Код доступа

И, конечно, главная новость недели – это примарсение марсохода «Opportunity», этой фантастической штуки. Конечно, тут даже наши телеканалы прошибло. Не буду тут перечислять, какая это замечательная штука. Могу, кстати, порекомендовать всем желающим: редкий случай, статью подробную в Ленте.
Код доступа
ру на эту тему, потому что обычно англоязычные источники, конечно, гораздо подробней. Но вот такой потрясающий момент, который хочу отметить, даже как им спустить эту штуку удалось на Марс. Она же весит 900 кг, она же очень тяжелая. Атмосфера Марса слишком разреженная, чтобы спускать на парашюте, и просто только один момент, техническая новинка. В результате они применили тот же принцип, как когда самолет садится практически с вертикальной посадкой. То есть у них это называлось «реактивный кран», были дюзы, из которых била реактивная струя. Эти дюзы в круг были подвешены на некотором расстоянии над марсианской поверхностью, и на тросе в это время спускался вот этот 900-килограммовый марсоход. Можете себе представить, какая это ювелирная точность, сколько для этого нужно технологий.

Но я о другом. Один момент. Opportunity назван так потому, что американская компания Disney по поручению NASA провела конкурс среди американских школьников на то, как лучше его назвать. Надо было предложить название и написать эссе, почему. И победила 12-летняя девочка Клара Ма. Она лично после этого отправилась в лабораторию и там это слово написала на борту доселе безымянного марсохода.

То есть этот конкурс решал самую важную задачу, как заставить детей в возрасте 10-15 лет, то есть тогда, когда еще есть время научиться на языке математики заинтересоваться наукой. Это вопрос все более острый в современном мире.

И вот большинство российских наблюдателей не преминули отметить, что старт марсохода совпал с очередной аварией в российской космонавтике, очередной Протон угробил очередные спутники связи. Это 7-й неудачный запуск за последние 20 месяцев. Причем, после того, как 8 марта начальник Роскосмоса господин Поповкин после пьяной корпоративной вечеринки попал в больницу – ему кто-то дал бутылкой по голове, вернее, не кто-то, а один из сослуживцев. Конфликтом, яблоком раздора для этих замечательных альфа-самцов послужила прекрасная топ-модель госпожа Ведищева, которую как раз назначили пресс-секретаршей. И вот только ленивый после этого не написал, что теперь будем ждать, когда упадет очередной спутник.

То есть вот то, что у них марсоходы, а у нас – Поповкины, это такое, тривиальное наблюдение. Я же сейчас хочу сделать менее тривиальное наблюдение. Год назад, 18 июля в 6 часов 41 секунду по московскому времени с космодрома Байконур ракета вывела в космос российский телескоп Радиоастрон. Вот все слышали про замечательный телескоп Хаббл, с помощью которого исследуют далекие галактики, квазары и всякую вот эту вот поражающую воображение космологию. Так вот, Радиоастрон в тысячу раз точнее Хаббла. Это, действительно, выдающееся достижение без всяких «но», без всяких Поповкиных. И более того, совершенно фантастический момент: первоначально это был международный проект, потихоньку отпала большая часть участников, в результате практически все было сделано российскими учеными под руководством нашего выдающегося астрофизика Кардашева, причем, в условиях безденежья и пренебрежения наукой.

Я тоже очень коротко объясню, в чем главная особенность Радиоастрона и откуда такое высочайшее разрешение. Потому что есть такая штука как триангуляция. Если вы измеряете расстояние до точки источника излучения двумя разнесенными приборами, то чем дальше разнесены приборы, тем выше точность. Так вот Радиоастрон – это сеть, это радиотелескоп, который находится на очень вытянутой орбите, и наземные станции объединены с ним в радиоинтерферометрическую сеть. То есть, как бы, единый радиотелескоп получается размером в 350 тысяч километров своей там самой дальней точки.

Собственно, про Радиоастрон – это не мой пример, это пример одного из наших выдающихся, я бы сказала уже, немногих выдающихся ученых мирового уровня, которые в России остались, и моего бывшего научного руководителя Вячеслава Всеволодовича Иванова. Мы беседовали с ним о других темах, мы беседовали с ним о происхождении человека (гигантская беседа, которая выходит в «Новой газете» на следующей неделе), ну и попутно он мне сказал: «А, вот, почему же так мало пишут о тех достижениях, которые у нас, все-таки, есть?»

И, вот, понимаете, какое дело? Очень часто нашей оппозиции говорят «Вот, вы не пишете о положительных примерах». Ну, известное дело: мы – злобные, нам лишь бы пнуть пьяного Поповкина. Но ребята, у меня встречный вопрос: а почему о положительных примерах не пишет официальная пресса? Вот, мои слушатели много видели сообщений о запуске Радиоастрона в официальных СМИ? Много видели Путина, который там вместо того, чтобы нырнуть за амфорами, посещает Пулковскую обсерваторию?

Вот это поразительный момент. Российская наука в плохом состоянии. Насколько она в плохом, я просто... Один крошечный пример. На прошлой неделе я говорила о том, что фонд Мильнера вручил 9 премий за достижения в области теоретической физики, и 3 из них достались выходцам из России, то есть Линде, Концевичу и Китаеву. Простой вопрос: кто из этих ученых является академиком РАН? Не-не, я не требую срочно репатриировать Андрея Линде, там, дать ему еще 10 миллионов, чтобы он теоретическую физику развивал в Сколково. Это глупость: наука интернациональна. Ну, в общем, наверное, если бы эти ребята были академиками, то атмосфера в России была бы другая. Гейм и Новоселов получили Нобелевку за графен, до сих пор не академики. Никипелов – академик, а Линде, Китаев, Концевич, Гейм и Новоселов - нет.

Но при этом, все-таки, российская наука – она, как ни странно, не в таком плохом состоянии, как внушает с экранов официальная власть. Я, вот, привела пример Кардашева, который, действительно, выдающийся астрофизик, идеи которого на 30 лет определили развитие астрофизики.

Я могу привести другой пример. «Денисовский человек». В 2008 году экспедиция под руководством Анатолия Деревянко раскапывает в Денисове пещере на Алтае неизвестный подвид Хомо – это вот как раз «Денисовский человек». Геном его секвенирован, естественно, в Лейпциге. Это не неандерталец и не человек. То есть находка денисовца – это история, которая, возможно, кардинально меняет наши представления об эволюции и расселении человека. Возможно, что часть населения Юго-Восточной Азии – это, все-таки, не только люди, но и потомки денисовцев.

Еще раз повторяю, конечно, это мировая наука, геном секвенирован под руководством шведа Сванте Пеэбо, сделано это в Лейпциге. Но мировая наука так устроена, что она – мировая. Но раскопал-то Деревянко. Вот сейчас копает во Вьетнаме.

Третий пример привожу, тоже с подачи Вячеслава Всеволодовича Иванова. У нас был гениальный лингвист Сергей Старостин. Вот, умер он в 2005 году в возрасте 52 лет, но у него остались ученики. Сейчас они на базе Московской лингвистической школы в России, правда, на деньги основанного Кованом института в Санта Фе делают совершенно потрясающий проект, который называется «Вавилонская башня» - это сводный атлас всех языков мира, можете легко найти в интернете. Сводный атлас всех языков мира делается в России, уж извините, на английском.

Как у нас там сказал наш глава РАН господин Осипов? Что, вот, не обязательно хорошим ученым знать английский. Раньше ученые иные мировые и русский выучивали, чтобы читать наши статьи. Но вот, извините, господин Осипов, сайт на английском. Но и на русском тоже, естественно, вариант.

И вот я думаю, почему такое отношение к науке официальное? И, вот, честно говоря, мне кажется, что это позиция лично Владимира Владимировича, потому что, ну, вот, как-то то, что мы видим вокруг, находится примерно на уровне XV века. Земля – плоская, вот, в центре ее стоит Храм Христа Спасителя, народу правитель послан господом богом и у такого правителя, конечно, 2 вещи стоят в центре – поиск философского камня и поиск личной жизни. Философский камень у Путина есть – это нефть, патенты на вечную жизнь скупают, как известно, активно за рубежом несколько олигархов. Но вот, соответственно, радиотелескоп, Денисовец или атлас всех языков мира не входит в эту картину мира.

Еще раз повторяю, вот, поразительно, что у нас с наукой все очень плохо, но, все-таки, у нас не так плохо, как изображает нам, подчеркиваю, официальная, не оппозиционная картина мира.

И у меня очень много вопросов по интернету про Грузию, и с чего это в годовщину войны (напоминаю, предыдущая прошла очень мирно) Владимиру Владимировичу потребовалось заявить, что они 3 дня принимали решение, что Россия готовила осетинских боевиков? Ну как-то это безумно выглядит, если учесть, что комиссия Тальявини в свое время... Это же удивительная комиссия. Это комиссия, которая разбирала российско-грузинскую войну и сказала «Вы знаете, вот, грузины говорят, что напали первыми русские, а русские говорят, что напали первыми грузины. А мы не знаем». Ну, это все равно как, знаете, разбирать начало Второй мировой войны и написать в отчете: «Вот, немцы говорят, что напали первыми поляки, а поляки говорят, что напали первыми немцы. А мы не знаем».

Так вот это комиссия Тальявини из прогнившей Европы, которая знает, что с Россией надо дружить и у Путина надо вылизывать. Так вот эта комиссия Тальявини, несмотря на многочисленные свидетельства, отказалась принимать данные о подготовке русскими войсками осетинских боевиков со словами «А у нас таких данных нету». Ну, вот, теперь у них, наверное, есть, раз Путин сам сказал? Там еще Гаага всякая будет. Вопрос «Почему?» Вопрос, почему перед этим появился фильм, где какой-то отставной козы барабанщики упрекают Медведева в том, что он сутки медлил про непринятие решения. Понятно, что такой даже фильм подметный не появился бы, если бы не было на то каких-то больших санкций в администрации президента. Почему все это произошло, я, честно говоря, не знаю. У меня даже гипотез нету, потому что это все не вписывается в мою картину мира.

Но вот, собственно, возвращаясь к Грузии, как я уже сказала, есть 2 точки зрения на то, кто начал российско-грузинскую войну. Так же, как есть 2 точки зрения на то, кто начал Вторую мировую. Вот, согласно одной точки зрения (немецкой), это проклятые поляки взяли и нечаянно напали на немцев. Согласно другой точки зрения, немцы долго-долго готовились, потом устроили провокацию, переодели своих в польскую форму, захватили радиостанцию в Гляйвице и напали. Примерно также выглядит картина, там я не знаю, советско-финской войны. Согласно одной точки зрения, вот, знаете, на финнов напал товарищ Сталин, потому что ему хотелось жизненного пространства. А согласно другой точки зрения, финны все провоцировали-провоцировали Сталина, а потом взяли и напали на до зубов вооруженный Советский Союз.

Вот, у меня, собственно, по этому поводу большая статья идет в «Новой газете». Я не буду повторять того, что я пишу в «Новой газете», но вот есть последовательность событий. Одна из них заключается в том, что было долгое недовольство Путина, лично Путина, судя по всему, политикой Саакашвили, в результате чего в российских СМИ Грузия представлялась, ну, примерно так же, как в 70-е годы у нас рисовалась Америка, что там негров линчуют, что там все очень плохо, что Саакашвили – сумасшедший. Одновременно шла та самая подготовка осетинских боевиков, шло вооружение Абхазии, шло финансирование разных оппозиционеров и псевдооппозиционеров, какие-то теракты мелкие происходили на территории Грузии. Потом в Южной Осетии, которая к этому времени превратилась в такой южноосетинский Хамас, то есть это было ужасное бедное место, ну, каким оно, собственно, и остается, где единственным источником заработка было сидеть в окопах и спасать на деньги России осетинский народ под руководством мудрого вождя Кокойты от проклятого грузинского фашиста Саакашвили, который сейчас этот народ вырежет. Хотя, надо сказать, что как-то в Грузии живет свыше 30 тысяч осетин и как-то их не трогают без мудрого вождя Кокойты.

И что там произошло, напомню. 1 августа президент Кокойты говорит Интерфаксу, что «мы оставляем за собой право ударить по грузинским городам. У нас есть, чем их достать» и объявляет, что Грузия сейчас нападет, но вот ей как дадут сдачи... Потом 3 августа Кокойты объявляет эвакуацию Цхинвали перед грузинской агрессией, и к 6-му всех вывозят из Цхинвали. Как мы сейчас знаем, уже 5 августа первые российские подразделения (это установил Илларионов) появляются на грузинской земле. Вдобавок появляются в кавычках такие добровольцы, Россия вдруг говорит, что она позволяет добровольцам воевать на Кавказе. На моей памяти, это первый и последний раз, когда Россия терпела на своей территории и рядом со своей территорией гражданское население с оружием.

И, вот, 7 августа поздно вечером осетины, немногие оставшиеся в городе, осетины празднуют уничтожение Нули (это грузинское село рядом) и пишут в блогах «Даешь ударное заполнение моргов Гори телами грузин», а утром 8 августа Кокойты, который только что говорил, что он из Цхинвали всех вывез, вдруг говорит, что «грузины подло напали на мирно спящий Цхинвали».

Вот еще такой момент. Ведь, что происходило 7 августа? Мы знаем, когда начали концентрироваться грузинские войска. Они начали это делать после 2-х часов дня 7 августа, после заседания Совбеза. И мы знаем, благодаря Илларионову и многочисленным генералам, когда начали пересекать границу российские войска – это было 5 августа. И, вот, 7 августа, несмотря на то, что грузинские войска уже выдвинулись, потому что было ясно, что дело плохо, что деревни горят, что масштаб конфликта все возрастает, тогда Темури Якобашвили (это грузинский министр по делам территорий) спешно поехал в Цхинвали (это была его вторая поездка), чтобы любой ценой договориться с Кокойты о прекращении огня. Он должен был поехать с русским посланником Поповым, но Попов сказал, что он не приедет, потому что у него колесо отвалилось. Якобашвили сказал «Ну, поставьте запаску» - «Запаска тоже отвалилась», - сказал русский посланник и не приехал. Якобашвили приехал. Ему сказали, что Кокойты нет в Цхинвали. Его принял Марат Кулахметов, командующий российскими миротворцами. Он сказал, что Кокойты вышел из-под контроля. В ответ на вопрос Якобашвили «А что же вам делать?», Кулахметов сказал: «Ну, вот, единственное, что я могу вам посоветовать, объявить полное одностороннее прекращение огня». Якобашвили уезжает, и вдруг Кулахметов и Кокойты после этого выходят к собравшимся журналистам... А я напомню, что население из Цхинвали вывезли, а журналистов, наоборот, завезли. И сообщают, что они договорились с Якобашвили о начале мирных переговоров.

Более того, после этого Саакашвили объявляет одностороннее прекращение огня. В ответ в 23:00 начинается огонь уже из 150-миллиметровых орудий по Тамарашени. А напомню, что Тамарашени и вообще весь этот грузинский анклав (села в Большой Ляхве) – он был расположен между Цхинвали и Джавой, то есть он был расположен на ТрансКАМе, на дороге, которая отделяла вот этот кусочек Южной Осетии, в котором располагался Цхинвали, от всего остального массива, примыкающего к России. И сначала начинается артподготовка по этим селам, а потом грузины получают известие, что военная колонна, очередная военная колонна движется к Рокскому тоннелю. Эта колонна была разбомблена грузинскими бомбардировщиками утром 8 числа возле Джавы. И, соответственно, понятно, что единственное объяснение, которое имеет этот артобстрел Тамарашени, - это зачищение местности перед тем, как по нему пройдет колонна, потому что, на самом деле, тяжелая военная техника на Гори или даже на Цхинвали может пройти только по этой хорошей дороге. По Зарской дороге, которая построена в горах, там и в мирных-то условиях особо такая техника не пройдет.

И вот, собственно, какое мое предположение относительно того, что сказали сначала генералы в фильме, а потом сказал Путин? Я думаю, что они сказали часть правды. Это вообще такая, знаете, вещь: когда человек врет и лжет, ему лучше как раз не менять показания, не уточнять подробности, потому что всегда запутаешься в показаниях. Потому что, вот, видимо, путинские 3 дня для меня (типа, которые мы решали) – это как раз время с первых заявлений Кокойты о том, что он нанесет грузинам ответный удар до 5 августа, когда российские войска начали переходить границу.

Я руководствуюсь тем, что, ведь, Владимир Владимирович у нас, на самом деле, не любит принимать решения, он любит, чтобы ему создали комфортную ситуацию, приняв решение за него, которое, на самом деле, он хочет. И у Путина не было безвыходной ситуации, там, вне зависимости от его личного отношения к Саакашвили, ну, можно было продолжать его другими доставать способами. Был план войны с Грузией – об этом сейчас говорит сам Владимир Владимирович. Но, ведь, не обязательно было воплощать этот план в жизнь. А, вот, у Кокойты в Южной Осетии ситуация была довольно безвыходная, главным образом потому, что, все-таки, несмотря на очень большую бедность населения, оно – самостоятельное, оно – гордое, и как ему ни промывай мозги, но оно видит, что, вот, Южная Осетия живет в дикой нищете, какие-то деньги выделяются в Москве, но они кладутся в никуда, а рядом вот этот самый грузинский анклав – он получился как Западный Берлин рядом с ГДР, он был такой, с хорошими дорогами... Вот этот самый злосчастный ТрансКАМ – он, несмотря на то, что его, казалось бы, должны были раздолбать танки, а клали его грузины, вот им можно пользоваться до сих пор. А всеми остальными дорогами нельзя.

Там были дороги, там были заправки, там были магазины, там были больницы, приходилось закрывать границу, чтобы осетинские люди не ходили лечиться в больницы к грузинским фашистам. И было ясно, что надо с этим что-то делать и единственное, что можно сделать, надо было уничтожить этот анклав и повязать свой народ кровью. И, вот, я думаю, что вот эти заявления, что Кокойты поставил Путина перед ситуацией, которая Путина устраивала. И это очень важный момент, потому что это значит, что операция, скорее всего, была, ну, не 100% продумана до конца. В том смысле, что некорректно сравнивать ее с фашистским нападением на радиостанцию в Гляйвице, потому что на Гляйвиц нападали немцы, переодетые в польскую форму. А здесь была, как бы, кооперация: вот есть осетинские ополченцы, которые... Ну, это в Южной Осетии происходило в течение многих лет, вот эти боевики нападали на грузин. После этого они говорили, ну, как говорят примерно исламские террористы, что, во-первых, эти грузины взорвали себя сами, а если грузины отвечали (а государство всегда обязано на такое отвечать), они говорили «Вот это и есть агрессия». Это, знаете, вот такая 39-я китайская стратагема «Бей врага ножом и вопи при этом, что тебя ударили».

Вот, собственно, предлог для войны должна была поставить и поставила Южная Осетия, и поэтому, наверное, очевидно, обе стороны немножко путались: одна все пыталась проехаться за счет другой.

Слова Путина о том, что он думал 3 дня, - это очень важные слова, то есть он показывает, что ему принесли предлог для войны и он 3 дня думал. На мой взгляд.

Ну и я думаю, почему отчасти правы генералы, когда они сказали, что Медведев думал целый день? Потому что ни один военный план не переживает прямого столкновения с врагом. Когда Саакашвили нанес встречный удар, я думаю, что в Кремле очень растерялись, потому что так не договаривались. Потому что по сценарию предполагалось, что, вот, подлый грузинский агрессор будет жаловаться в ООН, и после только того, как в грузинских деревнях запылают дома, вот тут-то его обвинят в агрессии. А он нанес встречный удар. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина в программе «Код доступа». Марсоход, конечно, «Curiosity». Opportunity – он уже на Марсе. Все остальное прошу считать верным. А возвращаясь к истории с Медведевым, который, якобы, по словам генералов, медлил сутки, я думаю, что, действительно, это было. Потому что когда Саакашвили нанес встречный удар, то есть сделал то, что от него никто не ожидал, там, видимо, в Кремле был ступор (так не договаривались). И несмотря на то, что российские войска, как мы знаем, уже были на территории Южной Осетии и там даже уже 8-го утром капитан Денис Седристый пытался пробраться до Цхинвали с боем, что у него не получилось, тем не менее, не отдавались, скорее всего, новые приказы, а действовали согласно старому сценарию. Вот так, я считаю, у нас говорили-говорили и проговорились.

Меня просят прокомментировать слова Рогозина о Мадонне. Как там? Я их не буду повторять, что каждая бывшая «б» считает на исходе своих лет, заделывается проповедницей моральных норм. Ну, вы знаете, я думаю... Мне очень нравится то, что сделала Мадонна, я в полном восторге, я вообще ее очень люблю. Но я думаю, что если ей переведут слова Рогозина, то она обидится только на одно слово – «бывшая». Вот тут она будет категорически против: «Как это бывшая?» - спросит Мадонна.

На самом деле, вся эта история Pussy Riot – это история об арбузной корке. Это история, на мой взгляд, о том, что попросил, как я понимаю (может быть, я ошибаюсь), Патриарх Кирилл, Путин не стал отказывать. И, собственно, вот этих арбузных корок у нас... Режим все больше и больше устроен из арбузных корок. Моя теория, теория арбузных корок заключается в том, что рано или поздно этих арбузных корок станет слишком много, и на одной из них режим поскользнется.

Другая арбузная корка – это, например, история с Магнитским, когда понятно, что там не Путин лично воровал НДС. Но по каким-то причинам самых распоследних обсевков, которые это делают, решили покрывать на самом высшем уровне, потому что, ну, это вот так вот устроено российское государство, что протестовать против этого – это, значит, бороться против основ.

Вот сейчас абсолютно та же самая корка арбузная происходит с Евгением Ройзманом, «Город без наркотиков». Там страшно местное начальство пытается его посадить. Они, мы знаем, выбрали какой предлог. У них в фонде умерла пациентка Татьяна Казанцева. Девушка сидела на дезоморфине, девушка болела, была ВИЧ, гепатит всех трех видов, все, что можно. А умерла она от менингита. Более того, поскольку менты слушали телефон Ройзмана, то они отслеживали всю историю поминутно. И, вот, на наших днях, спустя полтора месяца, тело выкопали из могилы. Причем, очень смешно произошло... Все это было в Нижнем Тагиле. Они полезли выкапывать тело. А поскольку родные категорически против и родные очень поддерживают фонд, то они установили на могиле сигнализацию. Сигнализация сработала, менты решили, что это бомба, рассыпались по кустам, вызвали там ОМОН, ШМОБР, снайперов, вся приехала полиция Нижнего Тагила, вытащили тело, притащили в морг, разрезали, повезли, не зашив обратно. Но на полдороге спохватились, повезли обратно, тоже зашили.

Теперь, собственно, вот 2 вопроса очевидных, которые меня волнуют, заключаются в том, что, учитывая, что историю со смертью Казанцевой менты отслеживали с самого начала, если у них было, ну, малейшее сомнение в том, от чего она умерла, почему они вообще разрешили тело хоронить? Вот тогда давайте и исследуйте.

Теперь у меня второй вопрос. Ну, уж если вы его выкопали против желания родных, что же его на минуточку завезли и сразу повезли обратно, не дав никаким сторонним экспертам?.. И, по-моему, еще не успела кончиться экспертиза, как пресс-секретарь ГУВД области заявил, что результаты экспертизы вас поразят.

Значит, когда я день назад писала об этом колонку в Газете.ру, я предположила, что, учитывая, что вот эту Казанцеву за 2 недели до поступления в фонд избили на притоне, что, собственно, и было одной из причин поступления в фонд (родителей это достало), то, видимо, найдут следы старого избиения и скажут, что «вот это сделал злобный садист Ройзман».

Но оказалось еще смешнее (у меня фантазии такой не хватило этого придумать), они заявили, что на теле, которое пролежало полтора месяца в земле, они нашли кровоподтеки. Я даже не знаю, как это комментировать. Вот это как с Pussy Riot. Потому что, ну, я не знаю, как там можно найти кровоподтеки на теле, которое 2 месяца пролежало в земле в жару, но, в общем-то, там было... Когда она поступила в больницу, на ней никаких кровоподтеков не было – ее внимательно обследовали. И когда она умерла, там тоже был акт, обследовали тело, от чего она умерла, и там тоже не было никаких кровоподтеков. А через 2 месяца обнаружились.

Это та же самая история с арбузной коркой. Потому что я вас уверяю, вот, если посадят Ройзмана, то Pussy Riot покажется детским садом. Хотя, конечно, Мадонна за Ройзмана не вступится, но, вот, куча крепких мужиков, которые обычно не являются референтной группой для либеральных идей, скажут «Это что ж такое? Мужик борется с наркотиками, мужик борется с наркомафией, которая ими торгует, и с ментами, которые это покрывают – его же и посадили».

Дальше начинаешь копаться, как это произошло. Произошло это очень просто. Прислали в Екатеринбург новое начальство, сосланное, кстати, из Москвы. Это новое начальство стало открыто не просто вымогать взятки... То, что разъясняют фондовцы, и то, что подтверждают некоторые менты, то, о чем им менты стали жаловаться. Допустим, вызывает к себе новое начальство человека и говорит «Парень, мы тебя, конечно, с твоей должности сдвинем, но мы тебя поставим тоже на хорошую должность по борьбе с наркотиками, и ты нам будешь полтора миллиона заносит ежемесячно. А откуда деньги брать? Ну что, маленький ты? С торговцев». А фонд эту ситуацию ломал годами. В Екатеринбурге другая ситуация, чем во многих местах России.

Вот, помните эти Приморские партизаны, которые пишут в своих показаниях, что стоит дом начальника полиции в таком-то селе, он торгует наркотиками, все вокруг заросло коноплей и, вот, его нукеры собирают... И так таскают наркотики, и все распределяют.

Вот этого нет в Екатеринбурге. Там это было. Там было 6 цыганских поселков, и в эти поселки ездили машины. Кому не лень, милицейская машина там кормилась. Этого больше нет. Те менты, которые рассказывают это фонду о том, что, вот, как ведет себя новое милицейское начальство, эти менты с фондом работают, эти менты с фондом трескают наркоторговцев. Ройзман 4 года ходил в бронежилете, его чуть не убили. И чтобы все это повторилось?

То есть у него не было выхода. Это не то, что он взялся за чье-то дело. Он взялся за свое, потому что это означает, что все, что было сделано фондом, будет угроблено.

И, понимаете, какая парадоксальная ситуация? Путин у нас контролирует все. Но когда на глазах всей России куча мелких начальников в погонах решает свою проблему с Ройзманом, он там не считает нужным вмешиваться. Колокольцев не считает нужным вмешиваться, главным образом, как я понимаю, потому что у него сейчас другая забота – у него там уволенных им начальников снова пихают в начальники.

Но, понимаете, одновременно Путин встречается на Селигере с нашистами, которые избили полицейских, им за это корячится уголовное дело. Вот это движение «Хрюши против», да? Нашистские свиньи, в буквальном смысле нашистские свиньи: они там заходят в магазины и начинают наводить свои порядки. И есть подозрение, что их присылают другие коммерческие магазины против конкурентов. И, вот, в России, где у нас на людей с Болотной заведено дело за нападение на полицейских, Путин говорит вот этим самым нашистским свиньям на Селигере: «Нет уж, вы, пожалуйста, не сдавайтесь, вы боритесь дальше» и фактически таким образом разрешает им бить полицейских. Там, тем, кто за свободу, нельзя, а нашистским свиньям можно.

Еще одна замечательная история, о которой я хочу рассказать. Я очень внимательно отношусь к экологическим движениям в России. Это самое массовое протестное движение в регионах, потому что количество людей, которые выходят на улицы, иногда даже превышает в процентном отношении количество людей, вышедших на Болотную относительно населения города.

Я вам сразу скажу, что я плохо отношусь к движению о защите окружающей среды на Западе, потому что энвайронментализм в благополучном западном обществе – это такое новое издание коммунизма. Раньше, типа, эти вот нехорошие индустриалисты отбирали прибавочную стоимость, а теперь они засоряют атмосферу. Как и марксизм, зеленые базируются на реально существующих проблемах, раздувают их вне всяких пропорций, поощряют мерзейшие фобии человечества, начиная со страха нового. Следует заметить, что при нынешнем популяционном давлении человечество просто не способно существовать без технологий, без тракторов, без удобрений, без генномодифицированных продуктов. И я просто 2 вещи хочу заметить сейчас в качестве преамбулы. Что, во-первых, когда нам говорят, что «вы знаете, вот, не надо использовать ископаемое топливо, а надо засадить поля и делать из них биотопливо», это с точки зрения той же самой экологии означает, что надо вырубить миллиарды, буквально миллиарды гектаров или сколько там лесов, вырубить всю планету и засеять это дело полями. То есть это физически невозможная вещь: человек потребляет гораздо больше энергии, чем он может вырастить с точки зрения биомассы. Я уж не говорю, что при этом случится с экологией – с экологией при этом, действительно, будет беда.

И второе, конечно, нельзя не заметить, что лучше всего дело с экологией обстоит как раз в развитых странах. Например, Германия и Япония покрыты лесами. Это все вторичные леса. Германия и Япония свои леса очень сильно вырубили во время индустриализации, а Япония еще просто в XIX веке от бескормицы. И если, например, посмотреть, скажем, Северную Корею, она без лесов, а Южная Корея с лесами. Гаити – без лесов, а Доминикана рядом – с лесами. То есть, вот, как-то чем развитее страна, тем лучше у нее с экологией.

И в этом смысле, конечно, особая катастрофа происходит тогда, когда вот эти зашоренные фанатики зеленые приходят в развивающиеся страны. Есть в Индии совершенно ужасная история – это история атомной станции Кудамкулан. Ее запуск надолго был отложен из-за массовых протестов, и, в конце концов, даже в феврале этого года премьер-министр обвинил западные НКО во вмешательстве во внутренние дела страны, причем, заметим, был совершенно прав. Не в том смысле как наши власти, когда они говорят, что «Болотная – это на деньги госдепа», а в том, что есть благонамеренные идиоты с Запада из рода тех, которые в голодающей Африке проповедуют вегетарианство. И вот эти ребята срывают энергетическое перевооружение Индии, в которой до сих пор потребление электроэнергии в несколько раз меньше, чем на Западе.

Так вот. На фоне массового помешательства на Западе и миллионных протестов в Кудамкулане наши экологические проекты выглядят пока бедно. Но меня они очень занимают именно эксплуатацией человеческих фобий. Итого, как, на самом деле, будет вести себя народ, когда на улицы выйдет народ из-за фобий, а не средний класс из-за рациональных требований? Вот, в Красноярске в прошлом году (я уже говорила как-то) на митинги протеста против строительства завода ферросплавов выходило до 10 тысяч человек. В Красноярске была очень нехорошая история, потому что там строит этот завод группа ЧекСу. У меня нет для нее хороших слов. Это такие, случайные ребята, на самом деле. Там глава компании – ну, он выпил не одну тонну водки с Ельциным. К чести его и Ельцина, он никак не конвертировал эту водку практически ни во что. Но вот, в конце концов, они ухватили это марганцевое месторождение, побежали его продавать крупным металлургам. Ни один металлург на это не польстился, потому что марганца в России достаточно из Казахстана и Украины. Потом эти ребята под предлогом того, что «вот, надо обеспечивать марганцевую безопасность», они получили в госбанке кредит, стали строить этот красноярский завод... Вот, все это – там, марганцевая безопасность, госбанк и так далее – конечно, безобразие, но к экологии отношения не имеет.

С точки зрения экологии завод, судя по всему, действительно, безопасен. В экологически двинутой Норвегии такой же в 7 километрах от города. При том, что в Красноярске чудовищная экологическая обстановка и 170 тысяч тонн выбросов от заводов и 120 тысяч тонн от автотранспорта, там, плюс из-за рельефа местности все это скапливается над городом... Ну, вот, завод будет выбрасывать 3 тысячи тонн, не та соломина, которая сломает спину быка.

Мое предположение, почему началась вся эта экологическая история в Красноярске. Потому что завод строится на базе заброшенного военного завода, вокруг него раскупили дачные участки, в том числе и влиятельные люди. Вот эти люди подняли крик, дальше огонь побежал по сухой траве, дальше к этому присоединилась «Единая Россия». Даже губернатор Кузнецов. Причем, он вошел в такой раж, что на одном из заседаний соответствующей правительственной комиссии заявил, что там строить завод нецелесообразно, даже если госбанки предоставят ему ссуды на кардинальное улучшение экологической обстановки в городе. То есть сначала был какой-то очень небольшой интерес, но этот интерес упал на реальное недовольство граждан властью, которая ищет какой-то канализации. Соответственно, ребята пытаются выместить на этих головотяпистых владельцах ЧекСу то, что они не могут выместить на Дерипаске и Путине. Ну, и потом еще там ЕдРо с губернатором вскочили на подножку уходящего поезда.

На прошлой неделе случилась еще более интересная ситуация в Воронеже. Там собралось в Воронежской области, в городишке, который насчитывает 5 тысяч жителей, 6 тысяч жителей против разработки никелевого месторождения в этом месте.

Это совершенно другая история, потому что в отличие от завода ферросплавов, вот, действительно, никелевый рудник – это тяжелая вещь. Рудники во всем мире наносят наибольший ущерб природе. Вот там есть Америка, которая, на мой взгляд, на почве экологии немножко сошла с ума и задалась целью разорить все горнорудные компании на своей территории. Вот, есть история компании «BP», которая купила компанию «Арко», которая в свою очередь когда-то купила компанию «Анаконда коппер майнинг» и вот эта «Анаконда» в свое время обанкротилась из-за того, что она должна была выплатить штату Монтана где-то миллиард долларов за медный рудник, закрытый в 1983 году. Причем, при этом потеряли тысячи людей рабочие места, и 3/4 дохода потерял округ.

То есть да, как руду ни добывай, есть реальный ущерб природе. Однако, при этом Воронеж – депрессивный регион. Зарплаты в нашей горнорудной промышленности, действительно, высокие. Люди пьют, работы нету. И, вот, на этом фоне, там, движения в защиту Хопра планирует, цитирую, «обеспечить занятость за счет создания туристических маршрутов к природным и культурным памятникам». Ну просто культурные памятники в Воронежскую область, ща, из Австралии приедут.

Значит, в чем дело? Я предполагаю... Выиграла этот конкурс Уральская горно-металлургическая компания, собственно, тему эту нашла. Вот, в отличие от этой несчастной ЧекСу, о которой я рассказывала, это профессионалы и в том, что касается бизнеса, и в том, что касается приобретений. То есть еще перед конкурсом они скупили и землю сверху, и вокруг месторождения. Потом об этой теме узнает «Норильский Никель». Конкурс «Норильский Никель» проиграл. Видимо, он стал требовать его отмены и потом разразилась вот это удивительное экологическое движение.

Вот при этом меня что удивляет? Что если моя гипотеза верна, то, допустим, к вопросу об арбузных корках, не вызывает Путин к себе, скажем, господина Старожилковского и не говорит «Слушай, Старожилковский, да вы что это? Это запрещенный прием. Ну ладно жаловаться в суд. Чего же вы это поднимаете народ на борьбу с кровавой властью?»

У меня осталось не очень много времени. И я хорошо поговорю об Олимпийских играх, тем более у меня есть большое количество о них вопросов. Я уже говорила, что я Олимпийских игр не люблю. Это такой классический образец институционализации добрых намерений и превращения их в закоренелую бюрократию. Это так происходит с добрыми намерениями всегда. Вот, Франциск Ассизский проповедует птичкам, его преемники становятся бюрократами.

Это произошло из-за фундаментальной лжи, лежащей в основе олимпийского движения, потому что оно основано на том, что соревнуются на соревнованиях любители, те, кто не зарабатывает спортом на жизнь. Сейчас это правило ослаблено, но оно по-прежнему by enlarge выполняется. И это сущее фарисейство, потому что... Сейчас, конечно, все спортсмены, которые выступают на Олимпиаде, посвящают там 10 часов в день тренировкам, и это правило приводит к тому, что спортсмен не может заработать тем, что он делает, находится на содержании государства и, соответственно, главным в олимпийском движении становится не спортсмен, а чиновник.

Есть еще несколько следствий этого правила. Каждый чиновник заинтересован в умножении своей организации и в случае МОК это приводит к умножению видов спорта, которые мало интересны зрителям, зато это дает возможность требовать все больше денег, полномочий, возможностей регулирования. Кроме того, бюрократия не умеет строить окупающихся систем, как следствие Олимпийские игры становятся все более дорогими, олимпийские объекты все более одноразовыми, что обычно превосходно устраивает бюрократию принимающих игры стран. Возрастает коррупция.

Но я хочу сейчас сказать еще об одной детали, которая меня поразила на этих играх. Лондонская Олимпиада стала самой политкорректной Олимпиадой мира, причем эта политкорректность такой, терминальной, переходящей в фашизм стадии.

Значит, первая история, когда греческий олимпийский комитет снял с игр прыгунью Параскеви Папахристу. Она в Twitter’е пошутила, что, вот, мол, в Греции сейчас столько негров, что нильские комары обеспечены привычным кормом. Шутка на грани фола. Но, ведь, за это сломали жизнь человеку, который всю жизнь готовился именно к этим соревнованиям. Ну, ребята, это министерство добра карает за мыслепреступления.

Затем там произошла история с Надей Дрыгало – это немецкая сборная по академической гребле. У нее бойфренд написал в Facebook, что он едет в вагоне среди негров и пакисташек. Это, действительно, бывший неонацист, сейчас член легальной правой партии Германии. То есть девушку сняли, вытурили за то, что ее бойфренд, взглядов которого она, по ее словам, не разделяет, написал в Facebook. Ребят, вы что, охренели? Что следующее на очереди? Дисквалификация за отца? За мать? За то, что дедушка служил в СС, а прапрадедушка подавлял восстание сипаев в Индии?

Но самое удивительное другое. Вот это министерство добра, которое готово железом карать за неполиткорректного бойфренда, оказывается удивительно терпимо к нацизму другого сорта. Вот, у нас ливанские бойцы отказались тренироваться в одном зале с израильскими. Это чистой воды расизм, это не неудачная шутка в Twitter’е. По идее, Олимпийский комитет должен был сказать «Ну, ребята, извините, на выход». Вместо этого комитет разделяет стенкой зал для тренировок, чтобы не обидеть нежные чувства расистов.

Другой пример. На Олимпиаде выступают 2 спортсменки из Саудовской Аравии, отказались выступать без хиджаба. Ну, казалось бы, логика олимпийского движения: «Ребят, извините, соревнования посвящены достижениям человеческого тела. Мы вам своих стандартов не навязываем. Если вы их не принимаете, катитесь себе прочь, там, занимайтесь спортом 5 раз в день на коврике лицом к Мекке». Вместо этого спортсменкам разрешили выступать в хиджабе. Ну а что следующее? Может быть, других спортсменок тоже обяжут носить хиджаб, чтобы уравнять шансы?

И, вот, в данном случае МОК является зеркалом повадок международной бюрократии. Она готова каленым железом выжигать все, что хотя бы попахивает крамольной идеей превосходства западной цивилизации над некоторыми другими. Потому что, заметим, эта идея практических последствий не имеет, и там кто бы ни написал чего в Twitter, Греция с Египтом воевать не будет.

Вместе с тем международная бюрократия капитулирует перед другими видами расизма, которые утверждают превосходство примитивных, архаичных, средневековых и фанатичных культур над западной цивилизацией. Притом, заметим, что эти идеи по-настоящему опасны, потому что выходка ливанских спортсменов «А мы не будем тренироваться с этими израильтянами в одном зале» - это, в общем, от идеологии Хезболлы она не очень далеко отстоит. Хиджаб – это не безобидный местный обычай, хиджаб становится символом той агрессивной позиции, которую исламисты навязывают сейчас западному миру. И, простите, на мой взгляд, как-то настала пора сказать: «Господа олимпийские чиновники, от вас тошнит. То, что вы делаете, это не интернационализм и толерантность, это фарисейство и трусость. Вы готовы искалечить жизнь греческой спортсменки за неудачную шутку, прекрасно понимая, что никакие греческие нацисты вас в ответ не взорвут. Но вы трусливо капитулируете там, где есть малейшая опасность, что защита олимпийских идеалов вашу нежную шкуру попортит, что какой-нибудь исламский шахид обидится на вас за запрет хиджаба на соревнованиях».

Еще раз повторяю, вот, не люблю я международную демократию вообще, не люблю я олимпийское движение в частности. При этом как-то, знаете, я о чем задумалась? Вот, ведь, его же создали, чтобы нести спорт людям. Вот, я – фанатик-спортсмен, я очень много часов в день тренируюсь. Значит, мне оно как-то не нужно, получается?

До свидания, всего лучшего. Через неделю.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Код доступа

Код доступа

Я хочу напомнить о круглой дате, о том, что 25 августа 1941 года началась в...
Журнал

Код доступа

Первая история на этой неделе – уволили губернатора Зеленина, того самого...
Журнал

Код доступа

3 недели меня не было. За это время, наверное, самая страшная новость в России...
Журнал

Код доступа

Слушайте, ребята, если у вас там что-то секретное выставляется, то зачем это...
Журнал

Код доступа

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». Очередная траурная...
Журнал

Код доступа

2 приятные вещи случились на этой неделе: Прохоров плюнул Суркову в лицо, а...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Суд. Раскодирование
Боль от столкновения с реальностью