Маленькая мама. Рассказ второй

Маленькая мама. Рассказ второй.
Рождение.

Леся весь вечер простояла у окна, наблюдая, как большие полные капли осеннего дождя стекали вниз по стеклу, скапливаясь и превращаясь в тонкие ручейки, которые тяжелыми струйками падали на землю под окнами.

«Как слезы…» - подумала она.
С тяжелым вздохом девушка осмотрела больничную палату. По размерам она была совсем небольшая и потому неуютная, возле стен стояли старые пружинные койки, расстояние между которыми было столь небольшим, что даже сидящие друг против друга люди могли взяться за руки. В дальнем углу, тесно прижатые по бокам, располагались небольшой стол и тумбочка, анапротив – потрескавшаяся от давности раковина. Серые, тусклые стены навевали грустные и тоскливые мысли, от которых у Леси глаза наполнялись предательской влагой. В больнице она провела уже две недели, врачи постоянно ставили ей капельницы и болезненные уколы, объясняя девушке, что это лечение пойдет на пользу как мамочке, так и будущему малышу. Она особо не противилась – надо так надо.

Вчера ей исполнилось семнадцать. Девушку навестили родители. Есть сладкое ей не запрещали, поэтому мама и папа привезли огромный торт. Хватило на весь больничный персонал. В эти моменты маленького праздничного торжества Леся была счастлива, потому что видела своих родителей вместе, а это бывало очень редко. Они признали свои ошибки, но жить вместе уже не смогли – папа ушел из семьи к другой женщине: она была моложе его на несколько лет и растила маленького сына от первого брака. Мама, наконец, занялась собой - нашла подходящую работу, бросила пить и заметно похорошела. У нее появился солидный и приятный в общении мужчина, у которого, как показалось Олесе, по отношению к Светлане были вполне серьезные намерения.

Невольно ее посещали мысли об Алексее – после того, как молодой человек узнал о беременности Олеси, он прекратил с девушкой отношения и стал избегать каких либо встреч с ней. Леся надеялась, что со временем она сможет позабыть Алексея, но прошло несколько месяцев, а чувства становились только сильнее. Она готова была простить ему все ошибки для того, чтобы любимый человек был рядом с ней и их малышом. Но сам Алексей этого не хотел.

Пытаясь смахнуть слезы, Леся подошла к своей постели и села – старые пружины больничной койки протяжно заскрипели, заставляя девушку содрогнуться. Она погладила свой сильно округлившийся живот и прошептала: « Ничего, маленький. Мама всегда будет рядом с тобой».

В палату вошла Елена Викторовна – лечащий врач Олеси. Она тяжело взглянула на девушку, как будто пыталась собраться с мыслями, но ей не хватало сил.

- Здравствуйте, Елена Викторовна, вы сегодня дежурите? – улыбаясь, спросила Леся, – а я вот спать собралась ложиться. Что – то случилось?

Девушку насторожило молчание врача, и она нервно затеребила край ночной сорочки. Недоброе предчувствие охватило ее изнутри, и по спине пробежал холодок.

Заметив начинающееся волнение своей маленькой пациентки, Елена Викторовна присела рядом с ней на кровать, поморщившись от мгновенно последующего скрипа, взяла Олесю за руки и медленно, подбирая слова, начала разговор.

- Лесечка, девочка моя… Мама с папой сейчас подъедут, но я бы хотела поговорить с тобой наедине, потому как знаю, что ты уже достаточно взрослая и все поймешь намного лучше без собеседников, неважно, мама это или папа. Тебе нужно подумать и самой принять серьезное решение – что тебе делать дальше, – немного замешкавшись, врач продолжила. - Только ты не волнуйся и не переживай, но у твоего ребеночка обнаружились некоторые отклонения… Сегодня пришли результаты УЗИ. У вас есть небольшие подозрения на порок сердца. Это серьезное заболевание, но лечение можно пройти сразу после рождения малыша. – поспешно добавила врач. -Только не у нас, не в районной больнице. Тебе нужно ехать в Перинатальный Центр. Но раньше времени не переживай – это только подозрения, оборудование у нас старое, оно может ошибаться. И еще… у вас гипоксия. Этот диагноз уже точный, и лечение вам назначат хорошие специалисты, а когда ты вернешься домой, наши врачи обязательно помогут тебе и малышу. Хорошо?- врач помедлила, в ожидании ответа, но Леся молча смотрела в стену напротив. Тогда она продолжила.

- Сейчас мы выпишем тебе направление, и ты должна будешь немедленно выехать в городскую больницу. Повезет тебя наша скорая – дорога дальняя, поэтому мы тебе сейчас поставим укольчик, чтобы ты, немного отдохнула, успокоилась, настроилась на поездку и была готова…

Елена Викторовна поднялась со скрипящей кровати, пробормотав что – то про свалку и старье. Прикрыв за собой тихонько дверь, женщина вышла.

Слова врача эхом отдавались в голове девушки. Показалось, что мир рухнул в один миг. Сердце учащенно билось, а в ушах звоном пульсировало – «некоторые подозрения... порок сердца… гипоксия… порок сердца…» Леся не хотела верить в услышанное, чуть заметно шевеля губами Леся прошептала:

- неправда, так нельзя, за что? - немой взгляд устремился в потолок, словно в ожидании ответа сверху. Но ответом была тишина. Чувство безнадежности охватывало ее, хотелось кричать, но плотно сжатые губы не хотели разжиматься и выпускать этот дикий крик наружу. Леся легла. Перед глазами все плыло… Она вспомнила слова врача – тебе нужно подумать и самой принять решение…. О каком решении она говорила?

В палату вошла медсестра и сделала Олесе укол. Она с жалостью посмотрела на Лесю и, почему-то, от этого взгляда девушке стало противно и тошно.

- Уйдите… - шепнула она, уткнувшись в стенку. Ее плечи вздрагивали от неслышного плача. Медсестра, не проронив не слова и понимающе кивнув, вышла, оставив дверь немного приоткрытой из-за боязни, что Лесе станет плохо.

Сквозь сон Олеся услышала, как приехали ее родители и громко кричали, ругаясь с врачом. Они о чем-то спорили, но Леся не могла разобрать из разговора ни одного слова.

В три часа ночи ее разбудила медсестра.
- Леся, пойдем. Одевайся, скорая тебя уже ждет.
Возле выхода из стационара девушку ждала Елена Викторовна. В ее взгляде читалось неподдельное чувство вины и сочувствия, вот только от чужой жалости Леся не испытывала никакого облегчения. В руках врач держала сумки с вещами Олеси, которые ей передали родители.

- Леся, папа и мама не смогли остаться, чтобы поехать с тобой. Мы обеспечим тебя сопровождением и дадим сопроводительные документы, – врач протянула сумки. - Здесь твои вещи и для малыша на первое время. Ты не переживай, все будет в порядке, с врачами городской больницы мы уже созвонились, тебя встретят.

Елена Викторовна усадила Олесю в машину и, погладив по щеке, улыбнулась.

- Запомни – все будет хорошо.
С громким скрипом захлопнулась дверца машины.
«Почему у них все скрипит?» - невольно подумала Олеся. Она смотрела в след торопливо отходящей от машины женщине – ее полная фигура двигалась уверенно, а голова держалась столь ровно, как будто несколько часов назад она не ставила приговора маленькой маме и ее малышу.

За все время своей работы эта, довольно миловидная женщина с грустными глазами, повидала многое, но история Леси стоила ей много сил и по каким – то причинам не оставляла равнодушной. Когда Елена Викторовна отошла на достаточное расстояние, она почувствовала, как по щеке скатилась влажная капля. « Все, пора на отдых» - подумала женщина, смахивая с лица непрошеную слезу...

Поступку своих родителей Олеся не удивилась. У отца могли быть из-за нее проблемы в новой семье, а маме попросту могли не дать отгула на работе, потому–что она еще не отработала положенного для отпуска срока. Но было горько и обидно из –за того, что они не стали ее даже провожать и не высказали слов поддержки, которой дочь от них так ждала.

Машина с шумом отъехала от больницы. Вскоре огни ее родного села скрылись за поворотом, а дорога покрылась темнотой, которую лишь изредка прорезал свет фар встречных машин. Девушке стало страшно. Она посмотрела на сидящую напротив женщину – ее голова с короткими белыми волосами мирно покоилась на полноватой груди.

«Наверное, это ее назначили сопровождающей», - подумала Леся.

Действие укола закончилось и девушке спать совсем не хотелось. Она смотрела в черную, пронизывающую холодом темноту окна. В ее голове темным роем кружились мрачные мысли – сможет ли она дальше нести эту тяжелую ношу? По силам ли ей решение новых проблем? Вдруг девушка поняла, о чем пыталась говорить с ней Елена Викторовна…

Леся почувствовала резкую боль в животе. Зашевелился ребенок, и девушка положила руку на живот, пытаясь успокоить малыша.

- Ну что ты, - прошептала она, – я же никогда, никогда тебя не брошу… Спи, мой родной, мы всегда будем вместе, чтобы с нами не случилось, каких бы диагнозов тебе не ставили – я буду любить тебя только сильнее…

Дорога оказалась мучительно долгой. Когда они подъехали к городской больнице, оказалось, что сопровождающая ее женщина не знала, куда идти. А еще ей нужно было ехать по делам в бухгалтерию, которая находилась в совсем другой больнице, не в роддоме.

- Езжайте, я справлюсь и найду нужный стационар. Меня ведь ждут. – сказала Леся, выдавив из себя улыбку.

Вылезая из машины, Леся попыталась вдохнуть побольше свежего воздуха – но вместо этого в ее легкие ворвался спертый и загазованный воздух города.

Посмотрев в след отъезжающей машины, Олеся тяжело вздохнула и, подняв тяжелые сумки, направилась на поиски нужного ей отделения.

В приемном ее никто не ждал. Врачи были удивлены – в родильном отделении не хватало мест, и положить приезжую было некуда. Леся подобному повороту событий была удивлена не меньше – она хотела позвонить родителям, но обнаружилось, что телефон она оставила в районной больнице.

« Ну вот, - огорченно подумала Олеся, - теперь еще и без связи.»

Неожиданно в приемное отделение зашел дежуривший ночью врач. Медсестра, совсем молоденькая, стройненькая черноволосая девушка, сразу задала ему вопрос, кивнув в сторону Леси.

- Николай Дмитриевич, тут пациентка издалека к нам приехала, говорит, ее врач созванивался с нашими. Вот и документики сопроводительные имеются. Что с ней делать? Мест - то нет.

- Оформляйте, сегодня понедельник, многих мамаш выпишем. Пока оформляете, и место освободится, – быстро ответил доктор, даже не посмотрев в сторону Леси. По его виду было заметно, что он очень устал и давно не подстригался. И из –за этого темные волосы вихрасто торчали в разные стороны, которые он безуспешно пытался пригладить своей могучей пятерней.

- А кто принимать будет? – снова спросила медсестра.

- Я сегодня до обеда работаю, вместо Шамиля Вахтанговича, он на больничном. Потом заступает Альбина Николаевна. Значит, принимать мне. Как оформите – отправите ко мне. Я завтракать.

Поменяв старый и мятый халат на чистый и свежий, Николай Дмитриевич вышел.

Медсестра , сменив тон на дружелюбный, пригласила Лесю за стол и начала задавать вопросы, необходимые при поступлении новых пациенток. Девушка машинально отвечала. Прочитав ее документы, медсестра нахмурилась. Она сняла телефонную трубку и, позвонив, затараторила.

- Николай Дмитрич. Простите , что отвлекаю от завтрака, но тут УЗИ плохое, анализы бы сразу пересдать. Разрешите?.. Ага…ага.. Ладно. Николай Дмитрич.

Отключившись, она снова начала набирать номер.
- Алле. Тонечка? Тонечка, спустись пожалуйста, тут у девочки кровь нужно с пальчика взять и с вены. Хорошо, ждем… ждем…

Закончив разговор, медсестра продолжила заполнять документы. Что-либо у нее спрашивать у Леси не было сил. Женщина подсунула листок Олесе:

- Заполняйте.
Девушка взяла ручку и, принялась было писать, но взгляд ее неожиданно задержался на одной строке;

« Я, Ф.И.О., отказываюсь от ребенка….»
Строчки поплыли перед глазами Леси и она аккуратно отложила ручку в сторону.

- Простите, - обратилась она к медсестре, - но почему вы решили, что я собираюсь отказываться от ребенка? – в голосе девушки слышалось возмущение, которое она едва сдерживала в себе.

Медсестра, увидев реакцию девушки, лихорадочным движением руки спрятала листок в кипу бумаг.

Извините, - произнесла она, покраснев, - но такие пациентки как вы, обычно оставляют у нас своих детей и заранее подписывают «отказные». А где ваши родители? Они должны были вас сопровождать.- быстро перевела тему разговора девушка.

Вместо ответа Леся молча протянула листок, на котором было написано объяснительное письмо ее родителей.

Пришла из лаборатории «Тонечка» - пухлая, как пончик, с добродушной улыбкой на губах пожилая женщина, которая оказалась вполне приятной собеседницей и хохотушкой.

- Ничего, Леська, сродишь. А папаша еще локти будет кусать. – успокаивающе приговаривала она, втыкая иголку в вену девушке. – Воот. Сейчас про все болячки и узнаем.

Через некоторое время после завершения всех процедур в Лесю проводили в палату. Она еще не успела разложить вещи, как вошел доктор и , заглядывая в больничные листы, начал свой осмотр.

- Так, это кто это такой у нас тут поступил? – начал мужчина свой разговор, пытаясь перевести его в легкое русло. – Ага. Ну что, мамочка, серьезный вам ставят диагноз. Сейчас я вас осмотрю, вам сделают УЗИ, тянуть мы не будем – после обеда мы с вами все – все узнаем. Может, зря ваши доктора панику подняли.

Слова врача приободрили Олесю и она решила задать мужчине интересующий ее вопрос.

- Николай Дмитриевич. Простите, а почему медсестра так необдуманно поступила со мной при поступлении? Я чуть было «отказную» на ребенка не подписала.

- Вы уж ее простите, - спокойно ответил врач. – У нас действительно такая тяжелая обстановка с молодыми мамочками. Больно много отказников сейчас. Не хотят матери ответственности, а больница у нас какая? Правильно, для мамочек и детей с патологиями. Вот и бросают. На что им больные дети. Вы же, Леся, умница. Держитесь до конца, а мы попробуем вам помочь.

С этими словами врач вышел из палаты, оставив Олесю в полном недоумении. Услышанное повергло девушку в ступор, и она еще раз мысленно поклялась себе, что никогда не оставит малыша, что бы не случилось. На душе у девушки стало немного легче – у нее появилась надежда, что все обойдется и встанет на свои места.

После всех процедур Олесю покормили обедом. В большой и светлой палате с ней лежали две женщины, намного старше ее. У одной эластичными бинтами были перебинтованы ноги – как оказалось, у этой женщины мог оторваться тромб. Наталья, так звали эту женщину, была высокого роста, именно поэтому она выбрала карьеру баскетболистки. Вторая женщина за всю беременность лежала уже в четвертый раз – сама она родить не могла долгое время и проходила лечение. Из – за излишней полноты у нее практически не было видно живота. Услышав историю девушки, они постарались успокоить ее.

Леся же, придя в себя, неожиданно почувствовала сильную усталость – она разрыдалась. Слезы градом катились по ее щекам, все тело сотрясало, и она никак не могла остановиться. Жалость этих женщин вызывала еще большее желание плакать, она чувствовала свое бессилие и безнадежность, отчаяние сжало сердце так, что она невольно вскинула руку к груди. Испуганные женщины вызвали медсестру.

- Мамочка, что же вы делаете с ребеночком? – отчитывала та Лесю, делая укол, - крепитесь, вы плачете, а ему как сейчас плохо? Ребенок чувствует все, что вы сейчас переживаете. Это плохо отразится на его здоровье. Успокойтесь и немного поспите.

Послушавшись совета, Леся легла. Она почувствовала что – то необычное, но потом догадка осенила ее – здесь кровати не пружинные, а потому не было слышно уже опостылевшего скрипа.

« Хорошо» - мысленно подумала Леся и закрыла глаза. Через некоторое время ее склонило в сон и она задремала.

Разбудил Олесю врач. Николай Дмитриевич решил остаться, чтобы до конца провести обследование Леси. Его глаза от усталости и недосыпания уже раскраснелись, веки припухли, но вошел врач улыбаясь.

- Ну что, мамочка, спешу вас порадовать – подозрения на порок сердца не подтвердились. – на этой фразе у Леси учащенно забилось сердце. - А вот гипоксию будем лечить. Рожать будете сами? Ну конечно сами. Думаю, совсем скоро, долго ждать не придется – организм у вас ослаблен, слишком много вы получили не так уж и необходимого лечения, но по срокам рожать уже можно. Сейчас я ухожу, завтра у вас будет другой врач, я ей все передам, и она проследит за вами.

Леся почувствовала облегчение. Ей хотелось сказать Николаю Дмитриевичу, как она ему благодарна, но слова застряли в горле и она снова расплакалась. Но это уже были слезы радости, которые стекали тонкими ручейками на подушку – Леся улыбалась.

Врач улыбнулся шире и погладил ее по голове.
- Ну что ты, не реви. В первый раз всегда страшно. И тебе страшно, и ему страшно. – кивнул мужчина в сторону Лесиного живота. Тяжелой походкой он вышел из палаты.

Прошло три дня. Связываться с родителями девушке не хотелось, она почему – то снова почувствовала себя никому не нужной. На вечер третьего дня у Леси сильно заболел живот. Немного подождав, она поняла , что с ней происходит что – то необычное. Девушка прошла на пост и пожаловалась медсестре на сильные боли. Обследовав Олесю медсестра вызвала дежурного врача – начались роды.

Олесе повезло – в этот вечер снова дежурил Николай Дмитриевич.

- Ну что, мамочка, пришло время. – засмеялся врач. – Скоро вы увидите своего малыша…

Олеся попыталась улыбнуться, но резкие боли внизу живота не дали ей этого сделать. Но она знала, что никакие боли ей уже не страшны, что она столько всего уже пережила, и осталось совсем чуть - чуть. И тогда Леся обнимет своего малыша. Свой маленький комочек счастья, которым она ни с кем не хотела делиться. Девушку отвели в палату для рожениц, где ее уложили на кушетку и поставили капельницу. Вспомнив все, что с ней произошло за последние месяцы, Леся неожиданно почувствовала страх.

- Мамочка, - шепнула она, – мама…
И вдруг в ее голове возник образ весело улыбающегося Алексея, довольного и счастливого, так по – мальчишески порывистого, но необычайно нежного. Слезы градом полились из глаз Олеси…

За окном хлестал дождь, срывая с деревьев желтые шапки листьев, открывая всю серую наготу стволов. Громкий и частый стук тяжелых капель сливался с биением двух сердец.

Ранним утром в коридоре родильного отделения раздался громкий детский плач…
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Маленькая мама. Рассказ второй

  • Очень правдиво и художественно. Прочла с интересом. Роддома не даром зовутся Домом. В доме и стены помогают. Мне близка эта тема, так как приходилось работать в Р,Д, в качестве педиатра. Каких только семейных и безсемейных драм не бывает, не говоря об исходах.
     

По теме Маленькая мама. Рассказ второй

Маленькая мама. Рассказ третий. Заключительный

Леся с нескрываемой нежностью наблюдала за игрой двух самых близких и родных ей людей. Высунув маленький, розовый язычок, двухгодовалая Ксюша пыталась уронить сидящего на коленях...

Маленькая мама

- Мам, не кури, пожалуйста.- попросила Леся сидящую напротив нее за столом женщину, отмахиваясь от едких клубов дыма. - Что так? Мешаю? Давно ли ты не куришь?- ехидно ответила мать...

Мама рассказала о дочке

Вчера вечером Соне на мобильный позвонил наш Солдат. Когда Соня рисует рисунки в АТО она оставляет свой телефон и подписывает их "Соня Лелюх 9 лет". Так вот, вчера ей позвонил...

Второй

«____________ …я был рядом с тобой. И — в сознании…» Вещие строки?.. МЫ. Вместе творили объемные МЫСЛИ!.. …и ты улетал,.. — сам!.. Астрально,.. — в пространство Энергии светлой...

Второй раунд

- Чтоб ты сдохла, штука драная!!! - Сама сдохни, тля такая! Еще рот свой поганый открывает тут! Издуй в свой город, там варежку разевай! Ё-кэ-лэ-мэ-нэ, щас вилы в бок воткну! - Да...

Второй полёт Бовфртыха

Осенью, собираясь в стаи, улетали птицы, крича на прощанье, махая крыльями. Бовфртых, смотря на каменный компас: «Как они находят дорогу, (возвращения), у них же нет компаса?», «По...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты