Наставления Бога к труду А. Лотова Новая парадигма... 2

ПРОДОЛЖЕНИЕ 1.
2.4.ТОЧКА

Точка - фокус внимания наблюдателя.

Следующим простейшим объектом будет точка. Мы ничего не знаем о размере пустоты. Может, пустота имеет размеры с точку? Это бы объясняло, почему мы можем контролировать состояние и структуру пустоты по банальной причине: все равно всему. Но тогда наблюдатель равен пустоте. Но мы считаем, что наблюдатель не равен пустоте, хотя и образует с ней систему, которую мы назвали Миром.

Вот, такое ощущение, что автор – сам бог, ибо так круто крутить общепризнанными понятиями, да еще не в ту сторону может только Создатель, на что у Него, Создателя, есть и Свои основания, как и знания, как и причины, далекие от примитива человека и в которые Он не спешит никого посвящать. Но что делать с этим? Что мы имеем? Если пустота – точка, то мы можем ее контролировать по предлагаемым параметрам, поскольку все равно всему… Пустота не может иметь никакие размеры ни при каких допущениях, мы не можем ее контролировать ни относительно состояния, ни относительно структуры, не может быть ими ограничена по своему определению, ибо нечего ограничивать. Ведь, это же просто, как дважды два. Она не может иметь состояния ни физического, ни химического, ни какого угодно, ибо это отсутствие пространства, отрицание всего; ибо любое состояние обусловлено внутренним взаимодействием и реакциями любого порядка. Невозможно даже мыслью, своим «я», погрузиться в пустоту и тем, кто свой ум считает пустым и им, своим «я», «путешествовать и выделывать всякие «па» в ней». Нет ничего – нечему и взаимодействовать. И как быть тем, кто далек от этого буддистского понимания, ставшего достоянием многих йогов, увы, безуспешных, ибо надо знать Бога: так истину Бог не дает и даже не приближает к ней, ибо врата духовные очень узки. Она также не может иметь и структуру, по той же причине. Поэтому контролировать мы ничего не сможем, хотя на уровне ума, тем более несовершенного, оторванного от реальности и совершенных духовных знаний, можно выделывать и не такие кренделя, но в таком случае кренделя и получишь. Ничего себе банальная причина – все равно всему. У автора она следует из предположения, что пустота имеет размеры с точку. Если следовать все же предположению автора, то суженная в точку его пустота, полученная им в процессе медитации, становится той малой областью, в которую входит умом автор, отражая себя своим умом в эту точку пространства, как точку в точку, единичное в единичное. И этим совпадением сливаясь с пространством, как с точкой, как с пустотой, что возможно, если автор сам есть пустота и его суть есть суть пространства, выраженного точкой. Но поскольку Наблюдатель не пустота, и в нем этих точек достаточно, как объектов ума, то, как следствие, исходя из его рассуждений, все не равно всему, т.е. его суть не вмещается в точку, поэтому пространство, вмещающее, отражающее в себе его суть в виде точек, поболее, нежели одна точка… Дорого бы я заплатила за доказательство этого утверждения авторское, как и за последствия. Ведь для чего-то они автору были нужны. Где автор использовал свое умозаключение, что пустота не точка, что все не равно всему? Едва высказывает свои и без того неверные рассуждения и бросает их… Ведь, по авторскому рассуждению так и не понятно: все равно в итоге всему или не равно всему и почему? По такому утверждению мы можем вычленить из пустоты любые два хотя бы объекта, привнесенные умом наблюдателя, по любым параметрам и приравнять их друг другу со спокойной душой. И что это дает? Но, вот, незадача! Как выделить из того, где нет ничегошеньки, и приравнять друг другу. Никак не получается, ни на глазок, ни с линеечкой: нечего увидеть и нечего измерять… И еще. Если, исходя из логики автора, из требуемых им условий по причинно-следственным связям его размышлений в процессе создающейся им парадигмы следует, что наблюдатель должен равняться пустоте, если это следует, как он утверждает, то отменять это в следующем же предложении никак нельзя. Иначе, он просто все до этого сказанное собственноручно изничтожает. Или надо начинать идти от противного и посмотреть, что из этого получится, предполагая высказывание, что наблюдатель равен пустоте, истинным… А тогда для чего возводилось? Чтобы оперировать… Ведь, хочет уважаемый автор, чтобы за ним последовали лучшие умы. Тогда они лучшими уже не будут, ибо примут всю эту в авторскую противоречивость и незаконченность, как и не логичность и будут они на сознании черными дырами так плачущей парадигмы. И куда, в какие ворота с такой ношей? Что существенное через это можно пояснить? К чему приложить? И все сказанное в этом абзаце вдруг увенчивается неожиданно просто – что наблюдатель не пуст, но с пустотой образует систему. С пустотой невозможно ничего образовать, ее даже невозможно отметить сознанием, невозможно к ней приблизиться или войти в нее. Пустоту не знает и Сам Создатель, ею невозможно оперировать, ее невозможно использовать, из нее невозможно извлекать. Это уже было. Долго подъезжали и к чему приехали? Но становимся, пытаясь как-то и удержаться на ступени абстрактного авторского мышления, желающего из ничего сделать что-то путевое, ибо и другие великие мастера философского порядка не пренебрегают такого рода фантазиями и у них что-то получается. Но без твердой религии все зыбкое, все относительное, все едва приближающее к законам и постулатам Бога, которые в Боге берутся легко, на поверхности, истинны и прямыми путями.Такого рода философам одиночкам Бог, учитывая их устремления, может дать самые стройные теории, давая изнутри убежденность, свою логичность и последовательность, довести до абсолютного конца и увенчать сногсшибательными открытиями, которые увы никак не откровения и терпят фиаско в чужих умах как и на практике, ибо не были человеком от Бога заслужены, добывались и желались из сильных амбиций и без мольбы к Богу. Также для здравых умов такая гладкость будет достаточно шероховатой. Простому верующему Бог может изнутри дать истину, которую материалисты будут добывать в поте лица сотни и более лет, ибо Бог Один владеет всей информацией и ею распоряжается. Но обходящий Бога да не обойдет Бога и Истину в свое время, ибо итак учится медитировать на Божественный труд, и тем мил Богу, хотя набить себе шишек Волею Бога просто обязан, что с автором уже и происходит и не вследствие этого труда и этого наставления, но и вследствие позиции, которую надо чистить и чистить Божественными средствами, ибо полуфабрикаты умов или столь заблудшие в таком состоянии долго не остаются. Им идти вперед и через Божественные приемы, которым очевидцем в своей судьбе автор и будет, как и любой, ломящийся в Истину с черного входа. Тоже не запретного. В один из дней Бог берет такого своего ребенка за руку и ведет в двери лучшие, и он уже не сопротивляется, ибо понабивал шишек и поубавил через материальный мир и Бога в нем свою материальную ретивость, как и эгоизм. А двери-то входные оказываются совсем рядом…

Итак, в пустоте появился объект – точка. Если наблюдатель раньше мог наблюдать каким-то способом пустоту, и, даже, видеть какую-то рябь по пустоте, то уж точку-то он сможет как-нибудь заметить. Точка будет обладать у нас замечательным свойством. Она будет, но у нее не будет размеров. Если в точку мы поместим точку, то получим всю ту же точку. Но у нас нет, пока, двух точек))

Здесь уже такое чувство, что автор, уподобленный заговорившему себя гиду, идет, мало интересуясь, не растерял ли он слушающих и внимающих позади себя, эдак жестикулируя словами, в которые, кажется, уже мало кто вникает, но бредет следом, чтобы хотя бы понять, и куда это он его выведет, в то время, как очень заманчивой казалась надпись на двери. И вопросы есть, но как тут задать толком, когда или прослушал или не усек… «В пустоте появился объект, точка…». Откуда она появилась? Через какие она двери вошла туда, где ее никто не ждал, и по определению пустоты не было здесь уготовано ей ни место, ни время. Но йог без пустоты не йог. Где ж еще воздвигать, как ни на пустом месте, где можно намедитировать, входя в величайшую иллюзию, что душе угодно… Знал бы он, Кто вместе с ним, да и вместо него медитирует, так исполняя желания каждого… - Сам Бог. Сам Бог и дает ему по нему, то бишь, по тому, что он заслужил и так, как он это заслужил. Но, идем дальше рассуждать с автором и за автора, где он не поднапрягся (или не заслужил высказаться поточнее). Может быть, эта точка дань беспокойному уму Наблюдателя, который поднабрался знаний и опыта в материальном мире, как и проблем и они стали застолблять пока в виде одной точки его сознание, погруженное в пустоту и так отражаться в ней. Но автор об этом что-то ничего не говорит. Да и нет для Наблюдателя этого материального мира, но есть он и эта пустота, то бишь ничто, названные воедино -МИРом (Согласно авторской формуле: НАБЛЮДАТЕЛЬ плюс ПУСТОТА равно МИР). А тогда неоткуда взяться беспокойному уму, выкладывающему объекты мира нагара в пустоту, ибо он без объектов мышления вообще никакой, т.е. не отражает в себе мир материальный со всеми его связями и отношениями. Находясь в пустоте изначально, Наблюдатель пуст, а потому ничтожен, в нем нет ничего, что бы могло из него исходить. Ничтожен и его ум и разум. А раз он никакой, то и не даст задание глазу увидеть точку. Точка будет сама по себе (если будет), а ум обозревателя сам по себе. Не выйдут друг на друга, не разберутся в друг друге, не отличат друг друга, ибо существование в мире, где есть ты и пустота никакие мысли не синтезирует. Небывалая, недостижимая и непостижимая ситуация, которую, однако, неведомыми путями постиг автор и доносит, как может. Ну, оговорился бы, что ранее Наблюдатель Был и жил в реальном мире вещей и отношений и поднабрался. Но оставил этот мир, соединился с пустотой и так организовал свой Мир, равный себе плюс пустоте. А старый – куда? Автору не до того. Но, оказывается также, что точка и самому автору не очень нравится и протискивает он ее с оговоркой, что у нее не будет размеров. Нет размеров только у пустоты, строго говоря. Все, не имеющее своего размера, своих параметров есть ничто. А материальная точка? Она имеет сколь угодно малые, но все же размеры. Она может образоваться касанием, пересечением, механическим путем, это то, что реально возникло или что было, будучи стянутым в точку и чему проявились условия быть явно и нести собой некую информацию, что имеет свойство реально отделять, соединять, ограничивать, несет в себе реальное содержание, смысл, четкость проявления, может нести в себе и начало, и конец, как и своим множеством обусловить середину. На уровне материального ума точка сама по себе – не событие, пуста, не имеет никакого содержания, не выполняет функцию точки, тем более при условиях, достаточно жестких, которых придерживается автор… Что точка возникает у обозревателя, который с пустотой образует мир, надо полагать, что весь мир, ибо он у автора по его определению один. Правда, абсолютно не понятно, для чего автор подстраховывает себя, оговаривая, что если точку поместить в точку, то будет та же точка и пусть это следует из того, что точка не имеет размеров, то бишь, его точка. Вообще, на тему, можно ли в точку поместить точку, можно написать многотомные философские труды, но сначала дать определение этой точки и потом объяснить, как это сделать на материальном и духовном плане, с какой целью и что из этого путного можно извлечь.

Точки не было (Как это не Было? Была в уме Творца, давшего точку в ум Наблюдателя из его же запасников, которыми распоряжается Бог, отразившего оттуда точку в пустоту Наблюдателя и дав задание глазу Наблюдателя, внутренним функциям зрения, увидеть и отметить, а уму на этом заострить внимание). Точка появилась. Почему бы ей снова не пропасть. И снова – не появиться. В том же самом месте или в любом другом. Таким образом, точка будет появляться с некоторой частотой. Если она будет появляться в одном и том же месте, то мы можем считать, что это одна и та же точка, что, конечно, совсем не обязательно. Мы можем увидеть много точек, но не исключено, что это будет все та же точка, только она прыгает с места на место и может прыгать так быстро, как луч разверстки по экрану электронно-лучевой трубки, что может нарисовать нам целый фильм. Но, для простоты, пока будем считать, что точка просто появилась с тем, чтобы ее смог, наконец, обнаружить наблюдатель.

Вообще по неправильности мышления, а может быть и по величайшей правильности, неведомой даже Богу, автор уникален, ибо не каждый додумается возводить столь дорогостоящее строение на воде, столь зыбкой, что где уж тут песку. А кирпичики-то, кирпичики… И где ж набрать столько идентичных неправильных умов, чтобы это приветствовать в мнениях абсолютного большинства, когда и на меньшинство, ну, никак… Но именно такие умы, непознанные, непонятные, завораживают многие другие, более слабые, которые позволяют уму особому потчевать долго на земных лаврах, однако, так ничего по существу и не сказавшему, и не предложившему этому материальному миру, хотя на самом деле он без них не пропадет. Мир без ничего не пропадет, ибо с Богом. А это… А через что еще точить свой ум, да и наконец выйти из мышления обывательского? Вот Бог и вводит в обеспокоенность ума тех, кто на развилке, но уже к Богу пора, чтобы еще раз копнуть эти свои внутренние материальные шедевры, да плюнуть на них, ибо ничего из них не выжать. Есть что выжать. Отрицание себя того и принятие себя нового. Но… да будет благословлена прыгающая точка. А то и автору не дается и слово сказать. Ну, ведь, не может же быть, чтобы все это и бестолку. Это ж все – самое-самое начало. Ну, что с него взять. А в объеме… может, поувесистей будет, посодержательней? Все время приходится твердить автору, что не так, не так и не так… А почему? Потому что надо начинать не с пустоты, а с Бога, и мыслить с Богом, сотрудничая и не беря на себя функции Создателя. Только поклоняющемуся, служащему Себе Бог откроет многое, утешит и наполнит любопытствующий ум, даст знания, далеко выходящие за пределы материального мира, насладит этим нектаром, но не нектаром признания, успеха и поклонения, как и прочей материальной иллюзии.

Господи, эта точка оказывается ничуть не проще, чем наблюдатель или пустота, или Мир!

Почему? Откуда это озарение? Если точка, увиденный объект, не проще, чем мир, то она может быть равной или превыше его, вмещать его в себе своей сутью, дублировать… Но если за миром опять такой же мир и потому мир бесконечен ( ибо и это постулат автора)… то точка может быть и больше его (ибо она не проще, а значит не проще и по размерам)… Вот цена авторского допущения без оговорок. Это – как? Бесконечность больше бесконечности? И это на глазок? Одним озарением? Автор противоречив.

Хотелось бы сказать так медитирующему автору, что процесс и результат медитации дело очень тонкое, контролируемое и изнутри управляемое только Богом, есть творение ума Бога и плодами распоряжается Сам Бог (а плоды – последствие для самого автора), а также плоды медитации жестко связаны с кармой и ступенью развития медитирующей личности, и то, что медитируется одним при прочих равных условиях не обязательно должно медитироваться другим и не потому, что он слабее, а потому, что другой. У него, этого другого, совсем не обязательно будет точка прыгать и не обязательно он ее поймет, как проще или сложнее себя или мира и пр. Тут уж кому как повезет. А потому и выводы будут другие. Человек – вещь относительная. Только привязанность ума к Богу даст достойный результат, как и устойчивый и не противоречивый, и Бог все же даст то, что не так легко будет опротестовать любым, ибо будет основано на духовных, нетленных знаниях и не надо будет ссылаться на чужие сомнительные авторитеты и непревзойденные труды. Все, что без Бога – неавторитетно.

Но если мы примем за постулат, что Мир целостен, то нас не должно уже удивлять, что для описания любого объекта в Мире, пусть и самого простого, на наш взгляд, потребуется не меньше описаний, чем для любого другого простого объекта Мира, о чем уже и догадался Джеффри Чу в «философии бутстрапа» §3.25.

Хорошенькая ссылка. Пойти, что ли, почитать? Вообще-то в истинном философском поиске и в раскладках такого порядка никому не кланяются, но имеют свое. Так легче доказывать. Джеффри не догадался. Ему просто дано было от Бога через мысль (но его дано, им заслуженное кармически и с его ошибками), а он ее взял и принял за свою. И стал на этом строить СВОЕ. Позаимствовать можно у гениев строчку, а далее – тома доказательств только свои. Тогда можно и оперировать и в двух словах доказать. Здесь интереснее причинно-следственная связь: МИР ЦЕЛОСТЕН – поэтому - ДЛЯ ОПИСАНИЯ ЛЮБОГО ДРУГОГО ПРОСТОГО ОБЪЕКТА В МИРЕ ПОТРЕБУЕТСЯ НЕ МЕНЬШЕ ОПИСАНИЙ, ЧЕМ ДЛЯ ЛЮБОГО ДРУГОГО ПРОСТОГО ОБЪЕКТА МИРА. Во первых, не видно, почему из одного следует непременно другое. Дайте определение целостности мира в той части хотя бы, откуда это следует! Ведь, не дано определение ни Миру, ни его целостности. Не дано определение объекту, не дано определение понятию «простой», ибо это понимание относительно. И во вторых. Все просто только для Бога. Один и тот же объект может быть описан по- разному, с разной степенью точности и каждый будет прав, увидев свою сложность, ибо субъективное мнение – реальность, причем есть тоже движущая сила, как и развивающаяся. Поскольку не оговорена ступень обозревателя, то она вмещает в себя разные и достаточно противоречивые мнения, которые, если они не совпадут с мнением автора, он назовет не доросшими до ступеней обозревателя и в таком случае будет пребывать в гордом одиночестве на своей вершине ПАРАДИГМЫ. А зачем отсеивать умы? И кто сказал, что они хуже? Может, автор не поднапрягся, не раскрутил свое детище в тома, да по полочкам. Все-таки на многое действительно претендует. Но, увы. Труд очень сильно разовьет его самого, не далее. И потом… Больше, меньше описаний… Где это принципиально важно в данном труде? Сделал бы автор ссылочку, то там, то здесь, дабы его ценные высказывания не повисли в воздухе, а одним целым да в сознания, да на пользу, да для пущего усвоения…

Если мы говорим о месте расположения точки, то мы уже неявно ввели в пустоту какую-то систему координат. Относительно чего? Наблюдателя, конечно. Как вводить координаты в пустоте без наблюдателя? В них нет никакого смысла. Точка в пустоте доступна для наблюдения наблюдателю. Значит, есть какой-то процесс взаимодействия точки с наблюдателем. Если точка появилась, а наблюдатель ее не видит и не чувствует, то нам такой бесчувственный наблюдатель ни к чему – мы заменим его более чувствительным наблюдателем. Или точку сделаем более яркой. Почему бы и нет? Мы не знаем природу пустоты. Мы не знаем природу точки. Мы только знаем, что у нее нет размера и она отличается от пустоты тем, что она … не пуста.

Вообще-то о месте расположения точки, как таковом, мы не говорили. Автор делился своими результатами медитации, не привязывая точку пока ни к чему, но указывая на ее поведение, как и ожидаемую возможность этого поведения. Место точки в пустоте – вещь достаточно неопределенная. Разве что он усмотрел ее в одном направлении от себя в своей мнимой пустоте, ибо видение точки в медитационном процессе неустойчиво, нереально, расплывчато. Ну, может себе в этом автор, как Наблюдатель, признаться?! О каком же месте говорить? Она и не просто распознается, путем насилия Воли, где Бог идет на уступки так желающему. На этом воздвигать парадигму невозможно (ибо это и не человеческого ума дело, но потешиться, да на этом и другое для себя извлечь – Сам Бог дает), хоть и пытаешься следовать за автором и усмотреть хоть что-то рациональное. Ведь, автор – мыслитель не малого порядка. Но без Бога – все куцее, приблизительное, настораживающее, как и убаюкивающее смелостью и некоей осведомленностью, но материальной, да и не собою добытой, ссылающейся тут и там.

И снова следует напомнить, что в пустоту невозможно ввести точку ни явно, ни неявно, невозможно ее в пустоте закрепить и обозначить местоположение через систему координат, хотя звучит это уже интересно. Систему координат прикреплять к наблюдателю… Сам по себе напрашивается вопрос: Он что? Неподвижен? Жестко связан с пустотой? Но если это так, то изначальная авторская формула: НАБЛЮДАТЕЛЬ плюс ПУСТОТА равно МИР не работает, поскольку НАБЛЮДАТЕЛЬ-ПУСТОТА есть нечто третье, неизвестной природы, неописанное автором, не введенное ни в одну его формулу, не имеющее отношение ни к Наблюдателю, ни к пустоте, чему автор не дал имени, что в такой связи фактически несоединимо и как бы отторгают друг друга. Как это третье можно приравнять МИРу или ввести в его составляющие? Вообще, вопросы к автору следуют прямо по тексту, видимо очень несовершенному, если еще много вопросов остаются не поднятыми, дабы уж совсем не загромождать авторское. Далее… если Наблюдатель наблюдает в Пустоте Точку, если такое допустить, то, как отсюда может следовать, что существует процесс взаимодействия точки с Наблюдателем? Взаимодействие предполагает обоюдное влияние. Обоюдное! Но Точка (или объект), как бы умен ни был наблюдатель, не синтезируется из его ума, не порождается его волей, но синтезируется в его уме Волею Бога, но есть Воля только Бога. И будет эта точка существовать где угодно и сколь угодно долго, если, опять же, на это будет Воля Бога. Только Бог может дать взаимодействие с ней на любом уровне, но может и не дать. И если Наблюдатель ее не видит и не чувствует – на то Воля Бога. Бог для Наблюдателя организует точку и не одну и Сам обратит на нее внимание человека. Взаимодействия нет. Есть обусловленный только Богом процесс. Точно также и точку сделать более яркой – иллюзия. Если Бог захочет – точку увидим, если нет – нет. А если она не имеет размера, то иллюзия многократная, ибо точка размер имеет. Это круг сколь угодно малого радиуса, хотя в размерах вселенной этот радиус может быть и не малым. Что касается природы пустоты, то не может иметь природу то, чего нет. Это чистейшей воды абстракция, которая хороша не для построения Великих Парадигм, отражающих во всей полноте Законы всего Мироздания, учитывающих все и вся от мельчайшего до величайшего, как абсолютная формула, но для абстрагирования от существующего несущественного на данный момент, чтобы работать с существенным. В таком роде пустым можно назвать многое и многое, что обыватели и делают, называя разговор пустым, определяя чайник пустым, музыку пустой, квартиру пустой и пр. ибо абстракция житейская действует по тому же принципу, выделяя существенное и теряя мелкое. В философских изысканиях это хорошо делать вмеру и оговаривать. Точно также не знает природу точки тот, кто не хочет ее знать как ту, природа которой Божественна.

Наблюдатель – не пуст, ибо он – не пустота. Точка – не пуста. Теперь уже становится более понятно, почему наблюдатель может обнаружить точку))

Строго говоря, пусть наблюдатель будет тысячу раз не пуст, пусть точка сияет, как солнце, но если Бог не пожелает, ничего-то он нигде не обнаружит. Непустота и одного и другого никак не критерий. Но для материального человека органы чувств играют решающую роль, но парадигма-то, решающая как бы собой вопросы Бога, от них, человеческих чувств, зависеть не должна никак. Но как построить ее, не привлекая свои органы чувств, но только на уровне здравого ума? Только с Богом. И то, если Бог даст. Но не даст. Бог дает только Святые Писания абсолютно. Все остальное – для развития ума, да за одно и потешить эго возомнившего на свой счет. Но Бог отрезвляет и не такими средствами, когда человек готов посчитать себя богом…

А здесь – Наблюдатель может обнаружить точку, если это захочет Бог. Ибо без Бога и травинка… Что тут непонятного?

Когда наблюдатель наблюдал за пустотой, как он обнаруживал, что пустота пуста и она – пустота? Он видел какую-то рябь, которая разглаживалась и исчезала. Если вообразить, что пустота это вакуум, то рябью в пустоте могут быть какие-то флуктуации в вакууме…

Строго говоря, никто и никогда не может наблюдать за пустотой. Не может в нашем мозгу отразиться понимание о том, чего нет (а если отразилась некая мнимая пустота и события в ней, то вы уверенны, что это истина, что вы заслужили у Бога передачу информации вам таким не Божественным путем?), не могут органы чувств быть направлены на то, что не знает ум и чем не может оперировать в полной мере, ибо все приближения типа вакуума ведут к грубейшим ошибкам, как вначале, так и впоследствии. Все, что основывалось на таких грубейших допущениях, не жизненно и брать на себя функцию нового мировоззрения не может.

Итак, одна из флуктуаций стала устойчивой, и наблюдатель зафиксировал, что он обнаружил объект в пустоте, который из-за неразличимости его внутренней структуры он назвал точкой. Или торжественно: Первый объект, который обнаружил наблюдатель в пустоте он назвал Первой Точкой Пустоты.

Лучше бы назвал ее Своей величайшей иллюзией. В пустоту нет входа, нет в ней места, нет среды проявления никаким колебаниям, нет условий для проявления. Наблюдатель не обнаружил ни первый, ни второй, ни третий и т.д. объекты сам. На них или на него в процессе медитации мог указать через мысль изнутри Бог, как мог и не указать, имея ввиду не пустоту, а ее достаточно грубое и не функционирующее приближение, так отправляясь с таким соискателем не на построение парадигмы, а на построение сомнительной философии, дабы отработал умом философское направление ума, отпустил с миром сей сомнительный и ничего не дающий продукт и устремился к знаниям совершенным, которые в себе хранят Святые Писания, в основном Веды.

Как только проявилась первая точка пустоты, так сразу появилась система координат.

Где эта система координат появилась? В уме? Зачем она нужна? Видит точку и ладно. Где это здесь используется? На сколько наличие системы координат принципиально? О какой системе координат идет речь? На плоскости? В пространстве? И как соотносится Наблюдатель, точка и пустота? А если Наблюдателя убрать, что станется с точкой или пустотой? А если убрать пустоту, что станет с точкой и Наблюдателем?... Если Наблюдатель – человек, то убери его и на этом его личная пустота, в которой он медитирует, и точка в ней закончатся, а вместе с этим и его философия. Убери точку – и получается Наблюдатель не мыслящий, не отражающий сознанием мир и его эпизоды в виде точек, а значит и Мира нет… Убери поле, то бишь пресловутую пустоту, то и без нее никуда медитирующему – не будет тебе точки, не будет и философии… Одно нуждается в другом… Точка, Наблюдатель и поле-пустота. Связаны между собой жестко, если исходить из авторского данного начала. Но если так, то это система, где существуют причинно следственные связи, выстроенные в последовательности: Наблюдатель – Поле-Точка. Каждое звено на своем месте. Событие происходит, когда к Наблюдателю прибавляется поле-пустота и далее прибавляется точка. Вот то, на чем строится рассуждение, на Наблюдатель плюс Пустота плюс Точка равно Событие. Но Наблюдатель плюс Пустота можно заменить на Мир( Ибо МИР равно НАБЛЮДАТЕЛЬ плюс ПУСТОТА по определению автора). И получается, что Мир сам по себе не может существовать, но к нему должен добавляться объект, называемый точкой, что противоречит его целостности, которую опять же изобрел автор и только тогда возможно само событие. Одно допущение, что Наблюдатель человек сделало мир неустойчивым, нуждающимся в дополнении. А если Наблюдатель – Бог? Эта цепочка вообще не имеет место. В этом случае такое чувство, что автор хочет проследить, как Бог создавал материальный мир, исходя, увы, из библейской легенды, взяв ее за основу, а на себя через медитацию функцию Бога. Хотелось бы сказать: да не так же все было! Не было у Бога пустоты. Не существовал мир из Наблюдателя- Бога и пустоты никогда. А то, что было, через медитацию Бог никогда не подаст и никому. Следует читать и изучать Веды, а не открывать Америку. У Бога не точки в уме, как отдельные объекты, а План творения, проявления того, что уже есть в Нем. Ничего в Боге не проявляется из пустоты и ничего от нее не зависит, ибо ее нет. Система координат дана Богом человеку, для его реальной ориентации в материальном мире, для материальных наук. Бог системой координат не пользуется ибо Вездесущ. Ни о том в глазах Бога человек мыслить должен, а о вещах более ценных, о душе, о своих качествах, о служении Богу на Земле. Остальное – приложится и медитировать не надо, пойдет изнутри совершенными и неисчерпаемыми знаниями и теми, что во благо и есть к чему приложить. А с этим что делать? Со всем трудом?

Наблюдатель увидел вне себя нечто, что так же не пусто, как и он сам. Если в Мире ничего не было, кроме пустоты и наблюдателя, то появление еще одного объекта, если мы будет усложнять систему постепенно, могло бы означать, что мы обнаружили… еще одного наблюдателя.

. Что значит «усложнять систему»? С какой целью? Откуда взялось это нечто? Что автор имеет ввиду? Плод медитации? Как он сам понимает это нечто? Как в сознании он запустил это нечто туда, куда вход строго воспрещен? В пустоту? Почему оно расположилось неким объектом –точкой и потребовало себе координаты. Почему это нечто тотчас привязало себя к Наблюдателю жесткой системой координат, но имеет свободу в пустоте, перемещаясь в ней, как заблагорассудится? Почему появившийся объект вообще назван точкой? Ведь, разница есть. Объекту можно придать разум, точке – нет. Почему точка или объект так охотно переименована в еще одного наблюдателя? Откуда бы ему взяться вне? Или этот объект имеет то же содержимое? Где доказательства? Это все в результате медитации автора? Где автор позаимствовал такой путь мышления? И чтобы достичь парадигмы в сути, надо также медитировать? А если не получается? И если не получается у многих, то оставаться им без парадигмы навсегда? Это не справедливо. Надо выложить истину, если это истина, так, чтобы всем досталась. Как же теперь обойтись без этого путеводителя по мирозданию. Или двух человек здесь достаточно? Остальные – пусть подрастают? Но не хочется соглашаться, что король одет. Приходится в который раз говорить: «А король-то – голый!». И пусть называют как угодно после этого: непонятливым, не доросшим до Наблюдателя или и того хуже... А что делать? Ну, никак… А так хочется с автором согласиться и себя за понятливость похвалить.

Но так ли это? Может, это наблюдатель увидел часть себя и не узнал сразу, что он видит сам себя? А чем же была рябь в пустоте?... Что же получается, мы исписали уже столько текста, а у нас не появилось ничего, кроме одного и того же Наблюдателя, который сам себя и наблюдает???

Наконец-то автор задает себе вопросы, но отвечать, кажется, не торопится, а вот утверждать… Как всегда. И все же. Выдавать желаемое за факт без словесной разумной подпитки… Это для тех, кто, не разобравшись, могут если не проследить, то хотя бы восхвалить, ибо так накрутить замыслова-то с претендованием на великое творение может ни каждый. Каким таким макаром получается, что Наблюдатель наблюдает самого себя? Вроде вначале автор в этом засомневался: «Может это наблюдатель…», а потом: «ничего, кроме одного…». Что за рыхлость рассуждений…

Воистину, что Мир это и есть Бог!

Вот бы автор с этого начинал, да на этом неизменно стоял. И сразу бы оговорился, что Наблюдатель – Сам Бог и только Бог. Как бы весь клубочек легко размотался! Тут можно было бы и ни один восклицательный знак поставить. И не надо было бы много изобретать: ни пустоты, ни точки… В такой медитации на Бога, Бог многое бы и дельное подал, если, конечно, заслужил.

Но… Где смысл столь патетического восклицания? Из чего это следует и к чему имеет отношение? Что же все между строк да между строк… Ведь, что-то же подвигло на строчку Истины из всего. Какая же мысль озарила? Ведь, ею Бог напомнил о Себе и ничтожности всего другого, что с Богом не связано. Но неразвитому уму трудно отделить плевра, да и отказаться от своего «Я» - ой как не просто.

Нет, погодите. Мы постулировали уже, что Мир целостен и видим, что это свойство всплывает то тут, то там и никуда нам от этого не уйти.

Не на попятую ли автор? А Бог – не видим… И он тут что? Ни при чем уже? Заморочки автора не находят для Бога места? И где это всплывает, что Мир целостен и видим? Что хочет он противопоставить Богу, осененный новой идеей? С кем это столь доверительно общается автор? Где логика и последовательность? Хороший учитель доказывает каждое свое слово на каждом шагу. Доказывает. Здесь же «постулирует», типа так и не иначе. Ну, где определение этому миру? Ну, где определение его целостности? Где описаны его свойства, которые у автора всплывают и ему только и видны? А что касается видимости… Есть и мир тонкий, реальный, не проявленный по отношению к этому материальному миру, а значит и не видимый. И там есть быт, и там есть жизнь. Это – духовный план, Веды. О каком свойстве мира конкретно говорит автор? И где оно всплывает? В виде точек, что ли? И где это: то тут, то там, - когда в пустоте нет ни тут, ни там? Может, то тут, то там в закоулках ума Наблюдателя? На фоне все той же, скажем, условной пустоты, отражающей и, не важно где, в себе предмет мысли Наблюдателя?

Мир обладает некоторой структурой, и мы выделили из него уже наблюдателя, пустоту и вот уже и одну точку.

Хотелось бы напомнить автору его личную формулу, что МИР равен НАБЛЮДАТЕЛЬ плюс ПУСТОТА, по его изначальному авторскому определению (которое изначально неверно. Мир, все миры – часть тела Бога. Будь то проявленное или непроявленное состояние. Ссылка: авторитетные Веды.). Откуда следует: Вся структура МИРа состоит из структуры Наблюдателя и структуры Пустоты в сумме (по автору). Поразмышляем здесь. Поскольку пустота не имеет структуры, то структура мира, согласно определению сводится к структуре Наблюдателя. И что это за Наблюдатель??? Если из мира выделить Наблюдателя, то остается пустота, из которой ничего не выжать, поскольку она пустота. Значит, мы точку, фактически целый объект выделили из Наблюдателя и собираемся продолжить эту процедуру неоднократно… Несуразица в плане: Зачем тогда нужна была пустота? Как среда для точки? Неподходящая среда, ибо она ни из чего не состоит. Она была нужна для того, чтобы Наблюдатель выделил из себя точку, обозрел ее и сказал, что у него этих точек и не такой сложности пруд пруди? А без пустоты – никак? Дать определение Наблюдателю и вперед. Да и такая вложенность в Наблюдателя может иметь место, если это Бог. Из Него может исходить все, что угодно. Но нет. Наблюдатель – автор сам и тот, кто покрепче в медитации. Вот если бы автор задал нам изначальную формулу Мира примерно так: Наблюдатель плюс пустота плюс пси равно Мир, где мир развивается за счет пси (не за счет же пустоты или наблюдателя), где пси плавающая величина, которую можно как-то обосновать, например, как коэффициент развития мира ( ведь, мир – развивается и не обязательно за счет себя), то можно было бы все точки, то бишь объекты там и сосредоточить и дать им себя проявлять в зависимости от Т (времени) в виде любых точек, однако при этом пояснив, почему мир не назвать всем и для чего в нем так необходима эта пустота? То бишь то, чего нет??? Понятно, что автор категорически против таких додумываний пытающихся разобраться, ибо у него все в голове прекрасно сходится и состыковывается. Тогда надо было бы писать так, чтобы и у других все сходилось и не изобретали нелепицу.

Если мы выделили одну точку из Мира, то, в силу его целостности, благодаря которой в Мире уже есть и наблюдатель и пустота, мы можем создать много точек. Целые множества точек. Целые скопления точек. Целые галактики точек. Целые вселенные точек.

Целостный мир и слово целый, используемое выше, никак не связаны между собой причинно следственной связью, но едва созвучны. При слове мир слово целостный обозначает единый, неразделимый, как одно целое, а целые скопления…, целые множества… используют слово целый в плане большой совокупности однородных объектов при сохранении внутренней индивидуальности. Целостный мир означает некое его внутреннее единство, некую состыкованность внутри себя при всех внутренних противоречиях, но не означает, что он состоит из целостных объединений, обладающих тем свойством, что позаимствовав один объект из того или иного объединения, ты непременно теперь можешь выудить целую группу, как если бы они были между собой жестко связаны. Однако, автор, назвав мир целостным, определив его так, почему-то дал ему свойство, выдав один объект, выдавать во вне свои объекты из той же совокупности сколь угодно много и куда? В пустоту! Видимо, будем тянуть их из Наблюдателя, эквивалентного миру. Иначе не получается. Только, опять же, если даст Бог.

Мы можем заполнить всю пустоту точками, превратив ее в полную свою противоположность. И тогда мы будем наблюдать пустоту непрерывного массива точек.

Пустоте нет противоположности, потому, что нет самой пустоты. Как не заполняй на уровне медитации придуманную, условную пустоту объектами, назвать полученное противоположным исходному (пустому полю, а может быть пространству) невозможно, ибо каждый параметр изначальной области должен быть заменен на строго противоположный. Но кто знает параметры пустоты? И этого будет мало. Это под силу только Богу.

И мы начнем с того, что получим первую выколотую Точку Пустоты. Ну, не все ли нам равно, так или иначе, для нас эти две ситуации изоморфны))

Что такое выколотая точка пустоты? Определение! Для чего она нужна? Такая ссылка необходима для аккуратности изложения. Какие две ситуации с точки зрения автора изоморфны? Опять додумывать? 1. Когда в пустоте одна точка и когда в пустоте их массив. 2. Когда мы имеем пустоту и когда мы имеем ее противоположность.

Автору следует не только быть точным в изложении, но и обосновывать новые понятия, которые он вводит, дабы изложение было последовательным и цельным.

2.5. Наблюдатель, кто Он?

Наблюдатель есть поток информации в информационном поле единого целостного Мира, который впитывает в себя целостную структуру Мира и соединяется с ним, становясь неотъемлемой частью Мира.

Наконец-то можно узнать более строго, кто такой Наблюдатель, а то, ведь, автор таковым называл кого угодно: Самый простой Наблюдатель, я, вы, Бог. Рассмотрим теперь три приведенные строчки. Правда не понятно, почему бы сразу не дать строгое или более менее приближенное определение Наблюдателю.

Согласно определению, выделенному автором выше (если сходу), Наблюдатель - это и не Бог, и не человек. Для Бога обладает небольшими полномочиями, а для человека их многовато. А если поточнее поразбираться, то сию премудрость следует усваивать по частям, поскольку залпом – никак не глотается, как и все остальное. Но здесь чуть-чуть интересно. А дальше – больше. Что и удерживает. Ценность труда в том, что рождает прямо противоположные мысли, а они – полезны. А то… когда еще призадумаешься… С чего бы здесь начать… Чтобы вывести Наблюдателя на чистую воду. Возьмем за точку отправления мысли, неизменно следуя за автором, все тот же самый пресловутый и поднадоевший авторский Мир, который проще не придумаешь, ибо он всего-то состоит из пустоты и Наблюдателя. И если пустота никчемна в своей сути и ничего в мир не привносит, но уподобляется экрану в кинотеатре, где может что-то отражаться из наблюдательских запасников, то вся тяжесть информаций, событий и объектов переносится на обозревателя, то бишь, Наблюдателя, хочет он того или нет. Наблюдатель обязан быть сложным, иметь также в себе структуру Мира, ибо иначе портит репутацию мира и в противном случае в сумме с пустотой МИРа не даст, как желает автор. Это теперь уж наши выводы из авторских допущений, хотя и они нами не приняты, но попытаемся вытанцовывать и отсюда. Итак, все наше внимание – МИР, требующий сложного обозревателя. Далее следуем по авторскому тексту с целью добраться до определения Наблюдателя. Так вот, Мир имеет структуру. Пусть имеет. Мир имеет не просто структуру, но целостную. Пусть имеет. Осознали пожелание автора к Миру. Далее, такой мир должен, так хочет автор, иметь информационное поле. Т.е. то поле, где содержится вся информация о мире, как прошлая, так и настоящая, так и будущая надо полагать. Хочется Автору как-то обойтись здесь без Бога и придать миру бездушность, некий автоматизм, сохраняющий биографию мира на неосознанном уровне. Вот устроено так и все – по автору. Есть мир и поле информационное. Так вот, что нам хочет сказать автор. Наблюдатель, ни есть Мир с его целостной структурой, ни есть его информационное поле, а есть имеющий отношение к миру поток информации его информационного поля. Вот кто такой обозреватель – поток. А вообще, что такое поток? Да еще и информационный? Это функция Бога, но отнюдь не единственная и не ограничивающая, задействующая чувства и Мысль Бога. Но в это узкое определение (поток информации) Бога не вместить, а для человека через чур. Так вот, такой Наблюдатель между Богом и человеком, который является неким информационным потоком, впитывающим целостную структуру мира, соединяется с ним (с Миром), однако, почему-то становясь его (мира) частью (соединиться с Миром и быть частью – Не одно и то же! А у автора – легко!). Вот такой у нас непростой Наблюдатель. Отнюдь не Бог, ибо Бог не может быть частью мира и отнюдь не человек, ибо и человеку столько нести в себе – невероятно… Ну, вот, попытка вырулить, исходя из авторских слов привела к чуши. Получился не Наблюдатель, а некий образ, почему-то удобный автору, чтобы строить свою концепцию, но не живой, некая полномочная марионетка, которую можно так и эдак, хочешь, до Бога возведи, а хочешь – человека до нее. Наблюдатель, оказывается, почти что мир. Остается к нему добавить пустоту – и тогда полный мир. Пустоту добавить непременно, иначе равенства не состоится. Зато Наблюдатель получился маленьким богом. Судя по тому, что ниже, кажется, сам автор возомнил себя Богом.

Идея, начать с самого себя и с самого простого – оказалась весьма удачной. Я сам и Творец наблюдений, и Творец вопросов, и Творец логики, и Творец выводов, Творец обобщений, Творец ограничений и Творец отбрасывания любых барьеров.

Как бы ни вышло, что автору придется и самому эту парадигму использовать.

Вообще, достаточно искусственный прием построения подходов к парадигме. Многие высказывания автора озвучены и висят в воздухе не подкрепленные, не применяемые, не видны причинно-следственные связи, обрывки мысли то там, то здесь. Формулы нелепы, утверждения – вилами по воде…

Наша пустота легко родила идею Бога и Мира. Плохо только то, что в ней столько всего, что мы почти захлебнулись в потоке идей, которые рождались из пустоты одна за другой...

Ни одной стоящей идеи не видно. Может у автора они и рождались из пустоты, но туда и ушли, так и не проявившись на поверку. А может хоть они стоящие? И зря канули? Но, кажется, ниже пошли какие-то рассуждения… Может, по делу или что-то прояснится?

Что это была за пустота? Эта пустота была воображением Наблюдателя.

Неисчерпаема благодарность к автору, создавшему столь убедительный и наглядный учебник, как мыслить не надо, а то и вредно. Возражая автору, лишний раз получаешь возможность прославить Бога и Его труд, обратить внимание не на этот с позволения сказать шедевр, но на Божественные постулаты, еще раз провозгласить их миру и указать, откуда воистину следует исходить и что брать за основу. Но, вернемся.

Но если Наблюдатель столь велик, если его не переизбрали и не переиграли, но утвердили, то зачем она (пустота) ему, матушка, сдалась? Если он есть поток информационного поля всего мира, присоединенный к тому же к миру. Он этот мир тогда видит и так, как на ладони, правда не на Божественной… И все же. К чему ему все накручивать, если он и так владеет всей информацией о Мире? Но, тем не менее, благодаря автору и медитации на его труд, появилось устойчивое понимание, что медитировать, конечно же, на пустоту святое дело. Тут и не такие мысли посетят. В нашем случае благодаря пустоте вообще углубились в себя, увидели, что мы не пусты, что мы – носители информации, которая дает себя знать именно тогда, когда погружаешься в нечто пустое (пусть нестрого) и где из тебя могут всплывать, оказывается, немалые потоки информации, и от тебя самого в обыденной жизни сокрытые. Как тут не порадоваться, увидев себя миниатюрной моделью мира, отражающей в себе мир через информацию в нем. Как не увидеть, что все из тебя может идти потоком, потоком не твоим, а мира, в котором ты существуешь, все без искажения может проходить через тебя, почти или неограниченно. Как тут не придать себе статуса и значимости. Как не попытаться этот факт не взять за основу и не задуматься о своей личной божественности, о своем развитии до божественности (но, увы, без Бога?) О своих уникальных возможностях? О своей развитии? О пути всех других обозревателей…Все хорошо, но, вот, откуда такая способность у здравомыслящего Наблюдателя. Готов приписать себе и только себе и более того, готов собою весь мир объять и вместить в себя все его информационное поле. Но, не плохо было бы знать такому горе-философу и йогу, что все-то строится на уровне его несовершенного все же ума, несовершенных знаний и качеств, все вилами по воде, нет его здесь ни мистических, ни реальных способностей, да и сегодня будет строиться, а завтра – увы. Все дело в том, что вошел он в игры с Богом, и Бог Сам Лично дает ему эти чувства, видения, понимания, Сам рождает мысли и все исходя только их того, насколько он послужил Богу, на сколько добродетелен, на сколько его карма позволяет, на сколько он религиозен и аскетичен. Тут столько причин у Бога, чтобы одурачить, пруд пруди. Но неофит всегда все иллюзии от Бога принимает за чистую монету и спешит ими делиться с другими, оформив их в столь размытые труды, надеясь на статус первооткрывателя. Увы. Сам Бог ему теперь отвечает через ту, которая уполномочена, и чем скорее он это примет, тем скорее займется делами более полезными. Плодами же подобного труда, которые следует отпустить, распорядится Сам Бог, направив теперь через это приподнявшийся интеллект на религию и если ни в этой жизни, то в следующей. Автор – на Божественном крючке. Однозначно. Служить ему скоро Богу, оставив все иллюзии, ибо через страдания автора ( в связи с непризнанием) они перегорят и тем себя изживут.

Как мы решили начать с самого простого, так и способности к воображению у наблюдателя развивались с самого простого.

Если взять конкретного конечного наблюдателя (пардон! А он, что? Может быть бесконечный? – понятно, что это нестрогость мысли, но вещь-то пишется серьезная!!!), то мы увидим, что в достаточно далеком прошлом его нет, а говорить о нем, как о Наблюдателе можно уже только тогда, когда он способен к записи в свою память событий, которые с ним происходят. Эти события он будет накапливать, просматривать, сравнивать, сортировать, выстраивать цепочки событий, смешивать их, извлекать из них информацию с тем, чтобы предугадать наступление и развитие новых событий.

Что это за полуфабрикат такой, этот Наблюдатель? То он на пьедестале и владеет информационным полем целого мира и сам представляется автором, как информационный поток, достойный соединиться с Миром (не войти, а соединиться), то низвергается автором мгновенно с куцыми оговорками, что не достоин, ибо в прошлом его нет, и он едва способен записывать в своей памяти события, которые лично с ним происходят. Да такие части Мира – долгожители! Если конечно исходить из определения Наблюдателя несколько ранее. Или образ стал неудобен, и автор поспешил откорректировать, поскольку автор?
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Наставления Бога к труду А. Лотова Новая парадигма... 2

Наставления Бога к труду А. Лотова Новая парадигма.3

3. Конструкторы сознания АВТОР: Предварительно я должен сделать важное...
Религия

Наставления Бога к труду А. Лотова Новая парадигма 2

По мере накопления опыта Наблюдатель будет строить модель мира, в котором он...
Религия

Наставления Бога к труду А. Лотова 3. Продолжение

АВТОР: Материя видимой Вселенной удовлетворяет принципу (о_О). Применим (о_О) к...
Религия

Наставления Бога. Новая парадигма...1

Здесь приведено то, что будет обосновываться автором ниже, однако: Только...
Религия

Наставления Бога преданным и всем 8-14

8.Понятие Бог, Бог-Отец и Абсолютная Истина равнозначны, каждое определение Бога...
Религия

Наставления Бога преданным и всем 1-7

1.Веды даны всему человечеству и невозможно сказать, что они выражают мудрость...
Религия

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Шахматы и компьютер
Хотели бы увидеть вещий сон в новогоднюю ночь?