Психология пользователей интернета

Вас приветствует Александр Плющев. Начинается программа «Точка». Сегодня будем говорить, как я понял, о страшно заинтересовавшем вас вопросе – психология Интернет-пользователя, широкая тема весьма. Сегодня у нас ответственным за неё будет психотерапевт Марк Сандомирский.
Психология пользователей интернета
А. ПЛЮЩЕВ - Действительно, «Точка», 22 часа 17 минут. Вот, уже мы в полном составе. Саша Белановский запускает видеотрансляцию, на которой видно Марка Сандомирского, психотерапевта известного. Вы можете слышать его часто в, ну, время от времени, в новостях, когда он комментирует разные психологические аспекты. Теперь он будет комментировать всю, собственно говоря, психологию пользователей Интернет. Вопросов от вас пришло много. Марк Евгеньевич, добрый вечер.

М. САНДОМИРСКИЙ - Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ - Давайте прямо сразу и начнём. Вообще, в принципе психология пользователя, Интернета, она отличается от психологии человека, который Интернетом не пользуется? Потому что я, например, знаю очень много людей, которые не пользуются Интернетом, но для меня уже как-то по умолчанию, что Интернет – такая же вещь, как освещение, допустим. Такая же жизненно важная и такая же распространенная. Я не могу как человек непрофессиональный отделить аспекты психологии одних от других. Мне кажется, что все, в принципе, одинаковые. Прав я или нет?

М. САНДОМИРСКИЙ - Вы знаете, всё-таки отличия, конечно, есть. И отличия не только между теми людьми, которые пользуются и которые не пользуются, но и среди пользователей тоже есть отличия, они принципиальны. Они зависят, так сказать, от срока, от давности болезни, если мы будем пользование Интернетом в шутку, конечно, рассматривать как некоторое пристрастие, от которого человек избавиться не может. Людей, которые не пользуются Интернетом, на самом деле немного. Либо это очень консервативная часть населения. У этих людей есть определенные характерные психологические черты.

А. ПЛЮЩЕВ - Можно ли это назвать психологическими проблемами?

М. САНДОМИРСКИЙ - Я бы всё-таки сказал, что это такой стиль жизни. И есть люди, которые не пользуются Интернетом в знак протеста. Ну, собственно говоря, и среди пользователей хотя бы раз в год объявляется такой день без Интернета, день без компьютера.

А. ПЛЮЩЕВ - С этим как раз всё понятно. Луддиты – они всегда были. Люди, которые презирают автомобиль, тоже есть. До сих пор это как раз абсолютно нормально.

М. САНДОМИРСКИЙ - Главное, что надо сказать: прогресс невозможно повернуть в обратную сторону. Без Интернета жизнь человечества сейчас и в будущем, конечно, невозможна. Если раньше мы говорили о том, что труд и речь сделали человека человеком, то современного человека делает таковым ещё и Интернет. Боюсь, что не было бы Интернета – так мы бы с вами регрессировали, вернулись к такому образу жизни первобытно-примитивному. Шутка. А среди самих пользователей Интернета есть разница, и она принципиальна. Вот, просматривая те вопросы, которые слушатели задавали на сайте «Эхо Москвы», я нашёл два особенно заинтересовавших. Во-первых, пишет мама, сын которой в подростковом возрасте, на её взгляд, является профессиональным пользователем Интернет.

А. ПЛЮЩЕВ - Это лео-лье, наёмный офисный сотрудник из Москвы.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да, совершенно верно. Её удивляет: как это так, он, получается, почти что живёт в этом Интернете, и, конечно, для мамы это не совсем понятно. А второй очень важный вопрос. Журналист и продюсер abbsound.

А. ПЛЮЩЕВ - Абсаунд, да.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да. Какие же психотипы, на которые делятся пользователи Интернета. Так вот, самых важных психотипов два. И как я уже говорил, они связаны с давностью пребывания в сети. Американские исследователи выделяют, во-первых, цифровых аборигенов. Это те люди, которые Интернет, если не впитали с молоком матери, то уже с детского возраста стали пользоваться компьютером и находить в сети то, что им нравилось. И практически для них Интернет – это часть жизнь, неотъемлемая и привычная.

А. ПЛЮЩЕВ - Ну, то есть, те, которые родились при Интернете.

М. САНДОМИРСКИЙ - Совершенно верно, в Интернет-эпоху.

А. ПЛЮЩЕВ - В переводе на разговорный, да.

М. САНДОМИРСКИЙ - А вторая часть пользователей, которая постепенно становится по сравнению с первыми менее численной.

А. ПЛЮЩЕВ - И сойдёт на нет.

М. САНДОМИРСКИЙ - Со временем. Это вымирающий тип.

А. ПЛЮЩЕВ - Вымирающий тип, абсолютно.

М. САНДОМИРСКИЙ - Я сам к нему отношусь. Думаю, что вы, Александр, тоже. По возрасту тоже.

А. ПЛЮЩЕВ - Я не знаю, как Саша.

С. БЕЛАНОВСКИЙ - Нет, у меня тоже не сразу.

А. ПЛЮЩЕВ - Был ли тоже Интернет.

М. САНДОМИРСКИЙ - Ну, по крайней мере, все те люди, которым сейчас за 30, столкнувшись с Интернетом уже в достаточно разумном таком возрасте, освоивши Интернет, мы этим пользуемся, но всё ж таки для нас это есть нечто иное, чем для первой группы. Почему? Показано: когда с детства и подросткового возраста человек регулярно пользуется Интернетом и проводит в сети час-другой ежедневно, его мозг перестраивается и начинает функционировать иначе, чем у других, непродвинутых пользователей. В некотором смысле, когда такой человек находится в сети, его мозг более активирован.

А. ПЛЮЩЕВ - Давайте поясним на примерах, потому что я подумал: каким образом? Сразу у меня две мысли промелькнуло. Может быть, он мыслит гиперссылками, подумал я, с одной стороны. Ни в коем случае не хочу превратить нашу беседу в шутку, но, правда, вот именно такое представление возникло. И второй, я подумал: он ничего не запоминает, он думает, что всё можно найти в Интернете, достаточно обратиться…

М. САНДОМИРСКИЙ - О, это отдельное, вы правильно отметили, но это отдельное явление. Он не мыслит гиперссылками или операторами if-then. Он не становится интеллектуальнее. Нет, конечно, но он более погружен в процесс пребывания в Интернете. Он весь там. Его Я в сети растворяется. Он забывает обо всём другом. И тогда в Интернете он более продуктивен. Но это достигается за счёт, действительно, большей активации мозга. И что ещё тогда можно заметить? Мозг этого человека, как бы перегретый, образно говоря, всё время требует новых впечатлений, новых ощущений. У него ускоряется темп психической деятельности. Ему трудно фиксировать внимание долго на чём-то одном. И, вот, начинает прыгать по этим гиперссылкам, да? Вот, это сёрфинг и такая умственная жвачка. Кроме того, это несколько влияет на его эмоциональность. Показано, что человек интернетный – он более раздражителен. Он нетерпелив. Труднее ему управлять своими эмоциями, и, кстати говоря, то, что психические процессы быстрее у него протекают, особенно когда он в Интернете работает и общается, это заметно даже по темпу речи. Она ускоряется. Если сейчас…

А. ПЛЮЩЕВ - Мне кажется, Марк Евгеньевич сейчас своей размеренностью хочет отстраниться несколько от того, что он сам является заядлым пользователем Интернет.

М. САНДОМИРСКИЙ - Так я второго типа, я уже из опоздавших.

С. БЕЛАНОВСКИЙ - Можно сказать, что это проблема именно нового поколения, или это просто другие характеристики – другая личность, другие типы, может быть, личности?

М. САНДОМИРСКИЙ - Да. Я не скажу, что это прямо-таки проблема. Это ни в коем случае не диагноз. Это некоторые новые характерные для людей, для большой группы людей, для Интернет-пользователей черты. Поскольку это становится преобладающим, это постепенно будет становиться нормой. Мы можем даже посмотреть на это как на некоторый процесс психологической эволюции человечества, так же как Интернет эволюционирует, он приспосабливается к человеку. Появляются всё новые и новые формы представления информации в сети и новые формы коммуникации. И этот процесс постепенного технологического совершенствования Интернета на самом деле, он очень закономерный. Шаг за шагом Интернет приближается к повторению, копированию собственных психических процессов, протекающих в мозге человека.

С. БЕЛАНОВСКИЙ - Есть угроза в этом? Можно ли говорить, вообще, об угрозах?

М. САНДОМИРСКИЙ - Я не думаю, что слово угроза так уж применимо. Может быть, есть какие-то риски злоупотреблений. Реклама в Интернете становится более навязчивой, слухи в Интернете могут быстро распространяться, это всё по определённым объективным причинам, но всё ж-таки я думаю, что плюсов в этом в конечном счёте должно быть больше. Эволюционирует Интернет, подражая человеку, отдельно взятому, а человеческое общество в целом эволюционирует, в свою очередь, подражая Интернету. И то, что мы видим, собственно говоря, чем отличается Интернет от устройства нашего общества? В Интернете нет границ, там нет расстояний. Там демократия, хотя она и виртуальная. Ну, а что мы наблюдаем в больших масштабах таких, геополитических? Это процесс глобализации, вот этот процесс уменьшения, устранения барьеров, более свободная коммуникация, учёт мнения отдельных граждан, электронной демократии участия. Web 2.0 становится образцом для подражания, для строительства несколько более совершенного человеческого общества.

А. ПЛЮЩЕВ - Мне бы хотелось сейчас от общего перейти к частному. Например, к… Мы на прошлой программе нашей с Германом Клименко обсуждали, вымирают ли блоги, вытесняются ли они социальными системами или заменяются, и так далее. Я хотел бы как к вымирающему виду тоже как представитель вида вымирающего обратиться, в частности, к блогам. По-моему, было уже миллион раз говорено, для чего людям блоги, что они там находят и я бы даже это в стороне оставил, но крайне интересная такая сущность, как тролли, Интернет-тролли, которые приходят в различные блоги, комментируют, вызывают скандал. Если вы не знаете, кто это такие, я не Марку Евгеньевичу говорю, я к слушателям сейчас обращаюсь, потому что некоторые люди обязательно спросят, что такое Twitter, ну и обязательно спросят, что такое тролли. Вы поглядите, например, в Википедии. Там всё достаточно доходчиво написано. Очень интересный тип людей. Кто они, как правило? Вообще, если этого человека увидеть в оффлайне, кто он будет?

М. САНДОМИРСКИЙ - Тролли – они, конечно, живут рядом с нами.

А. ПЛЮЩЕВ - Да вы что?

М. САНДОМИРСКИЙ - Далеко ходить не придётся, чтобы их поискать.

А. ПЛЮЩЕВ - Так, кто-то из нас троих тролль.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да нет, обозревая опять же вопросы радиослушателей, я, вот, очень наглядный пример нашёл. Я могу даже, вот, зачитать.

А. ПЛЮЩЕВ - Давайте, давайте, хорошо.

М. САНДОМИРСКИЙ - Пишет Палач из Петербурга: «Здравствуйте, Марк Синдромский. Судя по фото, ваша психика не в порядке. Вопросы. Где вы предпочитаете лечиться? В одной палате с Барщевским или с Наполеоном?». Это как раз типичный…

А. ПЛЮЩЕВ - Написано всё, замечу, при запавшей клавише Caps Lock.

М. САНДОМИРСКИЙ - Конечно.

С. БЕЛАНОВСКИЙ - Совершенно случайно...

М. САНДОМИРСКИЙ - Вот, очень характерный такой классический пример троллинга. Когда при общении в сети один пользователь задаёт другому вопрос или обращается так, чтобы спровоцировать другого человека, вызвать негативные эмоции, вызвать какую-то бурную, даже ответную, агрессивную реакцию, он от этого получает удовольствие, но перед тем, чтобы раскрыть глубинную сущность троллей, я всё-таки опять же должен вернуться к предыдущему тезису. Интернет – это часть жизни, и Интернет – это отражение, это зеркало нашей жизни. Собственно говоря, когда вы, Александр, вспоминали про социальные сети, ведь с психологической точки зрения надо посмотреть иначе. Поставить с головы на ноги наши взгляды на социальные сети. На самом-то деле все мы с вами живём в социальной сети. Социальная сеть – это человеческое общество, это наши взаимодействия, это наши связи с другими людьми. А те социальные сети, с которыми встречаемся в Интернете – это виртуальная сеть-слепок тех отношений, которые между людьми присутствуют. Правда, очень особый, меняется топология взаимоотношений людей. Как бы пространство там виртуальное. Там нет расстояний и там нет границ.

А. ПЛЮЩЕВ - Кроме того, нет барьеров познакомиться, потому что в оффлайне гораздо труднее.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ - Нет барьера познакомиться с известным человеком.

М. САНДОМИРСКИЙ - Конечно, и тогда оказывается, что в обычной-то жизни мы окружены такими людьми, которые по-разному называются манипуляторами, хамами, словесными агрессорами, преследователями. Есть такое народное выражение. Конечно, ненаучное, не психотерапевтическое. Энергетические вампиры. Значит, это люди, которые стараются собеседников вывести из равновесия, после общения с которыми у собеседников портится настроения, но сами инициаторы, сами манипуляторы от этого получают удовольствие, и когда те же самые люди это делают в сети, в социальных медиа, в блогах или в социальных сетях, тогда они и называются этим забавным словечком тролль.

А. ПЛЮЩЕВ - Это… да.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да, и тогда возникает вопрос: зачем им это нужно, как к этому относиться и можно ли что-то с этим, вообще говоря, поделать? Ответ на вопрос «зачем им это нужно?» - это для них такая доморощенная самодеятельная психологическая самопомощь. Ведь они в конечном счёте собственное недовольство жизнью, недовольство самими собой, какие-то повседневные стрессы убирают на время, они повышают свою самооценку за счёт того, что снижают самооценку собеседника, они повышают собственное настроение за счёт того, что портят настроение другим людям. Почему? А потому что они не умеют это делать по-другому. И у них есть, как правило, серьёзные психологические проблемы. Это история несчастливого детства, давление со стороны родителей, воспитателей, школьных учителей, которые приводят к такому однобокому способу эмоционального реагирования. Но перевоспитывать троллей бесполезно, по крайней мере, виртуально это сделать невозможно. Как говорят пользователи Интернета, троллей нельзя кормить, то есть поддаваться на провокации. И что же тогда делать? К сожалению, у нас и в Интернет-ресурсах как-то на это особого внимания не обращается. Я пытался как-то обращаться к менеджеру живого журнала с вопросами – вот, вы что думаете о проблеме троллинга, ведь от вас же пользователи уходят. Какой-нибудь спокойный интеллектуальный имхонет, пользователи зрелого возраста, которые не хотят ругаться со школотой. Ну, менеджеры живого журнала сказали – нет у нас такой проблемы, у нас всё нормально. Кто не хочется общаться, тот и не общается. Можете забанить любого тролля. К сожалению, этого явно недостаточно. Для людей тонкой душевной организации, впечатлительных, и, что греха таить, эмоционально уязвимых, опыт соприкосновения с обидными комментариями, обидными репликами в их адрес, может быть очень неприятным, если даже забанить этого юзера, а его комментарий стереть, но в голове-то всё равно осадок остаётся. На мой взгляд, эта проблема решается, практически она решается путем определенных психологических занятий. Человек может научиться отстраняться от этих эмоций. Кстати говоря, если пользователи Интернета…

А. ПЛЮЩЕВ - А, то есть это проблема жертвы сейчас рассказываете.

М. САНДОМИРСКИЙ - Перестать быть жертвой, и тогда агрессор не перестанет быть агрессором, но будет вынужден искать себе других жертв, или, может быть, этот вампир станет вегетарианцем, в конце концов. Но это такая, на самом деле, задача, которую, кстати говоря, пользователи Интернета могут решать коллективными усилиями. Это можно такие занятия заочные проводить под эгидой программы «Точка», пожалуйста.

А. ПЛЮЩЕВ - Я напоминаю, у нас психотерапевт Марк Сандомирский здесь. Ваши вопросы +79859704545. Реплики там тоже, троллинг приветствуется всяческий. Саша Белановский, человек толстой душевной организации, принимает ваши вопросы. Если есть, Александр, пожалуйста, твой вопрос без проблем.

С. БЕЛАНОВСКИЙ -Я для себя сформулировал такой тезис, что Интернет может выполнять психотерапевтическую функцию.

М. САНДОМИРСКИЙ - Должен.

С. БЕЛАНОВСКИЙ - Верно ли это?

М. САНДОМИРСКИЙ - Должен, обязан. С одной стороны, Интернет является инструментом профессиональных психотерапевтов и психологов. Почему я к Интернету столь неравнодушен, почему я так много уделяю этому времени, пишу об этом книжки, и так далее. И в профессиональном сообществе психотерапевтов занимаюсь разными некоммерческими проектами, вот, продвижения социальных сетей и блогов как инструмента психологической помощи людям. Но это для специалистов. А вообще Интернет как таковой, сам по себе, для любого пользователя является способом психологической самопомощи. Дело, вот, в чём? К сожалению, в том меняющемся мире, в котором мы живём, за прогресс человечеству приходится расплачиваться. За то, что мы с вами живём и мы вступает хотя бы в информационное общество, нам приходится платить человеческой разобщённостью. С другой стороны оказывается, что каждому человеку нужна физиологически, жизненно буквально необходима определённая доза общения, особого общения, общения эмоционального, бескорыстного, искреннего, поддерживающего душевно, общения с друзьями, с близкими родственниками, если с ними хорошие отношения, общения с теми людьми, которые нам сочувствуют, которые желают нам добра… И как раз вот такого-то живого поддерживающего общения человек современный очень часто лишён. Общения очень много, в избытке, но оно формальное. По работе, по делу. Ещё в каких-то целях. Оно не даёт того, что должно давать. Даже в человеческом мозге запрограммировано, есть такая константа: наш мозг самой природой создан для того, чтобы постоянно поддерживать отношения, общаться со 150 людьми, которые нами воспринимаются как свои, эмоционально близкие.

А. ПЛЮЩЕВ - Черт побери, я только что добавил в Twitter-е ещё несколько, у меня стало чуть больше, у меня около 200 сейчас. Пожалуй, мой мозг скоро не выдержит.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да выдержит, конечно, Александр. Ведь виртуальное общение – оно не может заменить собой живое полностью. Оно частично компенсирует, но как раз мы наблюдаем, что популярность виртуального общения, а именно это постепенно становится основным содержанием Интернета, и основной трафик, мы видим, сейчас в социальных сетях уже, не в поисковиках. Главное, что люди начинают от Интернета получать – он их связывает, он им даёт возможность общаться, и найти в Интернете родственную душу, хотя и виртуальную родственную, и почувствовать себя среди своих, компенсировать нехватку живого общения. Кстати говоря, именно с этим связана популярность такого быстрорастущего ресурса, как Twitter. Там, пожалуй, эта функция в наибольшей мере развита.

А. ПЛЮЩЕВ - Опережает мой вопрос Марк Евгеньевич. Просто опережает, несмотря на то, что вроде бы размеренна речь этого человека, а мы видим, какими темпами он идёт по нашим вопросам. Как раз в Twitter-е, об его взрывной популярности вы сказали, это-то ещё полбеды. Меня вот что поражает. Даже не то, какими темпами захватывает всё новые и новые территории. То, что вдруг он стал популярен у людей известных и знаменитых. Ни одно такое проявление Интернета – ни блоги, очень медленно в блоги они приходили, чуть побыстрее в Facebook. В Twitter идут просто косяком, гурьбой. Ну, по моим ощущениям, у меня нет статистики под рукой, вот, я имею в виду российских исключительно. Мне кажется, они прямо там все, и все такие искренние хорошие, со всеми так здорово общааются прекрасно.

М. САНДОМИРСКИЙ - Вы знаете, это настолько глубокая тема, что можно было прочитать двухчасовую лекцию, но я постараюсь уложиться в несколько слов.

А. ПЛЮЩЕВ - У нас 20 минут осталось.

М. САНДОМИРСКИЙ - Дело в том, что поведение каждого человека при объективном подходе с точки зрения науки гораздо в большей степени запрограммировано, чем человек об этом даже думает, в большей степени, чем он может об этом догадываться. Во многом поведением людей управляют такие природные готовые программы – инстинкты. И, например, среди них есть инстинкт самосохранения. Для того, чтобы человеку спокойно чувствовать себя – уверенно, в безопасности, чтобы этот инстинкт дремал спокойно, нужно, чтобы постоянно где-то рядом в контакте, на связи находились свои, те, которые поддерживают.

А. ПЛЮЩЕВ - 150 человек вот эти?

М. САНДОМИРСКИЙ - Да, так 150 это когда-то, видимо, было, мы можем предполагать такое первобытное племя, в этих пределах. И когда у человека есть всегда мобильник, и через мобильник он может послать СМС-ку в Twitter, и его десятки, сотни, тысячи и десятки тысяч последователей, fall-over-ов, которых он воспринимает как своих, они ему тоже что-то в ответ пришлют, как будто бы он постоянно находится на связи с теми, кто его поддерживает, принимает, высоко ценит, и так далее. Вот почему Twitter так популярен, ибо этим он отличается от социальных сетей, блогов, и так далее. Поэтому он более совершенный, поэтому взрывной его рост. А ещё один из этих механизмов инстинктов, внутренних программ, которые управляют поведением людей, социальный инстинкт, и там одна из ипостасей – реакция подражания. Когда достаточно большое количество людей начинает делать нечто одно и то же и накапливается критическая масса в обществе… Есть даже образное такое выражение у антропологов, социологов – эффект сто первой обезьяны: если набралось 100, 101-ый присоединится сам обязательно автоматически, и тогда это распространяется по механизму цепной реакции, все начинают за счёт подражания делать одно и то же. Если кто-то завёл себе Twitter из celebrity, из знаменитостей, значит, и все остальные тоже должны завести, они же не могут от него отставать.

А. ПЛЮЩЕВ - Но такого же эффекта и такой же реакции ни в блогах, ни, как мне кажется, даже в Facebook-е, тоже очень модном, не было.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да, за счёт того, что сам Twitter – это более заразная вещь, быстро растущая. И, кстати говоря, даже зависимость…

А. ПЛЮЩЕВ - Ну, собственно, патогенная.

М. САНДОМИРСКИЙ - Даже зависимость, вот, Twitterомания быстрее возникает, чем от других Интернет-ресурсов. Но всё-таки в хорошем смысле, я думаю, вот эта зависимость.

А. ПЛЮЩЕВ - Я почему сегодня позвал ,Марка Сандомирского, например, я часто слушаю радиостанции разные, или читаю где-нибудь, смотрю по телику иногда про Интернет что-то, и там психологические проблемы тоже очень часто комментируют, часто комментируют люди, сильно далёкие от сети, или, может быть, пользующиеся, там, поисковичком, там где-нибудь, ещё что-нибудь. Вот, Марк Сандомирский – он же такой очень продвинутый юзер, если так можно сказать. Ну, во всяком случае, опытный. И в Twitter-е-то он, можно сказать, просто чемпион. Не побоюсь. У вас русскими буквами если читать, будет реmрu, да, правильно, ник?

М. САНДОМИРСКИЙ - Да.

А. ПЛЮЩЕВ - А так, если латинскими прочитать, будет «пемпу», мне ужасно нравится, pempu. Так вот, у него… сколько, 47000 fallover-ов, 48?

М. САНДОМИРСКИЙ - С утра было 47300, по-моему.

А. ПЛЮЩЕВ - Вот, 47 с лишним тысяч fall-over-ов. Я как раз хотел поговорить о таком очень узком аспекте Twitter-а, это масс-фолловинг, которым, надо сказать, не грешит заниматься и наш сегодняшний гость.

М. САНДОМИРСКИЙ - Конечно, и даже с удовольствием. Надо только сказать, что для меня Twitter был своего рода такой психологический эксперимент. Когда я с ним познакомился летом 2009 года, забавная такая штука, ещё мало было там русскоязычных пользователей. Хотелось побыстрее освоиться, хотелось побольше набрать фолловеров и сначала я себя поставил планку – надо набрать 10000. Когда набралось 10000, стало интересно, дальше ещё, ещё и ещё. И в Twitter-е это делать легко, на самом деле он более демократичен, ведь там нет ограничения на количество виртуальных друзей. И когда я объявляю, что я всех fallov-лю в ответ, пожалуйста, добро пожаловать, приходите в друзья и будем общаться. Хоть миллион. Как у американских…

А. ПЛЮЩЕВ - Но при этом здесь есть некоторый обман, вы же их не читаете. Когда человек узнает, что его кто-то фолловит, он надеется, что его читают, хотим мы этого или нет. Я, вот, всех, кого зафолловил, я всех читаю абсолютно.

М. САНДОМИРСКИЙ - Должен сказать честно, что пока у меня хватает силёнок читать русскоязычных фолловеров, потому что от этого общего числа – 47000, русскоязычных-то процентов 10 максимум. Я выстраиваю из них отдельные списки и отдельно прочитываю.

А. ПЛЮЩЕВ - То есть, 5000 человек в день так читаешь? В день, вы сказали.

М. САНДОМИРСКИЙ - Не в день. 10%, то есть, 4 с чем-то тысячи, но не все пишут так регулярно и так бойко, и если я несколько раз в день читаю ленту, то те, кто попадает в этот срез. Сейчас, когда у меня есть свободное время, я их почитаю. И много интересного. Видите ли, вот, такая большая человеческая масса, как Twitter, она, это явно совершенно становится, живёт по определенным законам, и психологические законы, управляющие поведением больших масс людей, здесь становятся очень наглядны, очевидны. Чтобы не ходить далеко за примерами, это история слова дождь. Когда несколько недель назад, ну, случился у нас в Москве дождик, и от радости все последователи русскоязычного Twitter-а, которые под дождик попали, послали соответствующие СМС-очки в Twitter-е, это оказалось так массивно, интенсивно, что попало в мировые тренды. Это история с тэгом дождь. И на этом примере видно, как работает этот механизм коллективного мышления и коллективного поведения. Удивительным образом это получается так же, как в природе устроено, есть в природе такое понятие коллективного интеллекта. Классический пример – так живёт муравейник. Много индивидов как один живой организм. На самом деле человеческое общество тоже так живёт, только мы этого обычно не замечаем. И, вот, у муравьёв, у них, на самом деле, как построена их муравьиная жизнь. Они бегают по разным направлениям, пересекают свой муравьиный web, и когда натыкаются на что-то ценное, оставляют след для своих. Здесь что-то есть. Тогда ещё больше, ещё больше, ещё больше последователей устремляются в это место. Здесь есть что-то ценное. Так точно так же мы видим подобный феномен самоорганизации в Интернете – то, что называется web 2.0. Количество пользователей и трафик определённого ресурса виден для других, для новых пользователей, определяет популярность и это становится ещё более привлекательным для последующих пользователей.

А. ПЛЮЩЕВ - У Александра, я знаю, был вопрос, который продолжит вот эту промассовую психологию. Я имею в виду Интернет как среда для распространения слухов.

С. БЕЛАНОВСКИЙ - Ну, ты, наверное, имеешь в виду про вот этот известный твит у Соловьева было и, ну, и, вообще, такой слух, что вот эти все погодные явления в регионах России – это происки американцев, что это какое-то климатическое оружие, ну, и, в общем, что это всё неслучайно. Чем объяснить?

А. ПЛЮЩЕВ - Это отлично и без Интернета между прочим распространялось, надо сказать.

М. САНДОМИРСКИЙ - Однако с Интернетом это обязано распространяться во много раз быстрее. Во много раз быстрее. И с одной стороны оказывается, что Интернет – идеальная питательная среда для слухов, но с другой стороны надо сказать, это ещё лежит в основе эффективной рекламы в Интернете, молниеносно распространяющейся по механизму цепной реакции.

А. ПЛЮЩЕВ - Вы имеете в виду вирусы всякие?

М. САНДОМИРСКИЙ - Да, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ - Не в смысле компьютерные.

М. САНДОМИРСКИЙ - Вирусный маркетинг, вирусная реклама. Да. Именно реклама… так называемое продвижение в социальных сетях. Ведь дело в том, что мы уже говорили. Человек в то время, когда он находится в Интернете, читает что-то в социальной сети, в блогах или в Twitter-е сидит, он находится в определённом особом психологическом состоянии, он не совсем в себе в хорошем смысле. Он частично там, в сети. И оказывается, что это состояние взрослого человека, погружённого в сеть, таково, что мозг его работает в режиме немножечко напоминающим детское состояние. С одной стороны детское. Что тогда получается? В чём-то взрослый человек начинает воспринимать информацию как ребёнок. Без критики. Как ребёнок, который верит тому, что ему говорят, если это говорят взрослые, если говорят уважаемые.

А. ПЛЮЩЕВ - Как телевизор. Да, да.

М. САНДОМИРСКИЙ - Это тоже подходящий пример. А с другой стороны, помните, мы говорили ещё пробуждается инстинкт самосохранения «свой-чужой», который очень чётко реагирует на разные риски, опасности, угрозы. Вот почему информация, несущая в себе оттенок какой-то угрозы, какие-то недоброжелатели, какие-то враги – американцы, инопланетяне, ещё что-нибудь – вот они виноваты в том, что происходит и нужно вовремя принять меры и предупредить всех остальных, или начинают в массовом порядке этой информацией делиться друг с другом, и вот это возникает цепная реакции информационной лавины. Они не рассуждают логически в тот момент, когда они это воспринимают, они в это верят всей душой. И воспринимают это на основе эмоционального, нелогического мышления. Человек может иметь несколько дипломов о высшем образовании и иметь высочайший коэффициент интеллекта, но в то же самое время из-за этого объективного механизма поверить в любую ерунду, несуществующую в реальности. В другом состоянии он просто отмахнулся, ухмыльнулся, сказал – этого нет, потому что этого не может быть никогда. Но когда об этом пишут в Twitter-е, когда об этом пишут вконтакте или в ЖЖ все, кого он читает, когда об этом топовые блогеры написали, то, значит, наверняка так и должно быть. Кстати говоря, вот почему социальные медиа более эффективны, чем традиционные средства массовой информации. Вот, для восприятия такой информации. Ведь по сути в Интернете срабатывает механизм передачи из уст в уста. Как бы от человека к человеку, понимаете. Если мы ему доверяем, то автоматически впитываем.

С. БЕЛАНОВСКИЙ - Потом, пишет такой же человек, как и я, значит, я склонен ему доверять автоматически. Ну, это да.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ - Как по вашим ощущениям, ну, у нас поскольку общественно-политическая радиостанция, политические темы тут самые популярные всегда. Власти, прежде всего в России, ну и, вообще, власти во всех странах – они уже осознали всю силу Интернета, о которой вы только что сказали, они уже начали использовать, они используют на полную катушку, в какой стадии они находятся?

М. САНДОМИРСКИЙ - Я не знаю, Александр, с чем сравнивать – на полную катушку или не на полную катушку. То, что в Америке, которая для нас некоторый такой образец – догнать и перегнать.

А. ПЛЮЩЕВ - Или исчадие зла.

М. САНДОМИРСКИЙ - Да, или или. Или положительный пример, или отрицательный антипример. То, что там, конечно же, социальная сеть Facebook и микроблоги Twitter очень помогли Бараку Обаме стать президентом, это несомненный факт. И я думаю, что там использование Интернет-технологий, конечно же, неотъемлемая часть политической системы. Но надо сказать, что и американцы ведь, они психологически по своей ментальности отличаются от наших сограждан, общество там несколько другое. Люди более ответственно относятся к поддержанию своей политической системы, более активно участвуют в общественной жизни. Высказываются по разным поводам, и хотят, чтобы их мнение было действительно услышано. У нас же, конечно, только начинается ещё в действительности этот процесс. То, что происходит в живом журнале каком-нибудь, я думаю, это скоре отдушина, это такой клапан для выпуска пара, снятия социальной напряженности. В каком бы сообществе, посвящённом политике, люди только и ругают власть, и ругают государство, и кричат в своих постах, что всё неправильно. Покричат и успокоятся. Никакого продолжения в реальной жизни это доселе не имело. Оно будет в дальнейшем иметь это продолжение. Я думаю, несколько лет – и мы к этому придём, когда общение виртуальное в Интернете будет сопровождаться общением живым, и самоорганизация людей, когда вот эти социальные сети будут накладываться на реальную жизнь. В тех же блогах это заметно, потому что образуются, сами возникают, как грибы после дождя, группы людей, клубы блогеров или клубы пользователей Twitter-а, которые кроме общения в Интернете общаются живьём. И от этого общение становится более интенсивным, и тогда уже, кроме передачи информации в Интернете, они могут организовываться для каких-то гражданских действий. А с другой стороны показано, что в процессе такого именно общения у них просыпается гражданская активность и сознательность. И они становятся небезразличные к актуальным социальным проблемам своей страны. Ведь сегодня, по сути, большая часть наших сограждан – они социально дремлют, им всё равно. Не участвуют они почти ни в чём. И, на мой взгляд, не с точки зрения политической, конечно, здесь я некомпетентен… с точки зрения психологической проблемы демократии в нашей стране связаны с тем, что в головах у значительной части населения этой самой демократии просто нет. Они никак себе этого не представляют и не требуют этого, это не нужно до сих пор. Если они в процессе роста и обретения большей зрелости с нашим Интернетом… русскоязычный Интернет, на мой взгляд, проходит сейчас такую стадию подростка, он ещё не взрослый, он только взрослеет. Вот, если вместе с нашим рунетом пользователи будут взрослеть, и по возрасту тоже будут взрослеть молодые юные пользователи, о которых мы уже говорили, и будут становиться более социально-ответственными, граждански активными, тогда мы постепенно и будем приближаться к называемому гражданскому обществу и к тому, что называется электронная демократия участия, когда люди обсуждают животрепещущие проблемы общественной жизни и к их коллективному мнению государство и власть прислушиваются.

А. ПЛЮЩЕВ - У нас полторы минут осталось с Марком Сандомирским. Я заявил сегодня бонус тем, которые, как мне кажется, напрямую не относятся к психологии пользователей, с другой стороны, как, может быть, любая задумка подобного рода, тем не менее, имеет к этому отношение. Я однажды слышал комментарий Марка Сандомирского, он меня удивил сильно. Он допускал в этом комментарии, что звуковые наркотики существуют. Есть такая штука, которая активно рекламируется спамом. На мой-то взгляд, это просто мошенничество. Ну, вот, хотелось бы услышать, что на самом деле.

М. САНДОМИРСКИЙ - Я с вами совершенно согласен, Александр. Когда мы говорим о влиянии Интернета на психику человеку, это влияние может быть опосредовано различными техническими средствами. Например, через Интернет мы можем выслушивать звуковые файлы, и эти звуковые файлы могут оказывать некоторое воздействие на наше психическое состояние. И на протяжении примерно последних 60 лет создаются звуковые файлы, предназначенные для снятия стресса, устранения бессонницы, вызывания приятных эмоций, расслабления, релаксации и так далее. Их легко можно скачать в Интернете даром. То есть бесплатно. Либо существуют условно бесплатные программки, с помощью которых их можно самостоятельно сочинять, даже в некоторые аудиоредакторы встроены такие функции.

А. ПЛЮЩЕВ - У нас 15 секунд.

М. САНДОМИРСКИЙ - И то, что бесплатно доступно пользователям, только у нас в России умудрились продавать за деньги, назвав это звуковыми наркотиками. И в такой форме, конечно, это ничто иное, как недобросовестная реклама, обман пользователей, мошенничество.

А. ПЛЮЩЕВ - Спасибо большое. И бонус-вопрос, и бонус-ответ тоже прозвучал. Саша Белановский, Марк Сандомирский, сегодня говорили о психологии пользователей Интернета. Думаю, ещё когда-нибудь продолжим этот разговор обязательно. Через неделю «Точка» на своём месте, пока.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Психология пользователей интернета

Действие интернета

Психологи, социологи и прочие любители покопаться в человеческих душах и...
Психология

Черный Баннер - 25й кадр интернета

Как я и обещал, в этой части книги я подробно расскажу о влиянии “Черного...
Психология

Психология жизненного сценария

Как и любое другое повествование, повесть вашей жизни имеет начало, середину и...
Психология

Психология взгляда

Большинство людей считают, что они видят то, на что смотрят. И даже более того...
Психология

Психология юмора

Юмор присутствует в той или иной форме в жизни любого человека, коллектива...
Психология

Психология подростков

Одна из главных особенностей подросткового и раннего юношеского возраста - смена...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Почему в доме часто ломаются и теряются вещи: приметы
Чувство вины