Олькины слёзы

Олькины слёзы
Олька проснулась от тихого стука дождя по стеклу.
Съёжилась и сильнее натянула на себя одеяло. В комнате все спали. Было темно, тепло и тихо. За окном шёл дождь. Окна плакали и с ними плакала Олькина душа.

Она боялась закрыть глаза и заснуть. Каждую ночь ей снился один и тот же сон.

Грязная неприбранная хата. В маленькой комнатке старая железная кровать, которая так неприятно скрипела, когда на неё садились.

Бабушка в старой дырявой фуфайке, залатанном халате и вязаных носках. Она часто болела и лежала на этой кровати.

Посреди хаты была большая комната с русской печью, которую топили не очень часто. Между двумя окнами, выходившими во двор, стоял большой дубовый стол. На нём и под ним, по углам комнаты были разбросаны бутылки. В хате пахло самогоном, папиросами и немытым телом. Посредине стола стояла трёхлитровая банка с огурцами.

Мать пьяная спала на разбитом диванчике. Сквозь блёклые занавески светились звёзды.

Олька прижалась к бабушке, чтобы согреться. Кровать жалобно скрипнула. Только тут девочка почувствовала, что бабушка не дышит. Она съёжилась в комок и затихла. Сердце ёкнуло и застыло. Вытащив свою ручонку из-под тряпок, она тронула любимое лицо и отдёрнула руку. Оно было холодным.

- «Ба»,- тихо позвала Олька.
-«Ба! Бабушка! Любименькая!» - по щенячьи завыла и уткнулась в ещё не остывшую фуфайку.

Олька не помнила, сколько прошло времени. Она тихонько сидела на кровати и гладила холодную бабушкину щёку.

Когда солнце поднялось высоко, в хату ввалился полупьяный сосед с начатой бутылкой в руке.

-«Танька, вставай!» - заорал он на всю хату и двинулся к столу.

- «Огурчики, то остались».
-«Вставай опохмеляться!» - снова заорал он.
-«Тише бабушка спит», - еле выдохнула Олька, выглянув из коморки.

-«Что, старая ещё не не встала! А жрать нам кто будет готовить?» - не унимался он.

Медленно поставив бутылку и шатаясь, он ввалился в комнату.

-«Батюшки! А старуха то … того!»
-«Танька! Мать твоя то померла.»
Его как будто обдали холодной водой. Он моментально протрезвел и в растерянности огляделся.

-« Танька, вставай скотина! Хоть приберись. Мать хоронить, люди придут!»

Он говорил, ругался, стаскивая мать с дивана. Она сильно не сопротивлялась. Нечёсаная, грязная, с обрюзгшим лицом и опухшими глазами, пьяно улыбаясь, опять валилась на диван.

-« Принес?» - вяло спросила она.
- «Принёс, принёс. На опохмелись.» - и сунул ей в руку гранённый стакан.

- «Ну теперь живём!» - улыбнулась мать и залпом опрокинула стакан.

Всё, что происходило дальше, было как в тумане.
Бабушку похоронили на деревенском кладбище. Олька долго сидела на могильном холмике, прижавшись к кресту и холодными губами шептала: -«Боженька! Пусть ей будет там хорошо.»

Про неё забыли, только дворовой пёс сидел рядом и преданно смотрел ей в глаза. Она его не замечала.

Кинулись искать Ольку, когда уже стемнело. Очередной материн собутыльник нашёл её окачаневшую на кладбище.

Дыша перегаром и сильно ругаясь, пытался разжать ледяные пальцы от креста.

-«Пойдём домой! Мать переживает!»
Мать «переживала» громко. В комнате было полно пьяных мужиков и женщин. Открыв дверь, в нос ударил острый запах самогона.

-«Где ты шлялась, негодная!» Из пьяного угара вывалилась мать.

-«Вот я тебе!» И взглянув в заплаканные глаза дочери, осеклась и отступила назад.

-«Калоши сними!» - закричала она вслед погодя.
Олька разулась и шмыгнула в коморку. Сжавшись в комок и укутавшись с головой в покрывало, долго лежала и дышала, чтобы согреться. За стеной было весело. Слышны были пьяные крики, звон гранёных стаканов, песни. Слёз уже не было. Было холодно и очень больно. Девочка не помнит, как провалилась в сон. Она бежала по тёмному лесу. Было холодно. Лёд трещал и лопался под ногами. Носки промокли, а калош, почему то не было. Кто - то гнался за ней, тянул руки, кричал. Пронзительно выли волки. Холодный ветер жёг лицо, слёзы замерзали на щеках и превращались в ледяную корку. Ноги, словно ледяные колотушки, не могли бежать. Оглянуться назад было страшно. Вдруг сзади, что-то больно дёрнуло её и повалило в грязь. Олька проснулась, но сон продолжался наяву. Что-то тяжёлое и большое пыталось лечь на неё. Она, как волчонок шкарябалась, кусалась и извивалась на кровати. Сильные мужские руки небрежно и развратно лазили по её телу.

-«Что, ты такая тощая и малая. Да лежи ты тихо. Я не обижу!» - еле ворочая языком, ворчал мужик.

-«Мама! Мамочка!» - сначала тихо, но затем всё громче и громче начала кричать Олька.

-« Заткнись ты. А то придушу, как щеня!» - зарычал он, стараясь выкопать её тельце из тряпья.

-«Мама!» - истерично, превозмогая боль, крикнула Олька и потеряла сознание.

-«Негодяй! Нетрожь дочь». Над кроватью стояла Татьяна.

-«Дура! Я же тебе заплатил. А с неё, что станет». И он продолжал раздевать тело девочки.

-«Не трожь!» - и вмиг протрезвевшая мать кинулась защищать ребёнка. Она ухватила его за густые волосы и попыталась стянуть с кровати.

-«Ну, дура, сама напросилась!» Он рванулся и вышвырнул Татьяну из комнатки. Завязалась драка…

Когда Олька пришла в себя, было тихо, в комнате стоял сладковато приторный запах. Вспомнив, всё произошедшее, она тихонько сползла с кровати и на цыпочках подошла к двери.

Светало. Ленивое солнце только показалось над линией горизонта. В большой комнате стоял полумрак. Пахло сильнее.

Посреди комнаты на спине, широко раскинув руки, лежала мать.

«Как птица в полёте», - подумала Олька. И только сейчас заметила что-то темно – красное, как ореол, окружающее тело. Было холодно. Укутавшись в латанную бабушкину шаль, девочка подошла поближе. Мать лежала на спине, с широко раскрытыми глаза и улыбка недоразумения, застыла на её лице. Губы посинели, в груди торчал нож. От запаха тошнило и кружилась голова. Мама была красивая. Спокойная и красивая.

Олька одела бабушкины вязаные носки и стянула с кровати старое покрывало.

«Мамочка замёрзла, её нужно укрыть», - мелькнула мысль в детской голове.

Она бережно укрыла мёртвое тело покрывалом. Пахло невыносимо. Олька, стянула какую-то тряпку с дивана и стала вытирать с пола кровь. Она возила грязной тряпкой по полу, но крови не становилось меньше. Скоро тряпка промокла и Олька в беспамятстве упала на покрывало возле матери. Она не помнит, сколько прошло времени.

Все было как в тумане. Соседи, милиция, врачи. Ее долго тошнило и рвало. Болела голова, все тело ломило и разрывало на части. Хотелось спать.

С диагнозом дистрофия и глубокая депрессия, девочка поступила в детский дом.

Олька проснулась от тихого стука дождя по стеклу. Она проснулась и боялась заснуть, ей все время снился один и тот же сон.

Каждый месяц их детдом посещали семейные пары. Кто-то находил родителей, кто-то оставался здесь надолго. Она боялась назвать кого-то мамой, а тем более папой, отказывалась разговаривать об этом с воспитателем.

Однажды, когда они шли на обед, в коридоре стояла худенькая, высокая женщина, и растерянно смотрела по сторонам.

-Девочка,- мягко сказала она, - а где у вас кабинет директора?

Олька как вкопанная стояла напротив нее. Ей вдруг стало так хорошо, повеяло чем – то далёким и родным. Захотелось дотронуться до руки этой женщины и почувствовать её тепло. Казалось, что стены раздвинулись, и её обдало солнечным светом, стало жарко и трудно дышать. Олька испугалась нахлынувшим чувствам. Махнув прямо по коридору рукой, она, унимая дрожь в коленях пошла в столовую. Там не притронувшись к еде, долго сидела и смотрела в окно.

Был очередной родительский день. Воспитательница взяла Ольку за руку и повела в игровую. На диване чинно восседала молодая чета. Женщина лет двадцати пяти и мужчина лет тридцати. В группу ввели девочку пяти лет. Чёрные густые волосы были собраны в две косы. Большие карие глаза устало смотрели по сторонам. Худенькое точёное лицо, с правильными чертами завораживало.

-«Ну вот знакомьтесь, это наша Оленька,» - проговорила воспитательница и подтолкнула девочку вперёд.

-« А это…,» и она не успела продолжить.
Женщина улыбнулась и встала. Олька рванулась из рук воспитательницы и уткнулась лицом в драповую юбку.

-«Мама, мамочка!»- еле слышно прошептала она. От счастья у неё закружилась голова и она едва устояла на ногах. Снова взошло солнце и окутало её своим теплом. По детскому личику текли слёзы, впервые в жизни она была счастлива.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Олькины слёзы

  • Мы идём по жизни порой не замечая, что происходит вокруг. Потом начинаем во всем винить всех и каждого, не пора ли заглянуть в себя и оглядеться.>
    >
     

По теме Олькины слёзы

Слёзы и страдания

Однажды к рабби из Коцка пришёл его ученик, чтобы поведать о своих мучениях. - В Ружине, где я раньше учился, - сказал ученик, - всё было просто и ясно. Я учился и знал, что я...

Слёзы

Я поняла одну простую вещь. Как интересно, люди всегда с любопытством реагируют на то, когда начинаешь говорить загадками. Ведь скажи я вам про ту вещь, о которой я поняла, сразу...

Смех сквозь слёзы

История псевдонима такова. Ещё в бытность работы в театре кукол (70-80 годы) мои друзья заметили, что аббревиатура моего имени, отчества и фамилии образуют слово ТАК. Начали...

Смех сквозь Слёзы

Наблюдения.. - - жили бы в царствии Доброты,- давно бы не только Радовались а и Счастливы были да и Афоризмов бы НЕБЫЛО!.. .... Живём в миру Где ложь, обман И в этом - умираем...

Как Небеса остались без слёз

Молодая душа спешила вернуться на Землю. Она хотела как можно быстрее исправить свои ошибки. Она мечтала застать тех, кого любила и поделиться с ними своими знаниями. Душа была...

Осень

Это продолжается уже целую вечность...Состояние опустошенности, чего-то потеряного, забытого, странного... Она больна этим, и она знает,что это не закончится Н-И-К-О-Г-Д-А... Её...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты