Интимный номер. Часть 1

Все совпадения с реальностью случайны.

- Значит, расстаемся? Вот так просто? На ходу сообщил мне перед уроками?

- А что, надо было сказать на переменке?
- Мне кажется, я совсем не заслужила такого отношения, особенно после всего того, что у нас было...

- А что ты хотела? Чтобы я пригласил тебя в дорогой ресторан и под звон бокалов известил, что мы не подходим друг другу? Извини, но у меня на это нет средств. И так всем задолжал!

- Раньше ты говорил, что подходили, во всех отношениях...

- Да! Я ошибался. Могу я в конце концов ошибаться? У меня еще нет достаточного жизненного опыта. Как только поднаберусь, так сразу же стану порядочным человеком. А пока извини... Да если бы я в каждом классе женился, то у меня уже был бы целый гарем...

- Это все она, Ленка? Вчера ты возле нее ошивался.
- Ничего я не ошивался. Впрочем, даже лучше, что ты знаешь. Да, я полюбил другую!

- Но она же дура!
- Ну и что, если немного! Если немного, то даже хорошо. А твои нравоучения и планы на будущее просто надоели. У нас теперь не плановое хозяйство. Ситуация изменилась. Гибче надо быть, гибче. В общем, прощай, скоро звонок...

* * *

- Ну что, Вася, порвал со своей бывшей? То-то она кислая весь урок сидела. Так ей и надо. А то раньше светилась вся, аж смотреть противно.

- Да, порвал, кажется. Только боюсь, что она так просто не отстанет.

- Отстанет, не волнуйся. Если, конечно, ты не оставил ее в положении...

- Не-е! Я в этом деле разбираюсь. Так мне кажется.
- А она разбирается?
- Да. Наверное, разбирается, мне кажется.
- Тогда забудь поскорее, у тебя все еще впереди.
- Все равно, жалко ее. Страдать будет.
- А если ты будешь о ней напоминать, то страдать буду я! Понял?

- Понял. Но не могу я так сразу забыть, вычеркнуть из памяти.

- Я думала, ты хорошо умеешь чистить свою память.
- На что ты намекаешь?
- Не волнуйся, болтать не стану. Я твоим приятелям тоже задолжала.

- Никакие они мне не приятели! А тебе вообще лучше от них держаться подальше.

- А! Тебе можно, а девчонкам нельзя?
- Да. У меня сила воли есть. В любой момент отказаться могу! Подумаешь, пару раз попробовал...

- И почему самое приятное всегда вредно или запрещено?

- М-да, вот раньше проще было. С наговорами, с приворотами. Экологически чисто. И почти безвредно, мне кажется.

- Точно! Надо сделать так, чтобы у Маши появилась к тебе антипатия, на уровне этого, как его... рефлекса! Тогда и ей легче станет, и ты ей ничего не должен...

- Как это? Не понял...
- А так! Не влюбишься же ты в нашу директрису, и она в тебя тоже.

- Скажешь еще! В эту уродину? Такое даже ночью в самом ужасном кошмаре не привидится. Если бы я ее коснулся, то сразу бы умер на месте, разрази меня гром!

- Никакая она не уродина, а вполне современная женщина. И совсем не намного тебя старше, а выглядит и того моложе. Просто, когда кричит, она немного звереет.

- Не то слово! Я даже не представляю, что она умеет разговаривать по-человечески.

- Вот-вот! У тебя рефлекс на ее голос и еще оттого, что родителей несколько раз вызывали, а один раз даже милицию, когда ты с друзьями ночью пришел школу поджигать.

- И как мне соорудить этот... рефлекс ?..
- Я, кажется, знаю... Подбегай на следующей переменке...

* * *

- Ну как?
- Есть надежное средство! Как рукой снимет. От всех болезней, особенно душевных.

- Ну! Не томи.
- Только тебе не понравится.
- Ты скажи сначала. Потом я сам решу, понравится или нет.

- И не сможешь ты все провернуть. Тут такт нужен. Можно сказать, даже душевный подход. А ты, извини, конечно, в некотором роде просто бревно...

- Ну знаешь! Да после этого...
- Тише, тише! Я это в смысле прочности, даже надежности, некоторой прямолинейности, а совсем не в смысле умственных способностей.

- Нечего мне напоминать о способностях. И так без конца все напоминают. Ты же знаешь, что раньше я совсем не так плохо учился. У меня временные трудности!

- Вот и прекрасно. Будем считать, что трудности прошли, и ты не станешь задавать глупых вопросов, а проявишь немного инициативы.

- Ну, короче! Где проявлять-то, эту инициативу?
- Вот что, Вася, дай-ка мне твой телефончик...
- Зачем тебе? У тебя же свой. А у меня деньги кончаются, уж никому и не звоню...

- Давай-давай! Я никому с твоего звонить не собираюсь. Подай-ка мне тот мешок, что в углу валяется. Спасибо. Эти грязные края оборвем... Так... Телефончик включаем... И заворачиваем. Смотри, как аккуратно получилось. Это и есть лекарство.

- Хе-хе! И как его принимать? Вовнутрь или наружно?

- Вовнутрь, балда!
- Да ты рехнулась, Ленка!
- Не волнуйся, тебе принимать его не придется. Его примет наша Маша.

- Я-то думал, ты вправду чего придумала. Я, конечно, не согласен с общим мнением, но скажу откровенно, что тебя считают набитой дурой.

- Это Маша так считает?
- И она тоже.
- Что ж, посмотрим, как она запоет! Как все запоют! В общем, если не хочешь стать моим бывшим, то слушай и не перебивай. Сейчас же пойдешь и отдашь телефон Маше. Тогда у нее выработается отрицательный рефлекс сначала на телефон, а потом на тебя самого.

- Не припомню я, чтобы у кого-то вырабатывался отрицательный рефлекс на телефон. Разве что у учителей, когда раздаются веселые трели на уроках.

- Все зависит от того, к какому месту приложить это... лекарство.

- И где же это место?
- Повторяю для тугодумов: вовнутрь.
- Тогда это лекарство для слонов. Только они смогут проглотить...

- Не только. Это смотря каким местом глотать.
- Каким же? Где это место?
- Где-где! Я бы сказала, где! Догадайся в конце концов сам, если у тебя кончились проблемы с умственными способностями.

- Это что, прямо туда... вовнутрь?
- Да! Вовнутрь. Сколько можно повторять!
- Постой, но это место... это же не телефонная будка! Наверное, даже больно будет.

- Тем лучше, если больно. Будет гораздо хуже, если она получит от этого удовольствие. Лекарство должно быть горьким.

- Но мне кажется, что телефон все же несколько великоват для... приема вовнутрь.

- Ерунда! Ты еще не знаешь наших скрытых талантов. К тому же, технический прогресс идет нам навстречу. Вон какой телефончик маленький. А раньше знаешь, какие аппараты были? Даже для слонихи вызвали бы затруднения...

- Ты разве проверяла?
- Что?
- Слониху.
- Брось задавать дурацкие вопросы! Так сделаешь?
- Хм! А как? Это тебе не кнопку на стул подложить. Не станет Маша этого делать. И я как буду выглядеть с таким идиотским предложением? Она, наверное, лучше нас в рефлексах разбирается. Я сам сомневаюсь в пользе от твоего средства. А она и вовсе не поверит. Высмеет и пошлет подальше.

- А ты сделай так, чтобы не послала. И не надо ей про рефлексы, не надо...

- А как тогда?
- Могу кое-что подсказать, но в общем изобретай сам...

* * *

- Зачем ты вытащил меня во двор? Звонок скоро... Еще не все прощальные слова сказал? Или Ленка тебя бросила? Решил поплакаться?

- Не злись. Ведь мы все равно друзья? Верно?
- Ну, не знаю.
- Видишь ли, я в такое дело вляпался. Не могу тебе всего сказать, но задолжал я крепко. И сегодня с меня долги выбивать будут.

- Прямо в школе?
- Да! У нас в школе целая мафия орудует. А кто ее возглавляет, ты даже представить себе не можешь!

- Сходи к директору, в милицию, наконец.
- Ну ты прямо как ребенок. Если их заберут, то и мне достанется. Могу под суд пойти.

- Да что вы натворили-то? Учебники или мел украли?
- В общем, не крали. Почти. Зато торговали. Честно. Почти.

- Чем?
- Тем, из-за чего у нас полшколы наркоманов.
- Полшколы? Если это в самом деле так, то тебе прямая дорога под суд. Или ты хочешь, чтобы я посодействовала твоей торговле?

- Нет. Всего-то надо спрятать на часок одну вещь.
- Даже не думай. Перевалочной базой работать не стану.

- Нет. Ты не то подумала. Спрятать надо телефончик. Последнее, что у меня осталось. Денег-то ни копейки. Я бы и его продал, да подарок это, родительский. Недавно подарили, спрашивать будут, куда девался. И вообще, без телефона я уже не человек. Сделай последнее одолжение, спрячь!

- Что же ты Ленку не попросил?
- Хм. Ее же первую станут обыскивать, если у меня ничего не найдут.

- Как это обыскивать?
- А так! При всем народе обступят в коридоре. Глазом моргнуть не успеешь, как останешься без трусов.

- Ты хочешь сказать, что и меня могут обыскать?
- Я уверен, что до этого не дойдет, если... спрятать надежно.

- Надежно?
- Да. Чтобы руками не дотянуться было. Чужими руками. А своими, конечно, можно.

- Куда же я спрячу, если даже трусы снимают.
- Значит, надо глубже... трусов.
- Что?! Спрячь где-нибудь в шкафу или закопай на грядке.

- Да разве тут можно что-то незаметно сделать. А если и незаметно, то через пять минут какой-нибудь любознательный первоклассник все раскопает. Давай скорее! Вон, кажется, за мной идут. Давай быстренько. Я тебя заслоню спиной. Совсем маленький пакетик. Какой складный кулечек! Бери скорее, пока не поздно. Ну! Я даже отвернусь. Давай скорее, пока никто не видит. Все?

- Все.
- Ну вот. А ты боялась. Тебе не больно?
- Не больно. Можешь топать. Потом заберешь.
- Вот видишь, как все просто на самом деле. Я столько времени тебя уговаривал. А делов-то, можно сказать, никаких. Все шито-крыто. И концы в воду, или куда там еще... Надо же, какие скрытые таланты у женщин есть. Можно сказать, почти не использованные ресурсы.

- Где же твои вышибалы? Что-то я не вижу. Наплел, наверное. Иди уж!

- Все, иду, дорогая, иду. А ты не выронишь его случайно?

- Не выроню.
- А если присядешь?
- Не выроню.
- А если пробежаться придется? На уроке физкультуры.

- Да иди ты, черт. Надеюсь, мне не придется работать ломбардом целую неделю.

- Ну если тебе совсем не больно... Просто интересно, сколько времени можно хранить. Я из чистого любопытства.

- Не волнуйся, никакого труда. Я для тебя всем пожертвовать могла, только ты этого не оценил.

- Вот и прекрасно. Значит, совсем не больно?
- Совсем.
- Хоть что-нибудь ты чувствуешь?
- А что я должна чувствовать?
- Ну все-таки... Значит, совсем ничего?
- Ничего.
- А если потрогать, то тоже не почувствуешь?
- Вась, убери руки-то. Народ кругом.
- Народ тоже целуется и обнимается. Мы им до лампочки. А я только проверить...

- Нечего тут проверять. Вынь руку сейчас же!
- Нет, постой. Что это у тебя в трусах лежит?
- Не твое дело. Что положила, то и лежит.
- А что ты туда положила? По форме очень на телефон смахивает.

- Тебе показалось.
- Не показалось. Ты меня обманула. Как ты могла!
- Это не твой телефон.
- А чей же? Ты еще у кого-то берешь на хранение?
- Нет, это мой.
- Ты же не носишь в школу.
- Да, официально не ношу. Между прочим, запрет никто не отменял.

- Да кто его соблюдает этот запрет! Бороться с техническим прогрессом бесполезно.

- Да, не соблюдают. Но и не лезут на рожон, как некоторые. А я хочу быть на хорошем счету.

- Значит, ты, такая положительная, нахально обманываешь учителей?

- Все так делают. Ничего страшного. Телефон выключен, никому не мешает. А если срочно понадобится, то всегда под рукой.

- Под другим местом, ты хотела сказать.
- Это неважно.
- Значит, все носят в трусах телефоны?
- Не все, но многие.
- Тогда достань свой телефончик. Мне срочно понадобилось позвонить.

- Звони со своего.
- Хм! Свой, ты знаешь где. Если он, конечно, в самом деле там.

- Хватит! Уже звонок был. Теперь придется объяснять, почему опоздали. Я пошла. Не хватай меня руками!

- Нет, постой! Сначала объясни, где мой телефон.
- Где-где! Не там, где ты мечтал. Ты его и нащупал.

- О, небо! Разве есть еще на свете порядочность! Разве можно верить женщинам! Как я обманут!

- Тебе ли говорить о порядочности?
- Может, и не мне. Но ты меня обманула. Ведь верно? Признайся! Обманула?

- Да, да! Обманула.
- Какой вероломный обман! Какая низкая ложь! Какой омерзительный поступок! Даже не знаю, чем ты теперь сможешь искупить свою вину и смыть с себя ничем не смываемое пятно. Может, хотя бы тем, что не станешь возражать по каждому пустяку?

- Да, я поступила нехорошо. А как я могла поступить иначе?

- Сколько же можно твердить! Время идет, почти скачет, а воз, оказывается, и ныне там. А я, балда, удивляюсь, почему у тебя никаких ощущений. Моему знакомому как-то осматривали в больнице одно место, так у него осталась масса впечатлений.

- Каких это?
- Как будто его посадили на кол. Врагу не пожелал бы.

- Это, говорят, на любителя.
- А ты, случайно, не любитель?
- Нет, я случайно не любитель.
- Откуда ты знаешь, что не любитель?
- Знаю и все.
- Как ты можешь знать, если не пробовала. Ведь я тебе нравился.

- Видишь ли, мне больше нравилось "до того как".
- По-моему, ты хорошо балдела и после "до того как".

- Я подыгрывала тебе. Изо всех сил старалась тебя дурака удержать. Да сама в дурах осталась. Теперь ты мне безразличен. Почти. И уж тем более противны твои мужские достоинства.

- Ладно. Я виноват. Даже попрошу у тебя прощения.
- На какой перемене?
- Не на перемене, а может быть, даже в ресторане, когда будут деньги. А сейчас... Неужели ты не можешь выручить меня в трудную минуту?

- Все трудности исходят от тебя самого. Никто тебя не выручит.

- Да, да, я плохой. Неужели ты не можешь сделать для меня такой пустяк?

- Не могу.
- Почему? Что тебе мешает? Что? Скажи, я пойму. Это предрассудки. Глупые предрассудки. Хочешь быть современной, а вся предрассудках, с ног до головы. Ну что конкретно мешает?

- Я не знаю, что мешает.
- Значит, надо хотя бы начать, тогда мы по крайней мере узнаем. Как поймем, что конкретно мешает, так сразу прервем этот процесс. Даю слово.

- Не будем начинать.
- Тьфу! А начать-то что мешает? Если не начать, то ничего и не узнаем. Разве тебе не интересно узнать, что тебе мешает.

- Может, и интересно. Только не в общественном месте.

- Вот и прекрасно. Главное, что тебе интересно. А народу ведь никого. Все на уроке. Главное - это начать. А если дело не заладится, то сразу все забыли. Даю слово. Могу даже помочь.

- Нет уж, спасибо. Как-нибудь сама справлюсь.
- Ну что застыла как скала?
- Отвернись.
- Зачем? Ты ведь не собираешься раздеваться.
- Тогда не смотри мне в глаза, а то я теряюсь.
- Хорошо, я буду смотреть вниз.
- Туда тоже не надо. Мне кажется, что ты видишь насквозь.

- Тьфу! Куда же мне смотреть? Я все-таки интересуюсь, пошел ли процесс.

- Нет, не пошел!
- Ты, конечно, не думай, что я сильно тороплюсь на урок, но пойми, что мне все-таки хотелось бы дождаться хоть какого-то результата до следующей перемены.

- Ничего не получается. По-моему, это удобнее делать в сидячем положении.

- Так садись. В чем проблема?
- Я пойду в туалет и там присяду.
- Э! Нет! Ты меня уже раз обманула, обманешь и во второй. Больше тебе веры нет! Вышла ты из доверия. Садись здесь!

- А вдруг люди?
- И что?
- На знаю что.
- А кто знает? Ладно. Если не можешь присесть, тогда поставь хотя бы ножки пошире. Еще шире! Ну как? Лучше?

- Лучше. Но все равно никуда не годится.
- Да в чем дело? Со мной у тебя не было проблем, мне кажется...

- Не хочу сказать тебе в упрек, но телефончик все же чуть большего размера и явно потверже будет...

- Неужели вообще ничего не получается?
- Не совсем. Краешек я засунула.
- У тебя такой маленький размер?
- Дело, наверное, не в размере. Просто мешок прилип и дальше не двигается.

- Извини, но без мешка негигиенично.
- Дело не в мешке. Без мешка было бы не лучше. Тут бы смазать немного...

- Когда мы раньше с тобой... Тогда как по маслу...
- Тут другое дело.
- Тогда, может, начнем с того дела?
- Прямо на улице? Брось городить ерунду. Раз не получается, кончаем эту порнографию.

- Ладно, кончаем. Еще только чуть-чуть. Ты подвигай телефончик, туда-сюда, вниз-вверх, из стороны в сторону. Ну как?

- А никак. Кончик прилип и все. Извини, но я честно старалась. Все, я вынимаю. Пошли на урок, если он еще не закончился.

- Хрен с тобой, гони телефон!
- Ты уже не боишься мафии?
- Как забоюсь, скажу. Давай короче! Столько времени потерял.

- Подожди, прилипло тут вместе с волосами. Да ты не волнуйся, я потом тебе отдам. Мне не мешает.

- Зато мне мешает без телефона. Что ты мне опять голову морочишь! Ты что, издеваешься? Дай, я проверю. Убери свою ручку-то, не съем, не украду, да и нечего у тебя уже красть.

- Что, убедился? Вынь руку-то. И не выдергивай свое добро как пробку из бутылки, всю растительность обдерешь. И вовнутрь тем более незачем совать. Ничего у тебя не выйдет, раз у меня самой не получилось при всем желании.

- При всем желании, говоришь? Да то ли это было желание? Дай-ка я подвигаю, туда-сюда, вниз-вверх... И вторую руку тебе на грудь...

- Увидят же из окон.
- Ничего особенного, целуемся и все. Эка невидаль. До перемены можешь быть спокойна.

- Спокойна? Куда уж тут с тобой...
- Вот так, постепенно увеличиваем амплитуду колебаний. Кажется, есть сдвиги. Тебе не больно?

- Ну если не так размашисто... Я имела ввиду по груди.

- Хорошо. Тогда грудь пока побережем. Она свое дело, кажется, сделала. Бросим все силы на главное направление. А то одной рукой я плохо там ориентируюсь. Вот так намного удобнее. А тебе?

- Что?
- Как твои впечатления?
- Как тебе сказать... Я еще не поняла.
- Тогда понимай скорее, а то у меня уже обе руки вспотели.

- У меня тоже.
- У тебя-то с чего? Торчишь как пень... Лучше бы у тебя ноги вспотели и то, что между ними. У меня просто течет с рук, никогда так не потел.

- Я тоже.
- Все! Надоело! Ничего не вышло. Никакого от тебя проку. Сейчас следующая перемена будет. Дай платок руки вытереть. Это ж надо так извозюкаться до самых локтей. И запашок однако! Придется под краном отмываться. Гони телефон, теперь он легко выскользнет. Доставай сама. Не охота снова мараться. И кулек сними и выброси, не нужна мне всякая дрянь. Что стоишь как дерево? Мне что ли опять доставать? Ну! Я же говорю, что выскользнет.

- Да. Он уже выскользнул.
- Тогда гони короче. Сколько можно издеваться над человеком!

- Возьми сам.
- Ох, беда с этими женщинами! То лезь, то не лезь... Значит, теперь можно?

- Можно.
- Надо же! Какое милостивое разрешение, какая щедрость! Особенно, когда не надо. Ладно, я не гордый. Можешь не раздвигать свои тряпки. Больше твоя услужливость не нужна. Теперь не заблужусь. Так, все на месте... А где же телефон? Повернись спиной, там проверю, а то спереди не дотянуться. Ах, ты! Спрятала? От меня не спрячешь! А! В кусты выбросила! И когда ты успела? Я ведь и в кустах все обыщу, от меня ничего не спрячешь. Тьфу! Какая-то сволочь тут в кустах нагадила. Нет, даже две сволочи! А может быть, и больше. Дай-ка мне еще раз свой платочек. Надо же, какая вонь! Извини, что я платочек тебе не возвращаю. Он уже отслужил свое. Я подарю тебе новый, как только деньги появятся... Черт побери! Где же телефон? Черта-с-два тебе будет платок, если ты замылила мое коммуникационное средство! Оно подороже любого платка будет. На него сто платков можно купить, если не тысячу... Отвечай, чертовка, куда девала мой телефон?

- Я же сказала, что выскользнул.
- А дальше? Нет же ни в трусах, ни в кустах. И на земле нет. Куда выскользнул?

- Точнее, проскользнул.
- Куда проскользнул? Сразу на базар, что ли? Тогда ты рекордсмен, то есть, рекордсменка...

- Никакой я не рекордсмен, а всего лишь дура, потому что связалась с таким дураком как ты.

- Постой, постой! Неужели он туда проскользнул? Хе-хе...

- Именно туда.
- Не-е! Ты опять меня обманываешь. У меня же ничего не получилось, да и у тебя тоже. А теперь невзначай само проскочило? Ну не верю! Не верю. Признавайся, куда бросила телефон. Я весь двор обыщу, всю школу! Чем докажешь, что не обманываешь?

- Ничего я доказывать не буду. Пойду на уроки. И так за прогул отвечать придется.

- Все равно, я хочу проверить.
- Проверяй.
- А как?
- Раньше надо было думать как. Ты придумал эту глупость, вот и разбирайся.

- Знаешь, мне все это надоело. Я действительно сглупил. Давай все вернем в начальное состояние и разбежимся.

- Возвращай и разбегайся.
- Хорошо, верни мне телефон и я разбегусь.
- Бери.
- Как же я возьму, когда он у тебя?
- Как хочешь, так и бери.
- Что ты опять мне голову морочишь! Ты сначала достань, а потом я возьму.

- Я не могу достать, по крайней мере, сейчас. Это тебе не книжная полка. Раньше надо было думать, как доставать.

- Неужели так трудно?
- А ты засунь себе телефон в задницу и узнаешь. Нашел тут у меня хранилище! Себе бы и засовывал.

- Ладно, пошли потихоньку. Тебе не больно? Как ты себя чувствуешь?

- Как твой дружок, которого на кол посадили!

* * *

- Ну как, Вася, справился?
- Справился. Но не уверен, что справился. Ой, зря мы все это затеяли.

- Как это не уверен? Ты что, просто отдал ей лекарство с инструкцией по применению? Надо было самому проследить.

- Я и проследил. Все, кроме последнего момента.
- Точно, она тебя перехитрила. В лучшем случае, в трусы засунула. Не будет от лекарства никакой пользы!

- Не-а! Не такой уж я дурак. Сразу понял, что она только вид сделала. Или почти сразу... Пришлось проверить и самому поработать. Руками.

- Ну это ты переиграл. Никто не просил тебя действовать силой.

- Да не силой. Просто помочь пришлось. В трудную минуту. По-моему, в какие-то моменты ей даже нравилось...

- Почему же ты, помощничек, не уверен, что справился?

- А черт его знает! Ты так спрашиваешь, как будто я всю жизнь этим занимался. Я тебе не этот... не гинеколог. И отдельного кабинета нам никто не предоставил. Все впопыхах, как обычно. Никто ничего не успел понять. Как обычно.

- Ладно, герой. Без тебя проверим. Главное, что твой номерок у меня записан.

* * *

- Ну что, детки? Про домашнее задание можно даже не спрашивать? Никто, конечно, учебник не открывал?

- Вы как всегда правы, Петр Иваныч!
- Петр Иваныч! Это же закон природы. А против закона не попрешь.

- Нет, детки. Это закон лени и безответственности, а не природы.

- Разве лень не часть природы?
- Вашей природы - точно... Хватит мне зубы заговаривать!

- Петр Иваныч! Петрова хочет показать решение задачи.

- Не надо за нее говорить.
- Да она просто стесняется. Всю ночь решала. Не пропадать же трудам.

- Это правда, Петрова? Не надо так смущаться. Никто тебя не заставляет отвечать. Просто и мне жалко, если останется незамеченным такое эпохальное событие, как самостоятельное решение задачи хотя бы одним учеником вашего класса. Ты только скажи: да или нет?

- Я пыталась решить. Но у меня немного не получилось. Вернее, получилось очень немного. Даже не знаю, достойно ли это внимания...

- Что ж, расскажи хотя бы немного. Если хочешь, конечно. Можешь выйти к доске. Любое рвение достойно внимания. Только беспробудная лень не достойна.

- Хорошо, я попробую...
- Напиши на доске условие задачи.
- Итак, дано... Ой!
- Стоп! Это что за звуки! Кто с телефоном, немедленно за дверь! Ну! Мне что, за уши выводить?

- Петр Иваныч! Это не у нас. А за окном. Или за стенкой. Видите, какой звук глухой. И даже расплывчатый.

- Не морочьте мне голову. Видимо, придется встать и к каждому подойти. Так я и думал! Только я встал, звонок сразу оборвался.

- Это случайность, Петр Иваныч. Чистая случайность. Незачем вам вставать.

- Уф! Уговорили. Продолжай, Петрова.
- Итак, дано... Ой!
- Черт возьми! Если и сейчас никто не выйдет, то придется выйти мне. За директором.

- Нет! Не надо директора! Уже и звонка-то нет... Мы сами найдем шутника. Не волнуйтесь, Петр Иваныч, а то до пенсии не доживете...

- И долго искать будете?
- Минутное дело! Сейчас опрос общественного мнения проведем: кто, где и с кем... и что слышал. Подождете минутку?

- Хорошо, минута дела не решает.
- Сейчас, сейчас! С задних рядов вообще ничего не слышали. Остальные соглашаются, что спереди звякало. С первого ряда. Нет, даже дальше. От вас, Петр Иваныч...

- От меня?
- Вы проверьте под стулом. Наверное, вам кто-то телефон снизу присобачил.

- Знакомые штучки! Вот негодники!
- Это не мы!
- Я разве сказал, что вы? И сразу оправдываться? Тьфу! Так ведь нет ничего под стулом!

- Тогда это полтергейст или звонок с того света!
- На каком предмете вам такую чушь вещают? Я никаких полтергейстов не потерплю. Я ваши штучки все знаю. Уже энциклопедию писать могу. И запомните, что если есть следствие, то всегда есть причина в лице какого-нибудь безобразника. Если рассуждать логически, то эту причину легко найти. Например, с чего вы решили, что телефон прилеплен к стулу, когда стол для этого гораздо более подходящий объект? В нем бумаг полно. Засунули свою игрушку под папки. Оттого и звук глухой. Учишь вас, учишь! Так и не научил мыслить логически. Сейчас я все ящики выну...

- Давайте мы вам поможем.
- Нет уж, благодетели! Знаю я ваши штучки. Вы телефон ловко перепрячете, и можно начинать поиски сначала. Я сам найду! И нечего мои бумаги трогать. Здесь хоть и нет ничего ценного, но все-таки порядок... был. Надо же! Все просыпал. Не поднимайте, а то перепутаете! Я сам потом подниму. Вот последний ящик, и вопрос будет решен. М-да! Кажется, вопрос остался открытым.

- Вот видите! Значит, полтергейст.
- Я вам покажу полтергейст! Я только начал логически мыслить. Это была только легкая разминка. А сейчас я возьмусь по-настоящему! Вот, смотрите! Тряпки-то у доски нет! Все предельно ясно! В эту тряпку завернут телефон, чтобы звук был расплывчатым, и чтобы труднее было найти источник. Так что найдем тряпку - найдем и телефон. А тряпку, конечно, подсунули за доску. Оттого и звук как из бочки. Старый трюк! Могли бы придумать что-то пооригинальнее. Надо всего лишь уметь сопоставлять факты. Это же элементарно. Вы двое, наклоните доску. А! Вот и угольник выпал. Сколько его искал! Что? И там нет? Хорошо прощупали? Точно не приклеено? Тогда этот стенд снимите. И тот тоже. М-да.

- Петр Иваныч! Вы еще в шкафу у вас за спиной не искали.

- Не подсказывайте! Сам знаю. Шкаф я оставил на десерт. Ясно, что шкаф - наиболее перспективный объект. А! Вот и тряпка! Без телефона... Какой осел ее в шкаф засунул! Значит, телефон в другой тряпке. Это же элементарно. Помогайте мне все оттуда вынимать. На стол пока кладите. Да зачем же вы мои бумаги на полу топчете!

- Ничего нет, Петр Иваныч. Может, еще раз перерыть?

- Достаточно! Лучше я в другой раз объясню вам, как надо логически мыслить. И так не урок, а балаган получается. Вы и рады искать! Тоже мне пинкертоны нашлись. И меня в это дело втянули. Надо же, как ловко у вас получилось! Все-таки провели старого дурака... То есть, я хотел сказать: опытного преподавателя. Спокойнее надо быть, не поддаваться на провокации. Может быть, звонков больше не будет, а вы уже содом устроили. Повесьте стенды обратно, а то повернуться негде. Будем надеяться, что шутник сделал должные выводы или удовлетворил свою пакостную натуру. Вот! Берите пример с Петровой! Она не суетится, а спокойно ждет, когда ей наконец дадут слово.

- Может, не надо, Петр Иваныч?
- Надо, надо! Не ломайся хоть ты. Уже сил нет уговаривать. Кроме тебя тут никто слова путного не скажет. Хоть ты меня порадуй.

- Хорошо. Я постараюсь. Итак, дано. Ой!
- Черт побери! Это уже переходит всякие разумные пределы. Видимо, шутник еще не сделал выводов и не удовлетворил, так сказать...

- Это не мы, Петр Иваныч!
- Я не говорю про всех. Достаточно одной паршивой овцы, как говорится. И даю голову на отсечение, что эта овца пасется очень близко, а именно здесь в классе!

- Вам не жалко своей головы, Петр Иваныч?
- Все равно с вами с ума сойдешь. Точно, до пенсии не доживу.

- Петр Иваныч! Надо вокруг вас, у доски и по углам людей расставить. Тогда можно будет локализовать источник. А то возле вас слишком большая зона неохваченной остается.

- Ишь, какие сообразительные! Лучше бы при решении задач напряглись. А то, когда надо, сразу вырубаетесь. Ничем вас не прошибешь. Хватит мне голову морочить! Я знаю, что будет. Вы тут проторчите полурока вокруг меня, развесив уши и изображая радиотелескоп, а звонков не окажется. Зато как только сядете на места, то сразу бряк-бряк.

- Светлая голова у вас, Петр Иваныч! И зачем вы на нас силы и время тратите?

- Сам удивляюсь. В общем так, либо виновник торжества выходит из класса, либо я иду к директору. В такой обстановке бессмысленно вести урок. Считаю до трех! Раз!..

- Петр Иваныч, это у меня телефон.
- У тебя, Петрова?? Поверить не могу. Как ты могла! Нет, я не верю! Не верю! Другого я бы выгнал, не задумываясь...

- Меня еще никто не выгонял...
- Хорошо. Я не выгоню. Твое признание достойно уважения. Просто выключи телефон, и будем считать инцидент исчерпанным.

- Я не могу выключить.
- Как это: не могу? Тогда дай его мне, я как-нибудь справлюсь или отнесу в учительскую.

- Я не могу его вам дать.
- Это еще почему? Где он у тебя? Что-то я не вижу... Значит, ты его на потолке или под полом спрятала? Тогда показывай это место.

- Я не могу показать.
- Извини, но моя снисходительность и терпение имеют предел!

- Петр Иваныч! Давайте ее обыщем.
- Никого обыскивать не будем!
- Да вам не придется ничего делать. Мы по-дружески, по-женски. Мы мигом найдем. Глазом моргнуть не успеете. Можно?

- Стойте! Всем сидеть на месте! Воды! Воды мне скорее принесите!

* * *

- Кошмар! Ленка, какой кошмар! Неужели это ты все натворила?

- А что? Здорово получилось? Надолго всем запомнится. А ты говорил, что я дура. Да ни один умник не провернул бы такой отменный спектакль!

- Кошмар! Ты же чуть-чуть не угробила Петра Иваныча!

- Ерунда! Жив-здоровехонек. Больше шума было. Проглотил свои пилюли и пошел. Говорят, с ним и раньше припадки случались. А тут только покраснел слегка, даже сознание не потерял. И никто его не заставлял волноваться. Нечего было волноваться. Никто у него не убился, не отравился. А то, что работа нервная, так сам такую выбирал. Теперь все работы нервные. За прилавком или в шахте спокойнее? Если кто при деньгах, того пристрелить могут в любую минуту. А тут сиди в теплом месте на твердом жаловании. И ответственности по сути никакой. В конце концов надо понимать шутки. А то развез тут про какую-то логику. Еще голову на отсечение давал. И промахнулся! А я, дура, его перехитрила!

- Но он был прав, когда голову... на отсечение... Ты была той самой овцой.

- Только мы знаем, что прав. А другим он ничего не доказал. И не докажет, если мы не расколемся. Проиграл вчистую! Лапки кверху, и на обе лопатки. Хорошо еще, что копыта не отбросил. Так что имеем полное право на его голову. Сам предложил! Хотя на хрена нам его голова? Более бесполезной вещи трудно придумать. Лучше бы поставил ящик пива или дал денег хоть на пачку сигарет.

- Совсем тебе его не жалко.
- А за что его жалеть? Никчемный человек. Он же работает впустую. Может, это не его вина, но он не дал нам никаких знаний и получает зарплату за откровенный брак.

- Да? Никогда об этом не задумывался. А Машу ты зачем подставила?

- Если кто и подставил, то только ты и она сама. Ты обеспечил техническую подготовку. А я всего-то попросила девок вытащить Машу к доске. Между прочим, никто не заставлял ее признаваться. Сама испортила представление на самом интересном месте. На нее Петр Иваныч никогда бы не подумал. Я бы долго еще водила его за нос.

- Дальше разбор пошел бы с директрисой.
- А что? Я бы и ей показала. Ее явно не хватало на сцене для комплекта. Я бы такой спектакль отгрохала! Куда там Шекспиру!

- Да ты просто садист.
- Молчи уж! Мне до твоих художеств далеко.
- Да, но я никогда не планировал их заранее.
- Напрасно. Далеко пошел бы.
- Куда? Прямо в тюрьму?
- Это зависит от тебя. Самые крупные мошенники обычно чисты перед законом как младенцы.

- Значит, ты чиста в этой истории?
- Как стеклышко! Ты же сам просил рефлекс организовать. По-моему, все прошло экологически чисто, как заказывал. Можешь радоваться, теперь Маша тебя возненавидит. Она не сомневается, что это ты брякал во время урока. Телефон тоже твой, если его достанут... Лучше бы поблагодарил меня за труды и за оперативное выполнение заказа.

- Ну ты и фрукт!
- Предпочитаю, чтобы меня называли ягодкой.
- Слушай, ягодка, а кто в туалете написал номер моего телефона и подписал аршинными буквами: ИНТИМНЫЙ НОМЕР ?

- Не знаю. Я по мужским туалетам не слоняюсь.
- Может, и в женских так же написано?
- Не знаю. Я не читаю на стенах туалетов. Но если тебе очень интересно, то зайди и почитай.

- Какой ужас! Ей теперь наверняка звонят разные балбесы. А потом мне будут звонить.

- Вполне возможно. Маша теперь знаменита. За ней весь день ватага ходила. А два бугая, давясь от хохота, подошли и спросили у нее, как пройти к ближайшему телефону.

- Какой ужас! Это ты рассказала, где находится мой телефон!

- В этом не было никакой надобности. Народ у нас грамотный, все с полуслова понимает. А если кто сразу не понял, то им объяснили те, кто понял.

- Это ты все организовала!
- Может, я и собиралась. Но говорю же тебе, мое дальнейшее участие оказалось совершенно излишним. Некоторые слухи просто созданы для того, чтобы распространяться молниеносно, независимо от того, что есть на самом деле. Скорее всего, телефона давно нет в том месте, куда ты его пристроил, но это уже не имеет никакого значения.

- А где тогда мой телефон? Для меня он имеет значение. Хотя бы материальное.

- Спросишь завтра у своей бывшей, если она, конечно, в школу придет.

- А что, может не прийти?
- Ей теперь с такой репутацией лучше вообще из дома не выходить.

- Ну ты и фрукт! То есть, ягода.
- На себя посмотри. Ты внес решающий вклад. Так сказать, засеял поле.

- Но я же не знал, что так все обернется.
- А вот и обернулось. Я думала, что ты более догадливый. А ты, видать, совсем не разбираешься в... лекарствах. Как говорится, посеешь ветер - пожнешь бурю.

- Значит, и обо мне мерзкие слухи пошли.
- Не-а! Пока, во всяком случае. О твоей неблаговидной роли знают, скорее всего, только двое, не считая тебя самого. Нет смысла об этом распространяться. Да и не того пошиба новость. Раскрыть секрет - это уже из учительского репертуара. В новости важен элемент неожиданности, даже загадочности. Как в фокусе, когда кажется что прикоснулся к высшим силам. А объяснил технологию - и тоска берет, пропала загадочность, одно разочарование осталось. Если бы ты директрису изнасиловал, или она тебя, - это еще куда ни шло, и то не слишком оригинально. Вот если бы ты изнасиловал кактус, в это гораздо охотнее поверили бы. Именно потому, что не сразу понятно как это сделать.

- Значит, ты не станешь обо мне болтать?
- А зачем мне? Но если вздумаешь меня бросить, то отомщу по полной программе!

- Однако!

* * *

- Точно, не пришла она на уроки. Мне еще вчера ее папаша что-то говорил насчет перевода в другую школу.

- Ты что же, к ней домой ходил?
- Да. Попросить прощения... и телефончик.
- И как? Тебя не спустили с лестницы?
- Нет. Родители даже извинялись, что дочка не в настроении. Так что лишнего она не наболтала.

- И телефончик вернула?
- Нет. Заперлась в своей комнате и никого не пускает. Даже родителей.

- И что дальше?
- Ничего. Некогда мне было. Пошел в школу и до поздней ночи драил туалеты.

- Это еще зачем?
- Чтобы стереть интимный номер. В десяти местах его обнаружил.

- Ты что же, все туалетное творчество перечитал?
- А как иначе?
- Так ты теперь энциклопедист?
- Столько гадости написано, и никак не отмывается. Когда сам писал, то не думал, что оттирать придется.

- Зачем же все оттирать было?
- Не объяснять же техничке, что меня интересуют только избранные сочинения. Пришлось прикинуться добровольным борцом за чистоту. Для начала она меня, конечно, послала. Далеко. Еле-еле убедил ее в серьезности своих намерений. Потом она даже тряпки и растворитель дала. Еще обещала благодарность от руководства школы. Но я очень просил этого не делать. Дескать, истинный подвиг должен остаться незамеченным. Когда расставались, она чуть не расплакалась.

- Может, и мне расплакаться? Лучше прибери ручонки-то. Я, конечно, уважаю туалетных работников, но издалека, а не тогда, когда они меня лапают. То-то от тебя растворителем воняет. А я подумала, что ты принял. Для успокоения. Или для возбуждения.

- Денег у меня нет, чтобы принимать. Дай мне на пару уроков твой телефончик. Попробую Маше домой позвонить и по своему теперь знаменитому номеру. Я, конечно, извинюсь, но пусть возвращает мою собственность!

* * *
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Интимный номер. Часть 1

По теме Интимный номер. Часть 1

Интимный номер. Часть 2

- Ленка! Мой телефон в школе! Да-да! Где-то здесь, совсем рядом. - А Маша? - Маши нет, а телефон есть! То есть, Маша, наверное, дома. И со своего не отвечает. А мой здесь! - Почем...

Части целого

«Стрела» шла ко дну. А с ней ко дну отправлялась по крайней мере половина команды. Капитан, как и следовало, покидал мостик последним. Его, со связанными за спиной руками...

Часто...

Часто отговорой тех,что делают других людей несчастливыми есть то,что они это делают во благо ближнего и только ради его добра. ... Часто желание иметь что-то,чего у нас нет,не...

Часть 1

В один ничем не примечательный весенний день, когда снег еще лежит не только на газонах, но и на тротуарах, а солнце уже припекает, прогоняя с неба остатки зимы, в помпезный, но...

Часть 2

Около семи часов вечера в ресторане N-ской гостиницы раздался телефонный звонок. Василий радостно снял трубку и начал было рассказывать про эксклюзивные блюда от шеф-повара, но...

Часть 3

В психиатрической больнице города N был обычный вечер обычного рабочего дня. Впрочем, вечер был уже довольно поздний и потому пациентам пора было спать. Однако, неугомонная...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты