Определение Счастья

6. Почему не в деньгах счастье

Деловой вопрос: почему нельзя отождествить счастье и деньги?

Наверное, в научном определении счастья никто особо не нуждается именно потому, что рассуждает примерно следующим образом. Вы тут болтайте сколько хотите, а мне нужно то, другое и третье, а в первую очередь деньги на все это вместе. Вот как заработаю (накоплю, украду), так непременно стану счастлив.

Даже когда говорят, что не в деньгах счастье, то подразумевают обратное. Многочисленные примеры трагедий у богатеев никого ничему не учат. Каждый уверен: вы только дайте мне деньги, а я-то уж сумею ими распорядиться.

Такие мнения не случайны. В их основе лежит действительно огромнейшая роль денег как промежуточного звена перед непосредственным удовлетворением потребностей. Как у собаки выделяется слюна еще до начала кормления, так человека приводит в радостный трепет хруст красивых бумажек. И это вполне естественная реакция.

Но определить счастье как деньги - это неверно. Не потому что аморально и т.п. Как раз ничего аморального в самих деньгах нет. Просто такое определение сразу приводит к противоречиям, которые не бросаются в глаза только потому, что долгие годы наша страна жила впроголодь, от получки до получки.

Стали жить чуть получше - и сразу возникли весьма непростые вопросы: в какой банк положить накопления? а не прогорит ли он завтра? достойный ли процент нам платят? не съест ли все инфляция? а не будет ли хуже оттого, что нефть подешевела (или подорожала) ?

Стало лучше с продуктами питания - и сразу выяснилось, что природа жестоко наказывает за обжорство. Не говоря о болезнях и физических неудобствах от излишнего веса, достаточно заметить, что непривлекательность внешнего вида резко снижает моральный вес человека в обществе, а с ним и возможность получения удовольствий. Для многих это уже трагедия, это изощренная пытка, когда деликатесы лежат перед носом, но есть их нельзя. Главное, никто не заставляет, палача нет. Но есть мучительный выбор, который хуже палача: либо потребить сейчас малое и лишиться большого, либо насиловать себя терпением и заиметь надежду на гораздо большее. Любопытно, что любой вариант плох: либо стресс, либо неуважение себя. А если хотите, то именно деньги можете считать палачом, безжалостным и неумолимым, которого вы сами привели в свой дом.

Дальше - больше, что хорошо видно на людях, выигравших сумасшедшие деньги в лотерею. Вся прежняя жизнь: образование, привязанности, цели, привычные заботы, увлечения - все оказывается хламом. Как дальше жить и зачем, если уже получил то, к чему стремился? Придется сменить все: жилье, интересы, друзей, а может быть, и родственников. Придется существовать в совершенно новой среде и держаться в ней на уровне, а не в качестве шута.

Если у вас есть деньги, то найдутся и желающие перерезать вам глотку. Перед рефлексом на хруст купюр часто не могут устоять дружба и родственные чувства. Больше нельзя доверять никому. Деньги могут утечь и относительно безболезненно: через мелкие кражи, нерадивость сотрудников, неудачную экономическую конъюнктуру. Возвращаться в хрущевку будет не сладко. Не случайно выигравшие в лотерею иногда тщательно скрывают свою удачу даже от родственников и изо всех сил стараются жить прежней жизнью.

Распорядиться большими деньгами трудно даже поднаторевшим в бизнесе людям. Банкротами становились римские императоры из-за слишком амбициозных затей. Верно говорят, что денег много не бывает. Если у другого императора (бизнесмена, соседа, коллеги по работе) денег больше, то это повод как минимум для беспокойства, а как максимум - для войны.

Если достигнут предел по деньгам, то хочется власти. И опять та же проблема: как ею распорядиться? Можно поступить как Петр Первый. А можно и все спустить, как Николай Второй. Но даже на самой вершине власти приходится умирать в бессильной злобе на то, что нельзя купить пару лишних лет жизни.

Деньги - это концентрация будущих удовольствий, скрытая энергия. Когда их мало, они кажутся медом. Много - это уже порох. Очень много - это атомная энергия. Только очень талантливым людям по силам совладать с этой энергией, распорядиться ею так, чтобы не опозорить себя и потомков. Но даже при самом большом успехе человеку придется пережить зависть и недоверие окружающих, а то и прямые покушения на жизнь, не говоря уже о беспрерывном стрессе и миллионе ежедневных проблем, когда для личной жизни времени нет, а то, что есть, - всегда на виду и служит предметом беспрерывных пересудов.

Отказаться от такой жизни - значит: не справиться со своей ролью, спасовать перед трудностями и, тем более, опозорить себя. Разве не смешон тот, кто подавился деньгами? Так что пути назад нет, если другие не вернут силой.

Таким образом, деньги нельзя отождествлять со счастьем. Они - часть его, вспомогательный инструмент. Они нужны как колесо паровозу, как паровоз машинисту. Но не может быть колесо важнее паровоза, а паровоз главнее машиниста. Извозчик без лошади - уже не извозчик, но если лошадь станет управлять извозчиком, то уедут они не дальше кювета.

Наоборот, если исходить из определения счастья через потребности, то можно оценить роль денежных сумм в тех или иных ситуациях. Если работник вовремя получил законную ожидаемую зарплату, то тем самым он получил полное подтверждение соответствия своего существования и своих желаний потребностям работодателя, а в его лице - всего общества. В этом случае человек вполне может быть удовлетворен, так как он получил в кассе все, что хотел.

Случай задержки зарплаты можно не объяснять в силу предельной очевидности.

Теперь пусть зарплату неожиданно выдали намного раньше или в десять раз больше. Принесет ли это радость? Согласно определению - не должно, так как нарушено прежнее соответствие, согласованное всеми сторонами. А по жизни? Возможно, несколько секунд человек порадуется. Но если он не вор и не дурак, то сообразит, что скорее всего произошла ошибка и деньги придется возвращать, да еще заиметь при этом лишние хлопоты и неприятности. И чем быстрее он выяснит в чем дело, тем лучше оно кончится. Поэтому работник сразу вгоняется в стресс, и до счастья ему далеко. А может быть, и близко, если работодатель подтвердит соответствие выданной суммы той выгоде, которую получило предприятие благодаря столь ценному работнику.

Отсюда видно, что для людей, не пораженных болезненной жаждой наживы, сами купюры и нули на счетах приносят счастье только тогда, когда соответствуют потребностям общества. Богатство, полученное от рождения, воспринимается всего лишь как факт среди прочих естественных обстоятельств. Но даже непомерная сумма, заработанная дельцом, может быть предметом его гордости, если делец (а может быть, и часть общества) соответственного мнения о его талантах и его роли в деловом мире, и особенно если удачник оправдывает свое обретение намерением употребить деньги на благие дела.

Сумма, полученная в качестве наследства, также может сильно порадовать наследника (о долговременных перспективах и последствиях - другой разговор). Во-первых, человек обычно считает недооцененной свою роль в обществе. А если страна живет бедно, то он думает правильно. Поэтому свалившиеся деньги он может считать восстановлением справедливости. Во-вторых, соблюдение законодательства по части наследования - это потребность всего общества. Получая наследство, счастливчик одновременно выполняет свой гражданский долг, а потому имеет все законные основания порадоваться такому долгу.

7. Мнения классиков о счастье

Если исходить из данного здесь определения, то очень немногие признанные умы заметили суть счастья. В обыденном сознании счастье намертво связывается с наслаждением. А у многих граждан хватательный рефлекс настолько силен, что всякое упоминание о чужих потребностях воспринимается как покушение на их собственные нужды. Не смогли отойти от этого и знатоки человеческих душ, превознося главным образом само наслаждение и напрочь забывая об отличии человека от животного. Только Аристотель сумел отвлечься от второстепенного и прямо заявить: "Счастье человека состоит в беспрепятственном приложении его преобладающей способности".

Отличает явление от сути и Гераклит Эфесский: "Если бы счастье заключалось в телесных удовольствиях, то мы должны были бы назвать счастливыми быков, когда те находят горох для еды". Демокрит также полагал, что "не телесные силы и не деньги делают людей счастливыми".

Последующие тысячи лет философских изощрений выявили уйму нюансов, за которыми как-то потерялась суть.

Так что очень дипломатичен Блез Паскаль: "Мы бываем счастливы, только чувствуя, что нас уважают". Здесь, хотя и не прямо, но показана объективность счастья и зависимость его от общественной оценки человека.

Как всегда, глубок Лев Толстой: "Счастье есть удовольствие без раскаяния". Если понимать раскаяние как осознание отрицательной общественной оценки, то Толстой не прошел мимо сути, хотя и поставил следствие впереди причины. Он также понимает различие между объективной оценкой общества и субъективным представлением человека об этой оценке.

Больше ни одного серьезного и полезного в научном плане определения найти не удалось, хотя есть масса метких наблюдений. Многие подчеркивают, что только на фоне несчастий осознаются радости жизни. Не секрет и то, что движение к счастью уже само есть счастье. По К.Марксу счастье - это борьба.

Нельзя пройти мимо высказывания Бернарда Шоу, хотя оно и спорно: "Точка зрения, будто верующий более счастлив, чем атеист, столь же абсурдна, как распространенное убеждение, что пьяный счастливее трезвого".

А вот Иммануил Кант считает: "Одна из несомненных и чистых радостей есть отдых после труда". Почему бы тогда не сон после труда? Чем хуже отдых после спортивного соревнования, или после драки в кабаке, или после разноса у начальника? Нет, не сам отдых после труда радует, а деньги, заработанные этим трудом. Радуют плоды труда, которые опосредованно вернутся в виде удовольствий. Радует сам труд, который не перессорил труженика с обществом, а способствовал взаимной выгоде и взаимному пониманию всех сторон.

Вряд ли имеет смысл критиковать литературные определения и афоризмы, так как в значительной мере они написаны ради формы, ради красного словца. А вот определение Аристотеля вполне научно по форме и содержанию, поэтому возникает вопрос: почему бы не взять его в качестве эталонного? Все же оно (в имеющемся переводе) имеет неточности, хотя и легко устранимые. Дело в том, что у человека, как правило, нет одной заведомо преобладающей способности, да и в зависимости от возраста способности могут сильно меняться. Львиную долю жизни человек проводит в семье и на работе, поэтому очень тщательно подходит к выбору спутника жизни и места работы, чтобы в каждой из этих двух областей нашлось что "приложить", что показать и чему порадоваться. Выбирать, что важнее: семья или работа - так же некорректно, как спрашивать, какая нога человеку нужнее.

Если индивид имеет всепоглощающую страсть к собиранию трубок, спичечных этикеток или к той же рыбалке, то отсутствие препятствий по выбранной линии еще не дает средств к существованию, не обеспечивает необходимых условий самой жизни, не говоря уже о каком-то счастье. Для счастья мало того, чтобы общество только не мешало, оно само должно нуждаться в приложении способностей человека. Но если даже общество высоко ценит и щедро оплачивает главную способность певца или гончара, то вряд ли тому понравится, что во всем остальном его считают ничтожеством. Нет, человеку необходимо, чтобы его уважали во всем: дома как опору семьи, на улице как пешехода и как знатока города, на рынке как грамотного покупателя, в компании как карточного игрока и хорошего рассказчика, на стадионе как страстного болельщика и знатока спорта, на трассе как классного водителя и т.д. За свою жизнь человек развивает в себе множество способностей, и прилагаться из них должны если не все, то подавляющее большинство.

Поскольку в определении Аристотеля для счастья требуется заметно меньше, чем следовало бы (отсутствует общественная потребность, общество предстает только как окружающая среда), то, вероятно, его определение - прекрасный материал для введения более общей категории, которая охватывала бы как человеческое счастье, так и его аналог для животных.

8. О смысле жизни

Понятия счастья и смысла жизни тесно переплетаются. Если человек счастлив, то вряд он будет считать бессмысленными свои дела и всю свою жизнь. Обратно, если гражданин считает свой поступок осмысленным, то вряд ли он будет нацелен против чьего-либо счастья.

Однако, если спросить человека, для чего он живет, то мало кто скажет, что для счастья (своего, близких или всего человечества). Но если даже так, то вряд ли имея ввиду обсуждаемое здесь определение. Слишком расплывчаты в обществе представления о счастье. Чаще всего назовут более понятные цели типа: вырастить детей, построить дом, посадить дерево, искоренить несправедливость. Т.е. все цели обусловлены собственными нуждами или интересами других людей. Но если даже человек откровенно признается, что живет исключительно для себя, то не верьте ему. Все равно он успевает пообщаться за день с десятками людей по работе, в семье, в доме, на улице, в транспорте и всегда хочет, чтобы с его мнением считались, хочет влиять на окружающий мир.

Как ни крути, интересы общества и индивида не разделимы. Чем лучше они будут состыковываться, тем лучше будут удовлетворяться. Поэтому, не забывая о непосредственном удовлетворении потребностей, т.е. о проявлениях счастья, человек крайне заботится о том, чтобы вписаться в существующее общество, чтобы его желания находили отклик у других людей. Например, лучшие годы жизни тратятся на учебу, да и потом человек постоянно учится, набирается опыта, ищет и утверждает свое место в жизни. Для чего? Для того самого отклика, для соответствия, т.е. для счастья.

Поэтому можно сказать, что счастье - это и есть смысл жизни.

Хотя каждый гражданин вправе дать свою формулировку, но нелепо противопоставлять эти два понятия. Например, мать может со страстью львицы твердить, что смысл своей жизни она видит только в своем любимом чаде и больше ни в чем. Значит, ее ребенок и есть для нее величайшее счастье, т.е. личное счастье женщины и ее чадо - эквивалентные вещи. (Вспомним ходовые фразы: "счастье ты мое" или "горе ты мое".) Так что настаивая на своем личном мнении, мать только подтверждает этим общее правило.

Остаются неясными некоторые детали. На любое объяснение можно задать вопрос "а это зачем?", и в конце концов все упирается в смысл существования человечества в целом. Другой нюанс заключается в том, что поступки человека в настоящем или обозримом времени - это не то же самое, что жизнь в целом. И третья важная деталь: смысл всегда относителен, и то, что в одних обстоятельствах имеет смысл, в других может не иметь. Например, в глазах верующего жизнь иноверцев, как правило, лишена всякого смысла.

Наука сообщает следующее. Смысл - это: идеальное содержание, идея, сущность, предназначение, конечная цель (ценность) чего-либо. К сожалению, наука помогает мало. Если мы находимся не на рынке рабов, то наиболее осязаемое понятие "ценность" не подходит, так как человеческую жизнь принято считать бесценной.

С конечной целью тоже сплошные неувязки. Если жизнь кончается смертью, то не является ли смерть целью жизни? Если иметь в виду последнюю волю, сформулированную самим гражданином, то получается что смысл жизни находится в завещании.

Предназначение уместно там, где кто-то кого-то назначил, либо собрал механизм, в котором каждый винтик имеет свое назначение. Но человек не является послушным винтиком, и общество не дает своему гражданину какого-либо предназначения на всю жизнь. Человек может сам предназначить себя служению богу или науке, но это относительно редкие случаи. Человек может родиться рабом или холопом, но это назначение только от правящего класса, сами угнетенные вряд ли с ним согласятся.

Остальные понятия "содержание", "идея", "сущность" настолько общи, что сами нуждаются в расшифровке, и в значительной мере служат синонимами слова "смысл".

Жизнь каждого человека от рождения до смерти - это не есть какой-то стандартный предмет в среде себе подобных, где можно было бы выявить жесткие законы игры. Хотя почти в каждой жизни окажутся учеба, женитьба, развод, но это лишь малые эпизоды. Как правило, жизнь человека настолько сумбурна и непредсказуема, что все события в ней объединяются только хронологией, а вовсе не каким-то единым замыслом.

Поэтому, если не ссылаться на опросы прохожих и попытаться применить научный подход, то целый ряд формальных признаков вроде бы указывают на бессмысленность человеческой жизни в целом, и никаких явных целей не просматривается. В таком случае остается только следующий довод: если признать бессмысленной жизнь, то таковыми же придется признать все деяния человека. Явно абсурдно было восхвалять дела индивида и проклинать его существование. Но где же искать этот смысл?

Если мы не хотим впасть в явное противоречие с общественной практикой, не хотим признать человеческую жизнь бессмыслицей и пытаемся при этом остаться на объективной основе, то смысл человеческой жизни придется связать либо со смыслом ее частей, либо со смыслом более общих объектов, т.е. социальной группы и человечества в целом. Соотношение целого и части таково, что целое имеет нечто общее, не присущее его отдельным частям. Поэтому, строго говоря, целое и часть - это разные вещи, и незаконно подменять одно другим. С другой стороны, целое и часть неразрывны и гораздо больше зависят от друга, чем от посторонних объектов. Так что хотя недостаток избранного пути очевиден, но иных путей нет.

Человечество появилось не в результате чьего-либо замысла, а как часть естественного процесса. И развивалось также по объективным законам, а не по чьей-либо указке. Не по божьему или чьему-либо еще проекту появился такой сложнейший механизм как глаз. Не по божьей воле вершатся и общественные процессы, всегда за ними просматриваются интересы конкретных личностей и влияние конкретных обстоятельств. Если что-то не удавалось объяснить вчера, то сегодня находятся вполне реальные осязаемые причины. Поэтому есть все основания считать, что и далее развитие пойдет хоть и осознанным, но вполне естественным путем, и никаких сногсшибательных целей нам не откроется. Во всяком случае, пока не открылось. И с научной точки зрения будет большой ошибкой ставить во главу угла то, что не проявило себя ни малейшими признаками, ни прямыми, ни косвенными.

Интересы социальной группы также мало проясняют дело. Производственные, политические, общественные организации создаются под конкретные задачи, после решения которых надобность в коллективе часто отпадает. Человек может надолго связать свою жизнь с одним коллективом, но как только их интересы разойдутся, так человек начинает искать новых товарищей. В качестве одной из сторон благополучия коллектива можно рассматривать некое соответствие потребностям других организаций. Но даже при успехах социальной группы гораздо большее значение для каждого человека имеет внутренний климат в коллективе, отношения на уровне личностей, роль человека в коллективе. Интересы организации при этом отходят на второй план.

Таким образом, остается единственный вариант: отождествить смысл человеческой жизни со смыслом отдельных поступков. Здесь нет большого различия между целым и частью, поскольку, как уже отмечено, человеческая жизнь есть довольно расплывчатый и противоречивый объект. Если этому объекту и присуще нечто особенное, то это особенное никак не заслоняет собой отдельные деяния индивида.

А смысл поступков человека, как показано, неразрывен с балансом интересов индивида и общества, т.е. со счастьем.

Если не удается до конца объяснить смысл отдельных поступков, то это - не трагедия, а обычное состояние для любых отраслей знания. Как бы далеко мы ни проникали в просторы Вселенной и в глубины материи, всякий раз выясняется, что непознанного остается гораздо больше, чем познанного.

И наконец, об относительности. Это также не трагедия, а скорее закон. Если в Древнем Риме строили акведуки, а в соседнем Карфагене считали это бессмысленным, то это не означает отсутствия объективного смысла в акведуках и во всем прочем. Объективный смысл есть, но он не дан свыше раз и навсегда, а проявляется только применительно к конкретным обстоятельствам.

Счастье тоже очень относительно. И было бы крайне странно, если столь близкие понятия сильно разминулись по данному показателю. Нет, они идут нога в ногу. И если обстоятельства позволяют говорить о счастье конкретного человека, то те же обстоятельства помогают выявить смысл его жизни.

Невесенко Н.В.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Определение Счастья

Определение Счастья

Счастье - это соответствие личных наклонностей потребностям других людей...
Журнал

Определение способности

Интеллектуальные способности зависят от массы мозга, причем, чем больше масса...
Журнал

Определение IQ

Психологи из университета канадской провинции Альберта считают, что широко...
Журнал

Определение отцовства

Рождение ребенка всегда значительное событие в жизни не только женщины, но и...
Журнал

Определение понятия Планета

Современные наблюдения изменили наше понимание Солнечной системы, что сказалось...
Журнал

Определение болезни по руке

1. Совершенно плоский холм Венеры и большая арка на первом браслете, говорят о...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Цели
Простой способ лечения рака в мусульманских странах