Педагогическая дилемма

2.4. Без надобности в наказаниях
Нужна дисциплина. Конечно, нужна. Как же, действительно, ее поддерживать? За советом лучше всего обратиться к наиболее знающим, наиболее опытным и мудрым людям – корифеям педагогики.

Более 350 лет тому назад «учитель всех учителей» Ян Амос Коменский в своей знаменитой книге «Великая дидактика» писал о том, что если человека палкой заставлять есть даже любимое блюдо, то рано или поздно у него начнется рвота (58).

Замечательным учителем был швейцарский педагог Генрих Песталоцци. Он учил во много раз лучше и быстрее своих коллег. Его работу проверяли многочисленные комиссии. Ревизоры в один голос писали, что они не могут понять, кто кого учит: Песталоцци растворялся среди своих учеников. В трудные дни, когда созданная им для обучения и воспитания детей колония в Бургдорфе находилась на грани катастрофы из-за финансовых проблем, Песталоцци получил известие о тяжелом состоянии любимого сына. Песталоцци не поехал проситься с умирающим. Он не мог оставить своих учеников. Ведь это были тоже его дети. Он был настоящим Учителем. «Все для других, ничего для себя», - начертают ученики на его могиле. Воистину «Aliis inserviendo consumоr» (светя другим, сгораю).

Через много лет педагогический и человеческий подвиг Песталоцци повторит другой замечательный Учитель – польский писатель Януш Корчак. Его учеников фашистские изверги отправили в газовую камеру. Он мог бы не идти с ними. Но это же были его дети! Учителя учат, пока живут и живут, пока учат», - воскликнул по этому поводу в своей прекрасной книге «Час ученичества» Симон Соловейчик (129). Очень емкие слова! Сто лет продолжалась борьба за отмену телесных наказаний в русской школе. Эта борьба прогрессивных сил русского общества, борьба трудная и упорная, увенчалась успехом только в 1864 г. И когда после этого попечитель Одесского учебного округа знаменитый русский хирург Н.И. Пирогов разрешил порку, Н.А. Добролюбов, не считаясь с его заслугами, тотчас отреагировал эпиграммой:

Не., не жду я кары гувернера,
И не жаль мне нынешнего дня…
Не хочу я брани и укора,
Я б хотел, чтоб высекли меня!
Но не тем сечением обычным,
Как секут повсюду дураков,
А другим, какое счел приличным
Николай Иваныч Пирогов.
Вытравить из школы «терпкий дух казармы» требовал великий русский педагог К.Д. Ушинский. «Учитель не начальство, а ученик не подчиненный», - считал первый нарком просвещения А.В. Луначарский. «И не соперник в будущем экзаменационном поединке», - добавляет известный современный педагог В.П. Беспалько. «Дисциплина не наручники на ребенке», - вторит им популярнейший детский врач и воспитатель Бенжамин Спок.

Лучше всех разработал идеи педагогики сотрудничества, на мой взгляд, Василий Александрович Сухомлинский, директор Павлышской сельской школы (что под Кременчугом), член – корреспондент Академии педагогических наук. (131, 132).

Много лет я пропагандирую на Дальнем Востоке педагогические идеи В.А. Сухомлинского. Выступал и в Хабаровске (в школах, в вузах и в техникумах), проводил мастер-классы, выступал в Комсомольске, во Владивостоке, в Новосибирске. В нашем институте длительное время проводился педагогический эксперимент для изучения возможности практической реализации идей В.А. Сухомлинского в условиях вуза. С этой целью в течение 6 лет я взялся быть куратором учебной группы. С 1 по 6 курс воспитывал своих «чебурашек» на идеях Сухомлинского. Результаты этой работы нуждаются в специальном обсуждении. Сейчас же в общей форме могу сказать: увы, похвастаться нечем. Конечно, может быть, дело в том, что я недостаточно хороший педагог, пропагандист, воспитатель. Говорю это без всякого кокетства. Ведь у меня нет специального педагогического образования. Но это был бы … лучший вариант. Боюсь, что все значительно сложнее. По-видимому, современное поколение молодых людей в нынешних кризисных условиях не готово к усвоению идей Сухомлинского. Наверное, для усвоения этих сложных идей необходим целый ряд условий: выход из экономического кризиса, смена поколений, повышение уровня культуры населения, создание новой интеллигенции. Когда это произойдет, сказать трудно. Все зависит от нас самих, от эффективности нашего труда. Скорее бы…

Одним из основных факторов, обеспечивающих здоровье, является рациональное питание. Структура питания населения России имеет существенные изъяны: низок уровень потребления микронутриентов (витамины, незаменимые аминокислоты, микроэлементы, пищевые волокна). В последние десятилетия получили развитие новые отрасли знаний, пограничные между наукой о питании и фармакологией – трофология (147, 148), фармонутрициология (86). Эти науки рассматривают пищу не только как источник энергии и пластических элементов, но и как носителя биологически активных веществ (БАВ), которые в минимальных дозах способны обеспечить терапевтические эффекты. Это положено в основу разработки биологически активных добавок (БАД) к пище (80).

Повсеместно выявляемый глубокий дефицит таких природных антиоксидантов как витамины С, А, Е, бета-каротин, макро- и микроэлементы (кальций, селен; органические компоненты растительных тканей – биофлавоноиды и др.) не может не влиять на защитный потенциал организма. Тем более, что потребность в этих микронутриентах у населения, проживающего в экологически неблагоприятных районах, значительно повышена. Именно с такими дефектами в большой степени связано существенное снижение показателей здоровья населения России. Ведь в годы кризиса заболеваемость и инвалидизация населения растут, а ПЖ падает.

Концепцию рационального сбалансированного питания разработал еще в 1974 г. тогдашний директор института питания АМН СССР академик А.Покровский. К сожалению, она не нашла дальнейшего развития (53).

Знакомя группу студентов с педагогическими идеями В.А. Сухомлинского, я спросил – «Как вы думаете, какой урок в соответствии с этими идеями должен быть в любом учебном заведении первым?» Встала бледная худенькая девочка и, не задумываясь, сказала: - «Первым уроком должен быть урок еды!». Я объяснил, что по Сухомлинскому первым уроком должен быть урок здоровья. – «Ну ладно, - сказал я. - Допустим, здоровье есть. Как вы думаете, каким в любом учебном заведении должен быть второй урок?». Опять встала та же девочка и твердо сказала: - «Вторым уроком должен быть урок еды!». На днях ко мне приходил студент на отработку пропущенного занятия. Я спросил его, сколько раз в месяц он ест мясо. Он глубоко вздохнул и сказал: - «По праздникам»…Отличницы из моей учебной группы провели анонимный анкетный опрос студентов и преподавателей на эту тему. Оказалось, что 20% студентов не потребляют мяса или потребляют его 1 раз в неделю. Преподаватели потребляют систематически. В соответствии с данными статистики население России потребляет в год около 50 кг мяса. Это на 38% меньше необходимого. По существующим нормам здоровый взрослый человек должен потреблять от 110 до 160 г. белка в сутки и, во всяком случае, не опускаться ниже белкового минимума (70 – 90 г.). Увы, эти нормы не соблюдаются. По данным известных футурологов Дениса и Данелы Медоуз (84), около 1 млрд.землян недоедают, 35 тыс.человек каждый день погибают от голода (в год это 13 млн.!). Каждая третья смерть прямо или косвенно связана с нарушением питания. Если разделить белковые ресурсы планеты на количество землян, то получится 58 г.

И в наши дни на всей планете,
Позоря все материки,
В голодных муках стонут дети
И умирают старики.
(Н.Грибачев).
В России в период кризиса недоедали около 40 млн. человек (136). Половина детской смертности связана с недоеданием. От характера питания очень зависит интеллектуальное развитие детей. Если в раннем возрасте дети недоедают в течение трех лет, то у них на всю жизнь развивается умственная отсталость, борьба с которой бесперспективна. Неслучайно, наверное, количество умственно отсталых детей на Дальнем Востоке на 20% больше, чем в западных регионах нашей страны.

Дефицит в рационе белка приводит к нарушению пластического обеспечения функций органов, то есть к истощению (ведь ядро и цитоплазма клеток состоят из белка), к нарушению обмена веществ и пищеварения (ведь все ферменты это белки), к нарушению противоинфекционной защиты организма (ведь все антитела это иммуноглобулины), к нарушению нервно-эндокринной регуляции функций (ведь многие гормоны и медиаторы нервной системы являются продуктами бедового обмена), к развитию отеков, так как жидкость удерживается в сосудах благодаря онкотическому давлению, которое зависит от концентрации в крови альбуминов. В XX веке двигательная активность человека снизилась в 20 раз. Когда ребенок идет в школу его двигательная активность сразу снижается в 2 раза. Соответственно снижается и аппетит. Даже теоретические расчеты показывают, что современный человек не вводит с пищей потребное для нормальной жизнедеятельности количество биологически активных веществ, не говоря уже о болезнях, при которых аппетит, как правило, снижается. Нам не хватает, в частности, таких незаменимых аминокислот как метионин, триптофан, лизин. Может быть, такого рода дефициты не так уж и страшны? Эксперименты на белых крысах показали, что если животных недокармливать, то они живут дольше, становятся подвижнее и лучше «соображают». Но это – крысы! На людей эта закономерность не распространяется! Вообще животные способны переносить полное голодание очень долго. Так, клещ есть может всего один раз в жизни! Паук, по наблюдениям, голодал 18 лет, удав – 3 года, собака – 117 дней. Описан случай голодания человека в течение 94 дней.

Для России проблема голодания имеет особое значение: на протяжении всей истории страны большие группы населения периодически голодали. Не случайно, основатель первой в России кафедры общей патологии Виктор Васильевич Пашутин 15 лет занимался изучением голодания (75). Сейчас эта социальная проблема, увы, снова стала актуальной. Больше того, неожиданно выяснилось, что есть связь между массой тела при рождении и продолжительностью жизни. Худоба сама по себе – риск повышения смертности, в том числе и от ССЗ (инф., инс.). Среди новорожденных с низкой массой тела последующая во взрослом возрасте смертность от ССЗ и от опухолей достоверно выше, чем у новорожденных с нормальной массой тела (36).

Может быть, плохие результаты обучения связаны с недостатками питания нашей молодежи? Может быть… может быть… Ведь нездоровый человек не может ни хорошо учиться, на хорошо работать.

Другой социальной проблемой является, как это ни парадоксально, ожирение. Правда, до второй половины ХХ века избыточный вес не являлся актуальной проблемой медицины. Социальной проблемой был голод. Избыточный вес стал проблемой с пятидесятых годов ХХ века, а в последней четверти этого века распространение тучности приобрело даже социальную значимость (26). Сейчас ожирение прогрессирует во всех экономически развитых странах, кроме РФ.

«Ожирение (индекс массы тела более 30) это болезнь болезней», - считает известный эндокринолог В.М. Дильман (41), - «Высшие организмы не только рождаются, но и сгорают в пламени жиров». До кризиса в России каждая вторая женщина, каждый третий мужчина и каждый десятый ребенок имели избыточный вес. Недавно московские врачи изучили массу тела у москвичей. Избыточный вес был выявлен у 33% женщин и у 20% мужчин (индекс массы тела больше 25). Мы с помощью шагомеров изучали в девяностые годы двигательную активность студентов и сотрудников медицинского института, Оказалось, что студенты делают в день в среднем 6-7 тысяч шагов. Это достоверно ниже оптимума (10 тысяч шагов). Двигательная активность преподавателей (4735 шагов) и лаборантов (5235 шагов) примерно в 2 раза ниже должной (75).

Хронометраж показал, что из 42 часов свободного времени в неделю среднестатистический человек у нас примерно половину просиживает у телевизора и свыше 7 часов бездельничает. На физкультуру мужчина тратит в среднем 36 минут, а женщина 10 минут (!) в неделю. Самый опасный возраст – от 25 до 50 лет: уроков физкультуры уже нет. Люди мало двигаются, приобщаются к вредным привычкам. Частота ишемической болезни сердца (ИБС) возрастает при этом в 100 раз! От 50 до 90% наших граждан находятся в так называемом третьем состоянии (ни здоровье, ни болезнь), которое можно трактовать как предболезнь.

Ассистент кафедры «Организации здравоохранения! В.Захарченко изучала в медицинском институте здоровье студентов разных курсов. Оказалось, что от первого курса к шестому количество больных в состоянии субкомпенсации увеличивается в 4 раза. И это в мединституте, где знают, что такое болезни и как нужно с ними бороться! Может быть, так обстоит дело во всех цивилизованных странах? Ничуть не бывало! В США 2/3 населения ведут подвижный образ жизни: ходят, бегают, плавают, ездят на велосипеде. Страну захлестнула физкультурная лихорадка. Физическое совершенство стало навязчивой идеей. Америка худеет, бросает курить и пить. Поддерживается мода на красоту и здоровье, и результаты не замедлили сказаться: за 30 лет американцы снизили смертность от ИБС почти вдвое! (У нас эта смертность растет). В Японии и дети и взрослые занимаются физкультурой или спортом ежедневно. И произошло чудо: смертность от инсульта снизилась на 67%! (У нас эта смертность растет). Не удивительно, что средняя ПЖ в Японии перешагнула за 80 лет (напомню, что средняя ПЖ мужчин в РФ колеблется около 59 лет, то есть ниже пенсионного возраста).

Более 300 тыс. жителей Хабаровского края – дети (ок.23% населения). В период кризиса правительство края прилагает много усилий по их социальной поддержке. Особое внимание уделяется детям – сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей. С 2004 г. в крае выплачивается единовременное пособие семьям при рождении второго и каждого последующего ребенка. Нельзя не отметить некоторые относительно положительные сдвиги в состоянии здоровья детей. Так, число малышей, страдающих расстройствами питания уменьшилось за последние 3 года в 2,5 раза, больных рахитом – в 1,5 раза, больных анемиями – в 1,1 раза. Однако пока еще у 62% детей отмечаются отклонения в состоянии здоровья; высок уровень материнской и младенческой смертности; в учреждениях здравоохранения растет число брошенных ребятишек. Более 140 тыс. мальчиков и девочек (почти половина (44,2%) детского населения края) проживают в семьях с доходом ниже прожиточного минимума; 3% детей в крае – сироты или остались без попечения родителей (117). Детей в крае ежегодно становится меньше на 10 - 15 тысяч, а непутевых отцов – матерей, которые лишены родительских прав, - год от года все больше. 20 тысяч детей остаются в неблагополучных семьях. Не секрет, что многие непутевые родители не спешат расстаться с детьми, воспитывать которых они не в состоянии, и не собираются ограничивать рождение детей по одной простой причине: на детские пособия можно жить, не работая (117).

По статистике, только 10% российских школьников здоровы. Половина всех детей страдают заболеваниями различной степени тяжести, а 40% относятся к группам медицинского риска (138). Школа постепенно превращается из фактора, охраняющего здоровье детей, в фактор, разрушающий его (61). Не лучше обстоит дело и в вузах. По итогам всероссийской диспансеризации 60% школьников имеют проблемы со здоровьем. Значительная часть выпускников школ, поступая в вуз имеет различные заболевания, которые за годы обучения переходят в хроническую форму. К 4 – 5 курсу число хроников составляет не менее 60%. Первое место держит близорукость, второе – болезни желудочно-кишечного тракта и мочевыводящих путей, на третьем месте – болезни нервной системы и костно-мышечного аппарата (остеохондроз) (24). Выручают молодость и природный оптимизм.

Серьезной проблемой является здоровье подростков. Практически здоровых детей среди обследованных меньше 6%; среди детей коренной национальности – 3%. Резкое уменьшение количества здоровых детей объясняется ухудшением социальных и экологических условий при экстремальных климатогеографических условиях. Более половины детей имеют функциональные отклонения или высокий риск возникновения хронической патологи. Каждый третий ребенок имеет стойкое хроническое заболевание. Ежегодно уменьшается число юношей, годных к службе в рядах Армии по разным причинам: 1. Психические расстройства, 2. Эндокринные болезни и понижение питания, 3. Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани. Высокий уровень патологии среди сельских детей свидетельствует о низком социальном уровне жизни: у большинства сельских подростков один или оба родителя не имеют постоянной работы; 68% детей сообщают о наличии у родственников вредных привычек. Большое значение имеет ухудшение питания, в частности, ухудшение качества традиционных видов пищи (рыба, лосось, мясо, дары леса), широкое распространение вредных привычек. В большинстве поселков отсутствует современная клинико-лабораторная база, а педиатрическая помощь оказывается фельдшером общей квалификации. Большой бедой является искусственное прерывание беременности: до настоящего времени аборт является основным регулирующим механизмом деторождения на всех территориях ДВФО. Так, в Хабаровском крае в 1990 – 2001 г.г. более 70% от всех зарегистрированных беременностей заканчивались абортами (более 30000 за год).

У нас больным является не только народонаселение, но и само здравоохранение. Экономика страны уже 15 лет живет в условиях рынка. А здравоохранение является государственным, финансируется по остаточному принципу. В прошлом у нас создался перекос: 2/3 финансовых средств отдавали больницам, 1/3 – поликлиникам. В мировой практике соотношение обратное. Хорошо, что сейчас национальный проект «Здравоохранение» нацелен на восстановление нормального баланса (50).

Недавно мэр города Хабаровска А.Н. Соколов, выступая перед лауреатами премии основателя города Якова Дьяченко, по старой советской традиции говорил только о наших достижениях. По предложению председателя Совета А.М. Фокина из членов Совета было создано несколько рабочих групп для повседневной практической деятельности в области изучения истории создания города, в области развития культуры и градостроительства. В своем выступлении я предложил дополнительно создать группу для пропаганды здорового образа жизни. Предложение принято не было. А ведь, по данным академика Е.И. Чазова, смертность от сердечно – сосудистых заболеваний (ССЗ) в РФ за последние 15 лет повысилась на 30%. В 2004 г. умерли в РФ от ССЗ 1 млн.280тыс. больных. Результаты диспансеризации свидетельствуют о том, что в РФ почти у 42 млн.жителей отмечается повышенное АД. Между тем на врачебном учете стоит всего 8 млн. гипертоников. Это говорит о том, что пациенты не контролируют уровень своего АД (153), а чтобы повысить продолжительность жизни, сделать это необходимо. В противном случае – нечего жаловаться…

Возможность заниматься в спортивных секциях сейчас повысилась. Помню, как в пятидесятые годы в Хабаровске нас, теннисистов, было несколько человек. Теперь же благодаря усилиям краевой федерации тенниса в городе созданы и успешно работают несколько платных секций большого тенниса и теннисная школа, в которых занимаются сотни детей, юношей и девушек. Конечно, сохранение и упрочение здоровья это труд. Но речь вовсе не идет о каких-то жертвах. Бороться с собой приходится лишь вначале. В дальнейшем тренируешься не только с удовлетворением, но и с удовольствием. Главное – втянуться. Потом – сужу по своему опыту – без систематических упражнений просто уже не можешь. Приятное с полезным!

Хорошие стихи посвятил Павел Хмара известному нашему хирургу Н.М. Амосову:

Покой? Он не знает, что это такое,
И нам проповедует принцип такой.
Чем раньше откажешься ты от покоя,
Тем позже отправят тебя на покой.
Посвящение это отнюдь не случайное. Николай Михайлович Амосов был известен как неустанный пропагандист физической активности. Физкультуру пропагандировал он не только в своих книгах, но и личным примером. Когда я прочел, что Николай Михайлович в свои 70 с гаком лет каждое утро приседал 100 раз, мне стало завидно, и я начал приседать 107 раз.

Вообще, от лидеров, от популярных в народе людей зависит очень многое. Когда американская певица Мадонна увлеклась велосипедным спортом, для многих девушек это стало сигналом к действию. Наше телевидение часто показывало американского президента Джорджа Буша, причем интервью он давал нередко не в официальной обстановке, а на бейсбольной площадке или во время пробежки. Почему бы не показать так нашего Президента? Известно, что Борис Николаевич Ельцин увлекался теннисом, а Владимир Владимирович Путин – дзюдо. Почему бы не показать их на теннисном корте или в спортивном зале? Убежден, что личный пример наших лидеров принес бы физкультурному движению немалую пользу.

Резистентность организма повышают не только тренировки к физической нагрузке. Данные литературы и наши собственные исследования свидетельствуют о том, что одним из наиболее эффективных методов повышения устойчивости организма является тренировка к кислородному голоданию. Между тем, несмотря на очевидную пользу, этот метод используется пока в узкоспециальных целях (тренировка летчиков, космонавтов, альпинистов). Наверное, потому, что тренировка проводится в барокамерах. А где их взять? Но ведь есть совсем простой метод воспроизведения кислородного голодания у человека – задержка дыхания. Сначала проводится гипервентиляция – два глубоких вдоха и выдоха, а затем задержка дыхания (апноэ) на 1-2 минуты.

В бульварной прессе пропагандируется метод закаливания Порфирия Корнеевича Иванова, которого называют Учителем. Суть метода состоит в обливании холодной водой в любое время года в любом возрасте 2-3 раза в сутки даже при заболевании и повышенной температуре тела. Такие рискованные рекомендации не совместимы с основной заповедью медицины – Noli nocere! (Не навреди!). Жертвы уже есть. Осенью 1990 г. в 3-й городской больнице Хабаровска от острого миокардита умерла больная, которая обливалась холодной водой по описанной методике, несмотря на развитие у нее ОРЗ. Я против любых проявлений экстремизма. Давайте запомним мудрую латинскую пословицу: Cibi, potus, somni, venus - omnia moderata sint. (Еда, питье, сон и любовь – все должно быть умеренным).

В научно – популярной литературе, в газетах и журналах нередко пропагандируют для оздоровления населения периодически использовать метод краткосрочного полного голодания. При этом любят ссылаться на явно устаревшую и во многом наивную книгу Поля Брэгга «Чудо голодания».

Брэгг рекомендовал голодать 1 день в неделю и три раза в год по 7 или 10 дней. Мы проверяли, как влияет систематическая тренировка к однодневному голоданию на состояние организма молодых людей. Полученные результаты мы обсудим в главе о работе студенческого научного кружка: ведь голодали кружковцы.

Исходя из того, что у 80% студентов обнаружились скрытые проявления гиповитаминоза, помимо метода тренировок, мы использовали для повышения устойчивости организма введение витаминов. В исследованиях участвовало 520 студентов. Часть из них в течение 6 месяцев принимала в виде драже (по 2 шт. в день) поливитамины, часть – аскорбиновую кислоту, части испытуемых был проведен курс внутривенных инъекций аскорбиновой кислоты. Степень скрытых проявлений гиповитаминоза С у испытуемых заметно уменьшалась.

Таким образом, исследования показывают, что тренировка к физической нагрузке (физкультура и спорт), к кислородному голоданию, к охлаждению (закаливание), а также систематическое введение в организм витаминов повышают резистентность организма. Хочется подчеркнуть, что особых капиталовложений для этого не требуется. А что нужно? Нужно осознание огромной важности этой проблемы. Необходимо формирование внутренней потребности в здоровом образе жизни. Нужна мода на здоровье.

Было бы хорошо, если бы при поступлении в медицинский институт студенты давали клятву быть пропагандистами здорового образа жизни. Было бы хорошо, если бы руководители всех рангов – от руководителя учреждения до Президента – утверждали ЗОЖ своим личным примером. Ведь ребята же мечтали поступить в мед.университет. И вот избранные счастливцы, преодолев конкурсный барьер, становятся студентами, вот они доходят до третьего курса, где, наконец, начинают осваивать дело своей жизни – диагностику и лечение заболеваний… Мне стыдно опубликовывать результаты опроса. Когда-нибудь это будет сделано с соответствующим анализом. Сейчас лишь могу сказать, что большинство студентов 3 курса на вопрос: «Нравится ли вам учиться?» ответили отрицательно. Вот вам и Храм науки!

На первом занятии я как-то спросил своих студентов: «Зачем вы сюда пришли? Что вы хотите от меня как от специалиста?». «А мы ничего не хотим, - ответили студенты, - вы нам скажете, что нужно…». Увы, это отражает ситуацию, которая сложилась у нас в учебных заведениях. Существующая система обучения формирует у школьников и студентов ложную мотивацию. Не на знания! На оценочку. В любой сфере деятельности обман квалифицируется как обман, как нарушение норм морали, как явление безнравственное, мерзкое и подлое. Тут он превращается в некую доблесть, отражающую находчивость и изворотливость. Послушайте, о чем «травят» бывалые студенты, когда собираются вместе. А разве хоть один «капустник» обходится без интермедий на эту тему? Персонажи и сюжеты у таких интермедий стали стандартными: находчивый двоечник пытается обвести вокруг пальца профессора – экзаменатора (как правило, круглого идиота). «Давайте поломаем традиционную фальшь! Установим отношения, основанные на взаимной искренности и доверии. Я не буду ставить оценки. Оценивать себя вы будете сами по системе тестов. Но главное – не оценки, а знания! Согласны?». «Согласны», - нестройным хором ответили «подопытные кролики» и многозначительно переглянулись. «К следующему занятию освойте, пожалуйста, по имеющейся у вас программе тему «Общий патогенез» и проверьте свои знания по изданным нами тестам. Тестирование следует закончить вычислением коэффициента усвоения. Знайте, что если он ниже 0,7, знания у вас неудовлетворительные, и необходимо проштудировать материал дополнительно».

На следующем занятии я попросил каждого студента предъявить мне коэффициент усвоения. Почти у всех (!) он оказался одинаковым – 0,7. Тогда я поступил так: подходил вплотную к каждому из студентов и просил его посмотреть мне прямо в глаза. А смотреть мне прямо в глаза они побаиваются во-первых потому, что они осознают свою вину и им совестно, а во-вторых потому, что они знают, что я с научной целью использовал гипноз, а это что-то таинственное… «Списывали?» - быстро спрашивал я. «Да», - быстро отвечал он. – «Для чего? Ведь я же не ставлю оценок!» Ответ был потрясающим: «А мы иначе не можем (!)».

Вспомнился эпизод из циркового представления. Клоун бросал мячик детям, сидевшим в первых рядах. Было весело. Но однажды он замахнулся и… буквально в последнюю секунду скорее интуитивно почувствовал, чем понял: у мальчика не было рук. В какое положение он бы поставил мальчика и себя, если бы попал мячом ему в лицо?

Я много в жизни учился: окончил школу, военно-медицинское училище, два факультета Военно-медицинской академии, различные факультеты повышения квалификации. Около 50 лет работаю в Хабаровском медицинском институте. Казалось бы, большой опыт. Мне неловко сказать, но я могу по пальцам перечислить преподавателей, которые в совершенстве владели искусством поддержания дисциплины. Их считанные единицы. Подавляющее большинство преподавателей, с которыми мне довелось встречаться, пользовались методами силовой педагогики.

Лекции по анатомии читал нам в академии известный анатом Виталий Павлович Курковский, человек мягкий, я бы даже сказал, застенчивый. Анатомия – предмет не из веселых. Читал Виталий Павлович монотонно, слегка хрипловатым голосом. Называл много непонятных латинских терминов. Мы откровенно спали. Лектор не обижался. Он только периодически стучал своей длинной указкой о пол и призывно говорил: «Спящие, проснитесь – важное!». Мы просыпались, записывали «важное», а затем опять «погружались». По-видимому, кто-то из проверяющих сделал профессору замечание. Во всяком случае, на одной из лекций он, дождавшись, когда мы уснули, вдруг неожиданно выкрикнул: «Вот вы, встаньте!». Встали сразу несколько человек.

- Нет, нет, вот вы!
Это был мой товарищ, человек дисциплинированный и аккуратный. Обычно он как раз не спал. Как его, беднягу, угораздило уснуть именно в этот раз? «Выйдите к доске», - металлическим тоном сказал Виталий Павлович. Чувствовалось, что он сам себя искусственно возбуждает.

- Напишите свою фамилию на доске, - это уже мягче. Мы «воспользовались» этим эпизодом: разбудили еще одного спавшего и сказали ему: «Видишь фамилию на доске? Запиши. Это крупный ученый, которого нужно знать». С тех пор Виталий Павлович каждую лекцию начинал с того, что вызывал моего товарища и просил его написать свою фамилию на доске. По-видимому, он делал это для того, чтобы другим было неповадно. Так продолжалось до тех пор, пока у товарища не лопнуло терпение. Наш курс был необычным. Мы все (кроме одной курсантской группы) пришли в академию с фронта, были офицерами. Мой товарищ пошел к профессору и сказал: «Вы меня извините, пожалуйста, за то, что я непроизвольно уснул. Больше этого не повторится. Но я хотел бы вам напомнить, что я офицер Советской Армии, а вы надо мной фактически издеваетесь». Профессор не обиделся. Извинение было принято, и экзекуция прекратилась.

«Силовые» приемы оставляют прочный след в эмоциональной сфере. Помню, как меня попросили прорецензировать лекцию одного нашего профессора. Я с удовольствием согласился, потому что знал, что он прекрасный лектор. Лекция действительно была интересной. Однако с течением времени содержание ее забылось, но прочно в памяти зафиксировался такой эпизод. Минут через пять после начала лекции приоткрылась (да еще со скрипом!) дверь, ведущая в лекционный зал, и в образовавшуюся щель робко просунулась маленькая головка, по-видимому, она принадлежала опоздавшей студентке. Убежден, что эта студентка не была злостной нарушительницей дисциплины. Лектор прекратил изложение материала и хорошо поставленным баритоном воскликнул: «Куд-да?!!». При этом левая рука его с вытянутым указательным пальцем описала широкую дугу, что на международном языке, понятном каждому, означало: «Пшел вон!». Дверь быстро захлопнулась, и мне показалось, что за ней что-то упало. Конечно, надо бороться за дисциплину на лекции. Окрик может дать эффект. В следующий раз ни один студент не отважится открыть дверь в зал после начала лекции. Но при этом возникает еще один эффект, несравненно более важный: окрик приводит к девальвации престижа Ученого, Учителя, Воспитателя. Тактический сиюминутный выигрыш оборачивается долговременным стратегическим проигрышем. Я, например, не могу положительно относиться к человеку, который хоть раз на меня кричал. Обида выпадает в эмоциональной сфере как осадок. И это невольно откладывает свой отпечаток на взаимоотношения. Чувство скрытой неприязни может остаться на всю жизнь. Разве у вас не так?

Мне вспоминается литературный вечер известного мастера художественного слова Сурена Кочаряна. У нас в городе в большом зале Дома офицеров он выступал с литературной композицией. Это было 25 лет тому назад. Содержание композиции уже выветрилось из памяти. То ли это был «Декамерон», то ли сказки «Тысяча и одна ночь»? Запомнилось другое. В середине своего выступления артист забыл текст. Целую минуту длилось тягостное молчание. Затем он внезапно разразился бранью:

- Что вы там все время ходите? Мешаете сосредоточиться! Безобразие какое!

По-видимому, для него это было разрядкой. Нервное напряжение спало, и чтение возобновилось. Потерял ли я после этого уважение к Сурену Кочаряну? Пожалуй, нет. Я много раз бывал на его концертах. Чтец он великолепный. Но что-то такое в душе осталось. И эта «заноза» сидит уже четверть века. А ведь все могло быть иначе.

Я вспоминаю творческий вечер Игоря Ильинского. Это было… более 30 лет тому назад. Артист читал переводы Маршака и, в частности, его «Финдлея». Помните?

- Кто там стучится в поздний час?
- Конечно, я – Финдлей.
- Ступай домой, все спят у нас.
- Не все, - сказал Финдлей.
Когда Игорь Владимирович дошел до слов: «Найду, - сказал Финдлей, он внезапно остановился в нерешительности, переступил с ноги на ногу и сказал: «Извините. Забыл… Разрешите, я начну снова». Раздались аплодисменты – «можно». Чтец начал снова, но дойдя до места «Найду, - сказал Финдлей, опять остановился, несколько секунд помолчал, а потом как-то виновато улыбнулся и с лукавинкой произнес: «Наверное, он, товарищи, не нашел…». Какой это был удачный выход из создавшейся пикантной ситуации. Как это было остроумно и интеллигентно. И как не похоже на то, что сделал Сурен Кочарян.

Мой брат, профессор I Московского медицинского института рентгенолог Леонид Давидович Линденбратен, рассказал мне такой эпизод. В зал, где он читал лекцию, влетела бабочка. Это, конечно, вызвало всеобщее оживление. Многие стали следить за ее полетом. Что было делать? Приструнить? Леонид Давидович не относился к «силовым» педагогам (хоть и был несколько лет деканом института). «Ни один, даже самый интересный лектор, - сказал он, - не в состоянии конкурировать с этим великолепным созданием природы». И объявил перерыв, хотя до перерыва оставалось еще минут пятнадцать. Когда после перерыва он поднялся на кафедру, то увидел, что там лежит тетрадный листок, к которому булавкой была приколота возмутительница спокойствия.

Однажды после лекции о педагогике сотрудничества (было это в институте усовершенствования учителей) одна учительница спросила меня, какие хорошие слова можно говорить ученикам. Вопрос показался мне странным, учительница объяснила, что у них в школе ученикам старших классов предложили заполнить (анонимно, конечно) анкету, в которой было два вопроса: 1. Какие хорошие слова говорят вам учителя? 2. Какие плохие слова говорят вам учителя? Первая графа осталась пустой. Содержание второй графы заставило вспомнить афоризм Бабеля: «Среди биндюжников он слыл хулиганом». «Ослы», «дебилы», «дундуки с перегородкой» - это еще самые интеллигентные выражения из «джентльменского набора» воспитателей. Это напомнило мне эпизод из жизни моего племянника Сашки. Когда ему было лет пять, дедушка повел его в парикмахерскую. «Какой хороший мальчик», - осклабился парикмахер и погладил Сашку по голове. «Я нехороший», - огрызнулся Сашка. «Почему?». «Я знаю нехорошие слова». «Какие?» И Сашка выдал всю обойму, которая оказалась настолько увесистой, что могла бы пополнить словарный запас деда.

Один мой сотрудник попросил меня прочесть лекцию для учителей о проблемах воспитания в школе, где учится в 9 классе его дочь. Я спросил, почему именно в этой школе. Он рассказал, что во время классного часа классная руководительница назвала его дочь, вполне сформировавшуюся девушку, … кобылой. Если добавить, что рядом с девушкой сидел не безразличный ей юноша, можно представить себе ее душевное состояние. Стоит ли удивляться после этого тому, что один из наших юных студентов – педиатров вывел в коридор больницы выздоравливающих детей и скомандовал: «Козлы, стройся!».

Все эти примеры я привожу в качестве иллюстраций того, что в наших учебных заведениях идет необъявленная война. Война учителей против учеников. Война учеников против учителей. Командные высоты в руках учителей. Они наступают, используя приемы силовой педагогики – поучают, кричат, оскорбляют, иногда бьют, ставят двойки, выгоняют из класса, назначают отработки, обязывают писать рефераты пропустивших лекции, «прорабатывают» на собраниях, словом, заставляют учиться. Ученики и студенты пропускают занятия и лекции, приходят на занятия неподготовленными, списывают, подсказывают, шпаргалят, делают учителям мелкие пакости (вроде подкладывания учителям кнопок на сиденье), не здороваются с учителями (после сдачи экзамена), придумывают учителям нелепые прозвища и изображают их в смешном и глупом виде на «капустниках», словом, противоборствуют. Кто выигрывает в этой самой продолжительной из всех войн, так как длится она с самого зарождения человечества, уже миллионы лет? Думаю, что никто. Тут нет и не может быть победителей. Зато проигрывают все – и ученики, и учителя.

Известный донецкий педагог В.Ф. Шаталов писал в «Литературке», что по его наблюдениям процентов 30 школьников сидят на уроках, втянув голову в плечи, и ждут: вызовут – не вызовут? Откуда Виктор Федорович взял цифру 30%, я не знаю. По-моему, они все так сидят (за исключением 2 – 3 отличников) и в школе на уроках, и в вузе на практических занятиях. Ну, хорошо, допустим – 30%, т.е. примерно 1/3. Вдумайтесь в эту цифру. Ведь что значит сидят – голову в плечи? Это значит, что дети переживают эмоциональный стресс. Ежедневно! Между тем, хронический эмоциональный стресс, как показали исследования, проведенные в лаборатории известного дальневосточного фармаколога профессора И.И. Брехмана, понижает устойчивость организма и способствует развитию различных заболеваний. Я думаю, что если бы 30% наших детей внезапно заболели, то правительство приняло бы какие-то чрезвычайные меры. Почему же нас не волнует , что 30% наших детей ежедневно подвергаются стрессу?

А посмотрите на учителей. Какие они все измученные, задерганные, затюканные. Ведь им приходится постоянно вести войну на два фронта: с одной стороны, с учениками, а с другой стороны – с разными «ОНО» (районо, гороно, крайоно, ревизоры, Госкомнаробраз). Есть еще одна проигрывающая сторона – само образование. В обстановке конфронтации стать высокообразованным человеком и высококлассным специалистом невозможно.

Дети любят играть в войну (некоторые взрослые тоже). Но в игре ведь они всегда побеждают. Кому же хочется участвовать в заведомо проигрышных, изматывающих, занудных боевых действиях? Вот почему ни ученики, ни студенты учиться не хотят.

Но тут возникает новый вопрос: почему в учебных заведениях война стала перманентной? Почему не затухает конфронтация? Помните, у Маяковского:

Послушайте, ведь, если звезды зажигают,
Значит, это кому-нибудь нужно?
Педагогика Сухомлинского – это педагогика будущего. Пока, по моим наблюдениям, большинство не готово к восприятию его идей. Думаю, что читатель поймет это из дальнейшего изложения. Василий Александрович неоднократно писал о том, что цель воспитания – творение счастья в душе учеников, что учитель это не цербер у ворот царства знаний, а Добрый Волшебник в этом царстве. Разве можно не любить Доброго Волшебника? Во многих вузах для проведения воспитательной работы в учебных группах используется институт кураторов. Учителей (в высших учебных заведениях!) прикрепляют к ученикам. Сухомлинский над этим смеялся. Он считал, что настоящий учитель должен сердцем прикипеть к каждому из своих учеников. Василий Александрович знал всех учеников своей школы по имени. Он был искренне убежден, что человека можно по-настоящему воспитать только добром.

Б.Т. Лихачев в свое время обвинил В.А. Сухомлинского в том, что он сюсюкает с детьми.

«…Я до сих пор не могу понять, - писал В.А. Сухомлинский, - почему доброта, ласка по отношению к ребенку вдруг объявляется абстрактным гуманизмом», А ведь дети так нуждаются в доброте и ласке. Тем более, что у нас огромное количество детей-сирот. Такого количества сирот не было даже после войны, причем 80% сирот – это сироты при живых родителях. Чему же тут удивляться, если в год у нас регистрируется около миллиона разводов. К сожалению, «семейные» дети при существующей системе материнства и детства фактически тоже становятся сиротами. Обратите внимание, все богоматери держат ребенка на левой стороне. Ребенок слышит сердцебиение матери и ощущает ее близость. Дети, которые теряют постоянный контакт с матерью – пишет академик Бадалян – вырастают сухими, недостаточно эмоциональными. Наша система отлучает мать от ребенка и ребенка от матери. Мать после родов через несколько месяцев выходит на работу или на учебу. Ребенок воспитывается в яслях, затем в детсаду, потом в школе. Уже в яслях идет стандартизация детей. Они должны по общему распорядку ложиться спать, есть, играть. Особенно в этом преуспевает школа. Не индивидуализированного развития каждой личности в соответствии с ее особенностями. Нет душевного тепла. Зато есть нравоучения, наказания. В школе Сухомлинского всех учащихся воспитывали без наказаний, вернее даже – без надобности в наказаниях. И если этого не делают в других школах, - считал Сухомлинский, - то только потому, что еще не умеют. В любом учебном заведении (да и в любом учреждении) часто можно услышать слова «ты должен», «Вы должны» и почти никогда: «Я должен». А ведь если человеку указывают или тем более приказывают, то у него подсознательно рождается противореакция. Это красиво звучит: свобода – осознанная необходимость. На деле же - это возможность выбора. Если я сам выбрал для себя способ действия и сказал себе: «Я должен», - я приложу все усилия, чтобы несмотря на трудности, выполнить намеченную программу. Дисциплина в учебном заведении должна быть (и значительно более жесткая, чем в настоящее время), но это должна быть самодисциплина. Задача педагога – сформировать у своих учеников чувство ответственности, обязательность, словом – самодисциплину. Это неизмеримо сложнее, чем поднять вверх указующий перст, прикрикнуть или шлепнуть. Если бы меня попросили назвать основной недостаток наших студентов, я бы, пожалуй, назвал необязательность.

Важнейшей и, я бы сказал, «проклятой» школьной и вузовской проблемой является проблема оценок. Большинство педагогов считает, что одним из основных стимулов в учебе является страх получить плохую оценку. Именно этот страх заставляет учащихся готовиться к каждому занятию. Другой точки зрения придерживался Лев Николаевич Толстой, создатель свободной школы. Толстой считал экзамены, на которых выставляют оценки, шлагбаумом на пути к знанию. Как только появляются экзамены, так сразу появляется новый предмет: «Как сдать экзамены». Своеобразная точка зрения на оценки сформировалась у Сухомлинского. Она логически вытекала из его удивительно гармоничных педагогических взглядов. Сухомлинский считал, что оценка вовсе не должна играть роль наказания. Это – поощрение за труд!

Вообще, нужно ли наказывать неуспевающих? На первом занятии я всегда прошу: «Поднимите руку, кто из вас хочет стать плохим врачом», Никто, как вы понимаете, руки не поднимает. И не потому, что стыдится. Никто, действительно, не хочет быть плохим специалистом. Однако, способности у всех у нас разные. Ну разве виноваты те ученики и студенты, которые по разным причинам (в основном, как показали в школе Сухомлинского, из-за скрытых дефектов в состоянии здоровья) не могут угнаться за темпами современного прогресса? Хабаровские врачи и педагоги изучали готовность детей к школе по таким признакам как интеллектуальный уровень, нравственная, возрастная, волевая готовность, функциональные отклонения в здоровье. Оказалось, что в Центральном, например, районе из 904 первоклашек только восемь (!) готовы к школе. Когда дети впервые идут в школу, они почти все хотят учиться. Но ведь далеко не все могут. А результат? Двойки, отвращение к учебе. Разве этих детей нужно наказывать? Им помогать надо. Доходчиво выразил эту идею замечательный учитель Александр Александрович Куманев, о котором писала «Комсомольская правда». Представьте себе такую сценку. Врач подходит к больному, разворачивается и … хрясь его по физиономии: «Ты чего болеешь, мерзавец? Государство тратит на твое лечение большие деньги!» Абсурд? Но ведь нечто подобное происходит в школе и в вузе. Наказывают тех, кому нужно помогать. Во времена Державина в Тамбове детей загоняли в школы с помощью полиции. В свободную школу Л.Н. Толстого, где не было никаких наказаний, крестьяне посылали своих детей очень неохотно: чему же там можно научить, если не пороть? Русский император Николай I (Палкин) в детстве не хотел учиться. Его секли как сидорову козу. Когда он вырос, он «отыгрался». В его царствование силовая педагогика достигла своего апогея. Все было жестко регламентировано – единые учебники, единые речи, единые программы. Фактически школа держалась на трех китах: розги, карцер, исключение. Вы можете спросить, стоит ли сейчас об этом вспоминать? Ведь те далекие мрачные времена давно уже канули в Лету. Думаю, что стоит. Конечно, сейчас у нас никто не командует «сымай, …., ложись…, следующий». Однако, во многих цивилизованных странах и сейчас еще не отменены телесные наказания. И будем откровенны: что поддерживает сейчас успеваемость в вузе? Двойка. Вызов в деканат. Снятие со стипендии. Снова три кита! Разве это не методы силовой педагогики?

В.А. Сухомлинский вообще считал, что публично делать замечание человеку можно только в исключительных случаях. Такое замечание может вызвать обиду, озлобление с последующей противореакцией, а у ребенка может способствовать формированию комплекса неполноценности. Василий Александрович полагал, что замечания нужно делать с глазу на глаз или в узком кругу заинтересованных лиц. Предвижу, что многие не согласятся с такой точкой зрения. Ведь замечания у нас на каждом собрании и совещании сыплются, как из рога изобилия. Как же: ведь критика и самокритика всегда считались движущей силой нашего развития. Однако, я убежден в правильности этой идеи. Свое убеждение я выстрадал на собственном опыте. Однажды во время беседы со студентами я спросил у профорга учебной группы, как сыграли Карпов с Корчным (тогда об этом писали все газеты). Она встала и сказала: «Я футболом не интересуюсь». Вечером было собрание. В своем выступлении я, между прочим, сказал, что нам бы нужно пропагандировать достижения нашего спорта, но как мы это будем делать, если некоторые студенты, в том числе даже наши активисты, не читают газет. И рассказал эпизод с Карповым. На следующий день эта студентка подошла ко мне.

- Зачем Вы меня так обидели?
- А как я Вас обидел?
- Ну как же, высмеяли меня перед всем институтом.

- Но я же не назвал Вашей фамилии.
- Не назвали. Но на собрании были студенты из нашей группы. Они сразу поняли про кого речь. Рассказали другим. Теперь все ходят и показывают на меня пальцами!

Прошло 10 лет. Эта студентка окончила институт, стала солидным врачом и опять-таки профсоюзным лидером в своем учреждении. Недавно я встретил ее на улице. Первое, что она мне сказала: «А помните, как Вы осрамили меня перед всем институтом?» Боже мой! 10 лет она таит на меня обиду. В разговоре с ней я осторожненько попытался выяснить, читает ли она газеты теперь. Нет, абсолютно! Чего же я добился? Недостаток остался недостатком, плюс сформировался стойкий комплекс неприязни… Как часто мы делаем подобные замечания! Иногда для «галочки», иногда для удовлетворения потребности поучать, иногда в силу собственной агрессивности. Большинство проникается при этом сознанием выполненного долга. И почти никто не задумывается об истинных долговременных последствиях сказанного. А между тем именно эти последствия и должны быть нашей единственной целью. Увы, они нередко оказываются противоположными прогнозируемым.

Идеи Сухомлинского созвучны с идеями замечательного американского педагога Дейла Карнеги. В 1936 г. Д.Карнеги издал книгу «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей». Книга долгое время была бестселлером, занимая второе место после Библии среди нехудожественной литературы. Не могу удержаться, чтобы не привести (хотя бы в виде тезисов) основные идеи, обсуждаемые Карнеги в этой книге.

- Каждый человек хочет быть значительным.
- Надо уметь понимать и учитывать желания других.
- Надо добиваться, чтобы люди захотели делать то, что нужно.

Тут Карнеги приводит потрясающий по глубине по глубине парадоксальный афоризм Бернарда Шоу: «Если вы учите человека чему-либо, он никогда этому не научится».

- надо проявлять искренний интерес к другим.
- Улыбайтесь. Этот тезис особенно хочется прокомментировать. Наши учителя (да и не только учителя!) удивительно мрачные люди. Улыбку на их лице увидишь очень редко. А вот в Америке считается, что если ты не улыбаешься, то с тобой вряд ли стоит иметь деловые отношения: наверное, дела твои идут скверно. Это мы пишем на стенах домов: «Подписывайтесь на газеты». Американцы пишут: «Кип смайлинг» (сохраняйте улыбку). Дорогой читатель, почему ты такой грустный? Улыбнись, пожалуйста! Правда ведь на душе стало чуточку светлее?

- Для человека звук его имени является самым важным.

- Умейте слушать. Поощряйте рассказы собеседника о себе.

- Искренне давайте людям почувствовать их значительность.

- Единственный способ добиться наилучшего результата в споре – это уклониться от спора.

- Вначале покажите свое дружеское отношение.
- Пусть собеседник будет вынужден отвечать «да», «да», а не «нет», «нет».

- Дайте собеседнику возможность выговориться.
- Пытайтесь встать на позицию другого.
- Проявляйте сочувствие к мыслям и желаниям других.

- Взывайте к благородным побуждениям.
- Придавайте своим идеям наглядность, инсценируйте их.

- Бросайте вызов, будите дух соревнования.
- Начинайте с похвалы и признания достоинств человека.

- Не приказывайте, а давайте советы, задавайте вопросы.

- Хвалите человека за самые скромные успехи.
- Проявляйте уважение к мнению других. Никогда не говорите человеку, что он неправ.

- Прежде чем критиковать другого, скажите о собственных ошибках.

- На ошибки надо указывать в косвенной форме.
- Не унижайте. Если человек ошибся, дайте ему возможность спасти свое лицо.

Последние четыре тезиса имеют отношение к замечаниям. Если Сухомлинский, как вы помните, считал, что нельзя делать замечания публично, то, по Карнеги, даже с глазу на глаз нельзя делать замечания в прямой форме, скажем: «Борис, ты неправ!» Это ведь вызывает раздражение. А как? Только в косвенной форме: «Мне кажется, что было бы лучше, если бы…» Или: «Я в свое время поступил так же, но этот путь оказался неудачным. Лучше было бы…». По существу сказано то, что нужно, но в корректной, необидной, конструктивной форме. Как это важно не обижать друг друга. Важно и для здоровья, и для дела. Обида ведь рождает отрицательные эмоции – злость, гнев, агрессивность. Вряд ли это способствует решению вопросов. Не случайно, еще древние наши предки говорили: «Yrra furor brevis est» (гнев – кратковременное безумие). Давайте подумаем об этом.

Идеи В.А. Сухомлинского нашли прекрасное воплощение в практике работы таких замечательных учителей как А.А. Куманев и Ш.А. Амонашвили. Как-то в Лукояновское педагогическое училище, директором которого был А.А. Куманев, приехал в гости его коллега, тоже директор педучилища. Они шли вдвоем по коридору и вдруг услышали взрыв смеха за дверью класса.

- Что там происходит? – нахмурился гость.
- Не знаю, - беспечно ответил Александр Александрович.

- И Вы не поинтересуетесь, отчего такой шум во время занятия?

- Нет, конечно. Если бы за дверью плакали – я бы вошел. Смеются – значит все хорошо!
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Педагогическая дилемма

Педагогическая дилемма

Конечно, социальные проблемы это проблемы основные, но далеко не единственные...
Психология

Педагогическая дилемма

Да, мы живем в сложное время, и многие любят на это ссылаться. А мне всегда...
Психология

Педагогическая дилемма

Потоки мракобесия, лжи, пиара, чудовищного невежества просто заполонили эфир...
Психология

Педагогическая дилемма

1.ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ: О чем это... Педагогическая дилемма – странное название, не...
Психология

Педагогическая дилемма

Глава 1. Урок здоровья Valetudo bonum optimum (Здоровье – наивысшее благо) 1.1...
Психология

Педагогическая дилемма

Глава 2. Урок любви Omnia vincit amor et nos cedamus amori (Все побеждает любовь...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Цели
Нетерпимость к замечаниям