По следам Климовского Мясника. Глава 8,

ГЛАВА 8.
АФФТАР ЖЖОТ, ПЕШИ ИСЧО!

1.

Прошлым летом Ира с треском провалила вступительный экзамен в Московский Академический Художественный Институт. Эта новость для нее была более чем неожиданной, ведь в своем художественном училище в Мурманске она была круглой отличницей.

- Ну почему два, профессор? - Едва сдерживая подкатывающие к глазам слезы, Ира заглядывала в лицо экзаменатора, лысеющего пятидесятилетнего мужичка с реденькой козлиной бородкой, брезгливо рассматривающего ее жанровую композицию. – Вон работа гораздо хуже, а вы за нее поставили четверку!

- Милая моя, - экзаменатор бросил прощальный взгляд на Иру из под тоненьких очков, напоминающих пенсне. – Этого человека я еще могу чему нибудь научить, вас уже нет. Вы уже художник, как я погляжу, сформировавшийся, так идите и рисуйте себе дальше.

- Ирка, ты точно не от мира сего. Ты слепа и глуха. – Отчитывала на следующий день ее новая знакомая Марина, учащаяся на втором курсе вождевленной “Суриковки”. - Не вооруженным глазом всем было видно, что он на тебя запал, когда еще только принимал документы. Все над ним просто балдели, никогда он еще так ни перед кем не стелился. Тебе его надо было, хотя бы, онадежить для приличия, что ли…

Ира лишь пожала плечами. Красавицей она себя никогда не считала, искренне недоумевала почему к ней постоянно клеются мужики, причем, как правило, очень даже зрелого возраста, а потому, воспринимала этот факт просто как досадную неизбежность. Вроде зубной боли или выскакивающих на лице прыщиков, - не заострять на этом внимания, и само все пройдет.

Возвращаться обратно, в серый промозглый Муманск, Ире не хотелось. Девушку притягивала Москва с ее бесчисленными арт-галлереями, выставками и салонами, где толпится светский бомонд и кипит богемная столичная жизнь, так не похожая на унылую скуку ее родного города. О том, чтобы снять квартиру в Москве, не было и речи, поэтому Ира решила начать штурм художественного Олимпа с Подмосковья. В Климовске она сняла недорогую комнату, и устроилась официанткой в ресторане в котеджном поселке Сергеевка, расположившимся на живописной поляне огромного лесного массива – местного рая для туристов, охотников и грибников.

Накопленных за год работы денег с лихвой хватало, по ее подсчетам, на контрактое поступление в “Суриковку”. Работала Ира через сутки, и в свободное время брала в руки мольберт с маслянными красками, уединялась в парковых аллеях “Дубравы” или на берегу Петрички, и всю осень, зиму и весну рисовала, рисовала, рисовала местные пейзажи, замечая, как с каждым разом все легче и увереннее ложиться кисть на поверхность ее холстов. Там, в “Дубраве”, Ира с удивлением сделала открытие, что в Климовске тоже существует свой бомонд, - она крепко сдружилась с несколькими выпускниками местной художественной школы. Ира вообще очень любила общение с новыми интересными ей людьми, именно поэтому она и разместила свою анкету на одном из сайтов знакомств. Уж во всяком случае, точно не для замужества, об этом она еще даже не задумывалась. Сначала - “Суриковка”!..

***
Ярко освещенная площадка вокруг ресторана “Наследие” начала гасить свои огни. Замысловатые сплетения разноцветных электрических лампочек на крыше померкли, выключилась красно-золотая светящаяся вывеска, у затейлевого навеса над парадным ходом разъезжались иномарки. Заведение закончило свою работу.

Юрий свернул за угол ресторана и обогнув мусорные контейнеры остановился возле невысоких бетонных ступенек, ведущих к заднему выходу. Над головой, в темноте, чуть слышно шумели листья клена. Юрий поправил рюкзачок за спиной и взглянул на полную оранжевую луну высоко в небе: она была окутана вуалью тумана. Вновь, как обычно всегда происходило перед задуманным, в теле начала ощущаться мелкая дрожь. Мир, уже привычным для для него образом, стал принимать кроваво-красный оттенок. Засочились кровавые струйки с кирпичной кладки стены, возле которой он стоял. Густые багрянные капли, медленно вытягиваясь в нити, сползали с кленовых листьев. Луна в черном ночном небе подернулась красными жилками, словно огромный злобный глаз. Юрий сделал глубокий вздох. Скоро! Это произойдет совсем скоро!..

- А вот и я!, - со ступенек заднего выхода из ресторана легким шагом сошла молодая девчушка. Сердце Юрия застучало бешено, неровно, с перебоями отбивая нечеткий ритм. Девушка была хороша собой, пожалуй, лучше всех остальных, с которыми…, которых…, вообщем, тех, с кем сводила его судьба раньше. Тоненькая, словно прутик, большеглазая,

с гибкими движениями тела и сверкающими глазами. У нее были слегка впалые щеки, черные волосы, рассыпанные по плечам, тонкий нос и красивые чуть припухлые губы. Белое короткое платьице, плотно облегающее тело и открывающее ноги намного выше колен, подчеркивало стройность ее фигуры.

- Добрый вечер, - еле проговорил Юрий, чувствуя как его язык делается тяжелым и не поворотливым.

В мозгу кровянные молоточки отбивали неровный такт, зациклившись на одной и той же ноте:

“Долбанная сука , до чего же она красива!.. Долбанная сука, до чего же она красива!..”

И ведь кому-то она наверняка принадлежит, кто-то ее имеет, такие сучки не могут просто так быть одни. Какой-то самоуверенный наглый самец, а может даже не один, а несколько сразу, раздвигают ее изящные безупречные ноги, жадно гладят их, желая каждый сантиметр этой приятной и гладкой кожи…

К горлу подкатила тошнота, Юрий сделал усилие и сглотнул дерущий комок:

“Скоро! Совсем скоро эта смазливая модашка превратится в месиво из мяса и костей, а идеальные ноги - в кровоточащие культяпки. Нужно только суметь завести ее в нужное место.”

С западной и южной стороны ресторана простиралась обширная лесная территория, разделенная лишь тонкой ниточкой автомобильного шоссе, в это время уже совершенно пустынного. Несколько шагов от шоссе в сторону леса – и все, можно кричать и молить о помощи сколько угодно, никто не увидит и не услышит. Ей даже не придется затыкать рот, пусть орет сколько угодно! Единственная проблема заключалась в том, что из-за наступивших теплых дней, Юрию пришлось отказаться от куртки, карман которой был так удобно приспособлен им для хранения широкого ножа. Теперь нож, вместе со всем остальным снаряжением для разделки добычи, хранился в рюкзачке за его плечом. Но ничего, времени чтобы извлечь его будет предостаточно, ведь им никто не будет мешать в этом густом и темном лесном массиве.

- Ты всегда такой точный? — спросила Ира, взглянув на свои ручные часики.

- Ага, - заставил себя улыбнуться Юрий. Никакие другие слова в голову не шли. Сидя за клавиатурой компьютера он всегда был более словообилен, чем при реальной встрече.

- А я тебя представляла немного другим, - девушка насмешливо наклонила голову на бок. - Взрослее, что ли… Ну а где твой “Рендж Ровер Эвоке”?

- Сломался, - Юрий развел руками. – Пришлось отдать в ремонт.

- Да? Как жалко. – Впрочем, по голосу девушки не чувствовалось, что она слишком опечалена этим. – Мы так на нее расчитывали. Ну и ладно, обойдемся!

-Мы?! – Юрий насторожился.
- Ну да, мы! – Ира взяла оторопевшего Юрия за руку. - Пошли, я тебя с ребятами познакомлю!

С РЕБЯТАМИ?!!!

Юрий сделал попытку выдернуть руку из Ириной ладони, но девушка уже вовсю тянула его к опустевшей автомобильной площадке, на которой осталась всего лишь одна машина – небольшая желтая “Ока”. Призывно помахала рукой и весело крикнула сидевшим в автомобиле людям:

- Эй! А вот и мы!
Двери “Оки” распахнулись и из нее выбрались двое парней и две девушки. Ира взяла под локоть обалдевшего Юрия и последние несколько метров, чуть ли не силой, протащила его до стоянки.

-Знакомьтесь! Это про него я вам рассказывала. Юрий Витальевич Апонин, знаменитый писатель!

Высоченный, на две головы выше Юрия, похожий на жердь, парень с длинными светлыми волосами, собранными сзади в низкий хвост, протянул Юрию руку и пробасил:

- А я Слава Колотилов , знаменитый читатель!

Ира кивнула на второго парня:
- Это Руслан.
Курчавый, с глазами как смоль, очень симпатичный скуластый татарин, в безрукавой майке, выставляющей напоказ широкие плечи и накачанные мышцы, дружелюбно подмигнул Юрию и тоже пожал ему руку.

- Это Маринка, она у нас гостит из Москвы.
Зеленоглазая девушка с обесцвеченными волосами, одетая в красный топ на тонких лямочках и самодельные шорты, сделанные из высоко обрезанных джинсов, исполнила шутливый реверанс.

-Ну а это, Юлька.
Ладошкой помахала невысокая хорошенькая брюнетка с короткой мальчишечьей стрижкой, в пестрой блузке на завязках и брючках-капри.

-Ну вот, вроде все в сборе, можем ехать, - Ирка явно была заводилой в этой компании.- Руслик, у Юрия оказывается машина на ремонт встала, придется всем на твоей ехать.

-Обалдели, что ли? – Курчавый озадаченно оглядел собравшихся. – Тачка-то не резиновая!

-А мы Маринку на колени посадим, - заржал Славка и обнял Марину за талию.

-Щас! Обломишься!..- ударом ладошки девушка сбросила с себя Славкину руку.

-Ладно, залезайте как можете, только осторожнее там сзади, чехлы не порвите. – Руслан обреченно махнул рукой и в последний момент попридержал сунувшегося было в салон Юрия. – Стой! А ты куда с сидором ломишься, видишь же, и так места ни хрена нет!

Юрий не успел моргнуть глазом, как рюкзачок был сдернут с его плеч и перекочевал в багажник “Оки”. Замерев у самых дверей автомобиля, Юрий тяжелым взглядом исподлобья уставился на Иру:

- Я никуда не поеду!
-Почему? – Ира удивленно захлопала своими длинными ресницами. – Что случилось?

- Ты не сказала мне о том, что будешь с друзьями. - Юрий изо-всех сил пытался подобрать нужные слова, чтобы выразить все бушевавшие в нем эмоции, но из того, что приходило на ум, складывались лишь обрывочные фразы. – Ты поступила плохо. Это не правильно. Я ничего не знал.

-Ну теперь ты знаешь. – Ира недоуменно пожала плечами. - И что? Что-то изменилось?

-Чего это с ним?, - кивнул на Юрия Славик, уже пролезший с Маринкой на заднее сидение и удивленно глазевший оттуда на разыгрывавшуюся перед ним сцену.

- Ничего, - мотнула головой Ира, - он просто стесняется.

- Слышь, писатель, - Славик перегнулся через Маринку, заграбастал Юрия за брючной ремень и рывком втянул его в салон. – Хорош ломаться как девочка, поехали уже!

-Все? - Руслан уселся за рулем автомобиля, рядом с ним на переднем сидении устроилась Юлька. Славик, Маринка, Юрий и Ира, как сельди в бочке, спрессовались на заднем сидении крошечного чуда отечественного машиностроения.

- Ирк, - Руслан, не оборачиваясь, взглянул на Иру в зеркало заднего вида, - а вино в ресторане взять сейчас можно?

- Да ну его, там цены убойные, - Ира попыталась махнуть рукой, но не смогла, накрепко стиснутая между Юрием и правой бездверной стенкой. – Славка знает, где в это время можно купить не дорого. Пусть он командует.

-Ну тогда, ключ на старт! – Руслан повернул зажигание, двигатель затарахтел. В проигрыватель нырнул компакт-диск, и из динамиков, подобно взрыву тротилового фугаса, грянул адский вопль “Рамштайна”:

Bin ich schoner?
Zerschneid mir das Gesicht!
Bin ich starker?
Brich feige mein Genick!
Bin ich kluger?
Tote mich und iss mein Hirn!!! *

- Руслик! – Юлька зажала ладонями уши. – Я тебя умоляю!...

Руслан примирительно поднял руки ладонями вверх:
-Шутка! Это была просто шутка!
Сатанинскую какофонию тяжелых ритмов металлической музыки сменила соловьинная трель Стаса Михайлова:

- К берегам моей мечты-ы-ы-ы-ы-ы!...

Желтая “Ока” на всей скорости рванула с места, освещая фарами темно-серую ленту шоссе, напоминающего взлетную полосу. Юрий засопел, и, ставшим уже родным за последнее время жестом, втянул голову в плечи. Все его планы на этот вечер рушились на глазах, словно карточный домик…

________________________________________

*Я красивее?
Разрежь мне лицо!
Я сильнее?
Ударь меня в затылок!
Я мудрее?
Убей меня и съешь мой мозг!!! (пер. с немец.)

-2-

Автомобиль Руслана давно уже съехал с шоссе и теперь трясся по ухабам грунтовой проселочной дороги, освещаемой лишь фарами дальнего света, да полной распухшей луной, тоскливо взирающей с черноты ночного неба.

Юрий сидел на заднем сидении, плотно сжатый с двух сторон гладкими горячими телами двух девушек. Упругая полная грудь Маринки соприкасалась с его левым плечом, и как только автомобиль подскакивал на очередной выбоине, терлась об его бицепс под коротким рукавом майки. С правой стороны дела обстояли еще жестче: Ира, стиснутая между стенкой салона и массивным телом своего нового кавалера, была вынуждена закинуть свою ногу на ноги Юрия так, что он ощущал через тонкую ткань брюк, прикосновение своего члена к обнажившейся из-под задравшегося платьица ляжке девушки.

Как ни странно, подобный контакт не вызывал у Юрия никакого сексуального возбуждения. Его била противная мелкая дрожь, которую невозможно было унять никаким усилием воли, на лбу и на висках выступили капельки холодного пота. Юрия словно одолел тяжелый приступ клаустрофобии, больше всего на свете ему хотелось вырваться из этой душной железной коробки на свежий воздух, прочь от этих бесстыжих девиц и неприятных самодовольных парней, от которых ничего хорошего ждать не приходится никогда. Ничего хорошего – только насмешки и издевательства!

-Ты чего дрожишь, замерз что ли? – Марина удивленно заглянула в лицо Юрия. Юрий отвел взгляд.

- Это кто тут замерз? Отставить! – командным голосом прогремел Славка. – Щас отогревать будем! Руслик, на этой развилке направо!

“Ока” свернула на узкую дорогу и, оставляя за собой облако клубящейся пыли, покатила к светящимся во тьме огоньками одноэтажных домиков.

- Юра, а ты и в правду писатель?- Юлька развернулась на переднем сидении и внимательно поглядывала на Юрия.

-Писатель, – буркнул Юрий.
- Классно! А что ты пишешь?
-Фантастику и хоррор. - У Юрия не было никакого желания поддерживать беседу.

- Я люблю хоррор, только мне кажется из российских авторов никто его по-настоящему писать не умеет.

- Я умею, - скромно заверил Юрий Юльку.
- А почему я никогда раньше твоего имени не слышала?

- Я сетевой автор, - пояснил Юрий, - я публикуюсь в интернете. Но у меня уже налажена переписка с издательствами, они сейчас рассматривают мои произведения.

-Ясно! – Юлька потеряла интерес к разговору и отвернулась.

Машина остановилась неподалеку от ряда бревенчатых домиков, огороженных ухоженными палисадниками.

- Леди и джентельмены! – Руслан снял со своих курчавых вихрей бейсболку и перевернул ее. – Башляем в шляпу, кто сколько может, плиз!

В бейсболку посыпались мятые купюры.
- Писатель! – Руслан вопросительно зыркнул на Юрия. – Тебе особое приглашение?

- У меня нет денег, - насупился Юрий.
Маринка с левой стороны прыснула в кулак. Юлька томно завела глаза к потолку.

- У меня нет денег, потому что я студент! – попытался пояснить Юрий.

Руслан недоуменно пожал плечами:
-Вообще-то мы почти все здесь студенты. Ну, на нет и суда нет!

Он вытащил из бейсболки деньги, пересчитал их, поплевывая на пальцы, и протянул Юрию:

- Видишь вон тот дальний домик? Подойдешь, постучишь в окошко, спросишь пять бутылок “Кагора”.

- Почему я? – насупился Юрий.
- Ну не я же! - Руслан удивленно поднял брови. – Кто деньги зажилил?!

- Я не буду пить!
- Поэтом можешь ты не быть, - важно продекламировал Руслан, - но гражданином быть обязан. Поэтому быстренько взял деньги и пошел за вином!

- Руслик, блин! – Подала голос, наконец, молчавшая все это время Ира. – Чего ты пристал к нему? Сам сходи купи, тебе вылезать легче!

Руслан в упор помотрел на девушку и медленно произнес, подчеркивая каждое слово:

-Я хочу, чтобы пошел он. Что не понятного?
- Не сорьтесь, - Юрий взял купюры из рук Руслана. – Я куплю.

Выкарабкавшись из машины, Юрий с наслаждением вдохнул свежий ночной воздух, размял затекшую спину и побрел к домику со светящимся оконцем. За его спиной о чем-то горячим шепотом спорили Ирка с Русланом. Юрий знал, что они обсуждают его.

- С-суки!.. – злобно сплюнул он на землю.

Над окошком со ставнями в деревенском стиле, красовалась отпечатанная на принтере надпись:

“Заходи тихо, говори четко, проси мало, уходи быстро!”

На стук высунулась дородная тетка со встрепанными волосами, пересчитала деньги и вручила пакет с винными бутылками. Взглянула на Юрия, потом перевела взгляд на компанию в автомобиле:

-Неужто на озеро купаться собрались? Не рановато еще?

Юрий процедил сквозь зубы что-то нечленораздельное, вступать в разговор не хотелось абсолютно. Поддерживая рукой дно тяжелого пакета, он побрел обратно к машине.

***
Я откровенно блаженствовала, расслабившись на кровати, положив высоко под голову подушку и водрузив на живот свой старенький верный нетбук. На столике под рукой стояла чашка, источающая пленительный аромат свежесваренного кофе, в наушниках плеера мелодично струилась полная релакса музыка. В комнате царил полумрак, покой и уют. С полным правом я заслужила этот сегодняшний вечер отдыха.

Мои трехдневные ошивания улиц и подворотен, задушевные разговоры за жизнь с местными обитателями дворов не прошли даром: на руках у меня имелось подробное описание предполагаемого живореза. Как говорил незабвенный почтальон Печкин: “Вот он, коварный тип гражданской наружности!”

Сбрендивший на почве собственных комплексов молодой выдрочень, возомнивший себя вершителем человеческих судеб. Интересно, почему же он все таки потрошит своих жертв? Не просто убивает людей, мстя за какие-то ему одному известные обиды, а ведет себя словно маленький злобный ребенок, рвущий на части своих кукол, с любопытством сующий нос в их содержимое: ”А что же там внутри? А как все это будет смотреться снаружи?” Ну что же, я искренне надеюсь, что очень скоро этот вопрос смогу задать ему лично.

Фломастером на карте города я расчертила места, где молодой человек, как правило, удачнее всего может склеить девушку. Парк, кафе, дискотека, парочка злачных мест, о которых мне доверительно поведала здешняя молодежь. Климовск, это вам не Москва, здесь особо не разгуляешься, так что дни маньячка-боровичка уже отмерены. Если только, конечно, он не затаился. Если мой маленький упыреныш насытился и залег на дно, поиски могут затянуться на более длительный срок. Здесь уже встает финансовый вопрос, будь он не ладен. Какой бы я не была экономной, рано или поздно опять нужно будет думать о том, где достать деньги. Снова охотится на насильников желания сейчас нет, слишком сильно наследила я в последний раз в здешней лесополосе. Значит, придется просить в долг у Алекса.

Я зашла в блог Алекса в “Живом журнале”, последняя запись там была сделана очень давно, еще до того, как мы с ним в последний раз лакомились мороженным с капучино. М-да, совсем заработался… По ходу дела изучила список его френдов, просмотрела с кем он общался в последнее время. Да, знаю, что я любопытная сучка, но ничего не могу с собой поделать!

Потыкала в блоги френдов – ничего интересного: полемические заметки, литературные дискуссии, критические публикации. В глаза бросился смешной заголовок одной статьи:

“КАК НЕ НАДО ПИСАТЬ РАССКАЗЫ, ИЛИ РЕДАХТУРСКИЕ МЫСЛИ В МОМЕНТ ПРОЧТЕНИЯ.

ПОДСУДИМЫЙ: ЮРИЙ АФОНИН
ЖЕЛАЕТ: ПУБЛИКОВАТЬСЯ “

Далее, на протяжении нескольких страниц, редактор журнала “ФантАG” в пух и прах измывался над неким Юрием Афониным, изъявившем желание опубликоваться в его журнале.

Юрий Афонин? Знакомое имя!
В памяти всплыло забавное письмо в журнале “Мир Фантастики”:

“Здравствуйте, меня зовут Юрий. Витальевич. Афонин. В основном я пишу людям.”

Что-то этот Афонин стал часто мелькать в прессе, или я уже настолько отстала без Алекса от современной литературной жизни, что упустила новую восходящую звезду?

Я набрала в Google эти фамилию, имя и отчество, поисковик любезно выдал мне целый ворох ссылок на кучу литературных порталов, сайтов и блогов. Действительно, популярная личность, не знаю как в книжных изданиях, но в интернете этот тип засветил себя на славу! Наугад я ткнула в одну из ссылок, и очутилась в социальной сети “Я.ру”, в святой святых, личном дневнике Юрия Афонина. Ого, как тесен мир, а борзописец-то оказывается из Климовска, грех не познакомится поближе.

“…Мать-моя-женщина!” – я вытаращила глаза от обилия выложенных в дневнике рассказов. Писатель явно плодовитый, вдохновения ему не занимать, а названия-то какие трогательные:

“КОГДА ПУЛЬСА СОВСЕМ УЖЕ НЕТ”
“УБЕЙ, УБЕЙ, УБЕЙ”
“ПРЕДСМЕРТНЫЕ СЛОВА”
“Я БУДУ СМОТРЕТЬ КАК ТЫ УМИРАЕШЬ”

“МАМА, Я НАСТОЯЩИЙ УБИЙЦА!”
“ПЕРОЧИННЫЙ НОЖИЧЕК”
“СЕГОДНЯ ТЫ УМРЕШЬ”

Наугад я ткнула в первый попавшийся рассказ:
“СОБАКА-МУТАНТ”
“…Собака вырвала зубами кишки из его живота, и начала их кушать…”

А что? Нормально! Мне нравится, очень даже жизнеутверждающе, даже на аппетит прошибло!

Я поднялась с кровати, соорудила себе бутерброд с толстым ломтем ветчины, обильно полила сверху кетчупом и майонезом, после чего, рухнув обратно на покрывало, продолжила чтение:

“ЗОМБИ-УБИЙЦЫ”
“…Мертвецы вырвали у моей мамы половые органы и начали их кушать…”

Блин, да что он все о еде и о еде, не кормят его дома, что ли?!

Я пролистала несколько страничек:
“Я БУДУ СМОТРЕТЬ, КАК ТЫ УМИРАЕШЬ”
“… Связанная по рукам и ногам девушка лежала в темном подвале дома в тусклом свете свечей…”

Ну, хоть какое-то разнообразие, никто никого не ест! Стоп!.. Обратная перемотка!...

Я еще раз пробежалась глазами по тексту. Подвал, сбитый на двери кладовки замок, горящие свечи… Щелкопер явно описывал события в подвале на Школьной. Что это может означать?

А означать это может ровным счетом ни-че-го! Парень услышал слухи на улице, разговоры друзей во дворе, и под их впечатлением написал свой рассказ.

Я зашла на главную страничку дневника, кликнула на изображение фотографии автора, и, вот тут, будто горячей волной окатило с головы до ног: с увеличенного фото, из-под огромного низкого лба, прикрытого жесткой черной челкой, на меня взирали маленькие свиные глазки. Это была та самая физиономия, красочно описанная моей девочкой-свидетельницей!..

Я вскочила с кровати, затянулась “Кентом”, выпуская струю светло-сизого дыма в потолок. Сердце бешено колотилось об грудную клетку, рискуя разбиться о ребра.

“Сколько шансов имеется на то, что это просто цепочка случайных совпадений? Навалом! Поэтому, главное для меня сейчас не спороть горячку. Только не торопится. Необходимо все тщательно проверить до самого конца”.

На разные случаи жизни у меня имелось множество почтовых ящиков, зарегистрированных на подставные фамилии через анонимные прокси-серверы. Если бы какому-нибудь шибко грамотному хакеру вздумалось отследить IP-адрес такой почты, то он с удивлением обнаружил бы, что следы ее заканчиваются где-то в далеком Бангладеше или в Папуа-Новой Гвинее. Открыв один из этих хитрых емайлов, я принялась за письмо:

“Здравствуйте, уважаемый Юрий Витальевич Афонин!
Пишет Вам ответственный редактор Московского книжного издательства “ЭКСМО”…”

Дальше дело застопорилось, в голову совершенно ничего не лезло. Я нервно походила по комнате, затем открыла холодильник и вытащила початую бутылку коньяка. Плеснула янтарный напиток в кружку из-под кофе на один палец, залпом опрокинула ее, и закурила сигаретой. Посидела пять минут с закрытыми глазами, чувствуя, как кровь разносит тепло по всему телу, и в следующий миг меня прорвало. Пальцы забегали по клавиатуре нетбука, как у пианиста-виртуоза, исполняющего сложную симфонию:

“Наше издательство является лидером №1 на рынке художественной, развлекательной, и прикладной литературы. Мы приветствуем любые литературные направления, главный критерий отбора для нас - новизна стиля, нетривиальный творческий подход автора к своему произведению, заложенный потенциал к тому, что книга станет хитом, образно выражаясь - выстрелит в "десятку". Мы внимательно ознакомились с Вашими произведениями и пришли к выводу, что Ваше творчество полностью подходит под эти требования.

Мы просим у Вас разрешения на издание сборника Ваших трудов. По предварительной оценке, он станет величайшим произведением искусства, которое найдет отклик в сердцах миллионов ценителей прекрасного, и принесет немалые дивиденды как Вам, так и нашему издательству. Мы немедленно приступим к работе над сборником, как только наш представитель встретится с Вами, и Вы подпишите все необходимые документы.”

Я поставила подпись, еще раз внимательно перечитала письмо. Насчет “величайшего произведения искусства”, похоже, явный перебор. Впрочем, учитывая неимоверную амбициозность нашего пациента, это должно прокатить. Я сделала глубокий вдох, на секунду задержала дыхание, словно парашютист перед прыжком в бездну, и, наконец, решившись, нажала на кнопку отправления…

3.

- Читали новость? “Крик” Мунка был продан на “Сотби” за 120 миллионов зелени. – Ира подбросила в костер сухую веточку, и огонь начал весело потрескивать, словно говоря ей "спасибо".

Руслан поболтал пластмассовым стаканчиком, задумчиво глядя, как в плещущемся на донышке вине играют отблески пламени:

- Люди блажат с жиру. Мунк – типичный примитивист, мой восьмилетний племянник рисует нечто подобное. Надо мне будет сохранить его каракули, глядишь, лет через двадцать тоже можно будет загнать на аукционе.

- Это Мунк примитивист? – Новые порции веточек со стороны Иры, полетели в костер. Огонь вырвался из своего деревянного шалашика и снопом искр устремился в небо. – Руслик, ты типичный ремесленник и дальше оформления вывесок никуда не вылезешь. Экспрессионизм на лекциях в твоей бурсе хоть раз кто-нибудь упоминал?

Ночью сидеть у костра на берегу озера, есть печенную картошку, запивая приятно обжигающим терпко-сладким “Кагором” - огромное наслаждение. Смотришь в огонь, и пламя словно убаюкивает тебя, но спать вовсе не хочется.

В спокойном приозерном воздухе негромко звучал голос наступающего лета: кваканье лягушек и треск сверчков. Кроме этих звуков тишину ночи нарушало лишь карканье ворон, переругивающихся в сосновом бору, раскинувшемся в паре десятков шагов от пляжа.

Юрий вслушивался в тихую ленивую болтовню компании, разморенной вином и ночной озерной идиллией, и изо всех сил пытался вникнуть в суть их разговора. Похоже, они обсуждали старый ужастик.

- А вы слышали, - Ирка понизила голос до зловещего шепота, - на самом деле было создано несколько вариантов "Крика". И самый первый из них хранится в подвале Норвежского музея и к нему нет доступа. Потому что все люди, кто долго находился в одном помещении с этой картиной, сошли с ума.

Славка высоко запрокинул голову вверх, выставив вперед острый кадык, и загоготал. Марина поднесла свой стаканчик с вином к пухлым губам, лукаво взглянув на Юрия:

- Юра, а ты видел “Крик”? Что ты скажешь по поводу этой картины?

- Нормальный фильм, - Юрий кивнул головой.
Маринка, только что отхлебнувшая глоток вина, поперхнулась и закашлялась в стаканчик. Славка, тоже ощерившись, по-джентльменски захлопал своей широкой дланью по ее плечам. Юрий не понимал, чем был вызван этот смех, но догадывался, что потешаются над ним.

“Они надо мной издеваются ” – зло промелькнуло в голове у Юрия. – “Ирка специально заманила меня в свою компанию, потому что им нужен был клоун. Я здесь всего лишь шут, развлекающий достопочтенную публику на отдыхе.”

- Эй, писатель, - Руслан вперил свои черные глаза-угольки в Юрия, - а ты почему не пьешь? Обиделся насчет денег, что ли? Забей, в следующий раз проставишься!

- Я не обиделся. - Юрий старался, чтобы его голос звучал спокойно, без нервной дрожи. – Я просто не пью спиртное.

- А где тут спиртное? – Руслан, дурачась, сунул нос в свой стакан. – Компотик!

- Отвалите все от Юрика, - слегка захмелевшая Ира обняла Юрия за плечи, заглянула в его хмурое лицо. – Юра у нас не курит и не пьет, он у нас спортсмен. Правда, Юр?

- Что, серьезно? – Руслан заинтересованно взглянул на Юрия. – Чем занимаешься?

- Ничем, - Юрий начинал уже откровенно выходить из себя.

Обстановку разрядил Славка, откинувший в сторону опустевший стаканчик, и резво вскочивший на ноги:

- Завязывайте херней маяться! Кто не боится открыть купальный сезон?

И не дожидаясь ответа, побежал к озеру, на ходу избавляясь от рубашки и джинсов.

- Куда без меня? – Марина сбросила на песок топ и, выскользнув из шорт, побежала следом. Под луной ее тело, прикрытое узкой полоской бюстгальтера и трусиками-танга, казалось облитым серебристо-молочным сиянием. Парень и девушка с шумом влетели в озеро. Когда вода достигла их по пояс, они нырнули почти одновременно, сложив руки над головой. Вынырнули на мгновение, и, с криком и хохотом поплыли, удаляясь от берега.

- Идешь, писатель? – Руслан стягивал с себя майку, обнажая выпуклую мускулистую грудь и подтянутый живот с кубиками брюшного пресса.

- Не хочу. - Юрий уставился в костер. Открыть свои жировые прослойки перед этими скотами, означало получить еще одну порцию насмешек себе в спину.

Руслан, теперь уже только в одних обтягивающих боксерах, трусцой побежал к озеру, энергично работая тугими мышцами. Юлька освободилась от блузки и брючек, засветив черное нижнее белье с рисунком в виде розовых сердечек. Бросив взгляд из-за плеча на Юрия, она молча последовала за своим парнем.

У костра остались сидеть только Юрий и Ирка.
- У тебя все нормально? – Ира протянула руку и приподняла пальцами подбородок Юрия, так, чтобы их взгляды встретились. Юрий отвернул лицо в сторону, ему противно было смотреть в Иркины глаза, сверкающие веселыми сумасшедшими огоньками, то ли от отблеска пламени, то ли от слишком много выпитого вина.

- Да, все хорошо.- Он подбросил в огонь еще несколько веточек, лишь бы чем-нибудь занять себя. – Ты иди, искупайся. Я хочу просто посидеть возле костра.

Ирка повернулась к нему спиной, стянула через голову платьице, уронила его на песок, и, не оборачиваясь, пошла к воде. Юрий на секунду оторвал глаза от пламени, бросив взгляд на удаляющуюся к озеру девушку в простеньком хлопчатобумажном тонком белье. Взвизгнув, Ирка окунулась в водную гладь и по-собачьи забарабанила руками. Плавать она не умела совершенно.

“Под любым предлогом нужно забрать рюкзак из багажника…” - как заезженная пластинка вертелась по кругу одна и та же мысль в голове у Юрия. –“Забрать рюкзак из багажника, а потом…”.

Наибольшую сложность для него представляет Руслик. Отозвать его в сторону леса. Первый удар ножа - в печень. Второй – добивающий – по горлу.

Следующий - Славка. Выйти из леса, зайти со спины, - удар под лопатку.

Остаются девчонки. С ними проще - удары ножом в живот. Чтобы не убить, убивать еще пока время не пришло, но обездвижить. Даже если кто-то успеет рвануть в сторону шоссе, по острым камням и сучьям босиком далеко не убежит.

Юрий представил все свои дальнейшие действия так ясно и отчетливо, как будто наблюдал себя со стороны во всех деталях, мускулы его напряглись в преддверие предстоящих действий, адреналин заставил сердце ускорить движение крови по жилам, а легкие – участить дыхание…

Большим усилием воли Юрий приказал себе успокоится. Отец учил его всегда исправлять совершенные ошибки, но он давно уже стал мудрее своего отца. Он просто больше не будет допускать никаких ошибок. Нигде и никогда.

Да, он может уложить всех пятерых, здесь, на пустынном берегу озера, это вполне для него реально. И ни одна живая душа в радиусе десятка километров не услышит их предсмертных воплей. Но, женщина-торговка, она видела его в лицо совсем близко, она запомнила, что он ехал в машине с этой компанией купаться на озеро. Вот где может быть прокол. Прокол, который он никогда не допустит.

Юрий подсел ближе к разбросанной на песке одежде ребят. Сам еще толком не представляя, для чего он это делает, быстро провел рукой по Юлькым брючкам – в ее карманах было пусто. Обшарил джинсы Руслана – лишь тощий бумажник, пачка сигарет, да брелок с ключами. В нагрудном кармане Славкиной рубашке прощупывалось что-то прямоугольное и твердое. Паспорт! Бросив взгляд в сторону озера, Юрий вытащил книжицу, пробежался глазами по странице с пропиской и аккуратно положил документ на место. Снова придвинулся поближе к костру, и вовремя – к нему уже направлялся отфыркиваясь, и тряся головой, отбрасывая мокрые пряди волос, Руслан.

- Напрасно не купаешься, вода - шоколад! – Руслан присел рядом с Юрием, вытащил из кармана валявшихся на земле джинсов пачку сигарет, и смачно затянулся.

Юрий молчал, наблюдая за игрой языков пламени.
- Ну что задумался, рассказал бы что-нибудь, ты же писатель! – Руслан явно нарывался на проблемы.

- В смысле? – Юрий поднял наконец, на парня глаза.
- Просто интересно, чем ты занимаешься в жизни. Не куришь, не пьешь – ладно, здесь ты молодец, уделал нас. Спортом не занимаешься, с девушками не гуляешь, а в чем вообще заключается твоя жизнь? Только опять не пой мне Лазаря, что ты писатель и студент. Мы же с Юлькой из себя Репиных не корчим, хотя, скромно так скажу, “Строгановку” заканчиваем.

- С чего ты решил, что я не встречаюсь с девушками?

- А ты думаешь, я поверил, что у тебя с Иркой что-то есть? Или когда-нибудь будет? Ты не смотри, что она легка в общении, эта девочка, вроде как со всеми пацанами ласкова, но в тоже время она – ни для кого. Как кошка, которая гуляет сама по себе. И не такие как ты на ней обламывались.

- Я и не говорил, что у меня с ней что-то есть.
- Тогда опять вернемся к твоему досугу. Так чем ты по жизни занимаешься? Дрочишь?

Юрий резко вскочил на ноги, мотнул головой в сторону автомобиля:

-Отдай сумку!
Руслан по-шутовски развел руки в стороны и поклонился. Затем дошел до автомобиля, вытащил из багажника рюкзачок и швырнул его Юрию, гораздо сильнее, чем требовалось. Юрий едва успел перехватить летящий, как торпеда, рюкзак у самого живота, закинул за плечи, и быстрым шагом взял курс в в сторону леса.

-Юрка, стой!..
Юрий обернулся. Ирка бежала к нему, неловко наступая босыми ногами на мелкие колючие камушки щедрой россыпью перемешанные с песком:

- Подожди, говорю!
Юрий снова направился в сторону леса. Иркина рука стиснула его плечо. У нее была очень твердая хватка, удивительная для такой хрупкой девушки.

–Что он тебе сказал?
- Ничего. Просто я ухожу, мне пора домой…
- Ты что, сдурел? Куда ты сейчас пойдешь? Как ты доберешься до города?

Ирка тяжело дышала от бега, длинные мокрые волосы рассыпались по плечам. Юрий скользнул взглядом по ее фигурке. Затвердевшие от холода соски девушки отчетливо просвечивались сквозь влажную ткань лифчика, на покрытом мурашками теле блестели, словно жемчужинки, капельки воды, тонкие трусики предательски въелись в крохотную ложбинку лобка, не скрывая ничего от нескромного взора. Мир стал вновь наполняться багровыми красками. Гладь озера подернулась кровавой пеленой, черное ночное небо медленно начало менять цвет на темно-бордовый. Полный круглый месяц закровоточил, словно выбитая глазница. Юрий отчаянно затряс головой:”Нет! Не сейчас!!!”, - и, развернувшись, почти бегом направился к лесу. У самого бора он заставил себя обернуться и посмотреть на тонкий девичий силуэт под багряным душем лунного света, струящемся с истекающего кровью небесного светила. Юрий махнул девушке рукой, его губы прохрипели:

- Увидимся!.. – и с треском вломился в ощетинившийся молодым сосняком густой бор..

Руслан подошел к Ирке сзади и потянул ее за кисть руки:

-Оставь его, идем!
Ирка со всей силы выдернула руку:
-Ты козел, Руслик, ты знаешь об этом?
Руслан согласно кивнул головой:
-Не исключено.
-Почему ты считаешь, что все люди должны прогибаться под тебя и твое мнение?

Новый кивок головы:
-Не должны. А ты не должна встречаться с этим типом.

Ирка задохнулась от нахлынувшего гнева:
-Что?!.. Ты сейчас только что попытался указывать мне что делать?

Руслан пожал плечами:
-Просто даю совет, чтобы ты не глупила. Мутный он, Ирка. Как ты не можешь разглядеть этого?

***

Потревоженные ветви чащи слегка шумели, жидко и голо, будто ощупывали друг друга. Тонкие стволы легонько покачивались – от этого даже старые и сухие деревца казались живыми. Юрий бежал на пролом через лес, не разбирая дороги, словно обезумевший кабан, с хрустом ломая своим грузным телом высохшие ветки. Прохладная листва осинок хлопала его по разгоряченному лицу, под ногами щелкал сушняк.

Наконец, ноги вынесли его на небольшую опушку, окруженную со всех сторон черной зубчатой грядой сосен и осин. Как подкошенный, Юрий рухнул на колени, затем, тяжело дыша и хрипя, упал ничком на землю и издал дикий пронзительный вопль, заставивший стаю ворон с тревожным карканьем сняться с верхушек деревьев по всей округе.

Уткнувшись лицом в землю, Юрий орал что есть силы, выплескивая всю скопившуюся за вечер ярость, рыхля и царапая скрюченными пальцами мягкую весеннюю почву. В его рот набилась земля в вперемешку с прошлогодними коричнево-серыми стеблями травы. Поперхнувшись, Юрий сделал тягучий глоток, а затем впился зубами во влажную землю, остро пахнущую сосновой смолой, и начал ее грызть. Он кусал и вырывал земляные клочья , словно это были горла его обидчиков, жадно заглатывал глиняные комья вместе с травинками и старыми пожухлыми листьями. Он рычал и терзал, терзал зубами землю до тех пор, пока резкая боль не скрутила желудок и не начались рвотные спазмы. Содержимое желудка устремилось в обратном направлении к горлу и изверглось наружу.

Встав на четвереньки, Юрий орошал рвотной струей изрытую землю до тех пор, пока ослабевшие руки не перестали его удерживать. Потеряв силы, Юрий упал лицом вниз, в лужу своей блевотины, и тихо заскулил.

Минут через пятнадцать, успокоившийся, набравшийся сил, он встал, утер локтем лицо и расшнуровал рюкзачок. Не спеша облачившись в резиновый балахон , Юрий, покачиваясь из стороны в сторону словно зомби из своих рассказов, побрел в непроглядную ночь.

Слева от него было светлее и просторнее, но идти туда было не к чему: он знал, что там нет никакой дороги, потому что на несколько километров тянулись одни бесконечные болота. Наконец, каким-то чудом, он все же нашел что-то вроде дорожки, по которой явно давно уже никто не ходил и не ездил, и пошел вперед по ней, упорно ступая по каким-то кочкам и колеям.

Через полчаса он вышел на автомобильное шоссе.

***

- Ну, что? Сколько мы еще будем ехать по твоим подсчетам?

- Минут через сорок уже будем в Москве.
- Я это от тебя слышала еще два часа назад!
Антон бросил взгляд на светящиеся циферки часов на приборной доске своего”Опеля”. Действительно, похоже он дал промашку, и, свернув не на тот поворот, сделал лишнюю петлю вокруг этого чертового лесного массива. Эх, если бы у него в машине был GPS! А кто виноват, что он до сих пор не установил его? Леська, крашенная дура, по какому-то недоразумению, вот уже десять лет называющая себя его женой: “ Дорогой, как же ты любишь все эти тупые понты! Ну и зачем тебе сдался этот навигатор? Ты что, не можешь отыскать дорогу от гаража до своей работы? Или это ты со своими друзьями до сих пор продолжаешь мериться у кого писька больше?”

Антон бросил колкий взгляд на Лесю:
- Если бы мы не проторчали хрен знает сколько времени у твоей мамы, мы бы были дома еще пять часов назад.

Леся обдала его уничижительным взглядом, словно холодным душем:

- Ах, теперь значит, во всем виновата моя мама?
Похоже, начинал разгораться крупный скандал. Каждое начало лета, вот уже третий год, когда они отвозили двух своих спиногрызов на школьные каникулы в Троицкое, к Лесиной матери, эта змея накручивала его жену по полной программе:

“Скажи мне сама, доченька, чего смог добиться Антон за все время вашей семейной жизни? Молчишь? Потому что тебе нечего сказать. Антон – ленивый безынициативный слизняк, который, если и зарабатывает каким-то чудом деньги, то только для того, чтобы они утекали сквозь пальцы!..”

Что было самым обидным, Леся никогда не вставала на его сторону, во всем соглашаясь с зловредной ведьмой.

- Так значит, это моя мама виновата в том, что у тебя проблемы с ориентацией в пространстве? Кла-асс!

Антон отвел глаза от пустынной полосы дороги, освещенной дальним светом фар его машины, и посмотрел на бывшую первую красавицу их школы, из-за которой, однажды после уроков, он до крови подрался с тремя старшеклассниками. Когда это было? В прошлой жизни? Или в далеком полузабытом сне?

- Что ты уставился? Следи за доро…
Увесистый камень, словно пушечный снаряд, врезался в лобовое стекло машины, взорвав его на тысячи колючих крошек, шрапнелью брызнувших в лицо. Леся пронзительно взвизгнула. Инстинктивно вдавив педаль тормоза в самый пол, Антон пустил свой “Опель” юзом, и изо всех сил завертел рулем, пытаясь удержать автомобиль на дороге. Наконец, едва не кувыркнувшись в овраг, машина замерла у самого края обочины.

- Какого хрена?!..

В ярком свете фар, посередине проезжей части шоссе, высилась массивная фигура в костюме сталкера – резиновый комбинезон, с натянутым на голову капюшоном, высокие чулки-бахиллы на ногах. Из-под капюшона виднелось черное лицо, вымазанное землей и какой-то склизкой блестящей гадостью, руки незнакомца были заведены за спину.

- Ты что, урод, совсем сдурел?!! – Антон нашарил под водительским сидением тяжелую монтировку и рывком открыл дверцу автомобиля.

- Антон, не-е-е-е-ет!.. Не выходи!!! – Леся всем телом повисла на его плечах, мгновенно позабыв про семейные разборки.

Антон грубо стряхнул вцепившуюся в него жену, и выскочив из машины, двинулся в сторону чужака.

Только подойдя к незнакомцу вплотную, Антон понял, что никогда не сумеет ударить монтировкой неподвижно стоящего человека. Если бы этот странный тип угрожал ему, пытался напасть, да хотя бы, просто совершил резкое движение, Антон не задумываясь бы применил свое оружие. Но неизвестный молча стоял, тяжело дыша и поблескивая белками маленьких глазок на фоне черного перепачканного лица.

- Ты что молчишь, чучело!..– Антон опустил монтировку и свободной левой рукой сгреб резиновую ткань на груди незнакомца.

Огромный нож воткнулся глубоко в низ живота Антона, и мощным рывком устремился вверх, вспарывая брюшину до самой грудной клетки. Антону показалось, что все его внутренности поднялись к горлу и забили его, затрудняя дыхание. Он и в самом деле задыхался – гортань наполнилась кровью пополам с желчью, а затем, вся эта смесь хлынула у него изо рта , словно вода из разбитого сосуда. Рука в хирургической перчатке вошла внутрь располосованного живота и рванула за комок кишок, разматывая их, словно чудовищные гирлянды. Антон рухнул на дорожное полотно, мелко суча ногами в агонии, и уже теряя сознание, услышал душераздирающий, полный ужаса и отчаяния вопль своей жены.

Юрий приблизился к “Опелю”, протянул руку сквозь разбитое лобовое стекло и , схватив окровавленной перчаткой Лесю за волосы, что есть силы рванул вопящую женщину на себя. Не переставая кричать во весь голос, Леся попыталась удержаться, цепляясь за руль, но широкое лезвие полостнуло ее по пальцам обеих рук, разрезая плоть до самых костей.

Юрий вытащил женщину из салона автомобиля, швырнул на землю и, склонясь над ней, тяжелым ударом кулака нанес удар в челюсть, кроша зубы. Затем, слегка приподняв подол платья, двумя движениями перерезал ножом надколенные связки, и вновь, взявшись за волосы, поволок свою жертву к левому краю шоссе, заканчивающегося крутым откосом. Тело казалось ему совершенно легким, как мешок, набитый поролоном, возможно, это сказывалось действие клокочущего в крови адреналина. Леся уже не вопила, а лишь тихо и монотонно выла на одной ноте.

Дотащив женщину до края откоса, Юрий ударом ноги отправил ее катиться вниз, наблюдая, как она кувыркается по пути на дно. Следом отправилось и тело Антона, оставляя за собой длинный след из разворачивающихся кишок. Не торопясь, Юрий вернулся к автомобилю, открыл багажник и, вытащив знак аварийной остановки, аккуратно установил его метрах в тридцати от машины. Выключил у “Опеля” свет дальних фар, затем включил мигалку аварийной сигнализации - автомобиль попал в аварию, и водитель отправился в ближайший населенный пункт за помощью. Всякое случается в дороге!..

Разобравшись с “Опелем”, Юрий сбежал вниз под откос, снова ухватил Лесю за волосы и волоком потянул ее в заросли густого ельника. Вскоре лицо женщины ткнулось в покрытую мхом землю. Этот пушистый мох, с мелкой жесткой хвоей и капельками смолы на нем, было последним, что Леся увидела в своей жизни. Хриплый, с придыханием, голос шепнул ей на ухо:

- Попроси: “Убей меня, пожалуйста!..”
И в следующую минуту мир почернел от боли, когда лезвие ножа начало резать ее платье на лоскуты, снимая их с тела вместе с кожей.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме По следам Климовского Мясника. Глава 8,

По следам Климовского Мясника. Глава 13

ГЛАВА 13. ВСЕ МАНЬЯКИ ПОПАДАЮТ В АД! 1. Прокаленный на газовой комфорке скальпель рассек мышцу и вошел в глубь раны. Нащупав острием лезвия застрявшую в предплечье пулю, я поддела...

По следам Климовского Мясника. Глава 9

ГЛАВА 9. НАБРОСКИ С НАТУРЫ В КРОВАВЫХ ТОНАХ 1. - Вот ваша шерше ля фам, Олег Сергеевич, - на стол Астафьева, словно козырная карта, лег увеличенный паспортный снимок, скрепленный...

По следам Климовского Мясника. Глава 14. Финальная

ГЛАВА 14 ГОРОДСКАЯ ЛЕГЕНДА Все возвращалось на круги своя. Колесо судьбы сделало полный оборот вокруг своей оси, и откинуло меня к самому истоку. Вновь передо мной возвышалась...

По следам Климовского Мясника. Глава 12

ГЛАВА 12. ХОЗЯИН НОЧИ. 1. Воскресный день приближался к концу. Тусклый серый вечер становился все темнее, постепенно переходя в ночь. Сонные тени, разгоняемые ярким светом фар...

По следам Климовского Мясника. Главы 10-11

ГЛАВА 10. ОХОТНИК И ХИЩНИЦА Элитный зал в “City Cafe”, на Октябрьской, был невелик и уютен. Каждый столик отделялся от другого решеткой из бамбука, увитой живым плющем, поэтому...

По следам Климовского Мясника. Главы 6-7

ГЛАВА 6. ТРИ-ЧЕТЫРЕ-ПЯТЬ, Я ИДУ ИСКАТЬ! 1. В четыре тридцать утра негромко прогудел будильник, выставленный на моем мобильнике. Я открыла глаза и позволила себе слабость десять...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты