Крестины маленькая повесть

Крестик цвета выжженной на солнце, золотистой соломы, обвитый кольцами новой ,сияющей, видимо ещё никогда не надевавшейся цепочки, чинно лежал на бледной ,в голубых прожилках капилляров, но в то же время гладкой и нежной ладони Татьяны.

- Посмотри! - она призывно протянула руку
- Чего – оторвавшись от телевизора Стас без тени заинтересованности, рассеянно

поглядел на жену - а очередная побрякушка?!
- Как – удивилась Татьяна – это же крестик
- Я и говорю, побрякушка! – Стас опять уставился в телевизор.

-\tТы что всё забыл – Татьяна начала потихонечку выходить из себя – Завтра мы крестим Вовку, я и в церковь сходила, с батюшкой договорилась – при этом она похлопала себя по карману джинсов как бы давая понять что без денежных затрат не обошлось, - Даже белую распашонку купила…

Понимая что сейчас если ничего не предпринять, может разгореться скандал, Стас привстал с дивана – Это для Вовки? Так бы сразу и сказала – Покажи-ка – он потянул цепочку из ладони жены – Чего такой маленький – наконец выдавил он из себя.

-\tДетский, дурья башка, для них специально делают.

-\tА…
-\tНравится? – спросила Татьяна, уже примирительно мягко.

-\tКрасиво – улыбнулся Стас – Но уж очень маленький, здесь золота наверное не больше грамма. Для родного сына могла бы взять и побольше, мой-то граммов на сорок потянет – он распахнул рубашку и как бы взвешивая на руке свой огромный крест с распятием, показал его жене.

-\tВот когда вырастет, ты ему свой подаришь или другой купишь, а пока ребёнку ещё и года нет – ворчала Татьяна. Бережно убирая маленькое блестящее чудо в целлофановый пакетик.

-\tЗавтра окрестим сыночка и слава богу. Ну чего развалился, пошёл бы лучше с ребёнком погулял.

-\tСлушай, а зачем крестят – Стас хотел перевести тему разговора, чтобы только не идти на улицу. Кругом одни молодые мамаши ходят. Слоняются из угла в угол или припаркуют коляски около лавочки, а сами сидят, курят, треплются о своём, кто как рожал, чем кормит, токсикозы, бандажи, прочая мура и тут он. Здравствуйте!

тьфу, противно делается.
-\tКрестят чтобы бог потом помогал – оторвала от неприятных размышлений Татьяна

-\tЕрунда. Бога нет! Сказки для слабаков и убогих старух, вот ты к примеру его видела?

-\tНет.
-\tИ я тоже никогда, значит нет его – подытожил Стас.

-\tМожет быть, но всё-таки обидно если нет. Должны же люди хоть во что-то верить.

-\tВерить надо в деньги. Они и рай и дьявол и настоящая свобода.

Татьяна поняла что это камень в её огород, она не работает. Целыми днями сидит с ребёнком и тратит, тратит всё что приносит муж.

- Деньги могут всё – продолжал Стас – Значит они и есть бог!

-\tМожет ты и прав. Мне в детстве бабка твердила, - «Боженька поможет, боженька спасёт, молись ему дочка чаще»-, вот я и молилась пока пьяный отчим чуть не изнасиловал. Сразу перестала, зачем кланяться, если результат всегда один выйдет

-\t Во, во, чего не делай а закончится всё равно смертью…

-\tСтась – Татьяна неожиданно прервала разговор – ну сходи с Вовкой часа на два, а я посплю немножко – она зевнула прикрывая рукой рот, словно предвкушая блаженство безмятежного сна, когда никто не будет кричать под ухом и не нужно ежеминутно вставать, качать, кормить, переодевать, забыв про своё «Я», ради него

-\tмаленького беспомощного существа, сейчас мирно спящего в своей кроватке , а через минуту готового раплакаться призывая поменять описанный памперс.

-\tНу что сходишь – уж очень хотелось немного побыть одной.

Стас понял что отвертеться от прогулки не удастся и ещё что жена за последний год здорово устала. А значит нужно помочь. – Ничего подойдёт время а там можно будет и няню нанять, всё легче будет…

-\tЛадно мы пошли – сказал он в пол голоса, выкатывая впереди себя детскую коляску и входная металлическая дверь тихо щёлкнув языком замка, словно затвором огнестрельного оружия, захлопнулась, убив последние призрачные надежды на быстрое возвращение.

…Утро бесцеремонно нагло стучалось в окна домов птичьим щебетом и солнечным ярким до боли в глазах, пронзительным светом, пробирающимся во все щели в шторах, портьерах, занавесках, жалюзях, а иногда просто тряпках неопределённой формы, закрывающих частную жизнь от постороннего глаза, сообщая всем что пора вставать.

Воскресное утро, это больше чем просто утро. Хочется побольше валяться в кровати, тупо уставившись в телевизор, щёлкая с канала на канал пультом дистанционного управления в надежде найти что-то стоящее, а после залезть в ванну и выйти оттуда помолодевшим, крепким и упругим, как хорошо надутый мяч, чтобы потом прыгать не переставая до позднего вечера, пока не здуешься, не совсем конечно до состояния резиновой каши, а так слегка прогнёшься от неистового напора жизни. Приспустишь дух, устало залезая в кровать, чтобы на утро встать полный сил для нового дня.

Татьяне об этих безмятежных временах оставалось только мечтать, ребёнок выходных не выдаёт, больничный ему не покажешь, на состояние здоровья не пожалуешься, он только плачем требует «дай!» Или лежит, смотрит помаргивая на возникающие перед глазами картинки разноцветных игрушек, погремушек, иногда лиц… Тогда становится шумно, многие норовят взять на руки, помять, потискать нежное тельце…

- Какой маленький. Агу, агу, агу – пытаются разговаривать они с будущим, делая пальцами козу…

ЗЗЗЗЗЗЗЗЗ…. ЗЗЗЗЗЗЗЗЗ… ЗЗЗЗЗЗЗЗЗ… - услышала Татьяна сквозь ворох своих рассуждений глухую трель звонка у входной двери. – Уже пришли – подумала она.

-\tСтас вставай – толкнула она мужа – Девочки пришли. – и накинув халат, прикрывая разбухшие от молока груди, пошла открывать.

-\tЯ не опоздала – кричала уже с порога Курица, Людка Курицына, полноватая блондинка в очках чуть ниже среднего роста, от этого похожая на выпуклый пузырёк из под духов, давняя подруга Татьяны ещё по учёбе в институте. – К вам добираться так долго, это какой-то конец света, – и не давая вставить ни единого слова, уже продолжала свой монолог…

Ритм её жизни напоминал скачки, она бежала, неслась, быстрее, ещё быстрее, в таком бешенном темпе не заметив что давно уже далеко впереди, а остальные безнадёжно отстали, глотая пыль от её «подков»

-\tТанюша вы ещё не завтракали, я тоже, чай бутерброды и яичница в самый раз

Людка уже была на кухне, бесцеремонно копаясь в чужом холодильнике и доставая нужные ингредиенты.

-\tУ буржуи недобитые, всё у вас есть, даже икра, – доносилось из кухни.

Опять звонок входной двери сообщил, уже менее настойчиво, что кто-то пришёл.

-\tЛюда открой! – крикнула Татьяна из спальни, стоя перед зеркалом, накладывая тушь на ресницы – Я одеваюсь… – и только теперь обратила внимание на мужа. Он продолжал спать, оставаясь всё в том же положении, лёжа в кровати.

-\tТы что обалдел, ну-ка вставай немедленно – закричала она с силой толкнув мужа в бок.

-\tЭто Ленок пришла. – послышался из-за двери грубый голос Людки, скоро вы там. Яичница стынет.

-\tСейчас, сейчас – ответила Татьяна лилейным тоном, продолжая тормошить Стаса.

Мужчина зашевелился, протянул руку под диван, нащупал пачку, вытянул из неё сигарету, засунул в рот, чиркнул зажигалкой, выпустил струйку дыма и открыл глаза.

-\tОпять Куриная слепота орёт как резанная – пожаловался он жене.

-\tМежду прочим она уже завтрак приготовила Вашему Величеству – заступилась за подругу Татьяна.

-\t- «Ах какая женщина, какая женщина, мне б такую…» - завыл Стас фальшиво, подражая эстрадной знаменитости, ни голосом ни слухом он не страдал.

-\tНу всё - ещё раз придирчиво Татьяна оглядела себя со всех сторон, как бы оценивая, словно художник только что закончивший работу, а теперь застывший над картиной с кисточкой в руке, на случай если что-то нужно будет подправить.

-\tЯ на кухню, через десять минут мы должны выйти, иначе опоздаем. Белая рубашка здесь – она указала на спинку стула…

-\tА носки?
-\tТам же - и поняв что муж окончательно проснулся, она выскользнула из спальни.

- Крестик взяла, рубашку взяла, простыню тоже, ой девочки страшно мне чего-то, -

-\tпричитала Татьяна идя между двух своих подруг, со стороны это выглядело довольно забавно. Слева Курица, размахивающая руками куда придётся, справа Ленок, худая как жердь, сутулая и неуверенная из-за своего высоченного роста. По сравнению с ней Татьяна казалась Дюймовочкой. Чуть впереди толкая перед собой коляску шагал недовольный столь ранним пробуждением Стас.

-\tНе волнуйся. Я своего крестила, даже не пикнул – ободрила Людка

Её сыну уже исполнилось три года и всё у неё было позади и молочная кухня и пелёнки и распашонки, даже муж, который сбежал прошлым летом не выдержав такого напора.

-\tА что я женщина независимая, полная свободы, это для меня в самый раз – любила говорить Людка, когда её спрашивали о дальнейших планах на будущее.

-\tЛюд, для чего ты Пупырышка крестила – Пупырышком своего сына прозвала сама Людка, потому что маленький он часто покрывался «гусиной» кожей. Потом это прошло а кличка так и осталась.

-\tНе знаю – Людка на секунду задумалась, как бы вспоминая «Почему?»

-\tНу модно было и бабки, царство небесное, настаивали, окрести да окрести. Потом знаешь если уж наш президент не говоря о прочих премьер-министрах, ходит на крестный ход в церковь и не стесняется, то выходит что так нужно.

-\tГоворят вера в бога приносит счастье – вставила Лена

-\tПо мне так уж лучше бы явился и сотворил чудо. Сразу бы все в него поверили. А так думаю, крестят по инерции, наших родителей крестили. Тайно а крестили хороня потом крестильный крест где-нибудь в хрустальной вазе в серванте между горкой фарфоровых слонов и мутным блеском свадебных бокалов. Нас тоже крестили, хотя чуть погодя повязывали красные галстуки на тонкие шейки. Теперь уже мы ощущая тяжёлый груз ответственности за своих детей, пытаемся разделить его с кем-то ещё.

-\tЛенок – перевела разговор Татьяна - А ты когда родишь?

-\tДля этого вначале нужно замуж выйти – отбивалась Лена

-\tВот уж совсем не обязательно. Я недавно с одним лётчиком познакомилась. У

-\tнего друг…- не унималась Людка
-\tВсё, пришли, после расскажешь –оборвала Татьяна

Церковный двор, вымощенный белым камнем, напоминал большую букву «П». Сама церковь, сделанная по всей видимости очень давно из тёмно-красного кирпича, теперь потрескавшегося от времени, с взлетающими вверх блестящими позолотой куполами и крестами на их головах, была когда-то монастырём, но потом захлёстнутая водоворотом революции семнадцатого года, сделалась овощехранилищем, позже складом готовой продукции для фабрики выпускающей мыло, после чего была окончательно заброшена и пришла в полное запустение. Двери забитые досками крест накрест, зияющие чёрные дыры вместо окон и вороньи стаи облюбовавшие себе голые стены под гнездилище.

Но всё прошло, как тяжелая болезнь у обреченного, вновь засверкали купола и даже зазвенели колокола на звоннице. Чудо воскресения и политика новой власти сделали своё дело. И восстал из небытия храм…

Людей на крестины пришло много. С колясками и детьми постарше, целыми семьями, нарядные и настороженные словно абитуриенты перед вступительными экзаменами, они толклись небольшими кучками, тихо переговариваясь между собой.

-\tПойду узнаю где крестить будут – вызвалась Людка совершенно неспособная ни минуты стоять просто так без дела. Через некоторое время она вернулась и сообщила что скоро начнут. Действительно, буквально следом за ней из массивной церковной двери вышла сухонькая старушка в скромном одеянии напоминающем рабочий халат уборщицы в продуктовом магазине и таком же, словно небо поздней осенью, платке.

-\tКто пришёл на обряд крещения, послушайте, - загнусавила она.

Люди притихли, боясь пропустить важную информацию.

-\tВ крещении как взрослых так и младенцов должон быть восприемник, крёстнай значит. Ибо они служат поручителями веры и обетов крещаемого и говорят заместо младенцов молитву «Символ веры» и нужныя ответы. Родители не могут быть крёстными от купели крещения собственных детёв…

-\tНу вот – расстроено зашептала Татьяна – Он же там расплачется.

-\t… При крещении младенцов крёстныи приносят и держат на руках своих крёстных дятёв пока длится весь обряд – продолжала бубнить бабка…

-\tА кто у нас будет крёстной? – спросила Людка явно намекая на себя, но в это время Ленок, скромная и застенчивая как невзрачный очкарик в присутствии красивых девушек, Ленок, которая всегда была второй и даже третьей, вдруг произнесла - Можно я?

-\tМожно!? – Людка даже присвистнула от удивления – А ты крещёная?

-\tДа.
-\tПравда пускай Ленок идёт – поставила точку на выборах крёстной Татьяна.

-\tПотише пожалуйста – зашикали на них со всех сторон – Вы мешаете слушать.

-\t…но всегда помнитя што искушения никогда не бывают выше наших сил, только укрепляют нашу волю и веру. Так и всех приемлющих духа, борющихся и побеждающих, дух святый укрепляет и подаёт нам силу побеждать всякая искушение – закончила она – Теперь пусть крёстные со младенцами заходят в ту дверь – старуха указала на одноэтажный домик возле церкви – остальные обождут здесь.

Татьяна вытащила Вовку из коляски, поцеловала и отдала Лене, а та неловко обхватила его обеими руками, словно огромными белыми крыльями.

-\t…здесь бутылочка, если вдруг захочет, дай ему попить – наставляла Татьяна вешая небольшую тряпичную сумку Лене на плечо – тут всё что нужно, вот только крестик, подожди, сейчас, Стас! – позвала она мужа, который всё это время сидел на лавочке в глубине церковного двора и курил – Пойди сюда!

Стас лениво походкой направился к жене

-\tдай Ленку крестик.
-\tА где он? – удивился Стас
-\tЯ тебе его положила во внутренний карман пиджака.

-\tДействительно – Стас вынул пакетик с крестиком и подал его Лене.

-\tТолько не потеряй – волновалась всё больше Татьяна

-\tОчень плохая примета – вставила всезнайка Людка
-\tТы что. – обиделась Лена закрывая сумку – Ну мы пошли – и она с Вовкой на руках, вместе с другими скрылась за дверью крестильни.

- Не понимаю, неужели они все верят – вдруг взорвался Стас

-\tНадеются и верят, чтобы детям легче жилось, чтобы ангел-хранитель оберегал их на протяжении всей жизни. Чтобы потом на страшном суде у крещёного был защитник, ангел света, который пишет добрые дела умершего, а другой, ангел тьмы, плохие, чёрные, потом всё это господь взвешивает на весах и решает куда направить душу в ад или в рай – встряла незнакомая тётка с большой волосатой бородавкой под нижней губой на мясистом в крапинах морщин желтушном лице.

-\tПо моему это всё чушь и это – Стас указал на церковь, и это – он приложил руку к груди как бы давая понять что души тоже нет.

-\tПо моему тоже – поддакнула Людка и сразу засомневалась – Но что-то всё же есть.

-\tЕрунда –противился Стас – ничего нет.

Глядя на них крестясь и приговаривая – «Свят, свят, свят» - тётка испуганно отошла в сторону. А Таня стояла молча и думала, как же там Вовка, ведь он ещё совсем маленький

Крестильня оказалась светлым продолговатым помещением. Все полы там были застелены ковровой дорожкой, на стенах мирно покоились иконы божьей матери, архангелов, самого Иисуса Христа. Около задней стены возвышалась купель, круглая серебряная ванна на довольно массивном овальном основании. В Лениной памяти начали всплывать рассказы её бабуси. – « …круглое основание купели есть знамение круга земной церкви, круглая чаша знаменует церковь небесную. А всё вместе есть символ богоматери. Как чистейшего сосуда божьей благодати, как чаши черплющей радость» - Смотри-ка – удивилась Лена, сколько лет прошло, а всё помню. Как она там на небе моя бабуся…

В крестильню вошёл юноша в чёрных одеждах. Он попросил всех разуться и встать на ковре вместе с детьми полукругом. Когда все выстроились как просил служка, вошёл поп, тоже в чёрной сутане, с густой чёрно седой бородой на бледном худом лице и приказал раздеть младенцев. Возникло замешательство. Кто-то забыл простыню, кто-то, особенно будущие крёстные отцы, долго возились путаясь в ворохе детской одежды. Наконец когда всё успокоилось, поп. Батюшка Евлампий подошёл к каждому младенцу дунув трижды крестообразно на его лицо, благословил, прочитал заклинание на нечистых духов изгоняя сатану по большой древней с виду книге лежащей на деревянной подставке и спросил

-\tОтрецаеши-ли-ся сатаны и всех дел его, и всех аггелов его, и всего служения его, и всея гордыни его.

-\tОтрицаюся - прошептала Лена за маленького Вовку – Господи такой маленький, а уже должен отрекаться от дьявола – подумала она

-\tИ дуни и плюни на него – твердил священник
Лена дунула и плюнула три раза через левое плечо.
-\tА теперь повернитесь все на восток – служка показал где находится восток

-\tСочетоваеши-ли-ся Христу.
-\tСочетоваюся – подсказывал служка
-\tИ веруеши ли Ему – дребезжало под потолком
-\tВерую ему яко царю и богу – неслось из уст босых людей с младенцами на руках.

С этого момента произошло что-то странное, словно живая искра отразилась на лицах, объединяя их в единое целое. У Лены всё поплыло перед глазами от ощущения общности и теплоты снизошедшей непонятно откуда. Она стала читать молитву «Символ веры2, правда по листочку поданному всё тем же служкой, но всё равно это было прекрасно. Она вдруг почувствовала что её бабуся где-то рядом, прямо в этой комнате. Даже захотелось крикнуть – Бабуся я здесь и я верую, истинно верую.

-\t…чаю воскресения мёртвых и жизни будущего века. Аминь.

Время перестало ощущаться свернувшись в мельчайший узелок всей прошедшей жизни. Странно, но почему-то все младенцы, даже самые крикливые вдруг замолчали прислушиваясь к нестройному хору взрослых.

-\t… верую в единого бога, вседержителя, творца небу и земли… - начали они читать молитву в третий раз…

Для свершения таинства крещения отец Евлампий оделся в белую фелонь. Служка зажег по краям купели три свечи.

-\tБлагословенно царство! – воскликнул священник и после бубнил про себя что-то, потом взял в руки помазок, обмакнул его в странной формы, округлый сосуд, помазал лбы крещаемых произнося при этом – Помазуется раб божий елеем радования, во имя отца и сына и святого духа. Аминь.

Постепенно Ленина эйфория сменилась осознанием огромного груза ответственности за маленькое тельце мирно лежащее с соской во рту на руках девушки. И опять она хотела позвать бабусю, чтобы та помогла ей хотя бы советом

-\tЗачем я вызвалась в крёстные – думала она- пусть бы уж Лучше Людка, вот где настойчивость, уверенность, наглость льёт через край. И что может дать в будущем она Лена совершенная рохля и размазня этому карапузу…

Поп протянул руки и подхватив малыша окунул его троекратно в купель приговаривая –

-\tКрещается раб божий Владимир, во имя отца и сына и святого духа…

Ребёнок испугался и закричал, вернее даже заорал захлебнувшись водой. Лена его и качала и давала бутылочку с чаем, всё было тщетно. – Ну вот, опять не справилась – думала она, одевая новую белоснежную распашонку своему крестнику, заходящемуся в неистовом крике. – Вовочка успокойся, смотри погремушка какая – она взяла из кармана ключи от дома и стала тихонько позвякивать ими у него над головой, чтобы заинтересовать малыша. Рядом плакал ещё кто-то из младенцев после недавнего вынужденного погружения в купель.

-\tКрестик – попросил священник… и тут от волнения ключи из руки Лены выскользнули и упали на пол. Тогда священник нагнувшись поднял их и отдал девушке.

-\tСпасибо – прошептала она невпопад – Вы очень любезны.

Священник улыбнулся одними губами.
-\tОн такой же обычный человек, только в рясе и с бородой, хотя очень даже симпатичный – подумала про себя Лена подавая крестик, а тот надев его на шею Вовки опять сделался далёким и недоступным. Он ещё совершил помазание, потом постриг волос с головы каждого младенца, как жертву господу богу. И наконец поздравил всех с завершением обряда.

Изнуряющий зной солнечного дня сменила волна накатившихся на раскалённую землю пьяняще нежных сумерек. Так бывает когда выходишь из хорошо натопленной бани на свежий воздух. Оглушающая своей лёгкостью прохлада щедро разливалась по асфальтовым джунглям большого города.

Татьяна опомнилась только к вечеру. Суматоха праздничного дня с чередованием повседневных забот, не давали ей присесть подумать о том что произошло нечто важное.

Но теперь проводив подруг, уложив спать сына и помыв посуду она выйдя на балкон вдруг ощутила невероятную лёгкость. Так всегда было после хорошо сданного экзамена – нужно было окрестить и окрестили, что же мы хуже других – думала она – А есть на небе бог или нет, какая разница…

Лене приснилась бабуся. Она прилетела из-за облаков – Ты стала уже совсем взрослой и я рада что путь по которому ты идёшь, праведный. Не волнуйся внучка у тебя ещё будет счастье, много счастья…

-\tБабуся – спешила Лена боясь что та вдруг пропадёт – Бог есть, я теперь точно знаю.

-\tКонечно есть Леночка, он истина и все свершения. Позже ты об этом ещё столько узнаешь, а теперь мне пора – и перекрестила внучку.

Вовка мирно сопел в своей кроватке и ангел-хранитель потихонечку качал детскую колыбель.

Людка Курицына спала без сновидений.

конец
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Крестины маленькая повесть

Повесть о любви

Я до сих пор помню его слова: ” Я хочу, чтобы ты нуждалась в моей защите. Я хочу, чтобы, засыпая, ты видела мои глаза. Я хочу быть готовым умереть за тебя. И я умру. Ты только люби...

Маленькая деревня

Маленькая деревня и школа в ней выступает в качестве объединения , очага всего социума села : Малокомплектная школа Ты так слаба и так хрупка, Но деревеньке малой, хилой Ты так...

Повесть о ненастоящем человеке 2

До отплытия нашего парохода из Лондона оставалось три дня. Всё это время дед оставлял меня на судне, под наблюдением мичманов или боцмана. Это было мне в отместку за моё поведение...

Повесть о ненастоящем человеке 3

Глядя на огромное пространство порта, с многочисленными пристанями, мне трудно было представить, сколько же всяких судов разместилось тут. Меня поражало разнообразие форм и...

Повесть о ненастоящем человеке 4

В общем, в Америке мы пробыли дольше всего. За те три недели, в которые я лишь мог мешать деду в его выполнении прямых обязанностей, как первого помощника капитана, в доке успели...

Повесть о ненастоящем человеке 5

Рано или поздно, но всему бывает конец. Вот и наше, кругосветное путешествие окончилось на причале Морского вокзала города Ленинграда под шум кричащей толпы, из-за которой даже...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты