Зайка-Хо

ВЕЛИКИЙ ПЕРЕХОД
I.

В лесной общине зайцев он был самым трусливым и имел самые длинные уши. Этими ушами он в дождливую погоду мог целиком закрывать свое пушистое тело, чтобы мех не намокал. В этом случае Зайка-Хо ежился от холода и долго болел.
Зайка-Хо
Он чихал и кашлял, пока другие зайцы не приносили ему специальные коренья от простуды, которые надо было собирать по ночам в самых труднодоступных и заповедных частях леса и исключительно по ночам, когда снадобье входило в силу. Согревался в дождливую погоду Зайка оригинально - он закладывал за щеку целебные коренья, садился под кустом и полностью заворачивался в свои уши. В таком случае издалека Зайка-Хо напоминал обыкновенную кочку, каких на болоте пруд-пруди. Сначала Зайку-Хо сильно трясло, но дождь больше не попадал на его мех - уши имели защитные кожаные перепонки, не пропускавшие капли дождя. Снаружи казалось, что кочка вибрирует и ходит ходуном. Это продолжалось около часа. Потом дрожь прекращалась и Зайка-Хо согревался собственным теплом - при этом он впадал в блаженное состояние, какое испытывал еще во чреве своей матери зайчихи, и иногда даже засыпал, пока не чувствовал голод. Тогда он лапками раздвигал уши и шел на поляну, где члены заячьей общины раскладывали на траве всякие вкусности: капустные кочерыжки, морковь, листы щавеля и салата.

Добывалась эта пища нелегко: в лесу капуста и морковь не росли, а деревенские жители выщипали в округе почти весь щавель и салат. Поэтому заячья община должна была периодически мигрировать по разным участкам леса в поисках заросших щавелем и салатом полян, но находить их становилось все труднее и труднее, т.к. зайцы весьма прожорливые и плодовитые. Оставался еще один вариант - совершать налеты на близлежащие огороды, где можно было вкусно пообедать. Но надо было при этом учитывать, что зайки хоть и прожорливые, но очень трусливые. Пугало общину все - и страшные фигуры в центре и по периметру, одетые в лохмотья, на которых болтались консервные банки, издававшие при порывах ветра страшное дребезжание, и собачий лай охранявших огороды друзей человека. Но у заек были и свои преимущества - собаки все-таки в большинстве случаев сидели на цепи, и их действия были ограничены, к тому же зайки обладали сильными ножными мышцами и мгновенно снимались с места при малейшей опасности.

Только Зайка-Хо не участвовал в набегах. Он был не просто трусливым, как и всякий нормальный зайка. Он был сверхчувствительным зайкой, трепетно ощущавшим биение своего трепетного заячьего сердца. Одна даже мысль о набеге на огород приводила его в ужас. Он начинал дрожать от кончика носа до кончика хвоста, и шерсть из серой становилась белой. Все зайцы видели в этом знамение, т.к. были весьма суеверны. Они даже отказывались идти на поиски пропитания.

Старый и мудрый вожак общины понял, что эдак все умрут с голода, если Зайка-Хо не перестанет дрожать и менять свой цвет. Он решил избавить Зайку от обязанности добывать себе пропитание в обмен на его согласие оставаться обычным, хорошим зайкой - Зайкой-Хо, что означает "хороший". Зайка-Хо согласился быть хорошим зайкой. Его сердце стало биться ровно и спокойно, а цвет менялся как и положено, в зависимости от времени года. Жизнь Зайки вошла в обычную колею - он сидел под кустом, устроив себе уютное лежбище из листьев и веточек, и знал, что раз в день в его желудке будет ощущаться приятная тяжесть от наполняющих его кореньев, капустных листьев и стручков моркови.

Избавленный от необходимости добывать себе пропитание, Зайка-Хо стал предаваться нехарактерным для заек размышлениям и даже строить планы набегов на близлежащие огороды, причем старался продумать их как можно более тщательно. Он разделил заек на несколько групп: одни занимались выкапыванием из огорода моркови, другие - капусты, третьи - щавеля и салата. Специальный отряд занимался отвлечением собак, крутясь у них под носом, это были самые из самых трусливых заек. Пока одна группа заек отвлекала собак, другая усиленно опустошала огороды. Еще одна группа заек имела на спинках специальные корзиночки из ивовых прутьев. Одни зайки отвлекали собак, другие копали огород, третьи передавали продукты зайкам-укладчикам, а зайцы-сортировщики - самым сильным бегунам из заек - зайцам-перевозчикам. Зайцы-перевозчики доставляли продукты зайцам-поварам, и в условленном месте все зайцы собирались на поляне и устраивали совместную трапезу.

Для психологической защиты от чучел с консервными банками и их пугающих звуков Зайка-Хо придумал следующее: он пережевывал листья, смешивал их со своей слюной и затыкал ими уши заек, отправлявшихся на опасное задание по доставке продуктов питания. Затычки в ушах укрепляли боевой дух заек - они практически не воспринимали ни звон консервных банок, ни лай цепных псов. Кроме того, Зайка-Хо предложил делиться капустными листами и щавелем с кротами, и они согласились отрывать для заек специальные пищевые хранилища, где в законсервированном виде продукты могли храниться несколько месяцев без порчи. Консервировать продукты Зайке-Хо помогали белочки - в качестве ответной услуги зайцы раз в неделю собирали для них грибы, появился даже специальный отряд заек-грибников. Во главе отряда шла белочка-консультант, указывающая, какие именно виды грибов требуются белочкам, и сортирующая образцы продукции, доставляемые зайцами.

Вскоре община зайцев стала разрастаться с неимоверной скоростью и стала грозой всех окрестных деревень. Их жители поутру вместо моркови и капусты находили лишь разрытые грядки и валяющиеся повсюду полуобгрызанные овощи. Вскоре такая ситуация вынудила их объединиться в борьбе с набегами грызунов, т.к. разрозненные усилия не приносили результата. Сначала решили пойти по простому пути - отвязывать собак с цепи и пускать их на вольный режим. Но хитрый вожак заячьей общины и Зайка-Хо нашли выход: они заключили союз с деревенскими кошками, выдав им места дислокации мышей-полевок. В качестве ответного жеста местные мяукеры согласились отвлекать внимание отвязанных собак: стоило одной из них залезть в огород, как вся свора с лаем и визгом гналась за ней по улице, а зайцы преспокойно загружали в корзины морковку. В ночное время зайцы посыпали свою шкурку перцем, и собаки брезгливо воротили от них свои носы, в противно случае они начинали громко чихать, и носы у них потом долго зудели и чесались.

Убедившись в непрактичности принятых защитных мер, местные жители решили устроить на зайцев настоящую охоту и облаву по всем правилам: скинулись все вместе и купили свору быстроногих борзых и множество дву- и одноствольных ружей с большим запасом дроби и картечи. Охота была намечена на 3 часа пополудни. Сначала была проведена разведка окрестных лесов с помощью грибников и ягодников, отмечены места заячьих лежанок и стоянок. С воздуха разведку вели специально надрессированные соколы-сапсаны. Опытные соколоводы по взмахам их крыльев и крику определяли количество зайцев и место их расположения. Затем близлежащие леса были взяты в кольцо, и охота началась.

Упоенные своей жизнью и успехами зайцы даже и не подозревали об опасности. Они дремали, уютно устроившись в своих лежанках после сытного обеда, и были вполне довольны жизнью. Неожиданно поблизости раздался хруст веток, заливистый собачий лай, веселая перекличка охотников, началась пальба по всем направлениям. Зайцы даже не поняли, в чем дело. Собаки хватали их прямо на месте лежанок. Те, кто пытались бежать, поражались дробью и картечью.

Зайка-Хо с ужасом видел, как два его товарища забились в судорогах, а одного зайчонка с перерезанным горлом тащила в зубах борзая девочка-сучка. Хо чуть не умер от разрыва сердца, он не думал, что вокруг него может образоваться такая жестокая реальность, ему в ноздри ударил запах пороха и свежей крови. Хо понял, что если он сейчас же не придумает, как спастись, ему конец. Какой-то охотник уже направлял ружье в область его лежанки. Хо инстинктивно закрыл свое пушистое тело ушами и беззвучно скатился в густую траву с лежанки. Прогремел выстрел. В том месте, где он только что был, поднялся фонтанчик земли. "Альма, искать!" - услышал Хо чей-то голос. Он обмер и затаился, почувствовав над собой горячее собачье дыхание. Альма принюхивалась, но запах заячьего тела не проходил сквозь кожу ушных перепонок, и Альма разочарованно тявкнув, побежала дальше. Потом Хо почувствовал страшную тяжесть, которую едва мог сносить. Его просто вдавило в сырую влажную землю.

- Б…, куда этот зверюга мог деться? - услышал, теряя сознание, Хо голос охотника, стоявшего на нем одним сапогом и принявшего его за болотную кочку, т.к. в высокой траве Хо был неузнаваем. - Я видел движение, никуда он с лежанки не мог деться! Мистика какая-то!

- Да брось, Петя, пойдем, Х… с ним! На, глотни-ка водочки, Альма нашла бы, если бы эта гадина здесь была.

- Но лежанка-то свежая!
- Да здесь, б… борзая Матвея пробегала, тащила кого-то в зубах, может, и его отволокла куда-то.

- Да куда здесь отволочь можно? - охотник в сердцах принялся палить куда попало. - Суки эти зайцы! Выхожу позавчера с утра на крыльцо, а вместо моркови один хрен. А он редьки не слаще. Не жрут его суки, им морковь подавай.

- Ладно, Вась, пойдем, добьем это сучье племя!
Матерясь и ругаясь, охотники двинулись дальше вглубь леса. Зайка-Хо стал приходить в себя, болели два сломанных ребра, в глазах прыгали красные и зеленые круги. Он едва сумел наполовину вылезти из грязной и влажной почвы, куда был вдавлен каблуком охотничьего сапога, и снова потерял сознание. Пришел в себя только вечером, почувствовав жуткий холод, голод, тоску и одиночество. Подтянувшись на руках, он вылез из земли и на дрожащих лапах подошел к ближайшей коряге, залез под нее и снова укрылся ушами, решив дождаться утра и там решить, что делать дальше.

II.

Наступило утро, и глазам Зайки-Хо предстала ужасная картина: разорённые заячьи лежанки, трава, выпачканная заячьей кровью, куски шерсти. Однако мертвых собратьев Зайки-Хо видно не было: скорее всего потому, что охотники унесли их с собой в качестве военных трофеев. И действительно, на следующих после охоты день жители окрестных деревень устроили грандиозную попойку в честь избавления от заячьих набегов, причем мясные блюда были исключительно из зайчатины. Тысячи заячьих шкурок пошли на кожевенные предприятия для пошива зимней одежды, шуб и шапок.

Зайка Хо, голодный и с трудом передвигающий ноги, обошёл весь лес в поисках собратьев, но никого не нашел. Слава Богу, никто не додумался разрушить несколько подземных хранилищ, где хранились прошлогодние запасы морковки и капусты. Зайка-Хо плотно пообедал, сел на лавочку в землянке, куда пробивался тусклый дневной свет сквозь хмурые облака и задумался. А думать было о чем: еды было достаточно на несколько лет, но он остался в одиночестве и ему было невыразимо грустно, к тому же и дико страшно: ходили слухи, что вскоре в их лес должны мигрировать волки и несколько совиных семей, а Зайка-Хо был еще не в состоянии даже быстро передвигаться и рисковал быть съеденным даже в своей землянке, т.к. у волков были сильные передние лапы с когтями, которыми они могли докопаться до зайки даже в убежище.

Но больше всего Зайка-Хо боялся нового столкновения с ужасной реальностью, которая обрушилась на него вчера. В стае зайцев он чувствовал себя если не в безопасности, то, по крайней мере, комфортно и спокойно, ему не было грустно и одиноко. Но Зайка-Хо неожиданно подумал о том, что его прежняя семья очень слаба перед лицом этого полного опасностей мира - за несколько часов от нее остались лишь клочки шерсти и воспоминания. Оставаться надолго в лесу было очень опасно, и Зайка-Хо решил идти на поиски того, кто скрасил бы его одиночество и избавил бы его от ужаса этого мира, дал приют и защиту. Ужасные образы смерти и охоты мучили чувствительное воображение Зайки, и ему постоянно хотелось бежать и из землянки и из леса, несмотря на убежище и солидный запас продуктов.

Ночь прошла без сна. Наутро Зайка-Хо собрал себе дорожный запас - надел на спину корзинку из ивовых прутов с сушеной морковью и капустой и отправился в дальнюю дорогу, предварительно вымазав себя с головы до ног грязью, смешанной с соком специальной заячьей травы, так что никто из встречных при всем желании не смог бы узнать в нем зайку. Кроме того, для защиты от собак он взял мешочек с перцем, повесив его на грудь на стебельке прочной и упругой травы. Еще Зайка-Хо после долгой тренировки овладел прямохоождением на задних лапах, не характерным для зайцев. Один глаз он прищуривал, так как очень боялся, а другой широко открывал, чтобы ориентироваться на местности.

Таким образом, он принял вид, похожий на какого-то бродягу-пропойца, горбатого и низкого роста. Впечатление горбатости производили длинные уши Зайки, которые он предварительно заложил за спину. Пройдя некоторое время по лесу, зайка-Хо вышел на проселочную дорогу и бодро зашагал куда глаза глядят, предварительно подкрепившись запасами из корзины с провиантом.

Первым, кого Зайка-Хо встретил на пути, был призрак, читающий книгу. У зайцев очень хорошее зрение, и поэтому он разглядел призрак даже днем, когда видна лишь его тень. Призрак сидел на камне и читал книгу. Он окликнул Зайку: "Куда держишь путь, мил человек?" Хо остановился и с изумлением посмотрел на незнакомца, вид у него был, как у большого голубя, умные и добрые глаза. Все звери хорошо понимают друг друга, хоть и говорят на разных языках. Да, шерсть у незнакомца была овечья, хоть он внешне и был похож на голубя. Говорил он мягко и вкрадчиво.

- Присядь, дружок, - вкрадчиво произнес голубь-призрак. - Куда держишь путь, направляя свои усталые стопы?

В это время Хо заметил двух деревенских жителей, шедших по дороге, как матросы по палубе судна в --балльный шторм. От жителей несло алкоголем и зайчатиной, в руках одного и за спиной другого были ружья. Один из них прицелился в Зайку-Хо. Тот от ужаса зажмурил глаза.

- Не бойся, - засмеялся мужчина. - Небось в коровнике работал, бомжара. - На, хлебни, - и он протянул Хо бутылку с водкой.

- Выпей за помин заячьих душ, которых мы вчера грохнули в количестве 5000 штук.

У Хо похолодело все внутри, но голубь-призрак каким-то образом внушил ему спокойствие и знаками, незаметными для мужиков, велел выпить это ужасное снадобье, которое они ему предлагали.

- Пей, - настороженно сказал плюгавенький охотник с узким лицом и бородой лопатой, - иначе подумаю, ты из этих, заячьих будешь.

Хо с ужасом выхлебал две трети бутылки. Голова закружилась, и он всей тушей грохнулся в грязную лужу на обочине дороги. Мужики стали ржать, но убедившись, что встреченный ими субъект вставать не желает, после недолгой попытки привести его в чувство пошли дальше.

- Квелый попался, - краем уха услышал Хо разговор, - наверное, уже набрался где-то, и ему хватило.

Спустя некоторое время перед лицом Зайки-Хо снова возник голубь в овечьей шкуре. Он ласково потрепал его за щеку и нажал какую-то точку на лице, отчего Хо молниеносно протрезвел.

- Кто Вы? - удивленно спросил наш странник.
- Я тот, кто должен придти, - отвечал голубь-призрак. - Все мы овцы в этом мире. Хочешь быть в царстве отца моего?

Хо очень соскучился по общению с себе подобными, а царство ассоциировалось у него с надежной землянкой с кучей зайцев и обильным запасом пищи.

- Хочу, - уверенно сказал Хо. - Вы спасли мне жизнь, дав правильный совет, и привели в чувство после отравления алкоголем. Я буду Вашим учеником.

- Хорошо, - произнес незнакомец. - Но у меня их было уже 75. Семьдесят шестой обычно плохой ученик, ну да ладно. Я знаю, что ты предашь своего учителя, поэтому лучше иди с Богом, как овца. Впрочем, может, общение со мной даст тебе что-то полезное. Иначе ты вообще будешь негодным зайцем, трусливым и самовлюбленным. Но тебе придется вникать в мое учение, лже-голубь. Я буду звать тебя лже-голубь, дабы отделить мякину от зерен. Ты всегда будешь мякиной, но и мякина бывает разная, в том числе и с осколками зерна. Нам придется ходить и обращать всех в голубей и овец. За это ты будешь всегда иметь еду и кров, а также мою поддержку. Готов ли ты?

Хо кивнул. Он знал, что самовлюлен, труслив и никуда не годен. Но он боялся остаться без поддержки в этом мире, а голубь-призрак внушал спокойствие и силу, которые просто очаровали Хо.

- Итак, запомни, юноша, - призрак поплыл рядом с Хо, кося голубиным глазом, - отныне ты - голубь или овца. И то и другое хорошо и угодно моему отцу.

- А кто твой отец? - обратился Хо к голубю.
- Большой голубь или большая овца.
- А кто больше?
- Оба кроткие. Не спрашивай больше. Отключи свой негодный заячий ум. Просто верь. И то, и другое. Или по твоему выбору. Главное - кротость. Первая заповедь тебе, Хо - будь кроток и ласков со всеми встречными, что бы они с тобой ни делали. Это главное в учении. Представь, что ты - голубь или овца. Но не заяц. Твоя задача - сделать всех голубями или овцами. И то и другое угодно отцу. Не спрашивай, кто отец. Больше верь, вообще меньше анализируй и спрашивай. Твой учитель и наставник - Я.

Хо попытался представить себя голубем или овцой, но никак не выходило. Призрак рассмеялся.

- Не спеши, выйдет не сразу. Возьми книгу. В руках у Хо возникла книга. - Когда увидишь кого-либо, ты должен подойти к нему и сказать: "Брат, я есмь свет миру". И затем причитай ему то, что наугад выберешь из книги. Затем встречный пойдет с тобой в царство отца. Если откажется идти, то отряхни свои ноги от пыли и скажи: " Ты раб змеи, а не голубь. Мой отец не даст тебе царство, ибо хотящие не войдут и входящие не смогут. Не тебе пастись в тучной траве отца моего и жевать васильки. Не тебе парить во небе без коршунов. Прощай, змееныш. Анафема на тебя, анафема Большого голубя, отца моего".

Хо испугался.
- Учитель, - обратился он к голубю-призраку, - А что такое "анафема"?

- Анафема, - засверкал глазами голубь, - это тем, кто хочет остаться змеей, человеком, зайцем или ежом, соколом или кречетом или кем-либо другим, но не желает стать голубем или овцой в царстве отца моего. Они все сыны погибели. Их уничтожит отец, который породил их голубями и овцами, а они стали теми, кем стали.

- Значит, отец жесток? - удивился Зайка-Хо.
- Он справедлив и долготерпив, негодный ученик. Отец создал мир, но мир не познал отца. Поэтому отец или заставит мир познать его, или уничтожит. Все, кроме овец и голубей, суть скверна мира. Надеюсь, ты хочешь исполнять волю отца, голубь? - угрожающе сказал Зайке-Хо призрак.

- Конечно, - ужаснулся Хо, боясь незнакомца, но еще больше боясь остаться в одиночестве.

- Тогда иди и неси слово голубиное! - патетически произнес призрак. Много заблудших. Начни вон с того, - он указал перстом на бурого медведя, сидевшего на выкорчеванном бульдозером дереве. - Подойди к нему и спроси, желает ли он оставаться тупым и невежественным медведем или желает быть голубем либо овцой в царстве Отца. Долго не проповедуй, спасай желающих спастись, жатвы много, делателей мало.

Зайка-Хо неуверенно подошел к зверю. Призрак-голубь был рядом и подбадривал новообращенного.

- Здравствуйте! - произнес Зайка. Медведь повернул голову в его сторону и насторожился.

- Не хотите ли Вы стать овцой? - неожиданно спросил его Зайка-Хо.

- А как это? - Медведь несколько опешил.
- Видите ли Вы моего учителя, голубя-овцу?
Медведь изумленно огляделся по сторонам.
- Ты чего, больной, что ли? Нет здесь никакого голубя, а тем более овцы! Издеваешься надо мной, что ли?

Зайка Хо вспомнил, что зрение у медведей не такое острое, как у зайцев.

- У Вас просто зрение хреновое! - гордо произнес Зайка-Хо. - А у меня…

И тут же получил удар лапой по морде, от которого отлетел в кусты. Не долго думая, он принялся убегать что есть мочи от разъяренного зверя, вскоре разрыв между ними составил несколько сот метров, и Зайка смог отдышаться и успокоиться. Его учитель был разочарован.

- Гордыня сгубила тебя! Зачем ты испугал медведя, говорил, что у тебя лучше зрение? Забыл о кротости!

Зайка униженно молчал.
- В следующий раз делай так: подходишь к первому встреченному тобой, хлопаешь его по плечу и говоришь: "Брат, ты такой же, как и я. Сейчас мы во свете, а были во тьме. Но есть благая весть - скоро мы все будем овцами и голубями. Только надо просить всевышнего голубя - отец, сделай нас всех либо овцами, либо голубями, по воле твоей. Нам все равно кем, но лишь бы овцой или голубем. Только бы нам не остаться…- А здесь ты говоришь - мне - зайкой, а тебе… кем он есть.

- А теперь, - сказал голубь-призрак, - выучи то, что я тебе сказал, наизусть, и пока не выучишь, не ешь ничего.

Зайка-Хо принялся зубрить текст, с которым ему отныне предстояло обращаться ко всем встречным. Он покрылся потом, но под диктовку учителя повторял слова проповеди: "только бы нам не остаться… и т.д.". Наконец голубь-призрак удовлетворенно произнес: "Достаточно! Иди и проповедуй благую весть". Зайка-Хо снова вышел на проселочную дорогоу. На него ехал бульдозер. От ужаса Зайка хотел сигануть в кусты, но учитель запретил ему под знаком анафемы. Зайка, дрожа, застыл посередине дороги. Бульдозер остановился и из него вылез заросший щетиной мужик. Зайка подошел к нему, хлопнул по плечу и сказал: "Брат, ты такой же, как и я и т.д.". Мужик удивленно молчал. Когда он дослушал тираду зайца до конца, то покрутил пальцем у виска и пошел обратно в кабину. Зайка пошел следом, напевая подсказанную учителем песенку: "Мы бедные овечки, никто нас не пасет!".

Когда мужик понял, что Зайка не собирается уходить с дороги, он посерьезнел: "Слушай, ты, полуумный. Вали скорее в кусты, а то задавлю!". Зайка-Хо опять хотел свалить в кусты, но учитель под страхом анафемы запретил. Бульдозер взревел мотором и поехал на Зайку. Зайка зажмурил глаза. Острие ковша застыло в 20 сантиметрах от его лица. Мужик вышел из кабины с гаечным ключом. Забыв об анафеме, Зайка-Хо бросился бежать со всех ног в ближайшие кусты. Там он увидел жуткую сцену, как коршун драл в когтях голубя. Голубь пытался вырваться, но вскоре затих под ударами мощного клюва и лап хищника. Зайка-Хо был суеверен, и эта сцена его ужаснула. Он застыл в ужасе, который усугубил рев проезжавшего мимо него по дороге бульдозера. Вскоре рядом возник учитель голубь-овца.

- Ты никуда негодный проповедник, - сказал он. - Видел, как коршун драл голубя. Это ты пошел против заповеди отца моего.

Зайка Хо почувствовал, что он сходит с ума. Его охватил мистический ужас, колени начали дрожать.

- Коршун, - вещал учитель, - это Диавол, он похищает голубей и овец отца. Мой отец хороший пастух и голубятник, и любит чад своих. Но он не в состоянии уследить за всеми и беречь всех, поэтому ему нужны разносчики благой вести. Ты же не устоял во истине, но у тебя еще есть шанс стать овцой, голубем уже нельзя, его пожрал коршун. Ты потерял права на сидение рядом с отцом, но овечий рай еще можешь заработать. Ты знаешь, как остры волчьи зубы? Зайку-Хо прошиб холодный пот. - Иди, овца, и добровольно предложи себя волку в жертву. Когда серый съест тебя, у него произойдут изменения в сознании, т.к. он съел не просто добычу, а овцу-проповедника. Тем самым ты спасешь его пасть от гиены, а себе добудешь хлев овечий в доме отца, где хлевов полно и пастбища тучны.

Зайка-Хо понял, что выхода нет, и поплелся к волчьему урочищу. Вскоре его окружила стая матерых серых хищников. Зайка-Хо был в центре стаи, которая обступила его кругом.

- Ешьте меня, - дрожащим голосом пролепетал Зайка, - дабы вам стать овцами во хлеве отца моего, а мне сохранить доброе имя проповедника.

Старый и мудрый вожак стаи подошел к Зайке и обнюхал его. Потом он недобро взглянул на учителя голубя, и тот куда-то испарился. Зайке стало совсем не по себе, он чувствовал, что пришел его последний час, и даже забыл всю овечью благую весть.

- Да это не овца! - после обнюхивания сказал вожак. - Это, блин буду, ребята, настоящий заяц! Ну и полакомимся мы сейчас зайчатиной!

От ужаса Зайка-Хо заметался в кольце стаи, делая громадные прыжки в разные стороны. Рядом мелькали оскаленные пасти, брызгала слюна, с боков и хвоста летели отгрызенные волками клочки шерсти и кожи, но ловкость Зайки-Хо не позволяла стае расправиться с ним, к тому же он вспомнил про висевший у него на шее пакет с перцем и стал сыпать его волкам на носы и в глаза, от чего по всему лесу раздался жуткий вой и визг, и вся стая во главе с вожаком, как кабаны, ломанулась сквозь кусты в неизвестном направлении, по дороге некоторые из них разбивали себе лбы о встречные деревья, т.к. глаза слезились и ничего нельзя было разобрать. Стая неслась к ручью, но после попытки промыть глаза вой стал еще сильнее и стая растаяла в зарослях леса, как снежинка на теплой ладони.

Зайка-Хо пришел в себя. Призрак-голубь больше не появлялся, волки тоже. Постепенно Зайка понял, что овцы из него не получилось, он так и остался зайкой. Такая мысль произвела на него двоякое впечатление - с одной стороны, он сильно расстроился, но с другой - обрадовался, ибо устал от постоянной необходимости жить по чужой воле. "В конце концов, "- подумал Зайка-Хо, - "быть зайкой тоже неплохо. Овцы и голубя из меня не получилось, но в этом моя заячья натура. А может, лучше быть опытным и мудрым зайцем, чем новобращенной и девственной овцой или голубем". С такими странными мыслями наш странствующий философ снова вышел на проселочную дорогу.

III.
Смеркалось. Дул теплый летний ветер. Краснело закатное солнце. Зайка-Хо бодро подправил на плече ивовую корзинку и неторопливым шагом пошел на Восток, все дальше удаляясь от места схватки за потерянный рай. По маршруту его движения иногда попадались камни, но они были пусты. Только один раз Зайке-Хо показалось, что на одном из них мелькнула тень коршуна. Причем птица как бы усмехнулась, кивнула Зайке-Хо головой и исчезла за седеющими облаками. Когда Зайка-Хо устал от путешествия и прилично стемнело, он обустроил себе лежанку под корягой и задремал.

Рассвело. Когда Зайка-Хо открыл глаза, он увидел недалеко роскошный терем с резными окнами и деревянной птицей на крыше. Из трубы шел легкий дымок, видно, хозяева готовили себе пищу. Зайка-Хо захотел напиться и бодрым шагом подошел к колодцу. Он отвязал ведро и бросил его на дно колодца, когда же оно наполнилось водой, поднял на поверхность, поставил на деревянную приставку, зачерпнул в ладони воды, умыл лицо и руки. Неожиданно сзади он почувствовал чьи-то мягкие шаги и легкое колыхание воздуха. От испуга и неожиданности Зайка-Хо вздрогнул и обернулся. Перед ним одного с ним роста стоял улыбающийся дымчатый котик с ультрамариновыми глазами. Шерсть котика была очень холеной и ухоженной. Котик имел белую грудку в форме звезды и носил короткую кожаную сорочку. На голове у котика красовался роскошный фетровый колпак с изображением звездного неба и летящей по небу кометы. Зайка-Хо был просто очарован незнакомцем и влюбился в него с первого взгляда. На душе стало тепло и уютно, колени стали дрожать, и ступни просто отказывались идти куда-либо. Зайка-Хо сел на траву и стал протирать себе глаза лапами, думая, что видит призрак, пока ему на плечо не опустилась вполне реальная и конкретная кошачья лапа.

- Куда держишь путь, зайка? - спросил ласково котик.

Зайка-Хо обомлел от неожиданности.
- А откуда Вы знаете, что я зайка? - удивился Хо.
- Мне сказали об этом звезды, - ответ котика еще более ошарашил Хо.

Хо даже не подозревал, что когда он смыл с морды смесь из грязи и заячьей травы, то у него проступили очертания раскосых заячьих глаз и носа кнопочкой. Но котик и не собирался открывать истинные причины своего открытия в страннике Хо именно зайца. Дело в том, что котик любил производить загадочное впечатление на всех зверьков, с которыми ему когда-либо приходилось иметь дело. И любил он это неслучайно - котик считался самым лучшим звездочетом и астрологом во всех окрестных лесах, он учил всех окрестных жителей, и людей и зверьков, жить по звездам, а благодарные слушатели выстроили ему роскошное жилище и приносили каждый день "Вискас" и "Кити-Кэт", особенно в обмен на прогнозы их жизни. Надо сказать, что котик специально нигде не учился составлять гороскопы и предсказывать чужую судьбу, просто он с детства был очень наблюдательным зверьком и хорошо изучил жизнь разных пород зверьков, поэтому мог предсказать их поведение и желания, а из них выстраивал весьма точные прогнозы на их жизнь.

Зайка-Хо был очарован котиком: у того был роскошный дом, котик излучал спокойствие и комфорт. А Зайка-Хо, надо сказать, вообще подустал от своего путешествия и был бы не прочь отдохнуть в тепле и уюте денек-другой. Котику же был позарез нужен помощник, который рекламировал бы его способности по составлению прогнозов на жизнь в близлежащих лесах и деревнях. Но новоиспеченного помощника, которого котик сразу признал в Зайце-Хо, предстояло еще обучить некоторым тонкостям предстоящего ему дела. Однако Зайку-Хо неожиданно пробрал ужас: а не является ли котик призраком или учеником голубя-овцы.

- Можно я поглажу Вас по шерстке? - неуверенно спросил Хо котика.

- Можно не только по, но и против, мой юный друг, - котик приятно замурлыкал, подставляя свою спинку, выгнутую колесом.

Зайка провел рукой по спине и убедился, что это реальный котик, а не призрак. Но надо было выяснить все окончательно, и Зайка-Хо после некоторого колебания спросил котика: "А Вы не голубь-овца, или голубь или овца случайно?". Котик рассмеялся.

- Дружок, ты сошел с ума. Ты что, в самом деле не можешь отличить голубя и овцу от медведя и кабана? Каждое живое существо рождается именно таким, какое оно есть: кабан - кабаном, медведь - медведем, голубь - голубем, заяц - зайцем.

Лицо Зайки-Хо просветлело, и он успокоился.
- Учитель, - сказал зайка, - я хочу помочь Вам в Вашей работе, ибо бесконечно преклоняюсь перед Вашей мудростью и пониманием мира.

Зайка-Хо понял, что котик может надежно защитить его не только от опасностей внешнего мира, т.к. имеет надежное жилище, но и от призрака голубя-овцы, кошмарно преследующего его по ночам во снах. Котик и Зайка зашли в дом, плотно пообедали, котик указал Зайке на его комнату и велел выспаться после дальней дороги. Когда Зайка-Хо пришел в себя и хорошо отдохнул, котик провел его в рабочий кабинет, дабы дать все необходимые указания для дальнейшей работы и обучить основам своего дела.

Кабинет был оборудован в современном стиле: на столе стоял большой компьютер со светящимся экраном, на столе - карта звездного неба, на стене - изображение стихий, из которых произошли звери и звездные года в виде колеса по древнекитайской мифологии. Это колесо котик запрягал в телегу, когда объезжал окрестные леса и деревни, на колесе были наклейки разных звериных морд, от лошади до овцы.

- Готов ли ты помогать мне в моей благородной деятельности по просвещению местных жителей и организации их судьбы в русле звездного промысла? - высокопарно выразился котик и пристально посмотрел в глаза Зайке-Хо. - Готов ли ты служить смене времен года и следовать воле планет и звезд?

Зайка-Хо засомневался в своей готовности, но запах жилья, еды и мягкость обращения котика пересилили его сомнения, и он дал свое заячье согласие, хотя и трепеща сердцем от волнения.

- Сначала тебе, Зайка, предстоит усвоить некоторые истины, иначе ты не сможешь быть моим помощником и иметь каждый день еду и кров. Во-первых, предсказываю судьбу и составляю прогноз жизни каждого человека и зверя только я, ты в это не лезешь. Это очень сложный процесс и требует многолетнего обучения. Твоя задача - привести желающих знать свою судьбу ко мне домой и как можно больше. Для этого ты должен знать следующие истины, запоминай: в зимнее время медведи спят, не вздумай их тревожить.

Зайка кивнул головой в знак подтверждения того, что тревожить медведей не собирается.

- Все звери к тому же принадлежат к разным стихиям: кроты и полевые мыши - к земле, поэтому надо хорошо изучить землю. Возьми и постоянно носи с собой ручку и блокнот и внимательно отмечай, где находятся их норы, входы и выходы из них. Определить вход и его отличие от выхода очень просто - рядом со входом всегда кучка разрыхленной земли, которую копают кроты и мыши, и часто их помет, потому что когда за ними охотятся совы и кошки, они обделываются прямо на входе в моменты бегства. Что касается выхода из нор, то он шире входа, т.к. когда зверьки копают выход, земля сыплется им под лапы в нору. На сегодня достаточно. Первое тебе задание - составь мне карту мышиных и кротиных нор и укажи время выхода зверьков на поверхность.

Вскоре, спустя несколько дней, Зайка-Хо доставил котику полную карту всех окрестных нор мышей и кротов, с полным указанием входов и выходов.

- Хорошо, - сказал котик. - Теперь передай 1/3 карты кошкам и совам близлежащих лесов и деревень, предварительно скопировав ее на чистый лист. За это ты получишь 2 морковки к ужину.

Зайка-Хо сделал и эту работу. Спустя неделю котик велел собрать Зайке-Хо у него во дворе 1/3 местной крото-мышиной общины, под предлогом того, что через 2 дня их может ждать конец света. С этой ужасной вестью Зайка-Хо поехал в близлежащий лес, где на деревьях развесил красочные плакаты на мышино-кротином языке с предупреждением о страшной опасности, о которой узнал котик-звездочет, живущий на краю деревни "Котиные лапки" в теремке. На плакате были изображены мышихи и кротихи, в ужасе прижимающие к себе своих детенышей, с перекошенными лицами, при виде бегущего к ним со всех ног отца семейства, теряющего по дороге помет. При этом в хвост самца впивались зубы какого-то ужасного мистического зверя. На всех кротов и мышей плакаты произвели удручающее впечатление, и они всем скопом пришли ко двору котика-звездочета.

Котик поблагодарил Зайку-Хо и вышел на крыльцо, поглаживая свое роскошное брюшко, по дороге слопав пару зазевавшихся полевок, на что никто не обратил внимания, т.к. кроты и мыши пребывали под впечатлением развешанных по всему лесу плакатов, над которыми трудился Зайка-Хо. Котик отделил мышей от кротов, разделил их на манипулы и поставил во главе их старших, через которых передавал информацию остальным членам обитателей земельных угодьев.

- Предлагаю вам отрыть на моем приусадебном участке 3 новых колодца, яму под новый фундамент, вскопать огород и окультурить и взрыхлить почву под культурные деревья, а взамен я дам вам пророчество о том, что случится с вами через 3 дня. Звезды показывают очень неблагоприятное, - котик замолчал, ожидая реакции мышино-кротиной общины и пока будет осуществлен перевод старшими групп с кошачьего языка на мышиный и кротиный.

Часть мышей согласилась копать яму под фундамент и окультуривать огород, остальные направились к своим норам в лес.

- Теперь я отделил сынов света, -котик указал Зайке-Хо мохнатой лапой на свою дешевую рабочую силу, - от сынов тьмы, - он сделал выразительный жест в сторону удаляющихся к лесу мышиных колонн.

- О, слепые поводори слепых! Кто знает, дойдут ли они живыми даже до той ямы, куда им предстоит упасть! Впрочем, Хо, каждый в этой жизни сам выбирает свою судьбу!

Прошло несколько дней, а именно 2. За это время мыши и кроты выполняли все требования котика, без вести потеряв около 10 своих сородичей во время переклички. Но их было слишком много, чтобы придавать значение таким пустякам. Единственное, что они потребовали от котика, раскрыть им то, что произойдет с ними через день. Котик вздохнул и сказал: "Советую вам еще один день копать огород, тогда с вами ничего не случится, здесь вы под моей магической защитой. Единственное, что вам надо знать: тех, кто ушел в лес, ждет ужасная кара, ибо я котик-звездочет, проводник воли звезд. Сегодня день летнего равноденствия, козерог вошел в силу под 35 градусами Овна в квадрате со 125 градусами созвездиями Лебедя, мечущего голубые молнии. Земле - а вы относитесь к стихии земли - надо выйти из земли, дабы надземная и воздушная стихия не пожрали ее. Большего сказать не могу. Точное время гибели маловеров - 12 часов пополудни. Сделать ничего нельзя, ибо Сатурн описал полукруг вокруг Юпитера, а звездный дождь назначен на завтра. Воздушная стихия обрушится на землю, очищая ее от скверны. Имеющий глаза да увидит, хоть у вас их почти нет, но слух что надо!".

Мыши и кроты испугались угрожающего тона звездочета и согласились работать еще один день, выкопав еще один колодец в месте выхода подземных вод. Страшная, угрожающая и туманная речь крота насторожила и неприятно озадачила Зайку. "Чем-то все это напоминает мне отдельные эпизоды общения с голубем-овцой. Та же патетика, те же угрозы, только как-то еще более запутанно!" Голова у Зайки начала кружиться от каких-то неприятных предчувствий, он попросил у котика разрешения погулять в лесу.

Войдя в лес, Зайка сел на пенек и стал пытаться проанализировать то, что сказал кот. Зайка уже научился от котика чтению карты звездного неба и сделал его проекцию на землю. Удивительно, но "козерог в силе под 35 градусами овна в квадрате со 125 градусами созвездия Лебедя" при его проецировании на землю оказался тем участком леса, который Зайка наносил на карту с указанием подземных нор мышей и кротов. Что он сделал потом? Передал эту карту котику, а затем совам и кошкам. Тревога в сердце зверька стала нарастать, ему казалось, что он совершил что-то очень нехорошее.

Отгоняя от себя такие мысли, Зайка-Хо стал дальше вспоминать выступления кота перед мышами, каждое из которых он по привычке, унаследованной им еще от голубя-овцы, учил наизусть. "Что может означать метание голубых молний? Допустим, какую-то угрозу с неба, котик мне объяснил, что он иногда выражается мистически, а не буквально. Стало быть, если в его речи не все ясно, надо попытаться понять ее скрытый смысл, и из него выстроить логическую гипотезу, связав воедино все детали. "Земле надо выйти из земли…" Кроты и мыши живут в земле, стало быть, это приказ выйти наверх. Зачем? "Дабы подземная и воздушная стихия не пожрали ее". Воздушная стихия… Это птицы! Совы - враги мышей! Но если мыши выйдут наверх, они будут беззащитны! Надземная стихия… На земле враги кротов и мышей - кошки, стало быть, они в союзе с совами. А я еще передал им карту во временем выхода зверьков на поверхность для обеда и прогулки в лесу! А ведь у мышей и кротов строгий распорядок дня, и именно к назначенному сроку они и выйдут на поверхность, где их и скушают совы и кошки. Господи!"

Зайке стало жалко бедных мышей. "Сатурн описал полукруг вокруг Юпитера". Как это похоже на кружение сов над лесом! "Звездный дождь назначен на завтра!" Дождь - это нечто падающее с неба. Стало быть, это хищные совы, т.к. у кота звездочка на груди, а совы похожи на котов. "Имеющий глаза да увидит, хоть у вас их почти нет!" Конечно, бедные слепые кроты даже не увидят кружащих хищников, а зрячих мышей съедят кошки. Надо срочно спасать бедных зверьков, но как? Если я прямо скажу им о грозящей опасности, котик натравит на меня котов и сов, и они меня съедят. Надо попытаться изложить все иносказательно, но чтобы зверьки меня поняли".

И Зайка стал ходить по тем местам, где он оставил плакаты. Вместо мистического зверя он изобразил сов и кошек, а рядом обедающих кротика и мышку, совершенно беззаботных и не ведающих об угрожающей им опасности. Но этого Хо показалось мало. Надо было сообщить зверькам еще и через какого-нибудь их представителя. Но проблема заключалась в том, что Хо не знал кротиного и мышиного языка, его знал только котик.

Зайка-Хо пришел к дому, зашел в рабочий кабинет котика и спросил его: "Учитель, как на мышином и кротином языке будет "опасность", "коты", "совы" и "12 часов пополудни"?" Котик несколько удивился, но после некоторого раздумья сказал ему требуемое и даже проконтролировал знание Зайкой всех этих "пи-пи" и "шур-шур". "Наверное", - произнес звездочет, - "тебе хочется выучить мою речь на кротином и мышином языке, это похвально. Но для начала, действительно, запомни хотя бы эти несколько слов, кстати, у тебя неплохая дикция и артикуляция".

Зайка-Хо вышел во двор и знаками попросил нескольких кротов и мышей следовать за ним в лес. Там он подвел их к плакатам и стал связывать те несколько иностранных слов, которые он выучил, с тем, что было изображено на плакате. Сначала мыши и кроты ничего не понимали, думая, что ученик просто еще более усиливает в них впечатление от речи учителя. Но когда Зайка-Хо сорвал с себя колпак ученика звездочета и стал топтать его лапами и рвать зубами, подземные обитатели пришли в ужас, и скоро по всему кротиному и мышиному царству разнеслась весть о нашествии сов и кошек.

В назначенное котом время совы напрасно кружили над лесом, а кошки таились в кустах вблизи кротиных и мышиных нор. Никто из зверьков не вышел на поверхность, они дрожали в своих норах. Разъяренный звездочет "поднял на ноги" всех окрестных сов и кошек в поисках Зайки-Хо, но от того уже и след простыл. Зайка-Хо, умудренный непростым опытом общения с овцой-голубем, ехал в загруженной сеном телеге по направлению к соседней деревне. И никакая сова просто не могла его узнать, т.к. Хо полностью зарылся в желтую пожухлую траву и до прибытия в новый лес вылезать наружу не собирался. А в другом лесу свои правила, и чужих сов и кошек там не любят. Как только телега поравнялась с его опушкой, Зайка-Хо резким прыжком соскочил в заросли барбариса и был таков.

"Нет, наука о звездах не для меня," - разочарованно подумал Зайка. - "Какая к черту воля звезд, если это ужасное событие от и до подстроил хитрый котище! Воля звезд! Да как может повлиять оборот созвездия Лебедя вокруг своей оси на расположение крысиных нор! Господи! Поверить в такую чушь!". Разочарованию Зайки-Хо не было предела. Он снова вышел на привычную столбовую дорогу. "А не так уж безобидны все эти гуру," - вертелось в голове у Зайки. На сердце у Зайки роились тяжкие воспоминания, ему больше вообще не хотелось ни с кем связывать свою судьбу. "Как же мне теперь жить?" - грустно думал наш странник. - "И почему я вообще родился на этот свет? Лучше бы меня подстрелили охотники, чтобы я не мучился одиночеством. Учителя только использовали меня как зайчика на побегушках, в зависимости от своей воли и настроения, планов и целей. Они не могли дать мне тепло и уют. А чего я, собственно, мучаюсь? Надо поискать в окрестностях какую-нибудь подходящую заячью стаю и влиться в нее".

IV.
Зайка-Хо углубился в лес в поисках заячьей стаи. Вскоре Хо обнаружил заячьи следы, но идти по ним раздумал. Однако искать новых учителей ему тоже не хотелось, ибо впечатления от встречи с ними были, мягко говоря, неприятными. Зайка-Хо в тяжких раздумьях сел на пень.

Неожиданно где-то вдалеке стали раздаваться какие-то странные звуки: это были какие-то странные хлопки, мелодичный звон и непонятные выкрики. Зайка-Хо вышел из своего оцепенения. "Что это?" - подумал наш герой. - "Такого я еще не встречал!". Настроение зверька резко изменилось, и любопытство взяло верх над хандрой и унынием. Он уверенно поспешил на эти странные звуки во всю свою заячью прыть. Спустя 15-20 минут его глазам предстала интересная картина: вокруг странной формы деревянного посоха с пучком земли и травы на верхушке, оголтело резвясь, прыгала целая орава зверьков и даже несколько заросших бородами деревенских жителей. Зайка-Хо различил в этом пестром хороводе ежей, волков, лис, несколько человек, пару медведей, лося и тигра, ходящего на задних лапах. Все излучали любовь и радушие к друг другу и окружающему миру и, казалось, вообще не замечали ничего вокруг, поглощенные зажигательным танцем под звуки самодельных барабанов из дубовой коры и совершенно дикими звериными выкриками. Медведи мычали, волки выли, тигрешныш рычал, ежи шушукались, лисы тявкали.

Зайка-Хо сначала испугался присутствия людей и крупных хищников, но затем почувствовал, что они сыты и никто никого есть не собираются. На самом деле, звери на поляне были самые что ни на есть нормальные, кроме амурского тигра, пришедшего в эти края просвещать разные животные общины. Тигр был так красив и так мурлыкал, что очаровал много самых разных зверьков и даже несколько человек, по ошибке принявших его за большую домашнюю кошку. Тигру на самом деле просто надоело одиноко бродить по тайге, но основать общину было нелегко, т.к. его все боялись и при первой же встрече зверьки ударялись в бегство. Тогда тигр отлавливал их, но не поедал, а приучал к своему грозному виду и помогал им добывать подходящее для них пропитание.

Постепенно сформировалась целая команда зверьков самых различных пород, которые вместо того, чтобы поедать друг друга поедали других, но не членов своей общины. Однако зайцев в команде еще не было, тигр не любил их за трусость и изменчивый нрав. Но Зайка-Хо стал исключением из правил, т.к. имел очень большие уши и был принят за мудрую сову.

- Добро пожаловать к нашему очагу, - ласково промурлыкал тигр, в упор глядя на Зайку, у которого от страха и волнения стали дрожать колени. - У нас все равны, в совместной охоте и веселых танцах вокруг этого древа жизни, - тигр пушистой лапой указал на посох с землей и травой наверху. - Земля, сын совы (при этих словах Зайка-Хо смутился, но выдавать свое заячье происхождение из-за страха бать съеденным не стал) символизирует то, что мы все, - он указал одним из своих когтей на собравшихся вокруг посоха медведей, волков, лис и других обитателей, - живем исключительно реальными, земными ценностями, а не витаем в облаках.

При этих словах Зайка-Хо обрадовался, он боялся, что собравшиеся в этом укромном уголке обитатели служат воле звезд, в которой разочаровался бедный Зайка.

- Зеленая трава, - продолжал тигр, - это любовь к переменам, развитию. Наша община любит молодых и неопытных, мы делаем из них сильных и мудрых. То, что мы кружим в веселом танце вокруг этого шеста, символизирует смену времен года, любовь к лесу и природе, устойчивость в изменчивости. А радостные крики под барабанный бой - радость жизни и готовность следовать ее законам, из которых главный - быть сытым и счастливым. Мы всегда сыты, т.к. помогаем друг другу добывать пищу, устраиваем совместные охоты и пиршества. Мы счастливы, т.к. мы вместе, хотя мы разные. Каждый безумно интересен другому, ибо абсолютно на него не похож. Лес, среда нашего обитания, всегда один и тот же. А мы все разные. Часто мы, кроме удивления и радости от встречи друг с другом и успешной охоты, просто пытаемся понять, чем еж отличается от лисы, лиса от волка, а волк от медведя. Пытаемся найти сходства и отличия, чтобы лучше понять и ценить друг друга. Хочешь ли ты, сын ушастой совы, разделить наши радости и горести, свободу и необходимость, принести свою жертву во имя нашей Великой и все время разрастающейся в своей мощи и влиянии общины?

Зайка-Хо был очарован бездонными черными глазами тигра и его бархатным голосом, сочетающим в себе нежность и силу. Он не мог противиться удивительному теплу и обаянию, исходившему от этого матерого хищника.

- Да, учитель, - покорно сказад Зайка-Хор. - Нет ничего лучше, чем чувствовать себя частицей чего-то мощного и великого и служить делу объединения леса во всеобщее благо.

Тигреныш удовлетворенно хмыкнул и даже позволил Зайке как новичку совершить круг почета у него на спине вокруг древа жизни. Все остальные зверьки восхищенно зааплодировали.

- Запомни, - сказал тигр Зайке-Хо. - У нас в общине очень строгие правила, нарушителя ждет жестокое наказание, которое исполняю я, - при этом тигр оскалил несколько рядов острых, как бритва, клыков.

Зайку-Хо передернуло от ужаса, но выхода не было - теперь надо было идти до конца. Тигр шуток не любил.

- Запомни, сын совы (Зайку-Хо теперь так называли за его огромные уши) - всё за пределами нашей многоликой стаи - мираж, иллюзия. Там ты ничего не найдешь, там ты будешь одинок и несчастен. Здесь, среди нас - истина, которую ты будешь обретать каждый день в общении, охоте и ритуальных танцах. Отстрани от себя ненужную часть леса, ее и не будет. Весь мир для тебя, но только если ты с нами…

Тигр не успел договорить фразу - раздались ружейные выстрелы, сигналы милицейской машины и визг хлыста.

- К ноге, Кротон, - услышал Зайка-Хо неподалеку сильный мужской голос. - Ишь, сбежал из зоопарка. Номер делал с братьями Запашными, набрался у них всякой хрени.

Тигра усыпили каким-то порошком и погрузили в машину. Два мужика проволокли мимо потерявшего от изумления дар речи Зайки-Хо тушу только что игравшего на барабане медведя. Медведь был живой, но не сопротивлялся, его тащили за кожаный ошейник.

- Пошел, Потапыч, пошел, разбойник - из балагана сбежал, на ярмарке выступал, Наташа-дрессировщица истерику подняла, еле его нашли.

В это время глаза одного из прибывших на поляну незнакомцев упали на Зайку-Хо.

- А это что еще за чудик?
- Оставь его, Семен, - услышал Зайка-Хо ответ его товарища. - Все остальные звери - цирковые работники, одичали только малька в лесу-то, а это недоросль, птенец совы, кажись. Вон уши какие большие!

- Не, мужики, это у филина большие уши, скорее всего, переросток, птенец филина, они в Красной Книге, не трогай его, вон посади в дупло, пускай там ухает.

С этими словами какая-то мощная сила подхватила Хо и сунула в дупло, где он от ужаса и неожиданности впал в полудремотное состояние и был не в силах даже пошевелить своими мощными лапами. Неожиданно рядом раздался приятный женский голос:

- Семен, ты кого там в дупло засунул?
- Да, птенца филина, Наташ, правда, странный какой-то птенец. Лапы похожи на заячьи и морда тоже, а уши и пух - точно совиные. Наверное, неизвестная нам разновидность сов, в Красной книге небось. Надо его в лесу оставить, пусть плодится и размножается.

- Ребята, дайте-ка мне на него взглянуть, достаньте его, пожалуйста.

- Ну, как хочешь.
Сильные руки подхватили впавшего в оцепенение зайку и вытащили его из дупла. Хо почувствовал сильные и мягкие руки и какое-то невидимое тепло, приятно согревающее его сердце.

- Какая прелесть! Ребята, это не филин, это просто ушастый заяц. Хотя, возможно, зайчиха и была подругой кого-то из семейства совиных. А что, если мне его к нам в труппу взять, обучить разным трюкам, публика в восторге будет. Представляете, написать в объявлении: "Великий жонглер морковками заяц по прозвищу Филин! Стоимость ушей оценивается специалистами по кролиководству в 10 тыс $. Да у нас отбоя не будет от желающих взглянуть на это чудо природы!

- Ну и фантазерка ты, Наташа. Ладно, только смотри, чтобы Потапыч от ревности не раздавил его, а то он у тебя настоящий Мишка-Давишка. Но ты спроси своего нового дружка, а сам-то он не прочь с тобой дело иметь?

На Зайку-Хо сверху вниз глядели добрые, но немного колючие черные глаза с привкусом жареного миндаля, которым Зайку-Хо угощал котик-звездочет и от которого Зайка приходил в трепетно-возбужденное состояние.

- Ну что, полузайка, поедешь с нами или будешь и дальше вести лесную жизнь? - ласково спросила Наташа, поглаживая его густую шерсть, в которой еще оставалась древесная крошка после сидения в дупле.

Вопрос был риторическим, что Зайка-Хо и подтвердил легким кивком головы и тем, что плотнее прижался к Наташе и обнял ее, насколько смог охватить своими мощными лапами. Кто знает, может быть, именно в этот момент Зайка-Хо и обрел свою Хо-Зайку.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты