Немного города за окном

- А ты все пишешь и пишешь, - искорки смеющегося голоса. Дина села напротив меня, и свет солнца из высокого окна заиграл в ее волосах.

Повинуясь внезапному порыву, я захлопнул блокнот. Опустил глаза и стал старательно рассматривать карандаш, который вертел в руках. Карандаш как карандаш, сточенный, слегка покусанный…

- Эй, писатель, - Дина подалась вперед, - не хочешь показывать, что пишешь, - и не надо. Ты заниматься-то еще не передумал? Договаривались вроде.

Я кивнул, и принялся торопливо запихивать в сумку разложенные на столе вещи. Девушка наблюдала за мной, и, даже не глядя на нее, я чувствовал, что мои действия ее здорово веселят. Да уж… умею я развлекать.

Через прозрачный купол торгового центра виднелось небо, по-зимнему яркое. Чистый молчаливый свет искрился, отражаясь в стеклянных витринах, отчего вокруг все напоминало волшебный праздничный лес. Залюбовавшись, я споткнулся на ступеньках эскалатора, чем снова позабавил свою спутницу. Так, хватит, нужно собраться.

Автоматические двери распахнулись, выпуская нас, и я ощутил на лице пряное дыхание города. В который раз подумалось, что город этот пьян и в самом себе полон пустоты и ветра. Он поднимался над нами, такой зовущий и такой обманчивый, и снова хотелось ему поверить.

Середина рабочего дня, на улицах немного людей. Мы выбрались к набережной, прошли под железным мостом, спустились по скользкой лесенке к белой сияющей толще, укрывающей под собой сонную воду. Дина достала из сумки фотоаппарат и протянула мне. Ругая себя за то, что опять забыл взять перчатки, я начал выбирать кадр, мерзнущими пальцами настраивая выдержку и фокус. Как назло, нужный кадр долго не удавалось найти. Фотографировать редкие сиротливые кусты на фоне мусорных урн не хотелось. Помучавшись с композицией, я решил поймать в видоискатель сидящего на витых чугунных перилах нахохленного голубя. Прицелился, настроил диафрагму, резкость, выбрал ракурс, выдохнул и нажал кнопку. Щелкнул затвор, запирая сонного голубя в окошке фотоаппарата.

- Дай посмотреть, что получилось, - Дина заглянула через мое плечо. – О, неплохо! Только вот здесь немного пересвет… Но так даже интереснее… дай-ка мне.

Взяв в руки камеру, девушка крадучись, стала оглядываться, передвигаясь медленными осторожными шагами. Иногда она замирала и щелкала затвором. Через некоторое время я уже просматривал сделанные ей снимки и краснел. Правда, не от холода. Казалось бы, стоим в одном и том же месте, снимаем на один фотоаппарат, так откуда же она берет эти картинки? Простой я здесь хоть несколько часов подряд, вряд ли додумался снять те же самые предметы так, как это сделала Дина.

- Да уж, - пробормотал я, - так у меня точно никогда не получится.

- Никогда – это слишком громкое слово, - откликнулась девушка. – А громкие слова всегда накладывают большую ответственность.

- Просто я не понимаю, как из этих предметов, которые мы видим каждый день, создать цельный образ. Передать все встреченное, пережитое, промелькнувшее… Для этого ведь нужно что-то большее, чем просто техника… Иногда это просто похоже на чудо.

- Чудеса, - улыбнулась Дина. – Но они ведь во всем!

- Чудо – это умение… Его тоже нужно практиковать…
- Что-то ты совсем скис, - заметила девушка, пряча в сумку камеру. – Пойдем-ка, выпьем кофе.

Мы прошли мимо высоких странных зданий, крыша которых напоминала адмиральские шляпы, и вышли на широкую улицу. Магазины, аптеки, кафетерии – пестрели витрины, звенели колокольчики над входными дверьми.

Мы зашли в кофейню, и мое сердце замерло от густого, темно-коричневого с бежевыми крапинками, запаха свежемолотого кофе. Замерзшие улицы, переживания, беспокойства, - все растворилось в этом запахе. Осталось только чувство мягкой наполненности – и все вокруг зазвучало. Звенело и прозрачными шариками перекатывалось по дну кофейной чашки зимнее солнце, шелестели кофейные зерна, вызывая на губах приятную горечь, шаги официантов, голоса посетителей – словно приглушенные, волнами качались вокруг.

Мы сели за столик у окна, заказали кофе, и я принялся разглядывать людей, проходивших мимо по улице. Дина какое-то время молчала, разглядывая декоративные цветочные горшки на подоконнике, а потом подняла на меня глаза.

- Зачем ты пишешь?
- Прости? – вопрос застал меня врасплох.
- Ты ведь все время что-то записываешь в свой блокнот. Для чего это?

- Так… меня так научил один человек… когда мне было очень трудно. Каждый день записывать хоть что-то, хоть одну мысль. С тех пор это осталось со мной.

- И ты никому не показываешь, что написал?
- Раньше… показывал. Тому, кто меня научил… и еще некоторым людям… которые… меня понимали. А сейчас…

- Что сейчас?
- Сейчас я на другом конце планеты, в городе, который никогда не был мне родным, и даже не пытается им стать, с людьми, для которых я… просто один из прохожих. И никому не интересно, откуда я взялся и что ищу…

- Но так ведь проще, разве нет?
- Проще? – я задумался. – Пожалуй, да, иногда так действительно проще.

Принесли кофе. Я с удовольствием выпил глоток, и почувствовал, будто по моим венам побежала новая горячая сила. Дина держала кружку обеими ладонями, понемногу отпивая из нее, и растерянно улыбалась. Глядя на нее, я, впервые за все безымянное время, что провел в этом холодном городе, захотел чем-то поделиться с человеком, сидящим напротив. Помедлив, достал блокнот.

- Хочешь прочитаю, что написал сегодня, пока ждал тебя?

Дина кивнула.
- … Так во мне поселилось нечто совершенно новое… то, чего не было до… то что изменит все «после». Чувство дома, и на тонких нитях времени – оседают капли зарождающегося. Под северным небом – распят на ветрах – рассыпаюсь в незримое. Город, укрывший меня в ладонях – узких, длинных, гладких. Город – случайный прохожий, которому хочется броситься на шею. Город…

- Странные слова… но в них много цвета, - сказала девушка, прищурившись. – Ты… немного…

Наверное, она хотела сказать «ненормальный», но почему-то передумала и вообще ничего больше не сказала.

Мы молча пили кофе и смотрели по очереди в окно, прислушиваясь к сердцебиению странного одинокого города. Странно… думалось мне… ведь уже завтра вид за моим окном, скорее всего, совершенно изменится… Как странно…
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Немного города за окном

Большой город из окна маленькой машины

Вечер. Большая Тульская стоит. Кажется, что Бог так распорядился, чтобы на действо стекался народ… Со всех сторон бесконечные ряды машин по каким-то правилам столичных пробок...

Окно в мир

Окно в мир… Где-то… когда-то… в неизвестно какой эпохе и времени - жил человек. Может быть, он был героем своего времени…, может быть… его несвоевременным изгоем…, но в отличие от...

Окно детства

Над городом белым-бело. Спозаранку идет снег, ложится легкими узорными хлопьями. Но я знаю, ветер подует с моря и снежная блажь исчезнет, «как стая крикливых гусей, несущаяся к...

Окна

Через любую точку, лежащую вне прямой, можно провести другую прямую, параллельную данной, и притом только одну. Аксиома параллельных прямых. Евклид 300 г. до н.э. Навстречу мне...

Окна против дверей

1. «Хикки и фрики, ссылка на вики...» Снегопад за окном выманивал, обещая уединение. «Прогуляться что ли до западного квартала? На часах двадцать три двадцать три». Раньше это...

Город

сегодня город разговаривал со мной. Ему надоели люди, которые не уважают его и считают, что им все простительно. Надоели бесконечные вереницы машин, которые отравляют воздух...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты