Философия бессмертия Ч2

2. Детерминация "Я"

После того, как мы отделили проблему сохранения тождества психического "Я" от проблемы сохранения биологической жизни организма, встает вопрос: как соотносятся психическое "Я" и физическое тело? Не являются ли проблемы сохранения тождественного "Я" и сохранения телесной организации тождественными проблемами - как бы двумя сторонами одной и той же проблемы?

Поскольку психическое, внутренний мир определенным образом зависит от телесной организации и функции тела, а именно, непосредственно связан с функциями мозга, вполне оправдана постановка вопроса о телесных (физических) детерминантах нашего "Я". Какие свойства моего тела и мозга определяют тот факт, что я - это я, а, скажем, не Сократ и не Петр Первый? Какие физические, физиологические, биологические процессы в моем организме обуславливают индивидуальность и тождественность моего "Я"?

Достаточно очевидно, что тождество моего "Я" не может непосредственно определяться тождественностью атомов или элементарных частиц, составляющих мое тело. Во-первых, обмен веществ приводит к тому, что в течение ряда лет (обычно называют цифру – 7 лет) атомный состав моего тела практически полностью обновляется. Это, однако, по всей видимости, не ведет к потере тождества "Я".

Во-вторых, современная физика утверждает, что частицы, а также атомы одного сорта абсолютно тождественны, лишены всяких различий, и в ситуации, когда нет никакой возможности отличить одну частицу от другой даже по пространственному положению, - они полностью утрачивают всякую индивидуальность. В формализме квантовой теории этот факт отображается в виде требования симметризации многочастичной волновой функции. Если, например, в исходном состоянии частица № 1 находилась в состоянии |1>, а частица № 2 - в состоянии |2>, и далее возникла ситуация, в которой мы утратили способность различать эти частицы даже по их положению в пространстве, то мы должны включить в волновую функцию, описывающую совместно обе эти частицы, дополнительный член, который приписывает частице № 1 состояние |2>, а частице № 2 - состояние |1>.

Если частицы к тому же взаимодействуют друг с другом, то мы лишаемся и возможности описывать поведения данных частиц как независимых друг от друга (так называемое "квантовое перепутывание"). В квантовомеханическом формализме это отображается как невозможность представить квантовое состояние многочастичной системы в виде произведения одночастичных состояний.

Подчеркнем, что принцип неразличимости частиц в квантовой теории нельзя рассматривать как математическую идеализацию или артефакт, обусловленный особенностями применяемого теоретического инструментария. Неразличимость частиц порождает наблюдаемые физические следствия. Такие явления, как обменное взаимодействие, бозе-конденсация, принцип запрета Паули и многие другие - являются непосредственным следствием неразличимости квантовых частиц.

Таким образом, говорить: я - это я, поскольку состою именно из этих, а не каких-то других атомов - бессмысленно как с точки зрения биологии, так и с точки зрения физики.

Заметим, что физика вообще рисует нам картину мира лишенного такого свойства, как "индивидуальность". Нужно признать, что индивидуальность в некотором смысле отсутствует уже в классической физике - поскольку она не дает нам какого-либо однозначного рецепта - как членить реальность на единичные индивидуальные объекты. Квантовая механика лишь усиливает эту тенденцию к деиндивидуализации реальности - устраняя возможность приписывания какой-либо индивидуальности даже элементарным частицам, входящих в состав тех или иных (также условно выделяемых) "объектов".

Если в физическом мире индивидуальность отсутствует, то как же она может возникнуть в мире психическом? Не указывает ли это обстоятельство на "надфизическую" природу человеческой психики? Если это и не так, то, по крайней мере, мы должны признать, что физическая картина мира не полна, поскольку не содержит в себе такие важные понятия как индивидуальность и себетождественность.

Те сложности, которые возникают при попытке найти объективные, "материальные" основания нашей индивидуальности, можно попытаться обойти, предположив, что хотя материя сама по себе действительно лишена всякой индивидуальности, но, тем не менее, индивидуальность возникает на определенном уровне организации как "системное свойство" (т.е. свойство, возникающее как "эффект" сложной организации материи). Поскольку материя, по предположению, лишена индивидуальности, то, очевидно, источником индивидуальности в этом случае может служить лишь форма организации материи, точнее говоря, ее структурно-функциональная организация.

Можно рассуждать следующим образом: поскольку атомы, входящие в состав моего тела, непрерывно обновляются, то единственное, что остается в определенных пределах неизменным - это структурная и функциональная организация моего тела и мозга. Последняя, в конечном итоге, задается расположением и состоянием отдельных атомов внутри моего тела. Можно предположить, что индивидуальные особенности этой структурно-функциональной организации и обеспечивают индивидуальность моего "Я", а относительная стабильность этой организации - обеспечивает тождество "Я" во времени.

Однако легко усомниться в истинности данного предположения. В самом деле, всякая конечная структура, в принципе, может быть скопирована, воспроизведена в нескольких экземплярах. Если наше "Я" целиком определяется структурной организацией нашего тела, т.е., в конечном итоге, тем порядком, в котором атомы расположены внутри тела, то, скопировав эту структуру, мы тем самым, смогли бы воспроизвести и "уникальное" индивидуальное "Я" того психического субъекта, которому принадлежит данное тело. Но последнее представляется абсурдным, так как противоречит самой сущности "Я" как единичной индивидуальности.

Проиллюстрируем сказанное с помощью мысленного эксперимента. (Идея эксперимента заимствована у С. Лема (2)). Еще в 50-х годах Н. Винер предложил способ "путешествия по телеграфу" (3). Он рассуждал следующим образом: поскольку атомный состав нашего тела непостоянен, наша личность, "Я" всецело определяется структурной организацией нашего тела, которая, в свою очередь, целиком и полностью определяется расположением атомов внутри тела. Но в таком случае, вместо того, чтобы перемещать с места на место материальное тело, мы могли бы передавать (например, с помощью телеграфа) информацию, описывающую с большой точностью расположение атомов внутри тела. Используя эту информацию, далее, можно в точке приема сообщения "собрать" копию исходного индивидуума из тождественных атомов и тем самым как бы "перенести" данного индивида (со скоростью света!) в любую удаленную точку пространства.

Вместе с тем, ясно, что оборудование, используемое для "путешествия по телеграфу", можно использовать и для других целей, помимо дальних путешествий со скоростью света. Например, это оборудование можно использовать для "размножения" нашего путешественника. Для этого достаточно лишь многократно повторить операцию копирования на "выходе" устройства для телепортации. Если индивидуальное "Я" целиком определяется структурой тела, то каждая копия должна обладать "одним и тем же" тождественным "Я".

Предположим, что я являюсь копируемым субъектом. Предположим, также, что я нахожусь в комнате, в которой расположен копирующий аппарат. В какой-то момент открывается дверка аппарата и в комнату входит мой двойник. Могу ли я, глядя на него, утверждать, что он и я - это один и тот же субъект, одно и то же "Я"? Очевидно, нет. В самом деле - если моего двойника ударят - я не почувствую боли. Если его через некоторое время застрелят - я буду продолжать жить, возможно, даже не подозревая о том, что у меня был двойник. Наоборот, если меня поведут на расстрел, то существование двойника вряд ли будет служить для меня утешением. Вполне возможно, что в данный момент во Вселенной существуют сотни моих двойников - это не в коей мере не снизит трагизм моей собственной смерти - ведь умру именно я - единственный и неповторимый.

Абсурдность ситуации "размножения" "Я" заставляет нас сделать вывод, что наше "Я" есть нечто в абсолютном смысле единичное и неповторимое. Следует признать, что никакое "размножение" или "удвоение" "Я" в принципе невозможно. Не могут существовать два или более независимых друг от друга индивидов, обладающих одним и тем же "Я". (Последнее утверждение мы будем далее для краткости называть "принцип неудвоимости Я").

Отсюда следует, что "Я" ни в коей мере не определяется структурной организацией тела, по крайней мере, в том случае, если мы докажем, что данная структура в принципе может быть скопирована. Таким образом, получается, что индивидуальность и самотождественность нашего "Я" не определяется ни "индивидуальностью" атомов, входящих в состав тела, ни структурной организацией тела, т.е. получается, что она вообще не определяется чем-либо "материальным", доступным для научного исследования.

Отметим далее, что "неудвоимость" "Я" уже сама по себе исключает возможность какой-либо внешней детерминации индивидуальности. В самом деле, если бы существовали какие-то внешние (т.е. отличные от самого "Я") факторы, способные при их сочетании породить конкретное "Я", то, очевидно, принцип "неудвоимости Я" был бы нарушен. Если эти факторы способны породить данное "Я" в одной точке пространства, то что, спрашивается, может помешать этим же факторам породить то же самое "Я" и в любой другой удаленной пространственной точке? Но в таком случае мы опять сталкиваемся с парадоксом "раздвоенного Я".

Отсюда можно сделать вывод, что единственной причиной, способной породить конкретное "Я" может быть лишь само это "Я". То есть, "Я" - есть причина себя (causa sui). "Я", таким образом, есть нечто субстанциональное - оно само себя порождает и само поддерживает свое собственное существование во времени. (Следует отметить, что субстанциональность "Я" принимали уже неоплатоники. У Плотина душа человека - это "единичный логос Ума", т.е. идея данной конкретной индивидуальности, изначально присутствующей в божественном уме. Таким образом, "Я" не есть нечто тварное, напротив, "Я" - совечно Богу. Прокл также утверждал, что "всякая душа жива сама от себя").

Субстанциональность, самодетерминированность "Я" очевидным образом исключает возможность возникновения, формирования или становления единичной индивидуальности. Если причиной моего существования могу быть лишь я сам, то это указывает на существование моего "Я" (по крайней мере в какой-то латентной форме) до моего рождения. Если я существую сейчас, то это значит, что я существую от начала времен. Фактически здесь мы уже имеем доказательство "бессмертия души": если конкретное "Я" может возникнуть лишь само от себя, то, очевидно, оно уже было до моего рождения. Но в таком случае есть все основания надеяться, что это "Я" переживет и мою телесную смерть. Поскольку смерть не способна изменить те обстоятельства, которые сделали возможными само мое рождение, она не может уничтожить то "латентное" "Я", которое явилось причиной "рождения" моего "явного", телесно воплощенного "Я".

В связи с этим, следует различать "эмпирическое" "Я", непосредственно проявляющее себя в виде моей актуальной душевной жизни, и "метафизическое" "Я", являющееся глубинной "латентной" основой "эмпирического" "Я". Это метафизическое "Я", очевидно, нельзя отождествить с потоком актуальных переживаний в моей душе.

Непосредственная очевидность существования "метафизического" "Я" проистекает из того факта, что поток сознания может прерываться, временно "уничтожая" "эмпирическое" "Я", а затем восстанавливаться без потери себетождественности "Я". Мы имеем здесь в виду состояния обратимой комы, наркоза или сна без сновидений. В этих состояниях "эмпирическое" "Я" - в виде "потока сознания" - отсутствует, но нельзя утверждать, что данное конкретное "Я" вовсе перестало существовать. Ведь если бы "Я" полностью исчезало вместе с исчезновением "потока переживаний", то каким образом оно могло бы возродиться как "то же самое "Я"" после выхода из состояния субъективного небытия?

Поскольку, как установлено выше, причиной существования "Я" может быть лишь само это "Я", то, очевидно, что "Я" в какой-то "скрытой", неявной форме продолжает существовать и в состояниях, когда наша актуальная духовная жизнь полностью угасает.

Субстанциональность "Я" делает бессмысленными проекты достижения индивидуального бессмертия путем "переселения" личности в компьютер или перенесения ее в виде некоторой информации на какой-то иной, искусственно созданный субстрат. Если наше "Я" - это что-то вроде компьютерной программы, то, очевидно, такую программу можно одновременно установить и запустить в действие сразу на нескольких компьютерах - но в таком случае мы снова сталкиваемся с парадоксом "удвоенного Я".

Неудвоимость "Я" исключает, также, возможность истолковать "Я" как совокупность "индивидуальных особенностей" психической организации конкретной личности, при условии, что эти особенности задаются конечным числом признаков и, следовательно, принципиально воспроизводимы.

По той же причине "Я" не может быть тождественно какой-либо конечной совокупности информации - ведь всякая конечная информация принципиально воспроизводима и размножима. (Отсюда вытекает ошибочность так называемого "информационного подхода" к решению психофизической проблемы (4), сторонники которого отождествляют индивидуальную психику (субъективную реальность) с информацией, запечатленной в нейродинамическом субстрате).

Не означает ли все сказанное, что наше "Я" вообще не имеет никакой качественной и количественной определенности, представляет собой нечто полностью бессодержательное? Заметим, что такого рода представления о "Я" особенно характерны для восточной философии. Здесь "Я" представляется как своего рода "чистый взор, " перед которым последовательно развертываются конкретные содержания внутреннего мира, и который сам по себе лишен какого-либо собственного содержания, абсолютно бескачественен, не присутствует в составе субъективной реальности.

Нам представляется, что данная теория порождает массу негативных следствий и, по существу, внутренне противоречива. Прежде всего, возникает вопрос: чем один "чистый взор" может отличаться от другого "чистого взора"? Не следует ли признать, что в этом случае существует лишь одно единственное мировое "Я", которое воспринимает, переживает, мыслить во всех вселенских субъектах одновременно? В таком случае всякое приватное, индивидуализированное "Я" - не более чем иллюзия. Просто единое мировое "Я", по каким-то неизвестным причинам, не способно осознать свою собственную универсальную природу, и впадает в заблуждение, отождествляя себя с каждым отдельным частным "Я". Именно к этому выводу и приходит в конечном итоге восточное умозрение.

Подобная точка зрения представляется нам неприемлемой. Совершенно очевидно, что я, по крайней мере, в сфере чувственных переживаний, обладаю приватным, недоступным другим субъектам опытом. Я не способен ощутить, что в данный момент чувствует мой сосед, но и мой актуальный внутренний мир также непроницаем для окружающих. Отдельное, приватное бытие "Я" - это эмпирический факт, с которым необходимо считаться независимо от каких-либо теоретических соображений.

Можно, конечно, допустить, что все эти неразличимые "чистые взоры" все же не тождественны друг другу, хотя и не имеют каких-либо отличительных признаков (также как, например, не тождественны неразличимые точки пространства). Но и в этом случае мы так же сталкиваемся с серьезными проблемами.

Поскольку один "чистый взор" ничем не отличается от другого "чистого взора", то замена одного "Я" другим, очевидно, не должна приводить к каким-либо наблюдаемым последствиям (поскольку "Я" лишено в этом случае каких-либо наблюдаемых свойств). Но если потеря тождества "Я" ненаблюдаема, то где гарантия, что эта потеря тождества не происходит каждую минуту?

Заметим, что если "Я" бескачественно, то и нет никаких причин, которые могли бы заставить эволюционный процесс создать какие-либо механизмы, способствующие сохранению тождества "Я" во времени. Естественный отбор осуществляется по каким-то наблюдаемым признакам. Если "Я" абсолютно бессодержательно, лишено каких-либо отличительных признаков, то это "Я" и не может быть объектом естественного отбора. Следовательно, если "Я" бескачественно, лишено какого-либо содержания, то вера в тождество собственного "Я" не только не может иметь какого-либо подтверждения со стороны субъективного опыта, но также не имеет каких-либо оснований и с точки зрения научного подхода. Эта вера, таким образом, полностью иррациональна.

Еще большие сложности возникают в том случае, когда мы задаемся вопросом: каким образом мы вообще способны знать, что существует какое-то "Я"? Если "Я" есть нечто созерцающее, но не в коем случае не созерцаемое, то ясно, что знание о "Я" не может быть получено из опыта. Еще Д. Юм говорил: " я вижу стену, но не вижу "Я", взирающее на эту стену" и на этом основании отрицал реальность "Я".

Могут возразить, указывая (в духе Канта), что "Я", хотя и не присутствует в составе опыта, но, тем не менее, должно быть постулировано как необходимое условие этого опыта (условие "трансцендентального единства апперцепции"). Недостаток этого хода мысли в том, что здесь предполагается, что мышление способно вывести нас за пределы возможного опыта. Это можно принять, только если ограничить опыт чувственно данным. Мышление, так или иначе, должно иметь некоторый предмет, на который оно направлено и, следовательно, этот предмет должен в какой-либо, хотя бы в "сверхчувственной", форме присутствовать в опыте. Иначе мысль лишается всякого предметного содержания.

Следовательно, если я способен содержательно помыслить собственное "Я", то это "Я" каким-то образом должно присутствовать в моем опыте, иначе я вообще не имею никакой подлинной мысли о "Я" - мысли достигающей "созерцания" мыслимого предмета, владеющей этим предметом.

Вместе с тем, в подходе Канта содержится нечто позитивное, позволяющее установить содержание опыта, на котором основана идея собственного себетождественного "Я". "Трансцендентальное единство апперцепции", по Канту, - это условие, делающее познание вообще возможным. По существу - это условие единства элементов опыта, дающих в совокупности осмысленное знание. Действительно, для того, чтобы познавать, необходимо последовательно синтезировать, соотносить друг с другом поступающие в различные моменты времени единицы информации. "Я" или субъект - это и есть фактор, осуществляющий подобного рода синтез. Это то, что соединяет отдельные информационные единицы в осмысленное целое (осмысленность - это и есть, по существу, соотнесенность информационных единиц, восприятие их в контексте целого).

У Канта фактор, осуществляющий синтез единиц опыта в единое целое, остается трансцендентным сознанию, не присутствует в опыте как "феномен" и лишь домысливается в ходе "трансцендентального исследования" - как условие, без которого осмысленное познание было бы невозможным.

Здесь возникает вопрос: действительно ли феноменальный мир требует существования какого-либо внешнего по отношению к нему фактора, синтезирующего разновременные содержания? Почему бы ни допустить, что сфера субъективного обладает имманентно присущей ей целостностью, способна сама синтезировать собственные содержания. В этом случае "Я" непосредственно присутствует в составе опыта как имманентно присущее нашей сфере субъективного единство.

Каким образом непосредственно переживается это имманентное единство нашей души - мы подробно рассмотрим в следующих разделах работы. Пока лишь отметим, что представление о внеположности "Я" феноменальному миру проистекает из представления о субъективных феноменах как о временном потоке переживаний. Ясно, что такой "поток" требует некой "внешней скрепы" для того, чтобы обеспечивалось единство и преемственность опыта - и такого рода скрепой, по сути, и является "трансцендентное Я". Это "трансцендентное Я", находясь вне течения времени, способно непосредственно схватывать связь временных элементов потока переживаний и, таким образом, создавать феномен осмысленности переживаемого.

Как нам представляется, нет никаких оснований утверждать, что в составе самой феноменально данной реальности отсутствует сверхвременное начало. Если же такое сверхвременное начало имеется, то отпадает и необходимость постулировать "трансцендентное Я".

Заметим также, что если существование "Я" выводимо лишь с помощью умозаключения, косвенно, а не путем прямого усмотрения "Я" в составе опыта, то знание об этом "выводном" "Я" никогда не может быть полностью достоверным. Всякий вывод основан на предпосылках, которые могут быть истинными, а могут быть и ложными. Вообще, если знание содержит в себе какой-либо элемент опосредования, оно в принципе не может быть абсолютно достоверным (т.е. необходимо истинным) - поскольку всегда можно допустить влияние неконтролируемых факторов, искажающих передачу информации от объекта к субъекту через опосредующие инстанции. (Кроме того, нужно отметить, что теория, утверждающая, что всякое познание опосредованно внутренне противоречива, поскольку предполагает непосредственное знание о самом опосредовании). Абсолютно достоверным может быть лишь абсолютно непосредственное знание. Но абсолютно непосредственным может быть лишь знание знания о самом себе. Только в этом случае познающее, познаваемое и само знание непосредственно совпадают и, таким образом, между ними нет никаких опосредующих звеньев.

Знание собственного "Я" представляется абсолютно достоверным. Вряд ли кто-то может искренне усомниться в том, что он - именно он, а не кто-либо другой. Мы никогда не путаем себя с другими людьми. Сама возможность сомневаться в собственном существовании представляется абсурдной - хотя бы потому, что всегда можно задать вопрос: а кто, собственно, сомневается? То есть, сама возможность сомнения предполагает существование сомневающегося субъекта - существование которого, таким образом, "безвопросно".

Если гарантией достоверности знания является тождество познающего, познаваемого и самого знания познающего о познаваемом, то, в таком случае, достоверное знание о себе самом с необходимостью должно быть знанием знания о самом себе. Это означает, что "Я" и "знание Я" - совпадают. Это возможно, очевидно, только если само "Я" имеет природу знания, есть некая информация.

Но если это так - то "Я" не есть "чистый взор" - не есть нечто бессодержательное, бескачественное, беспредикатное.

Может показаться, что мы пришли здесь к противоречию. Ранее мы утверждали, что "Я" не тождественно какой-либо информации и не может однозначно определяться набором каких-то характерных признаков - поскольку любая информация и любые признаки принципиально могут быть воспроизведены, скопированы - что ведет нас к парадоксу "удвоенного "Я"". Теперь же мы пришли к выводу, что "Я" есть нечто содержательное, есть некая информация, понимаемая как "знание знающее себя".

Есть, по-видимому, лишь один способ разрешения этого противоречия: если "Я" есть информация (знание) и, одновременно, "Я" не может быть скопировано, то остается предположить, что эта информация, тождественная "Я", - бесконечна по объему. Только бесконечную информацию невозможно скопировать. Таким образом, мы приходим к выводу, что "Я" - это бесконечное знание, знающее само себя. Отметим также, что для каждого конкретного "Я" эта информация должна быть уникальной и неповторимой.

Итак, "Я" - есть начало вполне содержательное, характеризуемое определенным набором признаков. Однако, набор этих признаков бесконечен. Содержательность "Я" позволяет мыслить его вполне познаваемым (хотя процесс познания бесконечного содержания, тоже, очевидно, бесконечен). Бесконечность содержания "Я" гарантирует, с другой стороны, его уникальность, неудвоимость.

Ранее мы отмечали субстанциональность "Я". "Я" - есть "причина себя". Если "Я" есть знание, то это знание также является субстанциональным. Это означает, во-первых, что это знание нельзя рассматривать как нечто вторичное, производное, например, как некую структуру, воплощенную в "материальном носителе". Во-вторых, это знание не может быть продуктом какого-либо "процесса познания", не может быть результатом действия каких-либо познавательных механизмов. Если знание субстанционально, то оно, очевидно, столь же первично, как и материя, или даже, более того, есть субстанция, внешним проявление которой и является материя. В последнем случае - информация - это и есть то "вещество, " из которого состоит Вселенная.

Здесь мы опять возвращаемся к вопросу о телесных, физических детерминантах "Я". Отметим, что вопрос о "детерминантах "Я" - это центральный вопрос учения о бессмертии. Поскольку бессмертие - это бессмертие конкретного "Я", то достичь бессмертия можно лишь путем контроля над этим самым "Я". Но контролировать мы способны лишь только то, что как-то проявляет себя в мире физических явлений. Следовательно, неизбежно встает вопрос о физических коррелятах "Я".

Спрашивается: что в физическом мире может соответствовать "бесконечной информации", да еще информации "знающей себя"? Мы пока оставим без внимания вопрос: что значит "информация, знающая себя" и сосредоточим внимание на таком ее предикате, как "бесконечность".

Вернемся к мысленному эксперименту с копированием телесной организации. Насколько вообще реален этот эксперимент? Можно ли, в частности, утверждать, что телесная организация может быть исчерпывающим образом задана с помощью какой-либо конечной информации?

Отметим, что если рассматривать тело с позиций классической физики, то ответ на этот вопрос будет положительным. Чтобы "скопировать" тело, достаточно установить пространственные координаты, а также, скорость и направление движения всех атомов, из которых состоит тело в данный момент времени. Причем, достаточно будет конечной точности измерения координат и скоростей. Действительно, атомы тела находятся в состоянии теплового движения, их координаты и импульсы непрерывно случайным образом флуктуируют относительно некоторых средних значений. Следовательно, небольшие ошибки в копировании не должны привести к каким-либо существенным, наблюдаемым последствиям.

Кроме того, квантовая физика указывает на предел совместного точного измерения координат и импульса (соотношение неопределенностей Гейзенберга). Можно утверждать, что атомы сами по себе не обладают абсолютно точной пространственной локализацией и точной мгновенной скоростью. Ошибка копирования, которая укладывается в рамки соотношения неопределенностей, будет, очевидно, в принципе не фиксируемой и не может привести к каким-либо наблюдаемым следствиям.

Разрешима ли проблема измерения координат и импульсов всех атомов внутри тела с физической точки зрения? На этот вопрос пока весьма сложно ответить однозначно. Уже сейчас существует устройство - туннельный микроскоп - которое позволяет фиксировать расположение отдельных атомов на плоскости. Не исключено, что в будущем будет изобретен какой-нибудь "туннельный томограф", который позволит определить координаты и импульсы атомов внутри объема. По крайней мере, не существует никаких принципиальных ограничений для решения данной задачи.

Развитие методов нанотехнологии в будущем, вероятно, позволит осуществлять сборку конструкций на атомном и молекулярном уровне - что сделает вполне реальной процедуру "копирования" тела на основе полученной предварительно информации о расположении и движении атомов внутри конкретного человеческого индивида.

Таким образом, никакой бесконечной и, следовательно, неразмножимой информации, в случае описания тела с позиций классической физики, мы не обнаруживаем.

Ситуация, однако, существенным образом меняется, если рассматривать тело как квантовую систему. Полную информацию о теле, как квантовой системе, в данном случае содержит макроскопическая многочастичная волновая функция, описывающая, однако, не координаты и импульсы отдельных частиц, а лишь амплитуду вероятности локализации этих частиц в той или иной точке пространства. В общем случае волновая функция многочастичной системы не может быть представлена в виде произведения одночастичных волновых функций. Следовательно, состояние системы в целом, в этом случае, не является простой суммой состояний отдельных ее частей.

Для того чтобы получить информацию о состоянии квантовой системы, необходимо осуществить измерение. Однако однократное измерение не дает нам полной информации о квантовом состоянии. Необходима целая серия таких измерений. Известно, что каждое измерение приводит к принципиально непредсказуемому скачкообразному изменению состояния квантовой системы - редукции волновой функции. Следовательно, каждое следующее измерение будет иметь дело уже с несколько иным квантовым состоянием, отличным от исходного состояния.

Отсюда следует, что по результатам измерений, осуществляемых над индивидуальной квантовой системой, невозможно восстановить ее исходное состояние. Еще в 1935 году Э. Шредингер показал невозможность "клонирования" неизвестного квантового состояния (квантового состояния, для которого неизвестна процедура приготовления) (5). Под "клонированием" здесь понимается "создание точной копии исходного объекта при сохранении его в том состоянии, в каком он был до операции клонирования и которое изначально неизвестно" (6 с.511).

Однако все это не исключает возможности приготовления двух и более квантовых систем в тождественных квантовых состояниях. Множество тождественных по своему состоянию квантовых объектов можно получить путем многократного повторения селективной процедуры приготовления заданного квантового состояния.

Если рассматриваемая квантовая система - это человеческое тело, то "процедура приготовления" квантового состояния тела в заданный момент времени - есть не что иное, как весь предшествующий жизненный путь данного человека, вся его индивидуальная история с момента рождения до заданного момента времени. Повторить процедуру приготовления, в этом случае, - это значит повторить заново жизненный путь с учетом тех поведенческих выборов, которые были сделаны данным человеком в различных жизненных ситуациях. Теоретически такое "повторение" возможно, но практически, по всей видимости, неосуществимо.

Предположим, однако, что нам удалось многократно повторить "процедуру приготовления" заданного состояния квантового состояния человеческого тела и получить множество экземпляров данного индивида, находящихся в тождественных квантовых состояниях. Можно ли утверждать, что в каждой из полученных "копий" будет воплощена одна и та же тождественная информация, исчерпывающая собой все возможное знание о данном субъекте?

Пусть рассматриваемые "копии" описываются с помощью тождественной волновой функции. Волновая функция, как полагают, содержит в себе максимально полную информацию о квантовой системе, в том смысле, что более полной информации получить невозможно. Однако это не означает, что никакой другой информации, кроме той, которая содержится в волновой функции, в квантовой системе быть не может.

Предельно полной следует считать такую информацию, которая позволила бы дать предсказание поведения данной квантовой системы в любых возможных будущих ситуациях, в частности, в ситуациях, связанных с измерением тех или иных наблюдаемых величин. Как известно, такая информация в волновой функции не содержится. Более того, есть основания полагать, что вообще не существует способа получения такой информации.

Одно из возможных объяснений этого обстоятельства заключается в том, что любая квантовая система содержит в себе бесконечную информацию, причем информацию сугубо индивидуального характера - специфичную для каждой индивидуальной квантовой системы. Именно поэтому, возможно, мы не способны делать точные предсказания относительно результатов будущих измерений, осуществляемых над данной индивидуальной квантовой системой.

Таким образом, принципы квантовой механики позволяют нам предположить, что любая квантовая система содержит в себе бесконечную, уникальную по содержанию информацию и именно наличие этой информации обуславливает уникальное, непредсказуемое поведение квантовых объектов.

Таким образом, мы приходим к выводу, что существует возможность истолкования, по крайней мере, некоторых свойств человеческой души, с позиций квантовой теории (См. подробнее (7)). Однако, как мы показали в другой работе (21), полное объяснение свойств души с позиций квантовой теории не возможно, поскольку отсутствует полный изоморфизм между свойствами души и свойствами квантовых систем. Отсюда можно сделать вывод, что душа не является физическим объектом, в том смысле, что она не объяснима с позиций современной физики и, следовательно, контролировать ее чисто физическими средствами не представляется возможным. (См. подробнее гл.6).

До сих пор мы рассуждали о свойствах "Я", условиях его тождества, о возможных физических коррелятах "Я" - по сути, не раскрывая природы самого исследуемого феномена - индивидуального "Я". Поскольку "Я" - это субъект психической деятельности, то исследование природы "Я" есть, одновременно, исследование природы нашей "души" - нашего внутреннего мира субъективных переживаний. В ходе исследования внутреннего мира мы можем надеяться получить, также, и новые результаты, относительно главного нашего вопроса - вопроса о бессмертии.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Философия бессмертия Ч2

Философия бессмертия Ч1

Иванов Е.М. ФИЛОСОФИЯ БЕССМЕРТИЯ (новая редакция, август 2006 г.) Оглавление: 1...
Журнал

Философия бессмертия Ч3

3. Строение души Вначале несколько слов относительно методологии исследования...
Журнал

Философия бессмертия Ч4

4. Природа "Я" После того, как мы исследовали в общих чертах состав душевной...
Журнал

Философия бессмертия Ч5

5. Душа и внешний мир В предыдущем разделе мы представили своеобразное...
Журнал

Философия бессмертия Ч6

6. Психофизическая проблема Чаще всего идею бессмертия отвергают, ссылаясь на...
Журнал

Философия бессмертия Ч.7

7. Перспективы бессмертия Рассмотренная в предыдущих разделах работы концепция...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Суд. Раскодирование
Тема жертвы. Астрология