Язык Птиц

Клянусь стоящими в ряд,
И теми, что изгоняют, выталкивая,
И теми, что творят молитву…
Коран, XXXVII, 1-3

В легендах самых разных стран встречаются упоминания о загадочном наречии, именуемом «Языком Птиц»: название, очевидно.
Язык Птиц
Имеет символический характер, потому что значение, приписываемое владению этим языком, доступ к которому открывается лишь на самых высоких стадиях инициации, не предполагает возможности его буквального истолкования. В Коране, например, сказано: «И Сулейман был наследником Дауда, и он сказал: “О люди! Мы научены Языку Птиц (ullimna mantiqattayri) и наделены всеми знаниями“» (Коран, XXVII, 15). Можно вспомнить также и о Зигфриде, герое легенд северных народов, который, победив дракона, сразу же обретает способность понимать Язык Птиц. Упоминание об этой победе над драконом поможет нам легче понять те символы, к которым мы будем здесь обращаться. Действительно, победа над драконом всегда влечет за собой обретение бессмертия, которое, как правило, символизируется сокровищем, охранявшимся ранее поверженным чудовищем; обретение бессмертия равнозначно возвращению в центр области человеческого существования, то есть в ту точку, откуда оказывается возможным установить связь с высшими состояниями бытия. Здесь можно опять напомнить о евангельской притче, где именно в этом смысле сказано о «птицах небесных», сидящих на ветвях дерева, то есть Мирового Древа, символизирующего собой ось, проходящую через центр любого состояния существования и связывающего тем самым все эти состояния между собой. В средневековых иконах, изображающих рай, встречается древо, на ветвях которого сидят птицы, а подножие охраняется драконом. В исследовании Л. Шарбоннэ-Лессея «Бестиарий Христа» есть глава, посвященная символике «райских птиц», и там приводится изображение скульптуры, где эта птица представлена в виде головы с крыльями. Добавим, что именно так нередко и изображались ангелы.

Принято считать, что в приведенной выше в качестве эпиграфа цитате из Корана понятие «ec-caffat» в буквальном смысле обозначает собой птиц, а в символическом — ангелов (el-malaikah); таким образом, в первой строке этого стихотворения речь идет о небесных или духовных иерархиях. Слово «caft», «ряд» является одним из тех многих слов, к которым самые разные исследователи пытаются отнести происхождение таких понятий, как «cufi» (суфий) и «taczwwuf» (тассавуф). Хотя подобные попытки не совсем обоснованы с чисто филологической точки зрения, они, тем не менее, верно отражают одну из важнейших идей, действительно содержащихся в этих терминах, поскольку «небесные ряды», то есть духовные иерархии, в сущности тождественны ступеням инициации. Вторая строка стихотворения посвящена битве ангелов с демонами, небесных сил с силами ада, то есть противостоянию низших и высших состояний; в традиции индуизма этому соответствует война между дэвами и асурами, а также весьма похожая по своему символическому значению вражда между гарудами и нагами, то есть между птицами и змеями; гаруда может изображаться как в виде орла, так и в виде ибиса, аиста, цапли и других птиц, питающихся змеями, Следует отметить, что противопоставление символов птицы и змеи обосновано лишь в том случае, когда змея рассматривается исключительно в негативном аспекте; когда же речь идет о позитивном значении этого символа, змея нередко соединяется с птицей, как, например, в изображениях Кетцалькоатля в древних мексиканских традициях. По поводу соединения символов птицы и змеи было бы кстати вспомнить и евангельское изречение: «Будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби» (Матфей, 10,16).

И, наконец, в третьей строке стихотворения речь идет об ангелах, творящих «зикр». что обычно истолковывается как бесконечное повторение стихов Корана, однако не той книги, которая написана на человеческом языке, а ее небесного аналога, начертанного на «охраняемых скрижалях» (el-lawhul-mahfuz), простирающихся, подобно библейской лестнице Иакова, от небес до земли, то есть на всех ступенях универсального существования. Сходным образом и в традиции индуизма встречается утверждение, что в битве с асурами дэвы обороняются (achhan dayan), распевая гимны Веды, и именно поэтому эти гимны называют «chhandas», то есть «рифма». Та же самая идея, между прочим, заключается и в слове «зикр», которое в исламском эзотеризме применяется к рифмованным формулам, которые точно соответствуют индуистским мантрам, потому что повторение служит цели гармонизировать различные начала человеческого существа и вызвать вибрации, благодаря резонансу которых в бесконечной иерархии состояний универсального существования оказывается возможным установить контакт с высшими из них, что, впрочем, всегда является основной задачей любого религиозного ритуала.

Таким образом, мы опять вернулись к тому, что было уже в начале этого очерка сказано о Языке Птиц, а именно к тому, что он равнозначен «языку ангелов»; в человеческом мире ему соответствует рифмованная речь, поскольку, прежде всего на «науке ритма», прилагаемой к самым разным областям действительности, основаны, в конечном счете, все способы, при помощи которых человек может установить связь с высшими состояниями существования. Поэтому исламская традиция содержит в себе утверждение, что Адам в земном раю говорил стихами, то есть на рифмованном языке; здесь имеется в виду «сириакское наречие» (loghah suryaniah), которое непосредственно передает «солнечное» или «ангельское» озарение в том виде, как оно проявляется в центре области человеческого существования. Поэтому все священные книги написаны рифмованным языком, не имеющим, разумеется, ничего общего с простыми «стихами» в самом обычном смысле этого слова, хотя этот смысл часто и приписывается некоторой частью современных авторов священным книгам; кстати говоря, и поэзия изначально вовсе не представляла собой ту пустую «литературу», в которую она превратилась вследствие нисходящего движения человеческого цикла, а имела подлинное сакральное значение. Можно высказать предположение более общего характера, что искусства и науки подверглись профанации именно в результате такого вырождения, которое лишило их всякой связи с традицией и, следовательно, свойственного им высшего смысла. Следы этого высшего смысла еще можно уловить в античной классике, когда поэзию называли «языком богов», и это выражение совершенно равнозначно тому, которое мы уже приводили выше. Боги, то есть дэвы, являются, наряду с ангелами, олицетворением высших состояний существования; к тому же санскритское слово «дэва» и латинское слово «deus» представляют собой одно и то же слово, по разному озвученное. Стихи на латыни назывались carmina, и это название строго соответствовало их использованию при отправлении ритуалов, потому что слово carmen тождественно санскритскому слову «карма», которое здесь следует понимать в его особом значении ритуального действия. Слово «поэзия» происходит от греческого глагола poiein, который имеет то же самое значение, что и санскритский корень «кру», от которого происходит слово «карма». Этот же корень можно увидеть и в латинском глаголе creare; следовательно, с самого начала речь шла совсем не об обычном литературном и художественном творчестве, которое, как нам кажется, только и имеет в виду Аристотель, рассуждая о «поэтических науках». Сам поэт представал как истолкователь «священного языка», сохраняющего в себе божественное Слово, и именовался vates, то есть человек, наделенный даром пророческого вдохновения. Позднее, по причине все того же вырождения, vates превратился в колдуна и предсказателя (devin), а слово carmen, от которого произошло французское charme, «очарование», стало обозначать собой «чародейство», то есть одну из операций низшей магии, и это еще один пример, подтверждающий, что магия, как и колдовство, представляют собой последние пережитки угасших традиций. Само слово devin не в меньшей степени утратило свой первоначальный смысл, поскольку происходило оно от латинского divinus, «толкователь богов». Здесь можно вспомнить и об ауспициях (от латинского aves spicere, «наблюдатель за птицами»), предсказаниях основанных на полете и пении птиц. Ауспиции также связаны с Языком Птиц, тождественным «языку богов», поскольку считалось, что в этих предсказаниях выражалась их воля, а птицы играли роль «вестников», аналогичную той, которая обычно отводилась ангелам, так как aggelos по гречески означает «вестник».

Этих замечаний, кажется, вполне достаточно, чтобы показать, насколько неправы те, кто свысока относится к сказкам, содержащим упоминание о Языке Птиц. Проще всего наклеить ярлык «предрассудка» на все, что выходить за границы рассудка, и в этом отношении мы далеко ушли от наших предков, которые знали цену языку символов. Настоящий «предрассудок» представляет собой то, что уже изжило себя, превратилось в «мертвую букву». Но сам факт их существования не столь малозначителен, как это может показаться на первый взгляд, ибо Дух, который «веет, где хочет» и когда хочет, в любое мгновение может вдохнуть новую жизнь в символы и ритуалы, вернуть им вместе с утраченным смыслом всю полноту их изначальной силы.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Язык Птиц

Пение птиц влияет на человека

Британские исследователи из университета шотландского города Абердин потратят...
Журнал

Пение птиц

Исследователи из университета Макгилла в Монреале (McGill University) обнаружили...
Журнал

Механизм пения птиц

Ученые смогли замедлить пение птиц, охлаждая определенный участок мозга...
Журнал

Хлеб для птиц

“Хлеб часто бросают птицам, но на самом деле он не содержит никаких жизненно...
Журнал

Биологический компас перелетных птиц

Исследуя способность птиц ориентироваться во время длительных сезонных перелетов...
Журнал

Зимовка птиц в Москве

Все больше снегирей, свиристелей и чечеток прилетают в Москву на зимовку, а...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Земля неизвестная
Цели