Степные волки

Ночь, степь, волки кругом,
Мы на кургане стоим с лопатами,
И нас волнует один вопрос,
Кто в нем лежит и что там спрятано…

Степные волки.
Степные волки
Бескрайние степи… Они усеяны курганами. Правда, девяносто девять процентов из них вскрыто. Грабили их во все времена. Некоторым курганам не везло сразу, другие были вскрыты со временем гуннами, готами, татаро - монголами, фашистами, коммунистами. Никого они не оставляли равнодушными – золотые массивные гривны, немыслимые по красоте браслеты, ошеломляющие кольца, сережки, стеклянные цветы в натуральную величину, черно- лаковая посуда, вот те трофеи, ради которых во все века потрошили насыпную землю.

Двухтысячные годы… Сейчас многие делают баснословные состояния на золоте скифов. Многие.… Но далеко не все.

Виктор и Степан вот уже более полугода совершали ночные вылазки в степи. Ими было уже вскрыто с десяток курганов, но как назло ничего существенного не попадалось. Ну, разве что золотые сережки, которые они продали толстой скупщице, за двести долларов. Но за полгода ребята прокатали гораздо больше, только на одну еду, сотки три ушло, не меньше.

Степан, не высокий, средних лет, черноволосый крепыш, всерьез подумывал о том, что бы оставить это рискованное предприятие. Жена, пилившая всю дорогу – «Найди работу, придурок!», в последнее время его перестала замечать. В этом правда был и свой плюс - она у него не просила денег. Минус, причем большой – это холод, сквозивший от каждого ее движения, взгляда. Возвращаясь по утрам, он продрогший в степях - хотел тепла, доброго слова. Степа тихонько ложился под одеяло к супруге. Но она вздрагивала от его прикосновения, словно от электрического тока и быстро отодвигалась к стенке.

- Дай мне поспать, на работу скоро, – вот и все, что он от нее слышал в последнее время.

Степа с тоской смотрел на хрупкую, милую, когда-то такую родную, а теперь дышащую ледяным равнодушием спину. «Может и вправду, пойти на работу и забросить эти ночные вылазки к чертовой матери! Такими темпами я утром приеду – а постель уже занята, труженик какой-нибудь спит», расстроено подумал парень, впадая в желанный сон.

Так что завязывать с курганами он решил серьезно. «Сегодня я еду в последний раз», эту печальную новость Степа собирался объявить на обратном пути товарищу.

Виктор же наоборот, только вошел во вкус ночных экспедиций. Да и что ему волноваться? Жены нет. Молод, с деньгами полный порядок, да и здоровьем парня Бог не обидел.

- Степа, послушай меня, - Виктор съехал с грунтовой дороги в поле и выключил фары, - я чувствую, сегодня мы сорвем банк.

- Да ты так каждый раз говоришь, - безнадежно махнул рукой товарищ, вглядываясь в темноту, - ты уверен, что именно здесь надо было свернуть?

- В отличие от тебя у меня глаза широко открыты, - усмехнулся Виктор.

- Ты на что намекаешь?!
- Нет, нет, ничего…. Все нормально, Степа.
Луна божьим прожектором выглянула из-за туч и осветила вершину кургана. Виктор решительно надавил на газ, и УАЗ затрясся по кочкам, издавая при этом жалобно – поскрипывающие звуки.

- Так вот, мой женатый друг, когда мы сегодня ехали в разведку, я заметил как раз напротив кургана старую липу, перевязанную светоотражающей красной лентой.

- Интересно, это случайность или конкуренты? – Степа позабыл об обидном намеке и настороженно крутил головой по сторонам.

- Какая теперь разница, главное, что мы уже на месте.

Объехав курган, Виктор выключил двигатель и выпрыгнул из машины.

- А ночь то, какая! Тихо.… Как в раю….
Воздух был наполнен таинственной тишиной, и лишь сверчки час от часу заводили любовные трели, мелодично исполняя свои брачные песни. Ребята как завороженные остановились, наслаждаясь упоительной июльской ночью.

- За работу! - Встряхивая головой, очнулся Виктор. - Сейчас каждая секунда дорога, вперед, навстречу магме!

Он включил фонарик и полез на заднее сиденье. Оттуда они быстро достали бур и канистры с водой.

- Эх, попасть бы сразу на заветную комнату, - мечтательно вздохнул Степа и спотыкаясь о камни, понес канистру за другом.

- Давай начнем с подножия, чем черт не шутит? – Виктор воткнул бур в твердую, каменистую землю и поплевал на руки. – Поехали?

Товарищ утвердительно кивнул и стал понемногу поливать водой на бур.

Прошло около получаса беспрерывных поисков и победитовое острие, наконец-то ударилось о твердый предмет.

- Вроде нашел, - неуверенно прошептал Виктор.
- Пока не убедишься – молчи, может это просто камень.

После того как методом втыка они четко обозначили контур плиты, на лицах ребят засветилась улыбка.

- Вот это удача! – Виктор быстро сложил бур и большими шагами пошел к машине.

- Беру свои слова обратно, амиго! - Степа почти бежал за товарищем.

- Ты это о чем?
- О сомнениях в твоем прогнозе.
- Рано радоваться, лежит там какой-нибудь крючок, и хабарить будет нечего.

- Нет, Витя, я нутром чую, - при воспоминании о желудке, Степу скрутила дикая боль. – Знатный скиф там похоронен.

Внезапно завыл степной волк. Его вой подхватила стая, и полная луна, окончательно освободившись от плена туч, осветила четыре звериных силуэта, стоявших рядом, на соседнем кургане. Ребята остановились как вкопанные, по телу побежали противные мурашки и волосы слегка приподнялись.

- Что будем делать? – выдохнул Степан.
- Я лопаты возьму, а ты кувалду, и идем обратно, - прошептал Виктор, осторожно открывая дверь, - Степ, не отходи от меня ни на шаг.

- А может, лучше домой поедем? – неожиданно сдал назад друг. – С животом у меня лажа полнейшая, да и волки тут не к добру.

- Ты что?! Нас отделяет каких-то полтора метра от другой жизни.… А? Дружище… да ты представляешь, как мы заживем?! – Глаза Виктора сияли при свете луны алмазами.

- Ладно, проехали, - Степа через силу взял тяжелый молот. – Идем, видно это судьба.

***

Грунтовая дорога, которая проходила возле курганов, соединяла между собой два не больших села и уходила в райцентр. На ночь движение на ней замирало и лишь изредка загулявшие соседи отправлялись друг к другу в гости. Появление большого джипа «Ниссан-Патрол», на безлюдной, ночной дороге было странным. А еще более странным было его передвижение. Он медленно ехал и периодически останавливался. Из него выпрыгивал худощавый молодой человек, и внимательно к чему-то прислушивался. Постояв так минут пять, он садился обратно в машину и внедорожник снова продолжал свой не торопливый путь.

- Навешал нам лапши на уши этот лох, а мы тут как потерянные куролесим ночью, - сзади раздался сиплый голос мужчины, лет сорока, с впалыми щеками.

- Не гони волну, Рыжий, - тихо сказал, как отрезал, водитель за рулем. – Этот лох нам золотые яйца, из-под земли несет каждый месяц, и не резон ему туфту гнать, конкурентов плодить. Верно, Хлипкий?

- Нет базара, - Худощавый, зорко следил за обочиной. - Тормози Рудик! Наша метка!

Фары выхватили из темноты красную светоотражающую ленту.

- Ты минут десять потусуйся, не спеши, - массивная челюсть Рудика, при разговоре ходила как на шарнирах, из стороны в сторону.

- Лады, - шепнул молодой и снова выпрыгнул из машины.

- Бред какой-то в натуре, - нервно выпалил пассажир сзади, и сжал кулаки, рассекая ими воздух. - Уже целую неделю катаемся, звуки в степях слушаем. Лучше бы хозяина нового кабака пресанули, бабла у него не меряно.

- Ты потихоньку забывай лихие наезды. Мало тебе Стас пятерочки было? И еще, - завязывай с колесами, а то совсем башку у тебя снесет, – Рудик повернул бычью шею и властным взглядом впился в лицо возбужденного кореша.

- Будь спокоен па, для нашей работы это даже полезно, – стеклянные глаза Стаса вызывающе вытаращились на главного.

– А о кабаке забудь, барыги сейчас все под мусорами ходят. Пока ты срок мотал, многое тут изменилось. – Рудик перехватил его руку, неугомонно рассекающую воздух. – Успокойся, не пыли! И на счет лоха ты не прав. В каждом захоронении есть плиты – и без кувалды их не вскроешь. Наше дело – слушать и вовремя быть на месте. Я пару раз катался на курганы с этим копателем. Удары по всей степи слышны, я отвечаю.

- Может ты и прав, - невольно навострив уши, согласился Стас.

Худощавый подошел к старой липе и замер, превратившись вслух. Внезапно ночную тишину разорвал жуткий вой волков. «Хм, вот ведь твари!», слегка поежился тощий и на его хищном лице появился звериный оскал, « А мы ведь, то же волки!!» и он уже набрал в грудь воздуха, что бы грозно ответить своим «собратьям», но остановился, вовремя вспомнив, зачем он тут. И тут прокатился набатом глухой удар по степи.

***
Заточенные лопаты и энтузиазм копателей, быстро делали свое дело и через пару часов друзья докопались до известняковой плиты. Не замечая усталости, ребята по очереди стали изо всех сил разбивать ее тяжелой кувалдой. Коренастый Степан, обрывая руки бил, словно перекрытие было стеной, за которой его ждала другая судьба.

- Давай я, - Виктор сидел наверху и уже ничего вокруг не замечал. Его взгляд был прикован к земле. - Отдохни! Руки ведь сорвешь…

- Еще немного и она треснет, - вытирая пот со лба, запыхавшимся голосом произнес товарищ. – Она должна треснуть!! Еще чуть-чуть…

И действительно здоровый кусок известняка от сильного удара откололся. Степа обхватил его руками и попытался вытянуть, но он увесистой глыбой застрял в яме.

- Прыгай Витя, поможешь – не могу, сил нет больше….

Вдвоем они расшатали и с трудом стали вытягивать отвалившуюся часть.

- Спереди положим его, наверх поднимать не будем, - выдохнул Виктор и обхватил руками известняк.

- Давай на раз. Иии, раз!
И камень, нехотя поддавшись, лениво перекатился в противоположный конец ямы.

Взяв в руки фонарик, Степан просунул голову в образовавшееся отверстие.

- Ну что там? – Затаив дыхание спросил Виктор и нетерпеливо дернул за ногу товарища. – Да не молчи ты! Что видишь?

Когда Степа вынул обратно голову, глаза его безумно горели, а фонарик в руках дрожал, как будто бы его било электрическим током.

- Это мне все снится… - прошептал он. – Там золото, много золота, Витя.

- А ну отойди, - напарник вырвал из его рук лампочку и так же просунул голову вниз.

Его взору предстала засыпанная обвалившейся землей погребальная комната. Кое-где белели кости, а там где должна была быть поясница, фрагментами мерцал золотой, массивный пояс. Парень постарался просунуть туловище внутрь, но узкое отверстие не пускало грабителя.

- Бинго, – Радостно прошептал Виктор, счастливо улыбнувшись звездам. – Я знал, есть Бог на свете!

- Ленка теперь как ручная будет, - о своем вслух подумал Степан.

- Да плюнь ты на нее, и забудь, - не осторожно обмолвился товарищ.

- Это почему же? – Угрожающе насупился обиженный супруг, забыв на секунду о подарке судьбы под ногами.

- Послушай совет друга, она ведь сейчас не скучает, - Виктор уже жалел о своих словах. – Давай-ка я лучше еще пару раз лупану по плите, ход расширю.

- Нет, стоп, - Степа взялся рукой за молот. – Ты сначала скажи, что тебе известно?

- Да гуляет она, мой сосед вместе с ней работает. Такие страсти рассказывал, уши вянут, - Витя насильно выдернул у растерянного компаньона железную рукоять. – Да ты с этим богатством, десять таких Лен себе найдешь. Плюнь и забудь…

И снова по степи начали разноситься глухие удары. «Как же ты могла, Лена?», со слезами обиды в оцепенении застыл Степан, безразлично взирая на увлеченно долбящего товарища.

***
Худощавый напряг слух, «Вот еще один, еще и еще! Они, это точно они!», и он бегом бросился к машине.

- Рудик, попались! Правый курган долбят сволочи, - от возбуждения его хищный оскал уже не сходил с лица. – Заводи, гоним!

Главный усмехнулся и остудил пыл Худощавого.
- Успеем, куда они уже денутся, лишь бы рыжья у жмурика было побольше …

- Приготовить волыны! – Раздался сзади возбужденный голос Стаса.

И тут же послышался щелчок снятого предохранителя.
- Ну, поехали, господа бандиты! – Возвестил о начале охоты Рудик и с выключенными фарами, свернул с дороги в степь.

Тихо урча двигателем «Ниссан – Патрол», словно черная пантера подкрадывался к освещенному луной кургану.

- Значит так, если они будут в яме, забираете добычу, палим их машину и ходу, - давал последние наставления Рудик.

- А если делать ноги будут? – Спросил Тощий, постепенно теряя уверенность с приближением к Уазу.

- Бежать…. Сопротивляться…. Ты че, не знаешь что делать? Не валил никого, а? – Безумные глаза Стаса впились в лицо Худощавого.

- Только в крайнем случае, мокрухи нам не надо, - Рудик выключил двигатель и остановился за метров пятьдесят от машины копателей. – Вперед, коммандос! Без добычи не возвращайтесь!

Двое бандитов молча кивнули головами и тенью стали подбираться к вырытой яме.

***
- Вот оно счастье, - прошептал Виктор держа обеими руками золотой пояс. Его лицо, одежда – все было перепачкано землей. И лишь только белоснежная улыбка, блестела снегом в предрассветной мгле. Да глаза счастливо лихорадили от золотого блеска.

Степа протянул как во сне руку к сказочному богатству.

- И бывает же такая красота…
- Ку-ку! – Сверху раздался сиплый голос Стаса. – Шнягу бросили наверх, суки!

Его вытянутая рука с пистолетом блуждала от одного товарища к другому.

- Вы че в натуре лохи, не поняли?! – Тощий так же достал наган и двумя руками направил его на большого Виктора.

От неожиданности двое копателей присели, и страх у них парализовал конечности. Степа как завороженный смотрел на бегающее дуло пистолета.

Виктор инстинктивно прижал к груди пояс…
«Есть только миг между прошлым и будущим», и ангелы застыли на небесах всего лишь на мгновенье…

- Не отдам… - прошептал он, с ненавистью заглядывая в лицо смерти.

Раздался оглушительный хлопок, и яркая вспышка ослепила Степана. Когда пелена стала сходить с его глаз, он увидел перед собой лежащего друга с кровавой раной в правой глазнице. Руки Виктора безвольно раскинулись, а по кончикам его пальцев еще пробегала судорога. Золотой пояс мерцал на его уже не дышащей груди. « Как на скелете в яме», с изумлением подметил Степа, и его тут же вырвало наружу.

- Жить хочешь? – От адреналина палец убийцы все теснее прижимал курок. – Ты оглох?! Контуженный что ли?

Тощий положил руку с наганом на свежевырытую землю и так же зачарованно смотрел на пояс.

- Бросай наверх, не зли его, - от неожиданного калейдоскопа событий у Тощего задрожал голос.

Степа как во сне взял драгоценную вещь и изо всех сил выкинул из ямы.

- Кончай его, кореш, - процедил Стас, подхватывая пояс.

- Подожди, может они оттуда не все вытянули? – И обращаясь к Степану, бандит как будто начал оттягивать роковое время. – Парень, хорошо там полазили, все взяли?

И подмигивая в темноте, попытался заглянуть ему в глаза.

- Сейчас, сейчас, - засуетился Степа и ловко нырнул в выбитый лаз.

Он словно змея по костям заполз в чужую могилу и застыл, затаив там дыхание.

- Ты где, лошара?! – Стас через минут десять начал заметно нервничать.

Но в ответ из ямы, раздавалось гробовое молчание.
- Вот ведь козлина! - И плюнув в яму, он с поясом на шее спрыгнул вниз.

Напротив Тощего как из-под земли вырос Рудик, с пистолетом в руке. И в это же мгновенье прозвучало два выстрела в затылок Стасу.

- Чего расселся? Прыгай! Пояс и лопаты забери, - криво усмехнувшись, обратился он к Тощему.

- Ты меня тоже кончишь? - Обреченно спросил бандит, положив пушку на землю.

- Дистрофик, ты с мозгами дружишь?
- Рудик, мы ведь с тобой не один год… - начал ныть Тощий, залезая в яму.

- Так вот и я о том же. Ты же сам видел, Стас – наркоман конченный, хуже собаки бешенной. А из-за его шизофрении я мотать срок не хочу, с этим богатством – я жить хочу. Давай его сюда, - Рудик взял в руки пояс, и невольно залюбовался им. – Руку давай урка, вытяну.

- Да если честно, я и сам его хотел, - расхорохорился Тощий.

- Командос ты не доделанный, - снисходительно похлопал его по плечу главный. – О! Совсем забыл, пошарь по карманам у труженика, ключи от машины поищи.

Через минуту Тощий стоял на поверхности с ключом от Уаза.

- Он че один был? – Рассматривая сверху труп Виктора, недоуменно спросил бандит.

- Да нет, - Тощий молча показал пальцем вниз.
- А.… Ну, так это дело хозяйское. Может ему там больше нравится? Забрасываем, и да будет земля им пухом, – и Рудик поплевав на ладони, стал с энтузиазмом закидывать могилу, которая словно водоворот затягивала в себя жизни.

Степа потерял счет времени. От нехватки кислорода, и соседства с трупами он начинал терять рассудок. Руками в абсолютной темноте он что-то рыл, толком сам не понимая что. И вдруг его пальцы зацепились за глухо звякнувшую, массивную цепь. «Ааа… а оно мне надо?», в темноте он не мог увидеть предмета, но кожей он уже мог ощутить - что это проклятая, заговоренная скифами вещь, несущая в себе смерть. И Степа зарыл его подальше...

На следующий день, пастухи пригнали стадо коров пастись на курган. И парня спасла маленькая собачка, которая залилась колокольчиком над свежевырытой землей. Степа услышал ее и закричал – Я тут!!!

В свою очередь его услышали пастухи – и в скором времени он оказался дома. Жена от него вскоре ушла. То есть наоборот – он ушел, обратно – жить к маме. Устроился на работу. Правда работал он не долго, не прошло и двух лет, как Степа с новой командой отправился на покорение курганов. Вот только тот роковой курган он старательно объезжал стороной.

А бандиты.… О них ничего не известно… Тем более, что может они уже и не бандиты вовсе – а уважаемые люди.

Вот такая вот история произошла в крымских бескрайних степях.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Степные волки

О моем любимом романе Г.Гессе - Степной волк

Степной волк» – один из самых сложных и странных романов Германа Гессе, который будоражит умы многих поколений. Каждый читатель в повествовании может узнать себя, и через катарсис...

Волк и Рождение Легенды

Волки уходили. Где-то на краю горизонта небо было уже другого цвета, что предвещало скорое наступление утра. Волки покидали деревню, оставляя ее до будущей ночи. Зверь выл от...

Волк и Потерянное сердце

Лошадь ступала по свежему снегу. Зима медленно, но верно приближалась к своему концу. - Наконец-то человеческое жильё. Думаю, там найдётся для нас кров и какая-нибудь еда...

Волк и Пастушка

У подножия горы уже ощутимо пахло весной. Оно и хорошо: мало кто отваживался путешествовать в короткие, но суровые зимние месяцы. Там, наверху в горах, зима ворует месяц-полтора у...

Волки и овцы - сказки притчи

* * * Хорошенькая, как белокурый ангелочек, девочка держала в своих маленьких ручках кошку и что-то объясняла ей: - Сейчас мой папа придёт и заберёт меня. Он сегодня задерживается...

Волки

Теперь уже не помнят, кто и когда вбил первый колышек на Волчанке. Быть может, это было ещё во времена Столыпинской реформы, когда крестьянская Россия поднялась с насиженных мест...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты