Интимный номер. Часть 2

- Ленка! Мой телефон в школе! Да-да! Где-то здесь, совсем рядом.

- А Маша?
- Маши нет, а телефон есть! То есть, Маша, наверное, дома. И со своего не отвечает. А мой здесь!

- Почем ты знаешь? Тебе кто-то ответил?
- Никто не ответил. Помолчали и трубку положили. Но я явственно слышал наш родной школьный шум. Специально со двора звонил, где потише.

- Может, это не наша школа? Мало ли кому Маша торганула. Или гинекологу подарила за труды, а тот своей дочке... Все школьные шумы одинаковы.

- Не-е. Маша не торговка. А шумы из разных школ хоть и похожи, но звонки секунда в секунду не совпадают. А у меня совпали. Тютелька в тютельку!

- Да, интересно. Только не мне. А ты играйся, если хочешь. Но лучше тебе про свой телефон забыть. Не мелочись. Скорее всего, он пришел в негодность. А твой номерок уже в другом корпусе обитает, хорошо если не в милицейском. Впрочем, я шучу. Но не забывай: если любишь шутить, то подшутить могут и над тобой.

* * *

- Ой, Ленка! Кажется, есть контакт. Возможно, даже телефон вернут.

- И что тебе сказали?
- Пока немного. Только один раз: алло.
- Да, не густо. Нашел чему радоваться! Я тебе этих алло отвалю хоть тысячу. Не понимаю, отчего ты так рад.

- Не-ет... Оказывается, алло бывают разные. Такого я еще не слышал. Это нечто божественное.

- Че? Ты все-таки принял! Или надышался растворителя.

- Я трезв как никогда. И это действительно было не какое-то пропитое и прокуренное "че", а чистейшее и нежнейшее "алло".

- Как у дикторов со слащавым голосом?
- Не совсем. Совсем не так! Я даже описать не могу.

- Отлично. Дай телефончик. Теперь я позвоню. Уж я-то сумею описать. А ты иди-иди. Неприлично подслушивать чужой разговор, даже если он состоит из одного слова.

* * *

- Ну, ягодка, как твои впечатления от беседы?
- Отличные! Я получила полное моральное удовлетворение.

- Я же говорил! Как опишешь мое загадочное алло?
- Никак. Я его не слышала.
- Тебе не ответили?
- Да. Не успели. Просто я выговорилась раньше и положила трубку.

- И что же ты сказала?
- Ничего особенного. Просто отматерила твое алло по полной программе и потребовала немедленно вернуть чужую собственность.

- Тьфу! Я думал, что ты мне поможешь, наведешь мосты...

- Чтобы ты шашни с каким-то алло заводил? Кончай эту игру. Иначе добром дело не кончится.

- Я всего-то хочу получить свой телефон или хотя бы небольшую сумму взамен. А ты мне все испортила. Плакали мои денежки!

- Ладно, бери мой телефон. Разбирайся как знаешь.
- Не волнуйся, я весь твой. Буду держать в курсе, если захочешь, конечно.

* * *

- Ленка! Живо мое алло. И есть надежда его найти. Вместе с телефоном. Раз есть голос, есть и человек. Причем совсем рядом. Надо его вычислить и прижать. Немного, чуть-чуть. Неужели так трудно опознать человека по голосу, особенно по такому нестандартному!

- Надо написать список подозреваемых и потом из него вычеркивать. По-моему, именно так рекомендуется делать.

- Да. Я так и поступил. Только ни одного подозреваемого, то есть, подозреваемой, не нашлось. У нас в классе точно нет никого с таким голосом. У нас голоса все прокуренные. Только у Маши относительно интеллигентный голос. Но это точно не она. Я в разных ситуациях ее слышал, и ничего похожего. Придется перебирать классов десять, ведь мы даже не знаем, сколько ей лет. Я, понятно, всех девчонок не знаю. А ты многих могла видеть и слышать, например, в туалете. Так что без твоей помощи мне никак не обойтись.

- А учителей ты не подозреваешь?
- Подозревать, конечно, можно и техничку, и пожарника. Но я абсолютно уверен, что ни у кого из учителей нет такого голоса. Иначе он сразу бросился бы в глаза. Или в уши.

- Да. Голоса у них, как бы это сказать, командирские, что ли... Уже не совсем человеческие...

- Верно. Они хоть и не обматерят как ты, но любой разговор начнут с нравоучений, что не намного лучше. Это у них профессиональное, а может быть, даже с рождения. А главное, не станут учителя с нами по телефону играться. Некогда им. У них семьи, дети, работа, сады, машины. То есть, совсем другие игрушки. Так что учителей можно смело исключить.

- Хорошо, учителей пока исключаем. Остаются школьницы. А может быть, и школьники?

- Давай пока не будем перегибать.
- А что? Есть артисты, которые классно артисток изображают. Даже поют за них, так что оригиналы, то есть, оригиналки, сами отличить не могут.

- Вот именно: артисты, знаменитые люди. Если бы у нас в школе завелся такой талант, то был бы у всех на виду и на слуху.

- Ладно, мужской пол тоже пока исключим.
- Постарайся припомнить, не встречала ли ты кого-нибудь с нежнейшим певучим голосом.

- Певучие голоса надо в консерватории искать, а не в наших продымленных туалетах.

- Хотя бы, в музыкальную школу кто ходит...
- Нет у меня таких подружек, у нас другие интересы. Музыку мы, конечно, любим, но наша музыка в консерваториях не котируется.

- М-да. Глухо.
- Вот что, постарайся выведать, как ее зовут. Хотя бы возраст. Да любую информацию! Где бывает, чем увлекается, как одевается. Тогда быстро найдем. А так зацепиться даже не за что.

* * *

- Ну, как твое инкогнито? Что такой задумчивый?
- Она сказала, что знает меня с первого класса...
- С ее первого или твоего первого?
- Это она не уточнила. Я уж по-всякому вопросы задавал вокруг возраста. Не отвечает! Запросто раскусывает все мои уловки. Еще она знает моих родителей, их имена и отчества, даже возраст.

- Прекрасно! Переберем твоих соседей.
- Описала, как я обычно одет. Говорит, что видит меня каждый день.

- Отлично! Круг быстро сужается.
- Еще не все! Она говорит, что и я вижу ее каждый день!

- Что? Кого же ты видишь?
- В том-то и дело, что я в полной растерянности.
- Балда! По этим признакам любой детектив заключил бы, что речь идет о твоей матери или, как минимум, о родной сестре!

- Нет у меня сестры.
- Лучше бы была. А то какая-то мистика получается. Или полтергейст. Или даже с того света.

- Мы никого не убивали. И Маша здорова. Говорят, ее видели в другой школе. Так что незачем нас беспокоить с того света.

- Да я пошутила. Найдем мы твое алло, если, конечно, оно тебе лапши не навешало. Ты пораспрашивай ее про то, про се. Не может быть, чтобы человек ни разу не проговорился и не сморозил какую-нибудь глупость. Пораскинь немного мозгами, если они у тебя еще не совсем заплесневели. Вытащи свои познания, если есть что вытаскивать. Надо такое спросить, чтобы она ничего не заподозрила, но с головой выдала свою сущность.

- Хорошо, попробую еще. Но я же говорю, не больно-то она отвечает. Я специально для нее шикарный вопрос придумал. Между прочим, по классической музыке!

- Как это тебя угораздило! И какой?
- Про оркестр одного профессора, Поля Мориарти!
- И что она?
- Не ответила.
- Значит, сама не знает.

* * *

- Вася, да ты совсем как в воду опущенный. Что выведал-то?

- Она сказала, что я могу забрать телефон.
- Вот и прекрасно. Когда, где и почем? Зачем грустишь-то?

- Даже боюсь сказать где...
- Что, в милиции? Или ночью на кладбище?
- Хуже.
- Ну, Вась, ты меня заинтриговал! Не тяни!
- Я скажу. Только сначала как там у тебя, нет ли каких гипотез?

- Откуда? Ты же такое наплел, что Шерлок Холмс в нокауте. Если скажешь что путное, тогда помогу. Ну, о чем с ней болтал?

- О многом. Пытался. О литературе, о музыке. Не говорит! Я чувствую, что очень грамотная. Но не хочет показывать свою грамотность.

- С чего ты решил? Отмалчиваться все умеют грамотно.

- Лопочет она ну очень уж складно. Как по писаному. Если бы мужик, то подлинный Левитан.

- Это что, тоже классный юморист?
- Темнота! Это же народный писатель России. Или художник.

- Если так, то непременно из учителей.
- Да в том-то и дело, что никто из учителей так складно не сочиняет. У нас же обычно как? Все окриками, если не пинками. А тут голос... просто божественный.

- Да ты влюбился, дурень! В голос! Я же вижу. Говорят, такое бывает. Бывает, конечно, и хуже. Но и это хреново!

- Не-а, я твой...
- Наполовину, судя по радости в твоем признании. Ладно, к делу! Неужели ты так ничего и не выведал? Как ты вообще к ней обращаешься?

- Она разрешила называть себя ангелом-хранителем.
- Ах, разрешила?! Как мило, однако! Прямо-таки телячьи нежности. Уже почти по-домашнему.

- Да. Моим ангелом-хранителем.
- Час от часу не легче! Все! Надо завязывать. Забери телефон и кончай эту семейную идиллию. Не нравится мне все это. Где она предлагает встретиться?

- Ночью, во дворе школы.
- И всего-то? Хорошо еще, что не на кладбище. Возьмешь пару приятелей покрепче. На всякий случай. Отберешь телефон и культурно попросишь, чтобы больше голову не морочила. Хотя нет! Не годится. Вдруг она с нарядом милиции окажется? Только приятелей попусту подставишь. Я с тобой пойду.

- Шутишь?
- Ни капельки! Я твой ангел-хранитель. И не позволю больше никому прикидываться! Выведу самозванок на чистую воду. И там же утоплю...

- Не знаю, будет ли это уместно...
- Ах, уже не уместно? Свиданку себе устроил? Я уже лишняя? Я тебе покажу! Могу вообще одна пойти. Я ей объясню, кто она такая. Доходчиво!

- Видишь ли, я еще не сказал самого главного.
- Тьфу! Я тебе сейчас врежу!
- За что?
- За все! Потом разберешься за что. Говори, мучитель!

- Она сказала, что я могу забрать телефон в том же самом месте...

- Каком том?
- В том же месте, куда положил...
- Что?! Как это понимать?
- Сам не врубаюсь! Думал, ты поможешь.
- Все ясно! Это Маша. Голос изменила. Телефон тряпочкой обернула или жвачку прилепила. Или наняла кого-то. Больше некому.

- Тогда скажи, зачем ей это представление? Она меня видеть и слышать не хочет. Не в ее духе выпендриваться. И сыта она представлениями по горло. Что она может получить с этой встречи. Поправить свою репутацию?

- Она просто хочет отомстить!
- Но как? Что она может мне сделать? Не зарезать же меня в темноте!

- М-да. Не нравится мне это.
- Нет. Это не Маша.
- А кто тогда? Подруг или родственниц у нее нет?
- Я не знаю. Не так уж долго мы были вместе, чтобы со всеми родственницами перезнакомиться. Вообще, я предпочитал с ней наедине, без свидетелей... Подруги при этом совершенно не нужны.

- Ничего, на месте разберемся. Раз сама заявится, то все увидим. И нечего гадать. Я уж, так и быть, схожу с тобой. Из спортивного интереса. И для страховки. Заберешь телефон, и сразу вычеркнем из памяти весь этот бред. Увидим - и забудем.

- Видишь ли, она сказала, что встреча должна пройти в полной темноте.

- Мало ли что она сказала! А мы возьмем фонарь. Или прожектор. И высветим ее во всей красе раньше, чем она успеет раскрыть рот.

- Смелая ты девка, Ленка! Только она и это предусмотрела. Если будет свет, то не будет телефона.

- Да плевать мне на твой телефон! Главное, эту стерву раскусить! А телефон она отдаст как миленькая. Можно и по-другому: сначала берем телефон, потом включаем свет. Может, она и не дура, но позиция ее явно проигрышная, совершенно безнадежная. В таких позициях сдавался даже Капабланка.

- Кто-кто?
- Да был такой футболист. Из Бразилии, кажется... Или из Марокко.

* * *

- Да ты никак весь дрожишь!
- Это от нервов.
- Принял что ли, для храбрости?
- Ни-ни! Сейчас это пройдет. Да ты не спеши. Прислушаться надо. Вдруг она тоже не одна придет? И вообще, говори шепотом.

- Где вы с ней договаривались встретиться?
- Во дворе.
- Двор большой. Хреново ты подготовился.
- Наверное, она сама хотела подойти. А теперь поняла, что я не один, и не подойдет.

- Да она вообще не собиралась никуда идти и третий сон видит. А мы, дураки, проторчим тут до утра.

- Ладно, подождем немного и уйдем. Прислушаться надо. Ничего не слышишь?

- Не слышу. Но, кажется, чую. Запах. Духов. Дорогих. Очень дорогих. Оттуда, кажется, тянет.

- Точно. Какой божественный запах.
- Не божественный, а французский. Я бы тоже могла так пахнуть, если бы деньги были или подарил кто. От тебя же не дождешься.

- Тише. Пойдем на запах.
- Как тебя повело! Возьми себя в руки. Вдруг там милиция поджидает.

- Нет. Милиция так пахнуть не может. Я, кажется, вижу силуэт.

- Один?
- Да.
- Тем лучше. Сейчас мы разберемся с этим силуэтом. Эй, ты, силуэт!.. Тьфу! Зачем ты мне рот зажимаешь, балда!

- Тише. Я сам представлюсь. Это я! Вася! А это ты, мой ангел?

- Ах, она твой ангел? Я тебе сейчас покажу, паршивец.

- Тише ты! А как к ней обращаться? Она другого имени не назвала.

- Я бы тебе сказала, как обращаться... Ладно, обращайся как знаешь. А лучше помолчи пока. Подойдем поближе. Что видишь?

- Стоит как вкопанная. Почему она не отвечает?
- Тебе лучше знать. Ты с ней лясы точил.
- Странно.
- Может, это манекен? Вот кто-то посмеется над нами!

- Надо бы потрогать...
- А вдруг там бомба? Потрогаешь, и пиши письма...
- Ты что, струхнула?
- Я?! Это ты струхнул. Не того полета мы пакостники, чтобы на нас бомбы тратить. Про бомбу я чисто теоретически. Ну смелее! Потрогай ее.

- Почему я?
- Мне что ли ее щупать? Это уже извращение.
- Не собираюсь я никого щупать. Давай еще прислушаемся. Слышишь? Дышит! Это она дышит. Она!

- Все, Вась, пошли отсюда! Мне это не нравится.
- Значит, все-таки струхнула?
- Да-да! Струхнула. С меня хватит!
- Погоди. Она тебя не съест. Даже не ругается.
- Лучше бы она меня выматерила. Тогда я сразу почувствовала бы себя человеком. Пошли!

- Не дергай меня! Иди. А я задержусь на минутку.
- Нет. Вместе пришли, вместе и уйдем. Чего она молчит, стерва?

- А вдруг это призрак?
- Призраки не дышат. Хотя черт их знает... Может, это дьявол?

- Не может быть у дьявола такой божественный запах. Я все-таки потрогаю. Ой! Это человек. Это она. Мой ангел! Это ты?

- Балда, ты совсем рехнулся, пошли скорее отсюда.
- А как же телефон?
- Какой телефон?
- Мой!
- Я уже и забыла.
- Забрать бы не мешало.
- Так забирай.
- Легко сказать.
- Надеюсь, ты не станешь ее обыскивать?
- Зачем обыскивать? Место указано почти точно.
- Ты явно не в себе. Пошли скорее!
- Погоди. Вряд ли такое еще раз в жизни случится. Я только потрогаю. Прическу.

- Нечего чужое трогать!
- Ух ты, какая копна!
- У медведя тоже копна. Ты что, уже потрогал, балда?

- Ага!
- И тебе не врезали по физиономии?
- Нет. А волосы как шелк. Это божественно.
- Тоже мне заладил: божественно. Если бы я дорогими шампунями пользовалась, то у меня было бы ничуть не хуже.

- А плечи, руки, мускулы...
- Ты что, уже до плеч дошел? Постой! Какие к черту мускулы у женщины! Да это мужик переодетый! А может, и не переодетый...

- Нет. Руки тонкие. У спортсменок такое бывает.
- Точно мужик. Груди у него нет. Или фальшивая. Кто-то здорово над нами посмеется!

- А я сейчас проверю.
- Я тебе проверю!
- Но если мужик, с чего тебе ревновать?
- Ладно, проверяй. Хуже уже не будет.
- Есть грудь. Даже две. Круглые. Упругие. Очень упругие.

- Значит, фальшивые. Сейчас ни у кого приличных грудей не бывает.

- И какие большие!
- У меня тоже не маленькие.
- Извини, Ленка. Но в сравнении с этими я бы сказал, что доска - это твоя ближайшая родственница.

- Что?! Дай, я сама проверю! Ты ничего не понимаешь. Тебя вокруг пальца обвести - раз плюнуть. Меня не обманешь! Ой! Вася! Пошли отсюда. Немедленно! Мне уже не по себе...

- Да не дергай меня так! Что, убедилась?

- Да-да! Доска - моя родственница. И сама я доска. Пошли, а то я тоже рехнусь. Или в обморок упаду. Это же просто сон какой-то. Ущипни меня! Ай! Зачем так услужливо?

- Да я сам как во сне.
- Это от духов! Тебя одурманили. И меня тоже.
- Возможно. Тогда это очень приятный дурман. За деньги такого не купишь.

- Еще неизвестно, чем расплачиваться придется. Про бесплатный сыр знаешь? Тогда сваливаем.

- С меня много не возьмешь. А то, что сейчас упустишь, больше не повторится. Я только талию еще проверю и пойдем. Кажется, есть талия.

- Что значит кажется? Если только кажется, то ее точно нет. Вот у меня талия есть! Дай, я проверю! Отойди, болван. Да, есть немного. Но на ангельскую никак не тянет. У меня тоньше! Что? Съел? Вот так-то! Тут никакие шампуни и духи не помогут. Жрать надо поменьше! Или быть помоложе...

- Ну если не ангел, то даже лучше. Хватит этой мистики. Мне тоже надоело. Заберем телефон и пойдем.

- Ты что, в трусы к ней хочешь залезть?
- А почему бы и нет?
- Я все жду, когда отовсюду ударят прожекторы и разразится гоготом толпа зрителей.

- Брось, никого здесь нет. А если есть, то поздно соблюдать этикет и изображать невинность. Пора идти напролом. Так, аккуратненько, очень аккуратненько... И-и... И ничего там нет.

- Совсем ничего?
- Как тебе сказать... Растительность есть. Буйная. У тебя такой нет.

- А тебе надо? Может, еще вырастет...
- Я просто констатирую. Во всяком случае, раньше было не надо. Наверное, неудобно в употреблении. По-моему, практичнее под Котовского.

- Какого Котовского?
- Ну того самого! Знаменитого парикмахера.
- А-а...
- Никогда бы не подумал, что при такой буйности может быть такая нежность. Не припомню, чтобы для этого места шампуни рекламировали. Явное упущение в торговле. Или в рекламе.

- Еще не заблудился?
- Где?
- В растительности.
- Нет. Но телефона в ней нет. А жаль! Тут вполне можно было спрятать даже два. Не произвести ли мне контрольное прочесывание местности?

- Достаточно! Лучше чеши с этой местности, пока не получил контрольный выстрел в голову.

- Неразумно оставлять местность, благоприятную для дальнейшей экспансии.

- Сворачивай свою экспансию! Еще не забыл зачем пришел?

- Не забыл. Но эта местность бедна средствами связи.

- Значит, он дальше.
- Где?
- Ну куда я тебе советовала пристроить.
- Мне что же, начинать освоение недр?
- Я уже ничего не знаю. В голове сплошной туман.
- Ладно, попробую. Не исключено, что в этой местности есть... полезные ископаемые.

- Ты проверь, нет ли снаружи признаков... полезных ископаемых.

- Каких это?
- Ну не торчит ли где край кулечка.
- Какого кулечка?
- Какого-какого! Аналогичного. Нельзя же без кулечка.

- А-а! Нет, не торчит. Нигде ничего не торчит. Надеюсь, ты больше не подозреваешь, что это мужик.

- Ладно, давай короче! Не растягивай удовольствие.
- Я еще не нашел эпицентра. Не с руки мне. И одежда мешает, не моя... Сейчас я на коленки встану, тогда сподручнее будет.

- Тебя поддержать?
- Не надо. Я уже ухватился за чью-то ногу.
- Это не моя.
- Я догадался. Надо же, какая стройная!
- У меня тоже стройные ноги, но ты ни разу не удосужился похвалить.

- Отстань, не до тебя сейчас. Потом похвалю. Видишь, я занят!

- Ладно, я еще рассчитаюсь за твою занятость. Закругляйся!

- Ой! Мама моя! Она трусы приспустила. Я сейчас лягу! Какая предупредительность! Какая готовность пойти навстречу пожеланиям трудящихся, то есть, учащихся! Это уже сверх программы. В тот раз приходилось каждый сантиметр брать с боем. Теперь я быстро разберусь.

- Что-то долго у тебя получается. Нашел что-нибудь?

- Ну нет центрального входа, нет! Сейчас я вторую руку повыше... Для ориентировки. Исключительно для ориентировки.

- По влажности ориентируйся.
- Тут все немного влажное. Даже не знаю, где больше.

- Кончай это безобразие! Или ты хочешь, чтобы я тебе помогла?

- В четыре руки? Нет уж, спасибо. Ты все некультурно делаешь. Ой! Кажется, она ноги расставила. Значит, не возражает. Я сейчас помру!

- Не надо. А то некролог будет слишком потешным.
- Не волнуйся. Я никогда себе не прощу, если помру в такой ответственный момент. Кажется, нашел просеку в растительности. Здесь точно есть сырость. И жаром пахнуло. Аж, голова закружилась.

- У тебя больше ничего не закружилось?
- Неважно. Я уже у главного подъезда.
- Будешь въезжать или ждать, пока кто-нибудь выедет?

- Ой! Не знаю...
- Нечего торчать у подъездов! Давай туда или сюда! Мне это надоело. Со мной так раз и все, даже понять ничего не успеваю, а тут рассусолился! Пошли!

- Не дергай меня, а то я потеряю цель, потом снова искать придется.

- Больше искать не придется! Если тебе еще не врезали по морде, то я сейчас врежу. Где твоя морда? Не туда ли ты ее засунул? Тогда под зад напинаю. Так! Вот так!

- Не пинайся. А то я головой прямо ей в живот... Ну вот, из-за тебя волосы в рот попали... Кхе-кхе...

- Я тебя сейчас до смерти запинаю!
- Умоляю! Полминуты. И можешь убивать. Сам себя порешу! Только остановись на полминуты.

- Ну!
- Есть контакт!
- Проверь одним пальцем.

- Не учи ученого. Могу и двумя, чтобы сразу прихватить... Размер, кажется, позволяет...

- Ну!
- Пока ничего не обнаружил. Слишком глубоко. Не знаю, можно ли ладонь засунуть...

- Ты ее спрашивай, а не меня. Вот когда ко мне полезешь, тогда я тебе красочно объясню.

- Так, она молчит. Значит, не возражает. И размер, кажется, позволяет. Очень даже просторно. Но пусто.

- Не увлекайся, развратник...
- А что будет?
- Ничего хорошего.
- Ты мне толком скажи: имеет смысл глубже искать или нет?

- Я тебе не гинеколог.
- Все же тебе лучше знать, чем мне. А у меня тут полный пробел в знаниях.

- Не в знаниях, а в голове у нас с тобой сплошной пробел! Нас ловко надули. Ясно, что ничего там нет. Не мог твой ангел знать, куда прятать, точнее, о твоей роли в этом процессе. Кончай поиски! Ну, что ты мешкаешь? Еще не натешился? Теперь буду пинать до потери пульса.

- Погоди. Она мне пальцы защемила! Ой, как больно! Но приятно... И под нос что-то тычет. Кажется, это телефон. Возьми у нее, а то у меняруки заняты. Взяла?

- Да. Это он. Без кулька почему-то. А ну отпусти его, стерва! Сейчас я ей фонарем в харю присвечу!

- Стой! Не надо. Я уже выскользнул. Отдай фонарь!
- Черт! Уронила из-за тебя.
- Телефон?
- Нет, фонарь.
- Тогда брось его, пошли скорее! Я тебе новый куплю.

- От тебя дождешься! Пошарь там. Кажется, ей под ноги закатился.

- Ладно, пошарю. Ух ты, какие высоченные каблуки! Наверное, дорогие туфли. То-то я гляжу, она чуть ли не выше меня ростом.

- Тебя просили искать фонарь, а не туфли.
- Что было, то и нашел. А фонаря нет.
- Надо же! Как сквозь землю провалился. Ладно, бежим!

- Куда ты так припустила! Никто ведь не гонится.
- На всякий случай. Бежим на шоссе!
- Зачем?
- Там светлее.
- Темноты испугалась? Поздновато спохватилась. Можно сказать, как до жирафа...

- Сам ты жираф! Посмотри, нет ли на мне пятен. На тебе вроде нет. Руки покажи! Фу-у! Но сойдет за третий сорт.

- Что с тобой?
- К счастью, ничего. А то оказался бы весь в несмываемой краске, завтра стал бы очень заметной фигурой. Так что пронесло, пока. И не забудь вымыться! А то от тебя духами разит, аж с ног валит.

* * *

- Ленка! Мы вчера с тобой нигде не шатались? Или я все еще в отключке? Понимаешь, утром проснулся, а телефончик-то рядом...

- А я вообще не заснула.
- Значит, это был не сон?
- Не знаю, что у тебя в голове. Ты давно путаешь бред с реальностью. Все-таки воняет, воняет от тебя духами!

- Это от тебя воняет.
- Вспоминаешь, откуда духи-то?
- Вспоминаю...
- Я как в школу вошла, сразу этот запах учуяла. Слабый, конечно. Но раньше его не было. Это точно. Я специально прошлась по всем этажам. И знаешь, где он сильнее всего?

- Где?
- Возле директорского кабинета!
- Ну и что? Уж не хочешь ли ты сказать, что я ночью лапал нашу директрису? Что за бред!

- А почему бы и нет?
- Если это так, то я немедленно пойду и сигану со школьной крыши. Если, конечно, там опять не заколотили выход на чердак. Впрочем, у тебя нет доказательств. И быть не может. Даже если директриса сама мне сейчас признается, все равно не поверю! Мало ли кто кому наболтал или даже передал подробности! Может, у меня и есть проблемы с головой, но не такие, чтобы сразу отказали глаза, уши и все прочее. Никогда не поверю, что это она!

- А кто тогда? Сам же не дал мне фонарем присветить. Еще и потеряла его. Я с утра весь двор обшарила и ничего не нашла.

- Невелика потеря.
- Возможно. Но на нем нацарапана моя фамилия.
- И всего-то?
- Нет. Еще инициалы.
- Ничего, скажешь, что это не твоя фамилия. И инициалы тоже. То есть, похоже, но от совсем другого человека, совершенно тебе незнакомого, даже не родственника, которого ты и в глаза никогда не видела.

- Нас пока ни о чем не спрашивают. Так что не спеши с оправданиями, особенно с такими идиотскими.

- Ты думаешь, будут спрашивать?
- Чего еще у тебя спрашивать, балбес! Ты сам ночью выложил все наши секреты. Ты не только во всем признался, но еще продемонстрировал на натуре. Хорошо, если все это еще не записано на пленку.

- А может?
- Запросто! Еще меня по имени назвал. Я тоже была неосторожна. Правда, ничего противозаконного мы не совершили. Формально наказывать нас не за что. Вопросы интимные. Широкой огласке не подлежат.

- Верно. Я никого не совращал, особенно малолетних. Скорее, это меня совращали, малолетнего...

- Бедный мальчик! Пострадал... Тебя пожалеть?
- А что? Мы тоже можем накапать...
- На кого? Расхрабрился уже. Пока надо сидеть в обороне.

- Да что нам вообще могут сделать?
- Публично ничего. Нас не будут стыдить и не выгонят из школы. Нам... отомстят! Аккуратно, тихо, но очень больно. Я это нутром чую. Вся игра еще впереди! И врага надо распознать как можно скорее.

- Конечно, сама горазда на пакости и других подозреваешь.

- Эх ты! Тебе сказали ласковое слово, и ты уже потерял всякую бдительность. Теперь тебя голыми руками можно брать...

- Не только слово...
- Ага! Еще дали полизать запретный плод, и ты вообще в отпаде. Совсем разум потерял. Влюбился! Ей-богу, влюбился. Только в кого? В ту,с которой болтал, или в ту, которую щупал?

- Разве это не одно и тоже?
- Во всяком случае, не очевидно, что одно. Почему она всю ночь молчала? Слова не выдавила! А я скажу почему. Она не хотела выдатьсвой голос!

- А-а-а!.. Тогда я вообще ничего не понимаю! Давай вечером встретимся, а то я совершенно не врубаюсь.

* * *

- Что, Вася, очухался? Как телефончик? Работает?
- Молчит. Даже боюсь к нему прикасаться.
- Не бойся. Не станет она тебе названивать.
- А почему бы и нет?
- Размечтался! Все! Вопрос исчерпан. Упорхнул твой ангел навсегда. Испарился без следа и остатка. Нет его. И не было... А если вдруг позвонит, то разговаривать будешь только через мой труп! Понял? Я этот телефон просто разломаю и растопчу. Нет! Ты сам лично при мне разломаешь! Понял?!

- Понял...
- Ладно, успокоились... А я времени зря не теряла. Собрала кое-какие сведения. Слухи, конечно. Но я не милиция. Чем богаты, тем и рады. Так вот! Наша директриса - бывшая спортсменка. Это и без слухов видно. Но главное, она играла в самодеятельности.

- Сейчас все играют. Мы в компании, знаешь, как дурачимся!

- Дурачиться все могут, но голосом владеть там не научат. А если ко всякому делу с душой подходить, то можно и в самодеятельности многого поднабраться.

- Что еще узнала?
- Еще она была замужем. По некоторым источникам дважды. Но это, наверное, приврали. Живет одна. Правда, по другим источникам с двумя любовниками. Или с тремя. Но это тоже, скорее всего, брехня.

- Еще какая-нибудь небрехня есть?
- Ты, наверное, хочешь, чтобы я привела ее вместе с чистосердечным признанием. Хотя и это вряд ли тебя убедит. Я, между прочим, весь день пыталась ее отловить. Чтобы понюхать.А она против обыкновения безвылазно торчала в кабинете. Только раз вышла, да я не успела вовремя подскочить. Это о чем-то говорит?

- Да. Говорит. О том, что ты целеустремленная. И о том, что ты лицо заинтересованное. Ты хочешь убедить меня, что наша неизвестная дама - директриса, то есть, объект недоступный и недостойный моих чувств. А это вовсе не директриса. Я тоже могу немало фактов привести. Про голос я уже говорил. Так голос не подделать ни в самодеятельности, ни даже в цирке. Теперь прическа и прочее. У директрисы волосы, конечно, имеются. Но явно не копна. Грудь тоже есть, но, мягко говоря, не впечатляет и в глаза совсем не бросается.

- Разве это факты! На голове сейчас можно соорудить все что угодно, хоть голубятню. А грудь директрисы ты ведь вблизи не разглядывал и, надеюсь, раньше не щупал. В темноте тебе, наоборот, все показалось крупнее. Как вообще в непроглядной тьме ты смог заключить, что у твоего ангела стройные ноги?

- Не знаю. Но я и сейчас в этом абсолютно уверен. До сих пор как наяву ощущаю. Чуть рукой поведу, будто в мозги что-то ударяет. И дыхание перехватывает. И дрожь по всему телу... Может, мне к врачу сходить? Наверное, у меня что-то с легкими. Или с сердцем. Никогда со мной такого не было.

- Точно! Это сердце. Ты смертельно болен, голубчик. Только врача лучше не смешить!

- Тебе и меня не жалко?
- Сейчас я тебя приголублю, мерзавец! Ты напридумывал, нафантазировал! Темнота многие дефекты скрывает, потому и возбуждает, иногда до офонарения. А как включишь свет, то сразу противно становится, прямо до слез, аж наизнанку выворачивает. Тебе дорог твой придуманный образ, твоя красивая сказка. Вот почему ты не дал мне включить фонарь. А мне эта сказка не нравится. Это я должна быть твоей сказкой. На меня любуйся.

- Придется...
- Не делай мне одолжение. О тебе же забочусь.
- А мне это надо? Сдается мне, что я уже получил отменную порцию мести.

- Зато я пока не получила. Только жду. Готовлюсь! Я не удивлюсь, если завтра твой ночной монолог прокрутят по школьному радио.

- Диалог, ты хотела сказать?
- Я там больше молчала или, во всяком случае, пыталась прекратить это безобразие. Зато твои неуемные желания могут статьлегендой. На века!

- Не может быть!
- Хотя наши враги могут поступить умнее... Распространять спектакль на кассетах! За деньги. Вот это будет адекватный ответ! Нам даже жаловаться будет не на кого. И ни копейки не перепадет. Надо было самим записать, тогда перехватили бы хоть часть рынка.

- Кто ж знал, что такое захватывающее представление получится!

- Видать, кто-то знал. Наверное, мы с тобой еще сосунки в этой жизни.

- Значит, мы скоро услышим свое выступление?
- Не обязательно. Если деловые люди, то могут начать торговлю с другого города. Тогда мы либо вообще ничего не узнаем, либо узнаем последними, когда на нас пальцами станут показывать.

- А ты не преувеличиваешь? По-моему, ты тоже нафантазировала.

- Ни капельки! Между прочим, эта гипотеза гораздо лучше объясняет молчание твоего ночного ангела. Железно объясняет. Понятно, что мошеннице ни к чему оставлять следы в виде своего записанного голоса.

- Кажется, раньше ты выдвигала другую версию: что пытаются скрыть участие в игре двух женщин. Или девушек.

- Или: женщины и девушки! Вдруг это чья-то мамаша с дочкой? Дочка чирикала, мамаша позировала, а папаша записывал! Может быть, даже на видео...

- Ты еще про бабушку с дедушкой забыла.

- А что? Нынче бабушки с дедушками очень резвые бывают. Разница в два десятка лет даже на свету не всегда заметна. А в непроглядной тьме, наощупь, да впопыхах легко и на сороковник ошибиться, особенно такому хреновому исследователю как ты.

- Точно! Нафантазировала!
- А что? При желании можно даже в полной темноте шикарный фильм отгрохать. По-моему, сейчас есть средства...

- Крепко тебя растащило! Ты меня совсем запутала. Остановись!.. Остановись на какой-нибудь одной гипотезе.

- А они не отменяют друг друга. Скорее, даже дополняют. Если объясняются все новые детали, значит, я на верном пути!

- Значит, это были две разные женщины?
- А черт их знает! Хуже всего, если это навсегда останется для нас тайной. Я же спать не смогу, пока не разгадаю эту загадку. Уж лучше бы меня прямо сейчас четвертовали.

- А я, кажется, начинаю что-то понимать. Все-таки ты тоже получила свою порцию мести.

- Ты имеешь ввиду свое пренебрежение ко мне? Рыдать не стану!

- Не только. Ты будешь всю жизнь каждую минуту ждать подвоха, а никто не собирается тебя бить или унижать. Ты никому не нужна. Ты сама себя унижаешь, ты сама смертельно больна.

- Спасибо! Утешил, герой. Тогда и я тебе все скажу! Ты тоже будешь всю жизнь страдать и ждать своего ангела. Но не дождешься никогда! Потому что настоящих ангелов не бывает. Ты никогда не увидишь своего ангела. А если увидишь, то это будет уже не ангел, а черт. Все! Звонить тебе больше некуда. Комедия закончена!! И твой ангел не позвонит тебе никогда!!!

В этот момент раздался продолжительный телефонный звонок.

2007г. Н.В.Невесенко
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Интимный номер. Часть 2

Интимный номер. Часть 1

Все совпадения с реальностью случайны. - Значит, расстаемся? Вот так просто? На ходу сообщил мне перед уроками? - А что, надо было сказать на переменке? - Мне кажется, я совсем не...

Части целого

«Стрела» шла ко дну. А с ней ко дну отправлялась по крайней мере половина команды. Капитан, как и следовало, покидал мостик последним. Его, со связанными за спиной руками...

Часто...

Часто отговорой тех,что делают других людей несчастливыми есть то,что они это делают во благо ближнего и только ради его добра. ... Часто желание иметь что-то,чего у нас нет,не...

Часть 1

В один ничем не примечательный весенний день, когда снег еще лежит не только на газонах, но и на тротуарах, а солнце уже припекает, прогоняя с неба остатки зимы, в помпезный, но...

Часть 2

Около семи часов вечера в ресторане N-ской гостиницы раздался телефонный звонок. Василий радостно снял трубку и начал было рассказывать про эксклюзивные блюда от шеф-повара, но...

Часть 3

В психиатрической больнице города N был обычный вечер обычного рабочего дня. Впрочем, вечер был уже довольно поздний и потому пациентам пора было спать. Однако, неугомонная...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты