Свадьба в Бурдеях

ДМИТРИЙ СЕВЕР

Свадьба в Бурдеях

АННОТАЦИЯ
Главный герой, Профессор, занимается скупкой антиквариата. Он случайно узнает от молоденькой сотрудницы кафе Анюты, что в ее огороде находят петровские рубли. Для того, что бы влезть в огород и взять клад, антиквар уговаривает девушку совершить аферу. Она соглашается, и они едут в село, изображая перед Раисой Семеновной, мамой Анечки, влюбленную пару, с самыми серьезными намерениями. Причем антиквар представляется не простым женихом Анюты, а иностранным – итальянцем. Хорошо разыгранные дочкой и Профессором роли убеждают маму в тот же вечер устроить вечеринку - помолвку. Все идет по намеченному Профессором плану, но одно обстоятельство разрушает его замыслы…

Глава 1
Июльское утро в небольшом райцентре выдалось на славу. По небу проплывали безобидные тучки, и птицы весело щебетали, предвещая прекрасный день. По пыльной улице, с обеих сторон окруженной невзрачными строениями, торопливо шел молодой мужчина, лет тридцати пяти. В одной руке у него был черный пакет Босс, а в другой он сжимал потрепанный кожаный портфель.

Подойдя к синему одноэтажному зданию, с выгоревшей на солнце вывеской «Кафе - Три Кардинала», он решительно дернул за ручку и вошел внутрь. В прокуренном зале было пусто и, сделав пару шагов, он закричал:

- Эй! Есть тут кто живой?!
За стойкой бара послышался шум отодвигаемых стульев, и оттуда выглянула девичья, взлохмаченная голова.

- У нас закрыто… - сонно промямлило юное создание, и тут же зевнуло, показывая чудесные зубки.

- Я, Олег. А ты что - новенькая?… - Его взгляд за очками в золотой оправе впился в соню. – Жора тебе ничего не говорил обо мне?

- А-а! Так это вы – Профессор? – Широко раскрыв глаза, с интересом посмотрела на него девушка и махнула рукой в сторону выхода. - Ваш столик вон там, в углу.

- Сам знаю, - огрызнулся обладатель очков и положил на стойку портфель с пакетом.

Затем подозрительно взглянул на новую сотрудницу, забрал обратно портфель и вынес из маленького коридорчика железную рекламу «Куплю дорого!». Дальше шло перечисление целой кучи вещей, которые хотел бы заполучить «задорого» Профессор: иконы, патефоны, и прочая старая рухлядь. Список был внушительный и длинный. Он вынес железный щит на улицу и поставил его возле входа. Отойдя на пару метров, Олег немного полюбовался своим детищем, которое намазюкал у себя в сарае - перекрестил железяку и вернулся в кафе.

Юное создание уже вышло из своей импровизированной спальни и с усердием принялось вытирать рабочий столик Профессора.

«А ножки-то у нее славненькие!», - подметил Олег, усаживаясь на пластиковый стул.

- Звать тебя как, красавица?
- Анюта я, - мило улыбнулась девушка, не выпуская тряпку из рук.

- Кофейку мне принеси, пожалуйста… Натурального!
- Ага, щас…. Бегу, и падаю, - девчонка сделала «коровьи глазки» и, повернувшись спиной, начала протирать соседний столик.

Но, Олег не замечал хамства. У него отвисла челюсть, шея вытянулась вниз, отчего дорогие очки чуть не упали на стол. «Какой же хороший сотрудник… Можно даже сказать – прекрасный сотрудник!», - он опускал голову все ниже, а Анюта все интенсивнее протирала стол.

Конец профессорской страсти положил колокольчик, противно звякнувший над дверью.

- Друг! Где афиша твоя?! – в дверях возник хозяин кафе, Жора.

- Могу тебе вторую пару очков арендовать, и заметь - совсем недорого, - с недовольством оторвав свой хищный взор от магнита в коротенькой юбочке, произнес Олег.

- Ну как работа Нюся, нравится? – спросил Жора, с одобрением разглядывая очаровательно – взлохмаченную барменшу.

- Здравствуйте, Георгий Абрамович. Конечно! Все не в поле цапкой махать…

- Адамович! … Запомни! Я - А-да-мо-вич, - Жора присел за «профессорский» столик. - Кофейку нам приготовь, Нюся.

- Лечу! … Абрамович, - упрямо произнесла Анюта и, размахивая тряпкой на ходу, удалилась в сторону стойки бара.

- И такой как я тебя вчера учил! – крикнул ей вдогонку Георгий. – Горячий и без сахара!

- И где ты это чудо откопал?
- Олег, да я уже и сам не рад. Ритка мне утром грандиозный скандал закатила. – Жора закурил и на минутку задумался, припоминая утренний разговор с супругой: – «Чтоб я этой шлюхи в кафе не видела!», - И чего она к ней привязалась? Молодая девчонка из села, ну юбочка коротенькая, что здесь такого?

- В чем - то она может и права, Жорик, - товарищ невольно вытер ладонью пот со лба.

- Ну да ладно, не будем о грустном. Расскажи лучше, как твоя охота?

«Охота на дураков», так Профессор называл свое занятие по скупке антиквариата. Без дурака, его взгляд тускнел, голова понуро опускалась, и даже дорогие спортивные штаны, начинали сидеть на нем обыкновенным, мешковатым трико.

- Пока никак дружище, может еще рано? – Олег метнул взгляд полной надежды на входные двери. – Сколько сейчас время?

- Десять уже, пора бы… Аня, блин! Где кофе?!
- Бегу-уу, - раздался звонкий голос барменши, которая тайком наводила помадой пухленькие губы.

- Точно сегодня выгоню к чертовой матери, – покачал головой Жора.

И тут колокольчик звякнул монетой упавшей на стекло. В зал вошла женщина огромных размеров, в черной юбке и алой блузе с вышитыми лилиями.

- Где тут монеты покупают? – грозно спросила дама у проплывающей мимо Анюты с чашечками кофе на подносе.

- Да вон, в углу, - встряхнула кудряшками официантка и плавно обошла внушительное препятствие.

- Проходите, присаживайтесь, - Профессор суетливо привстал, и его зарождающиеся залысины весело заблестели в солнечных лучиках едва пробивающихся сквозь грязное окно.

- Знамо мы! Присаживайтесь, а мы вам лапши тут на уши навешаем…. Спасибо! Постоим! – решительно отрезала женщина и достала из выреза блузы что-то завернутое в белый платочек. – Кто из вас тут покупает дорого?

- Я. - Привстал, слегка наклонившись, антиквар. – Прошу вас уважаемая, вот, держите.

В его руке неизвестно откуда оказалась черная ламинированная визитка.

- Лучше паспорт покажи парень, чем всякую гадость мне совать, - пробурчала женщина, но все-таки взяла карточку.

- Обижаете мадам, я известный коллекционер, Олег Романович Черняховский, - представился Профессор.

Толстушка засунула визитку в вырез блузки и просвистела, искоса поглядывая на Жорика:

- А ну иди, погуляй.
- Да ради Бога, – обиженный хозяин забрал чашечку и пошел осматривать свои владения.

Профессор преобразился, взгляд его стал цепким, брови сползли к переносице, и правая рука небрежно достала из внутреннего кармана пачку денег. Секунд десять он их задумчиво подержал перед глазами и затем положил заветные купюры в боковой карман.

- Так что там у вас, уважаемая…?
Она проводила алчным взглядом исчезнувшие деньги.
- Зина - я. Пожалуй, присяду, - сглотнув слюну, прохрипела женщина и развязала платочек. Через мгновение стул жалобно скрипнул, и на стол высыпались увесистые рубли Николая второго.

Сзади послышался стук каблучков и из-за спины тучной дамы, появилась голова Анюты. Ее рука потянулась за пустой чашкой Профессора, а глаза с любопытством стали рассматривать монеты. Олег же наоборот, едва взглянув на стол, сразу потерял интерес к шумной посетительнице.

- Хотите чего? – официантка забрала чашечку и перевела свой взгляд на женщину.

- Топай, топай, не до тебя.
- Тьфу, подумаешь, да мы на огороде каждый год такие находим, - передернула плечиками Анюта и пошла прочь.

- Вот видите Зинаида, и так почти на каждом огороде, - Олег безжалостно опускал женщину «на землю» – А мне их несут, несут… Ей Богу, хотите такие же вам продам? Недорого…

- Ты мне баки тут не заливай! Несут ему.… Сколько стоят монеты?! – глаза Зины сузились, и превратились в узенькие щелочки. Правая рука обладательницы рублей сжалась в кулак, и ее надутое лицо запылало бордовым цветом.

«Ударит. Сейчас ударит», - с тоской подумал Профессор и отодвинул от себя подальше серебро.

- Это очень дорогие экземпляры, женщина. Я бы их оценил в пару тысяч, никак не меньше.

- Я согласно, забирай! – Она пододвинула кучку обратно к Олегу.

- К сожалению, я их не могу у вас купить. – Профессор, скрипнув стулом - отдалился.

- Денег нет что ли?! – ее пальцы снова начали сгибаться.

- Да что вы! Вот взгляните, - и он опять повторил тот же самый фокус с купюрами. – Нет, дело не в этом. Я просто их оценил. У вас обязательно купят эти рубли в любом антикварном магазине Киева. Главное не продешевите.… Держите цену, Зина.

Зинаида недоверчиво скосила взгляд на оценщика.
- Да, не сомневайтесь, - Олег нежно похлопал женщину по руке, - я просто жду дорогую икону, с минуты на минуту должны принести. Вот и деньги уже отложил.

- А если я их в Киеве не продам?
- Да что вы.… У вас там эти рубли с руками оторвут, да еще и ноги целовать в придачу будут. – Олег усмехнулся про себя, - «Если тебе за это добро дадут сто гривен – считай, что ты вновь стала девочкой»

- Ну, смотри у меня! – пригрозила ему дама увесистой рукой, сгребла монеты в платочек и не прощаясь, вышла на свежий воздух.

Тут же словно из-под земли вырос Жора и плюхнулся в насиженное место:

- И что это было за чудовище, Олег?
- Ты разве не видишь - невменяемая. Скажи, что ее добро пятьдесят гривен стоит, удушит еще за столиком, – он поправил очки на носу и взглянул в сторону бара. – Жора, а ну-ка позови это дитя полей и огородов.

- Аня…
Вместо ответа, раздалось шуршание пакета и звон бокала.

- Аня!
Послышался цокот каблучков и хруст чипсов.
- Звал меня, Жорик?
Директор покраснел, а Олег от души рассмеялся.
- А ну-ка дыхни… - Георгий привстал со стула и поднес нос крючком к аленьким губкам. – Ах, ты ж дрянь! Коньяк пила?!

- Чуть-чуть. Две капельки…, - заныла Анюта и незаметно наступила каблучком на Жорины кеды. – Прости меня, хозяин…

- Садись рядом, Анечка, - Профессор пододвинул ей стул. – Ты ведь послушная девочка, - сказала, не будешь, значит - не будешь. Правда, Абрамович?

Жора насупившись, затряс указательным пальцем:
- Что бы это было в первый и последний раз! Ты меня поняло?! Чудо?!

- А то… Я дура что ли?
- Да, это все такие мелочи, - Олег снова начал махать деньгами, но уже перед курносым носиком девушки. – Расскажи нам солнышко, какие вы там монетки у себя находите?

- Ну, большие, как те, что баба приносила. Только там дядька не с бородой, а с усами.

От этих слов по неспортивному телу Профессора, словно ток пробежал, и он встрепенулся.

- А ты уверена, что у дядьки нарисованы только усы?! – Перед Олегом возник образ великого Петра Первого – и он выпрямил спину, слегка ударяя ладонью по столу.

- Да я точно и не помню, чего там у него нарисовано было… - нехотя ответила девушка и устремила свой взор в сторону бара.

- Э-э… Жора! Принеси коньячку, будь другом.… А?
- Аню... – Георгий выпучил от такого унижения глаза и снова собрался заорать на безалаберную сотрудницу.

- Тихо, Жора…. Я тебя лично прошу - принеси…

Глава 2

Георгий резко встал, и в раздражении пнул ногой стул.

- Запомни этот момент, детка, - Он наклонился к ее ушку. - Сам директор за тобой ухаживает…

- А я чо? - вяло возразила девушка, лениво приподнимаясь со стула.

- Сиди, сиди Анечка, - удержал ее Профессор, - рассказывай, сколько их у тебя?

- Кого? – покраснела официантка, и зачем-то спрятала руки под стол.

- Ни кого, а чего.… Улавливаешь разницу?
- А-а…. Так это вы о монетах…. Так нет их уже.
- Это как уже их нет? – Олега кинуло в пот.
- Недели две назад приехал хромой дядька, и все забрал. – Она ударила пальчиком по золотой висюльке. – Сережки новенькие купила - тысячу гривен стоят между прочим.

- Гэ-гэ, - вот и все что смог вымолвить Профессор в тот момент.

«Болт! Это был точно он. Хромал недавно, хвастался Петровским рублем:

- На базар принесли…
Вот ведь рожа хитрая – опередил гад….»
- Господин Профессор, прошу, - Жора низко поклонился и поставил на стол три фужера и полбутылки коньяка. – Так ты говоришь, две капельки выпила, Нюся?

- Ну… - Анюта с удивлением посмотрела на полупустую бутылку. – Темнота там была сплошная, не видать ничего. Может трошки и больше взяла…

- Где же твоя совесть, детка?
- Жора! Да не будь ты скрягой, садись друг, выпьем.

Олег уже отошел от печального известия и решил брать крепость осадой.

- Анюта, ведь вы их в огороде находили, не правда ли?

- Ну, да… - Девушка была поглощена захватывающим зрелищем. Она в оба глаза наблюдала, как Жора разливает темно-коричневую жидкость по фужерам.

- За успех! – молодцевато произнес Георгий, поднимая бокал.

- Одну секунду, - никак не унимался Олег. – Так может Анечка, мы их там вместе поищем?

- Нет, нет, нельзя! Картошка сейчас там. Да и мама у меня строгая – не пустит.

- Фу-ух, вздрогнули! – Георгий нетерпеливо поднес к губам фужер.

И тут колокольчик над дверью забил набатом. Дверь распахнулась и на пороге предстала очень симпатичная, но злая как фурия, молодая женщина – супруга Жоры, Рита. Ее черные глазища метали молнии, а монгольские скулы, обтянутые смуглой кожей, ходили желваками.

- Ну конечно! Весь бордель в сборе!
Жора с Олегом быстро поставили фужеры на стол, а Анюта наоборот мгновенно опрокинула содержимое бокала в рот.

- Ты еще здесь?! – прошипела супруга, подкрадываясь пантерой, к не такой уж и бедной овечке.

- Рита Абрамовна, я же ничего плохого не сделала, - посоловевшими глазами уставилась на нее Анечка.

- Вон отсюда!
- Риточка, тут у Олежки такое горе случилось… - подмигивая правым глазам товарищу, попытался остановить супругу директор. - От него Танюша ушла, представляешь.… Господи, горе-то какое, а?!

- Жора! – запротестовал Олег, - ты вообще иногда думаешь что говоришь?

- Да ладно тебе, Ритуля ведь свой человек - ей можно рассказать, - подмигивание Георгия уже подкреплялось показыванием кулака.

- Подождите…. Я же с ней только вчера виделась, все было нормально, - с изумлением остановилась на полпути Рита.

Анюта, воспользовавшись моментом, потихоньку выскользнула из-за столика и устремилась к спасительной стойке бара.

- С вещами на выход! – прокричала ей в спину злая женщина, указывая изящной рукой на входную дверь.

- Да больно надо мне ваша забегаловка, - вдруг овечка показала клыки. – У нас в Бурдеях и столовая покраше будет!

- Вот там тебе и место. Среди коров!
- Сама ты корова, - огрызнулась Анюта, уже находясь за спасительной стойкой.

- Во нахалка! Ты посмотри на нее… - Рита трясущимися руками достала сигарету и подкурила. – Идиот! И где же ты эту шалаву нашел? На вокзале что ли?

Георгий стоял рядом с супругой и молча, переминался с ноги на ногу.

- Риточка, да не нервничай ты… - Олег попытался дипломатическим путем разрядить нависшие тучи и положил ей руку на плечо.

- А ты вообще помолчи! Еще неизвестно, из-за чего вы там с Танюшей разошлись, - встряхнув плечиком, оборвала его Рита.

Появление Анюты с пухлой клеенчатой сумкой из-за прилавка, свело у хозяйки челюсти. Она преградила путь юной особе и рукой указала на сумку.

- Чего? – наивно спросила Анюта.
- Вещи к осмотру, – севшим голосом приказала Рита, массажируя хрупкую скулу.

- Подумаешь!
И девушка без раздумий вывалила содержимое сумки на пол.

Одноразовые стаканчики, салфетки, вилки, две пачки чипсов и баночка пива, медленно подкатившаяся к ногам хозяйки…. Даже Профессора впечатлили.

В зале повисла гнетущая тишина…

- Ах ты ж чмо колхозное… - только и смогла прошептать Рита.

У Ани на глаза навернулись слезы, и ее взгляд в поисках сочувствия, наткнулся на профессорские очки - и он не отвел своего взгляда. В тот момент возможно ему вновь померещился образ Петра Первого, вместо милого девичьего лица. «Там ведь могут быть десятки тысяч долларов!», - каркнула черной вороной шальная мысль. Пауза зависла секунд на двадцать, затем его взгляд опустился на пол и внимательно прошелся по вещам Анюты. Губная помада, флакончик духов, потертый мобильный, интимные вещи, и маленький зеленый плюшевый мишка. Потом Олег увидел ее пальчики ног, с алым маникюром. Грязно-белые босоножки на высоком каблуке, стройные белоснежные ноги, и ветреную юбочку.… И тут он вспомнил утро, начало их знакомства…. Затем в его голове возник ее грудной голос: «- Точно такие же монеты. Только там дядька не с бородой, а с усами»

Олег медленно опустился на корточки и стал собирать вещи девушки.

- Ха! Теперь мне все ясно! – снова взорвала тишину Рита. – Бедная Танюша…

- Да что ты понимаешь, - огрызнулся снизу Профессор, представляя, что собирает рубли с картофельной грядки, а не китайский ширпотреб, пропитанный сладким запахом дешевых парфумов.

- Рита, да успокойся ты… - подал наконец-то голос Жора.

- До тебя очередь дойдет дорогой, не спеши, - ее черные глаза пронзили непутевого супруга. – Не нравится что-то? На карачки становись с приятелем – и этот навоз вместе убирайте. Только потом, что бы я твоего духа здесь не видела!

Георгий безнадежно махнул рукой, подошел к столу и залпом осушил свой бокал.

- Злая ты стала Ритка, – как-то обреченно произнес он эти слова и, не оглядываясь, вышел на улицу.

Железная супруга не стала догонять свою половинку, она зорко наблюдала за сборами Анюты и Олега.

- Железяку не забудь забрать возле входа, она вам пригодится. Один пудрит мозги – а вторая в это время по карманам шарит. Сладкая парочка!

- Не хочу я с тобой ссориться Ритуля, - Олег поднялся и по-доброму взглянул на жену своего друга. – Время. Вот всему судья и адвокат. Идем Анюта, мы здесь уже чужие.

- А моя зарплата? – протянула свободную руку к хозяйке девушка.

- Ах, да, совсем забыла, - и Рита по-спортивному легко нагнувшись, подняла с пола чипсы и пиво. – Держи! И спасибо скажи - что за воровство в милицию тебя не сдала, злодюга ты малолетняя…

Профессор под локоть насильно взял бывшую официантку и подтолкнул ее к выходу, зацепив по дороге свое нехитрое имущество.

- Я тебя еще подкараулю ночью, возле подъезда! - успела выкрикнуть Анюта и колокольчик противным звоном, проводил нежеланных гостей из кафе.

На крыльце Олег с Аней остановились и зажмурились от яркого солнышка, которое стало в зените и щедро припекало провинциальную улочку, как впрочем, и весь огромный подольский край.

- Спасибо тебе за все, - неожиданно вежливо произнесла девушка.

- Куда бы это рекламу деть? – Пробормотал Профессор, разглядывая соседние здания. – О! В магазин напротив. Идем.

- Олег, а давай я тебе помогу, - предложила изгнанница, хватаясь за черный пакет «Босс»

- Смотри он тяжелый, не урони, - с удовольствием отпустил торбу с каталогами Профессор.

Сдав железное детище в новую камеру хранения, Олег подошел к терпеливо ожидавшей его Анюте.

- Давай пакет, - протянул к ней руку Профессор. – Может, отпразднуем наше изгнание?

Аня глубоко вздохнула, совсем по-взрослому. Быстро оценила нового кавалера и сделала глубокомысленный вывод: - «Зато умный!»

- Я согласна, - и крепко вцепившись под руку, нехорошо посмотрела на невзрачное кафе через дорогу, - только идем отсюда подальше, тут нас не любят.

Олег поправил очки, оглянулся по сторонам, и мысленно попрощавшись со своей Танюшей, шагнул по дороге, ведущей к заветным рублям.

Глава 3

- М-да…. Так вот Анечка, - Профессор смешно причмокнул губами, и учтиво забрал пакет из рук девушки. – Интереснейшую историю я вспомнил…

- Ой, а я обожаю всякие тайны, - подражая какой-то героине из мыльного сериала, томно промолвила девушка, снисходительно поглядывая на прохожих. – Страсти… любовь до гроба.

Олег, проживая в маленьком городке, наоборот голову свою опустил, можно даже сказать – он ее спрятал как страус. Ведь каждый пятый встречный – мог быть его знакомым. Эту статистику он сам недавно и открыл. От нечего делать, как-то сидя в злополучном кафе, Профессор подсчитал всех своих знакомых, приплюсовал обманутых им граждан и разделил их на количество проживающего населения. Результат - каждый пятый прохожий мог знать его в лицо, а для его щепетильного бизнеса, пиар был вовсе необязателен.

- Так вот, совсем недавно подошел ко мне старичок один, вытягивает точно такую же монетку – мужичек на ней с усами…

- Тьфу ты, - и Анюта сплюнула на асфальт. – Опять ты о них!

Профессор слегка поежился от такого варварства, и продолжил дальше свой коварный монолог:

- Да ты себе девочка и не представляешь, сколько же я ему денег отвалил!

- Я рада за богатого дедушку, - юная спутница не хотела слушать профессорские байки.

Впереди показалось красивое здание с башенками из красного кирпича. На фасаде красовалась огромная надпись – Ресторан «Три толстяка»

– Олежка посмотри как красиво! Давай туда зайдем, отпразднуем.

- Там плохо кормят, Аня, - вспоминая драконовские расценки, отрицательно замотал головой антиквар. – Вот напротив, видишь написано – «Домашняя кухня» Ох, какие же там пельмени лепят… Пальчики оближешь…

Произнеся последние слова, Олег как-то странно взглянул на босоножки Анюты.

- А какие у моей мамы голубцы, - мечтательно произнесла девушка и сглотнула слюну.

- Интересно, а мама у тебя строгая? – невзначай поинтересовался Профессор, и перевел свою спутницу на другую сторону дороги, подальше от дорогого места.

От этого простого вопроса Анечка нахмурилась. Она отчетливо вспомнила последнее утро в родном селе. И все началось с Васьки - одноклассника слюнявого. Накануне вечером подошел с улыбочкой, - «Поехали на ставок Анечка, день рождение у меня, поляну накрываю! Будет куча народа… Ди джей из соседнего села приедет, дискотеку замутим» Анюта от воспоминаний слегка покраснела, – «Кучей народа оказались беззубый тракторист лет сорока и дебиловатый пьяница Матвей – тоже не мальчик. Поляной - трехлитровая банка самагона и огурцы с чужой грядки. Ди джеем – ветхий радиоприемник Океан» Пили они долго и отчаянно. Где-то на третьем стакане она перестала понимать, где она и кто они.

Девушка наморщила лобик - у нее перед глазами всплыл беззубый рот механизатора, выпученные глаза Матвея и прыщавая рожа одноклассника. Затем какая-то обшарпанная машина, гремящая как трактор…. Дальше мысли беспомощно уткнулись в черный занавес. Свет появился в лице мамы, Раиса Семеновны.

- Анечка, что с тобой родная?! – Закричала перепуганная женщина, выводя из хлева ненаглядную буренку, пастись со стадом.

Подойдя поближе, она увидела вместо дочки застывшую мумию у калитки. Перепачканная в траве, позорных синяках на шее и еще кучей непотребных улик на одежде, она вызвала настоящую ярость у Раисы Семеновны.

- Ах, ты ж дрянь такая!!! – заголосила на все село женщина и за волосы потянула непутевую дочку в дом.

Анюта быстро пришла в чувства от дикой боли, словно у нее кто-то хотел снять скальп:

- Не надо!!!
- Я тебя породила, я тебя и убью, – твердила Раиса Семеновна и крепкой рукой тянула за волосы дочь, словно барашка на Курбан-Байрам.

В доме сломав веник на голове Анюты, мама успокоилась и милостиво разрешила ей проспаться. Когда Аня встала - вещи и документы уже были собраны.

- Какой позор! На все Бурдеи ты меня ославила! Без жениха Анюта, домой не возвращайся! – мама протянула ей двести гривен на расходы в городе и сунула в руки сумку. – Устроишься на работу, позвони!

Она вздрогнула от неприятных воспоминаний, и очень заинтересованно взглянула на интеллигентного спутника:

- У меня такая добрая мама Олег, сказала зятя - на руках носить будет…

- Ха, так ты же недавно говорила, что она строгая, - останавливаясь перед забегаловкой, вспомнил Профессор.

- Это ко мне она придирается все время, а так она добрая, - Анечка попыталась подтолкнуть своего дотошного спутника к давно некрашеным дверям, но он замер Пизанской башней.

- Послушай, а у меня ведь к тебе предложение, - вдруг осенило Профессора. – Давай-ка я твоим женихом стану… Фиктивно, на одну ночь.

«Фиктивно!», - вспыхнула в негодовании девушка и быстро забрала от него руку, собираясь возмутиться. Но, на кухне в «Пельменях» заработала вытяжка - в животе жалобно заурчало, и возмущение переросло в любопытство: - «Интересно, а это как? Не слышала такого способа…. Хотя какая разница, если заплатит хорошо, то можно и фиктивно – лишь бы, не больно….»

- Ты будешь один? – подозрительно взглянула на искусителя Анюта.

- Возьмем с собой Жору, он с машиной, - Олег был весь в хитроумном плане.

– Сколько платишь? – она поставила ребром вопрос, собираясь выбить почасовую оплату труда.

- Аня, все монеты, которые я найду в огороде, я у тебя куплю, - с жаром продолжал Профессор, - верь мне девочка. А это могут быть очень большие деньги! Тысячи…

«О! Да, он шизик», - Анюта присвистнула и покачала головой:

- Так ты че, и в самом деле женихом моим хочешь быть?

- Конечно! Вечером свадьба – ночью монеты – а утром ты богатая леди, Нюся!

- Прикол…. А что?! Я согласна, - осознав наконец-то торжественность момента, прошептала Анечка.

От этой восхитительной новости у нее слегка подкосились ножки, и она схватилась за жениха.

- Дай-ка я тебя расцелую, солнышко! – воскликнул Олег, распрямляя сутулую спину и вытягивая вперед узенькие губы.

- Только в щечку! – предупредила невеста, вовремя вспомнив о почти пустом тюбике губной помады.

«Какая же она однако, манерная штучка!», - с уважением посмотрел на нее Олег и вежливо чмокнул здоровый румянец. Аня в эйфории свысока взглянула на снующих мимо людишек: - «Теперь я – невеста!» Восторг от этой новости переполнил ее сознание - она от удовольствия вздохнула во всю грудь, задорно колыхнув при этом очаровательными «грейпфрутами» под блузкой и потащила Олега за руку в неказистое заведение.

- Мы должны отпраздновать это грандиозное событие, милый! – зазвенела на всю улицу белокурое создание, не понимая, откуда в ее скромных мозговых файлах, взялись эти пафосные словечки.

- Не так громко Анечка, - тревожно оглянулся Олег и нырнул вслед за решительной спутницей в пельменную.

В темном закутке, за грязным столиком, молодожены заказали желанного блюда - две двойных порции и на десерт водку с апельсиновым соком.

- Хлеб бу… и…- замерла икая официантка на полуслове.

- Кульян несите! – перебила ее Анечка, слегка исковеркав название курительного прибора.

- Два? – невозмутимо спросила рыжая в переднике.
Спутница, хлопнув длиннющими ресницами, вопросительно уставилась на Олега.

- Один, я не буду, - он замахал в знак протеста одновременно рукой и головой.

- Так и запишем, - ехидно ухмыльнулась рыжая и, пошатываясь, ушла, выполнять заказ.

За столиком повисла пауза - девушка думала о подарках и свадебном платье, а Профессор никак не мог вспомнить – заряжен ли у него металлодетектор или нет? Первой тишину нарушила Анечка.

- Олежка, я вот о чем подумала, а как же гости, праздничный стол? - она уже представила себе полный дом народа, - кольца обручальные надо купить и самое главное - платье белое и фату!

Он испуганно вздрогнул, представив себя в костюме, а Анечку в подвенечном платье.

- Ты это брось! – словно гипнотизер он замахал рукой у нее перед глазами.

- Мама тогда - не поверит, - насуплено ответила девушка.

- А ты ей расскажи так, что бы поверила, - его линзы коснулись курносенького носика. – Хочешь быть богатой? Бреши собакой!

- А я тебе не собака, - она на него зыркнула голубыми глазищами, и упрямо добавила, - Не поверит она все равно.

- Не обижайся Анечка, это я так, образно выразился, - Олег нежно погладил ее плечико. - Конечно, ты – не четвероногий друг, ты – разумная девушка, а в придачу – еще и красавица необыкновенная…

- А то… - кокетливо надула губки невеста и доверчиво положила ему свою ладошку на руку.

«Действительно она права», - размышлял в это время Профессор: - «Приперся жених! Пустите мамаша переночевать и клад ночью забрать. Ха-ха. Смешно»

- Вот Галка из нашего села приехала с женихом, а он негром оказался, представляешь Олег, смешной такой, - захихикала Анечка, и пробасила. – Галия, я тьебя лублу…

- Кто ты сказала – негр? – очнулся Профессор.
- Ну, да…
- И папа у него король, наверное. Не правда ли?
- А откуда ты его знаешь? – подозрительно спросила Анюта.

- А у них у всех папы, как ни министры, так короли. – Олег расслабился и слегка ущипнул аппетитную невесту. – А вот я буду итальянцем.

- Это как?
- А вот так. Бонжорно синьерина, - Профессор посмотрел на свою недогадливую спутницу. – Как маму зовут?

- Раиса. Семеновна… - ее челюсть слегка отвисла.
- Бонжорно, Раиса. Си белла! Мама рогацци!
- Ух, ты.… Вот это да!
- Я приехал на неделю – мы влюбились, и завтра я должен уезжать. – Олег вскочил из-за столика, чуть не перевернув поднос у рыжей официантки.

- Кому бульон?
- Ей, - указал пальцем на Анечку спутник.
- А где вот этот, ну курят который? – от полученной в изобилии информации, у нежного создания совсем закружилась голова.

- У нас - Не курят! – безапелляционно отрезала официантка, и совершив идеальный разворот, пошатываясь - удалилась.

- Так, так, так, - Олег сосредоточился. – Берет, усики, и бабочку!

- А фату? – чувствуя, что колец и платья ей не видать, Анечка уже хотела малого, можно даже сказать малюсенького праздника девичьей души.

- Будет тебе и фата и платье, - Олег вспомнил о наряде сестры, который пылился долгое время в шкафу. – Кольца я у Мони куплю. Так. Машина….

И тут Олег понял, почему он вдруг итальянцем решил стать: - «У меня же номера в гараже итальянские есть! Вот ведь интуиция работает!»

- Давай детка, за успех! – наполнив фужеры до краев, Олег прикоснулся холодным стеклом к носику невесты, затем поправил очки на переносице и залпом выпил огненную жидкость.

- Будьмо! – воскликнула Анечка, копируя беззубого тракториста.

Затем она зажмурила глаза и ловко повторила «подвиг» своего суженного, осушив большую рюмку до дна.

Глава 4

От огненной жидкости кровь разыгралась в молодом теле, и ножки Анечки под столом начали выбивать дробь, а ее уста напоминали губы карася, глотающего воздух на земле.

- Анечка, с тобой все в порядке? – обеспокоенно спросил Олег, подальше отодвигая свои туфли от ее цокающих по полу каблучков.

- Эх, музыку бы сейчас… Я так люблю танцевать! - она загадочно подмигнула и привстала из-за столика, - А как я красиво двигаюсь.… Хочешь, покажу?

Олег отрицательно замотал головой, но было уже поздно…

Аня вышла из-за стола и стала изображать замысловатые движения, интенсивно покачивая бедрами.

- Але, Жора? Срочно приезжай в «Пельмени», нужна машина и твоя помощь… Что?! Ритуля не пустит? А яяй…. А заработать хочешь? Или будешь там вместо официантки столы протирать? Во! Правильно, мыслишь. Пусть сама протирает. Давай дорогой, жду.

- Анька! Вот ты где прячешься.… Пошли к нам за стол, там такая поляна накрыта!

Профессор от неожиданности вздрогнул и увидел рядом с собой, бесформенное огромное существо, в грязных и порванных кроссовках, фиолетовых штанах с пятнами то ли от масла, то ли от солярки и черной рубашке с белыми полосами. Его давно нечесаная копна рыжих волос обрамляла круглое и довольно таки пьяное лицо, хотя скорее эту физию можно было назвать просто - рожей. Наглые серые глаза, налитые кровью, зыркали из щелок, а глупая ухмылка обнажала кривые желтые зубы, ну точно – это была рожа.

- Матвей, проваливай отсюда, я – замуж выхожу! - Анечка остановила свои неоднозначные движения и прикусила губку, с испугом поглядывая на Профессора.

- Гы-гы. За этого очкарика, что ли?
- Стултус иам поэна квиа стултус*(Глупец уже наказан тем, что он глупец – лат.), - прошипел одну из своих многочисленных заготовок Профессор и медленно встал – римским трибуном.

Анюта наклонила голову набок и замерла от удивления.

- Чего?! Умный что ли? – Матвей растопырил пальцы и замахнулся на Олега. – Да я из тебя сейчас пельмень сделаю!

Он оглянулся на свой столик, где скучал его приятель и добавил:

- Две порции…
- Анечка газету вон с того столика принеси, - Олег снял очки, положил их возле тарелки и громко закричал. – Официантка, счет!

- Я не понял очкарик, а куда это мы торопимся? Может выйдем, поговорим? А?

- Я понятия не имею о чем с тобой можно разговаривать, - Олег взял газету из рук девушки и стал сворачивать ее в тугую трубку. – Скажи мне все здесь, прямо на этом месте – будь мужчиной!

Рука Матвея медленно ушла за спину и приготовилась к удару.

- Осторожнее Олег! Он в нашем селе всех бьет, - Анечка встала грудью за суженного. – Матвей уходи…

Дебиловатый дебошир отмахнулся от нее левой, будто это была назойливая муха, а его правая вылетела из-за спины по направлению профессорской головы. Олег чуть ушел в сторону, натянул руками газету, и этой импровизированной трубкой отбил неприятельский удар. Бурдеец по инерции наклонился, и Профессор ловким движением обхватил газетой его шею, резко дергая вниз. Матвей камнем пошел вперед и не без помощи девичьего пинка сзади, повалился в пустые тарелки. Пластиковый стол не выдержав этой нагрузки, затрещал по швам завалившись вместе с пьяницей на пол.

- Знание – сила! - изрек Профессор, поднимая чудом уцелевшие очки. – А ты темный, Мотя.

- С вас сорок гривень, - подоспела Рыжая официантка, с безразличием глядя на грохочущие страсти. – А за стол и посуду уважаемые, заплатите отдельно.

- А! Вот вы где, сладкая парочка! - Жора свалился спасительным ангелом на их головы. – Гуляете! Веселитесь…

- Да я! Да тебя! - к пятнам солярки на рубашке Матвея, добавились маслянистые разводы от фирменного блюда.

- Ты чего гомодрил несешь?! - Жора брезгливо взял его за рубашку. – За стол и посуду плати, быстро. Иначе сейчас дядя Ваня приедет, знаешь такого?

- Да дружище, у этого вечного сержанта волшебная дубинка, - поддержал товарища Олег.

Услышав про дядю Ваню, собутыльник дебошира мигом оказался рядом.

- Мы за все заплатим, не волнуйтесь, - встрял в разговор крепыш с голосом Горбачева. – Тысячу извинений. Милиции не надо…

- Пьянству бой, - что-то далекое вспомнил Олег и протянул официантке расчет. – Уходим отсюда, на свет и просторы!

Анюта взяла под руку Олега и с восхищением прошептала:

- Стултус поэна…. Ой как красиво!
-Ты запомнила… - от умиления у Профессора выступила малюсенькие слезинки на глазах. Он быстро надел очки и сверкнув победоносно линзами, отворил перед ней входную дверь забегаловки. – Прошу!

- Я балдею… - покачала головой Анюта, закрывая от удовольствия огромные глаза, цвета неба.

Высокие цементные ступени чуть-чуть не стали для нее ледяным душем, благо Профессор успел ее за локоть придержать.

- Анечка у тебя под ногами земля, а не облака!
- Олег, мне так хорошо с тобой, - произнесла в порыве девушка и поцеловала Профессора в губы.

- Вы там долго будете торчать?!
Жора уже сидел в машине и с завистью поглядывал на своего товарища: - «Я ее нашел, умыл, причесал – а Профессор тут как тут! Жених понимаешь…»

- Жорик, сначала едем ко мне, а об остальном по дороге поговорим, - Олег элегантно сел на переднее сиденье, и небрежно взмахнул рукой. – Нас ждут великие дела сегодня, жми на газ, друже!

Нежный вкус юности застыл у Олега на губах, и ему с неимоверным усилием воли пришлось встряхнуть головой, рассеивая чары Амура, и сосредоточится на главном – предстоящей свадьбе.

- Ты сегодня будешь моим другом, Жорик.
- Ха, новость дня!
- Нет, ты ничего не понял, вернее я тебе ничего не объяснил. Я итальянец, владею сетью пиццерий в Италии. Назовем эту сеть – Маргарита. Приехал в этот городок расширить бизнес. Познакомился с тобой, увидел Анюту в твоем кафе, и влюбился в нее как мальчишка.

- Мне нравится этот план! – подала голосок с заднего сиденья девушка.

- Тихо, не твой выход, - сурово заметил Профессор, - говорить со мной только по-итальянски!

- Это как это?
- Напишу два десятка слов – выучите на память, - Олег повернул голову к Анюте, - обои!

- Теперь ты, нежное создание. Сколько дней в городе околачиваешься?

- Неделю, не меньше.
- Звони маме, предупреди, что с женихом едешь.
- А я не могу. Телефон свой потеряла где-то, - Анечка растеряно захлопала ресницами, - мама ищет меня наверное…

- Так я же его лично с пола тебе в сумку положил!
- А это не мой, я его с бара взяла…
- На родину верни! – строго приказал Жорик, не отрывая своего взгляда от дороги.

- Больно он мне надо, - Анечка бросила на сиденье чужую трубку. – А если мой телефон в кафе найдете, вы тоже, на родину не забудьте его возвратить…

- В Бурдеи что ли? – Усмехнулся Жора.
- Вот это сюрпрайз! – Профессор развел руками, - ситуация выходит из-под контроля, однако.

- Да ты Олег не переживай, она обрадуется, - горячо его заверила Аня. – И все будет хорошо.

- Дай Бог, дай Бог.… Поворачивай, Шумахер, дом мой уже проехал!

- Вот блин, от этих новостей, голова кругом пошла, - Жора включил левый поворот и развернулся.

В свои тридцать пять, Олег был заядлым холостяком. Нет, у него не было какого-либо предубеждения по поводу женитьбы. Все свои зрелые годы, наоборот он усиленно искал себе вторую половинку. Но, его тонкая капризная натура тщательно просеивала претенденток на это почетное звание, устраивая им всякие каверзные экзамены. Совместимость, преданность, жадность, дальше не будем - до четвертого не дошел никто. Танюша, уже бывшая возлюбленная, успешно сдала первые три, но тут вмешалась Госпожа Фортуна, в виде Анечки. Форс – мажор так сказать. Так что квартира у него была сугубо холостяцкая, в которой преобладали зеленые тона и куча старой мебели, с огромным диваном в гостиной.

- Проходи, не стесняйся, - Олег легонько подтолкнул Анечку в коридор.

- А ты здесь один живешь? – проглатывая подкатившийся ком к горлу, спросила Анюта. Почти целую неделю, она вместо сторожа ютилась по ночам за стойкой бара.

- Еще кот есть, но он видно на задании – мышей ловит. Форточку гад открыл.

Жору приглашать было не надо, он быстро скинул кеды и прошел в гостиную, заняв привычное место – на диване.

- Вундеркинд, я готов, список давай!
Олег достал словарь из старинного буфета, пару минут полистал его и начал что-то черкать на листке. Анечка примостилась бедной родственницей, с краю, подальше от своего бывшего хозяина.

- Нюся, ты чего как неродная – боишься меня что ли?

- С чего это? – она презрительно передернула плечиками и подвинулась ближе.

- Ну, вроде все… - Олег положил список на стол. – Изучайте, а я в гараж за номерами и прибором. Приду – проверю.

- Э, постой. Какими еще номерами?
- Итальянскими, Жора. Года два назад принес мне один дилер из села. Не помню – гривен десять ему дал, кажется…

- А на кой они нам? Ты ведь мой друг и я тебя привез на своей машине. Это во-первых, а во-вторых, как я буду с этой туфтой ездить? До первого Гаишника?

- А вот тут ты не прав. Подцепим мы их возле села, двухсторонний скотч у меня имеется…. А играть Жора, надо тонко - не фальшивя. Машина, внешний вид, разговор и…. – и тут Олег запнулся. – Совсем забыл о главном!

- О фате! – напомнила ему Анечка.
- Паспорт. Нужен паспорт. Мама может проверить.
- Он… на может, - чуть заикаясь, подтвердила Анюта.

-Вот! Я так и думал! Ладно, я побежал в гараж. Учите!

Как только за Олегом захлопнулась дверь, Жорик тут же придвинулся к девушке и попытался положить ей руку на плечо.

- Не надо! – резко одернула его Анечка. – Давай слова учить.

- Один поцелуй, прошу… - он вытянул шею, но Анюта мгновенно отодвинулась.

- Нет, я сказала! – железные нотки зазвучали в ее голосе. – Ритуля тебя пусть целует. А я невеста – Олега!

- Ах, ты ж маленькое чудовище, - выдохнул Жора и взял листок в руки. – Пронто – слушай, Бонжорно –

Когда Олег вернулся из гаража, его взору предстали прилежные ученики.

- Все слова выучили? – строго спросил Профессор.
- Обижаешь, папа…
- А он ко мне преставал – целоваться лез, - пожаловалась жениху Анечка.

- Ага, значит так, да? А ты ему в ухо дай, разрешаю…

Молниеносно прозвучал шлепок, бумажка из рук Жоры упала на стол и его большое ухо покраснело.

- Ты – дура! – С возмущением заметил Георгий. – Тебе повезло, что я женщин не бью, а то нарвалась бы…

- Конечно ты их не бьешь, мазохизм это твоя тайная страсть, - сквозь смех произнес Олег. - А Рита там - королева.

- А ты попробуй, ударь меня, - Анюта абсолютно ничего не поняла из произнесенных Олегом слов. Но, то, что она идет в верном направлении, это она почувствовала наверняка.

- Аня, тихо. Шутка и ты – это антоним, с которым надо быть осторожнее. – Олег полез в секретер. – Паспорт, паспорт, паспорт….

- Профессор! Ты на минутку представь себе, Анюта – это твоя настоящая жена! – Жора отодвинулся от нее подальше и зашелся от смеха. – Моя Рита – ангел, по сравнению с этой, скажу мягко – сумасшедшей особой…

- А может я, буду прекрасной женой Олегу. Не тебе судить, Абрамович.

- Так закрыли тему, - Олег положил на стол картон, бумагу и таблетки.

Двое на диване с удивлением посмотрели на странные предметы.

- Операция под кодовым названием «Петр Первый», начинается. – Профессор заложил руки за спину и стал важно вышагивать взад-вперед по комнате. – Таблетки твоей маме, Анечка.

- Нет! Я не хочу так! – закричала девушка и мигом встала с дивана. – Вишь чего надумал, а еще очки надел…

- От снотворного девочка, еще никто не умирал, по крайней мере от трех таблеток, - Олег заглянул ей в душу и посадил на место. – Вода, чай, кофе – ты бросаешь три таблеточки – и до утра огород в нашем распоряжении. А дальше свобода и независимость, Анечка.

- А собака?
- Кто?
- Амур, будет лаять всю ночь, соседей разбудит… - с мамой для нее вопрос был уже решен. С каждой минутой она все больше и больше привязывалась к этому неординарному человеку в очках.

- Придется его пристрелить… - задумчиво произнес Жора.

- Шутник, в аптеку поедешь за таблетками, хотя подожди… сейчас, - и Олег включил компьютер. – Учите слова пока, а я минут десять поработаю.

В скором времени из принтера стали выползать листы с цветным изображением итальянского паспорта.

- В наше интерактивное время, возможности для осуществления самых фантастических проектов – просто шикарные! – Олег аккуратно обрезал ножницами лишнюю бумагу. – Фото! Еще надо сделать мою фотографию на документ. Усы и бабочку надену. Из театра алкаш мне один принес, актер бывший, куда же я их дел?

В большом шкафу он отыскал нужный реквизит и пошел в ванную.

- Авэ, квомодо эс? (Здравствуйте, как Ваши дела? Латынь) – спросил вошедший мужчина с усами.

Двое на диване опешивши, уставились на Профессора.
- Диду, вы чого?! – возраст бутафорного жениха, не на шутку смутил девушку.

– Фу! Тьфу ты…. По-итальянски же надо. Чао, коме стай?

- Здравствуйте, как ся маете? – подсмотрел в листке ответ Жорик.

- Все дело загубите, двоечники, - Олег присел на стул возле окна, - Возьми вон там фотоаппарат, и щелкни меня пару раз!

Через пять минут фотография была уже готова и приклеена на листке. Затем Олег титульные листы паспорта приклеил на картон, на углу фотографии прилепил голограмму от лицензионного диска, а внутренние страницы между собой склеил.

- А вот теперь, возьми это все с собой, заламинируй, потом купи таблетки и жми сюда. Будем выдвигаться – заедем в одну точку, там моцареллу купим, оливковое масло… Анюта, дома помидоры есть?

- Спрашиваешь, четыре грядки. Сладкие…
- Я салат сделаю. Шедевр! Все с ума сойдут! А еще непременно Кьянти надо купить.

- Три бутылки, - Воодушевленно вставил Жора, но вспомнив, что он за рулем, сразу скис.

- Какой же ты Олежка, умный и хозяйственный, - Анечка во все глаза смотрела за его непростыми приготовлениями. – А ты на тракторе ездить умеешь?

- Я на всем могу ездить, девочка. Вопрос – надо ли?

- А чего? Представить конечно сложно, - Жора уже был на выходе, - но можно. Интеллигентного вида человек в очках, бороздит поля и огороды. Красота! Извольте отойти в сторону, - это к коровам ты так будешь обращаться…

- Ну и что в этом плохого? – Возмутилась девушка и крикнула в захлопнувшиеся двери. – А хлебушек небось за обе щеки уминаешь!

- Так время у нас осталось совсем мало, - Олег присел рядом с Аней. – Влюбленный взгляд, поцелуй.… Репетировать будем?

- С удовольствием, - ответила Анечка, - только усы сними. Ты такой старый с ними…

- Ну, а теперь? – Олег пришел из ванной уже без усов.

- Совсем другое дело. Садись рядом, - и она обвила рукой шею Профессора, подарив ему страстный поцелуй. - Вот так вот подойдет?

- Тут не только мама поверит, - Олег на минуту растерял всю свою строгость, - да я и сам начинаю верить…

- Чему? – Анечка не убирала своей руки и ее глаза были близко, близко от очков Профессора. – Ну, чему?

- Нашим отношениям… - неуверенно произнес Олег.
- А ты не хочешь меня поцеловать?
Вместо слов Олег применил весь свой немалый опыт, он что то там мудрил с языком, поглаживал ее нежно по плечу.… Когда наконец он закончил целоваться, Анечка вздохнула:

- Хоть ты и умный, а в любви мне кажется ты такой глупый, как ребенок. – В ее глазах загорелись озорные искорки, - вот смотри…

И опять этот безумный порыв молодости…
Так продолжалось до звонка в дверь.
- Так быстро? Наверное ты забыл что-нибудь купить, а? - спросил Олег, открывая двери. Его губы слегка обвисли, и на лице читалось крайнее неудовольствие.

- А чего вы здесь делали? – Жора пропихнулся мимо хозяина и с подозрением уставился на диван.

- Тебя ждали, - ответила раскрасневшаяся Анюта.
- Осталось аккуратненько проколоть, скрепить эти листы и паспорт готов, - потирая руки, произнес без пяти минут итальянец. – Называйте меня – Марио. Так написано в паспорте - Марио Джовани. Запомните это имя!

В скором времени к торжественному выходу было все готово. Профессор с усами, в белой рубашке с бабочкой, действительно напоминал иностранца. Жора по-глупому улыбался, недоверчиво поглядывая на итальянские номера. Анечка же с беспокойством ерзала на диване.

- Пора, выходим! – решительно произнес Олег.
- А где же моя фата с платьем? - чуть не плача подала свой голос Анюта. – Ты же обещал.… Помнишь?

- Точно! Момент… - и он из громоздкого шкафа извлек свадебный наряд. – Слегка пропылилось, и мне кажется, чуть маловато платье будет для тебя.

Миниатюрная в юности сестра Олега, была на голову ниже, и гораздо худосочнее Анечки. Правда сейчас, где-то там на суровом Урале, она стала настоящей женщиной. Внушительной дамой. Года два назад она приехала в гости со своей семьей. Олег прошел мимо них на вокзале, выискивая взглядом свою хрупкую сестренку.

- Олег!
Услышал он в спину родной голос и обернулся.
- Маша? Ты так похорошела… - выдавил он из себя скупой комплимент и обнял родственников….

- Можно я примеряю, - Анечка схватила в руки платье и ее глаза загорелись. – Ну, пожалуйста, я быстренько…

Профессор на эту просьбу молча развел руками и показал ей на дверь в ванную.

- Пять минут!
- Я быстро, - и она тут же скрылась за дверью.
- Олег, она еще та девица, не увлекайся! - предупредил Жора. – Съест тебя, и даже не заметишь.

- Ой, завидуешь что ли?
- Было бы чему…
- Олег! Зайди на минутку! – послышался капризный голос Анюты.

Картину, которую он там увидел, его огорчила. Даже беглым взглядом было ясно – это не ее размер.

- Застегни сзади молнию, я ведь сама не могу.
- Может ну его, это платье? – спросил Профессор, прикоснувшись ладонями к теплой девичьей спине. – Ведь это будет просто вечеринка.

- Ты моей мамы не знаешь! – сердито ответила Анечка, и от зеркала отразился ее властный взгляд. – Играть надо хорошо – твои слова, между прочим.

- Может ты и права, - вздохнул Олег и потянул за молнию.

Шелк затрещал – змейка порвалась.
- Все? Приехали? – злорадно спросила у него невеста.

- Я почему-то и не сомневался. Не судьба, Анечка. Будем фаталистами.

- Опять эти словечки твои. Без платья я никуда не поеду, – и она при нем стала снимать негодный подвенечный наряд.

- Анюта, ну не сердись, - его рука легла на ее талию.

- Возле базара, магазин есть – «Все для свадьбы», я там очень даже недорогое платье видела, и мой размер там есть между прочим. – Она выпрямилась и сделала шажок навстречу своему жениху. – Ну?

- Поехали…
И он тут же получил награду, в виде горячего поцелуя.

- Какой же ты добрый, и хороший…
Магазин занял еще час времени. Анюта вышла оттуда с недорогим платьем, фатой и белыми туфлями. Профессор шел следом за ней с опустевшим кошельком. А друг Жора чуть не получил косоглазие, постоянно наблюдая краем глаза – не появится ли на горизонте Риточка?

- А теперь гони, в магазин за моцареллой и Къянти – Профессор вздохнул с облегчением. – Все! Ужас позади - бывают же бесполезные магазины на свете…

- Кольца забыли, - Анечка твердо держала свою линию.

- Але, Моня? Два кольца надо обручальных – срочно! Сейчас подъедем, - Олег с улыбкой обернулся и взглянул на невесту. – Будут тебе кольца Анечка, я камень, сказал – сделал.

- Ты - настоящий мужчина, - прошептала она и погладила его по плечу.

- Дурдом на колесах продолжает свой путь, - вздохнул Жора отъезжая от ненавистного ему магазина, - следующая остановка – «Магические кольца»

«Из бронзы!», - хотел он добавить, но вовремя остановился, заметив свирепый взгляд Профессора.

- Не знаешь ты моей мамы, Жорик! – с веселой ноткой подала голос Анечка.

Действительно откуда же Олегу и Георгию было знать ее маму. А в Бурдеях Раису Семеновну знали все и даже немного побаивались.

Сара Коннор
Именно так называли маму Анюты в Бурдеях. Лицом Раиса действительно напоминала эпатажную Сару, но этим сходство не ограничивалось, в ней жил такой же несгибаемый, железный дух, как и у героини звездного боевика.

Когда-то давно, лет десять назад ее покойный муж сломал в ней славянский ген – женского повиновения. Его постоянные попойки, с жестоким рукоприкладством, вывели из себя русоволосую, статную красавицу и она однажды «забыла» закрыть погреб. Отец Анюты, пришел как всегда поздно, и сразу полез к выключателю - а лампочки то нет.

- Райка, етить твою налево! – крикнул последние слова хозяин и ступил в пустоту.

Женщина из спальни до утра так и не вышла. Она лежала с открытыми глазами и вспоминала свою загубленную молодость.

- Мама, мамочка! Там в подвале папка спит, - забежала в комнату Анюта.

- Устал, вот и спит Анечка, - тяжело вздохнула Раиса, и искорка надежды зажглась в ее душе.

В коридоре из искры возгорелось пламя, - мертвый супруг лежал на крутых ступенях в неестественной позе, и как позже выяснилось, при падении он сломал себе шейный позвонок.

После этого она стала вдовой, и свой статус менять не спешила. Претенденты конечно были. Но через неделю, максимум две, они тихо съезжали с теплого места и на вопросы друзей: - Так что же там случилось? Вразумительного ответа не давали, в глазах у них появлялась печаль, а в руках в основном сигарета Прима.…

Отсутствие дочки больше недели, не слишком тревожило Раису Семеновну, «Моя кровь! Не пропадет!», - с уверенностью думала мама. А вот отсутствие связи со вчерашнего дня не на шутку озаботило сильную женщину. «Опять видно гадина нажралась на какой-то вечеринке!», - это была единственная мысль, которая посетила ее светлую голову. Женщина никак не могла вспомнить название кафе, куда устроилась Анечка, - «Город небольшой – найду!» и, не теряя времени даром, мама стала собираться в путь. Раиса даже свою корову в этот день не пустила пастись со стадом. В обед помыла голову, навела маникюры, достала из шкафа платье своей легкомысленной юности, которое как не странно сидело на ней в пору. Посмотрев сотый раз на себя в зеркало, вздохнула, взмахнула косой и вышла на порог. И вот как раз в этот момент машина с итальянскими номерами подъехала к дому.

- Пошли вместе, - вдруг задрожала Анюта, схватив за руку Профессора.

- Ты первая, предупредить ведь надо сначала, а то еще маму кондрашка схватит, - дрожь Анюты постепенно перешла ко всем присутствующим.

Даже Жорик занервничал, поглядывая в зеркало заднего вида: - «Может Ритка следит за мной? Ни звоночка от нее, ни голосочка» От паранойи его отделяли считанные шаги.

И внезапно тень заслонила солнце.
- Ага!!
- Мама! – Воскликнула Анечка и вылетела с машины. – Я тебе сейчас все объясню!

Суровая женщина обняла одной рукой дочь, а другую для чего-то держала свободной.

Дверь со стороны Профессора открылась, сначала оттуда показалась нога в лакированной туфле и черной штанине. Затем на дверцу легла рука с массивным перстнем «От Мони». И вот настал торжественный момент.

- Это мой жених итальянец, Марио! – выпалила дочка и сжалась, искоса поглядывая на реакцию мамы.

- Бонжорно, сеньорина Раиса – картавя, промолвил Олег, изгибаясь перед ней буквой «с» и протягивая руку.

- Здоров будь! – Рая крепко стиснула интеллигентную ладонь и долго ее не отпускала.

Феерическое появление дочки в сопровождении престарелого жениха иностранца, временно забрало землю из-под ног Раисы Семеновны.

- Прошу всех в дом, - не своим голосом, скорее интонацией Терминатора отчеканила мама и, не отпуская дочь, направилась к родному очагу.

- Марио, касса! (каза – дом итальян) – на свой лад произнес Жора, заглядывая в бумажку.

- Грацио, сеньора, - важно произнес Олег и вступил в желанные владения.

Глава 5

Крепкая спина Сары Конор, дышащая недоверием, и ее рука, обхватившая стальными клещами дочку, не вселяли авантюристам оптимизма. Торжественная процессия, медленно шествующая через двор, была скорее мрачной, чем брачной, а кое для кого могла закончиться и эшафотом.

Они осторожно прошли мимо собаки. Амур молчал. Навострил гад уши, высунул язык и молчал.… Миновали чучело в пиджаке и шляпе. Вдруг на тропинку выскочил соседский петух из кустов смородины и тревожно закукарекал. Тут же, у соседей, загремела музыка – «Одиночество сука!»… Вот это точно! Но, Анютиному дому в этот вечер оно не грозило.

- Ты где же доча, такого интересного мужчину нашла? – спросила тихо Раиса Семеновна. – Вроде ведь такие дяди не приходят на пати?

Анютина мама еще и не такие словечки знала. Не все ее ухажеры «Приму» курили. Один был даже из одесской киностудии, сам приезжал – шофером там работал наверное… Плюс телевизор, такие страсти покажет…

- Ма, да он вовсе и не старый – прошептала Анечка и чуть не обмолвилась – «У него усы приклеены!». Но, вовремя спохватилась. – Он просто с дороги устал. Италия далеко ведь…

Анечка смутно себе представляла «куда ведут все дороги», и для нее были одинаково далеки – и Аргентина, и Молдова. Все что находилось за пределами Киева, ее воображение рисовало черное полотно, то есть Тьмутаракань. Да простит меня, канувший в лета, древнерусский великий город.

- Ты посмотри на эту милую тещу… - за спиной у мамы тихо прошипел Профессор.

- В качестве зятя, больше месяца не протянешь, - довольно громко хихикнул Жорик, и тут же крепкая шея Сары Коннор повернула голову.

Ее слуху и зрению могли позавидовать даже коты, и отрывки знакомой речи, долетевшие на вихрах ветра, насторожили железную Сару. Ее бронзовое от загара лицо, с античным профилем Дианы Охотницы зорко пронзило двух неожиданных гостей.

- Белиссимо, сеньора! – воскликнул Профессор, разводя руками.

- Чего?!
- Господину Джовани здесь нравится, - успокоил подозрительную женщину Жорик. – И он приглашает вас посетить с ответным визитом его дом, Родину.

- Э…
- Да мам, вот такие они итальянцы, - поддержала двух своих друзей Аня. – Посмотрят, и все… Душа нараспашку – и сразу сердце под ноги…. В общем - любовь до гроба…

- Сеньорина Рая! Эссо писка? (Это персик?) - Олег указал рукой на персик.

- Пер - сики, - по слогам произнесла железная женщина.

- Писка, - задумчиво повторила Анюта, по-новому взглянув на небольшое деревцо. Она слегка притормозила и принялась старательно пересчитывать мохнатые плоды. «А вдруг это дерево исполняет желания? Хочу иметь…», - о своем подумала девочка, но вскоре бросила это глупое занятие, сбившись на втором десятке.

- Потата, – Профессор методично тыкал пальцем на огородные растения, словно сканировал место, где лежат монеты.

- Ба-ра-бо-ля, - с увлечением расчленяла слова Рая.

– Синеглазка! – гордо вставила Анюта, состроив из-за маминой спины, Олегу синие глазки.

- Статуя ди чера! (чучело – итал) – продолжал вынимать из головы итальянские слова Профессор.

- А-а… - горестно выдохнула мама и, шмыгнув носом, поспешила домой.

- Не понял? – тихо у Анюты спросил Олег.
- Это – Костя… - ответила она и тут же поспешила вслед за мамой.

- Какой такой Костя? – Жора догнал Анюту и встал у нее на пути. - Почему, Костя?!

Она взмахнула рукой, посмотрела с жалостью на чучело, но так ничего и не ответила.

- А это они пугало именем отца покойного назвали, - вдруг из-за изгороди появилась женщина неопределенного возраста, в белом платке.

- А что с ним случилось-то? – Гоша в недоумении обратился к соседке.

- В погреб упал страдалец… Царство ему небесное.
- Вот ведь, бля! Вечно вы Никитична свой нос везде суете! – злость не украшала Анечку, ее лицо стало похожим на помидор, а с очаровательных губок, так и норовил слететь отчаянный матюк.

– Анюта, то у тебя сегодня свадьба, чи шо? – непрошибаемая соседка, как бы и не слышала критики в свой адрес.

- Мы еще и в дом не зашли, а вы уже место за столом хотите занять!

У женщины от обиды опустились уголки губ, и она, шелохнув кустами малины, так же внезапно скрылась за изгородью.

- Заметь Олег, огород у них большой. Для второго чучела место есть. И возможно, что очень скоро оно будет стоять в очках и бабочке. – Злобно пошутил товарищ.

- Если ты еще хоть слово скажешь на русском, я заставлю тебя съесть свои кеды…. Джусто?

- М-м, - Жорик достал бумажку из кармана. – А! Понял, господин Профессор, как же не понять.

- Чего вы там застыли? – как то властно, по-маминому взглянула на них Анюта. – Пошли быстро в дом. Тут из-за каждого угла за нами наблюдают.

- О, грация! – поблагодарил Олег, и раскланялся на четыре стороны.

Дом у Раисы Семеновны, был большой и добротный. Его построил ее отец, занимавший в светлые времена должность главного бухгалтера в колхозе.

Почему светлые? Да не было тогда, а ни кризисов, а ни долларов. Нет, в мире конечно бушевали и кризисы и господствовали вечно зеленые бумажки. Но, железный занавес предохранял нас тогда от этих бед, не хуже противозачаточного средства.

Да уж…. Раньше все было стабильно и надежно, как земля под ногами. Такой же получился и дом у Раи – на века. Стена в два кирпича, пять огромных комнат. Беда, что зимой их отапливать стало накладно. Крышу из шифера вдова недавно сменила на металлочерепицу, да и окна умудрилась пластиковые поставить. Мебель в доме так и замерла в стиле ширботреба семидесятых, какую-то сомнительную изюминку в унылый дизайн вносили буфет и длиннющий обеденный стол, чудом пережившие войну. Гордость хозяйки – две большие, мягкие кровати в спальнях и огромный диван в гостиной, да телевизор на жидких кристаллах со спутниковой тарелкой. Стыд - деревянный подгнившие полы. Мужской руки не хватало, даже железной женщине. Ах, да…. Еще мрачный погреб внизу. Большой, прохладный, с крутой каменной лестницей, – на которой когда-то и умудрился свихнуть себе шею покойный Костик. Раиса Семеновна и Анюта боялись в него ходить. Как-то после смерти отца мама послала Анечку за помидорами в трехлитровой банке. Не прошло и минуты, как девочка с визгом:

- Меня кто-то ущипнул! – вылетела наверх.
Лицо у нее было цвета побеленной стены, а руки тряслись как в лихорадке.

- Анюта, вечно ты глупости сочиняешь! – пробурчала мама и сама полезла в злосчастный подвал.

Она аккуратно ступала по каменным ступеням и почти дошла до самого низа. Вдруг ее правое бедро кто-то, или что-то погладило. «Этого не может быть! Мне показалось!», - отогнала она от себя всякие страхи и сделала еще один шаг. Край юбки стала медленно подниматься, Рая осторожно повернулась и свечка скупо осветила вылезшие из земли корни. Вначале они ей напомнили высохшую руку, но женщина была не из робкого десятка и уже тогда была обладательницей клички – Сара Конор. «Тьфу, ты! И откуда они тут взялись?», - Рая на всякий случай перекрестилась и собралась продолжить свой путь дальше, как в этот момент что-то зашевелилось в дальнем углу, захлопало крыльями и, ударяясь глухо о стенки, беспрерывно закружило под потолком, задевая волосы бесстрашной Сары.…

Вдова, как и дочь, так же быстро оказалась на поверхности, в доме. Она плотно закрыла подвал и с тех пор туда, ни ногой. Мало того - по ночам ей иногда слышались шаги по дому. Тихие, крадущиеся. Половицы предательски поскрипывали и если сильно прислушаться – то можно было услышать дыхание. Анюта давно спала, а больше в доме никого и не было.

- Костя?! - Вскрикивала вдова, приподнимаясь с подушки. Но в ответ она слышало только мерное тиканье часов. Какое-то время она беспокойно ворочалась в постели, но глаз сомкнуть уже не могла. Тогда она отважно поднималась с кровати, брала заранее заготовленную палку возле курятника, и шла бить чучело Кости. После этого странного ритуала, Рая спокойно ложилась спать и никакие шорохи ее уже не тревожили.

- Мужика бы тебе Раиса, - вздыхала Никитична, - и спать тогда будешь спокойно…

А то молодая вдова сама этого не знала. Но, где они мужики эти? От пылающего страстью тела тридцатипятилетней женщины, вскоре сбегали и те, кто был к нему милостиво допущен. Перегрузки оказывались им не по зубам – и они словно побитые собаки, возвращались на исходные позиции, в режим поиска второй половины.

А жить без любви, ради галочки, что бы быть такой как все? – Она этого точно не хотела.

- Проходите, гости дорогие, - Анечка распахнула дверь и загадочно подмигнув, пропустила вперед двух подельников.

- Уно, моменто! – громко воскликнул Профессор и хлопнул себя по лбу. – Жора, моцарелла, къянти!

- Уи, Марио, айн момент. – И Георгий, как молодой, ринулся за внушительным пакетом, в машину.

- Ты, Анечка, гостей проводи в гостиную, а сама на кухню приходи – поговорить надо, - вкрадчиво сказала Раиса Семеновна и медленно прошла мимо Профессора, краем глаза вглядываясь в его лицо.

« А ведь он нестарый совсем. Правда, усы у него дурацкие какие-то и эта бабочка идиотская! Наверное, он чуть моложе меня будет. Интересно, а этот Марио и вправду ничего не понимает?»

- Расскажешь мне заодно, где ты этого жениха откапала, – «выстрелила» наугад мама и мгновенно посмотрела на реакцию Олега.

Тот стоял, и как ни в чем не бывало, разглядывал большое фото на стене.

«Не играйте на моем поле мадам! У Вас сегодня совсем другая роль…», - усмехнулся про себя жених.

- Аньюта? - он обратился к недоверчивой женщине, тыча пальцем в девочку с бантом.

- А, да… в пятом классе, - Раиса Семеновна вмиг растаяла.

- Мама! - Профессор указал на вдову и невольно залюбовался ее лицом с фотографии.

«Зеленые глаза, русая коса, правильные губы и идеально прямой, тонкий нос, - мечта любого портретиста!», - образ вдовы навеял на Профессора чуть-чуть поэтической сентиментальности: – « Простая красота – открытый лоб – и взгляд огнем дышащий – не знает он, не ведает преград – и жизнь в нем бьет неистовым ключом – но тень тоски зеленой, тучей, омрачает счастье…»

- Ой, когда же это было… - задумчиво молвила хозяйка, поправляя за спиной косу.

- Разрешите? – неожиданно ввалился Жора, и в мгновение ока разрушил энергетический мостик, соединивший два одиночества.

- Марио, пошли за мной, - потянула за руку своего жениха, Анюта. Она успела переодеться в джинсы и футболку и выглядела вполне скромной девушкой. – А пакет Жорик отнеси на кухню. Ма, проводи гостя.

Раиса Семеновна вздохнула, отгоняя от себя, неизвестно откуда взявшиеся чары и жестом пригласила Гошу следовать за ней.

- Ну, и как тебе у нас? – прошептала Анюта, едва они вошли в гостиную.

- Очень, даже неплохо, - оглянулся Олег.
Действительно в доме царил порядок и умеренный комфорт.

- Поцелуй невесте… - Анечка доверчиво прижалась к своему суженному. – Такой, как я тебя учила…

- Может потом… - Олег нерешительно посмотрел на девушку и оглянулся на дверь. – Иди с мамой пообщайся сначала…

- Да ну ее… - и она обвила его шею рукой.
- Марио! Чао, коме стай?
«Жорик, опять это ты!», - вздрогнули с одинаковой мыслью *молодожены*.

- Твой выход, девочка… - прошептал Профессор, отрываясь от губ вкуса клубники.

- Фу-ух, - Аня на секунду закрыла глаза. – Все! Я пошла…

***
- Ну, и что все это значит?
Мама с безразличием глядела на пакет, из которого заманчиво выглядывали бутылки Къянти.

- Как он тебе? – пропустила мимо ушей вопрос Анюта, и торопливо принялась доставать содержимое из пакета.

- А тебе не кажется, что он немного староват для тебя, Анечка?

- Мам, да ведь он не старше тебя. – Аня озорно заглянула в глаза матери. – А ты ведь у меня еще такая красавица….

- Ой, подлиза… - улыбнулась Раиса, но тут же ее лицо приняло строгое выражение. – Паспорт у него смотрела? Может, он женат? Или аферист какой-нибудь?

- Все нормально ма…
- Угу…. Знаю я это нормально. После него мне долго твои юбки приходиться отстирывать.

- Да, не начинай ты! - Аня сердито посмотрела на мать. – И стены имеют уши….

- Хорошо, хорошо…. Не будем о грустном, - Рая посмотрела в окно на быстро надвигающиеся сумерки. – Так что вы собираетесь делать? Свадьба когда? Где жить будете?

- Мам, свадьбу надо сделать сегодня….
- У тебя с головой все в порядке, дочка? – спросила обеспокоенно мать и потрогала ладонью, девичий лобик. - Это кто же такое надумал? Ты точно не могла…

- Он завтра уезжает…. – печально вздохнула Анюта. – И если мы сегодня не сделаем свадьбу, то возможно еще долго ты будешь меня ждать до утра, а после этого так же долго будешь мои юбки отстирывать.

- Не пугай! Ты мою руку знаешь – быстро из
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Свадьба в Бурдеях

Свадьба в Бурдеях 14

Олег от шокирующей неожиданности зажмурил глаза и напряг слух, – каждый удар каблуков о пол, словно молот вбивал его в стул. Вот уже послышался шелест плаща, - «От стойки бара...

Свадьба в Бурдеях 19

Глава 19 Анюта побежала. Полями, огородами…. Она словно испуганная лань проносилась по завялой стерне. У нее сломался каблук, не раздумывая девушка оторвала второй. «Домой...

Свадьба в Бурдеях 9 из цикла Хроника Удачи

- Держи! – Анюта перехватила взгляд матери, и всунула ей в руку палку. – И отомсти за Амура, мать! - Кто из вас стрелял?! – вместо приветствия грозно спросила женщина, и ее...

Свадьба в Бурдеях 7 из цикла Хроника Удачи

Старенькая иномарка, стоявшая возле высокого забора, была не из их села, «У отца Федора гости!» - сразу подметила Анюта. - Я быстренько! Жди меня… - Считаю до трех - время пошло...

Свадьба в Бурдеях 4 из цикла Хроника Удачи

Свадьба в Бурдеях 4 От огненной жидкости кровь разыгралась в молодом теле, и ножки Анечки под столом начали выбивать дробь, а ее уста напоминали губы карася, глотающего воздух на...

Свадьба в Бурдеях 8 из цикла Хроника Удачи

Свадьба в Бурдеях 8 Часть 8 И тут ветер рванул отчаянно, мокрые ветки срывал и гонял их зелеными птицами. «Вот ведь не легкая принесла этих дуриков!», Жорик взглянул на странную...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты