Заупокойное Богослужение

Время и цель совершения заупокойного богослужения

Богослужение, связанное со смертью христианина, начинается не тогда, когда человек подошел к неизбежному концу и останки его лежат в церкви в ожидании последнего обряда, а родные столпились вокруг, печальные и в то же время непричастные свидетели удаления усопшего из мира живых. Нет, это богослужение начинается каждое воскресенье в восхождении Церкви на небо, когда "всякое житейское попечение" отложено; оно начинается в каждый праздник, но глубже всего оно коренится в радости Пасхи Христовой. Можно сказать, что вся церковная жизнь - это таинство нашей смерти, потому что вся она - провозглашение Господней смерти и исповедание Его Воскресения.

Быть христианином всегда означало и означает следующее: знать таинственной, сверхразумной, но в то же время абсолютно определенной верой, что Христос - это сама сущность и основа жизни, ибо "в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков" (Ин. 1,4).

Все христианские догматы суть объяснения, следствия, а не причины этой веры, ибо, "если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша" (1 Кор. 15, 14). Эта вера означает приятие Самого Христа как Жизни и Света, "ибо Жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам" (1 Ин. 1, 2). Отправной точкой христианской веры является не "верование", а любовь. Всякое верование неполно и преходяще. "Ибо мы отчасти знаем, а отчасти пророчествуем. Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится..." (1 Кор. 13, 9 - 10), "и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знания упразднятся", только "любовь никогда не перестает" (1 Кор. 13, 8).

Только такое приятие Христа как Жизни, общения с Ним, уверенность в Его присутствии наполняют смыслом провозглашение Смерти Христовой и исповедание Его Воскресения.

В мире сем Воскресение Христа никогда не может стагь "объективным фактом". Воскресший Христос явился Марии, а та "увидела Иисуса стоящего, но не узнала, что это Иисус" (Ин. 20, 14). "После того опять явился Иисус ученикам Своим при море Тивериадском... А когда уже настало утро, Иисус стоял на берегу; но ученики не узнали, что это Иисус" (Ин. 21, 1, 4 - 5). И по дороге в Эммаус глаза ученков "были удержаны, так что они не узнали Его" (Лк. 24, 16). Проповедь Воскресения остается безумием в глазах мира сего. Она не сводится к дохристианским учениям о бессмертии, с которыми его часто путают. Смерть и для христианина остается непостижимым переходом в таинственное будущее. Великая радость, которую почувствовали ученики, увидев воскресшего Учителя, то горение сердца, которое они испытали по дороге в Эммаус, было не от того, что им раскрылись тайны "иного мира". Оно было потому, что они увидели Господа. И Он послал их проповедовать не новое учение о смерти, но покаяние и прощение грехов, новую жизнь, Царство Небесное. Они возвестили то, что знали сами: что Сам Христос и есть Жизнь Вечная, Исполнение, Воскресение, Радость мира.

Церковь - это вхождение в жизнь воскресшего Христа, обетование жизни вечной, "радость и мир в Духе Святом". Это ожидание "невечернего дня" Царства; не какого-то "иного мира", а завершение всего сущего, всей жизни во Христе. В Нем сама смерть стала актом жизни, ибо Он исполнил ее Собой, Своей любовью и светом. В Нем, по словам апостола, "все ваше: ...мир, или жизнь, или настоящее, или будущее, - все ваше. Вы же Христовы, а Христос - Божий" (2 Кор. 3, 21 - 23). И если христианин делает эту новую жизнь своей, своим делает это алкание и жажду Царства, своим - это ожидание Христа; если он уверен, что Христос и есть Жизнь, то сама его смерть становится таинственным актом причащения Жизни Вечной, ибо ничто уже не может отторгнуть его от любви Божией. Мы не ведаем, когда и как придет исполнение наших упований, но знаем, что все завершится во Христе, через Которого все стало быть. Мы знаем, что во Христе совершился этот великий переход, что Пасха мира началась и свет "будущего века" является нам в радости и мире Духа Святого, ибо Христос воскрес и жизнь воцарилась.

Канон молебный на исход души

Православная Церковь напутствует своих чад в загробную жизнь таинствами Покаяния, Причащения и Елеосвящения и, кроме того, в минуты разлучения души с телом совершает над ним молебное пение на исход души. В лице священника Церковь приходит к одру умирающего, прежде всего стараясь о том, чтобы у него не осталось на совести какого-либо забытого или неисповеданного греха или злобы к кому-либо из близких. Поэтому, если умирающий давно не исповедался и находится в сознании, священник задает ему соответствующие вопросы в такой форме, чтобы ответ мог быть односложным.

Затем начинается последование на исход души, состоящее из канона и молитв, обращенных к Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Богородице. Начинается последование возгласом:

"Благословен Бог наш...", затем Трисвятое по "Отче наш...", "Господи, помилуй" (12 раз), "Приидите, поклонимся..." (трижды) и псалом 50-й: "Помилуй мя, Боже..."

Молчат уста умирающего, но Церковь от его лица изображает всю немощь грешника, готового покинуть мир, и поручает его Пречистой Деве, помощь Которой призывается в стихах отрадного канона.

"Каплям подобно дождевным, злии и малии дние мои, летним обхождением оскуде" вающе, помалу исчезают уже, Владычице, спаси мя" (п. 1, тр.1) "Подобно каплям дождевым, злые и малые дни мои, оскудевая понемногу с течением лет, уже исчезают, - Владычице, спаси меня.

"Се время помощи, се время Твоего заступления, се. Владычице, время, о нем же день и нощь припадах тепле и мо-ляхся Тебе" (п. 1, тр. 5) Время помощи Твоей пришло, Владычице, время Твоего заступничества, время, о котором я припадал к Тебе в теплых молитвах день и ночь.

"Вшедше, святии мои ангели, предстаните судищу Христову, колене свои мысленнии пре-клоньше, плачевне возопийте Ему: помилуй, Творче всех, дело рук Твоих, Блаже, и не отрини его" (п. 5,тр. 4). Придите, ангелы мои святые, предстаньте пред судом Христа, преклоньте мысленные свои колени и, плача,воззовите к Нему: Создатель всех, помилуй дело рук Твоих и не отринь.

"Устне мои молчат, и язык не глаголет, но сердце вещает: огнь бо сокрушения сие снедая внутрь возгорается, и гла-сы неизглаголанными Тебе, Дево, призывает" (п. 6, тр. 1).

Уста мои молчат и не молвит язык, но в сердце разгорается огонь сокрушения и снедает его, и оно призывает Тебя, Дево, гласом неизреченным".

Вера в приближение ангелов и демонов к душе человека в момент разлучения ее с телом издревле была присуща Православной Церкви.

"При разлучении души нашей с телом, - говорит святой Кирилл, архиепископ Александрийский (+ 444), - предстанут пред нами с одной стороны воинство и Силы небесные, с другой, - власти тьмы, злые миродержатели, воздушные мытареначальники, истязатели и обличители наших дел... Узрев их, душа возмутится, содрогнется, вострепещет и в смятении и в ужасе будет искать себе защиты у ангелов Божиих, но и будучи принята святыми ангелами, и под кровом их протекши воздушное пространство, и воз-игсшись на высоту, она встретит различные мытарства (как бы некоторые заставы или таможни, на которых взыскиваются пошлины), кои будут преграждать ей путь в Царствие, будут останавливать и удерживать ее стремление к нему" ("Слово на исход души", Следованная псалтирь).

По 6-й песни канона положен кондак Великого канона святого Андрея, архиепископа Критского (+ 712) (6-й глас):

"Душе моя, душе моя, восстани, что спиши, конец приближается, и нужда ти молвити; воспряни убо, да пощадит тебе Христос Бог. Иже везде сый и вся исполняли". "Душа моя, душа моя, восстани, что спишь, конец приближается, тебе нужно молвить, воспрянь теперь; да пощадит тебя Христос Бог, вездесущий и всеисполняющий"

За кондаком следует икос этого Великого канона, утешающий трепещущую душу:

"Христово врачевство видя отверсто, и от сего Адаму источающе здравие, пострадав уязвися диавол, яко беды приемля рыдаша, и своим другом возопи: что сотворю Сыну Мариину; убивает мя Вифлеемлянин, Иже везде сый, и вся исполняли". "Увидев врачевство Христово отверстое, Адаму источающее здравие, страданием уязвлен был диавол и зарыдал в беде, и возопил к сообщникам своим: что сделаю Сыну Мариину, убивает меня Вифлеемлянин, вездесущий и всеисполняющий".

Последование заканчивается молитвой иерея о разрешении души умирающего от всяких уз, об освобождении от всякой клятвы, о прощении грехов и упокоении в обителях святых (отходная). Может быть, умирающий уже не слышит молитвословий, но, как при крещении младенца отсутствие у него сознания не умаляет благодатного действия таинства, так и затухание сознания не препятствует спасению отходящей души по вере и молитве близких, собравшихся у его смертного одра.

Чин на разлучение души от тела

Кроме канона на исход души, в Требнике есть другой умилительный канон, творение святого Андрея,, архиепископа Критского, который входит в "Чин, бываемый на разлучение души от тела, внегда человек долго страждет". Начинается он, так же, как и первый, возгласом "Благословен Бог наш...", Трисвятое по "Отче наш...", "Господи, помилуй" (12 раз), "Приидите, поклонимся..." (трижды), затем положены псалмы 69-й: "Боже, в помощь мою вонми...", 142-й: "Господи, услыши молитву мою..." и 50-й "Помилуй мя, Боже..."

Тяжелые страдания умирающего побуждают усилить моление о его мирной кончине. Душа долго страждущего устами священника молитвенно ищет помощи у всей Церкви земной и Небесной, призывая: "О мне плачите, о мне рыдайте, ангельстии собери и человецы вси христолюбцы; немилостивно бо душа моя от тела разлучается" (песнь 4, тр. 3). Просит "всех благочестно и в житии поживших" (песнь 1, тр. 1), "вся земныя концы совоздохнуть и соплакать". Душа обращается к добрым друзьям и знакомым: "почто не плачете, почто не рыдаете" (п. 3, тр. 1), просит их "в память еже к вам дружбы молите Христа призрети на мя злополучна, живота лишившагося, и мучима" (п. 3, тр. 3). Душа умирающего верит в силу церковной молитвы: "Поклоньшеся Владычице и Пречистей Матери Бога моего, помолитеся, яко да преклонится с вами, и преклонит Его на милость" (п. 7, тр. 4).

В конце чина две молитвы: первая о душе судимой, вторая - о долго страждущем пред смертью. В ней раскрывается христианское понимание смерти как средства против развития зла. Неизреченною мудростию созданный из персти Адам был украшен образом Божиим и добротою и как честное и небесное стяжание предназначался к постоянному славословию и благолепию Божией славы и Царства.., "но понеже заповедь преступи Твоего повеления, прием образ и не сохранив, и сего ради да не зло бессмертное будет". Господь по человеколюбию лишил человека плотского бессмертия, установил разлучение тела и души. Тело обращается в то, из чего оно было создано, т. е. в прах земной; а душа, вдохнутая Господом, возвращается к Нему и пребывает в определенном Им месте до общего Воскресения. Присутствуя при таком разлучении души с телом одного из рабов Божиих, долгостраждущего, иерей со смиренным сознанием своего личного недостоинства дерзновенно просит Господа: "разреши раба Твоего (рабу Твою имярек) нестерпимыя сея болезни и содержащия его (ю) горькия немощи, и упокой его (ю), идеже праведных дуси..."

Оба канона на исход души в случае отсутствия священника могут быть прочитаны у одра умирающего и мирянином, разумеется, с соответствующей заменой возгласов и опущением молитв, предназначенных для чтения только иереем.

Приготовление усопшего к погребению

Тело человека, по воззрению Церкви, - освященный благодатию таинств храм души. По слову святого апостола Павла:

"Тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие" (1 Кор. 15, 53). Поэтому уже с апостольских времен Церковь любовно заботится об останках умерших братьев по вере. Образ погребения усопших дан в Евангелии, где описано погребение Господа нашего Иисуса Христа. Хотя православный обряд приготовления тела усопшего к погребению в деталях не совпадает с ветхозаветным, он все же имеет с ним общую структуру, которая выражается в следующих основных моментах: омовении тела, облачении его, положении во гроб, чтении и пении погребальных молитв, предании земле.

Омовение тела водою прообразует будущее воскресение и предстояние пред Богом в чистоте и непорочности. Этот обычай мы находим уже в книге Деяний святых апостолов, где упоминается одна из первых христианок святая Тавифа, ученица апостола Петра: "Она была исполнена добрых дел и творила много милостынь. Случилось в те дни, что она занемогла и умерла. Ее омыли и положили в горнице" (9, 20 - 21).

Тела умерших архиереев и священников не омываются водою, а обтираются губкою, пропитанной елеем, и совершается это не мирянами, а священнослужителями (иереями или диаконами). Тело усопшего монаха не омывают, а лишь отирают теплой водой, "творя прежде губою крест на челе скончавшегося, на персех, на руках, и на ногах, и на коленях, вящше же ничтоже" (Большой требник, "Последование исходное монахов"), затем "его одевают в одежды, приличные его образу, и сверх их зашивают в мантию, которая и бывает ему как бы гробом; над мантией делают из того же облачения три креста ради Христа, Крест Которого он нес в своем образе, и сверх всего полагают икону Того, Которого он возлюбил, то есть икону Христа" (Новая скрижаль).

Тело священнослужителя облачается во все одежды, соответствующие его сану, чем знаменуется, что на Страшном суде он будет держать ответ не только по исполнению христианского долга, но и по исполнению пастырского служения. Одежды должны быть новые и по цвету не черные, а светлых оттенков. В правую руку умершего архиерея и священника влагается крест, а на груди полагается Евангелие, по примеру апостола Варнавы, завещавшего, по преданию, святому Марку положить с ним Евангелие Матфея. В знак того, что священник был совершителем божественных таинств, его лицо по смерти закрывается воздухом (т. е. покровом) в знак почета, ибо Священное Писание уподобляет священников ангелам Божиим, которые предстоят пред престолом Всевышнего "лице закрывающе". Тело усопшего диакона полагается во гроб в полном диаконском облачении со вложеннным в руку кадилом, лицо его не покрывается воздухом. Умершего архиерея после омовения елеем облачают во все священные одежды с пением: "Да возрадуется душа твоя о Господе", с рипидами, кадилами, трикирием и дикирием. По окончании облачения посаждают в кресло, и протодиакон возглашает: "Да просветится свет твой" и затем полагают умершего на стол и покрывают воздухом. Церковные правила не указывают возлагать на умершего священника пожалованный ему крест. На умершего иерея возлагают скуфью или камилавку, подобно тому, как возлагают митры и палицы на тех умерших, которые при жизни сподобились этих наград. Церковные и светские ордена не возлагаются на умерших. Запрещенные в служении иереи и диаконы полагаются во гроб в облачении своего сана с разрешения архиерея. Из умерших псаломщиков в стихарь облачаются лишь те, которые были посвящены в него. За облачение священно-церковно-служителей, а равно и за все церковные принадлежности, употребляемые при их погребении (покров, свечи, ладан и пр.), неприлично и несправедливо требовать платы, так как они все свои труды посвятили на пользу Церкви и местного храма. Евангелие и воздух остаются в гробу и погребаются вместе с телом усопшего священнослужителя. Потир не следует полагать в гроб почившего иерея.

На тело усопшего мирянина помимо обычных одежд в некоторых областях надевают саван, белый покров, напоминающий о белой одежде крещения. Омытое и облаченное тело полагается на приготовленном столе лицом вверх, к востоку. Гроб предварительно окропляется святою водой, а гроб архиерея еще и осеняется трикирием, дикирием и рипидами. Уста покойного должны быть сомкнуты, руки сложены на груди, крестообразно во свидетельство веры в Распятого. Положение во гроб совершается при чтении молитвословий: Трисвятое, "Отче наш..." и пении стихир. Иногда полагают во гроб до панихиды. При положении во гроб иерея до панихиды поются ирмосы: "Помощник и Покровитель...", а в дни святой Пасхи поются стихиры: "Да воскреснет Бог...".

Чело умершего украшается венчиком, который символизирует тот венец, о котором сказал святой апостол Павел: "А теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его" (2 Тим. 4, 8), На венчике изображается Спаситель с предстоящими Ему Божией Матерью и Иоанном Предтечей. Тело покрывается священным покровом во свидетельство веры Церкви, что умерший находится под покровом Христовым. На гроб архиерея возлагается мантия, а покров - сверх мантии. В руки покойного влагают икону Спасителя или Распятие. Вокруг гроба ставят четыре подсвечника со свечами: один у головы, другой у ног и два по обеим сторонам гроба; в совокупности они изображают крест и символизируют переход усопшего в Царство истинного света.

Священник в своих проповедях должен бороться против бытующих в отдельных местностях суеверных обычаев, согласно которым в гроб полагают хлеб, пару белья, деньги и другие посторонние предметы.

Чтение Евангелия и Псалтири по усопшим

В Православной Церкви существует благочестивый обычай чтения Евангелия над телом почившего архиерея или священника и Псалтири - над телом усопшего мирянина до погребения и в память его после погребения. "Какая другая может быть жертва Богу в умилостивление о предлежащем, как не сия, т. е. благовествование о воплощении Бога, Его учении, таинствах, даровании оставления согрешений, спасительных страданиях за нас, "животворной Его Смерти и Воскресении" (Новая скрижаль). Евангельское слово выше всякого последования, и потому его следует читать над почившим совершителем Тайн Божиях, проповедником Слова Божия.

Чтение Псалтири над усопшим диаконом или мирянином выражает материнскую заботу Церкви о своем чаде даже по смерти его. Этот обычай коренится в глубокой древности и, служа молитвой ко Господу, вместе с тем дает утешение и назидание для живых и обращает их к молитве о нем Богу. По свидетельству Четьих-Миней, апостолы провели три дня в псалмопении у гроба Божией Матери. "Постановления апостольские" предписывают: "Погребая умерших, износите их с псалмами" (кн. 6, гл. 5).

Чтение начинается по окончании последования на исход души. Над телом усопшего архиерея или пресвитера Евангелие читает священник, а над телом диакона, монаха или мирянина Псалтирь может читать как церковный чтец, так и любой благочестивый мирянин, имеющий такой навык. Чтение совершается стоя и лишь в особых случаях позволяется сидение из снисхождения к немощи читающего. В определенные моменты, по каждой Славе, чтение прерывается возношением особой заупокойной молитвы, которая начинается словами: "Помяни, Господи Боже наш...". В Пасхальную седмицу, вообще говоря, чтение не положено; но так как Псалтирь употреблялась с первых времен христианства не только в скорбных случаях, но и для выражения радости, и так как "Апостольские постановления", указывая, как должно христианам проводить по кончине братии 3-й, 9-й, 40-й и годичный дни, говорят о 3-м дне, что его нужно проводить в псалмопениях, чтениях и молитвах ради Того, Кто в третий день воскрес из мертвых, следует заключить, что можно не отлагать чтение Псалтири над умершим в дни Светлой седмицы. Для выражения большей торжественности праздника можно делать некоторые прибавления пасхальных песнопений по прочтении каждой кафизмы и даже "Славы".

При чтении Слова Божия над телом усопшего должны присутствовать родные и близкие покойного. Если домашним и сродникам невозможно непрерывно участвовать в молитве читающего Псалтирь, то, по крайней мере, по временам им следует присоединяться своим молением к молитве чтеца; особенно уместно это во время чтения заупокойной молитвы между псалмами.

Попутно надо отметить, что к имени усопшего присоединяется слово "новопреставленный" в течение сорока дней по его кончине. К имени священно-церковно-служителей прибавляется наименование их сана: епископ, иерей, диакон, иподиакон, чтец. ктитор, монах. К имени мирянина прибавляют лишь слова "раб Божий", "раба Божия", а ребенка до 7 лет называют "младенцем". Употребление других уточняющих наименований, как то: девица, отрок, жена, воин, убиенный, утопший, сгоревший и т. д. не имеет канонических оснований и не встречается в богослужебных книгах.

Каждая кафизма начинается со слов "Приидите, поклонимся..." и заканчивается Трисвятым по "Отче наш", затем следуют тропари и положенная на каждой кафизме молитва (Псалтирь с последованием). На каждой статии кафизмы по "Славе" читается молитва: "Помяни, Господи Боже наш...", положенная в конце последования по исходе души, с упоминанием имени усопшего.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Заупокойное Богослужение

Богослужение

Ежедневно Православная Церковь совершает в храмах вечерние, утренние и дневные...
Религия

Богослужение

Богослужение - это самый совершенный способ выражения того, что Всемогущий Аллах...
Религия

Архиерейское Богослужение

АРХИЕРЕЙСКОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ[греч. αρχιερα&#964...
Религия

Богослужение буддизм

Богослужения, посвященные чудесам, которые творил Будда (эти богослужения...
Журнал

Богослужения в День Крещения Руси в храмах РПЦ

Торжественные богослужения с совершением молебна по особому чину будут...
Журнал

Государство создаст условия для богослужений всем конфессиям

Государство будет всячески способствовать и создавать условия, чтобы человек...
Журнал

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Трудности общения
Способы захоронения, дематериализация тел