Последний день одиночества 3

Кори смотрела на папку с документами, лежавшую перед ней, но ей даже не хотелось открывать ее. Все мысли были поглощены Ником.

Зазвонил телефон, и она сняла трубку.
– Мисс Джеймс. Чем могу вам помочь?
– Сейчас мне в голову приходят только непристойные желания.
Последний день одиночества 3
– Ник! – Кори сама заметила неожиданно появившуюся теплоту в своем голосе. – Зачем ты звонишь в десять часов утра?

– Интересуюсь, как поживает моя любимая, – шутливо ответил он.

Кори закрыла глаза. Она легко Могла представить себе Ника, сидящего за рабочим столом. Черные волосы приглажены. Лицо чисто выбрито.

Скорее всего, как только вошел в кабинет, он снял пиджак и ослабил галстук.

– Более-менее, – ответила она со вздохом. – Все еще чувствую себя разбитой. Надеюсь, что в ближайшее время мне удастся хорошо выспаться и станет лучше.

Интересно, Ник понял ее тонкий намек? После вчерашнего прощания, сопровождавшегося очередным долгим поцелуем, Кори чувствовала, что надо увеличить дистанцию между ними.

– Хорошая мысль, – согласился он.
Ей вдруг стало грустно оттого, что он так быстро отступился и не стал напрашиваться к ней. Значит, она не увидит его сегодня? Кори мысленно отругала себя за слабость.

– Тогда я пораньше лягу спать.
– Вторая причина, по которой я звоню, заключается в том, что я сегодня уезжаю на несколько дней. Я уже довольно долго откладывал поездку в Германию. Больше не могу.

– А! Понятно! – Она погрустнела. – Я… желаю тебе счастливого пути.

– Спасибо. – По его голосу нельзя было сказать, что он расстроен предстоящей разлукой.

Это рассердило Кори, хотя она понимала, как это глупо.

– Кори? Ты меня слышишь?
– Да-да, прости. Мне дали документы для работы, – солгала она.

– Тогда не буду тебя задерживать. Не утруждай себя и побольше отдыхай! Я тебе позвоню.

– Хорошо. Пока!
– Пока, дорогая!
В трубке раздались гудки. Дорогая? Он никогда раньше так не называл ее. У Кори забилось сердце. Что он хотел этим сказать?

Ник позвонил в тот момент, когда Кори залезла в кровать.

– Кори? Это Ник. У меня мало времени, к сожалению. Как ты себя чувствуешь? Голова больше не болит?

Кори не ожидала его звонка.
– Все в порядке, – выпалила она и, услышав на другом конце провода чей-то смех, добавила: – Ты где?

– На ужине. Извини, тут несколько шумновато. Но мне впервые выпала возможность тебе позвонить.

– Не стоило беспокоиться! – Ее слова прозвучали чересчур грубо. – У тебя и так хватает проблем, о которых ты должен думать.

– Но мне нравится беспокоиться о тебе, – ласково проговорил Ник. – А еще маловероятно, что мне удастся позвонить завтра, а я хотел тебе сказать, что увожу тебя на выходные. К пятнице собирай вещи.

– Увозишь меня? – Кори была так поражена, что даже не сказала ему, что у нее может поменяться расписание и она будет занята в субботу.

– В одно замечательное местечко.
– В одно замечательное местечко?
– Да… Чувствую, ты не в лучшей форме. Что бы я ни сказал, ты все повторяешь за мной, – пошутил Ник. – Слушай, мне нужно идти. Увидимся в пятницу вечером.

– Ник…
– Думай обо мне! И только обо мне, – прервал ее он.

– Ник…
– Потому что я все время мечтаю о тебе. Особенно после того, что я увидел вчера в ванной комнате.

Кори моргнула. Она знала, что Ник сейчас улыбается.

– Это нечестно!
– Почему? То, что я видел, было прекрасно.
Кто-то позвал его. Женский голос.
– Все, надо бежать, – быстро проговорил Ник. – Деловая встреча была ужасно длинной, а теперь нас привезли на ужин.

– Ник, насчет выходных…
– Пока, дорогая! – Он повесил трубку.
Он уже второй раз называет ее «дорогая»! Плюс к этому в его планах совместный уик-энд. Определенно попахивает подготовкой к соблазнению. Может быть, он и в Германию уехал, чтобы она по нему соскучилась? Нет! Ник не похож на Уильяма! Он не играет с ней.

Но она не должна никуда ехать! Надо с ним поговорить и объяснить ему, что между ними все должно быть кончено. Кори смахнула слезы, покатившиеся из глаз.

К вечеру пятницы нервы Кори были напряжены до предела. Она приняла твердое решение никуда не ехать с Ником, но, несмотря на это, занялась упаковкой вещей… На всякий случай.

На часах уже было шесть. Ник знал, что она обычно возвращается домой в пять тридцать. Он мог приехать в любую минуту! Кори почувствовала слабость в ногах и села на кровать.

Вскоре раздался звонок в дверь, и Кори вскочила на ноги. Мысленно уговаривая себя успокоиться, она направилась к домофону.

– Да? – спросила она как можно более спокойно.
– Это я!
Больше ему ничего не нужно было говорить, сердце Кори уже учащенно забилось в нетерпении.

– Привет! – выдохнула она. – Поднимайся!
Кори стояла у открытой двери, когда из лифта вышел Ник. И уже в следующее мгновение она оказалась в его объятиях. Он принялся покрывать поцелуями ее лицо, и Кори мгновенно забыла обо всех своих планах и решениях. Ее охватило только одно желание – быть с ним, любить его и наслаждаться им. Она полностью отдалась охватившим ее чувствам и ответила Нику со всей страстью, на которую была способна.

– Как я соскучился. – Он заглянул ей в глаза. – Ты себе представить не можешь… Скажи, что ты тоже соскучилась.

– Я соскучилась, – прошептала Кори, подставляя ему свои губы для поцелуев. – Очень сильно.

И в эту самую секунду она приняла решение поехать с Ником. Не важно, что будет потом, главное – это то, что происходит сейчас.

– Куда мы едем? – спросила Кори, когда они выехали из города.

– Догадайся! – Он слегка улыбнулся. – Ты уже много раз слышала об этом месте, но никогда там не была.

Ник был одет просто: черные джинсы и рубашка с расстегнутыми, как обычно, двумя верхними пуговицами.

– Будет сложно. Я редко путешествую, даже по Британии, – грустно вздохнула Кори, но вдруг лицо ее прояснилось. – Мы едем к тебе, в твой дом в Барнстепле?

– Правильно. – Ник взял ее руку и поцеловал пальцы. – Я подумал, что тебе пора посмотреть, где я живу. А еще я подумал, что тебе захочется познакомиться с моей семьей.

– Твоей семьей?
– Да, а что? Тебя это смущает? Надеюсь, они тебе понравятся.

Что на это ответить, Кори не знала. Ей захотелось спросить Ника, всегда ли он знакомил с семьей своих девушек.

– А тут появился и хороший повод: у моей мамы в воскресенье день рождения, – добавил Ник.

– И ты мне ничего об этом не сказал? Не предупредил? Но у меня нет никакого подарка для нее! – Кори возмущенно посмотрела на него.

– Это не страшно. Она ничего не ожидает от тебя, – сказал он.

Ответ настоящего мужчины!
– А ты сам ей что-нибудь приготовил?
– Завтра куплю. Сначала хочу спросить, что ей нужно. – Ник был совершенно невозмутим.

– Ник! Ты когда-нибудь вообще дарил ей шоколад, цветы, книги, одежду?…

Было видно, что допрос раздражает его.
– Одежду нет, а цветы и сладости – конечно.
Значит, не все так плохо, как ей сначала показалось. Кори вздохнула и решительно заявила:

– Завтра поедем вдвоем по магазинам за подарками. Расскажи мне, какая она, что любит.

– Моя мама? Она у меня сильная женщина, – голос Ника потеплел. – Они с отцом стоили друг друга. Отец был более правильным, степенным человеком. Типичный адвокат.

– Адвокат? – Кори почему-то была уверена, что отец Ника был бизнесменом и что Ник пошел по его стопам.

– И отличный! А мама… Мама у меня большая оригиналка. Нонконформистка, очень энергичная и решительная. Отец шутил, что она была ему ниспослана Небом, чтобы усмирять его.

Кори улыбнулась, но в глубине души стала немного побаиваться матери Ника.

– Она работает?
– При отце была домохозяйкой. А когда дети подросли, стала заниматься живописью. И сейчас уже достигла определенных успехов: ее работы продаются по всей стране. И занимается благотворительной деятельностью. Ухаживает за больными животными.

– А сестры?
– Рози тридцать лет. Она замужем за своей первой любовью, они познакомились, когда им было по восемнадцать. У них двое детей. Роберту десять лет, а Каролине восемь. Рози – копия нашего отца. Очень разумная и правильная. Моей младшей сестре, Дженни, двадцать восемь. Она у нас путешественница. С восемнадцати до двадцати трех объездила весь мир, пока не повстречала своего мужа. Он артист, но у него есть собственный гончарный бизнес. А через четыре месяца после свадьбы Дженни подарила мужу двух девочек-двойняшек. Жаль, отец этого уже не увидел. – Ник тяжело вздохнул.

– Малышкам, значит, около трех лет сейчас?
– Только будет. За несколько недель до Рождества.
– Большая дружная семья, значит, – задумчиво произнесла Кори и почувствовала, что немного завидует Нику.

Они ехали быстро, но, когда подъезжали к Барнстеплу, уже близилась полночь.

Кори чувствовала, как в ней нарастает напряжение. Почему? Она никак не могла понять.

Когда на темном небе появились первые звезды, Ник свернул с дороги и подъехал к высокой каменной стене. Он нажал кнопку дистанционного управления на специальном пульте, и ворота бесшумно открылись. Кори поняла, что сейчас ее ждет нечто невероятное.

Они въехали внутрь. Кори увидела небольшой парк: все было ухоженным и аккуратным. А потом перед ними возник и сам дом: большое красивое каменное здание с черепичной крышей, окруженное каштанами. Оно очень искусно освещалось, что придавало ему какую-то нереальность и сказочность.

– Отлично! – пробормотал Ник. – Рози не забыла включить подсветку.

– Ник… – Кори на какое-то мгновение лишилась речи от восторга. – Потрясающе! Просто потрясающе!

Было видно, что Ник наслаждается ее реакцией.
– Я влюбился в него, как только увидел, – признался он. – Он построен в самом начале восемнадцатого века, но есть, конечно, более поздние пристройки. Интересно, что внутри? Заходи!

Сгорая от любопытства, Кори вошла в дом.
Пол во всех комнатах первого этажа был сделан из дуба теплых тонов. Висящие на стенах большие ковры подчеркивали богатство и разнообразие красок. Центральное место в интерьере огромной гостиной, окна которой выходили в парк, занимал роскошный старинный камин. Рядом с ним лежали заготовленные дрова. И столовая, и кабинет Ника, и кухня были оформлены в фермерском стиле. Деревянная винтовая лестница вела на второй этаж, где находились пять огромного размера спален, в каждой из которых стояло по двухместной кровати. Ко всем спальням примыкали отдельные ванные комнаты.

Одна из спален была больше остальных. Когда Кори зашла в нее, у нее широко раскрылись глаза от изумления. Такой огромной кровати, которая стояла там, она никогда не видела. Сразу было видно, что она предназначена для удовольствий.

Очевидно, Ник ожидал столь бурной реакции Кори, так как широко улыбнулся.

– Как ты можешь догадаться, кровать я делал на заказ. Я большой мальчик и люблю, когда есть простор.

– Тут может уместиться целая футбольная команда, – согласилась она, размышляя над тем, со сколькими своими пассиями Ник ее уже делил. – Какие большие окна! Из них, наверное, открывается очень красивый вид!

– Да, на вишневый сад. Еще видны крытый бассейн и сауна, куда можно попасть как с улицы, так и из дома.

– Здорово! Это, должно быть, большой участок.
– Достаточно большой, поэтому у меня есть садовник, который приходит раз в неделю, чтобы поддерживать территорию в порядке.

Естественно! Ник привык к роскоши и, наверное, уже не замечал ее.

– Расслабься, Кори, – сказал Ник, и она поняла, что он смотрит на нее. Веселость в его глазах куда-то исчезла. – Ты вольна покинуть эту комнату в любую минуту, я не буду держать тебя здесь насильно. Я только хочу показать тебе свой дом.

В этом была лишь доля правды. Он не был бы мужчиной, если бы не рассчитывал на нечто большее, чем поцелуи. Надо отдать ему должное, он необычайно терпелив. Это означало только одно: или они расстаются, или их отношения перейдут на новый уровень.

– Ник…
– Пойдем, – прервал ее он. – Я хочу показать тебе бассейн, а потом будем ужинать, вина выпьем. Сегодня такая чудесная ночь, давай поедим на улице?

– Согласна, – Кори почувствовала облегчение, что они покидают спальню.

В холодильнике они нашли все, что было необходимо для романтического ужина на двоих. Очевидно, Ник даже попросил сестру положить шампанское в ведерко со льдом.

– За нас, – предложил первый тост Ник.
Кори вздохнула и сделала небольшой глоток.
– Я поражаюсь, как ты можешь отсюда уезжать.
– Иногда я сам этого не понимаю.
Голос Ника стал хриплым. Свет свечей отражался в его глазах, которые он не сводил с ее лица. Возникло ощущение, что они были единственными людьми на земле.

Кори решила не думать больше о последствиях и о будущем. Если ей судьбой предназначено провести с Ником вместе только эти выходные, то она довольствуется и этим.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ
Они доели десерт, и Ник исчез в доме с тарелками и пустой бутылкой из-под шампанского. Он отказался от помощи Кори, пообещав вернуться с небольшим сюрпризом для нее.

– Соскучилась? – услышала она через несколько минут, и перед ней на столе появилась чашка кофе.

– Очень. – Она обернулась, обняла его за шею и поцеловала.

– Вот это да! Надо будет почаще оставлять тебя в одиночестве. – Он поцеловал ее в ответ и добавил: – Попробуй кофе. Мой особый рецепт. Интересно, понравится ли тебе?

Она взяла чашку и провела языком по пышной пенке:
– М-м-м… Никогда не пила такой кофе раньше! Что там?

– Я же сказал: особый рецепт. Но один секрет расскажу. Я туда добавляю, кроме всего прочего, кофейный ликер, который мне привозит один мой друг из Бразилии.

Кори посмотрела на него из-под ресниц. Ник сел, вытянул ноги и улыбнулся. Он был абсолютно спокойным. Сегодня он наверняка захочет увидеть ее в той огромной кровати, и она не будет его останавливать. Что ждет ее утром? Не стоит думать об этом!

Они еще посидели на улице некоторое время, разговаривая ни о чем и любуясь звездами на небе.

Затем Ник встал и потянул ее за собой. На короткий момент Кори охватила паника. У нее не было никакого сексуального опыта, она не знала приемов, которые могли бы понравиться мужчинам в постели.

Ник обнял ее и заметил, что она дрожит.
– Холодно? – спросил он, привлекая Кори к себе. Его руки начали нежно ласкать ее спину.

Они стали подниматься по лестнице на второй этаж. Очень медленно, так как время от времени Ник останавливался и целовал Кори.

Наконец он распахнул дверь, и они оказались в очень симпатичной спальной.

– Но я думала… – удивленно протянула Кори.
– Что ты думала, дорогая? – усмехнулся Ник. – Что если ты согласилась поехать со мной сюда, то я обязательно попытаюсь затащить тебя в постель? Я же уже столько раз повторял тебе, что я не Уильям.

– Я знаю, – выдавила из себя смущенная Кори.
– Нет, ты пока не до конца это осознала. Постарайся больше не ошибаться, Кори. Я не отрицаю, что хочу тебя. И должен сказать тебе откровенно, что иногда мне уже и холодный душ не помогает, но… я вижу: ты пока не готова к более близким отношениям. Неужели ты думаешь, что я признался тебе в любви перед поездкой в Германию только для того, чтобы подготовить тебя к любовным утехам?

Кори осознала, что он озвучивает ее мысли, которые она сама от себя скрывала, но решительно покачала головой:

– Нет… конечно, нет.
– Я тебя предупреждал, Кори: ты не умеешь лгать, – Ник слегка улыбнулся. – Но я хочу добиться не только твоего тела, но и твоего доверия, Кори. Пойми же ты меня!

Она ничего не могла сказать в ответ, слова застряли у нее в горле.

– Тебя терзает страх.

– Страх? – воскликнула Кори. – Нет. Я ничего не боюсь!

– Боишься. Сначала я думал, что меня, но потом, лучше узнавая тебя, я пришел к выводу, что ты сама себя пугаешь.

Кори сделала шаг назад и сказала, качая головой:
– Я не понимаю, о чем ты говоришь.
– Ты считаешь себя недостаточно хорошей, достойной, красивой и так далее, – в его голосе слышалось недовольство. – Наверное, твои родители виноваты в том, что ты постоянно принижаешь себя. Но, Кори, ты не права! Господи, я даже посочувствовал бы Уильяму, не будь он таким негодяем.

– Что? – Ярость придала Кори силы. – Почему? Я хочу знать, почему ты готов ему посочувствовать?

– Я объясню. Потому что с самого начала ваших отношений ты ждала, когда он обидит и бросит тебя. Разве не так? Он сделал то, что ты от него ожидала. Ты практически сама подтолкнула его.

– Нет! – Кори покраснела от негодования. – Как ты смеешь так говорить?

– Но посуди сама. – Ник сохранял полное спокойствие. – Ты сама выбрала мужчину, который был… как бы сказать, нечистоплотен по отношению к женщинам. Ты не должна была стать исключением. В психологии твое поведение назвали бы «поведением жертвы».

– Жертвы?!
Хорошо, что Ник привез ее к себе домой, а не в отель, а то Кори, разбудила бы своим возгласом всех постояльцев.

С силой, которой Кори от себя никак не ожидала, она оттолкнула Ника и захлопнула дверь прямо перед его носом.

Как он посмел! Кори осыпала Ника всеми приходящими ей в голову ругательствами. А она еще собиралась отдаться ему сегодня вечером! Наверное, сошла с ума! Нет, никогда в жизни она не простит его за то, что он наговорил ей. Как жаль, что уже полночь и она не сможет никуда уехать отсюда.

Кори посмотрела на дверь. Она боялась, что Ник постучится или заговорит с ней. Прошло несколько минут, но в коридоре было тихо. Видимо, он не собирался просить прощения и ушел. Это привело Кори в еще большую ярость.

Обернувшись, она принялась изучать спальню, в которой ей предстояло провести ночь. Рядом с кроватью стоял ее чемодан, что свидетельствовало только об одном: Ник действительно собирался разместить ее в этой спальне и оставить спать в одиночестве. Как он, наверное, смеялся в душе, понимая, что она ожидает от сегодняшней ночи чего-то большего. Щеки Кори запылали от гнева при одной только мысли об этом.

Она отправилась в ванную, включила воду и разделась.

Уже через несколько минут гнев Кори прошел и сменился на жалость к самой себе. А еще через полчаса она задалась вопросом, есть ли доля правды в обвинениях Ника. Залезая в постель около двух часов ночи. Кори призналась, что есть.

Но она все равно ненавидит его. Ник не должен был заявлять, что сочувствует Уильяму. Он так и не говорил, промелькнуло у нее в голове. Впрочем, какая разница! Ему в любом случае не надо было приглашать ее сюда.

Кори не выдержала и разрыдалась. Выплакавшись вволю, она легла и скоро заснула.

Ее разбудил стук в дверь. Кори открыла глаза и увидела залитую солнцем комнату. Несколько мгновений она не могла сообразить, где находится, но потом в памяти всплыли события прошлого дня.

Стук раздался снова. Успокойся, приказала она себе. Сейчас нужно одеться, попрощаться с Ником и отправиться обратно в Лондон.

Решив не беспокоиться о своем внешнем виде, как ужасно бы она ни выглядела без макияжа, с красными глазами и растрепанными волосами, Кори открыла дверь.

– Входи! – скрестив руки на груди, сухо сказала она.

– Доброе утро! – У него хватило выдержки улыбнуться ей.

Ник внес в комнату поднос с чашкой чая и печеньем. Кори заметила, что у него влажные волосы, но он еще не брился.

– Доброе утро! – угрюмо ответила она.
– Хорошо спала?
Нахал!
– Спасибо, отлично!
– Завтрак будет через полчаса, но я подумал, что ты захочешь выпить чашечку чая. Я так понял, что по утрам ты предпочитаешь чай?

Кори уставилась на него. Ей действительно надо было выпить одну-две чашки чая, чтобы проснуться, но признаваться в этом Нику она не собиралась.

Неопределенно пожав плечами. Кори взяла у него поднос.

– Мне все равно.
– Интересно, а я-то решил, что ты любительница чая.

Она решила не смотреть на него и сконцентрироваться на чашке чая.

– Правда? – равнодушно сказала она.
– Ты злишься на меня.
Это было утверждение. Он вызывает ее на разговор, но ей нечего с ним обсуждать.

– С чего мне злиться на тебя? – холодно спросила Кори.

– Не знаю… Может быть, потому что я заставил тебя посмотреть на некоторые вещи с новой стороны.

– Не обольщайся…
Какое высокомерие!
– А мне нравится, когда ты дуешься на меня.
Кори едва удержалась от того, чтобы не выплеснуть на него чай. Ей просто стало жалко ковер на полу.

– Где здесь ближайшая железнодорожная станция?
– Зачем тебе она?
– Мне кажется, это очевидно.
– Не для меня.
– Я не хочу заставлять тебя отвозить меня обратно в Лондон, – ответила она с сарказмом в голосе.

Он подошел к ней.
– Сегодня ты едешь со мной за покупками. И никаких разговоров, – Ник нагнулся и поцеловал ее. – Ты проводишь эти выходные со мной и знакомишься с моей семьей.

– Ты не можешь силой держать меня здесь! – возмущенно заявила Кори.

– И не собираюсь. Вчера я был жесток, но только потому, что желаю тебе добра. Разве ты этого не понимаешь? – Взгляд Ника пронизывал ее насквозь. Почему рядом с ним она чувствует себя непослушным ребенком? – Подумай о моих словах!

Сказав это, он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Когда Кори спустилась вниз, Ник сидел на кухне. Увидев, что она вошла, он откинул газету, которую читал, и встал ей навстречу.

– Привет! – веселым голосом произнес он. – Начнем все сначала?

Она взглянула на него:
– Согласна.
– И на поездку в магазин, и на совместный обед?
Кори кивнула.
– Отлично! А я-то голову ломал, как буду тебя удерживать. Я все равно не отпустил бы тебя никуда.

Ей хотелось спросить его, почему, но она не осмелилась.

– Но я все еще считаю, что ты был не прав, – сказала Кори, решив все-таки выразить свое недовольство. – Твое замечание по поводу Уильяма было совершенно необязательно. Но по большому счету… – она запнулась.

– Да?
– В том, что ты сказал, есть доля правды.
– Спасибо. – Ник усмехнулся и с сочувствием добавил: – Это было ужасно трудно признать, а сказать – тем более. В награду за такой подвиг тебя ждут тосты, варенье, свежевыжатый апельсиновый сок и кофе. А еще… яичница с беконом и грибами!

Почувствовав, что ужасна голодна, Кори села и с жадностью накинулась на еду.

Когда они вернулись домой после долгого похода по магазинам, где Ник купил элегантное кресло в стиле Людовика XVI с подставкой под ноги, а Кори серебряные серьги. Ник наконец-то проговорился, что они приглашены на семейный вечер в честь шестидесятилетнего юбилея его матери.

– Ничего официального, – попытался успокоить он Кори, увидев, как она изменилась в лице. – Обычный вечер.

– А где он будет проходить? – спросила та, прокручивая в голове всю одежду, которую взяла с собой. Слава богу, она захватила с собой серебристое шелковое платье и черные туфли. А ведь не хотела вначале брать!

– В ресторане местного отеля. Закуски, напитки, танцы…

– А что скажет твоя мама, когда увидит меня? Мне кажется, я так плохо выгляжу!

– Ты?! Ты плохо выглядишь? Мне очень просто доказать тебе обратное! – Он взял ее руку и положил ее к себе между ног. – Понятно?

– Ник! – Кори была в шоке от его поведения, но Ник только ухмыльнулся. По его лицу было видно, что он специально добивался от нее такой реакции.

– Ты очень красива, Кори. И странно, что ты не осознаешь этого сама.

– Я не красавица.
– Ошибаешься, – он поцеловал ее. – Ты как редкий драгоценный камень или… цветущий кактус.

– Кактус? Он же колючий.
– Знаю, но его цветок необычайно красив, люди годами ждут, когда он распустится.

Кори опустила глаза и задала вопрос, который в последнее время волновал ее больше остальных:

– И ты действительно думаешь, что я понравлюсь твоей маме?

– Уверен, она тебя полюбит, как и я. Все они тебя полюбят. Не волнуйся. – Ник поймал ее взгляд и продолжил: – А ты веришь в то, что я люблю тебя?

Вопрос застал Кори врасплох. Ник всегда полон сюрпризов!

Так и не дождавшись ответа, он сказал:
– Уже прогресс. По крайней мере, ты не сказала «нет»!

Когда такси остановилось у отеля, волнение Кори усилилось, и она невольно вцепилась в руку Ника. Перспектива встретиться сразу со всеми родственниками Ника вдруг показалась ей пугающей.

– Расслабься! – сказал Ник, целуя ее в щеку. – Они все тебя полюбят. Даже если ты кому-то из них не понравишься, какая разница? Я уже достаточно взрослый, чтобы принимать решения самостоятельно. Я сам выбираю себе девушку, без чьей-либо помощи.

Они вошли в ресторан, и сразу стало понятно, за каким столиком их ждут: несколько человек одновременно принялись махать им руками.

– Это Кори, – представил ее Ник, когда они подошли к его родственникам.

– Кори, очень приятно с тобой познакомиться. Рада, что ты смогла прийти, – кивнула мать Ника.

Она оказалась совсем не такой, какой ее представляла Кори. Невысокая, худощавая и очень красивая женщина, которая постоянно всем улыбалась. Сестры Ника тоже были очень милы. Обе пришли со своими мужьями.

Единственным человеком, который не понравился Кори, была рыжеволосая женщина по имени Маргарет, которую мать Ника представила как свою крестницу.

Маргарет очень холодно поздоровалась с Кори и осмотрела ее оценивающим взглядом,: но, когда заговорила с Ником, голос у нее моментально потеплел:

– Ник, дорогой. Почему ты мне не звонишь? А я о тебе часто вспоминаю.

Было очевидно, что Маргарет неравнодушна к Нику. Она пожирала его глазами и сделала все возможное, чтобы их дружеский поцелуй продлился как можно дольше.

Их нежности прервала мать Ника. Кори мысленно поблагодарила ее за это.

– Мальчик мой, спасибо за подарок. Я была счастлива, когда мне их привезли. Я так удивилась, увидев грузовик. Ну никак не ожидала от тебя такого подарка.

Лицо Ника засветилось любовью, когда он посмотрел на мать.

– Безумно рад это слышать. Честно говоря, я собирался позвонить и узнать, что тебе нужно, но Кори убедила меня сделать сюрприз.

– С днем рождения, миссис Морган, – сказала Кори, протягивая женщине красиво упакованную коробочку и открытку.

– О, спасибо! И зовите меня просто Катриной, пожалуйста! Можно открыть?

– Да, конечно, – сказала Кори, хотя предпочла бы, чтобы при этом не было такой большой аудитории.

Катрина открыла коробочку и заохала. И у Кори отлегло от сердца: ее подарок понравился.

– Я бы именно их и выбрала сама, – с радостью в голосе сказала женщина. – Как вы догадались, что я люблю такие? И они идеально подходят к моему сегодняшнему платью.

С этими словами Катрина сняла сережки, которые были на ней, и поменяла их на новые.

– Кажется, мы оба сделали правильный выбор, – прошептал Ник на ухо Кори.

Та кивнула.
– У тебя замечательная мать. Ник, – тихо сказала она.

– Знаю.
За ужином последовали танцы. Кори большую часть времени танцевала с Ником, при этом на нее нахлынули воспоминания об их первом свидании.

Несколько раз им все-таки пришлось расстаться.
Ник хотел потанцевать с сестрами, и тогда партнерами Кори становились зятья Ника.

И весь вечер им не давала покоя Маргарет. Она не отходила от их столика, словно подкарауливая Ника, но, к огромному облегчению Кори, тот ни разу не пригласил ее рыжеволосую соперницу на танец.

В час ночи Катрина объявила, что устала и покидает собравшихся. Напоследок она пригласила своего сына на танец. Кори оказалась за столиком рядом с Дженни, сестрой Ника. Дженни с беспокойством наблюдала за другой парой: своим мужем и Маргарет.

– Ты только посмотри на нее, – тихо прошептала Дженни своей соседке. – Она старается очаровать каждого мужчину, который попадается на ее пути. Бедняжка Род, он выглядит испуганным до смерти. Самое ужасное, что это я сама попросила его пригласить Маргарет, а то она еще ни с кем не танцевала. Он мне это теперь никогда в жизни не простит.

Кори едва не рассмеялась: муж Дженни действительно выглядел весьма озабоченным.

– А почему она пришла одна? У нее наверняка отбоя от ухажеров нет.

– Из-за Ника, конечно, – Дженни с ужасом посмотрела на свою собеседницу. – Ой, прости.

Кори постаралась успокоить Дженни:
– Ничего. Я уже сама догадалась, что Ник ей нравится.

– Нравится?… Не то слово! – Дженни покачала головой и, взяв Кори за руку, отвела ее в безлюдный угол. – Маргарет всегда была без ума от Ника. Когда он женился, она пришла в ярость.

Только пару лет назад у них с ним была небольшая интрижка. Она сама мне говорила, что это несерьезно, да и Ник всегда четко определяет границы.

Дженни еще раз с беспокойством посмотрела на Кори.
– Все в порядке, – Кори заставила себя улыбнуться.
– Но с тех пор Маргарет ведет себя странно. Она пытается заполучить его обратно, – Дженни вздохнула. – Так что будь с ней поосторожней! Не доверяй ей!

– Мне она не нравится, – призналась Кори.
Музыка закончилась, и Дженни поспешила выручать своего мужа. А к Кори почти сразу подошел Ник.

– Я соскучился, – прошептал он. – Всего пять минут без тебя, а мне уже тебя стало недоставать.

В оставшуюся часть вечера Кори вела себя как ни в чем не бывало. Смеялась, шутила, танцевала с Ником и старательно избегала Маргарет.

Сразу после возвращения она попрощалась с Ником и поднялась к себе, хотя в глазах Ника было видно огромное желание продолжить вечер.

Но это был тяжелый день. И пора было ложиться спать.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
На следующее утро Кори проснулась в решительном настроении. Она не позволит Маргарет отнять у нее Ника. Тут ей вспомнилось, что вчера утром Ник принес ей завтрак в постель, и бросила взгляд на часы. Девять часов! Еще рано, и Ник, скорее всего, спит. Надо действовать!

Кори вскочила с кровати и после визита в ванную комнату бросилась на кухню. Собрав на поднос все необходимое для небольшого завтрака вдвоем, она направилась к спальне Ника с огромнейшей кроватью.

На пороге Кори заколебалась. Всплыли все прошлые опасения, но она решительно их отмела.

Осторожно открыв дверь, Кори бесшумно вошла в спальню. На постели никого не было. Она с разочарованием поставила поднос на журнальный столик, где валялись спортивные журналы. Но тут до нее донесся мелодичный свист из ванной.

Не думая о том, что делает, Кори вошла туда и увидела Ника… абсолютно голого! Он вытирал голову полотенцем и не видел ее. Вероятно, только что вылез из душа.

Не дай бог, он ее заметит, она тогда умрет от смущения!

Кори на цыпочках вышла из ванной, а потом и из спальни и помчалась к себе. Быстро натянув попавшиеся под руку джинсы и майку, девушка спустилась на кухню. Пусть он застанет ее здесь готовящей себе завтрак. Но в комнате остался поднос… Придется сказать ему, что она заходила на минутку, но сразу же ушла, не увидев его. Но там две чашки… А она скажет, что просто ошиблась.

Руки ее дрожали, когда она резала хлеб для тостов.
– Что с тобой? Тебе плохо?
Кори обернулась и уронила на пол нож.
– Ты меня напугал, – выпалила Кори, стараясь не представлять Ника таким, каким видела его несколько минут назад.

– Прости.
Когда они уже сели и начали завтракать, Ник неожиданно взял ее за руку.

– Очень мило, что ты принесла мне чай в кровать, – сказал он, улыбаясь, и добавил: – Я надеюсь, вторая чашка была предназначена для тебя?

– Естественно, нет! – Щеки ее снова вспыхнули. – Разве их было две? Надо же, лишнюю поставила. Я думала, что нам лучше пораньше позавтракать, раз мы к половине двенадцатого едем к твоей маме. И поэтому…

– Я все понял. Но все равно у меня такое ощущение, что ты что-то от меня скрываешь.

– Что? Ты о чем?
– Ты какая-то странная. Немного взвинченная. Мне кажется, это из-за того, что ты видела меня в душе. – Кори молча уставилась на него. – Я не возражаю. Хотя, конечно, предпочел бы, чтобы ты не убегала, а осталась со мной.

Так он ее заметил! Какой кошмар! Кори была готова провалиться сквозь землю.

– Это не то, что ты подумал! – воскликнула она.
– А я ничего не думал. Очень вкусный бекон, ты его сделала именно так, как мне нравится.

К черту бекон! Кори нервно сглотнула.
– Я принесла поднос, тебя не было, но дверь в ванную была приоткрыта…

– А… значит, все-таки видела меня голышом.
– Ты меня обманул! Ты меня не заметил!
– Конечно, если бы заметил, то разве отпустил бы тебя?

– Но как ты догадался? – спросила пораженная Кори.
– Сложил два плюс два. Поднос, чашки и ты, взволнованная, на кухне. Не понимаю, что ты так волнуешься, это я же был голым, а не ты.

– Я знаю, – сквозь зубы проговорила Кори.
– Ладно, не переживай. А скажи, тебе понравилось то, что ты увидела? – Кори бросила на него такой убийственный взгляд, что Ник рассмеялся. – Хорошо-хорошо. Забыли об этом.

– Отлично, – пробурчала Кори, отпив немного сока.
– Между прочим, ты вчера произвела фурор. Мои сестры от тебя в восторге, – сказал Ник, наливая себе кофе.

– А твоя мама? – она слишком поспешно задала этот вопрос, что могло навести Ника на ненужные мысли.

– И мама тоже. – Он внимательно посмотрел ей в глаза.

– Рада слышать!
– Ты очень понравилась маме. Разве ты сама это не почувствовала? Нет, что-то опять не так. Чего еще я не знаю?

Кори не могла выдать Дженни, поэтому выдавила из себя улыбку:

– Ну что ты! Просто у вас такая большая и дружная семья. Я поражена.

– Ты тоже была великолепна, – машинально сказал он и взволнованно добавил: – Кори, пожалуйста, говори мне, если кто-то или что-то тебя расстраивает! Хорошо?

После завтрака они отправились гулять по парку, и Кори была поражена его красотой и ухоженностью. Теннисный корт и площадка для крокета находились в идеальном состоянии. За ними с одной стороны раскинулся старый вишневый сад, а с другой стороны – садик. Благоухающий рай!

– О, Ник! Это чудесно! Какая красота!
Ник улыбнулся:
– Когда я купил этот участок, сад, как и весь дом, был крайне запущенным, но Альберт, мой садовник, сумел возродить его. Он любит свое дело и работает с душой. Цветы для него как дети.

В саду царило спокойствие и умиротворение. Летали бабочки, трудились пчелы, чирикали птицы… Кори была очарована этим местом.

– Если бы у меня был такой сад, я бы целыми днями сидела в нем и любовалась, – мечтательно произнесла она.

– Альберт оценил бы твои слова. Его обижает, что я тут редко бываю.

– А почему редко?
– Много дел. У меня нет времени просто сидеть и смотреть. Но так будет не всегда.

– И когда это произойдет?
Какое-то время Ник молчал, а потом взял ее за руку:

– Ты сама должна понимать, как для меня важна была карьера. Помнишь, ты тоже говорила, что для тебя карьера находится на первом месте.

Когда она такое говорила? Но спорить с Ником было бесполезно, он, казалось, запоминал каждое сказанное ею слово. В любом случае с тех пор, как она встретила его, ее карьера отошла на задний план.

Кори больше не хотела быть забитой, скромной и ушедшей в свои переживания девочкой, какой была до встречи с Ником. Как бы ни сложились их отношения, она усвоила преподанный им урок. И к прошлому возврата уже не было.

– Возможно, я ошибалась.
– Очень может быть. – Ник нежно провел пальцем по губам Кори и повел ее к дому. – Уже почти одиннадцать часов, у нас осталось лишь тридцать минут на то, чтобы переодеться и доехать до мамы.

– О господи! – Кори и не заметила, как быстро пролетело время, рядом с Ником она забывала обо всем на свете.

Но когда они подошли к дому, Ник вместо того, чтобы отпустить ее, обнял и поцеловал в губы.

– Я хочу, чтобы мы с тобой серьезно поговорили, когда вернемся сегодня вечером домой, – прошептал он, отрываясь от нее. – Так больше продолжаться не может. Думаю, ты сама это прекрасно понимаешь. Да?

Кори взглянула на него. А вдруг он скажет ей, что им пора расстаться?

– Хорошо, – кивнула она, стараясь спрятать от него глаза.

– Вот и отлично! Удивительно, как на тебя повлиял сад, ты стала разумной и покладистой. Наверное, мне нужно будет чаще тебя туда водить.

Его издевка заставила Кори взять себя в руки:
– Не испытывай свою удачу, Ник Морган. Промахнешься!

– Да уж… – Он ухмыльнулся. – Спасибо за предупреждение! Помнится, в прошлый раз мне едва не прищемили нос дверью.

Она мило улыбнулась ему:
– Я верила в твою реакцию.
– Что есть, то есть. Но мне не приходилось раньше совершать подобные отскоки.

Поднимаясь по лестнице. Кори задумалась. Что бы произошло, скажи она ему, что любит его и что, кроме него, ей никто на свете не нужен? Как бы отреагировал Ник? Скорее отрицательно. Любовь – это одно, а верность и преданность – совсем другое. Ник не такой человек, который любит связывать себя обязательствами.

Зайдя в свою комнату, Кори достала платье без рукавов кремового цвета, которое взяла специально для семейных встреч. Надев его, она посмотрела на себя в зеркало. То, что надо: элегантно и со вкусом. Выглядеть вызывающе Кори не хотелось.

Она не собиралась соперничать в этом с Маргарет. Кори Джеймс предпочитает классический стиль.

Она еще раз оценивающе посмотрела на себя в зеркало. Что ж, она готова противостоять Маргарет в борьбе за Ника!

Они приехали к Катрине первыми. Ник быстро показал ей дом матери, и тот произвел на Кори приятное впечатление: со своей атмосферой, со своим настроением. Стены украшало множество картин, часть из которых принадлежали кисти хозяйки дома. Кори очень понравилась живописная манера Катрины, и она поняла, почему так охотно раскупаются ее работы.

В прогулке по дому их сопровождали многочисленные животные, населявшие дом: семь собак и пять кошек.

– Если кто-нибудь слишком долго остается в приемнике и все от него отказываются, он присоединяется к этой сумасшедшей банде, – объяснил Ник, когда они вышли во двор, где Катрина решила организовать барбекю.

– Вот так дети все время называют моих питомцев, – недовольно пробурчала Катрина. – Никакие они не сумасшедшие. Ну, может быть, некоторые вначале действительно бывают немножко странными, но любовь и воспитание помогают им исправиться.

– Один пес, Берти, сначала грыз бумагу, газеты, журналы, даже книги с нижних полок таскал. Другой, Никки, воет, когда слышит музыку, а вот тот красавец… – Ник показал на черного кота, – сама видишь, передвигается весьма необычным образом.

– Как тебе не стыдно, Ник! Его едва машина не задавила! – воскликнула Катрина. – На все есть свое объяснение: плохое обращение, недосмотр людей… психологические и физические травмы, если говорить коротко. Я пытаюсь помочь моим маленьким четвероногим друзьям.

– Мне они кажутся очаровательными, – улыбнулась Кори. – Вы правильно поступаете, что берете себе тех, кому нужна помощь. Как я вас понимаю! Будь у меня такая возможность – если бы работала дома, например, – я обязательно поступала бы так же.

– Мама! Умоляю, отговори Кори от подобной благотворительной деятельности. Мне вполне хватает этих несчастных красавцев, – мрачно проговорил Ник, поглаживая запрыгнувшего к нему на колени серого одноглазого кота.

Обе женщины рассмеялись.
Около дома затормозила машина: это приехала Рози с мужем Джеффри и детьми. Дети, поздоровавшись с бабушкой и представившись Кори, потащили отца в сад играть в футбол. За ними увязались все собаки.

Через несколько минут появились Дженни и Род со своими двойняшками. Девочки были очаровательны. Кори не удержалась и выразила свое восхищение их матери.

– Ангелы? – усмехнулась Дженни. – Внешность обманчива. Они ужасные проказницы. Я стараюсь с них глаз не спускать.

Словно в подтверждение ее слов, шум, доносившийся из сада, когда туда убежали девочки, сразу усилился.

Маргарет появилась спустя полчаса. Очевидно, она хотела обставить свое прибытие так, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание.

– Впечатляет! – сказала Дженни, сидевшая рядом с Кори. – Безвкусно, вызывающе, но равнодушным никого не оставит.

Кори была с ней полностью согласна. На Маргарет было длинное облегающее платье, рыжие волосы обрамляли ее лицо, на котором отчетливо выделялись ярко-красные губы.

Катрина поднялась навстречу своей крестнице, усадила ее в свободное кресло и налила вина. Кори натужно улыбнулась Маргарет, но та словно бы и не заметила ее. Может быть, Дженни увидела это, потому что в голосе у нее проскользнули нотки раздражения, когда она сказала:

– Ты не запаришься в этом платье? Сегодня так жарко!

– Я жары не чувствую, – Маргарет наградила ее презрительным взглядом.

– Повезло тебе! – усмехнулась в ответ Дженни.
Маргарет отвернулась от них и завела разговор с Катриной, хотя взгляд ее при этом все время был направлен на мужчин, которые занимались барбекю. Вернее, на одного из них.

Обед прошел в милой домашней обстановке.
Все наелись, потому что барбекю получилось на славу. Потом дети принялись играть с животными, а взрослые продолжали разговаривать, попивая вино и лимонад. И хотя все располагало к тому, чтобы человек расслабился. Кори постоянно ощущала напряжение, потому что видела, какие взгляды бросала то и дело Маргарет на Ника.

Надо было отдать должное Нику, тот, видимо понимая страстное желание Маргарет привлечь его внимание, делал все, чтобы не сталкиваться с ней. Даже когда та несколько раз подходила за добавкой, потому что именно Ник отвечал за раздачу, он говорил с ней с холодной вежливостью.

Дженни и Род решили уехать сразу после чая.
– Девочки обожают своих двоюродных брата и сестренку, но потом их надо долго успокаивать, – сказала Дженни, обнимая Кори на прощание. – Была рада еще раз увидеть тебя, Кори! Ты очень подходишь Нику. Я никогда не видела его таким счастливым.

– Спасибо, – только и смогла промолвить пораженная до глубины души Кори.

Все пошли провожать уезжающих, чтобы помахать им вслед. На обратном пути Кори решила незаметно отлучиться в ванную. В тот момент, когда она вышла оттуда, Кори услышала где-то неподалеку голос Маргарет:

– Пожалуйста, Ник, ты должен меня выслушать. Ты мне нужен. Я перееду в Лондон. Я на все готова, чтобы быть с тобой.

– Не начинай, Маргарет!
– Я знаю, что ты не хочешь жениться. Знаю! Если ты хочешь, мы даже можем не жить вместе.

– Маргарет, у меня уже другая жизнь, – сухо ответил Ник.

– Надеюсь, ты не о той девчонке, которую привез, говоришь. Да она тебе через пару месяцев наскучит! Уж поверь мне!

– Не трогай Кори! Маргарет, ты ведь сама прекрасно понимаешь, что мы с тобой никогда не будем вместе. Между нами ничего нет и быть не может. Тебя просто злит, что из всех мужчин только меня ты не смогла подчинить себе. Даже ребенком ты всегда хотела быть центром вселенной.

– Но когда-то ты был со мной, – вкрадчиво заметила Маргарет.

– Да, мы поужинали пару раз. Повеселились, и все. Мы оба тогда были свободны. Ты должна это понимать.

– Ты так говоришь, потому что я призналась тебе в любви? – Голос женщины дрожал. – Потому что я хотела, чтобы мы были вместе? Это испугало тебя?

Кори услышала, как Ник нетерпеливо вздохнул.
– Маргарет, и тебе, и мне прекрасно известно, какое огромное количество мужчин у тебя было до, во время и после твоего замужества. Ты представления не имеешь, что такое любовь, ну за исключением любви к собственной персоне. И сама в этом много раз признавалась. Ты не можешь успокоиться, потому что хочешь поймать меня в свои сети, а тебе это не удается. И прекрати, пожалуйста, разговоры о разбитом сердце, это не сработает.

Последовала продолжительная пауза, и Кори поймала себя на том, что старается не дышать.

Затем Маргарет заговорила:
– Мы с тобой похожи, Ник. Мы не созданы для семейной жизни. Могли бы поэтому вместе поразвлечься. Что ты отнекиваешься? Из-за нее?

– Из-за того, что ты мне не нужна. И точка! А теперь пойди и попрощайся с мамой! Я уже попросил Рози и Джеффри тоже собираться. Ты вряд ли это заметила, но мама стареет, и ей уже пора отдохнуть от шума и людей.

– Я всегда поблизости, Ник. Так что, когда мисс Совершенство тебе наскучит, звони! Я брошу все и приеду.

– В том, что ты бросаешься к любому мужчине, который тебе звонит, я не сомневаюсь, – произнес Ник.

Кори замерла, ожидая услышать реакцию Маргарет. Это было сказано чересчур резко. К ее удивлению, та только рассмеялась:

– Ты ужасный человек, Ник Морган, но неотразимый мужчина. Короче, я буду ждать твоего звонка.

Ответа Ника Кори не услышала. Они, наверное, пошли в сад к Катрине. Было, очевидно, что Ник был совершенно равнодушен к Маргарет.

Теперь Кори не сомневалась в этом. Вот только ее задела фраза Маргарет о том, что они с Ником похожи. Не созданы для семейной жизни…

Настроение Кори упало. Она же знала об этом с самого начала, но позволила себе увлечься им.

Да, Ник был с ней заботливым, нежным, понимающим, но это не означало, что он изменит свои взгляды на жизнь.

Она постояла еще несколько минут, чтобы справиться с нахлынувшими на нее сомнениями.

Однако ей пора было присоединиться к остальным.
– Привет! – Ник мгновенно встал, когда Кори вышла во двор. – Я уже начал беспокоиться, все ли с тобой в порядке.

– Да, все нормально, – тихо ответила Кори.
Да, она любит его, всем сердцем, однако ей нужен не только он сам, но и брак, дети. А Ник наверняка не собирался заходить так далеко в своих отношениях с ней, поэтому им нужно расстаться, и как можно скорее.

Рози со своей семьей и Маргарет уехали. Проводив их, Катрина, Кори и Ник вернулись в сад.

Кори обвела взглядом оставшийся после обеда беспорядок и посмотрела на Катрину: та и в самом деле выглядела очень уставшей.

– Давайте я сделаю для вас чашечку чая, а потом мы с Ником тут все приберем, – предложила Кори.

Катрина сначала запротестовала, но потом согласилась. Она только настояла, что сама покормит животных, потому что все они сидели, по ее словам, на разных диетах. Когда Катрина ушла в дом. Кори и Ник принялись за работу.

Загрузив первую партию в посудомоечную машину, они занялись приведением в порядок сада.

Надо было помыть и убрать столы и стулья, собрать детские игрушки. Потом Ник помог Кори положить вторую партию грязной посуды, а сам отправился мыть миски животных.

– Из нас получилась отличная команда, – прошептал Ник, обнимая Кори, когда все было убрано и блестело от чистоты.

Кори обернулась и положила голову ему на грудь. Какое-то время они стояли так, не говоря ни слова. Кори почувствовала горечь оттого, что в ее детстве никогда не было таких семейных вечеров.

– Пора ехать. Пусть твоя мама отдохнет от всех нас, – наконец произнесла она.

Катрина сидела в кресле, окруженная своими домашними питомцами, и дремала.

– И вы уже уезжаете, – с горечью сказала она.
– Отдыхайте! – ответила Кори. – И не вставайте! Не надо нас провожать!

Наклонившись, Кори поцеловала пожилую женщину на прощание в щеку.

– Вы ведь скоро ко мне придете еще раз? – спросила Катрина. – Только вы вдвоем, чтобы мы могли поговорить. Когда собирается вся семья, так много народа и очень шумно.

– Спасибо за сегодняшний день! – Кори с трудом сохранила улыбку.

Ей бы очень хотелось прийти еще раз, чтобы получше познакомиться с Катриной. Она чувствовала, что может подружиться с этой чудесной женщиной.

Попрощавшись, они сели в машину и поехали обратно в дом Ника, чтобы забрать свои вещи.

– Большое спасибо, что предложила нам остаться и все убрать. Это была хорошая идея, – тепло поблагодарил Ник Кори.

– Не за что!
Она чувствовала усталость и душевную опустошенность. Ник сказал, что им нужно вечером поговорить, и Кори прекрасно понимала о чем. Он хотел узнать, что она думает о них как о паре, какие у нее мысли об их будущем. И он имел право знать ответы на свои вопросы.

– Что-то не так, Кори? – озабоченно спросил Ник, прерывая ее размышления. – Почему ты не отвечаешь?

– Ты… ты сказал, что хочешь поговорить сегодня.
– Что? Ах, да! – Он нахмурился. – Но не обязательно сегодня. Я думал, что мы пораньше уедем от мамы. Нам еще в Лондон надо вернуться. Мы можем поговорить завтра.

– Я бы предпочла обсудить все сегодня.
– Да? Ну хорошо, – согласился Ник. – Когда мы приедем, пока ты будешь собирать свои вещи, я приготовлю кофе. И мы поговорим.

Как только машина остановилась у дома, Кори выскочила из нее и бросилась в дом. Поднявшись в свою спальню, она за несколько минут собрала вещи и спустилась вниз.

– Уже готова? – удивился Ник, когда она появилась на кухне.

– Да.
Он взял ее за руку и повел в гостиную.
– Кори, ты меня пугаешь, – сказал Ник, усаживая ее на диван.

– Утром ты был прав.
– В чем?
– Нам надо поговорить.
Ник пожал плечами и принялся разливать кофе. В ее чашку он добавил сливки и ложку сахара, после чего сел рядом с ней. Кори бы предпочла, чтобы он сел напротив нее, тогда ей легче было бы разговаривать с ним.

– Почему-то у меня такое ощущение, что мне не понравится то, что ты собираешься сказать.

– Я думаю, что нам больше не следует встречаться, – выпалила Кори, хотя не собиралась начинать разговор именно с этого утверждения. – Думаю, ни к чему хорошему это не приведет.

Последовавшая за этими словами пауза была невыносимо долгой.

– Можно поинтересоваться, почему? – спросил наконец Ник.

Когда они ехали домой, Кори решила не говорить ему, что любит его. Не хотелось шантажировать, вытаскивать из него слова, к которым он не был готов и которые не собирался произносить никогда.

– Я уже говорила тебе, что не хочу ни с кем встречаться. Конечно, все было прекрасно, но я из-за этого несколько забросила свою работу, – произнесла Кори фразы, заготовленные еще в машине.

– И ты решила пожертвовать мной во благо своей карьеры? – вкрадчивым тоном спросил Ник.

Но его тон не обманул Кори. Она почувствовала, как он напрягся.

– Ну… это слишком! Я бы так не сказала. – Внезапно у нее пересохло в горле, и ей пришлось отпить кофе, чтобы она могла продолжать.

– Я тебя слушаю.
– Мы разные люди, и мы по-разному смотрим на жизнь, – в этот раз она была уверена в том, что говорит, поэтому голос ее звучал намного решительнее. – Я признаю, что мы хорошо проводили время вместе. Так будет недолго.

Ник тихо выругался.
– Чушь! Ты так себя ведешь, потому что я стал тебе ближе, дороже? Проник в твое сердце?

Кори поставила чашку на стол и встала:
– Нет. Это не правда!
– Как и все, что ты мне сейчас говоришь. – Он тоже поднялся, не сводя взгляда с бледного лица Кори. – Я знаю, чего ты хочешь. Ты хочешь меня. Черт! Твое тело говорит мне больше, чем всякие слова. Я чувствую, как в тебе загорается желание, когда я ласкаю тебя. Нет, Кори, мы не такие уж разные, как ты думаешь.

– Ты говоришь о сексе!
– Да, – без всякого смущения подтвердил Ник. – И это чертовски хорошая тема для начала. Но между нами есть нечто большее, чем просто физическое влечение, и ты об этом знаешь.

– Мы должны расстаться. Я хочу вернуться к своей работе.

Ее губы задрожали.
– Достаточно, – рявкнул он, до смерти напугав Кори. – Никаких слез! Черт! Это будет последней каплей! Допивай свой кофе!

Ник быстро вышел из комнаты и поднялся по лестнице на второй этаж. Когда он вернулся через несколько минут, у него было каменное выражение лица. Через одну руку был перекинут пиджак, в другой он нес ее чемодан.

– Ты готова ехать? – ровным голосом спросил он.
Кори кивнула и пошла вслед за ним к машине.
Только одна мысль крутилась в ее голове: как она переживет следующие три с чем-то часа?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
Дорога обратно в Лондон стала настоящим кошмаром для Кори. Она бы никому не пожелала такого, даже Маргарет. Ник пребывал в ужасном настроении, что, однако, помогло ему сократить время пути почти на полчаса. Кори была уверена, что в итоге ему выпишут несколько штрафов за превышение скорости, но молчала.

Остановившись у ее дома, Ник вышел из машины и достал из багажника чемодан.

– Иди, открывай дверь!
Кори всю дорогу боролась со слезами, которые постоянно грозили политься из ее глаз.

– Спасибо, я могу сама донести вещи.
– Открой дверь!
У нее дрожали руки, и она с трудом достала ключи, но входная дверь оказалась открытой.

Ник зашел за ней и поставил чемодан на пол.
Кори взяла его и стала подниматься по лестнице, но сразу же обернулась:

– Ник, прости меня. Извини меня!
Она не могла проститься с ним вот так.
– Поднимайся! – угрюмо бросил он.

– Ник, пожалуйста!
– Черт! Чего ты хочешь от меня. Кори? – воскликнул он, и из-за двери на первом этаже раздался громкий лай.

– Мистер Уорд, это я, Кори! – громко крикнула Кори, чтобы ее соседи успокоили собаку и не открывали дверь, и снова повернулась к Нику. – Прости меня! Я думала, мы сможем… – Только не говори «остаться друзьями», приказала она себе. – Расстаться цивилизованно.

– Когда речь идет о тебе, Кори, я не способен быть «цивилизованным», как ты могла бы давно заметить. Ладно, иди спать! – безразличным голосом добавил Ник.

– Я… – открыла было рот Кори, чтобы ответить ему, но, увидев его разгневанное лицо, замолчала.

– Иди спать! Пока я не сказал и не сделал ничего такого, о чем потом буду сожалеть.

Когда она поднялась на свой этаж и подошла к двери в квартиру, она услышала, как входная дверь тихо закрылась. Ник ушел.

Как долго она сидела на диване, Кори не знала, но в какой-то момент все-таки собралась с силами, поднялась, пошла на кухню, приготовила себе кофе и вернулась обратно.

Вот они и расстались! Добилась того, чего хотела. Все кончено! Больше ей никогда не увидеть Ника. Все мосты сожжены. Ник – гордый человек и никогда не вернется к ней, даже если она будет умолять его.

Кори ходила по комнате, и слезы катились из ее глаз. Зачем она это сделала? О чем думала? Это было самой большой ошибкой в ее жизни.

Кто знает, что будет в будущем! Ник мог измениться со временем. Мог захотеть детей, своих наследников. Все возможно! Почему она была такой глупой? Как она могла так жестоко поступить с ним?

Ник говорил, что любит ее. Да, он ни слова не сказал о свадьбе, но это было бы слишком рано!

Они с ним так мало знакомы, хотя иногда и кажется, что прошла вечность с тех пор, как Руфус сбил его с ног.

Они могли быть вместе. А теперь… теперь все кончено.

Кори заставила себя пойти принять душ, но горячая вода ничем не могла ей помочь. Сердце продолжало болеть. Почистив зубы, она направилась в спальню, надела поношенную, но теплую пижаму и залезла в кровать. Через полчаса Кори снова вернулась в гостиную. Она не знала, что ей делать.

Утром она пойдет к нему. Признается, что ошиблась, что солгала. Будет умолять простить ее, вернуться к ней. Кори взглянула на часы. Было только три часа ночи. Как не сойти с ума, дожидаясь утра?

Звонок домофона заставил ее вздрогнуть. Кори внезапно представила себе полицейского, стоящего внизу, чтобы сообщить ей: Ник разбился на машине. Из Барнстепла он ехал со скоростью, какой позавидовал бы любой из гонщиков Формулы-1, которые так ему нравились.

Она бросилась к двери и дрожащей рукой нажала на кнопку.

– Да! Кто это? – прокричала Кори.
– Кори!
Это был Ник. Услышав звук его до боли знакомого голоса, она с облегчением вздохнула.

– Ник! Что ты здесь делаешь?
– Я сам себе задаю тот же вопрос, – ответил он сардонически, но гнева уже не было слышно. – Можно зайти к тебе?

– Что? Да, да, – Кори открыла ему дверь почти автоматически.

Кори никак не могла поверить в то, что Ник был здесь. Он вернулся! Вот тот момент, о котором она только что мечтала. Скажи ему все, что хотела.

Нельзя упускать предоставленный ей судьбой шанс.
– Ник! – Кори открыла дверь и выбежала из квартиры. – О! Ник, Ник! Я была не права! Это глупость! Я не хочу, чтобы мы расставались.

Она бросилась на него так, что они едва не свалились с лестницы. Ник подхватил Кори на руки, вошел в квартиру, ногой закрыл за собой дверь и внес девушку в гостиную. Затем сел на диван, крепко сжимая в своих руках подрагивающее тело Кори. Кори, переполненная эмоциями из-за быстрого перехода от полного отчаяния к надежде, не могла сдержать слез.

Ник дал ей несколько минут, чтобы выплакаться, а потом достал из кармана платок и вытер ей глаза. Кори все еще продолжала хвататься за его шею, будто боялась, что он уйдет. Тогда Ник осторожно освободился и вручил ей платок:

– Высморкайся!
Кори высморкалась.
– Ник, Ник… – повторяла она.
– Да, такого приема я не ожидал, – усмехнулся Ник.
Слава богу! Он пришел! Он вернулся! Он рядом!
– Я совершила глупость. Это была ошибка, – заговорила Кори, хотя слезы продолжали литься из ее глаз. – Я думала: так будет лучше. Ты же любишь свободу и… не собираешься связывать себя никакими обязательствами. Я боялась… Я не хотела ждать…

– Тише, любовь моя, тише… – Кори даже перестала плакать. Неужели есть надежда? – А теперь расскажи поподробнее о том, почему я не хочу связывать себя обязательствами, – попросил Ник, поглаживая ее по голове.

Тут Кори осознала, как ужасно она выглядит.
– Боже, Ник! Не смотри на меня! Это моя старая пижама. Я готова поспорить, что ни одна из твоих девушек не носила подобную пижаму.

– Кори, никто из них даже отдаленно не был похож на тебя, – нежно сказал он. – Ни одна не отказывалась встречаться со мной и не вынуждала меня прибегать к шантажу, чтобы получить согласие на свидание. Никто раньше не заставлял меня ежедневно принимать холодный душ, и… дверью перед моим носом тоже не стучали. – Ник помог ей поудобнее устроиться на его коленях. – Итак, я продолжаю: ни одна из них не была такой сладкой и соблазнительной, как ты. Ни одна не заботилась о несчастных семьях и других страдальцах, которые ничем не могли бы отплатить за помощь. И – в этом я уверен на сто процентов – ни одной не пришло бы в голову убраться в доме старой женщины, которой требовался отдых после семейного праздника.

– Твоя мама вовсе не старая женщина. Она бы тебя убила, если бы услышала сейчас, – с шутливым негодованием воскликнула Кори.

– Ладно, в доме уставшей женщины. – Ник улыбнулся. – Ой, едва не забыл: ни одна женщина не отталкивала меня, как ты, чтобы потом броситься на шею и чуть не задушить в своих объятиях. А теперь ответь на мой вопрос: что ты там такое говорила про меня и обязательства?

– Ты говорил, что тебе нравится свобода и независимость и ты не ищешь продолжительных отношений. – Кори посмотрела на него. Пора было признаваться. – И когда я услышала ваш разговор с Маргарет…

– Ты подслушивала? – Он притянул ее и поцеловал, а потом продолжил: – Между мной и Маргарет ничего нет и не было. Пару лет назад я приглашал ее в ресторан несколько раз, в театр ходили, еще куда-то. И все!

– Ты не спал с ней?
– Я не сумасшедший! – Он еще раз поцеловал Кори. – У Маргарет не было ни единого шанса затащить меня в постель. Она и сама это прекрасно понимала. Ей в то время было очень тяжело, она разводилась с мужем, честно говоря, из-за своих же собственных ошибок и измен. Я решил ей помочь, зная, как мама к ней относится.

– Я рада это слышать. – На душе у Кори стало значительно легче.

– Я тоже рад. А теперь о свободе и независимости… Я говорил о себе до встречи с тобой. Ты разве ни о чем не догадалась?

Кори покачала головой, не веря от счастья своим ушам.

– Я не думала…
– Посмотри на меня, Кори. Я давно уже живу как в лихорадке, и все потому, что без ума от женщины, которая сейчас лежит у меня на коленях. Я никого так долго не обхаживал, как тебя. Мне и не надо было, – признался он и поцеловал Кори со всей страстью, которая в нем скопилась. – Господи, из чего это сделано?

Он с явным неудовольствием посмотрел на ее пижаму.
– Не знаю, – прошептала Кори. – Какая-то шерсть.
– Я тебя прошу, во время нашего медового месяца ничего подобного не надевай.

– Что? – Наверное, ей послышалось, или она не правильно его поняла.

– Я прошу тебя, Кори Джеймс, выходи за меня замуж. – Он вдруг стал совершенно серьезным. – Я люблю тебя и хочу провести оставшуюся часть жизни рядом с тобой. Я хочу, чтобы по дому в Барнстепле бегало много маленьких Кори и один-два Ника. Еще мне хочется доказать тебе, что ты можешь быть любима и желанна. Хочу стереть отсюда… – Ник поцеловал ее в лоб, – все дурные воспоминания. Хочу, чтобы ты каждый день чувствовала себя счастливой. Ну, что ты мне на это ответишь?

Кори сначала кивнула, а потом воскликнула:
– Да! Да! Да!
– Я хотел сделать тебе предложение в Барнстепле, после обеда у мамы, – признался Ник. – Наверное, я слишком торопил события все время. Прости!

Она с нежностью посмотрела на него.
– Я люблю тебя, Ник. Всем сердцем!
– Наконец-то я это услышал, моя дорогая! Но, надо сказать, никогда в этом не сомневался. Моя единственная, несравненная, любимая и смешная Кори.

– Мой Ник!
Кори была на седьмом небе от счастья. Ее мечта сбылась!
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Последний день одиночества 3

Последний день одиночества 2

Воспоминания отрезвили Кори, и она перестала отвечать на поцелуи Ника. – Что случилось? – тихо спросил тот, но в голосе его не было ни раздражения, ни недовольства. – Я… Я не делаю...

Последний день одиночества 1

В тот же момент, когда Кори спустила Руфуса с поводка, она поняла, что совершила огромнейшую ошибку. Мощный лабрадор с неимоверной скоростью помчался по аллее Гайд-парка. Гуляющие...

Последний день осени

Время застыло. Белый замёрзший лист целую вечность падал с тихих небес и никак не мог встретиться с землёй. Наконец-то наступил последний день осени. Алекс разделял людей на два...

Последний день

-Как же я изменилась...-сказала Мария взглянув в зеркало,расчёсывая волосы,а точнее,то что от них осталось... В отражении зеркала Мари видела себя и в то же время не себя..В...

Последний день лета

Ставлю на стол вазу. Жёлтые подсолнушки на прозрачном стекле. Варенье из яблок. В каждой дольке – тепло уходящего лета… Любуюсь… Должно быть скоро появятся гости. Так и есть – одна...

Последний день Жени Егоровой

«лиловый негр вам подает манто», напевала Женя, идя под руку с афро-американцем по имени Джо. Это был высокий негр, одетый в синие джинсы и рубаху цвета хаки. Несмотря на грозный...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты