Эстетика трансцендентного в Учении Живой Этики. Ч.I

Живая Этика, или Агни-Йога, – универсальная философская система, давшая совершенно новое (метафизико-эстетическое) представление об организации Космоса и о процессах, происходящих на Земле как одной из составляющих Космоса.

Ярко выраженная эстетическая тональность Живой Этики наиболее полно выражает её космологическую эйдологию.

Красота, Прекрасное, Гармония утверждают несомненное в сознании человеческом, несомненное и непреходящее. Красота - категория духа, оптимальный творческий путь человека в эволюции. Духовное нравственное содержание Красоты определяет конечный результат процессов космоантропогенеза, характеризующихся на данном этапе, по утверждению Живой Этики, сменой макро-космических планетарных Циклов - завершается век Кали Юги (торжества зла, по определению древних) и наступает Сатья Юга – «золотой век», эпоха поверженной Истины, духовных основ бытия и сознания. Смена Циклов сопровождается сменой Рас, вследствие которой все, неспособное к возрождению и развитию, уходит, разрушаясь, способное к трансформации – получает более утонченную психофизическую организацию в процессе восприятия и ассимиляции космопространственных энергий. Для человечества в целом началось эволюционное движение, перспективной целью которого становится освоение тонкоматериального мира, тогда как на предыдущем, инволюционном, этапе его задачей являлось овладение плотнофизическим Планом. В контексте философии антропокосмизма Живой Этики Красота становится «формулой космической эволюции». И вся очередная истина – в ней. «Произнесший «красота» - спасен будет», - свидетельствует Учение Живой Этики. Живая Этика разъясняет основные понятия космической эволюции и определяет роль человека в ней. Космическая эволюция по своей сути – это процесс утончения энергетики, движение от низкого энергетического уровня к более высокому, в котором участвует каждая составная часть Космоса. Согласно Живой Этике, главное направление эволюции - это движение к синтезу, от разъединенности к синтезу. В целом Живая Этика представляет собой синтетическую систему универсального космического эволюционизма, систему становления Макро- и Микрокосмоса.

История мировой философии убедительно доказывает непреходящую ценность и актуальность эстетической проблематики, в том числе и в этическом развитии как важного фактора самосознания культуры, ее интегрирующей функции.

Проблемы прекрасного как высшего Блага, Красоты как цели космической эволюции, гармонии, равной добру, воображения как пособника предвидения, вдохновения как подъема в Надземное (планы Космоса) и других эстетических начал бытия были и остаются одной из центральных тем философско-эстетических исследований прошлого и настоящего. Платон, широко понимая смысл творчества и относя к нему и занятия мусическими искусствами, видел в нем все, что вызывает переход из небытия в бытие или анамнезис («Пир», «Софист»). Платон прямо говорил, что искусство относится к первоначалам. Цель искусства так же, как и философии, - воспитание человека («Законы», «Государство»). Платон признает и философию – величайшей из искусств («Федр»).

Актуальность эстетической тематики и проблематики, имплицитно представленных в Учении Живой Этики, или Агни-Йоге, обусловлена практической ценностью этико-эстетической концепции ее универсальной открытой философской доктрины нового типа, включающей в себя новую синтетическую систему познания, научную и вненаучную, и методологию духовно-социального, эволюционного действия и своими гносеологическими корнями уходящую в толщу базовых идей эзотерической философии Востока, в которой эстетические аспекты мира-космоса служили фундирующей составляющей абстрактно-метафизических спекуляций. Конституируя принципиальную эстетичность духовного опыта как условия и критерия его подлинности, целостности, истинности. (Под эстетичностью духовного опыта мы понимаем достижение гармонии внутреннего и внешнего, слияние субъективного начала с сверхличным Духом, вызывающее чувство духовной радости, равной мудрости, целостное восприятие - осознание - переживание Красоты как трансцендентного источника жизни.) Органический эстетизм духовных эзотерических учений Востока: Калачакры, Вед, Упанишад, Сутр, Бхагавадгиты, Йоги пронизан ассоциативной поэтической образностью, художественно-эстетически и психологически интонирован, мифо-метафорически (мифо-ритуально) и ритмически инспирирован и организован, и именно в модусе собственно эстезиса, как формы инициатического и метафизического знания, эзотерический текст сохраняет свою целостность и создает новые смыслы.

«Гармония» и «эволюция» в системе Живой Этики – родственные понятия. Красота выступает в ней синонимом Единства и целостности мироздания, и только будучи творцом Красоты человек может выполнить свое назначение. Красота предстаёт целесообразностью Мироздания в трансцендентальной эстетике Живой Этики. Великий закон духовного преображения через Красоту связывает земное творчество с мирами более высоких состояний материи. Искусство, согласно Живой Этике, служит самым утонченным приложением к эволюции, каналом в Инобытие, способом постижения Высшего, имея с ним родовую связь, и способом познания мира. Гармония же, в системе воззрений Живой Этики, заключается в соединении начал земных и надземных, космических. А помыслы о Надземном, в Учениях Пифагора, Сократа, Платона и неоплатоников и Живой Этике, есть панацея, сообщающая целительные вибрации душе человека. Картина мира в Агни-Йоге носит собственно эстетический характер. Ибо эстетическая картина мира – метафизическая в своей основе, в ней – квинтэссенция гармонии человеческих взаимодействий с миром-космосом. Эстетическое – как единое недифференцированное состояние бытия, в нём сублимируется опыт контакта человечества с Универсумом, поднимается сознание современного человека на уровень космопланетарного мировоззрения, до уровня осознания космических процессов.

Инновационной и актуально-перспективной для истории эстетической мысли является космологическая концепция Красоты и искусства в Учении Живой Этики, эстетическая доминанта которой носит профетический, или опережающий характер, что само по себе непреложно вносит эстетические парадигмы в становление современной научной картины мира. Следует сказать, что Живая Этика, увидевшая свет в 20-30-ые годы прошлого столетия, инициируя, идет в русле достижений метафизического естествознания и русского космизма первой трети 20-го века, нахождений русской философии Серебряного века, обобщив их в систему и дав новому космическому миропониманию ту методологию, с помощью которой и сформировалась новая система познания. По мнению автора, этико-эстетическая доминанта или парадигма знания и сознания должна стать определяющей, базовой в формировании - и национальной идеи, и государственной идеологии, и, шире, новой научно-философской картины мира, складывающейся на принципах «универсального эволюционизма».

Проблема взаимоотношения метафизики, интеллекта, воображения и интуиции, одна из важнейших философско-эстетических проблем сегодня, убедительно развивается в Живой Этике, получая оригинальные выводы. Красота, восприятию которой учит подлинное искусство, будучи ее носителем (в концепции Живой Этики искусство утверждается как служение «равновесию Космоса»), не только важнейший фактор в эволюции человечества, но и олицетворение творческой силы Космоса как такового. Красота, заключающая в себе огненную (космическую) энергетику, эманирует из Высшего Мира, являясь первичной дифференциацией Космического Магнита – сложной центральной энергетической структуры Космоса, его Единоначалия (понятие, впервые введенное в оборот Живой Этикой), одухотворяя собой матричные формы различных состояний материи, будучи аналогом рождающей Матери(светоносной первоматерии – Materia Prima в терминологии В.С. Соловьева).Красота, в Живой Этике, являясь категорией духа, дефинируется как энергетический закон гармонии духа.

Определяющей чертой Живой Этики является космичность этого Учения, его универсализм и принципиальная синтетичность, выражающиеся в трактовке любых феноменов бытия с точки зрения их космической детерминированности, как фрагмента космической эволюции, постулирующей энергетическое всеединство Вселенной. Эстетический аспект Агни-Йоги также носит синтетический характер, интегрируя в себе космологическую, онтологическую, психологическую, этическую и аксиологическую составляющие, обосновывая нравственную волю как творящую силу бытия. Живая Этика – это этико-философское учение, т.е. в нем неразрывно связаны знание и нравственно-практические выводы из него. Космо-пространственное (и эзотерическое) восприятие Живой Этики представляет собой познание мира в его сакральной целостности, без распадения на субъект и объект познания и в этом смысле выступает как форма не дискурсивного схватывания целостности. Тяготение эзотерического (внутреннего, сокровенного) текста (к типу которого принадлежит и Агни-Йога, хотя и не стоящая в ряду традиционной эзотерики в силу своей открытости и направленности) к целостности (холизму) описания мира может быть квалифицировано как формирование одного из направлений «неклассического рационализма». (В смысле манасического (Манас – в духовной Триаде человека – высший разум), а не интеллектуального(рассудочного) принципа организации дискурса.) На наш взгляд, «эзотеризм» Агни-Йоги есть не что иное, как совокупность базовых принципов и метод выявления современного научного применения качеств энергии.

Актуальность философского анализа нового космопланетарного мировоззрения обусловлена еще и тем, что Теософия и Живая Этика, составляющие две части единого космо-антропного этического учения, на принципиально новом уровне начавшего синтез основных ветвей человеческой культуры – религии, философии и науки, как Запада, так и Востока, наибольший акцент делают на основы восточных учений, в которых, по глубокому убеждению Е.П.Блаватской, в наибольшей степени сохранились и развивались древнейшие знания о Вселенной и человеке. И именно, нравственно-эстетические аспекты бытия и сознания заявлены в восточной философии как целеполагающие. О необходимости синтеза западного и восточного знания более полувека назад говорили ученые мира, в том числе В.И.Вернадский. «Девятнадцатое и двадцатое столетие создали прочную почву для единой вселенской науки, охватившей все человечество, дав ему научное единство. По-видимому, индийская логика пошла глубже логики Аристотеля, а ход философской индийской мысли почти тысячу лет назад достиг уровня философии Запада конца XVIII века» .

Эстетические воззрения Живой Этики в некотором смысле задают существенный пересмотр оснований эстетики в ХХ веке в связи с изменением и общей научной картины мира, и постулированием самой Живой Этикой энергетического мировоззрения, материальности мысли, законов психической энергии, определяют поиски новых эстетических парадигм универсального знания и принципов аутентичного эстетического дискурса, опираясь на современные гуманитарные и даже естественные науки, на нетрадиционные для западного мышления духовные практики, на эстетический опыт традиционных цивилизаций древности. Космическая философия Живой Этики принципиально эстетична – это этико-эстетическая философия, и она не допускает легитимации анти-эстетических категорий и явлений, и даже предостерегает об энергетических последствиях для системы «человек-среда» «эстетизации» безобразного. В этом смысле она стоит в оппозиции к неклассической эстетике второй половины ХХ века, включающей в поле эстетического категории типа абсурдного, жестокого, насилия, телесности, шок-ценностей, энтропии, хаоса, артефакта и симулякра, т.е. псевдохудожественно-эстетических феноменов. Автор убежден, что Живая Этика, представляя собой новый кардинальный мировоззренческий ориентир (или кардинальный поворот, по линии разума, через посредство ментального, не астрального тела человечества, Земли к Космосу, к Тонким и Высшим Мирам), базирующийся на системе космического эволюционизма, как синтетическая философия антропокосмизма и новая познавательная система, вполне может составить одно из оснований современной научной картины мира.

По мнению академика В.С.Степина(ИФ РАН), «можно утверждать, что космизм как особое течение философской мысли оказывается созвучным современным исканиям новых жизненных смыслов и идеалов, гармонизации человека и природы. Особо следует подчеркнуть совпадение главных принципов философии космизма и многих фундаментальных идей современной научной картины мира и ее мировоззренческих выводов. Космизм возвращает нас к целостному видению мира как единства человека и Космоса. Он способен сыграть позитивную роль в синтезе идей, развиваемых в западноевропейской культурной традиции и в восточных философских системах, где человек изначально рассматривался как неотъемлемая часть космоса. Соответственно идеи космизма органично включаются в разработку новой метафизики, которая могла бы стать философским основанием постнеклассического этапа развития науки, обеспечивая дальнейшее развитие общенаучной картины мира в русле идеологии глобального эволюционизма, представлений о «человекоразмерных», исторически развивающихся системах и идеалов «антропокосмизма». Открытый характер современной научной картины мира обнаруживает ее удивительную соразмерность не только принципам философии русского космизма, но и многим мировоззренческим идеям, выработанным в традиционных восточных культурах. … Прежде всего это относится к представлениям о мире как о едином организме, различные части которого находятся в своеобразном резонансном отношении друг к другу».

Актуальность метафизико-эстетических аспектов жизни и сознания современного человека и общества в целом, необходимость в нравственном императиве обусловлена превращением обыденности в патогенную среду, диффузией хаосогенной и энтропийной ситуации 80-х годов ХХ-начала XXI веков во всех сферах планетарного социума и общественного сознания. Не способностью социо-антропной системы в целом совершить «скачок» к своей трансформе: принципиально новому и иному уровню-форме-телу бытия и сознания, о котором повествуется в книгах Живой Этики, светософийному плану жизни, предвосхищенному Вл.Соловьевым и русскими религиозными философами Серебряного века. Не готовностью сознания человечества в целом к огненной трансмутации, о которой повествуется в книгах Учения Жизни (одно из названий Живой Этики, встречаемое в Письмах Е.И.Рерих), приводящей к трансформации homo sapiens’а в homo faber и homo pulcher – существа космического, или субъекта космической эволюции, - новый взгляд на человека, вводимый Живой Этикой. Очевидно, что через огненный коридор эволюции проходят только в модусе экзистенции и эссенции красоты как онто-гносеологической характеристики и кульминации субъект-объектных отношений, только через внутреннее духовное преображение Красотой как смыслом космической жизни и опытом очищения души. На наш взгляд, этически развитая эстетика, как любовь к истине Красоты, является ядром самосознания Культуры, ее наиболее чутким барометром. Исследование эстетического дискурса Учения Живой Этики представляется важным и в плане стимуляции философско-эстетической рефлексии современного художественного сознания, «эстетическая» (а чаще и антиэстетическая) энергетика которого направлена не на художественное творение как метафизический феномен, но на переход творящей энергии в жесткую и подчас агрессивную структуру art-практик: перформансов, инсталляций, хэппенингов и пр. поп-культуры. Мутные потоки массовой культуры, катастрофически упростившей все и вся и подтачивающей, вдруг ставшее зыбким, древо Культуры, ушедшей в музейный запас, размывают смысловое поле Культуры, редуцируя ее в постмодернистских и постпостмодернистских art-практиках и art-проектах, сегодня практически, за редчайшим исключением, не задающих вектора эстетического развития бытия и сознания.

Становится очевидным, что неклассическая эстетика перестает быть философской дисциплиной, но сужение ее проблематики и стилистики к культурологии, искусствознанию и художественной (а подчас и просто социологической) критике, без какого-либо философского наполнения, обрывает ее бытие как ведущей гуманитарной науки философского цикла. Нам думается, для того, чтобы эстетика не только не отставала от развития художественных практик своего времени, но и инициировала их содержательно-мировоззренческие поиски и художественное совершенство, она сама должна, в первую очередь, философски и метафизически развиваться, не порывая в своих основаниях с классической метафизической эстетикой, творчески развивая ее рефлексию, ибо падение мышления, в том числе и эстетического, не говоря уже об искусстве мышления, которому учили древние греки и классическое образование, наблюдается повсеместно в мире, отражая кризис гуманитарной культуры в целом. Потому, «назад - в философию», по нашему убеждению, является выходом из тупика для неклассической эстетики, если она не хочет стать социологией культуры, структуралистской лингвистикой, art-критикой или психоанализом, т.е. быть поглощенной другими прикладными науками.

Актуальность темы обусловлена еще и тем, что на сегодняшний день в эстетической науке остается малоизученной интериорная (внутренняя) эстетика (термин В.В. Бычкова), которую мы находим и в эзотерической философии, частью которой или завершением в ХХ веке является Агни-Йога, равно, как и имплицитная метафизическая эстетика, в том числе ярко выраженная эстетической парадигматикой Живой Этики. В некотором смысле эстетические воззрения последней можно отнести к типу «эзотерической эстетики», имплицитно присутствующей в восточном мистицизме, западном оккультизме, в истории эзотерических учений, в мировых духовных практиках и в духовном опыте в целом. Мы надеемся, что описание эстетических аспектов Агни-Йоги (более внутреннее название Учения Живой Этики) будет первым шагом на пути к вычленению, описанию и развитию эзотерической эстетики «Тайной Доктрины» и других эзотерических учений XIX-XX вв. (например, 5-ти томного «Учения Храма»).

И последний важный момент, актуализирующий данную тему: Живая Этика смыслообразующим ядром своим считает доктрину сердца (так названа и одна из книг Учения – «Сердце»), в свою очередь сущностью эстетического является чувство, что обеспечивает соразмерность базовых идей Живой Этики и философской эстетики как науки о чувственном познании, их плодотворное влияние друг на друга и взаиморазвитие в контексте современной философской культуры и гуманитарной мысли нашего времени. В связи с творчеством новых энергий пространства непреложно складывается новое наукоучение агни-йогической эстетики – эстетики огня (попытку описать которую автор предпринял на основе реконструкции эстетического в текстах всех 14-ти книг Ж.Э.), дающей те приемы, которые нужны для чуткости восприятия новых пространственных форм. Формирующей духовно-эстетическое отношение человека к миру-космосу и создающей основу для его дальнейшего творчества в русле творческих процессов Космоса. Эстетическое сознание, являясь базовым полем ассимиляции огненных энергий Космоса, становится инструментальным принципом и методом овладения тонкими энергиями, обеспечивающими связь с Космическим Магнитом в Эпоху Огня. Агни-йогическая эстетика – эстетика экологии души и сущего, есть ментальная эстетика – наука о ментальном познании и восприятии как новой эволюционной ступени, с глубокой опорой на опыт чувственного восприятия. Ментальное познание есть интегрированное познание и предпосылка огненного познания умонепостигаемого, сверхразумного: синтеза духа, сознания и сердца. Инициирующим источником ментального познания является не ум - мозг, но сердце (энергетический центр «чаши» - синтез духового опыта). Эстетическая функция познания - высокоорганизованная синтетическая ментальная функция познания. И она включается при высоко отработанной дисциплине очищенного ума (манасического проводника Высшей Духовной Триады человека), и является духовным качеством распознавания. В противном случае, за эстетическое, или его модификацию, можно принять безобразное или «шок-ценности», составляющие антагонистическую оппозицию к эстетической функции.

Имплицитная метафизическая эстетика Учения Живой Этики и космологическая, и этическая по определению. В Живой Этике так же, как и в нормативной, содержательной эстетике, прекрасное - красота являются основной модификацией эстетического. На наш взгляд, конститутивность категории прекрасного есть непреложная эстетическая объективность и остается канонической для всякой обоснованной и убедительной рефлексии. Как и в классической эстетике прекрасное в системе Живой Этики лежит в сфере трансцендентальной проблематики, что и подчеркивает метафизический статус предмета эстетики в принципе. В этой связи между эстетическим содержанием Учения Живой Этики и эстетической теорией обнаруживается универсальная и имманентная идентичность самого их предмета. Так как само эстетическое является и вертикальной (эйдетической) и формальной разверткой метафизического, сферы Духовного вообще.

Говоря о типологии эстетического дискурса Учения, перед нами, с одной стороны, имплицитная метафизическая эстетика, эзотерически и этически развитая, в ее антично-платоническом ключе, в коей трансформированы и актуализированы идеи Пифагора, Сократа, Платона и неоплатоников о Красоте и Благе. С другой стороны, агни-йогическая эстетика по своим глубинным эстетическим интуициям и типу актуализированного эстетического опыта ближе софийной эстетике Вл. Соловьева, С. Булгакова, неоправославной эстетике отца Павла Флоренского и философии творчества Н. Бердяева. Русская религиозная философия Серебряного века, равно как и русский космизм - это то смысловое поле, которое подготовило явление Живой Этики и онто-гносеологически с ним тесно связано. Живую Этику можно рассматривать и как один из поздних и наиболее развитых вариантов метафизики Всеединства. Имеются отличия в способах, методах организации универсальных идей: русское неоправославие индуктивно идет к Единому Метафизическому Учению, через сложившуюся историческую форму экзотерической религиозности - к Софии. А Живая Этика - это экстернализация базовых идей, универсальных законов и принципов Единого Сокровенного Учения, Логоса Софии в историческую форму бытия и сознания. Особенностью Живой Этики является и то, что ее можно одновременно рассматривать и как философско-литературный памятник, и как специфическую форму живого знания, синтезировавшего доктрины Востока и Запада, с опорой на Метазнание Транс-Гималайского эзотеризма, и как принципиально новый синтетический тип философствования и новую познавательную систему.

Очевидно и то, что эстетический дискурс Живой Этики содержит в себе новое направление в эстетике: эстетику трансцендентного - не открытое и не замеченное до сих пор наукой.

Агни – Йога, или Учение Живой Этики известно читателю по 14-ти книгам, записанным, собранным и опубликованным в 24 – 37-ом годах XX века Е.И. и Н.К. Рерихами. Впервые после веков несравненного величия индусского корпуса Вед, Пуран и Упанишад мы можем говорить о появлении столь глубокого и всеобъемлющего духовно- философского Учения, осветившего в той или иной форме метафизические истины о целостности Мироздания и космической эволюции, модель Иерархии Космоса, эволюцию человеческих рас и цивилизаций, многомерную энергетическую структуру человека и Вселенной, особенности развития духа человека и перспективы современной науки, пути развития планетарного социума, различные космические уровни бытия и их воздействие на жизнь земного плана, прошлое, настоящее и будущее человечества в аспекте духовной эволюции. Впервые, на языке народа, соединяющего Европу и Азию, Запад и Восток, перед всем миром широко распахнуты двери до той поры сугубо эзотерического знания. Агни-Йога, восприемница старшей Раджа-Йоги (Йоги единения человека со своим Высшим Я (Высшее Я - венец высшей духовной триады в человеке - атман) в процессе управления и сосредоточения мысли или ментальной концентрации на Идеале), правильно понятая, по убеждениям её авторов, нами разделяемых, есть Исход жизни, а именно исход из мира форм и слияние с Единым - Освобождение. И новая степень приближения к Высшим Мирам через Агни-Йогу дает корневую вибрацию Новой Эпохе Водолея (Водолей полностью вошел в свои права на ближайшие 2000 лет в 2008 году, однако, Новая Эпоха начинается в 2013г.).

Концепция Тонких и Высших миров в Учении Живой Этики в их точной дифференциации и символически не опосредованная явилась прецедентом в истории эзотеризма, равно как и высшая космогония, выраженная четким логическим дискурсом, а не мистически-отвлеченно, и наиболее полно представленная в книге «Беспредельность». Концепция Миров, учение о Мире Огненном являются инновационным центром Живой Этики. Ни одно Учение до Живой Этики не говорило с человечеством на Космическом наречии как таковом, впервые заявленном в книге «Беспредельность», не говорило не метафорически, скрывая Истину под оболочкой символа, а напрямую, непосредственно и конкретно: и в применении к планетарному социуму, и к частной жизни человека. Космология Живой Этики дана с определённой научной точностью, однако, исключающей линейную одномерную логику. И не случайно самая высокая энергетика у понятия (аспекта) Красоты в Живой Этике, наряду с понятиями Космического Магнита, Огненного Права и другими высшими понятиями. Красота есть космологическая категория, самая душа космогонии и ее конечная цель. (Потому о Красоте, остающейся ноуменально в самой себе, так трудно писать формально-академически.) Философия Красоты - синтетическая кульминация в Учении Агни- Йоги.

Следует подчеркнуть, что глубинные, генетические корни Живой Этики уходят как в толщу метазнания «Тайной Доктрины» (первоисточник Станц Дзиан, комментарии к которым были положены в основу «Тайной Доктрины», по словам Е.П. Блаватской, известен на Востоке под названием Книги Кин-тэ, являющейся частью Канджура – 108-томного собрания священных философских текстов буддизма), так и обусловлены наследием другого титана XIX столетия - Рамакришны. Не случайно заявление, сделанное высоким Учителем, чьим именем названа первая книга Живой Этики, и от лица которого ведется все последующее изложение: «Я учу вас сложности простого учения Рамакришны». Как известно, Рамакришна и его продолжатель С.Вивекананда были первыми земными духовными Учителями Е.И.Рерих, по книгам которых она постигала всю тонкость и глубину восточной мысли. Рамакришна, индийский мыслитель и крупнейший духовно-религиозный реформатор Индии, нес людям проповедь единой духовной всечеловеческой религии, безотносительно к конкретным проявлениям. Он считал, что все религии истинны и представляют собой «различные пути к одному и тому же Богу». Его философской основой можно считать идеи веданты и тантризма. Рамакришна старался объединить воззрения различных школ, представляя их в виде различных ступеней постижения первичной реальности. Признавая в качестве этой реальности Брахмана, лишенного внутренних различий, Рамакришна также признавал и эмпирический мир как реальность, что выражалось в известной формуле пантеизма - «все живое есть Бог» (или Энергия, как сказала бы Живая Этика). И сама его жизнь явилась ве¬личайшим примером воплощения проповедуемых им принципов .

Автор рассматривает Живую Этику как инициатическое и метафизическое, холистическое и универсальное, синтетическое и традиционалистское (имеющее своим источником Единую Духовную Традицию), ассоциативно-образно-метафорическое и мифогенерирующее (архетипальное), нетрадиционное и психологически интонированное Метазнание или принципиально новый, открытый, тип эзотерического текста, который иероцентричен и эволюционен. И представляет собой не закрыто-элитарную доктрину на современном этапе, а философизированную модель знания, синтез вненаучной и научной систем познания, не растворяющуюся «без остатка» в науке и представляющую собой тип «неклассической рациональности». К трудностям когнитивного характера при анализе метафизического типа текста относятся его особенности. Метафизические истины не подлежат интеллектуальному анализу, но «схватываются» целостно – синтетически, посредством чувствознания (как высшего типа духовной интуиции) или в единстве разума и света, исходящего из сердца, методом духовного познания. По мнению Рене Генона, анализ не эффективен для воссоединения с принципами высшего порядка. «Истинный синтез исходит из истинных принципов» (Р.Генон).Чтобы быть предельно аутентичным по отношению к синтетической системе Агни-Йоги, необходимо «вживание» в предмет познания, однако сохраняющее парадигму «субъект-объектных» отношений. Методологические трудности, закономерно возникающие при аналитике эзотерико-философского текста, связаны с принципиальной целостностью эзотерического текста, создающейся не за счёт силлогизма, а посредством особой логики синтеза, основанной на императивности целого, противостоящего элементаристскому дискурсивному акту познания. Логика синтеза – это органическая логика интуиции высшего типа, или чувствознания, раскрывающая возможность иного основания рациональности. Логику этого типа рациональности философы характеризуют как «параллельную гуманитаристику» (И.Касавин), «аллегорический рационализм» (А.Замалеев), «логику смыслов» (Т. Артёмьева), «параконсистентную логику» (В.Меликов), «диалектический дуализм» (С.Рулёв). По способу философствования Ж.Э.* ближе к художественно-синтетическому типу рефлексии (представленному в первую очередь Платоном в истории мировой философии), но с включением научно-концептуального анализа всех областей человеческой культуры. И художественно-синтетическая манера философского размышления оправдана прежде всего прогностической (и профетической) функцией философии, призванной понять не только каков в глубинных основаниях наличный человеческий мир, но и каким он может быть. Одним словом, Ж.Э. решает задачу единства духовной жизни на путях ее рационализации. И является «знанием ради спасения», но не ради господства. Ж.Э. как синтетическая философская система выполняет функцию внутренней интеграции культуры, но и интеграции земной и Надземной жизни человека (ведь человек живет одновременно в Трех Мирах: физическом, астральном и ментальном), становясь самосознанием культуры на современном этапе. Ж.Э., увидевшая свет в 20-30-ые годы ХХ века, фундирует собой, завершает и кульминирует мировоззренческие, художественно-эстетические поиски культуры Серебряного века, став ее подлинным самосознанием, что еще не осознано отечественной культурологией, философией и эстетикой по причине малой изученности духовного, культурно-философского феномена Ж.Э. Живая Этика, и теоретики культуры Серебряного века видели в России, переживающей духовную революцию на рубеже веков, то новое пространство на планете Земля, на котором должен родиться Новый человек. И Живая Этика, и «новое религиозное сознание» свято трудились, хотя и по-разному, над «рождением в духе» и созданием «дважды рожденными» «новой общественности» (Д. Мережковский) на примате духовных ценностей. На наш взгляд, культура Серебряного века, русский религиозный Ренессанс, с его космической кульминацией в лице Живой Этики, под покровом Инобытия и инициированный им, с состоявшимся прорывом в Инобытие (и в философии, и в поэзии, и в искусстве) явился «последним» взлетом отечественной пассионарности (во всяком случае, на ближайшее будущее). В Живой Этике знание и наука разграничиваются: знание есть искусство, наука есть методика. Будучи интегральным, иерархически-эволюционным типом мировосприятия, в отличие от современного: аналитически-рационального или узко прагматического, или хуже, сугубо утилитарно-потребительского мировосприятия, породившего распад идентификации, Живая Этика в качестве методологической основы синтетического знания предлагает новую синтетическую познавательную способность, которая в пределе объединяет все формы и грани познания и переживания познанного. Эта синтетическая способность и позволяет «схватывать» суть явления, процесса и в целом – основы бытия. И опирается она на чувствознание (понятие, вводимое в обиход Живой Этикой) как высший тип духовной интуиции и духовного чувства.

Как показывает анализ текстов, Живая Этика представляет собой базис для создания новой парадигмы науки или философии космического эволюционизма.

По мнению известного учёного-физика А.Е. Акимова, «Сформулированные концепции современной теоретической экспериментальной физики не только устраняют бездну отчуждения между Живой Этикой и ортодоксальной наукой, но и стирают границы между вульгарным материализмом и идеализмом. С позиций современных научных представлений то, что в Живой Этике называется психической энергией, по своим проявлениям тождественно совпадает с проявлениями торсионных полей. Специалист в области естествознания теперь может понять, что такое психическая энергия в привычных ему категориях, а сторонник космической парадигмы Живой Этики может понять, что такое психическая энергия на уровне процессов, изучаемых в физике. Учение связано с овладением новым способом мышления, новым уровнем сознания»(Физические модели мира//Пути восхождения. Материалы международных конференций. М.: МЦР, 1999.С.40-45).

Живая Этика, на наш взгляд, интересна прежде всего своими космическими открытиями, профетическими, или опережающими эмпирическую материалистическую науку и узкий рационализм, ограниченно понимающий материю, знаниями: в сфере космологии (об иных, тонкоматериальных формах жизни на планетах нашей Солнечной системы, таких, как Венера, Юпитер, о состоянии созвездий нашей галактики (см. книги «Беспредельность», «Мир Огненный», «Откровение» и др.), откровением, выраженным в философском и натурфилософском дискурсе, о Тонком и Огненном Мирах, окружающем каждое планетное тело, с формами существования, подобными, но не равными земным, физическим. В сфере онтологии – новой моделью и новым подходом к Мирозданию, с введением в научно-философский обиход эвристических космических понятий: Космического Магнита, Космического Права, космической эволюции, психической, или всеначальной энергии и новых Космических Законов; в сфере гносеологии Живой Этики утверждаются энергетические характеристики и действие Мысли, как всепроникающей, тонковибрационной, вездесущей и неуничтожимой материи или мыслеосновы, энергетические аспекты Знания, новые формы познания: чувствознание, духовные познавательные способности. В сфере антропологии, Агни-Йога делает новый шаг в науке о психической природе человека, повествуя о значении и развитии энергетических центров человека, которыми он соприкасается с Высшими Мирами, иными, несравненно более высокими состояниями материи, вводя в обиход такие новые понятия, как "психозерно", "психодинамика", "кольца зоркости", «психоглаз», яснознание, полеты в ментальном теле", развивая классические восточные представления о семеричном внутреннем строении человека, его тонких телах, положения о технике психических посылов, «мысленных передач», психозащите, философии реинкарнаций.

В сфере этики Агни-Йогой обосновываются энергетические основы нравственности, центром всего Учения является идея Общего Блага, Закона Общины, ее космичности, закона сотрудничества, стоящего на краеугольном камне золотого правила нравственности. Согласно Ж.Э., космическая гармония достижима только в пределе Духовной Любви или Взаимности («Космический Магнит есть Любовь», сказано в Ж.Э. («Космологические записи» Е.И.Рерих, с. 267). Связь этического и энергетического в Ж.Э. позволяет рассматривать её как особую форму энергетического обоснования этики, как тип гетерономной натуралистической системы, где этика в конечном счёте может быть обоснована физикой, описывающей энергетические процессы всего психофизического состава человека.

В сфере эстетики Ж.Э. создана новая космоургическая философия Красоты, искусства как познания Инобытия, актуализированы энергетические аспекты звука и цвета, ритма и гармонии. Освещены по-новому проблемы вдохновения, творчества, возвышенного, создана новая концепция культуры - как «почитания Света», самоорганизующейся системы духа. Этическое и эстетическое в системе Ж.Э. неразделимы.

В плане психологии – в центре внимания Ж.Э. стоят духовные аспекты сознания человека. Выдвигаются принципы и методы его расширения и утончения до параметров космического сознания. Становится ясным, что Агни-Йога есть наука трансформации личности, ведущая к самотрансформации ныне парциального человека в целостную микрокосмическую сущность. Социологические аспекты Учения выдвигают стратегию ускорения планетарного социума на путях космической эволюции, согласования социо-антропо-биологических ритмов и темпов развития с космическими, их синхронизации с метагалактическими. А также элементарные практические средства оздоровления социума или потребительской цивилизации массового плебса – эгоцентриста, с кардинальным поворотом от техноцентризма к антропо-и культуроцентризму. Нравственность в Ж.Э. осмыслена как природный закон, исторический процесс – как космическое явление. Под Лучом «Учения Знания» рушатся целые этажи устаревших понятий, догм и суеверий, открываются новые пути развития человека и планеты – в контексте реальности Космоса.

Каждая Эпоха (астрологический Цикл, длящийся две тысячи лет) имеет свое ключевое Слово, действующее как «спираль прободающего света» (Об., 58). В минувшую Эпоху Рыб – Эпоху Иисуса Христа, Эпоху Распятия и Искупления, таким словом было «Жертва». (Недаром первая книга Ж.Э. – «Зов» – начинается с притчи о «власти жертвы», дабы подчеркнуть преемственность единого духовного подвига для всех эпох: Космического Закона Жертвы). Третье тысячелетие, Эпоха Водолея – Эпоха Шамбалы и ее Владыки Христа-Майтрейи (Майтри с санскр. – любовь), Владыки Любви и Сострадания в Духовных Учениях Востока, – своим ключевым словом, по утверждению автора, имеет «Красоту». Космическую Красоту, проявляющуюся через космичность Общины Духа и Приход Космического Сознания, Космической Любви на Землю (точнее, на ее тонкие планы, ибо, «можно предполагать, что мир низший не переменится. Конечно, эволюция приведет к синтезу Тонкого Мира» (Откровение, 1523)). Эстетическая проблематика не выделена в отдельную область в духовно-философском Учении Ж.Э., а является частью его космологии, онтологии и гносеологии. Однако при непредубежденном философско-эстетическом анализе выясняется, что прочитать (= понять) Ж.Э. адекватно можно только и прежде всего в эстетическом ракурсе, метафизически понятом. Эстетическая составляющая Учения образует собой его смысловое поле, духовно-энергетическое пространство и определяет coвокупность элементов его ядра, если под эстетическим в пределе понимать достижение гармонии с Универсумом. Ж.Э. есть Эстетический Логос par excellence, т.к. эстетические интуиции и ментальность не только пронизывают собой все пласты Учения: эзотерический, мифологический, религиозный, философский и научный, но и образуют его эстетический стержень как зиждительное начало (начало тождества в Учении Сердца и Разума), сообщающее свою волю материальному плану. Эстетический дискурс Учения, развитый в этическом ключе и в системе космического эволюционизма, является базисным в рациональном (и в медитативном) восприятии Ж.Э. как формы «Живого Знания», которое всегда трансформационно. Ибо не только реципиент работает с текстом, но и Текст, прежде всего, работает на всех трех планах с интегрированной персональностью реципиента, изменяя его энергетику и качество сознания, выстраивая на плане ума души ментальное тело субъекта восприятия. Итак, исходный постулат нашего анализа: экстремально-эстетическая аура Учения и детальное его изучение в эстетическом ракурсе позволяют нам утверждать, что Учение Жизни, или Агни-Йога, есть по существу и par excellence метафизическая Философия Красоты, полагающая новые основания последней, или Эстетика Огня (огненного Принципа жизни - принципа трансформации), Эстетика Преображения. Эзотерическая традиция, взятая в аспекте космической эволюции, является ее базовым элементом. «Эзотерическая доктрина – единственный хранитель истины», - учат Махатмы . И у нее есть свой культ – культ Красоты, и она есть «формула Космической Эволюции», в концепции Ж.Э. «Все, что относится к красоте, имеет касательство к Высшим Мирам. Красота – это аспект Высшего Мира. Самый высокий культ служения на Земле и в Мирах – это культ Красоты» (ГАЙ, VII, 732). И если понятие «Бог» до сих пор многих людей разъединяло, то Красота должна их соединить, ибо не носит рамок конфессиональности. Красота, если так можно выразиться, - Лицо Вечности, ее природа; закон Бессмертия. И есть вневременная, трансцендентальная, идеальная категория и обобщающая парадигма Ж.Э. Световая (Огненная) природа Красоты неоднократно утверждается в Ж.Э. и в данном постулате коррелирует со Средневековой эстетикой Света отцов Церкви, отчасти имея ее своим эстетическим генезисом (в диахроническом порядке, конечно). Красота есть человек, как высшая эволюционирующая форма Космической жизни, а значит, мера всех вещей. Красота - объективация онтологической сущности жизни и природы человека. Сакрально-религиозный смысл-опыт Красоты, в представлениях Ж.Э., состоит прежде всего в подчинении личностной жизни внутреннему свету и действенной силе бесконечного обновления идеалов, в способности преодоления двойственности человеческой природы – в опыте очищения души и имманентного тождества человеческой природы целостности Мироздания. Красота есть синтез всех высших энергий, направляющий фокус духовного восхождения. Она не может быть сведена к ее отдельным проявлениям. На чем настаивал еще Сократ в споре с Гиппием о прекрасном (Платон. Гиппий Больший. // Платон. Соч. в 3 т. М., 1968. Т.1. С. 185.). Понятие красоты, обладающей анагогической функцией, есть высшая телеологическая ценность в Ж.Э. Красота, в концепции Ж.Э., - движущая сила эволюции. Эволюции как « конденсации духа», процесса высветления, утончения планов жизни. Красота как способность мира форм к самообновлению, самоорганизующаяся система духа, универсальная идентичность духа. Как высоковибрационная энергетика духовного, огненно-творческий импульс Духовной Воли, Цели, Могущества, как стадия откровения на спирали мирового развития и фактор познания микрокосмоса в сакральной онтогносеологии. Она есть имманентный процесс преображения духо-материи; сила проявления трансцендентальной Мысле-Основы. Опираясь на логику синтеза, лежащую в основе эзотерического текста, приходим к выводу, что Красота есть АУМ, триада которого раскладывается на составляющие: «... «А» есть Мысль-Основа, «У» есть - Свет-Начало и «М» есть Тайна, Сокровенное» (АУМ, 132). Таким образом, Красота - и трансцендентный источник жизни, и сознание как форма ее существования. Следовательно, изначальная двойственность Единой Жизни, проявляющей себя как бытие и существование, «снимается» в синтетическом, космоургическом единоначалии - Красоте. И как далее будет подтверждено анализом, Красота является не только эстетической универсалией, но и новой мировоззренческой парадигмой памятника духовной культуры - Учения Ж.Э. Красота в аксиоматике Агни-Йоги служит аналогом Космического Магнита как Иерархического принципа Бытия. Эстетика Ж.Э. развивает эманационную теорию Красоты как истечения из Высшего Мира. Логос Красоты – эманация Абсолюта. Красота есть знание духа и духовный императив в системе Ж.Э. А самою эстетику можно определить как науку контакта и соответствий творческих функций человека с творчеством Космоса. По мнению автора, трансцендентальная эстетика Ж.Э. позволяет сделать возможными для эстетического опыта трансчеловеческие измерения, начав с преображения внутреннего человека, а не внешней действительности. Красота есть фундаментальное и высшее Единство Бытия. Она - и проявленное, и непроявленное одновременно. Она и изменяема в потоке Эволюции, и Вечна. Она вотождествляет и обозначаемое, и обозначающее. Ибо она есть абсолютная гармония. Наиболее исчерпывающим символом Красоты в концепции Живой Этики предстает понятие Беспредельности. Красота не имеет ни прошлого, ни будущего: она вечна. Она - и открыта в феноменальном мире и сокровенна одновременно. Это Тайна Тайн Мироздания: творящая, но несотворенная, не рожденная, но рождающая. Она ecть то, о чем сказать ничего нельзя, но Сама говорит за Себя, ибо есть «тайна движения Вечной Жизни вовнутрь и наружу…». Красота как эссенциальное начало феноменального мира есть признак сущности и потому служит «альфой и омегой« всякого познания. Посредством красоты, как гносеологического акта, тайное становится явным; красота как критерий истины проявляет целесообразность (законосообразность) вещей и явлений, их эйдетическое соответствие, реальное и потенциальное содержание. Ибо бытие есть становление в красоте, по мысли древних. Следовательно, границы красоты есть границы подлинности, возможной эволюции сущего. И наоборот, отпадение от красоты есть угасание бытия, разрушение человека как существа разумного, аннигиляция форм жизнетворчества. Согласно Агни-Йоге, «Опыт в прекрасном держит в пределах достоверности».Самоё Прекрасное - тонкое свойство распознавания или граница между трансцендентно-эйдетическим и имманентно-эмпирическим, эссенциальным и акциденциальным. Прекрасное есть провод к потоку Беспредельности, к истоку Благодати. Красота в контексте Агни-Йоги еще и самопроникновение в мир сверхчувственного посредством созерцания Высшего, проникновение, так сказать, в прямое пресуществление, ибо в ней, ее эссенции и экзистенции, снимается дуализм между Духом и материей. Т. обр., Красота - возвращение к источнику путем спасения. Красота служения Высшему Миру есть Красота Высшего Блага. В аксиологии Учения жизнь есть служение эволюции. Понятие служения есть решение задачи жизни. Если служение равно Красоте, то Красота есть решение жизни. Исход ее- в совершенное качество. Красота служения Мирозданию и есть свободная теургия - сознательная связь с Высшим Началом. Следовательно, красота, равная служению, есть сверхличная категория. Все эволюционные формы насыщаются Красотой, являющейся для них универсальным онтологическим каноном, и формо-, и смыслообразующим началом, трансцензусом высшего измерения. Красота - Божественное равновесие, приводящее к тождеству. В Красоте гармонизированы, уравновешены полярности, они «сняты» /непроявлены/ в ней, ибо Она - Единое, Неделимое, Самосущее, Абсолютное. Надогненная мощь. Красота - Закон Жизни. Принцип единства макрокосма и микрокосма.

Красота понимается в Ж.Э. не только как качество-свойство формы, но и как «область сердца», принцип морали. Действие, освященное красотой, несущее в себе ее импульс, добродетельно или высоконравственно. В красоте и заключена та высокая взаимность, которая является внутренним содержанием «золотого правила нравственности», исключающего всякую двойственность в человеческих отношениях. В этом смысле, красота как основополагающая этическая ценность, есть характеристика и содержание духовности, или Бог внутри нас, или »золотое правило нравственности», или тождество любви к ближнему и дальнему, сопереживание и слияние с человеком, миром и космосом. Красота – очищение и возвышение жизни в свете трансцендентных идеалов, она звучит торжественностью, ибо есть эманация Огненного Мира, и привносит торжественность в жизнь как онтологический модус ее, будучи фундаментальным ценностным ориентиром. Красота, будучи триединством Мысли, Света и Тайны, в парадигме Ж.Э., или трансцендентальным знанием, творит мыслью и есть выражение гармонии, звучание ее. Одним из главных источников эстетических идей Ж.Э. является платоновское понимание Прекрасного как вечной, безотносительной, божественной идеи и Красоты как «сверхчувственной мудрости».

Согласно эстетической парадигме Ж.Э., «красота есть путь завершения». Она понимается как высшая разумность, целесообразность жизни, ее созидательное начало. Красота сообщает единство жизненного импульса феноменальному миру, оставаясь при этом «вещью в себе», космическим ноуменом материи. Автор считает, что красота есть трансцендентальное тождество: Она – и основа Реальности, и сама Реальность. И красота есть кардинальное антропологическое качество человеческой природы, врожденное, но развиваемое, эволюционное свойство человеческой души – чувство красоты, стремление к красоте как высшая творческая функция человеческого существа, его креативный потенциал. Очевидно, что на чувстве Прекрасного и зиждется все этико-эстетическое сознание индивида, и осознаванием красоты направляется. Безусловно, что красота – это аура подлинно человеческого существования. Она равна человечности, будучи онтологической сущностью человека. Истинная человечность, без двойственности и амбивалентности, и есть выражение красоты, в которой одновременно явлено Высшее, божественное начало и происходит пресуществление двух начал, таинство встречи человеческого и божественного. Этико-антропологическое понимание красоты в Ж.Э. подтверждает преемственность ею этико-эстетических идей Платона. Красота – аура Души, Свет Души в человеке. Красота – это целостность человека, проявленность в нём его божественного начала, или Духовной Триады. Красота дает насыщение духу и сердцу, всему жизненному творчеству и, будучи космическим источником, насыщает мысль, как одно «из самых огненных явлений пространства», «красота мысли открывает все миры» (МО, III, 155), являясь мостом между мирами. Следовательно, Красота мысли – рычаг космического строительства. Красота как бытие Мысли есть выражение чистого Знания. Красота есть основа духа: принцип его проявления, форма выражения, качество и материя его бытия. Но и дух есть известное качество Красоты. Красота - кристаллизованный дух, в концепции онтогносеологии Ж.Э. Преуспеяния духа, движимого и насыщенного Красотой, могут преобразить жизнь Космоса и утвердиться на Земле как залог жизненных восхождений. Энергетика Красоты способна изменить мышление человеческое. Но неочищенное сознание может быть «опалено» космической Красотой, трансмутирующей энергетическое тело человека, ибо вход ее высоким энергиям будет в таком низком сознании закрыт, то есть восприятие Красоты возможно только духовно пробужденными людьми, или «вставшими на Путь».

Великий принцип Красоты, пронизывающий собой все Учение Огня, раскрывается в Агни-Йоге как: метод открытия новых путей на ступени Космической эволюции Земли, как кратчайший путь для достижения явления понимания Космоса, как йогический путь утверждения и раскрытия всех творческих способностей человека, как открытие и огненная трансмутация энергетических центров человека, отвечающих за его совершенство, или «обожение», как проникновение в прямое осуществление, или «ключ» к духовной самореализации, как сверхчувственное познание, принцип-метод возжжения огней сердца (или открытия центра сердца – энергетического солнца человеческого организма) и, как следствие, достижение озарения (Illuminacio Regale древних). Т.е., принцип красоты – условие и составляющая духовного опыта, алгоритм Духовного Пути, посвятительный процесс, «язык» внутренней духовной реальности, Высших сфер, принцип связи Надземного и земного, качество и свойство духоразумения и чувствознания как составных Метазнания, живого знания, знания от Духа, не от ума. Принцип красоты слагает Закон Жизни или «утвержденную красоту Бытия».

Расширение границ творчества посредством утончения чувств и уплотнения мыслеформ наиболее отчетливо проявило себя до сих пор в эстетике авангарда, поэзии символизма и неоромантизма, в беспредметной живописи абстракционистов, в русском космизме. В проявленном, осознанно или бессознательно, мистериальном и архетипальном начале (прежде всего в музыке А. Скрябина, в живописи М. Чюрлёниса, Н.К. Рериха, В. Кандинского и К. Малевича, в метафизической поэзии Р.М. Рильке, трансцендентных поэмах М. Цветаевой («Поэма Воздуха», «Новогоднее», «К морю» и др.), в искусстве и литературе Серебряного века, наиболее сокровенными непреходящими принципами поэтики которого явились такие черты как: трансфизическое, музыкальное, метафизическое, трансцендентное, иррациональное, духовное, эзотерическое, трансперсональное, мистическое, интуитивное, обеспечившие этому искусству прорыв в Тонкие Миры, пробившие канал в Инобытие, утраченный в искусстве Нового времени в целом (16-19 вв.), за исключением романтического искусства. Т. обр., расширение границ творчества, как углубление и рельефное выражение духовного начала в искусстве, приближает к Красоте Вечного, улавливает и отражает ее, что подтверждает известный постулат Шеллинга: «…бесконечное, так выраженное, представляется красотой» (Шеллинг Ф.В. Философия искусства. М.: «Мысль», 1999. С.82.). Красота есть идеал, если в ней заключено огненное устремление духа в служении Благу, горение духа и предполагает ярко выраженную индивидуальность содержания и формы, т.е. «живость идеала», по Гегелю.

Красота как энергетическая структура может быть и является трансформатором космопространственных энергий в земные формы, собирающим в фокус тончайшие энергии в совершенных произведениях искусства, гармонизируя их, т.е. красота - это широкое русло для течения психической энергии, для стихии Огня и Надогненной Мощи. Именно посредством ее энергетики последние находят себе адекватное применение на земном плане. В парадигме Ж.Э. красота мыслится содержанием истины, непосредственным знанием, самодостоверностью и бесспорностью познающего мышления, она представляет собой некий срединный путь между чистой эмпирикой и абстрактным дедуктизмом, исключающий всякую метафизическую крайность. Красота - творящая сила Вселенной - есть Метафизическое Целое, полагающее основание в самом себе, но проявляющее себя на всех уровнях бытия, сознания, формы: в онто-гносеологическом аспекте, космоургическом, духовно-эстетическом, антропологическом, психологическом, этическом, аксиологическом и других. Красота, в концепции Ж.Э., категория синтетическая, а синтез есть объединение и всевмещение. Ж.Э. возвещает смысл Красоты как основы эволюции именно на поворотном этапе последней, требующем перестройки всей жизни в соответствии с Законами Мироздания. Красота, как символ вмещения всего творения, имманентная Высшему Знанию, постулируется новым космо-пространственным мировоззрением как ключ к утверждению Новой Эры, выводящей человека на прямую связь – взаимодействие, как субъекта эволюции, с Дальними Мирами. (Ибо новые возможности для Земли придут именно от Дальних Миров.)

Живая Этика и есть, на наш взгляд, метаэстетика Нового Цикла. И прежде всего метаэстетика Красоты=Гармонии=Света=Асолютного. Не будет ошибкой определить эстетику Агни-Йоги как трансцендентальную эстетику, в концепции которой эстетическая функция предстает творящей силой Космоса, ритмизирующей, инициирующей, энергетизирующей и направляющей всё сущее. Источник её – Пространство Начал. Эстетическая функция - созидательная сила Вселенной. Она есть сила- качество проявления Логоса, принцип и форма выражения Космического Магнита (синтетического единоначалия, энергетического фокуса мироздания).

Красота как «формула Космической эволюции» есть главный творческий метод человека в достижении им эволюционных изменений во внутренних и внешних мирах. И метафизическая Цель его странствий. В Науке Духа, коей является Живая Этика (равно как и натурфилософской системой со своими строгими закономерностями), понятие Красоты как Закона Космоса, определяющего эволюционное развитие Миров, служит философским базисом всей системы и одновременно ее завершением. В Духовной Триаде Красота, будучи Единым, имеет своими ипостасями: откровение, истину, познание, добро. Один из атрибутов Красоты – вечное движение, ритм, устремление, напряжение, ибо природа Красоты огненна, трансформационна. Эстетические образы – идеи в Живой Этике приобретают абсолютную онтологичность, вскрывая символический смысл мира феноменов. Красота – также есть понимание основ Бытия. В человеческом микрокосме дисциплина духа, сила воли коррелируют с Красотою и обуславливают её. Форма красоты создаётся духом, наполняющим и определяющим её. Динамика и диалектика духа служит формообразующим началом. Иными словами, форма – аналог или символ Красоты, которая всегда есть духовное строительство, изменение и становление духа – жизнь духа. Любовь и мудрость – причина Закона, согласно эзотерической традиции, сила и мягкость – причина Красоты. Компонентами Красоты, как явления и фактора эволюции, становятся: высшая соотнесенность земного и Надземного, тождество внутреннего и внешнего, единство формы и энергии, совершенная согласованность, явная и скрытая гармония, равновесие, соизмеримость, огненность, торжественность (как качество звучания Высших Миров), магнетизм, иеровдохновенность, одним словом, «диалектика законосообразного». Чувство Красоты, понимание ее есть главный ресурс человека, генетически вложенный в подкорку его мозга, но восприятие красоты зависит от того, насколько далеко продвинулось развитие собственной души в Истине. Теургический смысл Красоты дает нам право надеяться, что осознание Красоты (во всех ее аспектах) как Синтеза Жизни может стать главным предметом для всей философии XXI века. И потому эстетика как всеобъемлющая дисциплина или наукоучение о Красоте становится и каналом к Высшему Знанию, и универсальной методологией для гуманитарной науки нового Цикла. Эстетическое же – выражением синтетического метода эволюции жизненных форм – от Логоса, человека и до минерала. Ибо их всеначальная энергия едина и гармонична в своей основе. Красота есть космическая мощь – сила объединения атомов.

Красота и есть Агни-Йога: явление (искусство) проникновения (и пропускания) всесвязующей огненной стихии на все планы земной действительности. Или Огненная Связь с Высшим, его эманация, но и его содержание. Логос Красоты в Живой Этике – как учение о Вселенском миропорядке и откровение о внутренней сокровенной природе человека.

(Продолжение следует)
Наталья Анатольевна Шлемова. 08. 2005, Москва.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Эстетика трансцендентного в Учении Живой Этики. Ч.I

Эстетика трансцендентного в Учении Живой Этики. Ч.II

Космологическая концепция Ж.Э. раскрывается в том числе и через базовые принципы...
Журнал

Философия Живой Этики и ее толкователи. Рериховское движение

Духовный кризис и духовное возрождение ХХ века Двадцатый век стал во многом...
Журнал

Новая профессия учитель христианской этики

На сегодня Департамент высшего образования МОН и Институт инновационных...
Журнал

Шри Шанкарачарья. Некоторые соображения о Его жизни и Учении

К. Сатчидананда Мурти: "Шри Шанкарачарья; Некоторые соображения о Его жизни и...
Журнал

Метатеория в новом учении

Мышление-закономерный процесс свойственный интеллекту, направленный на получение...
Журнал

Эстетика Буддизма

В Краснодаре состоится торжественное открытие единственной в России...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Работа с энергией
Эффективный ритуал на исполнение желания