Пятница тринадцатого

Этот день начался, как всегда, с утра и ничего необычного не предвещал. Я даже не знал, что на календаре такое удивительное число, потому что счет датам стал терять, в связи с преклонным возрастом и непреходящим бездельем. На пенсии я уже, на заслуженной пенсии выданной мне сорокалетнему капитану в рублях. Но для того, чтобы было понятно сколько не пожалели, выдам военно-коммерческую тайну: сто пятидесят условных единиц в валюте бывшего вероятного противника.*

Завтрак из дежурной яичницы, запитый горячим чаем с кусочком позавчерашнего печенья и закуренный вчерашним бычком, грустно определил мои планы на ближайшие часы. Надо было искать деньги на питание. Варианта было всего два: на паперть или побомбить на своей «Девяточке», сиротливо стоящей под окном.

Выбрал второй способ, потому как просить милостыню еще не научился. Но какие мои годы?

Машина завелась сразу, бензина было километров на сорок, и я решил в самом начале поработать на топливо, чтобы затем – на еду и, если повезет, на развлечения. Человек-то я уже холостой. Неуспешность и неудачливость обычно и определяют такое семейное положение, и моя бывшая очень легко сделала выбор между капитаном пехоты и капитаном флота. В пользу, как вы понимаете, последнего.

И вот, я еду, ловя наметанным взглядом зажиточных пассажиров, которых, почему-то совсем не было. Впрочем, не наблюдалось клиентов со средним и низким уровнем жизни. Стрелка уровня топлива вместе с настроением стали клониться к нулю, а направление движения определилось в сторону дома. Мысль при этом была только одна: доехать, чтобы затем еще десять дней сиротливо дожидаться заслуженной пенсии с кипятком, кашки из овса и телевизором.

В общем, еду я, без всякой надежды на счастливое будущее, но, все-таки посматриваю по сторонам и, вдруг, замечаю на обочине сухонькую старушку. С таким же грустным взглядом, как у меня. Так я тогда определил, посмотревшись в зеркало под козырьком. Что-то щелкнуло у меня внутри, и я остановился рядом с ней.

- Мать, - сказал я ей, - Если по пути, то садись, довезу в лучшем виде, за простое человеческое спасибо.

- Благодарю, сынок, - ответила она мне, - Устала я. А ехать мне как раз в ту сторону. За две трамвайные остановки до твоего дома.

- Как это? – вслух удивился я. Взял у нее из рук сумку, положил на заднее сидение. Закрыл за ней дверь. Уселся на свое место, повернулся к бабушке, чтобы помочь застегнуть ремень и… чуть не сошел с ума: рядом со мной сидела очаровательная блондика…

Помнится, я ущипнул себя и попытался ущипнуть ее.
- Не стоит, - упредила она, отводя в сторону мою руку,- Вот так вы все норовите ухватить женщину. Хорошо, что ты за руку. Некоторые чаще тянутся к другим местам. Мужики! Чай, старушку, не стал бы прихватывать? – и старушка-девушка заразительно засмеялась. Звонким девичьим смехом.

- Мы, волшебницы, или, по-европейски, феи, очень любим в пятницы и понедельники, особенно тринадцатого, пошутить. С добрыми людьми – по-доброму, с остальными – иначе. Кстати, совсем не бывает злых и добрых волшебниц. Мы разные, в зависимости от обстоятельств. Хочешь, расскажу тебе пару историй и моей долгой и многотрудной жизни?

Я онемел, и смог только кивнуть.
- Дело было недавно, в Петербурге. Какой-то, по-вашему, бизнесмен, наживший свое состояние не совсем праведным путем, разорился. Долги его были таковы, что жить ему оставалось максимум два дня. А смерть ожидалась мучительной. Тогда он решил свести счеты с жизнью, бросившись с моста. И дело было тринадцатого числа. Как раз, меня откомандировали в Северную Столицу для осуществления волшебных шуток. У нас, фей, есть такое соревнование: кто лучше это сделает. Прикинулась я пожилой женщиной бомжеватой наружности и очутилась на Дворцовом в момент закидывания неудачником левой ноги за перила моста. Дальше дело было так.

- Молодой человек, что вы делаете, - спросила я у него.

Посмотрев на меня, он грубовато изрек:
- Пошла ты на хер, старая, не мешай.
- Зря вы так, - ответила я ему, - Я старая добрая фея и знаю все ваши проблемы. И могу их решить в один миг.

- Человек в трудные моменты хватается за любую соломинку, - уже обращаясь ко мне, отвлеклась волшебница, - Так и этот негодяй поверил мне.

- Но, есть одно условие, - продолжила она рассказ, - Провести со мной ночь любви.

- Ничто человеческое нам не чуждо, особенно тринадцатого, а парень был хорош. В этом-то деле я понимаю толк, - опять фея отвлеклась на меня, - Понятно, что самоубийца согласился. К утру, когда мы…, то есть я, потешилась, парень потребовал выполнить обещание. На что я, спросив, его возраст и образование, заявила, что верить в старых добрых фей, в двадцать первом веке, по крайней мере, странно. Вот, если бы он не послал бы меня на…, то все могло быть по-другому. Очень он умел был в постели. Мои подружки волшебницы смялись аж, до следующего тринадцатого числа. А шутка была признана лучшей за предыдущий период: за целых сто лет.

- Или, такая история, - глаза у феи-девушки плутовато загорелись, а щеки зарделись красивым пунцовым цветом, - Дело было в Амстердаме, в семнадцатом веке. Вечер тогда был дождливый, впрочем, как и весь день, и старый шарманщик со своей внучкой возвращались домой голодные и усталые, без заработка. Почти, как ты. И тут на встречу иду я, здороваюсь, представляюсь, спрашиваю желания. Сначала у девочки. Малышка, конечно, попросила много гульденов, а шарманщик, в силу своего раздражения, послал меня в задницу. Хорошо, что дело было не у вас в России… мои подружки очень радовались видя следующую картину: идет шарманщик, а из того самого места торчу я, старая добрая фея. А я еще строила им разные смешные рожицы, - моя попутчица опять засмеялась своим очаровательным волшебным смехом.

- Да, эта шутка, тогда, заняла второе место.
- Что касается тебя? – обратилась она ко мне…

На этом месте я проснулся от звонка в дверь. Открыв ее, я увидел перед собой эту же очаровательную блондинку и представительного господина очень иностранной наружности.

- Вы, господин, Александр Надеждин? – спросила она у меня.

- Да, - растерянно кивнул я.
- Я господин Штейнберг, представитель адвокатской конторы своего же имени, уполномочен вести с Вами переговоры об оформлении наследства. Может быть, Вы пригласите нас войти?...

Сначала я воспринял события, происшедшие со мной в пятницу, как сон, причем, не самый плохой, а приход господина Штейнберга вместе с очаровательной спутницей, как счастливый случай в моей беспробудно тусклой жизни.

Неожиданно, упавшее на мою голову наследство, имело вполне материальное происхождение, о чем, через свою переводчицу, и поведал иностранный юрист.

Оказывается, меня уже несколько месяцев разыскивали как единственного наследника своего богатого деда. Помнится, отец, еще при жизни рассказывал, что его родитель ушел на фронт и в самом начале войны пропал без вести. Показывал он его фото и говорил, что я поразительно похож на него. Так вот, дед вовсе не пропал, а был в плену, работая на одну богатую фрау. После победы он удачно закрепился там, но уже в качестве законного супруга. Так и жили они счастливо, наживая добро, которое к смерти дедушки составило ни много, ни мало, а двадцать пять миллионов в европейской валюте. Плюс пара заводов по производству чего-то дефицитного и несколько домов в Германии, Испании и на Лазурном Берегу. Теперь, дело было за малым: вступить в законные права сорокалетнего миллионера. А для этого… необходимо было выехать в Гамбург и все, надлежащим образом, оформить.

Господин Штейнберг в конце нашей беседы вытащил из портфеля объемистый пакет и, обращаясь ко мне через свою переводчицу, сказал:

- Господин Надеждин, здесь пять тысяч на оформление паспорта, билет в Германию и на жизнь. Через месяц жду Вас в Гамбурге, - и он добавил к пакету свою визитку.

- Перед выездом позвоните, Вас встретят, - на этом он попрощался, а блондинка, как мне показалось, хитро улыбнулась и подмигнула.

Я еще долго сидел и думал о превратностях судьбы: вчера я полунищий военный пенсионер, а сегодня – миллионер. Причем, немецкий. Но я был по рождению и воспитанию вполне русским человеком, посему душа моя требовала праздника.

- Не дома же отмечать, - вслух сказал я и уже про себя подумал о хорошем заведении, типа ресторан и направился в душ…

Через тридцать минут в галстуке под пиджаком единственного более или менее приличного костюма, благоухая остатками одеколона, с мечтательной улыбкой на счастливом лице, я выкатился на свежий воздух, с целью: выпить, закусить и, если повезет, то предаться и другим удовольствиям, по женской части, конечно. Ноги понесли меня в сторону обменного пункта и какого-нибудь частника, чтобы добраться до места. Не на метро же, миллионер, все-таки.

Сделав пару шагов, я остановился, услышав свое имя, сказанное тонким и пронзительным голосом, очень похожим на голос моего соседа Лехи. Я осмотрелся по сторонам, но никого не заметил.

- Галлюцинации, - подумал я и продолжил движение.
- Стой на месте! Санька, не наступи! Под ноги смотри! – услышал, откуда-то снизу истошный крик. Я наклонил голову и, увидев маленького человечка, подумал, что схожу с ума или сплю во второй раз.

- Значит, наследство тоже сон, - разочарование мое не имело границ.

- Ладно, сон так сон, посмотрю его до конца, - и наклонился ниже, чтобы рассмотреть это чудо. Около носка правого ботинка стоял очень миниатюрный Леха со своей лохматой бородой и затравленным взглядом.

- Подними меня, Санька, я все объясню, - сосед чуть не плакал.

Продолжая думать, что сплю, я поднял его с земли. Леха был размером с мой… указательный палец и легко помещался на вытянутой ладони.

- Не урони, - предупредил меня он, добавив свое обычное, - Твою мать!

- Что случилось?
- Понимаешь, Санька, я вчера…

Тут следует отвлечься и немного пояснить про соседа в обычной его жизни, то есть про Леху нормального размера.

Проживал он в соседней со мной квартире и ускоренно спивался. Родители его, профессора Политеха, умерли, оставив Леху одного в четырехкомнатных хоромах. Через год у него из вещей остались только стены, четыре стакана и грязный матрац. В общем, стал он полубомжем, зарабатывающий на выпивку сбором бутылок, банок и еще чего попадется. Иногда, правда, не часто, он занимал деньги у меня. Называл он меня, с самого нашего детства исключительно Санькой. Водился Леха с такими же, как сам, только без постоянного места жительства. Кроме того, был сосед грубияном и отъявленным матершинником.

- … я вчера собирал, твою мать, стекло и жесть, как вижу, бляха муха, на моей территории, тем же самым занимается маленькая чумазая девчонка. Я даже целую минуту не мог ничего сказать от такой наглости. Потом пришел в себя и, понятно, наладил ее вежливо словами:

- Брысь отсюда, мелочь пузатая! Даже не матюгнулся, ребенок, ведь. А она не обратила на меня никакого внимания. Я к ней, добавил к сказанному несколько слов и она со словами:

- Как скажешь, дядя, - куда-то испарилась.
- Понимаешь, Санька, передо мной все закрутилось, дома, деревья, кусты, бутылки и, даже трава стали очень большими. И живот…

я посмотрел на Леху и заметил, что живот его стал
непропорционально большим.

- Да, похоже, у волшебниц был вчера слет по шуткам, - весело подумалось мне.

А маленький Леха продолжал:
- Всю ночь я прятался от крыс, котов и собак. Хорошо, что не зима, а то бы, твою мать, окоченел. И самое страшное, Санька, я хоть и маленький, а похмелье мучает меня как большого. Помог-и-и-и…, - он горько заплакал.

Мне стало жаль Леху, и я решил оказать ему реанимацию. Положив его в карман, направился в местный «Чипок», где всегда толпятся его друзья-собутыльники. При этом я имел в голове две цели: опохмелить соседа, и провести воспитательную работу по профилактике пьянства и грубости.

Достав из кармана мальчика с… пальчик и с животиком, я предъявил его местным пропойцам. А Леха, хлебнув пивка из маленькой ложки, как из лужицы, повторил свою историю, только еще жалостливее.

Воспитательный эффект, как я думаю, был достигнут.

Многие, подумав, что вошли в стойкую белую горячку, задумались о своей жизни. И все,я уверен, навсегда стали вежливыми, особенно с детьми.

Волшебство…

Но план надо выполнять и я, заставив себя думать, что не сплю в кошмаре, отнес Леху к себе домой, оставив ему еду в виде маленьких крошек на блюдечке, направился куда собирался. Надеялся я также, что больше никого не встречу и доеду до праздника без приключений. Про соседа я подумал, что все как-нибудь образуется. Не вечно же он будет находиться в таком состоянии. Шутка, ведь.

Ресторан оказался большим развлекательным центром. С казино, концертным залом и гостиницей. Заняв столик и заказав ужин, я осмотрелся по сторонам. Надо было наметить себе объект продолжения банкета. Чуть справа, под развесистой пальмой сидела очаровательная блондинка. Та самая.

- Неплохой сон, - отметил я про себя и улыбнулся ей. Девушка в ответ показала свои великолепные зубы и манящий румянец на лице.

Еще тридцать секунд и ее изумрудные глаза смотрели на меня с противоположного конца моего же столика.

- Скажите, мы с Вами не знакомы? – спросил я ее.
- Как же, не знакомы? Вчера ты меня подвозил по пути, Александр.

- Послушайте, а с Лехой - это Ваша работа?
- Нет, это Изабелла, моя подружка пошутила. Шутка, так не очень.

Повторяется Белла. С Мальчиком-Пальчиком уже было. Ну, ты знаешь, читал в детстве. Этот сюжет был подсказан братьям**. Но ты не переживай, через три дня твой сосед станет нормальным, в смысле роста. Пить перестанет, возьмется за ум, работу найдет.

- А как мне к Вам обращаться, - вежливо уточнил я.
- Сегодня у меня выходной, никакого волшебства, поэтому давай оттянемся по полной, как Александр с …, например со Светой. Я молодая красивая женщина со всеми естественными желаниями. Потом, когда я накатываю, силу свою теряю. А я выпью. Отпуск, я же говорила.

- Мне сорок лет, я с высшим образованием, в двадцать первом веке, не верю в старых добрых фей, вдруг проснусь и …

- Не переживай, в старушку превращаться не буду, - прочитала мои мысли Света-фея.

- Давай шампанского и твои мысли станут мне не доступны, - предложила, пока еще волшебница.

Мы выпили «шипучего» и праздник начался. Я пошел на повышение градуса, напарница от меня не отставала. Где-то через час, мы дошли до кондиции. Танцевали, пили, танцевали, снова выпивали и, наконец, она предложила мне продолжить вакханалию в казино.

- Давай проверим твою удачу человеческим, не волшебным способом, - Света, взяв меня под руку, потащила меня в игорный зал.

Мы сели за стол, который, как я догадался, называется рулеткой. Посмотрев, как играют соседи, поставил одну фишку на любимое число 17.

- Не жмись, ставь больше, - сказала мне Светлана, - ты же миллионер.

- А сколько, - спросил я у нее.
- Давай, сначала пятьсот.

Шарик поскакал по кругу и через некоторое время остановился на цифре 17. А я и не сомневался. Выигрыш составил семнадцать с половиной тысяч.

Крупье поздравил и повторив:
- Делайте Ваши ставки, господа, - запустил шарик.
- Ставь куда хочешь, - шепнула моя собутыльница. И я поставил все на… 17: выигрыш достиг шестисот тысяч.

- Вот это сон, - заплетающимся языком подумал я, и все поставил на 17. А это уже было двадцать два миллиона.

Что стало твориться в зале. Подскочил хозяин казино. Руки у него тряслись, а в глазах устойчиво мерцал страх.

- Мы вынуждены закрыться по техническим причинам, - дрожащим голосом объявил он. Тогда Света предложила ему:

- Давайте мы все поставим на кон, ведь Вам нечем нам платить, а это скандал. Вероятность, что мы выиграем, очень мала, а вы сможете избавиться от позора.

- Хорошо, - с надеждой согласился хозяин и сменил крупье.

- Делайте Ваши ставки, - изрек крупье и умело, с торжеством во взгляде, запустил шарик. Он подскочил и… замер на 17, где стояли все мои деньги. В зале стало тихо, как на кладбище. Ночью.

Хозяин схватился за сердце, крупье побелел и сел на пол. Потому что сумма выигрыша приблизилась к миллиарду евро. Я торжествующе посмотрел на Свету, которой почему-то в направлении моего взгляда не оказалось. Впрочем, ее не было вообще…

- Это невозможно, - пробормотал хозяин и заверещал моим входным звонком…

У дверей стоял синий Леха.
- Санька, твою мать, дай сотню, опохмелиться.

Я посмотрел на него внимательно. Рост был в норме и, живота не наблюдалось.

Дав соседу последнюю сотню, я вышел на улицу, где сиротливо стояла моя «Девяточка». Надо было ехать зарабатывать на еду и, если повезет, на развлечения.

Ведь я холостой сорокалетний пехотный капитан, на пенсии, размером в сто пятьдесят условных единиц, в валюте бывшего вероятного противника.

* - на момент написания этого рассказа курс у.е. был 23 рубля, сейчас 22 ноября с.г - 30.

Т.О. в валюте бывшего вероятного противника я стал получать на 27 процентов меньше.

** - феи плохо знали творчество сказочников тех веков, постоянно путали их между собой и подкидывали им различные сюжеты, не ведя учет кому и сколько. В этом случае фея имела ввиду другую сказку "Маленькие человечки". Но эти ребята совсем не пили и дружно работали на ниве сапожного дела. Леха же имел совсем другие качества.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Пятница тринадцатого

Тринадцатый свиток

Глава I Ночи здесь - сущий ад! Я не согласен с богословами, утверждающими, что в аду жарко. В аду - холодно, и наверняка полно крыс, как в зале, где стояло моё простое ложе...

Пятница, 13

«- Я тут как-то вспомнил тебя. - Я еще не умер. - По поводу пчел, на даче по Красногорскому шоссе. - Да, в этом году цветение хорошее и меда будет много». Какие это были времена...

Тринадцатый, любимый

Стук в дверь. Настя смахнула с ресницы клочок тополиного пуха, захлопнула пудреницу, швырнула ее в сумку и раздраженно произнесла: - Да! С тех пор, как ее назначили руководителем...

Тринадцатая десятка

Эксперт - любой человек не из нашего города. Возьми от жизни все. Но на всякий случай запомни, где брал. Чем сложнее и грандиознее план, тем больше шансов, что он провалится...

Одинокая Пятница без Робинзона

Какую тайну скрывало в себе вечернее око животворящего солнца? И кто душе твоей повелел тайком прикоснуться к Божественной тайне, которую хранила в себе много веков ночь волшебных...

День тринадцатый

Сегодня никуда не собирались идти, но ноги сами привели в Цавтат. Посидели в маленьком порту и посмотрели на яхты и яхточки. После дневного сна пошли закаляться. Я почувствовала...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты