Ларина и килорки

ВВЕДЕНИЕ

На острове Йеварум Мира Аджедан полноправно властвуют насекомолюди – йеварумы. Многие из них жили в земляных холмах, аналогичных муравейникам. Но даже муравьи - умелые строители не сотворят архитектурное чудо, достигающее в высоту сотни метров.

А у йеварумов таких чудес несколько, это Родовые Холмы. Самые величественные из них Королевские, поменьше – Дочерние.

Йеварумы – трудолюбивый и бережливый народ. Их жизнь неотделимо связана с землёй, с тем, что растёт на ней и прячется в глубинных недрах. В родовых армиях служат самые рослые и крепкого телосложения, с навыками использования различного оружия. Те, кому не суждено прославиться в боях, становятся строителями, ремесленниками, фермерами или няньками для подрастающего поколения…. И каждый йеварум сочтёт за честь заниматься самым “грязным” и недоходным делом, лишь бы его Род процветал.

А йеварумские рода существовали по-разному. Одни превосходили числом и занимали богатые природными ресурсами земли. Другие рода не были столь плодовиты и многочисленны, поэтому, предпочитали прислуживать более могущественным родам, в худшем случае становились чьими-то рабами. Но все Йеварумские Рода сотрудничали веками. Бывали распри, но затяжных войн на острове Йеварум не было уже лет пятнадцать.

Так или иначе, йеварумы хранят в памяти воспоминания о битвах за земли и с целью выживания, а в легендах и при совершении ритуалов воспевают предков с героями. Йеварумы непоколебимы перед трудностями и всегда следуют туда, куда проложили Тропу. Таковыми они рождаются и умирают.

ГЛАВА 1.

Ларина – “по долгу” Принцесса и одна из Наследных Лороков Йеварумского Рода Годлубов, по характеру, она мечтательница и искатель приключений, а по возрасту - четырнадцатилетний подросток. В аджеданском летоисчислении это ничтожно малая величина, потому что йеварумы празднуют двухсотлетие и ещё долго наслаждаются жизнью. Но этим вечером Ларине нет дела до наслаждений. Она вновь пережила раздор со своей матерью Королевой Мурари и, обидевшись, закрылась в своей комнате.

- Ну, какая мне разница, кто и когда из королевских отпрысков родился

и женился!? Зачем мне знать, как и сколько лет правил тот или другой

король-предок!? Я мечтаю о путешествиях, а не о правлении

Королевством, - ворчала юная годлубка. - А-а-ах, – Ларина вздохнула. - Раньше было проще…. Стоило Чарулусу прийти в замок, как мама беспрепятственно отпускала с ним. Теперь, всё кончено! Чарулуса больше нет и никого рядом, с кем…, – губы вздрогнули, по лицу поползли непослушные слезы. Ларина резко смахнула их. – Решено! Завтра же сбегу, куда глаза глядят. А пока… а-а-а, - широко зевнула, - высплюсь перед дальней дорогой.

Синий Вечер не долог и сейчас близился к завершению. Розовые облака цеплялись за горы и, сгущаясь, окрашивали небосвод сиренево-красными пятнами. А ниже облаков спускался лиловый туман. Он забирался в лесное нагорье, древние пещеры, коснувшись родниковых вод, рассыпался клочьями и лохмотьями кувыркался по горному хребту - Ожерелью Амшай, дальше, в Долину Агудар. Над долиной властно поднялась Лиловая Чон. Словно встревоженная стая птиц, блеск камней Амшай устремился к небу и сомкнулся радужными дугами. Над Королевством Годлубов воцарилась Лиловая Ночь.

Ближе к рассвету в комнату влетел ветер Кун-Ич - вестник утреннего пробуждения. Ларина крепко спала, укрывшись с головой покрывалом, и только лодыжки торчали наружу. “Про-о-осни-и-ись”, - Кун-Ич пощекотал ее ноги, и годлубка от прохлады сжалась в комочек. “Проснись!” – Скомандовал Кун-Ич. Не дожидаясь ответных действий, нырнул под одеяло. “Быр-р-р!”, - армия мурашек бесцеремонно разбежалась по королевской коже. После ленивых потягиваний Ларина открыла глаза; спрыгнув с кровати, подбежала к окну.

От восхода Красной Орту светлело над горизонтом. Ещё тёплые лучи коснулись Принцессы и украсили блеском рыжие волосы.

- Как хорошо! Запах садовых цветов приятно бодрит.
Ларина умылась из кувшина, быстро надела платье простолюдинки, мокасины с потёртыми носами. Вынув из-под матраса кинжал, спрятала его в ножны. “Пора!” - радостно воскликнув, полезла под кровать к тайнику. Из ларца достала паучью лестницу, выбралась из темени к свету с сумкой за плечом и сбросила лаз через подоконник.

ГЛАВА 2.

Сезон Ансев - время пробуждения Матери Природы. Хмурые облака, гонимые ветрами, улетали на север, а затяжные дожди довершили падение с небес на землю и надолго. В саду Королевы шеренгой и вокруг замка стояли древесные абруты. По розоватой коре тирабов стекла смола и, застывая у корней, превращаясь в кучку янтарных зерен. А на открытом пространстве скучали мраморные горки с фонтанами и зеленели лабиринты причудливых растений, от высоченных деревьев до крошечных кустов.

“Топ-топ! Топ-топ!” - Началась песня дзорда-пересмешника.

Запрыгнув на ветку абрута, радужная птичка следила за солдатами, марширующими вдоль замка. Неожиданно дзорд застыл, будто статуэтка, раздул щёки, и… из малюсеньких лёгких вылетела большая порция воздуха. “Тюр-р-р! Лю-лю-лю! Тир-р-р! Ля-ля-ля!” - раздался гимн рассвету и запетлял эхом над Королевским цветником.

Ларина спускалась по лестнице, а даргонивы, растопырив крапчатые листья, поднимались к верхним этажам замка. Неожиданно растение вонзило крючкастые отростки в ее тело.

- Вы что, взбесились? - Разозлилась Ларина. - Как свирепые хищники впива-а-аетесь когтями, цара-а-апаетесь. Отста-а-аньте, - стала отгонять назойливое растение от лица и волос. – Ти-и-ихо, вы, не шуршите громко, - не без усилий порезала ножом “щупальца” даргонивов.

Приглушеное “топ-топ” зазвучало громче, и годлубка, раскачав лестницу, вынужденно прыгнула. “У-у-ух”, - распласталась, словно улитка, на мокрой земле и не в том месте, где следовало по плану. Вдобавок встретилась лицом к “лицу” с острыми шипами приземистых кустиков, торчащих сквозь глянцевые листья.

“Топ-топ! Топ-топ!” - пронеслось рядом, и Принцесса замерла, уткнувшись лицом в рыхлую почву. Забормотала под трепет годлубского сердечка:

- Ну, пожалуйста, пожалуйста…. - "Топ-топ! Топ-топ!" раздалось ещё ближе, потом улетая… “топ-топ, то-оп, то-о-о”. - Слава, Богине Фрее – Прародительнице Йеварумов! - Ларина приподняла голову и обречённо вздохнула. - Вот оно колючее море благоухания! - Раскинув кисти соцветий с алыми “помпонами”, кусты азоров накрыли землю сплошным ковром. - Ларина, соберись мыслями! Та-а-ак, - осмотрелась. – Ага, прореха! – Взметнула вверх, в длинном прыжке вперед, по окончании перелета мягко присела.

- Сми-и-ирно! - Прозвучала команда караулу. - Ночная смена сдать пост! Утренняя смена принять пост!

- Пост сдал! Пост принял! - Внятно ответили солдаты. Отслужившая охрана последовала в караульное помещение, слава Богине Фрее(!) - в противоположную сторону от беглянки.

ГЛАВА 3.

Сгорбившись, Ларина преодолела очередной шлейф азоров, перебежкой открытую площадку. Бегом или ползком от одного цветущего насаждения к другому, она достигла цели - мшистого камня на склоне холма. Обогнув его, Ларина приподняла травяной коврик и нырнула в лазейку. То был проход в Туннель Свободы, который вырыла сама.

Несколько метров годлубка спешно ползла по туннелю, не ощущая царапин от торчащих корней; букашек, падающих на открытые части тела и бессовестно кусающих королевскую особу. Наконец, она выбралась наружу и оказалась в долине Агудар. Позади - величественный Королевский Холм, неприступная ограда с охраной и водяной ров. Оказавшись на свободе, Ларина взвизгнула от счастья и побежала вприпрыжку.

Может, ей не стоило радоваться, не равен час, наткнется на агентов Тайной Службы - вездесущих “йеварумских проныр”, как прозвали годлубы. Но, кроме улыбчивых вослед простолюдинов, никто не снизошел взором до подростка. Мимо Ларины тянулись повозки усталых строителей, брели чумазые рудокопы, мусорщики с баками, от которых пахло плесенью. А вдоль Южной Тропы, на небольшой площадке, распевали служанки, выколачивая пыль из перин господ.

Беглянка бежала изо всех сил и, вдруг….
- О! Какая встреча?! – кто-то схватил за ее накидку.

Сердце Ларины на мгновение замерло, ноги одеревенели.

- Тьфу ты, Марон! Напугал меня.
- И как это Ваше Высочество оказалось здесь?
- Тише, ты, - Зашептала с хрипцой. - Прошу, замолчи! Если хочешь остаться в живых, – Ларина нарочно потянулась рукой к рукояти кинжала.

Лицо Марона, сына Главной Поварихи, побледнело. Маленький годлуб отстранился и задрожал, захлебываясь икотой:

- Д-да… я-а… П-просто люб-боп-пытно, Ларина. Ты ж… не-не это?

- Успокойся, дурачок, - улыбнулась Принцесса. - Я не кровожадная.

На, спрячь подальше, - сунула ему в руку подношение – камешек амшай. Ларина предусмотрительно держала в сумке всякие безделушки, для подарков друзьям.

- Да не-е, я не могу. Мама узнает, откуда взял и….
- Бери и помалкивай! – Грозный взгляд Ларины вновь испугал Марона. - Ты меня не видел, по-о-онял?!

- Угу-у-у.
- Привет маме!
Ларина направилась к Висячей Скале, оплетенной горными растениями, а поваренок, круто развернулся, чуть не упал, но побежал к холму, спотыкаясь, разбрасывая по земле пучки трав из большой корзины.

ГЛАВА 4.

Ларина мчалась мимо зерновых полей, скотоводческих ферм, огибая плантации и домики ремесленников. Вброд перешла реку Нрог и свернула с общей дороги в заросли скрэба. Бурая земля подсыхала, обнажая корни карликовых эвкалиптов, а из трещин выбирались жесткие веточки - пучки сорняков. Ларина подошла к скале, легла на спину и, упираясь ногами в землю, полезла в узкую расщелину….

Над головой расходились трещины, готовые в любой момент лопнуть и завалить ее камнями. По стенам стекала, морозящая тело, вода, и ползти становилось все труднее. Изгибаясь всем телом, Ларина одолела один лаз, второй и выбралась в пустой зальчик с остатками сталактитов.

- Кто-то раздробил их весьма умело. Та-ак, к проему во встречной стене, – еле выговорила, - а-а-а, лазейка сужается.

Затруднилось дыхание полной грудью, закружилось в голове, и мутная пелена застлала глазницы. Неприятные ощущения длились минуту, до появления новой расщелины, ведущей к широкому туннелю. Ларина легко преодолела его, один раз сворачивая направо, два раза налево и пролезла в вертикальный проем. Спрыгнув вниз, на мягкую траву, годлубка оказалась в лесу Килрак.

- Куда сейчас? Ха! К Пуффу, конечно!

Пуфф Четвертый - о-очень пушистый, длинноногий и длинноухий зверочеловечек из чрезвычайно плодовитого Племени Килорков Рода Арогна. Он жил в райском уголке Мира Аджедан, на островке Млох, из друзей Ларины выделялся страстью грызть все съедобное, что попадалось в лапоруки.

- Я так соскучилась по пушистику! - Ларина потерла ладоши. - Вперед!

Растительное сообщество Килрака своеобразное: неровное по ширине и гребенчатое в высоту. В одном месте стеной и до десятка йеварумов в рост стояли высоченные деревья-доминанты, облепленные эпифитами. Под ними и в угнетении росли древесные карлики. На других участках Килрака ползали по земле кустики, корявые и не выше колен Ларины.

А далее, стелился пятнами мох с отростками, худеющими от зноя и пышными под ливнем. Но каждое растение Килрака не мыслило своего существования без подобия себе. Борясь за свет или тьму, все продолжали дружно жить и размножаться.

ГЛАВА 5.

- Давно не была здесь. Надо же, все разрослось до необыкновенно-

несуразных величин! - Ларина замедлилась, неприятное ощущение сдавило грудь. – Уже давно следит за мной, – замерла на мгновение. Глянув в сторону поляны Матуб, побежала дальше.

Трава матуб тянулась к свету…. По мере роста, перекрещивались ее стебли и от тяжести сплетений, дугами спадали к желтой земле. Впившись в почву, матуб воздвигала непроходимые дебри с темно-зелеными листьями - пупырчатой стороной вниз, глянцево-липкой вверх. Сладкий сок из растения приманивал насекомых. А после, жучки с мушками бултыхались в прозрачной слизи до кончины, жужжа во спасение, но напрасно.

Легкий шорох, и тонкие пальчики выхватили из слизи еще живое насекомое, съели. Нога едока оступилась, хрустнула ветка. Ларина незримо почувствовала пытливый взгляд.

– Очень удобно питаться, не отходя от жилища. Йеварум - нэред или таборкай? Какая разница! Мне не помеха. – Она перепрыгнула последнюю болотную кочку и остановилась отдышаться. “Что там?” – глянула в овражек. - О-ой….

На дне овражка лежала куча костей, обглоданных до белизны. Рядом другая, еще с лохмотьями шкуры и свежего мяса. А под одиночными просветами Орту вокруг куч блистали лужи крови. Годлубка заподозрила: “Спугнула охотника…. Он или они где-то рядом. Надо убираться!”

На окраине леса Ларина присела для восстановления сил, затем помчалась сквозь пеструю траву Пастбища Фариж, где скучали одиночные деревья, и криком разогнала стадо полосатых арбезов. Большими прыжками она пронеслась над Пустошью Торк, сплошь усеяную земляными кучами ее обитателей. Оказавшись перед озером

Ак-Йеш, раскрыла кожистые крылья. Озерный ветер был теплым, ласковым, а настроение Ларины озорным: летела также стремительно, как и бежала; очень низко, едва касаясь ногами зеркальной ряби.

Наконец, показался пролив Коришен. Над берегом острыми башнями торчали каменные Аклоги. Подлетая к скалам, Ларина высоко взметнула. Не подумав о морском прибое, "обожгла" крылья прохладой.

ГЛАВА 6.

- А-а-а! – Закричала Ларина, падая в объятиях ветра и на груду камней.

- У-у-ух! – Донесся сильный голос с утеса Тинарг.

Макушка головы едва коснулась побережья, как тело годлубки взметнулось и повисло в воздухе. “Ай - йяй - яй!”, - будто уж на раскаленной сковородке завертелась годлубка. Но древесные путы были крепкими, потянули вверх, в сторону, перевернув, поставили на ноги. Сплетение упало на землю и медленно отползло. А на испуганном лице Ларины засияла улыбка.

– Куеркус?! Дружище! Ты спас меня!
– Ну, дак… что-о-о?! Лучи Орту только покраснели, а годлубская Принцесса куда-то торопится. Наверняка, без разрешения матери и мимо меня.

- Неправда! То есть, не все неправда. Я….
- А! Можешь не говорить. Я и сам догадался - к Пуффу Четвертому.

- Куда же еще, мудрый Наставник. Я и к тебе хотела, но на обратном пути.

- Что ж, дитя земли и ветра, лети! Но впредь, будь осторожна!

- Хорошо, - подарив старому другу воздушный поцелуй, Ларина порхнула вверх. А внизу ласково улыбался Куеркус.

Пролив Коришен с жадностью глотал утренний свет. Лучи Орту, не затонувшие в его “пасти”, возвращались к небу, и Ларина жмурилась. Издалека засверкали впадины соленых озер, серебристого Ан-Нулла и желтого Ецен-Лосса. Это урочища огни-малфов. Красивые птицелюди гуляли, неуклюже сгибая ходульные ноги. Согнув длинные шеи "знаком вопроса" огни-малфы собирали рачков с водорослями, но, увидев Принцессу, радостно засуетились.

- ОгОго! - Хором приветствовали.
- ОгОго! – Весело ответила Ларина. - Скоро в их стае появятся малыши, - мельком оглядела новые тумбы из ила в цветных ракушках. - Исполнив летную разминку, полетела вглубь островка Млох.

Внимание Ларины привлекла цветастая жора. Полевой ветер играл колосьями, а злаковое море вместо золотистого цвета переливалось белыми и ярко-фиолетовыми пятнами.

- Какие странные колосья…. Это новый сорт жоры? – На краю поля причудливо рукоплескали сородичи Пуффа. – Какое странное ликование? Ритуал приветствия будущей королевы?! – Громко рассмеялась.

Килорки, глядя на нее, остолбенели. Длинный мех был спутан или сиял проплешинами в синяках, с кровью. Широко открыв глаза, килорки стали раскачиваться. Плавные движения переросли в резкие, внезапно пронеслось: “М-н-н-ню-ю-ю!”.

- Даже для непосед килорков такое поведение чересчур странное!

Ларина хотела приземлиться, но ее спугнули. Килорки запрыгали, неистово, пока не упали без сил и подергиваясь в судорогах. Издалека послышались крики. По полю, с небывалой для килорков скоростью, неслась группа с криками “монстр!”.

– Они гоняются друг за другом! – Еще больше разволновалась Ларина.

Человекозвери вцепились в одного килорка. Отодрав клок шерсти, каждый завопил от счастья и ринулся в новый “бой”! Образовалась куча-мала, и она росла от пребывания сородичей. Ларина закричала:

- Перестаньте! - Но килорки не реагировали. – Мне с ними не справиться. Нужна помощь.

ГЛАВА 7

Четыре холма Накилева, предстали всей мощью: земляные великаны упирались широкими подошвами в землю, а пологими вершинами в небосвод. “Пуффи… Пуффи…”, - беспокоилась Ларина. Посреди шумного сборища разглядела Вождя: серьезный вид, спокойный голос, что-то объясняет крикливым соплеменникам.

– Похоже, Хупп, как и его окружение, выглядит вполне здоровым. Но где же Пуффи? Пу-у-уффи-и-и! – Вырвалось с такой силой, что привлекло внимание толпы.

Килорки, растопырив черные вибрисы, замерли в изумлении. Принцесса приземлилась и, забыв о приветствии Вождю, бросилась сквозь толпу. “Э-э-эх!” – вдруг услышала громкий голос Вождя, остановилась. Килорки замолчали.

- Почему и за что…, - отвечал Вождь, - я не знаю. Может, наказание

постигло наш Род или что-то иное, выясним. Я созвал Совет Племен. Мудрые Старейшины все решат.

- Верно, сынок! - Старейшина Племени и ведунья Акпал нежно потрепала его белый мех.

- Я думаю, - смело сказала молодая килорка, - проблема в еде.

- С чего бы это?! – Возмутилась Акпал. – Мы всегда жевали одну и ту же траву, фрукты с овощами. Мы с рождения грызем одну и ту же кору.

- Да-а-а, - все согласились, и толпа вновь зашумела….

Килорки спорили о еде, о воде, которую пьют, о воздухе, которым дышат, и о том, почему одни болеют, а другие здоровы. Спор затянулся. Не уступая один другому, килорки орали и толкались; все… кроме Вождя и его телохранителей.

- Угомонитесь! Ти-ихо-о-о! – Хупп, сурово глянув на драчунов, кивнул килоркам-воинам.

Те вмиг схватили боевые парочки. Охраняли их с грозным видом до тех пор, пока устрашенные килорки замолили о пощаде.

- Не тратьте силы на пустые слова. Сказал, разберемся – так и будет! - Уверенно добавил Хупп. – Посмотрите на малышей! - Килорки расступились и повернули короткие шеи. Ларина, не задумываясь, рванула в прореху.

ГЛАВА 8

Пуфф лежал на подстилке из свежей травы в окружении дюжины больных килоркчиков. Все шмыгали носами и кашляли, скулили как щенята от боли в животе.

- Пуффи… дорогой, я волновалась за тебя.
- Ла-а-ари, - на бледной мордашке мелькнула улыбка, но мутные глаза

часто заморгали, Пуфф заплакал.
- Я здесь, Пуффи, не расстраивайся, - Ларина погладила его. – Все будет хорошо.

В течение необыкновенно долгого утра годлубка ухаживала

за килоркчиками: каждого кормила фруктами, поила целебной водой из озера Тичел. Матери с благодарностью смотрели на Принцессу. Осмелев, стали подходить к ней, чтобы потрепать рыжие локоны - таков Ритуал Добродушия и Признательности у килорков.

- Мой милый Пуффи, мои славные создания, как же вам помочь?

- Ты и так достаточно сделала, годлубка, - незаметно подошел Вождь.

Ларина встала и почтительно наклонила голову, Хупп ответил тем же. После, обоюдно соприкоснулись лбами, как полагается по Дружественному Ритуалу Приветствия у килорков.

– Твои заботы, Принцесса Ларина, самое лучшее для наших детенышей. Нам нравиться, как ты дружишь с моим сыном и с уважением относишься ко всем килоркам. Ты - очень славная годлубка!

- Спасибо, Вождь Хупп Тридцать Третий и Справедливый. Простите,

что не приветствовала вас. Я….
- Ничего, сейчас время такое - все чем-то заняты, куда-то спешат. Уж лучше так, чем сидеть и горевать. - Вождь посмотрел на мать. Акпал одобрительно кивнула.

– Величаю тебя, Ларина Принцесса Годлубов и дочь Королевы Мурари Другом Племени Килорков Рода Арогна. – Килорки зааплодировали.

- Я… я…, - Ларина растерялась от такого признания. Повернулась с удивленной улыбкой к Пуффу, а тот, как смог, весело подмигнул.

- Я сейчас! – Неожиданно воскликнула и помчалась к проливу.

Взрослые килорки молча переглянулись и пожали плечами.

- Ла-а-ари-и-и! - Заплакал Пуфф, за ним - килоркчики.

Ларина побежала обратно. Обнимая Пуффа, вытирала его, мокрую от слез, мордашку и отворачивалась, чтобы смахнуть годлубские слезы.

- Не плачь, дружок, я скоро, я обязательно вернусь. – Успокоив килоркчиков, побежала, не оглядываясь.

Ларина бежала и плакала. Как назло нитиховые крылья не раскрывались. Во всем Мире Аджедан нет йеварума, у которого крылья закатываются рулончиками. Такие только у Ларины! Лежат, упакованные на спине, и расправляются по желанию хозяйки.

- Вы нужны мне, - зашептала крыльям. - Я должна помочь. Ну, же! - Отчаянно крикнула и… полетела. – Быстрей, к Куеркусу!

- Заразно! Ужасно! Опасно! – Кричали акоросы. – Килорки заболели! Килорки озверели! - Разлетаясь во все стороны, акоросы трещали безумолку и так истошно, что взбудоражили жителей Млоха.

Прервалась спокойная жизнь, началась суматоха…. В лесах слышался рев с воплями, топот копыт, скрежет клыков и настораживающий шорох.

Прибрежные обитатели и гости островка бегали в панике. Некоторые бросались в воду, чтобы вплавь догнать уплывающие лодки и паромы

по проливам Коришен и Кобулг.

Млоховчане вспыльчивые, но отходчивые. По разным причинам или без них внезапно заводятся и успокаиваются. Так и в это злосчастное утро…. Насладившись переполохом, все затаились в жилищах. Верхушки фруктовых лесов вновь зашелестели безмятежностью и на них “улыбнулись” цветы. А из нижних ярусов доносились обычные звуки: под натиском лап или копыт хрустели упавшие ветки, из кустистой гущи сопение, а от коры настойчивый скрежет клыков или когтей. Так или иначе, жизнь на островке Млох продолжалась….

ГЛАВА 9

Утес Тинарг вздымался над проливом Коришен, будто гигантская звериная лапа, и каменными “фалангами” усмирял волны. Море слегка волновалось перед преградой или буйствовало с пеной и брызгами ярости, но всегда отступало. Проплывающие корабли тоже страшились здешних мест: шли черепашьим ходом, прощупывая темно-изумрудную жидкость, и в самый неожиданный момент останавливались перед камнепадом.

На краю Тинарга стоял Куеркус, в гордом одиночестве, пронзая взглядом морскую пучину и воздушное пространство. После отлета Ларины ему стало грустно, затосковал по ушедшей молодости….

- В прошлом я был славным воином. Каждый верд из Рода Скелиев почитал за честь воевать рядом со мной! А теперь? Стал старым чурбаном и трещу корой безумолку. Не проходит и дня, чтоб не ныли мои боевые раны. О-хох!

Ни одну сотню лет проживают верды среди соплеменников, но

к старости покидают родных, бродят по Тропе Мудрости, изучая мир Аджедана. В предчувствии Заката Жизни выбирают место Поста Забвения, где до конца дней служат аджеданцам Стражами островных границ. В эти года верды меняют обличие: тела становятся одеревенелыми, волосы ветвями, а ноги корнями. Куеркус в конце Жизненного Пути, пустил Корни Вечности в Королевстве Годлубов. Уже триста лет он - Восточный Страж.

- Да-а-а, были времена, - вздохнул Куеркус.
- Куеркус! Куеркус!
- А-а-ах, йеварумская непоседа. Уже вернулась? Зачем пожаловали, Принцесса?

- Наставник, беда! Килорки заболели! А-а-а…, - махнув рукой, плюхнулась без сил на землю.

В ту же секунду ощутила всем телом прилив энергии. Духовный Наставник прикоснулся к годлубке и поделился силами. Волнение покинуло душу ученицы, сердце забилось ровно: "Тук... тук... тук…".

– Приятно…. Спасибо.
- Я слушаю тебя.

Куеркус менялся в лице, пока следил за годлубкой. Рассказывая о килорках, она то оживленно размахивала руками, то хмурила брови; ее зеленые глаза гневно загорались и в ту же минуту затухали. В конце рассказа Ларина посмотрела на Куеркуса с такой досадой….

- Что с ними, Куеркус?
- Та-а-ак, - верд почесал серебристую макушку. - Скажи, детка, на Млохе по-прежнему растет жора?

- Да-а. Колосится фиолетовыми рожками в белой бахроме

- Ясно.
- В чем дело, Наставник?
- Выходит, Принцесса, килорки наелись яныропсы.
- Какая еще яныропса?!
- Грибная такая… сумчатая, - начал Куеркус. - Семена яныропсы селятся на листьях злаков, по стеблям пробираются к корням и впиваются. Проходят дни, вырастают тонкие волоски - гифы. Гифы плетут грибницу, и семейство яныропсы разрастается, оплетая растение от корней до верхушек. Потом расцветают ее рожки

- Фу-у-у, - взъерошила волосы Ларина. – А что дальше, как избавиться от яныропсы?

- Нелегко, детка, но возможно!
- Хупп Совет Племен собрал, а я? Я что, сложа ручки, сидеть буду?

- Погоди, Принцесса, не горячись. Выход есть всегда! - Ларина ощутила твердость вердского духа. - Мои помощники в два счета очистят Млох от вредного гриба да за другими островами присмотрят. Есть у меня одно верное средство от яныропсы.

- А килорки, Куеркус!?
- Не перебивай, Ларина. Килорков надо переселить.

Верд страстно вдохнул морского воздуха, древолицо посвежело, стало розоватым. Листья зашелестели и, расправив серебристые крылышки, несколько слетело, рассыпались у корней.

- Ларина, возьми это и вернись на Млох. – Куеркус достал из дупла льняной мешочек. - Свари килоркам целебный напиток. Воду принеси из озера Тичел, ты знаешь, где оно. Мешочка не открывать! Как вода закипит, брось его в котел и подожди. Через минуту-другую снадобье будет готово. И пусть ведунья Акпал поколдует. Это облегчит страдания килорков на время твоего путешествия.

- Путешествия?! - Удивилась Ларина, а еще больше, обрадовалась.

- Погоди радоваться, годлубка! – Верд смотрел исподлобья. “Тиш-ш-ш-ш” - зашелестели кожистые листья. Куеркус протянул руковетку и погладил голову Ларины. – Тебе предстоит нелегкие задания.

- Я готова! - Гордо вытянулась смелая годлубка. – Все что нужно, сделаю! Только б спасти Род Арогна и моего Пуффа!

- М-да-а, - верд почесал макушку, - знаю, детка, справишься! Забирайся, красавица, ко мне ближе. Прошепчу на ушко “откуда”, “что” нужно принести и “для чего”.

ГЛАВА 10

На Млохе приготовили снадобье, и килоркам, выпив его, удивительным образом преобразились: исчез бледный цвет кожи, впалые щеки порозовели, а бляшки запекшейся крови отпали с проплешин. Быстрое исцеление восхитило Племя.

- Смотрите! Смотрите! Они веселые! – Рукоплескали килорки.

- Ура Другу Племени Принцессе Ларине! – Воззвал Хупп.

- Ура-а-а! Ура! Ура! – Хором отвечало Племя.
- Ура мудрому лекарю Куеркусу!
- Ура-а-а! Ура! Ура!
- Это ненадолго, - сказала Ларина Вождю. - Пуфф стоял рядом со спасительницей и широко улыбался.

- Но этого сейчас более чем достаточно. После страданий такое облегчение! Друг Племени, за всех килорков и от себя лично - низкий поклон.

- Спасибо. Я улетаю, Вождь, но обязательно вернусь. Принесу вам главное лекарство против яныропсы.

- Что!? – Приятно удивился Хупп.
- Я же говорила, - Акпал выглянув из-за его спины, приблизилась к годлубке и обняла.

Другие увидели странный для килорков жест, подбежали и поочередно потрепали волосы Ларины. Пуфф последовав примеру бабушки. Ларина, стоя в плотном кольце из килорков, даже не могла пошевелиться от их радушия.

- Хватит! Хватит ластиться! – Всех разогнала Акпал.

- Принцесса, мы уходим. - Произнес сдержанно Вождь.

- Куда?
- К Храму Нахиш. Там пробудем до исцеления. - Вождь и Принцесса попрощались, прикоснувшись лбами. - Сбо-о-ор! - Килорки, не мешкая, выстроились шеренгой.

- Пуффи, дай тебя обниму. Будь умницей. Пей чаще лекарство Куеркуса.

- Ты обещала не уходить!
- Я знаю, Пуфф. Сама не хочу покидать тебя, но так надо, ради всех вас.

Ларина хотела улететь не оглядываясь, как учил ее Боевой Наставник Чарулус. “Когда отправляешься на трудное задание”, - поговаривал он, - “не смотри в прошлое". Но своенравная годлубка сегодня ослушалась. Стояла на холме Пуффа и грустным взглядом провожала вереницу килорков. Они уходили на север островка Млох, к холмам собратьев. Последний килорк исчез из виду, и Ларина отправилась к островку Кичнок.

ГЛАВА 11

Ларина никогда не охотилась на островке Кичнок. Слышала, что там тучами роятся насекомые, иногда отдыхают кочующие птицы.

- Если много мошек, то кормежки для пернатых предостаточно! Что-то меня не пускает…, - волновало странное предчувствие. – Мне вовсе не страшно, просто не посебе. Островок - самый обычный, напоминает хвостик килорка и более ничего приметного. О-о-о! – Воскликнула от удивления… - Кроме роя насекомых, закрывающего половину неба!

Грозовые тучи бывают огромными, медлительными и всегда выглядят устрашающе, но кичнокские "тучи" - полная противоположность. Они радужные, потому что образованы из скоплений крошечных насекомых, блистающих, в данное время под лучами Орту. Но движения насекомо-туч непредсказуемо и стремительно! Только что их не было, и вдруг появились ниоткуда. Зеленый рой гудел, красный рой жужжал, а рой желто-коричневый надоел годлубке душераздирающим писком так, что Ларина поднялась выше и отлетела в сторону:

- Подальше от разноцветных кусак!

Через некоторое время, планируя, она приземлилась недалеко от сгустка голых деревьев. Древесные растения были чуть выше ее, среднего роста.

- Роща Носуалов, - произнесла добытчица необычного порошка. - Думаю задание не сложное, управлюсь в мгновение ока. Какие странные….

Главный ствол носуала обтягивала гладкая серая кора с розовым оттенком. Два сросшихся ствола-отростка были округлыми по форме,

с выпуклыми складками на коричневой коре. А бесчисленное количество кривых, голых веточек вдоль “колеса” - зелеными. Ветви плотно сплелись клубком, словно каждая искала лазейку между другими отростками да запуталась.

- Да-а-а уж! И где листочки, которые мне нужны?

Чем ближе Ларина подходила к роще, тем быстрей менялся ее вид –

к удивлению годлубки, носуалы чудотворно преображались…. На ветках вырастали круглые бледно-зеленые листья, неожиданно сворачивались в трубочку и вытягивались, словно ладони попрошаек. Потом трубочки темнели и покрывались бурым пушком. Ларина не успела моргнуть, ворсинки съежились и засохли, а вся роща тряслась в лихорадке. Листья, без исключения, слетели на землю, стволы зазвенели. Следом, прибежали многоножки, и по кусочкам растаскивая листопад.

- Наверное, вылезли из-под корней или из стволов, не обратила внимания. Надо быть более зоркой. – Опять послышался звук из стволов. - Звонок! Бегите за обедом! – Ларине стало смешно. – Прямо, как в замке…. Дамы и господа, “дзынь-дзынь!” в колокольчик, кушать подано! - Нежданно-негаданно вытянулись пирамидальные соцветия.

- Как метелки! Вот и красные цветочки. Какие ароматные!

Ларина медленно приближалась к носуалу. В один миг появились плоды-коробочки, раздулись с шуршанием, громкий треск и-и-и “Ай!” – годлубка отпрыгнула. Коробочки, лопнув, стрельнули в ее сторону смоляными зернами.

- Ларина, сосредоточься! Мое задание - собрать листья. В теплых руках они превратятся в порошок, а порошок избавит килорков от болячек. - Она отошла в сторону приготовиться. Пришлось прыгать диким козликом много раз, пока щепотка порошка на ладони стала нужной горсткой.

- Ух, ты-ы-ы! Ничего себе работка! - В небе засияла Желтая Нед. - Являешься неожиданно, даже Орту не успевает скрыться. Значит, пора лететь.

ГЛАВА 12

Желтая Нед была в зените, когда Ларина созерцала Долину Глокенов в лесу Килрак. Каменные изваяния походили на колокола, но днем молчали, сверкая золотисто-коричневым цветом, “таяли” в плену времени, будто шоколад. Ночью глокены “оживали”, издавая трещинами ужасающие звуки: то ржание мустангов, то волчий вой; рев лесных девдемов – зверолюдей и предсмертные вопли, растерзанных ими жертв. Глухие стоны глокенов перерождались в стук копыт горных кабаргов. Каменные красавцы звонко “лаяли”, как одичалые псы или “пищали” комариным голодом….

Ларина осмотрелась и нашла ветку-рогатину, заточила ножом концы. Рассчитав несколько путей отхода, она спряталась посреди кучки глокенов, сидела неподвижно, “навострив” уши, только коричневатые зрачки зеленых глаз оживленно шевелились. В Долине Глокенов обитала разная живность, в основном мелкая - грызуны, рептилии, насекомые. Когда “колокола” молчали, охотилась хозяйка долины – гигантская сколопендра. Чтобы не перегреться под лучами Нед, она передвигалась в подземелье и неожиданно вылезала в любом месте. К будущей жертве сколопендра всегда подкрадывалась незаметно, рывком вонзала передние когти и впрыскивала яд в дрыгающееся тело. После охоты сколопендра волочила добычу в одну из нор и там лакомилась, тихо причмокивая от удовольствия, отщипывая кусочек за кусочком от еще живого тела. Обитатели долины боялись изворотливого чудовища в красных полукольцах, покрытых панцирем, размером в человеческую руку! Но Ларина не страшилась каракатицы, ее яд для годлубки безвреден.

Пока юная охотница сидела в укрытии, из трещины глокена вылезла сколопендра. Она двигалась перебежками, отдыхая в теньке,

и подчищая запыленные лапки. Гигантиха направлялась в сторону годлубки. Парные конечности разной длины из двухсот тоню-ю-юсеньких лап семенили след в след друг за другом, из отростков в хвосте оставался шлейф обжигающей слизи. Гигантиха приближалась к годлубке бесшумно, но ее все равно заметили….

От вида насекомого у Ларины похолодело внутри, сглотнула слюну и застыла. “Мерзкое создание!” - Выжидала встречи, чтобы не столкнуться нос к носу, а успеть прыгнуть.

- Найти проще простого, - зашептала Ларина и приподнялась. - И-и-и! -

С дрожащим кличем стрелой вылетела из укрытия.
Полуглухая сколопендра отпрянула, согнувшись дугой. Волоски - щетиной, глазки-горошинки – в злобном изумлении: “Как это я не заметила?!”.

Годлубка в два шага взметнулась вверх и вонзила рогатину между колец. “Фы-ы-ы”, - выдохнула. “О-о-о!” - Чужой запах взволновал сколопендру. “Зажать в тиски хозяйку долины!?” – Заюлила в ловушке. Удар кулаком “отключил” гигантиху. Ларина надавила на передние челюсти, яд брызнул струей, собрала "драгоценную" жидкость в стеклянный флакончик.

- Есть! - Улыбнулась финалу охоты. – Прощай, многоножка, - мило ответила. - Прочь отсюда!

Сколопендра очнулась и сверкнула глазками: “Как же так!? Большая добыча улетает?”, завизжала протяжно.

- Не старайся меня вернуть, - Ларина летела, не оглядываясь. - Хорошо, что сколопендры охотятся в одиночку. Будь таких, в наихудшем случае, стая - не сдобровать! А может, так и есть? Просто ее подружки замешкались. А! Слава Фрее – защитнице йеварумов, второе задание выполнено!

ГЛАВА 13

С одной стороны неба слетались серые тучи, с другой черные и, сталкиваясь, выплескивали на остров Арог ливневые дожди. Молнии хлыстали тучи и, разорвав на части, опутывали блестящей “паутиной”. Гром гремел, и темные клочья незримо тряслись, продолжая рыдать.

А морозящие капли, рассекая воздух, ныряли в глубокие трещины горы-одиночки, которые захлебывались от чужих слез.

- Гора Мум…. Огромная лепешка с вздутой серединой. Наверное,

от одиночества плачет несчастная. Ее черные слезы ползут по каменной коже и смешиваются с каплями дождя. Совсем некстати, застывшие волнами скользкие пласты и проливной дождь. Тяжелый предстоит подъем. Решено! Буду лететь, пока крылья не закоченеют. – Огляделась… - А в округе никого, кроме каменистой равнины, которая упирается косами в море. Деревьев мало, а в низинах болотисто. Еще есть немного бурых останцев, утопающих в тумане. Мрачное зрелище….

Нитиховые крылья подняли вверх. Ларина пролетела немного, а уже вымокла насквозь. Полезла по горе….

- Дышать тяжело, - на мгновение сникла, но тут же взбодрилась… - Лезь выше, годлубка! Туда, к глубокой расщелине, сияющей тьмой. - “Хо-хо-лодно”, - трепетало ее тело. “Мы покрылись инеем, отяжелели”, - предостерегающе шептали крылья. А из щелей тянуло холодом и поблескивал снег. - Лучше сверну крылья, пока не потянули вниз. – Ларина посмотрела на руки… - У-у-у, царапины щипаются, пальцы набухли, становятся непослушными. Ну же, неженка, вперед!

Наконец, она оказалась у желанного места. На складке горы выделялось ершистое пятно - оранжевый мох, посреди него зияла чернотой широкая дыра. Чем дальше Ларина ползла в тело горы, тем быстрей проходил озноб. Безжизненные камни теплели, а зазывный ветер медленно, но затихал. Узкий проход расширился, и годлубка увидела огромную полость. В центре зала горел костер, и его свет освещал серо-коричневые стены. Годлубка поспешила к огню, забыв об осторожности, не задумываясь о том, кто разжег его. Она стала греться….

- Причудливые фигурки из камней, будто узорные дворцы. С потолка свисают уродливые клыки, а на стенах наросты, подобно дремлющим медузам.

Иногда до пещеры доносился шум воды, чей-то скрежет или шорох от легкого камнепада. Вдруг, на голову Ларины посыпались крошки, следом послышался странный шорох. Годлубка ощутила запах чужого дыхания, стало не по себе. О-о-очень медленно поднимала голову, одновременно готовилась к прыжку в сторону, на крайний случай к бегу. Но куда?

ГЛАВА 14.

Под куполом пещеры и вниз головой висело чудище и, непереставая, моргало глазищами. Языки костра не доставали таинственного незнакомца, но от искр мерцали едва различимые очертания.

- Это он… летучий шим, - Ларина подумала с облегчением и встала. – Приве-ет.

- Зачем здесь?! – Недружелюбно ответил.
- Я…, - Ларина не успела объяснить.
Крылатое существо уже стояло перед ней, растянув перепончатые крылья. Их острые концы устрашающе, но плавно то поднимались, то опускались, а крючковатые когти нервно щелкали на длинных пальцах рук и ног.

– Совсем не страшный…, - годлубка разглядывала хозяина пещеры, - старый и ужасно или смешно курносый. Слишком крупный шим для своей породы, но до моего пояса все равно не дотягивает. Уши округлые и немного великоваты для головы. Вот шерстка - густая, шелковистая! Жить в таком грязнущем месте, по сравнению с замком, и оставаться аккуратным…, я тебя уже уважаю, серебристо-рыжий шим.

Нудное молчание, разглядывание друг друга вскоре закончилось. Ларина поправила свою одежду и золотистые волосы, вздохнула. В ответ, шим наклонив голову, прищурился, и мясистый нос вздрогнул. На звериной мордочке мелькнула улыбка или подобие ее: хозяин пещеры показал две пары острых клыков с плотными рядами зубов. Выглядело жутковато, но привычно для Ларины. Она тоже улыбнулась.

- В мою пещеру никто не ходит без приглашения, - сморщился шим.

- Меня Куеркус послал.
- Ку-е-еркус? – Хитро глянул одним глазом. - Кто таков?!

- "Вспомни волну Смерти"! Так велел передать.
- А-а-ах, э-э-это, - шим снова поморщился и отвернулся. – Куе-еркус-с-с, – дернул плечом.

- От радости или неприязни? – Подумала годлубка.
- Куеркус! – Повторил шим, восхищаясь именем верда. - Это совсем другое дело! – Из кожистого мешочка в крыле он достал семена и протянул Ларине. – На, ешь. – Она приняла, благодарно кивнув. - А ты, кто такая? – Ларина не успела открыть рта, как тот продолжал… - По виду - йеварумское дитя. Годлубка? – В ответ молчаливый кивок. - А-а-а по имени? – Ларина заглотнула горсть.

- Я - Ларина, дочь Королевы Мурари, а Куеркус - мой Духовный

Наставник и друг!
- Как интересно! А я Нуктал из рода Акур-Олырк.

ГЛАВА 15

Нуктал оказался очень разговорчивым, и Ларина узнала… о рождении Нуктала на острове Кар-Зирп в пещере Атхаш; о том, как он рос, нашел себе верную подругу Закуну, и в пещерной тьме появились их дети - маленькие шиматы. Тогда большая семья Нуктала на том же острове переселилась в пещеру Анлов, более просторную, где проживали многочисленные родственники. Однажды на охоте Нуктал познакомился с Куеркусом, и в тот же день с моря нахлынула гигантская волна, затопила пещеру. Семья Нуктала и рукокрылая родня погибли….

Нуктал, медленно согнув ноги, уселся на камень и замолчал.

- Я сожалею, - посочувствовала Ларина.
- А! Когда это было. Куеркус спас меня от Волны Смерти и приютил.

Потом, вместе странствовали по Боевым Тропам. Я выполнять разные поручения Куеркуса. Вот были времена, грозные, но счастливые! Годы прошли, пока я почуял старость. Улетел на остров Арог. Живу здесь много-много лет, со счету сбился сколько. А ты с виду смышлёная. Та-ак, зачем здесь?

После ответа на вопрос Ларина последовала за Нукталом. Из тихого, теплого зала она пролезла в шумный, холодный проход. По каменным стенам с нитевидными наростами стекала вода. Струйки, бегая наперегонки, ударялись о камни и глухо звенели: “Плюх-дзынь! Плюх-дзынь!” Шли, поворачивая то налево, то направо, спускались или карабкались по крутым карнизам.

– Береги-и-ись! - Нуктал подпрыгнул и резко ткнул Ларину в макушку, она чуть не упала. Над головой висела соляная сосулька с концом, как у стрелы.

- У-ух, ты! Спасибо, Нуктал.
- Будь внимательнее, не таращься, куда не надо. Бывало и “Ваши Высочества” набивали шишки в моей пещере.

- Даже так? – Засмеялась Ларина.
Новые друзья прошли еще несколько пещерных туннелей, прежде, чем шим остановился.

- Добро пожаловать в знахарскую комнату Нуктала!

Ларина вошла и-и-и шаг назад от удивления. На каменных полках упорядочено стояли банки с порошками, жидкостью, какой-то трухой; на полу бочонки разной величины и хвойные деревца в глиняных горшках.

Под потолком тонкими нитями свисали полупрозрачные гирлянды в блестящих капельках – липких ловушках, а вокруг них летали, мигая разноцветными брюшками, светлячки.

- Дай флакончик и древесную пыль, – попросил Нуктал. – Не могу представить, как ты справилась с гигантской сколопендрой. Отвратительное существо! – Шим суетился, выбирая миски с ложками, маленькие баночки с ингредиентами для снадобья, и продолжал… -

Ты знаешь, на острове Куб-Маб бесследно пропало Племя Колючих Алли-Шнишев.

- Не-а….
- Вообще, много странного стало происходить в Аджедане. Видела, какие темно-фиолетовые тучи висят над Арогом.

- Сегодня серо-черные.
– Одни других не лучше. Дожди льют, не сосчитать на пальцах, сколько месяцев. Закончу с лекарством, полечу с тобой.

- Здорово! Вдвоем веселей.

- Итак, преступим! - Нуктал пошел к щели в каменной стене, Ларина последовала. - Э-э-э, - замешкался шим. - Извините, Принцесса, но вам придется остаться.

- Почему это?! - Возбужденно отреагировала годлубка.

- Ну, во-первых, не обижайся. Во-вторых - это опасно. Будет ядовитый пар, очень пахучий и едкий, - немного приврал.

- Но, я же….
- Не спорь! Поспи немного. Вот, не королевские покои, но….

- Мне привычно.
Нуктал подвел Ларину к лежанке из сухих трав, поверх разбросал желтые лепестки с пурпурной сердцевиной - повеяло мускусным ароматом.

- Гибискус, - угадала годлубка.
- Цветок помогает наслаждаться отдыхом.
- Уговорил, - зевнула Ларина. Улеглась, закинув руки за голову. - Надеюсь, ты быстро?

- Быстро. - Нуктал ушел.

Ларина долго ворочалась и тяжело вздыхала, думая о Пуффе, килорках. Нежные лепестки гибискуса не смялись под ее телом, наоборот, расправив бархатные кончики, обнимали годлубку. Под приятное щекотание лепестков и благоухание Ларина уснула.

ГЛАВА 16

Годлубка проспала половину дня, уткнувшись в кучку лепестков и морщась во сне. Светляки уютно расположились в ее волосах.

- Вставай, вставай, - затормошил Нуктал.
Насекомые – врассыпную, а Ларина с заспанным видом попросила:

- Ну, Пуффи, дай вздремнуть.
- Чего-о-о?! – Заморгал Нуктал. – Кто такой Пуффи?
- Мой друг, килоркчик, - медленно потягиваясь, ответила Ларина.

Когда шепнули о лекарстве, быстро вскочила, а светляки вновь слетелись на ее голову.

- Смотри, Ларина, им приглянулась рыжая подушка.
- А ты юморист! Как корона, правда? – Разглядывала украшение в зеркальце на стене.

- Точно все готово?!
- Точно.
- Не знаю, что и сказать? Спасибо! Спа-си-бо ог-ром-ней-ше-е-е! – Схватила шима за крылья и закружила. – Нуктал! Нуктал!

- Ну-ну-ну! Прекрати! Я уже стар выплясывать.
Звонкое эхо от голоса Ларины улетело по каменным галереям, где-то стукнулось “лбом”, и с гулом посыпались камни.

- Только годлубки разрушают горы, - смеялся Нуктал. - Летим!?

- Летим!

Дождь над Арогом продолжал лить, но сразу прекратился за его пределами, словно грозовые тучи приклеились к небу, и никакими силами не сдвинуть их с обжитого места. Первым делом новые друзья отправились к утесу Тинарг.

- Порадуем Куеркуса доброй новостью! - Сияла от счастья Ларина.

- Непременно! – Радовался Нуктал.
Весь путь годлубка наблюдала за ним…. Вел себя, как маленький шимат:

умопомрачительные виражи, неожиданные броски то вверх, то вниз; садился на встречные камни и лизал их. Ларина слышала о шимах-лизунах. Поедая грязь и морскую соль, они лечатся от разных ядов, которые попадают в их чрево с едой.

- Радуется просторам. Как знакомо! – Думала годлубка. – Гора Мум, несомненно, кишит живностью, с которой можно общаться, но кроме эха странных звуков, трудно кого-либо услышать и увидеть. Обитатели пещер мастерски скрываются в убежищах, а по каменным стенам в присутствии светляков скользят лишь таинственные тени.

ГЛАВА 17.

Голубая Речев царила над Аджеданом, и вечернее небо копотливо

затягивали кучерявые облака. Пройдет несколько часов, и с закатом Речев небо станет синим. Промелькнут минуты, вновь взойдет Чон, и ярко-лиловый небосвод окрасится разноцветными звездами.

- Куеркус! Куеркус! – Кричала путешественница, приближаясь

к утесу, и, не обращая внимания на громкий шелест его листьев.

Ветви Куеркуса замерли и резко качнулись из стороны в сторону.

- Ларина, стой! Знак опасности! - Пытался предупредить Нуктал, но не успел. – Поздно…. Агенты…, - расстроился, узнав четырех годлубов в коричневых накидках. – Чтоб их гигантская моль съела! – Шим подлетел к Куеркусу, скрывшись в его куполе, повис вниз головой.

– Выследили “проныры”! Теперь вежливо кланяются, - ворчал Куеркус.

Агенты окружили приземлившуюся Принцессу. Один что-то нашептывал на йеварумском, и взгляд Ларины мрачнел от каждого слова. Она обернулась, взывающе посмотрела на Куеркуса….

- Ну, что я могу, детка, - отвечал молчаливый взгляд.

- Знаю, - думала Ларина, – ты ничего не можешь сделать, мой друг.

Нет толку противиться матери и величию годлубского Королевства! -

Опустив голову, Ларина пошла с агентами. - В любом случае, друзья позаботятся о выздоровлении килорков. Может, пришло время признаться маме во всем? Рассказать, как меня тяготят оковы наследия Лороков. – Она остановилась в сомнении, агенты насторожились. Глаза Ларины заблестели, оглянулась… - А! Нуктал, я с тобой!

Принцесса расправила крылья и широким размахом отпугнула “проныр”. Бескрылые годлубы тщетно пытались догнать ее. Ларина обогнула Аклоги и повисла в воздухе. Вдохнув морской прохлады, часто замахала крыльями:

- Вперед, Нуктал!
Агенты подбежали к скалам и хотели в прыжке поймать летунью -

без толку, упали с обрыва на камни.
- Мы – команда, – прошептал Куеркус
- Не-ет, - Нуктал ползком пробирался сквозь ветви. – Боевой Отряд! –

Порхнул на плечо верда. - Привет, старый друг!
- Приве-ет, дружище! Ты, посмотри на нее. Вот озорница!

- Это точно! Твоя школа, – прищурился шим. – Думаю, нам есть о чем поговорить.

- Да, и о серьезном.
- Тогда, до скорой встречи! – “Ширш-ш-ш!”, раскрылись кожистые крылья и унесли шима.

ГЛАВА 18

Безжизненно возвышались в своем величии холмы Накилевы. Ларина

с Нукталом пролетели над ними и полями зараженной жоры. За фруктовыми рощами показались новые холмы - удивительно разнообразные по цвету и формам! Холмы Макки – гребенчатые, красные от крошек гравия, там жили килорки из родов Суга-Лонуб и Огни-Ропетов. Дальше виднелись эллиптические холмы Нилмурды. В них обитали килорки среднего роста из Родов Асил и Супел. Поверхность Нилмурдов процветала пышной зеленью кустиков. Килорки из родов Карликовые Асилы и Крошки Йем-Гипы жили в холмах Руг-Учуках. Руг-Учуков много, и маленькие холмики сияли от желтизны песка.

Наконец, показался большой холм из черного камня. На вершине стояла гранитная плита с иероглифами.

- Это Нахиш, Храм килорков, - сказала годлубка.
Рослые килорки – стражники, заметив летящих друзей, проголосили об опасности и воинственно застыли с пиками. Другие килорки с криками и визгом бросились врассыпную или в укрытие.

- Чего это они?
- Не знаю, - ответила Ларина. - Вождь Хупп! – Приземлилась и побежала навстречу.

- Стойте! – Приказал Хупп, глядя недоверчиво на шима.

- Это же я, Ларина. - Прошептала Нукталу… - Заболел, что ли? - Приветствую вас, Вождь Рода Арогна Хупп Тридцать Третий и Справедливый! – Принцесса учтиво поклонилась.

- Ни с места!
– Со мной друг, шим Нуктал. – Килорки злобно зашептались.

- Приветствую тебя, Принцесса Ларина, дочь Королевы Мурари! –

Вздрогнула улыбка и пропала. Вождь смотрел устрашающе.

- Что происходит?! У нас лекарство. Здорово, правда!?

- Все хорошо, не волнуйся, - Нуктал смекнул по поводу неприятного приветствия, но еще не был уверен в своих догадках.

Из нахлынувшей толпы килорков отделилась Акпал и что-то зашептала сыну. Тот возмущался, но, не устояв от напористого взгляда Старейшины, жестом пригласил гостей подойти ближе. Годлубка с шимом не сдвинулись. Ларина поняла, что они испугались Нуктала. Что-то произошло такое, о чем она не знала. Посмотрела на шима, тот правдиво пожал плечами.

- Я ему верю, он друг Куеркуса и мой. И чувствую его доброту, – подумала, выжидая.

- Я не просто твоя мать, я – Старейшина Рода Арогна. Приказываю тебе повиноваться! - Грозно сказала Акпал сыну. - Хупп замешкался, но поднял лапоруку с растопыренными пальцами. Толпа отступила и суета прекратилась. - Приношу извинения, Друг Племени, - сказал Хупп. - Прошу тебя и твоего друга подойти.

- А я и не знал, что ты в звании у килорков, - удивился Нуктал.

- Не люблю хвастаться.

ГЛАВА 19

С прибытием Ларины и Нуктала все пошло определенным чередом. Нуктал передал лечебное зелье Акпал, ведунья ушла в Храм, но без гостей. Кажучам, то есть жителям других островов, не дозволено входить в Священный Холм.

- Терпеливо выждем, - сказал шим годлубке. – Выздоровление будет чуточку болезненным, но быстрым. Я уверен.

- А я не сомневаюсь, Нуктал. – Шим приятно вздохнул.

Старейшина Акпал зажгла Священный Костер недалеко от Храма Нахиш, на площадке, усыпанной лепестками цветов. Вокруг костра уселись килорки - Плачуцы. Плачуцы с тихими воплями, и обливаясь слезами, причитали. Вождь Хупп велел всем рассесться вокруг костра, пригласил Ларину с Нукталом. Но Нуктал вежливо отказался, годлубка тоже.

“Не стоит оставлять Нуктала в гордом одиночестве”, - так она решила. – “Он чувствует себя неловко в присутствии килорков, а те неотвязно глядят в его сторону, сверлят взглядами. Но, почему?”

Ларина на пару минут подошла к Хуппу, чтобы объясниться, а килорки громогласно засуетились:

- Друг Племени, иди к нам!
- Разделим вместе переживания о сородичах!
- Взмолимся к добрым духам в ритуале!
На что Ларина отвечала:
- Прошу вас не огорчаться, добродушные килорки. В ваших мольбах

я с вами. Только, понимаете…, - замялась, придумывая небылицу, -

годлубским принцессам один раз в день полагается отдыхать в уединение. А я уже два дня этого не делала. Это очень плохо для меня.

- Да-а-а?! Мы понимаем. Надо выполнять ритуалы. – Рассуждали килорки.

- А она сообразительная, - улыбнулся Вождь Хупп.
- Вот молодец! Умна не по годам! – Удивился Нуктал.

Годлубка улеглась рядом с шимом на траве, под присмотром личной охраны Вождя. Кажучи отдыхали молча, вглядываясь в лиловое небо. Ларина с Нукталом только задремали, как крики о необыкновенном исцелении взволновали их. “Ур-ра-а-а!”, “Я здоро-о-ов!” - Один за другим выбегали из Храма килорки. Нуктал остался, а Ларина стала пробиваться сквозь ликующую толпу.

- Пу-уффи-и-и! Где-е ты-ы!?
- Я здесь, Лари! – Вдруг услышала рядом.
- Ма-а-лы-ы-ыш, – обняла Пуффа. - Внешний вид вполне здоровый. Самое главное, Пуфф, ты жив и весел, как прежде! Пойдем, познакомлю с моим новым другом. Только обещай, что не будешь мучить Нуктала разглядыванием.

- Нук…
- Да, так его зовут – Нук – тал.
- Хорошо-о-о, - не понял просьбы килоркчик.
- Обещаешь, что не будешь злиться или плакать в присутствии шима? – Как только сказала, про шима, Пуфф Четвертый заупрямился.

- Лари, - шепнул испуганно. – Я-а это… к папе, - убежал без оглядки.

- Ладно, Пуфф, беги, – замотала головой от досады. - Да что это с ними?!

Наконец, все килорки, излеченные от яныропсы, покинули Храм

здоровыми и невредимыми, но выглядели немного бледными и чуть пошатывались на дрожащих лапоногах. Племя ликовало: кричало и визжало от счастья, трогали у поправившихся лапоруки, лапоноги и носы, гладили шерсть и мяли уши. Вслед за этим, каждый подходил к Ларине и трепал ее волосы, Нуктала обходили стороной. Старейшина Акпал заметила это, и ее сердце “разорвалось” на части от негодования:

- Нужно что-то придумать. Они даже не подозревают кто он!

В честь гостей Вождь Хупп провозгласил Праздник Исцеления.

- Доброе и бесстрашное годлубское сердце победило большое зло! Нуктал разговаривал с Лариной. – Молодец!

- Мы молодцы!
- Да-а. Мне надо лететь, Куеркус ждет новостей.
- Побудь еще, Нуктал, пожа-а-алуйста. - Подошла Акпал….

- Не уходи, Великий Шимханз!
- Шим-ха-анз!? – Глаза Ларины расширились. – А я то, думала он обычный знахарь.

- Я должна рассказать килоркам правду, - говорила с волнением Акпал. - Знаю, Великому Шимханзу мои слова кажутся не важными, но прошу тебя, Нуктал, для Ларины и… ради доверчивых килорков, останься.

- Э-э-э, - шим посмотрел на годлубку. Та, непереставая кивала в улыбке. – Хорошо.

Нуктал поразмял крылья, поскреб когтями землю и почесал присоски

на конечностях. Затем глубоко вдохнул, задержав дыхание, выдохнул со свистом через трубчатые ноздри и последовал за Акпал с Лариной.

- Словно к бою готовился, - недоумевала годлубка. На самом деле это была обычная, как по утрам, разминка шимов.

ГЛАВА 20

Килорки и гости сидели вокруг Священного костра, но “первые” до сих пор выглядели не очень дружелюбными: оживленно перешептывались, поглядывая на Нуктала, и вздрагивали от его жестов или мимики на курносой мордашке с пушком. Нуктал добродушно прощал “неразумных существ”. Вождь только приподнялся, как шепот килорков умолк.

- Славное Племя Рода Арогна! – Обратился Вождь. – От себя лично

и вас благодарю наших гостей. Это Принцесса Ларина с острова Йеварум, дочь Королевы Мурари и Друг Племени Рода Арогна! Это - Великий Шимханз Нуктал - единственный потомок шимхазов с острова Кар-Зирп! Ура!

- Ура-а-а! – Откликнулись счастливые килорки.
- Первый час Праздника Исцеления настал. Праздник будет длиться

до восхода Орту. Веселитесь, сородичи! Наслаждайтесь вкусной едой и плясками!

- Ур-р-ра-а-а! – Волна за волной бушевало в криках Племя.

Вождь Хупп поднял лапоруку, все вновь притихли.
- У Старейшины Племени, ведуньи Акпал есть слово.

Акпал поклонилась гостям-целителям, потом сделала несколько поклонов по сторонам - килоркам:

- Сегодня я расскажу вам очень важное…. Терпите, килорки, каждое мое слово! Это страшная легенда, и она, по завету фромогалов, передавалась из уст в уста много веков. Каждый знает о ней. – Килорки настороженно переглянулись. - Эта легенда о жестоком шиме-гиганте, - промолвила Акпал, и килорки вздрогнули, а маленькие килоркчики хором заревели.

- У-у-у! – Гудело Племя.
Хупп вышел к костру:
- Молчите и слушайте!
- Давным-давно, - начала Акпал, - невиданное чудовище, шим с огромными крыльями, без шума и в стремительном полете нападал на фромогалов - наших предков. – Килорки задрожали. - Безжалостный убийца! - Акпал пошла по кругу, всматриваясь в глаза соплеменников. Ее голос то кричал от злости, то шептал что-то, словно в молитве. - Лишь воины, самые смелые и сильные, справились с ним! – Гордо произнесла, заканчивая рассказ. - Предки Нуктала – шимханзы! Они веками жили в Мире Аджедан на острове Кар-Зирп и волшебными заклинаниями снимали любую хворь, прогоняли нечисть со свирепыми хищниками. Великие шимханзы одним взмахом крыла дарили аджеданцам душевный покой, двумя взмахами крыла ослепляли врагов аджеданцев. – И выкрикнула громко-прегромко… - Великие шимханзы помогли фромогалам уничтожить злого шима!

- А-а-а-а!? – Удивились килорки, зашушукались и вдруг вскочили. Каждый захотел потрогать Нуктала, его волшебные крылья.

- Успокойтесь! - Приказал Хупп. – Своим натиском только покалечите его. На что Нуктал тихо щелкнул языком: “Ну, да-а-а, попробуйте…”.

Килорки постепенно успокоились и расселись на места. Нуктал встал перед всеми:

– Спасибо, Вождь Хупп Тридцать Третий и Справедливый. Спасибо,

ведунья Акпал - Старейшина Рода Арогна. То, что ты сказала о моих

предках, – громко крикнул, - чистая правда! Я – последний в ветви

шимханзов с острова Кар-Зирп. – Посмотрел на ведунью… - И я с удовольствием поделюсь знаниями. - Акпал признательно улыбнулась.

ГЛАВА 21

После необычного начала Праздника все разбрелись кто куда. Одни килорки готовили вкусную еду, другие украшали площадку для плясок, только Плачуцы остались у Священного костра и продолжали Ритуал Изгнания Злых Духов. Нуктал с Лариной, Хупп и Акпал приятно разговаривали. Вцепившись в руку годлубки, рядом стоял Пуфф. Великий Шимханз, учтиво извинился перед Хуппом и Акпал:

- Благодарю за прием. К сожалению, не могу более остаться.

Попрощался с килорками. Те, без знака Хуппа, заликовали в честь Нуктала.

- А ты, - обратилась Ларина к шиму, - сказал, что Куеркус всему обучил.

- Ну, я тоже из скромности, как ты. Правильно, Друг Племени Килорков?

- Да ла-адно, Великий шимханз!
- Ты, Ларина, очень смелая и хорошая! Для тебя важно теперь лишь то, что совершила для килорков, а для меня иное…. Когда мне было не по себе среди килорков, ты осталась рядом. Спасибо, верный друг! - Ларина обняла Нуктала. - У-у-ух, мне пора, - прослезился шим.

- Я с тобой, Нуктал. Здесь, полный порядок. Мой Пуффи и другие килорки здоровы.

- Позже прилетишь. Друг Племени просто обязан разделить радость

килорков. Они добрые и чуточку наивные создания. Вон, гляди, как ревностно смотрят на тебя. Желают, чтобы ты осталась. О-о-о, не-ет.

- Что?! – Ларине не понравился взгляд Нуктала.
- Посмотри назад. - Она обернулась. К холму бежали агенты.

- Вот, проныры!
- Принцесса Ларина, - приближался Хупп.
- Может, затеряешься в толпе и повеселишься от души?

- Нет. Важное дело сделало.
- Тогда, до встречи, Ларина!
- До встречи, Нуктал! Привет Куеркусу!
- Пойдем, уважаемая Принцесса, - пригласил Хупп. - Я тебя представлю Совету Племен.

- Благодарю от всего сердца за великую честь, но я не могу. Не сегодня.

- А-а-ах, это…, - Хупп увидел агентов и приказал на время задержать.

Агенты “застряли” в двойном кольце: первое и плотное - личная охрана Вождя, второе, реже - любопытные килорки.

- Уважаемый Вождь, Хупп Тридцать Третий и Справедливый…, - разволновалась годлубка. Взглянула на агентов, их не видно. Но Ларина знала, стоят выжидающе, с вопиющими взглядами - “Теперь не улетишь!”. - А я и не собираюсь, - прошептала.

- Принцесса, ничего более не говори. Все итак понятно. На прощание скажу – у тебя очень сильная воля! Всегда слушай сердце и следуй по его велению. Иногда здесь, - Хупп показал на ее голову, - больше эмоций, чем разума, но тут, - указал на ее сердце, - чистота и неугасимый свет.

- Понимаю.
- Наше Племя скоро вернется к родным холмам. Добро пожаловать, Принцесса Ларина - дочь Королевы Мурари. Особо… добро пожаловать, друг! И-и-и думаю, Акпал тоже хотела с тобой попрощаться, но она занята - рассказывает о тебе Старейшинам.

- Спасибо, Вождь!
Вождь ушел, махая руколапой на прощание, как не делают килорки, но как обычно, делают хорошие друзья.

- Мне пора, - сказала Ларина подбежавшему Пуффу. – Думаю, через недельку свидимся.

- Свидимся, - повторил Пуфф и обнял Ларину. - Не важно, что у килорков из Рода Арогна не принято обнимать друзей на прощание, все когда-нибудь меняется, и друзья перенимают друг от друга привычки.

Агенты отвели Ларину в лодку, и сели так близко около нее, что годлубке стало тесно. Бесцеремонно отодвигала каждого; на тех, кто не хотел делиться пространством, рыкнула:

- Пожалуюсь маме!
Не особо это волновало агентов…. С места не сдвинулись, а молчаливые взгляды говорили: “Вы Ваше Высочество, в замке командуйте. А здесь, мы подчиняемся только слову Королевы. Выполняем приказание и точка!”. Ларине захотелось выпрыгнуть из лодки, когда проплывали мимо Тинарга. Куеркус махал ветвями, а Нуктал крыльями.

- Я вернусь, - шептала. – Разберусь с делишками Лорокского наследия и

вернусь. - Резко вздохнув, добавила, глядя в упор на агентов… - Ни одна стража не удержит! Ни один агентик не найдет! Сбегу!
По теме литературного конкурса Фантастика / Конкурс фэнтези. Произведение Ларина и килорки занимает 1-е место с 4-мя голосами.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Ларина и килорки

  • Dorogoi avtor, na moi vzglad eta publikazia odna iz samix lutshix na saite . V minuti otdixa s neterpeniem budu skolzit po volnam strok i v upaenii naslozdatsa skazo4nim mirom Larini i kilorkov ! P.s S uvazeniem vash 4itatel.
     
  • Уважаемая AnnUlla, с интересом прочел Вашу Ларину и килорков, весьма удивлен, что в наше время можно писать такие добрые и красивые вещи.
    СПАСИБО.
     
  • Восхитительное Фэнтэзи, советую всем прочитать!
     

По теме Ларина и килорки

Хроники Аджедана. Книга - 1. Часть 1. Принцесса Ларина

В канун четырнадцатилетия младшей дочери Королевы Мурари произошло горестное событие. Друг и Военный Наставник Ларины, Славный Воин Рода Годлубов Чарулус ушел по Тропе Забвения к...

Хроники Аджедана. Книга - 1. Часть 1. Принцесса Ларина

В комнате скучно и душно. Няня Руппа, увлекшись вышиванием, “замурлыкала” песенку и на время забыла о Ларине. А пятилетняя годлубка, выждав момент, убегает…. Под крик Руппы: “Да...

Хроники Аджедана. Книга - 1. Часть 1. Принцесса Ларина

Принцессе не хватало опыта в таком деле, как рытье туннеля. Под землей часто попадались пласты твердой глины, которые в ненужный момент делались клейкими. Превращаясь в месиво...

Хроники Аджедана. Книга - 1. Часть 1. Принцесса Ларина

Ссоры матери с дочерью будоражили умы служивых при Дворе Ее Величества. Придирчивые к жизням других, Дамы с Господами и ленивые слуги несколько дней подряд шептались по закоулкам...

Хроники Аджедана. Книга - 1. Часть 1. Принцесса Ларина

Ближе к сумеркам в комнату Ларины явился ветер Кун-Ич - Вестник Утреннего Пробуждения. От его прикосновений трепетали шторы, морщились цветы в напольных вазах. Массивная дверь...

Хроники Аджедана. Книга - 1. Часть 1. Принцесса Ларина

Нежданно-негаданно, особенно для Ларины с Чарулусом, вышел Королевский Указ. Он запрещал Наследным Лорокам обучаться военному ремеслу. - Ни к чему это, - решила Мурари в своем...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты