Последние тайны Юрия Андропова

Эпоха могущества КГБ

Никогда могущество и влияние КГБ не казалось столь значительным, как в те 15 лет, когда во главе этого Комитета стоял Юрий Андропов. По численности сотрудников и агентов, штаб-квартир и спецгрупп, резидентур и особых отделов и по эффективности работы КГБ не имел равных среди спецслужб всех стран мира.
Последние тайны Юрия Андропова
В «золотой век» органов КГБ, при Андропове, там работали 480 тыс. чел. (оперативной работой занимались более 260 тыс. чел.). Для сравнения, в США только разведкой ныне занимается более 280 тыс. чел. Сюда же надо добавить 170 тыс. чел. министерства внутренней безопасности, созданного недавно для борьбы с терроризмом.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что еще в 1970-е годы вокруг фигуры Андропова возникло немало различного рода слухов и легенд. Не смотря на это, кроме образа, Андропов ничего после себя не оставил. Он был немногословен и тщательно подбирал людей, с которыми откровенничал. К тому же, он был разным для всех. Поэтому Бовин и Арбатов, работавшие с ним в ЦК, видели его совсем иным, чем генералы КГБ Чебриков и Крючков.

Человек без биографии

Андропов - человек без биографии. О его жизни известно меньше, чем о жизни любого другого главы КПСС (может быть, за исключением Константина Черненко). Андропов родился 15 июня 1914 года в семье железнодорожника в станице Нагутская на Ставрополье. До сих пор в опубликованных материалах нельзя найти ни отчество его отца, ни имя матери, ни каких-либо данных о братьях и сестрах (если таковые были). Ходят слухи о греческом, еврейском, казацком или северокавказском происхождении родителей Андропова. Во всех справочниках национальность Андропова обозначена как «русский».

Детство у будущего генсека выдалось тяжёлым. Когда Юре было два года, умер отец. Жили бедно. В 16 лет, чтобы не быть обузой матери, Юрий подался на заработки, «в люди». Служил телеграфистом в Моздоке, плавал матросом по Волге. В 20 лет поступил в Рыбинский техникум водного хозяйства. В Рыбинске он женился на Нине Савеличевой. Жили Андропов с женой в комнате рабочего общежития, вскоре появились сын и дочь. В техникуме Юрий стал секретарём комсомольской организации, затем возглавил комсомольцев местной судоверфи, а в 1938 г. совершил стремительный взлёт — стал первым секретарём комсомола Ярославской области. Кровавая «чистка» 1937—1938 гг. помогла 24-летнему комсомольцу попасть в верхний эшелон комсомольской номенклатуры. В 1939 г. Андропова приняли в партию, а на следующий год он стал первым секретарём комсомола только что образованной Карело-Финской ССР. Перед отъездом в Петрозаводск Юрий Владимирович развёлся с женой и в дальнейшем практически не оказывал ей и детям никакой помощи. В Карелии он женился на учительнице Татьяне Филипповой. Во втором браке у Андропова также родилось двое детей.

С началом войны глава карельского комсомола находился в тылу, в не оккупированной финнами части Карелии. Занимался формированием добровольческих частей, поднимал трудовой энтузиазм голодных колхозников и железнодорожников, мобилизовывал комсомольцев на срочное изготовление накомарников для сидевших в карельских болотах красноармейцев и популяризировал в местной прессе подлинные и вымышленные подвиги бойцов Карельского фронта и карельских партизан. В армию Андропов не попал по причине слабого здоровья. С молодых лет Юрий Владимирович страдал тяжёлым диабетом.

Отправной точкой блестящей карьеры Андропова стал его перевод в Москву в 1951 году, где его порекомендовали в Секретариат Компартии. В те годы Секретариат был кузницей кадров будущих крупных партийных работников. Тогда же его заметил главный партийный идеолог, "серый кардинал" Михаил Суслов, с которым отныне Андропов всегда был в одной команде. В 1953 г. Андропова направляют послом в Венгрию.

Дипломат

В Венгрии в июне 1956 г., спустя три года после смерти Сталина, от власти был отстранён Матиас Ракоши, организовавший кампанию массовых репрессий и во всём стремившийся копировать сталинский Советский Союз. Однако руководство венгерских коммунистов, отправив Ракоши в ссылку в Москву, так и не смогло овладеть ситуацией. Под давлением массовых демонстраций в Будапеште 24 октября премьер-министром был назначен Имре Надь, имевший репутацию реформатора. Демонстранты освободили политзаключённых, добились многопартийности, различных политических свобод. По всей стране толпы стихийно громили помещения службы безопасности и вешали на фонарях сотрудников, которых обвиняли в преступлениях против народа.

Андропов никакого сочувствия к восставшим не испытывал, а расправами над собратьями-коммунистами был потрясён. Дипломат В. Трояновский позднее вспоминал слова Юрия Владимировича: «Вы не представляете себе, что это такое — стотысячные толпы, никем не контролируемые, выходят на улицы...» Он считал, что единственный выход — это ввести в страну дополнительные силы советских войск и подавить восстание силой оружия.

К военной интервенции Хрущёва склонили побывавшие в Будапеште члены Президиума ЦК Микоян и Суслов. Посол Андропов должен был отвлекать Имре Надя, внушая ему, что советская сторона готова вывести войска из венгерской столицы и начать с ним переговоры. Вечером 31 октября дополнительные советские соединения вошли в Венгрию. Андропов продолжал уверять возмущённого Надя, что это обычная передислокация и что Москва поддерживает венгерские преобразования. Между тем в Ужгороде тайно формировалось просоветское правительство Яноша Кадара.

Начальник будапештской полиции Шандор Копачи, один из руководителей повстанцев и сторонник Надя вспоминал: «Андропов производил впечатление сторонника реформ. Он часто улыбался, у него всегда находились льстивые слова для реформаторов, и нам трудно было уразуметь, действовал ли он только согласно инструкциям или по личному почину». Самому Копачи Андропов обещал место в правительстве Кадара. Но советский бронетранспортёр привёз доверчивого полковника не на заседание нового Кабинета министров, а прямиком в тюрьму.

За несколько минут до ареста Копачи «...увидел Андропова, стоящего на лестнице и улыбающегося своей знаменитой добродушной улыбкой... Но при этом казалось, что за стёклами его очков разгорается пламя. Сразу становится ясно, что он может, улыбаясь убить вас, — это ему ничего не стоит». Именно Андропов предложил план, как выманить Надя из югославского посольства, где тот укрылся. Правительство Кадара дало экс-премьеру гарантии безопасного выезда из страны, а на румынской границе Надя задержали советские солдаты. Через полтора года он был повешен в Будапеште.

На Лубянке

По возвращении в Москву в марте 1957 г. Андропов возглавил отдел ЦК по связям с соцстранами. В октябре 1961 г. на XXII съезде его избрали членом ЦК, а через год, в ноябре 1962 г., сделали секретарём Центрального Комитета. Но первых ролей Юрий Владимирович ещё не играл. Решающим событием, сделавшим возможным его выдвижение в самый верхний эшелон власти, стало свержение Хрущёва. Суслову теперь принадлежало второе место в партийной иерархии, и преданный ему Андропов получил возможность со временем занять очень важный пост. Ждать пришлось три года.

В 1967 г. был смещён с поста председателя КГБ Владимир Семичастный. Согласно установленному ещё Хрущёвым принципу, руководство органами безопасности должны осуществлять не профессиональные «рыцари плаща и кинжала», а кадровые партийные работники с гражданским прошлым. Андропов оказался наиболее подходящей кандидатурой. Он уже имел опыт борьбы с контрреволюцией в Венгрии. А КГБ как раз предстояло активизировать борьбу с находившимся на подъёме правозащитным движением. Если в период «оттепели» аппарат КГБ, нацеленный на внутренний политический сыск, сокращался, то при новом руководителе штаты Лубянки опять стали быстро расти.

Андропов разработал достаточно эффективную тактику борьбы с диссидентством. С одной стороны, многих инакомыслящих бросали в психиатрические лечебницы, что позволяло избежать суда и шума в западной прессе. С другой стороны, тем правозащитникам, кто уже отсидел срок, предлагалось эмигрировать. Тех, кто упирался, вроде Солженицына и Буковского, высылали насильно. Когда на Политбюро обсуждался вопрос о депортации Солженицына, глава КГБ заявил: «Он выступает против Ленина, против Октябрьской революции, против соцстроя. Его сочинение "Архипелаг ГУЛАГ" не является художественным произведением, а является политическим документом. Это опасно. У нас в стране находятся десятки тысяч власовцев, оуновцев и других враждебных элементов. Поэтому надо предпринять все меры, о которых я писал в ЦК, т. е. выдворить его из страны...» Позже, когда Андропов стал генсеком, он резко ужесточил цензуру.

Но помимо политических преследований КГБ во время руководства Андропова неплохо обеспечивало государственную безопасность СССР. За 15 лет, которые Андропов провел в кресле председателя КГБ (1967-1982), Комитет провел ряд успешных контрразведывательных операций в отношении разведок США, Франции, Великобритании, Западной Германии и других стран. А в одном из ежегодных докладов Брежневу о работе своего ведомства Андропов подчёркивал: «Удалось решить ряд крупных задач по линии научно-технической разведки. Получены документальные материалы и образцы по важным проблемам экономики, науки, техники США, других ведущих капстран». Андропов сознавал, что без заимствования западных технологий СССР не сможет «догнать и перегнать» потенциальных противников в военно-техническом отношении.

В июле 1982 г. после смерти М. Суслова Андропов занял место секретаря ЦК по идеологии, т. е. второго человека в партии, и фактически стал наследником Брежнева. Юрий Владимирович всегда вёл довольно скромный образ жизни — подорванное здоровье и определённые принципы не позволяли предаваться излишествам.

Интеллектуал

Об общем культурном уровне и вкусах Андропова есть разноречивые свидетельства. Известно, что он писал стихи, правда, не отличавшиеся особыми достоинствами. С другой стороны, бывший лечащий врач Андропова Иван Клемашев вспоминал, что тот практически не читал русских классиков и постоянно призывал Клемашева во всех жизненных вопросах сверяться с классиками марксизма-ленинизма. А по утверждению Горбачёва, Юрий Владимирович любил как старинные казачьи песни, так и творчество бардов 60-х гг. Юрия Визбора и Владимира Высоцкого, и сам неплохо пел. Вообще же, судить о подлинном интеллектуальном уровне советских руководителей последних десятилетий очень трудно. Ведь их речи и статьи, как правило, писались помощниками-референтами. И не подменялись ли зачастую взгляды Андропова взглядами его довольно толковых «спичрайтеров» (помощников, которые пишут речи)?

Генсек

В ноябре 1982 г. Андропов был избран генеральным секретарём ЦК КПСС. Он сразу же пресёк попытки установить свой культ, подобный брежневскому. В первые дни после его прихода к власти по радио и телевидению прозвучала песня о «карельском партизане». Больше она не исполнялась никогда. Андропов не терпел излишнего шума вокруг собственной личности. Даже вторую, представительскую должность Брежнева — председателя Президиума Верховного Совета — он наследовал с опозданием, только в 1983 г., не придавая этим формальностям особого значения. Вторым человеком в партии Андропов сделал Константина Черненко, курировавшего идеологию, КГБ, МВД, организационную работу в партии.

18 января 1983 г. Андропов заявил своим коллегам по Секретариату ЦК: «...на первый план сейчас выдвигаются вопросы об укреплении трудовой и производственной дисциплины...» По всей стране и особенно в Москве начались облавы на улицах. Милиционеры и люди в штатском выясняли, почему граждане находятся на улицах, в кинотеатрах, ресторанах и т. д. в рабочее время, вместо того чтобы стоять у станка, за прилавком, корпеть у чертёжной доски... У голых людей в банях требовали предъявить документы.

Толку от этих мер не было никакого, и кампания по «укреплению трудовой дисциплины» закончилась так же внезапно, как и началась. Не рискнул генсек сделать и первоначально планировавшиеся шаги по дальнейшей реабилитации Сталина, в частности переименовать Волгоград в Сталинград. В то же время он пошёл на некоторое снижение цены на водку, когда убедился, что предыдущее её повышение привело только к росту потребления сахара и, следовательно, развитию самогоноварения. После этого в народе расшифровывали слово «водка» как «вот он добрый какой Андропов». «Добрый» генсек активизировал борьбу с коррупцией. При нём было начато «хлопковое дело» о приписках и взяточничестве в руководстве Узбекистана, проведено широкомасштабное расследование злоупотреблений в системе МВД и снят с поста министр Николай Щёлоков — давний соперник Андропова. Бывший министр был лишён всех званий, наград, исключён из партии и вскоре, чтобы избежать суда, застрелился. Были арестованы Галина Брежнева — дочь прежнего генсека, и её муж — генерал МВД Юрий Чурбанов. Расстреляли Юрия Соколова, директора Елисеевского гастронома в Москве. Он сказал на суде, что из него сделали «козла отпущения» за перебои с продуктами и их дефицит. Население поддерживало борьбу с коррупцией, но одновременно опасалось возвращения сталинских времён.

Уже очень скоро выяснилось, что в производстве одновременно оказалось более 100 тыс. дел по расследованию экономических преступлений. При таком масштабе взяточничества и хищений одолеть порок лишь административными средствами не представлялось возможным. Коррупция глубоко проникла и в государственный, и в партийный аппарат, радикальное обновление которого грозило стране опасными потрясениями. Поэтому всё свелось к устранению обвинённых в коррупции соперников, вроде того же Щёлокова, многолетнего хозяина Краснодарского края С. Медунова или партийных руководителей Узбекистана. В то же время, например, в Азербайджане, где правил андроповский ставленник, бывший генерал КГБ Гейдар Алиев, и коррупция была развита ничуть не меньше, чем в Узбекистане, никакой борьбы не велось.

При Андропове были сделаны шаги по нормализации отношений с Китаем. В перспективе союз с восточно-азиатским гигантом Андропов хотел противопоставить США и НАТО. Но дальше некоторого развития советско-китайской торговли и прекращения пропагандистской войны дело не двинулось. Все начинания Андропова быстро терпели фиаско. Дни его были сочтены.

Ещё в феврале 1983 г. у Юрия Владимировича практически отказали почки. Пришлось прибегнуть к гемодиализу — подключению аппарата «искусственная почка». Состояние больного ненадолго улучшилось. Летом он поехал на отдых в Крым. Здесь в жару однажды присел на гранитную скамью в тени. Полученная простуда быстро вызвала осложнение на почки. С сентября Андропов жил в Кремлёвской больнице в Кунцеве. Фактически повседневное управление страной перешло к Черненко, Хотя по ряду принципиальных вопросов с умирающим генсеком ещё советовались. Когда ему доставили письмо канадского премьера Пьера Трюдо с просьбой смягчить участь осуждённого на 13 лет лагерей диссидента Анатолия Щаранского, Андропов распорядился ответить так: «Нам нет необходимости доказывать свою гуманность, премьер-министр. Она заключена в самой природе нашего общества».

Продолжение следует…

Judan
по материалам СМИ
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Последние тайны Юрия Андропова

Последние тайны Андропова (Часть 3: Последние дни)

Надо сказать, что смерть этого человека в какой-то мере была даже предрешена. Он...
Журнал

Последние тайны Андропова (Часть 5: Завещание генсека)

«Знаешь, Евгений, — заявил он без всякого вступления, — Генеральным секретарем...
Журнал

Последние тайны Андропова (Часть 2: Тайная биография)

В СССР с пониманием относились к тому, что вожди носили вместо фамилий партийные...
Журнал

Последние тайны Андропова (Часть 6: США против СССР)

Пришло время рассказать о последней тайне председателя КГБ СССР и Генерального...
Журнал

Последние тайны Андропова (Часть 4: Тайна смерти генсека)

Вокруг смерти Андропова сразу же появилось множество слухов. Вот, например, что...
Журнал

Последние тайны Андропова (Часть 7: Андропов и Путь звезд)

Это тем более удивительно, что именно в 1960-1970-х годах в Советском Союзе...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Абсолют и жизненная энергия в абсолютно голом виде
Фэн-шуй: как номер квартиры влияет на вашу жизнь