остановила его сестра. – Но подзабыл древние сказания, которые на ночь читал нам отец. Только в этой долине в первый день весны сходит снег и среди обычного клевера можно найти волшебный Клевер-Четырёхлистник. Он исполняет любое желание того, кто его найдёт и сорвёт.

Мужчина только улыбнулся и покачал головой. Он не верил в волшебство, хоть и пользовался тем, что и было им – целительной силой природы.

Но случилось так, что на рассвете первого дня весны брат и сестра завидели издали темневшие среди ещё укрытых снегом холмов склоны Долины. Здесь и вправду было теплее – точно волшебная сила Природы растопила снег и согрела это место.

Клевер-Четырёхлистник они искали целый день. В конце концов уже потерявший веру в древнее сказание целитель едва не наступил на цель их поисков. Посреди обычных трёхлепестковых растеньиц слабо светился клевер с четырьмя лепестками, уже начавший вянуть. Не было сомнений, что к полуночи чудесное растение умерло бы и исчезло из мира до следующего года по забытому всеми календарю.

Целитель, заворожено глядя на Клевер, опустился на колени и осторожно, двумя пальцами сорвал волшебное растение, легко отделившееся от земли. В его пальцах Клевер засветился ярче и словно бы согревал озябшие руки.

- Загадай желание, - шепнула сестра.
- Я хочу… - тихонько прошептал целитель Клеверу, - никогда больше не знать и не делать боли.

Сияние резко погасло. Мужчина всё ещё держал в руках мёртвый, пожелтевший клевер о четырёх лепестках и ждал. Ничего не происходило.

- Что же это? – он взгляну на сестру.
- Солнце заходит, - загадочно ответила она и ободряюще улыбнулась. – Всему своё время. А сейчас время устраиваться на ночлег вместе с природой.

Целитель поверил девушке. Почему, он и сам не знал. Они расстелили плащи на удобном склоне, поверх мягкого ковра из клевера. И таково было волшебство этого места, что мужчина уснул ровным и чистым сном, точно боль уходила из него с каждым выдохом.

Мужчина проснулся. Солнце ярко светило прямо в его лицо. Было тепло, как в начале осени.

Он почувствовал, что голова его лежит на чём-то твёрдом и прохладном. Медленно сев, мужчина обомлел. Он находился на вершине скалы, над рекой. А то, на чём покоилась его голова, когда он проснулся – древний каменный круг со странными рунами, почти вросший в дёрн на верхушке одинокой скалы. Целитель и раньше замечал здесь этот круг, но не обращал внимания – всё равно не умел читать письмена давно исчезнувшего народа.

И что более всего поразило целителя – судя по начавшей разгораться желтизне деревьев - было начало осени. Мужчина ещё раз внимательно осмотрел каменный круг и только сейчас обнаружил в самом центре необычный символ, не похожий на руну – Клевер-Четырёхлистник.

С благодарностью прикоснулся он к барельефу волшебного растения и вдруг почувствовал под пальцами ласковое, ненавязчивое тепло.

Целитель сошёл со скалы и быстрыми шагами направился к дому. По пути он отметил, что на дальней стороне озера лишь купы ив и дикий берег, но никакого домика нет и в помине. В душе мужчины шевельнулся страх – быть может, взамен на желание Природа забрала его сестру? Но девушка с синими глазами собирала ягоды с одной из вишен, что росла у дома целителя.

Он подошёл к сестре, улыбаясь так радостно, обнял её и даже подбросил на руках.

- Сестрёнка… - сказал целитель с необычайной теплотой в голосе.

Девушка была приятно удивлена, а потому укорять брата не стала.

Когда мужчина открыл дверь своего дома и заглянул внутрь, на него пахнуло ароматом трав и снадобий, который он, казалось, успел подзабыть. Супруга с угрюмым видом сидела за столом. Перед ней была одна из книг, раскрытая на иллюстрации огромной и причудливой крепости.

- Ты что, так и проспал всю ночь на скале? – таким вопросом встретила красавица мужа.

- Наверное, - усмехнулся целитель.
- Ты подумал о том, что я вчера сказала? – холодно поинтересовалась золотоволосая.

- Конечно. У меня было время думать.
- И что решил? – подозрительно прищурилась жена.
- Я решил, что если любишь человека, никогда не будешь ставить перед ним такой выбор.

- Как это понимать? – нахмурилась девушка.
- Так, что сестра, мой единственный родной человек, будет жить дальше в этом доме. А поскольку вы с ней не уживётесь, лучше тебе будет вернуться к своим родителям.

Девушка сидела несколько минут неподвижно, не желая верить услышанному.

- Жестоко. Очень жестоко, любимый, - воскликнула она.

Целитель лишь грустно улыбнулся.
- Ни то, ни то. К счастью, не первое; к сожалению, не второе.

Он ещё раз поглядел на девушку и вышел из дома.
Через несколько дней она вернулась на побережье, к родителям и подругам. Вскоре девушка пришла к священнику и попросила развенчать её и целителя, что старик сделал с великим удовольствием, тщательно выслушав перед этим обо всех её обидах. А брат с сестрой вновь жили вдвоём, в спокойствии и мире.

Прошла осень, стряхнув листья с окрестных рощ, а за ней зима высыпала свои запасы снега, что копила целый год, на посёлок.

В конце зимы целитель наведался в таверну и узнал, что у пристани появился торговый корабль, получивший пробоину в столкновении со льдиной. А спустя две недели, когда один из рыбаков зашёл за снадобьем для раненной гарпуном ноги, целитель узнал, что его бывшая жена исчезла из посёлка вместе с уплывавшим парусником.

Когда мужчина поведал об этом сестре, та лишь молча выслушала.

- Судьба есть Судьба, - задумчиво добавил целитель, затем.

Девушка только загадочно улыбнулась. Как хорошо умела, а брат так и не смог определить, поняла ли она смысл его последних слов.

Впрочем, он и сам не мог знать, что бравый капитан, вдоволь наигравшись с простодушной красавицей, вскоре оставит её в каком-то далёком порту ради новой зазнобы из местной таверны.

В середине весны, когда сошёл снег со всех окрестных холмов, к целителю постучалась девушка, что жила особняком на северной стороне посёлка, у потаённого пруда с кувшинками. Её маленький сын подхватил какую-то хворь и с каждым днём малышу становилось всё хуже.

Мужа у молодой женщины не было, в посёлке много о ней сплетничали, ибо ребёнок родился неизвестно от кого. И девушка с трудом сводила концы с концами, прядя и вышивая, сбывая всё это навещающим посёлок торговцам. Еду она брала у них же, чтобы лишний раз не появляться в таверне и не слышать шептание за спиной.

- У меня нет денег, - вздохнула девушка. – И я не знаю, что мне делать…

Она стояла перед дверью с опущенной головой, и слёзы капали прямо на лицо ребёнка, что спал на её руках, измотанный болезнью.

Сестра внимательно взглянула на пришедшую и ушла готовить целебный отвар. Ещё не зная об этом, мужчина взял девушку за совсем холодную руку.

Он невольно поразился печати боли, лежавшей на лице пришедшей. Она была красива – тёмные волосы, серые глаза, но кожа бледна от волнений, а у глаз пролегли тени от бессонных ночей.

«Как может быть женщина, что там беспокоится о сыне, быть такой, какой её называют в посёлке, - подумалось мужчине».

- Ничего, - мягко произнёс целитель. – Я помогу ему. Проходи и выпей чаю из целебника и мирта – тебе и самой не помешает.

Малыша пришлось разбудить на короткое время, дабы он мог выпить отвар. После этого ребёнок быстро уснул, но теперь дыхание его стало ровным, а щёки заметно порозовели.

Три дня и две ночи провела девушка рядом с сыном, засыпая от усталости лишь на короткие часы. Отвары и снадобья сделали своё дело – малыш стал вновь есть и уже смог вместе с матерью добраться домой.

Девушка продолжала приходить к целителю, сначала за лекарствами для сына, а затем и просто так, потому что им нравилось быть вместе. Сестра его быстро нашла общий язык со скромной девушкой, и пожалуй, впервые в жизни приобрела подруга. А затем, следуя древнему обряду жившего здесь некогда народа, вычитанного из записей прадеда, обвенчала брата и его возлюбленную. Её сын стал целителю как родной.

Спустя несколько лет они вчетвером отправились в долгое путешествие. На этот раз и целитель знал, за чем они идут.

На рассвете первого дня весны мужчина отыскал светившийся ласковым светом Клевер-Четырёхлистник и подвёл к нему свою любимую.

- Говоришь, если его сорвать, он исполнит любое желание? – поинтересовалась она, с лукавой улыбкой глядя на мужа.

- Так и есть, - улыбнулся он ей ласково.
Девушка опустилась на колени и поднесла ладонь к волшебному растению, чувствуя его приятное тепло. Мужчина был рядом, его ладонь тоже ощущала волшебство Клевера, а ещё теплую руку любимой.

- Не будем его срывать, - предложила девушка.
- Пусть растёт, - согласился целитель.
Они взялись за руки и взглянули друг другу в глаза.

Сестра целителя, стоявшая за ними и державшая за руку мальчика, загадочно улыбнулась.

---Посвящается Анне Гулак---
Авторская публикация. Свидетельство о публикации в СМИ № L108-19105.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Легенда о Клевере

Легенда о Мосте Судьбы

В давно минувшие времена был на земле старинный город. Множество народов владело им за две тысячи лет, десятки королей называли его столицей, и город полнился величественными...

Легенда о морской принцессе

Давным-давно, в эпоху Первой Империи, жил на свете человек, чье имя вряд ли исчезнет когда-либо из исторических книг, пока будет жив мир. Он и был Императором этой самой империи...

Легенда о казначее, часть 1

1 Когда-то очень давно жил на свете молодой казначей. Семья его была неслыханна богата. Чего стоил один только дом, где юноша проживал вместе с родителями, братом и сестрой, и...

Легенда о казначее, часть 2

5 Со дня коронации прошло уже семь месяцев. Двадцатидевятилетний монарх упивался властью над родной страной. Однако трон он удержал ценой унизительного договора, по которому...

Легенды Пяти Озер

Привет, потомок! Тут один умник скаламбурил в комментариях на публикацию «Я расскажу тебе за жизнь» - мол, искал ты (автор) истины простые, а получил пустые (за дословность не...

Легенда о караванщике

Давным-давно на краю бескрайней пустыни стоял город. Крупный торговый тракт вёл к городу из далёких северных земель. Конные упряжи тащили по нему длинные обозы с товарами. Все они...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты