Последний день одиночества 2

Воспоминания отрезвили Кори, и она перестала отвечать на поцелуи Ника.

– Что случилось? – тихо спросил тот, но в голосе его не было ни раздражения, ни недовольства.

– Я… Я не делаю этого на первом свидании, – пробормотала она.
Последний день одиночества 2
Да и первым свиданием их встречу не назовешь! Что лишь осложняет ситуацию.

– Не понял… Ты что, не целуешься?
Кори нервно сглотнула.
– Не так, как это происходит у нас.
– В смысле?
– На заднем сиденье машины. – Она кашлянула. – Прощальный поцелуй на ступеньках у двери – это одно, а такой поцелуй – совсем другое… нечто большее… и…

– Интимное? – закончил он за нее.
– Да, – согласилась Кори.
– Тогда хорошо.
Теперь в его голосе появилась теплота, что очень обрадовало Кори. И она была рада тому, что темнота скрывает румянец, появившийся у нее на щеках.

– Договорились, никаких поцелуев до тех пор, пока я не довезу тебя до ступенек у двери твоего дома. – Обняв Кори за плечи, он притянул ее к себе. – Отдыхай! Закрой глаза и думай о чем-нибудь приятном!

Да разве могла она расслабиться, если каждой клеточкой своего тела чувствовала его присутствие?!

Время так медленно ползло, что, казалось, они ехали целую вечность. Но вот машина остановилась, и Ник прошептал:

– Приехали, вот и ступеньки, вот и входная дверь.
Кори решила сделать вид, что задремала, и даже выдавила из себя легкий зевок.

– Мы уже приехали? – с деланным удивлением пробормотала она.

Ник не стал выводить ее на чистую воду, но она заметила усмешку на его губах, когда он помогал ей выйти из машины.

– Спасибо за замечательный вечер! – поспешно произнесла Кори и махнула рукой: – Пока! Я побежала.

– Я провожу тебя до двери в квартиру, – заявил Ник тоном, не терпящим возражений. – Я никогда себе не прощу, если вдруг окажется, что где-то там спрятался маньяк с топором.

– Сомневаюсь, что такое возможно, – скривилась Кори.

– Почему? Ты газет не читаешь? Мы живем в страшном и опасном мире, – наставительно сказал он.

Когда они вошли в подъезд. Кори прошептала:
– Постарайся не шуметь. У людей, которые живут на первом этаже, очень большая собака, она может начать лаять и всех разбудит.

– Попробуем? Хочется услышать эту собаку Баскервилей, – саркастически пробормотал Ник.

– Я серьезно!
Тихое рычание, донесшееся до Кори, заставило ее прекратить разговор. Она сняла туфли, чтобы было легче подниматься по лестнице, и выпрямилась.

– Господи! – услышала она шепот Ника. – Да ты, оказывается, коротышка! Весь вечер провела на ходулях, что ли?

Кори не смогла удержаться и хмыкнула:
– Подожди, еще выну мой стеклянный глаз и сниму парик с голого черепа.

– Умираю, как хочется скорее это увидеть!
Когда они подошли к двери, ее веселье моментально испарилось. Чего он ожидает от нее? Что она пригласит его на чашечку кофе? Вернее, на две: сейчас и утром. Кажется, она ясно дала ему понять в машине, чтобы он ни на что такое не рассчитывал. А вдруг он снова начнет приставать к ней с поцелуями?

– Спасибо за замечательный вечер, – начала Кори.
Теперь, когда она сняла туфли, ему нужно будет наклоняться еще ниже, чтобы поцеловать ее.

– Повторяешься. Ты уже говорила это. – Он внимательно посмотрел на нее и вдруг неожиданно добавил: – Спокойной ночи, Кори!

Она удивленно подняла голову и посмотрела на него. Он что, уже прощается? А как же кофе? Но уже в следующее мгновение она взяла себя в руки: не надо показывать, что его уход огорчает ее.

– Спокойной ночи! – ответила Кори. – И в доказательство мощи моих мыслительных способностей мне хочется высказать тебе напоследок одну весьма оригинальную мысль: я очень благодарна тебе за сегодняшний вечер. Он и вправду был великолепным.

Ник улыбнулся:
– Я тоже так думаю.
Он протянул руку и нежно провел кончиками пальцев по щеке Кори. Она опустила глаза.

Может, все-таки пригласить его? И наплевать на все последствия! Соблазн был слишком велик… но Ник неожиданно развернулся и начал спускаться по лестнице.

Она так и знала! Нет, он никуда больше не собирается ее приглашать! А если и пригласит, она все равно ему откажет! Между ними ничего нет и быть не может.

– Как насчет того, чтобы пообедать завтра вместе? – услышала она вдруг голос Ника.

Сердце Кори замерло. Вот он – момент истины!
– Пообедать? – растерянно переспросила Кори, раздираемая противоречивыми желаниями.

– Ага, то есть сесть за стол и положить себе на тарелку что-нибудь съедобное.

Когда он издевался над ней, ей было легче принимать решения.

– Огромное спасибо за приглашение, но нет.
– Почему? – Он стоял между этажами и внимательно смотрел на нее.

– Потому что… – Кори осеклась. Что ей делать? Соврать и сказать, что у нее уже назначена деловая встреча? Нет, это не выход: он предложит ей тогда поужинать или позавтракать. Тут требуется нечто более весомое. Чтобы уж отшить так отшить! – Потому что… я не хочу сейчас ни с кем серьезно встречаться.

– Понятно. Из-за работы? – Ник покачал головой. – Не самая лучшая причина, особенно если учесть, что твоя собака чуть не разорвала меня в клочья. Разве уже отменили чувство долга?

– Во-первых, мы в расчете. Я провела с тобой сегодняшний вечер, как мы и договаривались. А во-вторых, Руфус – не моя собака.

– Ты за него несла ответственность, – усмехнулся Ник. – Хочешь, я разденусь и покажу тебе свои синяки?

– Не надо, а то я потом до утра не усну.
Он опять пытался соблазнить ее, но благодаря подлецу Уильяму она уже никогда не попадется на эту удочку.

– Я могу за четверть часа собрать толпу женщин, которые не отказались бы от такого предложения.

– Не сомневаюсь, – саркастически заметила Кори.
– Ладно, я заеду за тобой в полдень. Мне известен один удивительный паб, где подают тающие во рту ростбифы. А пудинги там просто волшебные!

– У меня, видно, с памятью плохо. Мне показалось, что я уже говорила тебе, что не собираюсь с тобой завтра обедать, – резко сказала она.

– А я тебе ответил, что вовсе не приглашаю тебя на свидание, а просто требую компенсацию за нанесенный мне моральный и физический ущерб. А кроме того, ненавижу в воскресенье обедать в одиночестве. – Ник помахал ей рукой на прощание. – Значит, договорились!

И он продолжил быстро спускаться вниз по лестнице.
Нет! Не договорились! Но доказывать это было бесполезно. Как со стеной разговаривать!

Кори предприняла последнюю попытку и подбежала к лестнице:

– Ник, я не собираюсь с тобой обедать!
– Ровно в двенадцать, – раздался в ответ его голос. – И возражений я не принимаю.

– Ник!
Он уже был в холле.
– Не кричи так громко! Здесь злая собака! – донеслось до нее, а затем послышался звук закрывающейся двери.

Несмотря на поздний час, у Кори сна не было ни в одном глазу. Она приняла душ, смыла макияж, легла, но сон бежал от нее. Провалявшись в кровати около часа. Кори встала и отправилась на кухню. В голове у нее мелькали воспоминания о прошедшем дне. Как она встретила Ника, как они танцевали, как он целовал ее в машине… С такими мыслями разве уснешь? Кори достала из холодильника пакет молока. Горячее молочко с медком – лучшее снотворное!

Нет, этот Ник Морган – совершенно невозможный человек. С ним нельзя разговаривать!

Надо бы его проучить: притащится завтра и пусть целует закрытую дверь. Вот у него лицо будет!

Некрасиво, конечно, но ехать с ним – это вообще чистой воды сумасшествие. Кори тяжело вздохнула. Решиться на свидание с мистером Морганом – значит искать крупных неприятностей на свою бедную голову.

Почему-то ей снова припомнился Уильям Паттерсон. Сто лет бы о нем не думала!

Кори только что закончила университет и ходила на курсы подготовки социальных работников, когда встретила его. Она отправилась с друзьями в дорогой ресторан – явно не случайное совпадение! – чтобы отпраздновать начало новой жизни. И натолкнулась на Уильяма – в буквальном смысле.

У нее сломался каблук, и она упала прямо в объятия проходившего мимо мужчины.

Кори опять вздохнула и взяла печенье. Надо подсластить тягостные воспоминания!

С самого начала она знала, что Паттерсон – мужчина не ее романа, такие типы ей никогда не нравились. А главное, невооруженным глазом было видно, что он не собирается расставаться со своим холостяцким образом жизни.

К ее удивлению, Уильям начал преследовать ее: звонил по десять раз на дню, приглашал в разные места. Наверное, его раздражало, что она чересчур уж спокойно относится к его ухаживаниям.

Остальные женщины вели себя по отношению к нему гораздо более доброжелательно. Самолюбие было задето. Кори знала об этом, нутром чувствовала, но умудрилась тем не менее влюбиться.

Слава богу еще, что здравый смысл полностью не утратила и не позволила ему затащить себя в постель.

И в один прекрасный, вернее, наоборот, совсем не прекрасный день, он сделал ей предложение.

Батюшки! Пока вспоминала Уильяма, она, оказывается, слопала чуть ли не всю пачку печенья, да и молоко все выдула. Вот как тяжело вспоминается прошлое! Выключив плиту и убрав все со стола, Кори вернулась в спальню и забралась в постель.

Конечно, тогдашнее предложение Уильяма потрясло ее. И в голову полезла всякая романтическая дребедень! Подумала: значит, она для него не просто красивая девушка, а человек, с которым он хочет провести всю оставшуюся жизнь. Вот оно – счастье! Впервые в жизни она была любима, рядом возник человек, который будет заботиться о ней.

Прощай, одиночество!
А потом он предложил поехать на выходные в Париж, чтобы отпраздновать помолвку. Там он собирался пойти с ней вместе в самый шикарный магазин и выбрать обручальные кольца. Кто бы сказал «нет»?

Зачем она отправилась к Уильяму в его рекламное агентство накануне отъезда в Париж, объяснить сложно. Как говорится, проходила мимо.

Секретарше, которая встретила ее в приемной, Кори заявила, что хочет сделать Уильяму сюрприз.

Та попыталась ее остановить, но у нее ничего не вышло – любовь не знает преград. А в кабинете Кори ждала сцена из порнофильма: жених «общался» с обнаженной блондинкой на диване.

Что было потом, и вспоминать не хочется. Уильям обвинил Кори во фригидности, в эмоциональной зажатости и бог весть в каких еще грехах. Для себя же, любимого, нашел множество оправданий. Не дослушав лекцию Уильяма о пользе свободной любви, она выскочила из кабинета, и больше они никогда не встречались.

Кори вздохнула. И как это она раньше не замечала, что у нее такая неудобная кровать! Нет! Ей надо быстренько заснуть, иначе завтра она будет похожа на огородное пугало! Самое время вспомнить формулы аутогенной тренировки, которые спасали ее после разрыва с Уильямом. Как там было? «Моя правая рука тяжелая и теплая. Моя левая рука тяжелая и теплая…»

В конце концов ей удалось заснуть, и прозвеневший в девять часов будильник прервал весьма насыщенный эротический сон. Вспомнив его, Кори зарделась.

Откуда у нее в голове взялись такие физиологические подробности, если она едва знает Ника Мартина? Наверняка она ему польстила! Таких богатырей – один на миллион. И тот какой-нибудь замухрышка с рябым лицом. Кори встала и поплелась в ванную. Воспоминания о вчерашнем поцелуе вперемешку со сценами из сна продолжали преследовать ее. Единственный выход – холодный душ! Но и это мало помогло.

Ник появился на пятнадцать минут раньше обещанного, но Кори была уже готова к выходу.

Последние два часа она провела в мучительных размышлениях, что ей надеть. В спальной теперь царил такой беспорядок, будто там пронесся смерч. Везде: на кровати, на стульях, на полу – валялась одежда. Почти все ящики были пусты. И пусть! Ника в свою квартиру Кори приглашать не собирается, так что этого кошмара он не увидит.

Когда наконец выбор был сделан, она на всякий случай закрыла спальню на ключ. От греха подальше! Она окончательно решила не пускать Ника ни в свою квартиру, ни в свое сердце. Предстоящий обед будет последним. Зачем ей каждое утро стоять под холодным душем, так легко и воспаление легких заполучить!

После разрыва с Уильямом она долгое время ни с кем не встречалась. Дружба – пожалуйста!

Хорошо провести вдвоем время, почмокаться, но не больше! Пускать в сердце еще одного мужчину она не собиралась, хватит ей одного Уильяма Паттерсона. Если ее новый ухажер не соглашался с ее правилами, она быстро расставалась с ним. Страдать ей больше не хотелось. Лучше сконцентрироваться на работе, ведь там она по-настоящему нужна людям. А без всего остального она обойдется! Придется обойтись…

Нажав кнопку домофона. Кори сухим голосом сообщила, что сейчас спустится.

Ник стоял возле черной спортивной машины. И Ник, и машина выглядели одинаково потрясающе.

На нем была светло-голубая рубашка, заправленная в брюки. Две верхние пуговицы были расстегнуты, и можно было видеть волосы на его груди.

От одного взгляда на Ника у Кори пересохло в горле. Начало встречи не из лучших! Надо срочно вырабатывать средства защиты от мужских чар.

Может, купить очень темные солнцезащитные очки? Единственное, что утешало Кори: Ник не мог знать, что она чувствует.

– Привет!
Получилось у нее или нет, трудно сказать, но она пыталась вложить в это короткое слово максимум равнодушия.

Ник небрежной походкой подошел к Кори.
Взгляд его синих глаз пробежался по ней.
Она не хотела переусердствовать с нарядом, поэтому выбрала розовый топ с белыми кружевными оборками и такого же цвета джинсы. Ненавязчивый макияж и распущенные волосы завершали картину. Просто, но элегантно, как и следует одеваться в обычный июньский день. Пусть не думает, что ради него она хоть палец о палец ударит. А два часа наведения марафета останутся ее маленькой тайной.

– Здравствуй!
Так, кажется, ее предки произошли не от обезьяны, а от хамелеона: щеки стали такого же цвета, как и топ с джинсами, – не отличишь!

– Рад, что ты все-таки решила присоединиться ко мне, – мягко произнес Ник.

«Решила присоединиться»? Отлично сказано!
Если ей не изменяет память, накануне она ему трижды говорила «нет» и ни одного раза «да». Тут ничего не поделаешь – мужской шовинизм не знает исключений.

– Помнится, у меня не было выбора, – заметила она строгим, «учительским» голосом.

– Ой! Напугала ты меня до смерти! – Он подмигнул ей. – Я был абсолютно уверен в том, что ты кинешься мне в объятия и с улыбкой прощебечешь, что безумно рада моему приглашению и полночи не спала в ожидании моего приезда… Или что-нибудь в этом духе.

– Я не умею так безбожно лгать! – Кори широко улыбнулась ему. – А уж полночи не спать – это ты загнул. Уснула сразу же и спала как убитая.

Ник, нисколько не растерявшись, усмехнулся:
– Значит, мне сегодня придется изрядно попотеть, чтобы ты с нетерпением ожидала нашего следующего свидания.

Начинается! Нет, она не должна позволять ему соблазнять ее. Тем более что фраза про «изрядно попотеть» сразу напомнила ей о «ночных кошмарах»! Жаль, она не догадалась взять с собой успокоительное!

– Уверена, что твоя дорогая во всех смыслах фотомодель – Миранда, кажется? – скоро возвращается из Америки. Я права?

В этот момент они как раз подошли к машине, но Ник не стал открывать дверцу. Он схватил Кори за плечи и резко развернул к себе. Взгляд его был грозным.

– Во-первых, запомни раз и навсегда: Миранда не моя девушка. Во-вторых, я понятия не имею, когда она возвращается, мне об этом не докладывали. В-третьих… – Он перестал хмуриться. – В-третьих, ты проходила в школе курс анатомии и физиологии? Догадываешься, как на меня действуют твои обнаженные плечи?

Кори невольно опустила глаза. И тут же выругала себя последними словами. Ведет себя как бурлящая гормонами девчонка! Что она, спрашивается, хотела увидеть внизу? Кори быстро подняла голову, и взгляд ее уперся в грудь Ника. Час от часу не легче! Сквозь тонкую рубашку просвечивалась густая растительность. И опять ее мысли потекли в ненужном направлении.

Поборов свое смущение, Кори вкрадчиво спросила:
– Сегодня на новой машине? Тоже твоя?
Она с деланным интересом принялась рассматривать машину.

– Для поездок в выходные дни. – Он наконец открыл ей дверцу. – Такая стильная и дорогая тачка обычно производит неизгладимое впечатление на женщин.

Кори решила проигнорировать сарказм в его голосе.
– Куда едем? – поинтересовалась Кори, когда они уселись и Ник завел мотор.

– Сюрприз!
– Забыла тебе сказать: не люблю сюрпризы.
– Это плохо. – Он бросил на нее быстрый взгляд. – Но не волнуйся, я не из тех, кто похищает женщин, а потом принуждает их исполнять развратные желания. По крайней мере, не в обеденное время и не в воскресенье, – шутливо добавил Ник.

– А я так и не думаю. – Кори очень надеялась, что он заметит высокомерную нотку в ее голосе.

– Не думаешь? – Он внимательно следил за дорогой, но иногда посматривал в сторону своей спутницы. – Неужели ты принимаешь меня за Дон Жуана?

– Вовсе нет, – чопорно ответила Кори, стараясь не смотреть на его сильные и красивые руки.

– Вот и прекрасно! А теперь расскажи мне немного о себе, – попросил Ник. – Если я не ошибаюсь, тут где-то поблизости живет твоя тетя со сломанной ногой. А другие родственники есть? Родители? Братья или сестры, чтобы по очереди выводить на прогулку грозу беспечных прохожих Руфуса Великолепного?

Сердце Кори испуганно екнуло. Ей совсем не хотелось говорить о себе, особенно с Ником. Чем меньше он о ней будет знать, тем лучше. Но и промолчать тоже было нельзя.

– Мои родители умерли несколько лет назад, – начала она. – Ни братьев, ни сестер нет. А тетя Джоан – моя сама близкая родственница.

– И вы с ней ладите?
– О, да! – Кори не ощутила, как потеплел ее голос, когда она заговорила о тете, но зато Ник сразу отметил это про себя. – Она всегда была мне больше чем просто тетя. Мои родители… ну… они были очень заняты. У них не было свободного времени, чтобы… – Она осеклась, поняв, что говорит лишнее.

– Значит, спокойное детство с большим количеством друзей, чтобы возместить отсутствие братьев и сестер?

Друзья? Ей запрещалось приводить в дом друзей и знакомых. Ходить в гости тоже не разрешалось. Это создавало родителям лишние хлопоты: отвезти, привезти. У них не хватало на это времени.

Они требовали, чтобы сразу после ужина Кори шла к себе наверх и делала домашнюю работу, после этого она могла читать или смотреть телевизор. У нее на втором этаже имелось все необходимое, даже собственная ванная, чтобы ей не нужно было спускаться вниз и мешать родителям. Внизу она могла появиться только для того, чтобы пожелать родителям спокойной ночи. Немудрено, что в своей комнате Кори чувствовала себя как в тюрьме.

Она посмотрела в окно, надеясь скрыть от Ника, если он вдруг взглянет на нее, выражение своего лица.

– Да, детство получилось спокойнее некуда, – выдавила Кори из себя, надеясь, что Ник не заметит ее волнения.

– А домашние животные у тебя были?
Она об этом родителям и заикнуться не могла!
– Нет… не было, – тихо ответила Кори. – Теперь твоя очередь! У тебя есть семья?

– Мать. Она живет в Барнстепле. Там я и вырос. А отец мой умер пять лет назад.

Какая-то нотка в его голосе заставила Кори сказать.

– Сочувствую! Вы были близки?
– Очень. Он был отличным человеком. Моя мама до сих пор горюет. Обе мои сестры обзавелись семьями. И мама им помогает. Из-за работы я редко бываю дома. Пришлось даже квартиру в Лондоне купить.

– Значит, у тебя было счастливое детство? – с любопытством спросила Кори. Ее поразило, сколько любви прозвучало в голосе Ника, когда он говорил о своей семье.

– Лучше не бывает. А следовательно… – они в этот момент остановились на светофоре, и Ник обернулся к ней, – перед тобой очень милый и дружелюбный человек.

Зажегся красный свет, и машина снова тронулась. Кори задумалась над словами Ника. Что он имел в виду? Может быть, намекал, что она не такая?

Когда они подъехали к пабу, Кори испугалась, что они туда не попадут, так много было в нем посетителей. Однако Ник решительно провел ее на веранду и указал на свободный столик для двоих возле решетки, обвитой розами.

– Это наш.
– Откуда ты знаешь?
Ник убрал табличку с надписью, что место забронировано, и усадил Кори.

– Доверься мне, – сказал он, улыбнувшись. – Я хорошо знаю владельца. Если владелец «Темплгейта» мой университетский друг, то Джон – друг детства. Я позвонил ему сегодня утром и заказал столик. У них тут великолепное «Брунелло». Ты любишь красное вино?

– Обожаю.
– Я возьму тогда бутылочку. Гарантирую, когда ты его попробуешь, то не сможешь остановиться.

Я, к сожалению, за рулем, поэтому могу рассчитывать только на один бокал. И два ростбифа, согласна?

Кори кивнула. Ей было приятно, что он так ухаживает за ней.

Когда она сделала первый глоток, то закрыла глаза от удовольствия. Вино действительно было божественным.

– Оно изумительно! – воскликнула Кори и сделала еще один глоток.

– Не смей теперь говорить, что я не нашел путь к твоему сердцу… – Ник сидел прямо напротив нее, полуприкрыв глаза и вытянув свои длинные ноги.

Кори насмешливо изогнула брови:
– Ты полагаешь, что я могу влюбиться в тебя из-за одного бокала вина? Хорошего ты обо мне мнения!

– Почему же «одного бокала»? Прямо перед тобой целая бутылка.

Она улыбнулась:
– Я считаю, что во всем надо знать меру.
– Во всем, во всем? – переспросил Ник.
– Да, – твердо настояла Кори, решив не допытываться, к чему он клонит.

– Так я и думал, – самодовольно заявил ее визави. – Абсолютно ясно, что в твоем воспитании зияют огромные дыры, и я как благородный человек считаю своим долгом открыть тебе глаза на некоторые вещи. С этого момента, Кори, ты должна смотреть на меня как на своего учителя. Договорились?

Она рассмеялась. Как можно воспринимать такие заявления всерьез? Ясное дело, что Ник шутит.

– И мы начнем прямо сейчас, – решительно продолжил он.

Поставив бокал на столик, Ник взял ее руку и перевернул ее ладонью вверх, потом медленно провел по запястью пальцем, а затем, поднеся к своим губам, языком.

– Нет! Не делай так! – вспыхнула Кори, отдергивая руку и едва не сбив при этом свой бокал.

– Почему? – Лениво улыбнувшись, он откинулся на стуле и посмотрел ей прямо в глаза. – В этом нет ничего особенного. А уж кричать на весь паб и вовсе излишне!

Конечно, может быть, облизывать языком руку и пустяк, но могло последовать продолжение.

Кори прекрасно понимала, к чему стремится Ник, и была решительно настроена не поддаваться его очарованию.

– Я не играю в подобные игры, – четко произнесла она.

В его глазах не было и намека на смех, когда он спросил:

– А кто здесь играет?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Кори готова была расцеловать официантку, которая принесла их заказ. Как вовремя! Ей теперь можно было оставить без внимания последний риторический вопрос Ника, и она с преувеличенной радостью принялась за еду.

Ростбиф со сложным гарниром был восхитительным, как и последовавший за ним вишневый пирог.

Все это она запила еще одним бокалом вина, который Ник с готовностью ей налил. Сам он при этом довольствовался минеральной водой.

После обеда Ник и Кори, взявшись за руки, отправились гулять по скверу, расположенному недалеко от паба. На Кори снизошло какое-то умиротворение.

– Давай полежим немного, – вдруг сказал Ник и потащил ее в тень ближайшего дерева. Он усадил ее на траву, сам улегся рядом, скрестив руки под головой, и закрыл глаза. – Поели, погуляли, теперь пора устроить тихий час.

– Ты говоришь так, как будто мы малыши из детского сада, – проворчала Кори и добавила уже серьезным голосом: – Я днем не сплю.

– А ты попробуй! – Он протянул руку и уложил Кори рядом с собой, положив ее голову себе на грудь. – Вот тебе и подушка. Закрой глаза. Будь хорошей девочкой.

Первые пять минут она была вся на нервах, но, так как Ник не пытался целовать ее, а только нежно гладил по волосам, она расслабилась. Жаркий день, недосып и вкусный обед с красным вином в итоге сморили Кори, и она заснула.

Когда она проснулась, ее голова лежала на животе Ника, а сам он полусидел, опершись на локоть, и наблюдал за ней.

– Привет, – игриво сказал он.
– И тебе тоже… – сонно проговорила Кори.
Ник нагнулся и поцеловал ее. Самым естественным действием в таком случае оказалось обнять его за шею. Она еще не до конца проснулась, чтобы осознать: именно этого ей хотелось с того момента, как Ник позвонил по домофону.

Чтобы Ник Морган снова поцеловал ее!
Поцелуй был долгим и страстным, однако неожиданно Ник сам отстранился от нее. Голос его сделался глухим:

– Еще немного, и я могу забыть, где нахожусь. Не стоит пугать детей и смущать их родителей.

Кори улыбнулась. Ей показалось, что Ник был чем-то удивлен. И уже через секунду он подтвердил ее предположение:

– Не понимаю, каким образом тебе это удается, Кори Джеймс, но ты определенно действуешь на меня как наркотик.

– Это хорошо или плохо? – Боже! Она с ним флиртует!

– Зависит от тебя. – Он провел пальцем по линии ее губ.

– Как это?
– Как часто я смогу получать новую порцию наркотика.

Достаточно! Кори резко села, смахнула волосы с глаз и воскликнула:

– Да что же это такое?! Я же тебе говорила, что не…

– …собираешься ни с кем встречаться, – перебил ее Ник. – Видишь, я запомнил. И когда ты планируешь начать?

– Начать что?
– Рано или поздно тебе обязательно захочется иметь семью, детей. Где тогда будешь искать свою вторую половинку, если вычеркиваешь представителей сильного пола из своей жизни? – мягко спросил Ник.

Кори опустила глаза в поисках подходящего ответа.
– Почему я должна обязательно захотеть строить семью? Только потому, что я женщина?

Она смотрела ему прямо в глаза, но не могла прочитать в них то, о чем Ник думал.

– Мне кажется, женщины склонны к моногамии, детям и так далее.

– Многие, но не я, – твердо ответила Кори.
– Ты не хочешь детей?
– Нет… Да… Я имею в виду… – Хорошо бы знать самой, что она имеет в виду. – Дети не входят в мои ближайшие планы.

– Не слишком ли резкое утверждение? – поинтересовался Ник.

– Нет. У меня сейчас на первом месте работа, а я не хочу, чтобы дети чувствовали себя одинокими и брошенными.

– Одинокими и брошенными? Такой ты себя чувствовала в детстве?

Кори поморщилась. Она даже с близкими друзьями не говорила на такие темы!

– Давай поговорим о чем-нибудь другом, – предложила она.

– Нет, мне хочется понять тебя. – Ник встал, потянув Кори за собой. Крепко ее обняв, он продолжил:

– Кори, большинство детей растут с осознанием того, что для родителей нет ничего дороже их. Я сожалею, всем сердцем сожалею, что у тебя это было не так. Но ошибки других людей не должны влиять на твою жизнь, не должны мешать жить так, как тебе этого хочется.

– Откуда тебе известно, чего мне хочется? Ты меня не знаешь! Ты ничего не знаешь о моих родителях, поэтому не стоит делать поспешных выводов!

Некоторое время Ник молчал, но потом заговорил снова:

– Я не могу допустить, чтобы такой красивый и чувствительный человек, как ты, отгородился от жизни. Разве ты не понимаешь этого?

– По-твоему, жить – значит заниматься сексом? – спросила Кори, сама шокированная своим вопросом. – С тобой, например.

– Конечно, предложение интересное, – мечтательно протянул Ник, – хотя я говорил не совсем об этом. Представь себе, но я способен иногда думать о чем-то еще, помимо секса.

– Тогда считай себя уникумом, – выпалила Кори, сама поражаясь своей несдержанности.

Она сделал попытку высвободиться из его рук, но Ник только сильнее прижал ее к себе.

– Как его звали?
– Кого? – нервно переспросила Кори.
– Парня, который предал тебя. И не отрицай, что такого не было. Кори! Это было недавно? – Она промолчала. – Скажи мне, я должен знать! Между вами все кончено?

– Да, – выдохнула Кори.
– В твоем сердце или в твоей голове?
Этот человек не понимает, когда нужно остановиться! Переполняющие ее чувства придали Кори сил, она вырвалась из рук Ника и сделала несколько шагов назад.

– И там, и там. Доволен? С Уильямом давно покончено! Ты это хотел услышать?

– Да, это, – никакого раскаяния или сожаления в его голосе не чувствовалось. Ник засунул руки в карманы брюк и прислонился к дереву. – Ее звали Петицией, – вдруг тихо заговорил он. – Мы были женаты. Она погибла в канун Рождества, когда пьяный водитель грузовика врезался в ее машину. Она поехала за лампочками, чтобы успеть украсить елку к моему возвращению с работы. Водитель грузовика почти не пострадал, отделался синяками.

– О, Ник! – вырвалось у Кори, и слезы выступили у нее на глазах.

– Это было давно, Кори, тринадцать лет назад, если быть точнее. Мы только что закончили университет. Совсем еще молодые, мы радовались каждой минуте, проведенной вместе. Мне было двадцать два года. В ту ночь я сразу повзрослел. А после… – Он скривился. – Я начал работать как проклятый. Через год открыл собственную фирму. Мне помогало то, что дел было много и я не мог позволить себе раскисать.

– И ты больше никогда не… Я хочу сказать, ты ни на ком не хотел… – она осеклась.

– У меня были отношения с женщинами. И даже весьма продолжительные, но жениться я не хотел… Если ты об этом спрашиваешь.

Кори кивнула. Как же она была несправедлива к нему все это время!

– Тебе, наверное, было очень трудно, – вымолвила наконец Кори.

– Сначала было действительно очень тяжело. – Ник пожал плечами. – Но все уже изменилось. И я уже не тот мальчишка, которого знала Петиция.

Он грустно улыбнулся и взял Кори за руку. Она не сопротивлялась, но, когда они шли обратно в паб, тревожные мысли снова завладели ею. Зачем Ник рассказал ей о своей погибшей жене? Чтобы она изменила свое отношение к нему? Уильям часто пользовался подобными трюками. Когда Кори анализировала их отношения после разрыва, она поняла, что он все время виртуозно манипулировал ею и ее чувствами.

– Ты опять задумалась, – раздался голос Ника.
– Что? – нахмурившись, переспросила она.
– Я готов поспорить на сто фунтов, что в твоих мыслях присутствовал я, но ты была ко мне не очень-то благосклонна. Я прав?

– Не будь смешным! – Кори почувствовала, как у нее запылали щеки.

– Прикидывала, не хотел ли я своей печальной историей разжалобить тебя?

– Я не понимаю, о чем ты говоришь! – нервно вскрикнула Кори.

– Маленькая лгунья, – это было сказано с такой нежностью, что даже не обидело Кори, но заставило перейти в наступление.

– Тогда ты сам скажи, зачем рассказал мне эту историю? – спросила она Ника, развернувшись к нему и посмотрев прямо в глаза.

– Понятия не имею, – ответил он, не моргнув. – Честно говоря, я обычно не имею обыкновения вдаваться в такие подробности моей жизни на втором свидании. Я вообще стараюсь не говорить о произошедшем.

И на какую-то секунду Ник, казалось бы такой большой и сильный, показался ей слабым и несчастным. Он был самым красивым и притягательным мужчиной из всех, кого она когда-либо встречала. Чего он хочет от нее? Вероятно, у него на уме непродолжительный роман, пока на горизонте не появится более достойная его женщина. Красивая и опытная…

Как она может признаться ему, что у нее нет никакого опыта, что она никогда не…

Кори вздохнула. Нет, Ник Морган будет смеяться над ней, а она этого не вынесет.

Конечно, у нее были парни до того, как она познакомилась с Уильямом, но в отличие от своих университетских подруг, которые спокойно относились к сексу и прыгали из одной кровати в другую, Кори ждала своего единственного.

Через несколько минут они уже подошли к пабу, попрощались с Джоном и его женой Люсиндой и сели в машину. Когда Ник выехал на дорогу, Кори решила попробовать избежать совместного ужина:

– Я взяла работу на дом, и мне необходимо посмотреть некоторые бумаги до завтрашнего дня. Если ты не возражаешь, закинь меня домой, пожалуйста.

– Возражаю. – Он искоса посмотрел на нее. – Мы едем ужинать, Кори.

Она заерзала на сиденье.
– А куда?
– В одно уютное местечко, которое мне нравится.
– Такое ощущение, будто ты не работаешь, а целыми днями сидишь в ресторанах да в кафе.

Он неожиданно рассмеялся.
– Ты бесподобна. В отличие от других женщин ты меня все время держишь в тонусе и не позволяешь возрастать моему самомнению.

В отличие от других женщин? Неожиданно Кори почувствовала укол ревности ко всем женщинам, которые у него были до нее. Что говорило только об одном: она окончательно сходит с ума.

Надо было предпринимать решительные меры, пока она еще могла здраво рассуждать.

Кори посмотрела в окно и увидела, что они едут по одной из улиц рядом с Ричмонд-парком. Что-то щелкнуло у нее в голове, и она чуть ли не подпрыгнула на сиденье.

– А куда мы едем? Разве не в ресторан? – взвизгнула она.

– А я ничего о ресторане и не говорил, между прочим.

Машина остановилась, и Ник вылез из машины. Когда он открыл ей дверцу, Кори осталась сидеть и вопросительно посмотрела на него.

– Итак… – Она сделала долгую паузу, давая ему возможность признаться самому. – Где мы?

– Возле моего дома. У нас в программе только ужин. Тебе, конечно, невтерпеж заняться изучением моего тела, но придется воздержаться.

– Это не смешно, – выпалила Кори, заливаясь краской.

Ник присел на корточки так, что их головы оказались на одном уровне.

– Только ужин, Кори, – повторил он. – Я подумал, что будет неплохо поесть у меня. Я тогда тоже смогу выпить вина. А потом мы вызовем для тебя такси.

– Ты умеешь готовить? – с сомнением в голосе спросила Кори.

– Все говорят, что мои клецки – это нечто. Пальчики оближешь!

Она хихикнула:
– Не верю! Ты правда умеешь готовить?
Он улыбнулся:
– Я угощу тебя салатом из курицы с папайей и авокадо. В качестве основного блюда будет подана свинина с жареными овощами. Должен признаться, что я схитрил и кое-что заготовил еще с утра. А на десерт…

– А на десерт? – У Кори уже потекли слюнки.
– Не скажу. Пусть это будет сюрприз. – Ник поднялся и протянул ей руку, за которую Кори нерешительно ухватилась.

Они поднялись на лифте на последний этаж.
Квартира Ника была шикарной, но безликой. Никаких растений, украшений, ваз, фотографий… Никаких намеков на характер своего владельца. Типичное жилище холостяка.

Кори посмотрела на Ника:
– А твой дом в Барнстепле такой же?
Ник расплылся в улыбке.
– Нет, – признался он. – Там мой дом, а это как бы часть офиса. Сюда я привожу коллег, клиентов и других людей, на которых хочу произвести нужное впечатление.

Кори понимающе кивнула. Она уже знала, что у него большая и быстро растущая международная фирма, занимающаяся электроникой.

– Пойдем на кухню, – предложил Ник. – Именно там я провожу большую часть своего времени. Там и в спальне. Я обычно уезжаю рано утром, а возвращаюсь поздно.

Кухня представляла собой интересную комбинацию металла и дерева. В углу стояли небольшой стол и два железных стула с сиденьями кофейного цвета. Ник предложил ей один из них.

– Присаживайся, а я займусь ужином. Да, чуть не забыл: надо открыть бутылочку «Шардоне». Мне кажется, к салату и овощам больше подойдет белое вино.

Кори ожидала, что Ник устроит для нее экскурсию по квартире и покажет ей все комнаты, включая спальню. Теперь, сидя за столом с бокалом вина, она должна была признаться самой себе, что поведение Ника ее немного разочаровало. Ей бы хотелось увидеть кровать, на которой он спит, чтобы потом можно было представить его спящим.

Опасное желание!
– Я могу тебе чем-нибудь помочь? – спросила Кори, наблюдая за тем, как Ник резал свинину тонкими полосками.

Он отрицательно покачал головой.
– Если хочешь, можешь накрыть на стол в гостиной.
– А мы разве там будем есть? – расстроилась Кори.
Стол в гостиной выглядел слишком большим для двоих, да и потом обстановка на кухне была куда менее романтической, как-никак сковородки и кастрюли кругом. А чем меньше искушений, тем лучше!

– Ты бы предпочла поужинать здесь?
Она кивнула.
– Тогда остаемся тут. Тарелки и все остальное в шкафу слева.

– Очень вкусно! – воскликнула Кори, когда они сели за стол и она попробовала свинину. – Я не умею так готовить.

Ник самодовольно улыбнулся:
– Секрет моего мастерства заключается в том, что надо всегда использовать свежие ингредиенты. Только настоящий чеснок, травы, а не засушенные специи в пакетиках.

Кори рассмеялась и поставила опустевший бокал на стол. Ник мгновенно протянул руку, чтобы подлить ей вина.

– Что смешного в том, что я сказал?
– Никогда бы не подумала, что с тобой можно разговаривать на кулинарные темы. Я представляла тебя совсем иначе.

Сама того не замечая, она сделала еще несколько глотков вина. Контролировать себя становилось все сложнее и сложнее.

Испугавшись собственного поведения, Кори вскочила на ноги:

– Можно я отлучусь в ванную? Где она?
– Из кухни первая дверь направо, – совершенно спокойно ответил Ник.

Кори пулей вылетела из кухни. В ванной она отдышалась и посмотрела на себя в зеркало: щеки горят, глаза неестественно блестят. Надо сполоснуть лицо и привести себя в порядок.

Больше никакого вина! И обдумывать каждое слово! Никаких двусмысленностей! И лучше как можно быстрее уйти отсюда. Кори посмотрела в последний раз в зеркало, глубоко вздохнула и вышла из ванной.

Ник сидел на том же месте, где и раньше, но на столе уже стояли блюдечки и приборы для десерта.

– Ну наконец-то! – приветственно улыбнулся он ей. – Абрикосовый мусс с виски или ванильный торт с шоколадом, ромом и трюфелями?

Когда Кори увидела перед собой два кулинарных шедевра, ее изумлению не было предела.

– Ты их сам сделал? – с восторгом спросила она.
– Почти, – Ник внимательно следил за выражением ее лица. – Но, честно признаюсь, хозяйка местной кондитерской мне немного помогла.

Доев последний кусочек ванильного торта, Кори решительно встала.

– Это был очень милый день. Спасибо! Мне уже пора домой. Можешь меня не провожать, я поймаю такси.

– Ну что ты! Ни в коем случае! Я поеду с тобой.
– В этом нет никакой необходимости!
– Я еду с тобой, – настойчиво повторил Ник.
У него был тон, каким разговаривают с непослушными детьми. Как он смеет с ней разговаривать таким образом! Кори с негодованием посмотрела на него. Ник встал и подошел к ней.

Их взгляды пересеклись. Кори сглотнула. Вся ее решительность куда-то мигом исчезла.

– Хорошо. Пошли ловить такси, – пробормотала она.
– Пойдем, – сухо ответил Ник.
Когда они подъехали к ее дому, Кори внезапно охватила паника: неужели ей сейчас придется прощаться с Ником навсегда? Это было смешно и глупо. Она сама приняла такое решение, почему же это так ее огорчает?

– Я провожу тебе до двери, – сказал Ник, вылезая из машины.

Кори не стала возражать. Тогда он попросил водителя подождать его и последовал за ней. Они быстро поднялись по лестнице и остановились у двери в квартиру Кори.

Ужасно! За эти два дня он стал неотъемлемой частью ее жизни! Как сказать ему «прощай»?

Кори посмотрела на Ника, собираясь с силами для последнего разговора.

– Не смотри на меня так, – хриплым голосом попросил он.

– Как? – удивилась Кори, пораженная нотками раздражения в его голосе.

– Как будто ты боишься, что я обижу тебя, буду грубо с тобой обращаться. – Он был в ярости и не скрывал этого. – Дай мне передышку. Уж не знаю, как там обращался с тобой чертов Уильям, но я не он! Понимаешь? Мне хочется это прояснить раз и навсегда! Мы разные!

– Я знаю, – прошептала Кори.
– Ты уверена? Мне почему-то кажется, что ты об этом все время забываешь! – И тут он озвучил ее недавние мысли. – Знаешь, прошло только два дня с нашей встречи, а такое чувство, что миновала вечность. Ты так не думаешь?

Надо было начинать прощаться с ним и заканчивать этот ни к чему хорошему не ведущий разговор, но вместо этого Кори только согласно кивнула.

– Для тебя проблемой является наша разница в возрасте? – услышала она вопрос, которого совсем не ожидала.

– Что?
– Я на десять лет старше, чем ты. Это беспокоит тебя? – мягко спросил Ник.

Кори не знала, что ответить. Она определенно потеряла контроль над ситуацией. Но Ник ждал, и надо как-то отреагировать на его вопрос. И Кори отрицательно покачала головой.

– Ты думаешь, что мы принадлежим к разным мирам? – продолжил свой допрос Ник. – В каком-то смысле ты права, – тихо сказал он. – Тринадцать лет я работал как проклятый и радовался этому. Женщины, с которыми я встречался, всегда знали, что судьба фирмы стоит у меня на первом месте.

Кори уставилась на него, широко раскрыв глаза. Наконец-то он решился на откровенность.

Вот сейчас Ник скажет, что для серьезных отношений он не создан. Только секс, вот и все, что он может ей предложить. Остальные женщины, наверное, были согласны с такими условиями.

– Хотя ты говоришь, что тебя интересует только карьера, но ты не такая, как остальные. – Это было утверждение. – Ты думаешь по-другому. Может быть, мы и из разных миров, но… между нами есть искра. Я это чувствую, и ты тоже. Не отрицай! Когда касаюсь тебя, когда нахожусь рядом, я становлюсь другим человеком. Как будто оживаю, – напряженно сказал Ник. – Итак… как насчет того, чтобы мы иногда виделись? А там посмотрим, что из этого выйдет. Конечно, у нас будет немало трудностей, но мы с ними, уверен, справимся. Что скажешь?

Внутренний голос подсказывал ей ответить ему «нет». Это было бы самым разумным, безопасным решением. Она уже проходила подобное с Уильямом, и все кончилось ужасно. Ничего не изменится. Все приведет к очередной трагедии. Она наскучит Нику. С таким мужчиной, как он, это было неизбежно. Лучше поставить точку прямо сейчас и, не продлевать мучения.

Но внезапно Кори поняла, что не может сказать «нет». Проститься с ним было невозможно. Не сейчас!

Что он прочитал у нее по лицу, Кори не знала, но Ник вдруг обнял ее и прижал к себе.

– Ну, ты решила?
Она посмотрела в его синие глаза. Непонятно, откуда взялись силы быть такой же спокойной, как он.

– Попытка не пытка, – улыбаясь, ответила Кори.

ГЛАВА ПЯТАЯ
– О, дорогая! Как это чудесно! Я рада слышать, что у тебя появился молодой человек!

Кори с улыбкой посмотрела на тетю. Иногда она поражала ее своей наивностью и восторженностью.

– Ну… Ник – не мой молодой человек, – заметила Кори, надеясь, что Джоан не сильно расстроится. – Мы будем иногда встречаться, но о серьезных отношениях пока еще рано говорить.

– Как жалко! Но он же хочет тебя видеть? Правда? Не понимаю… Надеюсь, это не современные веяния, когда и он, и ты можете делать, что вам вздумается? Ну ты меня понимаешь…

– Нет, нет, что ты! – воскликнула Кори, хотя она сама плохо знала, как описать их взаимоотношения с Ником.

– Я бы хотела с ним встретиться, – заявила Джоан.
Кори вздрогнула. Она вспомнила, как знакомила тетю с Уильямом и каким ужасным оказался тот вечер.

– Тетя! Я сама видела его всего лишь два раза! – возразила она. – Как я могу пригласить Ника сюда?

– Дорогая, ты все усложняешь! Я просто хочу с ним познакомиться. В этом нет ничего страшного. Я одинокая женщина, мне будет приятно, если ко мне придут молодые люди, чтобы составить мне компанию.

– Еще рано, – твердо сказала Кори.
Может быть, скоро уже и поздно будет! Они договорились с Ником сходить в середине недели в театр, но Кори готовила себя к любому повороту событий. Кто знает, что будет, когда они снова встретятся…

– Ну как? Когда ты его позовешь ко мне? – спросила тетя. Если она чего-нибудь хотела, то могла быть очень настойчивой. – Не забывай: после смерти родителей я отвечаю за тебя.

Кори грустно рассмеялась.
– Может быть, через пару месяцев.
Вряд ли к тому времени они с Ником будут еще встречаться!

– Договорились, – с удовлетворением заявила тетя. – А теперь попробуй мое печенье. Я специально для тебя его приготовила. А знаешь самый главный секрет хозяйки? Всегда используй свежие ингредиенты!

– Вам будет о чем поговорить с Ником, – сухо заметила Кори.

Два месяца спустя Кори пришлось приехать к тете пораньше, чтобы помочь ей приготовить обед на троих. Она сдержала свое обещание и пригласила Ника к Джоан. У нее не было выбора. На протяжении этих двух месяцев они с Ником виделись едва ли не каждый день.

Он приехал с огромным букетом роз. А Руфусу подарил большую косточку. Пес принял его как своего старого друга, а потом весь ужин просидел у него в ногах.

После ужина все трое устроились в креслах в саду. Ник и Джоан пустились в долгие рассуждения об особенностях тех или иных приправ, а Кори сначала следила за их разговором, а потом задремала. Ей выпала нелегкая неделя: накопилось много работы.

Ее разбудил осторожный поцелуй в губы. Кори открыла глаза и увидела Ника, тети уже в саду не было.

– Где Джоан? – сонно спросила она.
– Ушла на прогулку с Руфусом. У них там подобралась отличная компания. Столько четвероногих красоток, что у Руфуса просто глаза разбегаются. Джоан сказала, что теперь он не пропускает вечерних прогулок, – объяснил Ник и спросил: – Тебе стало скучно, да?

– Скучно? – Она разглядывала его лицо и думала, знает ли он, какой он великолепный. – Какие глупости ты говоришь! Это безумно интересно, куда лучше добавить тмин, а куда базилик. Век бы слушала.

Ник уже, казалось, давно привык к ее подшучиваниям. С самого начала она решила прибегнуть к юмору, чтобы не попасть под его чары.

– Однако моя военная хитрость сработала, – сказал он, и в голосе его сквозило удовлетворение. – Тетю твою я полностью покорил.

Ее тоже, но знать об этом ему не положено!
– Не радуйся, я предупрежу тетю, что ты опасный тип, – пообещала Кори, грозя ему пальцем.

– Иди ко мне, – хрипло попросил он и, когда она подошла к нему, обнял ее. – Я весь вечер хотел это сделать. Жаль, что твоя тетя может вернуться в любую минуту.

Она улыбнулась и отметила про себя, что глаза у него потемнели от страсти. Ей было приятно осознавать, что она желанна.

– Я хочу тебя, Кори! – Он провел пальцем по шее Кори. – И ты тоже хочешь меня. Мне мало коротких поцелуев украдкой, таких, как сейчас, например.

Вот оно! И у Кори екнуло сердце: Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами и немного отстранилась от него.

– Ник…
– Я люблю тебя, – нежно сказал Ник. – А ты меня?
Он заговорил о любви, но прежде – о своем желании. Конечно, он не был таким, как Уильям, и она знала, что нравится ему, что Нику приятно общаться с ней, но… Как долго это будет продолжаться?

Кори вздохнула. Что ему ответить? Надо быть честной. Это единственный путь, даже если она боится потерять Ника. Будь что будет…

– Я не уверена, что знаю, что такое любовь, – начала она. – Мои родители вроде бы любили друг друга, но… я бы назвала это скорее взаимной одержимостью, которая причиняла страдания окружающим. А они этого не замечали.

– Тебе, например? – прошептал Ник, снова заключая ее в свои объятия и напряженно всматриваясь в побелевшее от волнения лицо Кори.

Она кивнула.
– Одна из моих соседок по комнате в университете говорила, что я обречена на одиночество. Она занималась психологией и любила всех анализировать. Я ее терпеть не могла из-за этого, но сейчас иногда думаю, что она, может быть, была права.

Ник выругался, и глаза его сверкнули.
– Выкинь эту чушь из головы! Не дай бог, я с ней повстречаюсь, тогда ей не поздоровится, – воскликнул он. – Послушай меня, Кори! Жизнь человека находится в его собственных руках. Да, конечно, есть какие-то вещи, которые человек не может изменить, но он способен справиться со многим. Иногда тебе везет, иногда нет. Но надо пробовать и рисковать. Ты со мной согласна?

– Уильям тоже говорил, что любит меня, – тихо сказала Кори.

– Сволочь он, этот твой Уильям!
– Как ты можешь так говорить! – Она подняла глаза и посмотрела на него. – Ты его ни разу не видел.

– Будем надеяться, что и не увижу, а то это может плохо для него закончиться, – мрачно ответил Ник. – Этот парень думал только о себе и своих желаниях и обманывал тебя все время. К сожалению, есть и такие люди, но не все мужчины одинаковые! Я никогда не лгал тебе и не буду!

Она верила ему, но легче ей от этого, когда он бросит ее, не станет. Ник может получить любую женщину. Зачем ему оставаться с ней все время?

– Ты считаешь, что, если позволишь мне любить себя, я поступлю с тобой так же, как Уильям? Да? – Было видно, что он прилагает усилия, чтобы оставаться спокойным.

– Я же сказала тебе, что не сравниваю тебя с Уильямом! Может, только в самом начале, когда еще плохо тебя знала.

В этот момент к ним подскочил Руфус, и они услышали голос Джоан, сообщающей о своем возвращении. Это положило конец разговору. Ник выпустил Кори из своих объятий и наклонился, чтобы потрепать Руфуса по голове.

– Знаю, знаю, мы долго гуляли, но Руфус такой популярный, да и ему самому нравится общаться с другими собаками. Вы не хотите кофе? Ник, вы должны попробовать мои пирожные. Я использовала коричневый сахар, поэтому они не должны быть такими сладкими, как обычные, с белым сахаром.

Кори извинилась и оставила их одних. Она вбежала в ванную комнату, плотно закрыла за собой дверь и села на край ванны. Руки ее дрожали, и Кори никак не могла успокоиться. Ник сказал, что любит ее. Наверное, он говорил это и другим женщинам, с которыми у него были продолжительные отношения. Любовь ведь не значит верность, преданность и постоянство в отношениях…

Она схватилась за голову и застонала. Чего она хочет от него? Тысячи женщин соглашаются вверить себя мужчинам и за меньшие обещания. Если отношения рушатся, они преодолевают горе и продолжают жить. Ей приходилось часто встречаться с такими женщинами по работе. Сильными, упорными, независимыми. Кори встала и сполоснула лицо водой.

Когда Уильям бросил ее, она же не расклеилась! Да, ей было плохо, но она сжала зубы, и никто, кроме тети, ни о чем не догадывался. Конечно, ее сердце никогда не принадлежало Уильяму, поэтому ей было не так сложно пересилить их разрыв, но если она будет с Ником…

Кори взглянула на себя в зеркало. Она любит его! Она солгала ему в саду, сказав, что не знает, что такое любовь. Знает! С той самой минуты, когда он появился в ее жизни. Чувства к Уильяму не шли ни в какое сравнение с тем, что она испытывала по отношению к Нику. Да, Уильям задел ее самолюбие, гордость, но не разбил ей сердце.

Что теперь делать? Признаться Нику, что и она любит его? Может быть, они даже станут жить вместе. Но что будет с ней, если… когда все кончится?

Кори вздохнула. Она не могла найти выход из сложившейся ситуации, а пора было возвращаться к Джоан и Нику. Она и так уже слишком долго засиделась в ванной.

Когда она вошла на кухню, тетя и Ник уже ели пирожные и пили кофе…

– Прости нас, дорогая, но мы тебя не дождались. – Джоан взглянула на нее, и на ее лице появилось озабоченное выражение. – С тобой все в порядке, Кори? Ты ужасно бледная.

– У меня голова болит. – И это было правдой.
Голова у Кори раскалывалась на части.
– Это ужасно, дорогая! – Тетя вскочила на ноги. – Я принесу аспирин.

Она ушла в дом. Ник наклонился к Кори и взял ее за руку.

– Господи, какая она холодная, – тихо сказал он. – Ты, наверное, заболела. Хочешь, я отвезу тебя домой?

С каждой минутой Кори становилось все хуже и хуже. Все симптомы мигрени были налицо. В университете ее мучили головные боли, которые доктор объяснял стрессом.

Кори приняла аспирин, и они сразу же начали прощаться с Джоан. Девушка чувствовала, что скоро ее начнет тошнить. При поддержке Ника она добралась до машины и с трудом села в нее.

– Тебе нужен врач. – Его голос оглушил Кори.
Каждый звук усиливался и отдавался у нее в голове.
– Это просто мигрень, – прошептала она, надеясь, что у нее не будет рвоты в машине.

– У тебя часто бывают приступы?
– Нет, – проговорила Кори.
Пожалуйста, не заставляй меня говорить! мысленно добавила она. Звук мотора ее окончательно оглушил.

Они вовремя подъехали к дому. Кори едва дошла до ванной комнаты, когда началась рвота.

Она едва отдавала отчет в том, что Ник помогал ей, а потом протер ее лицо полотенцем.

– Теперь все будет в порядке, – пробормотала Кори. – Мне надо только лечь в кровать и отлежаться.

Ник ничего не ответил, он взял ее за руку, осторожно отвел в спальню и усадил на кровать.

– Как ты?
– Я справлюсь. Ты можешь уже идти.

– Не обманывай меня. Я не уверен, что это мигрень. А вдруг ты отравилась?

– Хорошо, что тебя тетя Джоан не слышит.
– Не за ужином: с ней и со мной все в порядке. Что ты ела на обед?

Кори поморщилась:
– Пиццу, и она была нормальной. Я уверена, что это мигрень. Можно, я лягу?

– Прекрасная мысль! Я помогу тебе. Где твоя ночнушка?

– Я сама. Иди! Я хочу спать.
Кори открыла глаза, но из-за этого боли в голове только усилились.

– Я выйду и подожду, пока ты ляжешь.
Боже! Стараясь делать как можно меньше движений, Кори разделась. Искать ночнушку на полке не было сил, поэтому она сразу же залезла под одеяло. Все!

Через несколько минут скрипнула дверь, и она услышала голос Ника:

– Я принес воды на всякий случай.
– Спасибо!
– Тебе тепло?
Нет, ей все еще было холодно. Так было всегда, когда у нее начиналась мигрень. Признаться ему или нет?

– Там в шкафу есть грелка. Внизу, – беспомощно прошептала Кори.

– Да, нашел, – через несколько мгновений сказал Ник и подошел к ней.

– Спасибо.
– Что-нибудь еще?
– Нет. – Ей было трудно говорить.
– Тогда засыпай, я ухожу.
Он нагнулся и поцеловал ее в лоб, и Кори опять услышала скрип двери. Слава богу! Теперь, когда ей снова станет плохо, не надо будет беспокоиться о том, что он это видит. Хорошо, что она сказала ему, что приступ не повторится.

Кори немного расслабилась. И ей даже удалось немного поспать. Пробуждение же было неприятным. Ей надо было срочно мчаться в ванную. С трудом встав с кровати. Кори поплелась туда. Там ей стало немного лучше. Она оперлась о раковину, размышляя, что делать: оставаться здесь в ожидании нового приступа тошноты или попытаться вернуться в кровать.

– Что с тобой?
Ник! Здесь! Она же совершенно голая!
– Ник! Что ты тут делаешь? Ты же ушел! – воскликнула Кори, хватая ближайшее полотенце и заворачиваясь в него.

– Я сходил в аптеку по соседству, чтобы купить лекарство.

– Ты все время был здесь?
Он видел ее голой! И совсем не в романтической ситуации. Кори снова закрыла глаза. Зачем он включил свет, войдя в ванную?

– Я дремал в кресле в гостиной. Давай пойдем обратно в постель. А потом я принесу тебе воды, чтобы ты смогла принять лекарство.

Кори потуже затянула полотенце на груди, чтобы оно, не дай бог, не упало, и позволила Нику проводить себя до кровати. Это было легче сделать, чем спорить с ним. Лежа в постели, она старательно прислушивалась к звукам с кухни, но в голове так шумело, что она ничего не слышала.

Когда Ник снова появился в комнате со стаканом теплого молока, она немного приподнялась на кровати, следя за тем, чтобы одеяло не сползло с нее.

– Спасибо, – только и смогла сказать она.
– Не за что. Выпей таблетки!
Кори послушно выпила лекарство. Что он теперь собирается делать? Сидеть здесь? Как она заснет, если знает, что он рядом?

– Ник, ты можешь идти домой. Ты сам сказал, что я буду долго и крепко спать.

Он ничего ей не ответил, но по тому, как Ник осторожно закрыл за собой дверь в спальню, было понятно, что никуда уходить он не собирается.

Солнце, нашедшее зазор в задернутых шторах, разбудило Кори. Она с облегчением отметила, что боль отступила и можно не закрывать глаза. Голова болела, но не так сильно, как накануне. Во всем теле чувствовалась разбитость.

Кори бросила взгляд на стоящий рядом с кроватью будильник. Час! Она действительно долго спала. Зато ей стало гораздо лучше.

Интересно, здесь ли Ник? Стараясь не делать резких движений, она встала с кровати и первым делом вытащила из шкафа ночнушку. С испугом поглядывая на дверь, она быстро надела ее. Нет, вряд ли он остался. Но осторожность не помешает.

Больше всего на свете ей хотелось принять ванну. Кори прошлась по комнате, голова немного кружилась, поэтому пришлось ограничиться легким душем. После этого она причесала волосы, почистила зубы и посмотрела на себя в зеркало.

Нет! Она все равно выглядит ужасно. Вчера, наверное, было еще хуже. И Ник видел ее в таком состоянии! Какой ужас! С другой стороны, он волновался за нее и пытался помочь! Почему-то она не ожидала от него такой заботы.

Немного посидев на кровати и собравшись с силами, Кори пошла на кухню. Там она обнаружила Ника, который жарил бекон. Когда она вошла, он обернулся и улыбнулся:

– Я собирался принести тебе завтрак в кровать, но, раз ты здесь, садись, поедим тут.

– Доброе утро! – пробормотала девушка и села на стул. Она была слабее, чем ей показалось вначале.

– Как ты себя чувствуешь? – обеспокоенно спросил Ник, внимательно изучая ее взглядом.

Кори облизнула сухие губы. Ник, несмотря на круги под глазами, выглядел сногсшибательно. Как ему это удается?

– Намного лучше, – выдавила она из себя. – Спасибо за то, что остался и принес мне таблетки.

– Ник Морган всегда к вашим услугам. – Он разбил несколько яиц и начал их взбалтывать. – Если у тебя есть силы, налей себе и мне сока. Сможешь?

Вот чего она больше всего боялась. Ник уже начинает чувствовать себя как дома. Это опасно! Она не должна этого допустить, но нельзя же выгнать его! Он ради нее остался, провел всю ночь на неудобном диване в гостиной…

Ник подошел к столу, чтобы положить на тарелки поджаренные тосты, и вдруг неожиданно быстро поцеловал ее.

– Мята, – задумчиво сказал он.
– Что? – вспыхнула Кори.
– Твои губы сегодня имеют мятный вкус.
– Я почистила зубы. Ник, нам надо поговорить и закончить вчерашний разговор… Я… – она осеклась, не зная с чего начать.

Кори видела, как напряглось его лицо, но голос оставался спокойным, когда он сказал:

– Не сейчас! Я умираю с голоду. Сначала нужно позавтракать. Ведь тебе надо принять таблетку, одну на этот раз. Для этого ты должна что-нибудь съесть.

– Я ничего не хочу.
Он поставил на стол две тарелки, сел рядом с ней и начал есть.

– Попробуй, Кори, – умоляюще произнес он. – Мы обязательно поговорим, но потом. Не волнуйся!

Кори машинально взяла тост, намазала его джемом и тоже начала есть. Украдкой она взглянула на Ника. Какое счастье, что не придется прощаться с ним сегодня!

Спасибо мигрени!
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Последний день одиночества 2

Последний день одиночества 1

В тот же момент, когда Кори спустила Руфуса с поводка, она поняла, что совершила огромнейшую ошибку. Мощный лабрадор с неимоверной скоростью помчался по аллее Гайд-парка. Гуляющие...

Последний день одиночества 3

Кори смотрела на папку с документами, лежавшую перед ней, но ей даже не хотелось открывать ее. Все мысли были поглощены Ником. Зазвонил телефон, и она сняла трубку. – Мисс Джеймс...

Последний день осени

Время застыло. Белый замёрзший лист целую вечность падал с тихих небес и никак не мог встретиться с землёй. Наконец-то наступил последний день осени. Алекс разделял людей на два...

Последний день

-Как же я изменилась...-сказала Мария взглянув в зеркало,расчёсывая волосы,а точнее,то что от них осталось... В отражении зеркала Мари видела себя и в то же время не себя..В...

Последний день лета

Ставлю на стол вазу. Жёлтые подсолнушки на прозрачном стекле. Варенье из яблок. В каждой дольке – тепло уходящего лета… Любуюсь… Должно быть скоро появятся гости. Так и есть – одна...

Последний день Жени Егоровой

«лиловый негр вам подает манто», напевала Женя, идя под руку с афро-американцем по имени Джо. Это был высокий негр, одетый в синие джинсы и рубаху цвета хаки. Несмотря на грозный...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты