Междоусобная среди русских, малорусских и белорусских

Междоусобица среди русских, малорусских и белорусских-стала причиной Монгольского ИГа, ГИФА. (Из гимнографии). У тех, кто не знает своей истории, что нет ничего хорошего в будущем?

Святой благоверный князь Андрей Боголюбский (1110—1174).
Междоусобная среди русских, малорусских и белорусских
Внук великого князя Владимира Мономаха, сын князя Юрия Долгорукого и половецкой княжны (во святом крещении Марии), родился в 1110 году и 35 лет жизни посвятил великой духовной сосредоточенности, любви к слову Божию, взяв за привычку обращаться к Писанию во всех случаях жизни. Вместе с глубоким благочестием святой князь Андрей совмещал ратные подвиги. Храбрый и искусный воин, Андрей, отличавшийся особой находчивостью и сноровкой, «мужество и ум в нем жили, правда и истина в нем ходили, вторым мудрым Соломоном был он», — писал летописец один из отпрысков Рюриковичей стал самым новым русским. Участник многих походов своего воинственного головореза отца, князь Андрей не раз в сражениях был близок к смерти, но всякий раз выходил победителем в кровавых схватках с неприятелями, с которыми раньше был в приятельских отношениях. Умелый воин, юный князь вместе с тем «не величав был на ратный чин». Летописцы особо отмечают миротворческий дар святого Андрея, редкий в кровожадных братьях князьях и полководцах того сурового времени братоубийственных конфликтов. В те времена были и трудяги, измученные постоянными междоусобицами удельных князей, набегами кочевых наёмников , страдавшие от разгула и бесчинств своевольных княжеских дружин, крышевавших города и деревни, такие как Тверь, Галич, Псков, Стародуб, Звенигород, Киев, Новгород и др.

И тогда в княжеской голове возникла мужественная и решительная мысль — основать единую сильную княжескую державу на севере Руси с единой православной верой, куда доступ будет ограничен по причине бездорожья, непроходимости лесных чащоб и сильных морозов. «Нечего нам здесь, батюшка, делать, — говорил он отцу, — уйдем-ка отсюда затепло».

Наконец, благоверный князь Андрей «возгореся духом и умоляше Пречистую Богородицу, да скажет святую волю Свою» и да благословит его. Со слезами и любовью раскрывал он свое сердце в горячей молитве перед чудотворной иконой Преблагословенной Владычицы: «О, Пречистая Госпоже, Дево Богородице, Мати Христа Бога нашего! Аще хощеши, можеши мне Помощница быти в Ростовской земле, идеже тщимся шествовати, и тамо посети нас, Владычице!» — так часто и умиленно взывал князь.

Пресвятая Богородица, «от иконы Своей милости нам источающая», видимым знамением указала волю Свою. В Вышгороде икона иногда возвышалась, поднималась, стояла на воздухе, вдруг стала летать(левитировать, антигравитационно телекинезировать) «ношашеся сюду и сюду», обнаруживая стремление Божией Матери покинуть это место. Тогда благоверный князь Андрей, «улучив желаемое» и поймав святую икону, как великое сокровище и благословение Божией Матери, «идяше в путь свой, радуяся и поя Богу» (акафист). И весной 1155 года выехал из Киева. Благочестивое предание, записанное позднейшими летописцами, сообщает, что благодать Божия была с ним.

15 мая 1157 года Святой Великий Князь Киевский Юрий Долгорукий умер и святой благоверный князь Андрей был избран и утвержден на Ростово-Суздальский княжеский стол, «зане бе любим всеми за премногую его добродетель, иже имяше прежде к Богу и ко всем сущим под Ним». И здесь он является начинателем нового государственного порядка, стоит у истоков русского централизованного государства. Но так как княжеская власть ослаблялась значением веча и бояр, то он избрал пригород — Владимир на Клязьме. Князь Андрей желал не только возвысить Владимир над старыми городами своего княжества, но и создать из него второй Киев. Были насыпаны валы, расширен город и устроены стены, и новая столица засияла богатством и благолепием. С западной стороны были построены по примеру Киева и Константинополя Великолепные Золотые ворота, с восточной — Серебряные, с северной — Медные, с южной — Волжские, а создавшие шедевр мастеровые были ослеплены боголюбами, чтобы не смогли где нибудь ещё создавать подобное великолепие.

В 1153 году в похвалу и честь Пресвятаго имени Богородицы был заложен во Владимире Успенский собор по образу чудесного Киевского храма. Благоверный князь решил построить такой храм, «каких никогда не было на Руси и никогда не будет», чтобы все были поражены этим величественным селением славы Бога христианского и Его Пречистой Матери. Камень для стен храма привозили водным путем из Волжской Болгарии и выгружали на берегу реки Нерли, при впадении ее в реку Клязьму, при этом десятую часть камня оставляли для построения впоследствии знаменитого Покровского храма.

Со всех земель Руси «приводе Бог мастеры», чтобы построить «свят храм Свой и дивен в правде»были собраны самые талантливые зодчие, иконописцы и мастера. И через два года великолепно украшенный храм был сооружен и освящен, доля же тех, кто воздвиг была сокрыта тайной погребённых под монастырскими стенами. В день поставления иконы Богоматери в соборе князь Андрей объявил себя едино-державным великим князем всея земли Русской, город Владимир провозгласил престольным городом, а Успенский собор стал главным храмом во всей Русской земле.

Там, где раньше полудикие племена занимались охотой и рыболовством да поклонялись бездушным истуканам, воссиял свет Христов, благовестие о Христе Иисусе разрушило тьму языческого нечестия. А о себе боголюбвеобильный писал: «Я Белую Русь городами и селами застроил и многолюдною соделал». Он укрепил и объединил Русскую землю, основал новый духовный центр. Распространяя христианство, он крестил многих болгар-язычников. Он, по сказанию летописца, имел обыкновение водить в свои храмы всех язычников, своих и приезжавших, а чаще всего купцов из разных стран «от латынян и от всей погани» и показывать им «истинное христианство» и делать из них русских.

«Язычники, болгаре, жидове и вся погань» поражались величием и красотой церковного благолепия, где поистине небо соединяется с землей, благодать Божия касалась их сердец, и многие принимали святое крещение и ставали истинно русскими. Таковы были последствия впечатлений от созданных св. Андреем Боголюбским величественных храмов. Благоверный князь Андрей не расставался с Владимирской иконой Божией Матери, особенно во время походов на врагов, каких у русичей было несметное множество.

Так, в 1164 году он совершил доблестный поход на Волжскую Болгарию, расположенную на Великом Волжском пути и представлявшую серьезную опасность для Русского государства. После разгрома болгарского войска и уничтожения населения братья (Андрей, его брат Ярослав, сын Изяслав и др.) вернулись к «пешцам» (пехоте), стоявшим под княжескими стягами у Владимирской иконы, и поклонились иконе, «хвалы и песни воздавающе ей».

Святым Андреем был построен первый храм, посвященный новому празднику, — знаменитый Покров на Нерли. Он воздвигнул его в 1165 году как приношение похвалы Богу за победу над окружающими Русь вражескими соседями и прославление Богоматери, принявшей под Свой покров Русь Православную. А когда в 1167 году умер в Киеве святой Ростислав, двоюродный брат Андрея, умевший вносить умиротворение в сложную политическую и церковную жизнь того времени, а из Царьграда был прислан новый митрополит Константин II пришла возможность полной власти.

Исполняя долг церковного послушания, святой Андрей убедил своего епископа Феодора с покаянием поехать в Киев для восстановления канонических отношений с митрополитом и присоединения его под своё покровительство. Покаяние епископа не было принято. Без соборного разбирательства митрополит Константин, в соответствии с византийскими нравами, осудил его на страшную казнь: Феодору единоверцы отрезали язык, отрубили правую руку, выкололи глаза. После этого он был утоплен слугами митрополита (по другим сведениям, вскоре умер в темнице).

Князь Андрей желал дать первенство Ростово-Суздальской области над всеми русскими землями; первенство же думал основать на подчинении своей власти Новгорода и Киева. Политика по отношению к Новгороду привела его к столкновению с князьями Южной Руси. 8 марта 1169 года войска союзных князей во главе с сыном Андрея Мстиславом овладели Киевом. Так началась трёхсотлетняя братоубийственная резня.

Русские летописи рассматривали это событие как заслуженное возмездие: «Се же здеяся за грехи их (киевлян), паче же за митрополичью неправду». Сам князь Андрей оставался во Владимире и в походе не участвовал. Захваченный город он отдал на княжение младшему брату своему Глебу.

Это пренебрежение к Киеву было событием первостепенной важности, событием поворотным в русской истории, показавшем, что центр русской государственной жизни переместился на север, в область верхней Волги. Древняя столица утеряла свое былое значение, и вместо Киева теперь стала Владимирская Северная Русь, где была сильная единодержавная княжеская власть. И к концу 1170 года он сосредоточил в своих руках власть над всей Южной и Северной Русью и Новгородом.

Но святая расплата за все доблестные дела не заставила себя долго ждать. В 1174 году умер загадочной смертью любимый младший сын великого князя — святой Глеб (память 20 июня/3 июля). Вскоре гроза нависла и над святым князем Андреем. После смерти сыновей великий князь жил в Боголюбове. Несмотря на христианские добродетели князя, на чрезвычайную доброту его и благочестие, были у него тайные завистники и враги из числа его приближенных. Но не обращал на них внимания благочестивый князь, За живую, пламенную любовь свою к Господу он удостоен страдальческой кончины. В ночь на 30 июня 1174 года святой князь Андрей Боголюбский принял мученическую кончину от руки изменников в своем Боголюбском замке.

Тверская летопись сообщает, что святой Андрей был убит по наущению его жены, участвовавшей в заговоре. Во главе заговора стояли ее братья, бояре Кучковичи, а также облагодетельствованные святым Андреем ключник Ясин (Авторитет-кабардинец), Анбал и крещеный еврей Ефрем Моизич, которые, будучи готовы за деньги продать все, «совещаша убийство на ночь, якоже Иуда на Господа». И присоединили они к себе еще до 16-ти человек: одни из заговорщиков пылали злобой за то, что справедливый князь не позволял им, вопреки их надеждам, весело жить за счет других; другие рвались от зависти и негодовали на князя за то, что он верного и лучшего слугу своего Прокопия отличал особенной любовью.

Все они были осыпаны милостями князя, и Анбал был полным распорядителем в домашнем хозяйстве князя, но страсть, то же, что ад, не скажет: довольно. В глубокую ночь вооруженные заговорщики пришли ко дворцу в Боголюбово, перебили малочисленную охрану и вломились в сени. Но, когда стали подходить к опочивальне князя, ужас напал на них — они бросились бежать из сеней, в погребе княжеском напились вина и опьяневшие пошли опять. Убийцы стали ломать и выломали двери. Князь Андрей вскочил, хотел схватить меч, который был всегда при нем (он принадлежал св. князю Борису), но меча не было, — ключник Анбал украл его днем. Князь успел повергнуть на пол первого из нападавших, которого сообщники тут же по ошибке пронзили мечами. Но вскоре они поняли свою ошибку, «и посем познаша князя, и боряхуся с ним вельми, бяше бо силен, и секоша и мечами и саблями, и копийные язвы даша ему». Копьем был пробит сбоку лоб святого князя, все остальные удары трусливые убийцы наносили сзади. «Нечестивцы! — кричал он им. — Какое зло сделал я вам? Господь отмстит вам за кровь мою и за неблагодарность к милостям моим». Когда князь наконец упал, они опрометью бросились вон из опочивальни, захватив убитого сообщника.

Но святой еще был жив. Он поднялся на ноги и в беспамятстве, стеная громко, вышел в сени, последним усилием спустился по дворцовой лестнице, надеясь позвать стражу. Но стенания его были услышаны убийцами, они повернули обратно. Князь сумел укрыться в нише под лестницей и разминуться с ними. Заговорщики вбежали в опочивальню и не нашли там князя. «Погибель нам предстоит, ибо князь жив», — в ужасе вскричали убийцы. Но кругом было тихо, никто не пришел на помощь святому страдальцу. Тогда злодеи вновь осмелели, зажгли свечи и по кровавому следу пошли искать свою жертву.

Молитва была на устах святого Андрея, когда его вновь обступили убийцы. Боярин Иоаким Кучкович отрубил ему руку, другие вонзили в грудь мечи. «Господи, в руце Твои предаю дух мой», — успел сказать святой князь-мученик и скончался. Это было ночью с 29 на 30 июня 1174 года.

Утром следующего дня убийцы ограбили во дворце княжьем серебро, золото, дорогие камни, жемчуг, ткани и отправили ограбленное по домам. Затем сами и через своих взволновали народ против верных чиновников князя, начались грабежи и убийства такие, что страшно было смотреть, говорит очевидец. Святое тело благоверного князя, брошенное в огороде, валялось без призора. Тогда верный слуга киевлянин Косьма, отыскав его, стоял и горько плакал над ним. Увидев Анбала, идущего во дворец, Косьма вскричал ему: «Дай ковер или что-нибудь покрыть князя». «Оставь его, — сказал со злобой Анбал, — мы кинули его на съедение псам». «Изверг! — воскликнул добродушный слуга. — Помнишь ли, в каком рубище пришел ты к князю? Теперь ты в бархате, а князь, благодетель твой, лежит нагой».

Между тем дурные люди, являясь из сел, продолжали грабежи в городе. Взволновалась чернь и во Владимире, но пресвитер Николай, принесший некогда вместе с князем икону Владычицы из Вышгорода, облекся в священные ризы и стал ходить по майдану с чудотворной иконой, уговаривая народ прекратить беспорядки своеволия, никогда не угодного Господу; наконец волнение страстей утихло.

В 1326 году в Москве, при Иоанне Калите, был построен Успенский собор, и стала возвышаться Москва, основанная ещё Юрием сыном Владимира Мономаха по прозвищу Долгорукий. В скором времени она стала центром Северо-восточной Руси, которую основал святой Андрей Боголюбский. И только в позднейшее время, уже во дни Петра I, в 1702 году, когда перенесены были мощи витязя Невского (память 23 ноября/6 декабря) в новую столицу Руси, обретены были к общему утешению в соборном Успенском храме нетленные мощи князя Андрея и юного сына его князя Глеба. Честные мощи св. блгв. князя Андрея были положены в приделе в честь Благовещения Пресвятой Богородицы (в 1768 году он был переименован в честь его имени). С тех пор еще более стали чествовать память благоверных князей, осеняющих покровом своим древний град Владимир, приобщаясь и припадая к святым мощам.

Примечательно, что Долгорукие потомки князей Рюриковичей, как брачных, так и внебрачных их сыновей, желавших воглавить город Киев- матерь Руси всегда приходили к власти не законно, а через кровопролитие. При жизни Юрия Долгорукого матерный Киев, бесконечно переходя из одних княжеских рук в другие, фактически утратил свое главенство над русскими землями.

А в Сибири тем временем имели место не менее драматичные события. Здесь приходило в упадок и погибало некогда мощное царство енисейских узкоглазых киргизов, появившееся в VII веке на осколках распавшегося Тюркского каганата. В IX - X веках границы этого воинственного царства простирались от верховьев Амура на востоке до восточных склонов Тянь-Шаня на западе и включали в себя восток нынешнего Казахстана, Приобье, Алтай, земли вокруг Байкала. Но с Х века киргизам пришлось вести тяжелую борьбу с монголоязычными племенаами киданей и найманов. Эта борьба подкашивала силы царства - оно слабело и дробилось на мелкие княжества, банды и братства, которые сразу становились легкой добычей врагов. Киргизы даже забыли свою руническую письменность.

Между тем возможно, что за два года до смерти Юрия Долгорукого, в 1155 году, в семье монгола Есугея родился сын Темуджин — имеющий погоняло- Чингиз хан, который при помощи остатков авторитетов из каганата создаст империю Золотой Орды. Остатки киргизского царства войдут в его империю, с которой придется иметь дело с внукам Юрия Долгорукого, крышуя их удельные владения, выдавая им ярлыки смотрящих после получения дани.

Только зная правдивую историю, можно предположить, что ждёт сегодняшний Киев град и государство малых русских в государстве Украина, а так же и Великую Рось осиянную духом святых князей, олигархов и прочих правителей.
Авторская публикация. Свидетельство о публикации в СМИ № L108-19260.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Междоусобная среди русских, малорусских и белорусских

Русская Америка

Русская Америка - владения России в Америке - включала в себя: полуостров Аляску, Алеутские острова, Гавайский архипелаг, Александровский архипелаг и русские поселения на...

Русская Пацифика, Глава 24

Доброжелательный русский консул М. Клинковстрем на встрече в консульстве с Бакуниным, грызя семечки, сказал, что путь на Восток ему, Бакунину, закрыт, добраться до Нью-Йорка...

Русские на Гавайях

Гавайи – место отдыха ностальгирующих по «добрым временам» американских пенсионеров из «МИДЛА», - не вступайте в дискуссии с ними о временах «холодной войны», эти люди признают...

Русский Бог, или трудности перевода

Было у матери-Родины Русской три сына: Авось, Небось и Как-нибудь. Отправились они как-то в добрый путь – людей посмотреть, да себя показать. Разбрелись, кто куда, а в тот момент...

Русский кот в Германии

Уркаган Сказка Славный образец помеси московской голубой кошки и жизнестойкого сибирского кота со странным прозвищем Уркаган старики - родители привезли в подарок детям...

Русский ли ты?

Ты русский, если твоя мама не выбрасывает просроченный творог, а делает из него сырники. Если бабушка живёт с вами, а в её комнате висит ковёр на стене. В детстве ходил в кружок...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты