Красавица Леночка и другие психопаты

Теперь, когда Джонни открыл для себя правду про Леночку, к нему пришло понимание, что та же самая причина была в корне его проблем с некоторыми другими людьми в его жизни. Одним из таких людей был Андрей Валенков, в прошлом барабанщик известной металлической команды. Всё началось с острого чувства жалости. Жалости и стыда. За пару месяцев до знакомства с Андреем Джонни начал систематически ковыряться с компьютерным железом, пытаясь заработать этим себе на жизнь. Он покупал у разных людей всяческий хлам, собирал из него компьютеры, а затем пытался их продавать через Интернет. Первые месяцы были для него особенно тяжёлыми. И в то же время, будучи натурой любознательной, он был поражён тем, как много он узнавал каждый день. Нет, не о компьютерах, о которых он уже тогда знал немало. О людях. О том, на что они готовы идти, чтобы получить выгоду. Его всё больше поражала невольная лживость школьных учителей, вещавших ученикам о том, как знания открывают путь к успеху. На самом же деле для большинства действительно успешных типов рецепт успеха состоит в правильно подобранном сочетании насилия и обмана. Каждый торговец автомобилями «с пробегом» знает, что царская дорога в страну материального достатка проложена по ушам клиентов.

Примерно такие мысли роились голове у Джонни, когда известный в прошлом музыкант поинтересовался у него, берёт ли он железо себе или для перепродажи. При встрече Андрей повёл себя неожиданно, и, как показалось Джонни, не вполне адекватно. Вместо того чтобы по-быстрому совершить сделку, откланяться и уехать, он горячо приветствовал Джонни – так, словно тот был его старым другом, с которым сто лет не виделись. Андрей принялся ему рассказывать о том, как он был барабанщиком в группе «Зараза». О том, как они создавали свою команду, какие трудности им пришлось преодолеть, как их обожали поклонники. Наконец, он рассказал о том, как в 2002 году был вынужден покинуть коллектив из-за разногласий с другими участниками. Какие трудности пришлось ему пережить с тех пор, перебиваясь случайными заработками, в то же время сохраняя верность главной любви своей жизни – тяжёлой музыке. В результате этого рассказа в сознании у Джонни на некоторое время сформировалась яркая картинка творческого человека, несмотря ни на что преданного своему делу. Себя же он видел в этой ситуации презренным барыгой, стремящимся нажиться на жизненных трудностях талантливого человека. Здесь следует отметить, что хотя Джонни никогда не был поклонником тяжёлой музыки, он всегда уважал её исполнителей как людей, которые стремятся раскрыться в своём творчестве, в противоположность насквозь продажным «попсовикам». Поэтому когда Андрей перешёл, наконец, к делу, Джонни неожиданно для себя отдал Андрею по его просьбе даже больше денег, чем та сумма, о которой они вначале договаривались. Андрей поблагодарил его, сказав, что, несмотря на то, что едва знает Джонни, он чувствует, что тот действительно хороший человек. Прощаясь, он выразил надежду, что их контакты продолжатся, и добавил, чтобы тот при случае заглянул на сайт, посвящённый его музыкальным проектам.

С одной стороны, Джонни вроде как был рад встрече с необычным человеком, повеявшей на него свежим ветром новых впечатлений, немного развеивающим его беспросветное одиночество. Но вместе с тем было у него какое-то смутное, некомфортное, тревожное чувство, что, возможно, его просто развели, навешав ему лапши на уши, чтобы продать хлам, который, возможно, даже не работает. Уж как-то слишком хорошо, легко и непринуждённо работал Андрей своим хорошо подвешенным языком для человека, перенесшего столько жизненных невзгод, как следовало из его рассказа. А может, он просто держался молодцом, кто знает? Но по возвращении домой Джонни убедился, что хлам работал, и на какое-то время забыл про Андрея.

Андрей напомнил ему о себе примерно через полгода. Он позвонил ему и спросил, не сохранился ли у него тот комп, что он продал ему тогда, в мае. Джонни этот вопрос счёл абсурдным и надуманным, т.к. считал, самоочевидным, что он покупал тогда тот комп не для того, чтобы подолгу хранить у себя. Дальнейшее развитие разговора вначале показалось Джонни вполне закономерным. Он ответил: нет, конечно. Андрей сказал: очень жаль. И спросил у Джонни, нет ли у него какого-нибудь сносного компьютера, который тот мог бы ему продать за тысячу рублей. Поняв провокационный характер вопроса, Джонни отвечал, что комп за тысячу рублей у него был бы только в том случае, если бы ему кто принёс такой комп как на помойку и отдал задаром. Правда, он не уверен, что в таком случае Андрей бы счёл такой компьютер «сносным». А компьютер, собранный своими руками, он за тысячу продавать будет. Он не настолько бедствует, чтобы работать за такие деньги. Однако Андрей не собирался оставлять его в покое. Он стал канючить: ну Джонни, ну пожалуйста, выручи, поищи что-нибудь, мне очень надо. Словно для большей убедительности, он принялся рассказывать лживую историю о том, зачем ему нужен этот компьютер. Андрей говорил о том, что общается с Анжелой К., дочерью легенды русского рока. Что она так же, как и он (и как, разумеется, её отец), занимается музыкой. Что ей для каких-то целей в какую-то то ли детскую, то ли ещё какую студию нужен старенький компьютер. И как он, Андрей, очень хочет сделать ей такой подарок. Однако, к сожалению, не располагает большими деньгами на реализацию этого доброго дела. А потому обращается за помощью к другу. Естественно, Джонни был просто в шоке от того, что Андрей, видевший его единственный раз в жизни, когда ему стало что-то нужно, уже считал Джонни своим другом. Точнее, говорил Джонни об этом, что отнюдь не одно и то же,- Джонни ведь был не настолько наивен, чтобы этого не понимать. А ещё, он был удивлён, каким спокойным и невозмутимым голосом Андрей врал про эту Анжелу. Словно сама ложь Андрея была органической составляющей его биографии! Неужели Андрей не понимал, что ему вряд ли поверят? Конечно, можно допустить, что даже девушка из такой семьи, имеющая с ним бесспорные общие интересы и увлечения, может общаться чисто по-дружески с таким с чисто женских, житейских позиций неудачником, как Андрей. Однако в любом случае ясно, что ей уж точно не нужен от него никакой хлам в качестве подарка, даже для дела типа организации студии. Куда вероятней, что Андрею это нужно было для себя самого, и просто денег у него была всего эта тысяча. Или перепродать хотел несведущему музыкальному знакомому, и хоть что-то наварить себе на бедность.

Впрочем, каковы бы ни были реальные мотивы Андрея, на протяжении остатка разговора Джонни больше всего волновали уже не они. Ему значительно важнее было понять, почему он сам не может просто твёрдо отказать и сбросить телефон. Он вспомнил, как почти десять лет назад читал о том, насколько важно бывает в жизни уметь в нужный момент решительно сказать «нет». И с ужасом думал о том, что с тех пор для него в этом вопросе ничего по существу не изменилось в лучшую сторону. Сколько раз в таких ситуациях он презирал себя за то, что не может «быть мужчиной»! Что он не может сказать другому человеку: «Пошёл ты на ***!» так, чтобы тот человек собрал свои вещи и действительно пошёл. Каждый раз его отказ словно подавал сигнал собеседнику: нажми на меня посильнее, уговори меня, и я сдамся. В результате, между прочим, собеседник получал ещё и положительное подкрепление на дальнейшие «уговоры». Именно к этому всё шло и в этот раз, и Джонни это болезненно чувствовал. Поистине, в очередной раз он убеждался, что доброта наказуема и имеет свои оборотные стороны. А может, тогда и не доброта она вовсе, а просто слабость? И он решил пойти на хитрость, которая, как он в тот момент считал, позволит ему сделать так, чтобы и Андрей отвалил, и он сам не терпел убытков. У него как раз был старенький комп, в котором на системной плате не работали порты PS/2. Клиенты комп с таким косяком, скорее всего, за нормальные деньги всё равно не купили бы. Андрей же, если у него, как уже у многих, клавиатура и мышка имеют интерфейс USB, не ощутит этой проблемы. А если нет, то, будучи поставленным перед фактом, Андрей будет вынужден отправиться в магазин «К-центр» рядом с его домом, и приобрести новую клавиатуру и мышку с USB-интерфейсом. В итоге, Джонни продемонстрировал приехавшему к нему в гости Андрею, что компьютер очень даже сносно по скорости и стабильно работает, и довольный Андрей отдал ему тысячу рублей и уехал.

Когда Андрей позвонил ему и начал выговаривать, Джонни сделал удивлённый вид. Мол, кто ж знал? У меня было подключено через USB и всё работало. Сказал, что этих мышки и клавиатуры уже нет. Мол, пойди и купи себе в магазине, я и так продал тебе недорого. Андрей ответил, что так с друзьями не поступают (интересно, с каких это пор он стал считать себя моим другом?- недоумевал про себя Джонни) и что он как-нибудь заглянет к нему забрать свой долг. Джонни тогда успокоил себя мыслью, что Андрей даже с учётом своего очевидно незавидного материального положения ради этого на другой конец города не попрётся – уж слишком ничтожен мотив, и счёл этот инцидент исчерпанным.

Однако вскоре ему снова позвонил Андрей. При этом, он ни словом не обмолвился о долге, а с энтузиазмом в голосе поведал о своих творческих планах записать, наконец, альбом с забавным названием типа Письмена Троллей или что-то в этом роде. И всё бы замечательно, если бы не одна проблема, что его собственный старенький компьютер не справляется с современными программами обработки звука. И что ему нужна помощь друга. Что он как-нибудь приедет поговорить с ним о модернизации своего компа. Они предварительно договорились на определённый день. Однако в этой день, так и не дождавшись звонка Андрея, Джонни отправился по неотложным делам в компьютерный магазин Восход, расположенный на Савёловской, практически на другом конце города. В магазине, как там часто случалось под Новый год, была огромная очередь, сулившая возвращение поздно ночью. Но деваться было некуда, и Джонни терпеливо ждал. Когда вдруг ему позвонил Андрей и сказал, что приехал к нему домой, что там мама Джонни усадила его за стол и напоила чаем, и что он его ждёт. От этого Джонни стало не по себе. С одной стороны, ему было невыносимо стыдно за «мы же с тобой договаривались на этот день». Хотя, казалось бы, это была проблема Андрея, что в наш-то век мобильных телефонов мог бы и позвонить перед выездом! С другой, была у него почему-то очень нехорошая мысль о том, что Андрей сидел у него дома, среди всех его компьютерных деталей, разложенных повсюду на поверхностях, и мог легко что-нибудь у него…

Домой Джонни возвращался в отвратительном настроении, с нехорошим предчувствием. Из невесёлых раздумий его вывел Андрей, бодро шагавший ему навстречу. Нет, Андрей не пришёл в ярость, увидев Джонни. Напротив, он обнял его как старого друга, приговаривая: «ты хороший человек, Джонни». Такое поведение показалось последнему вопиюще неадекватным. Он уже не то чтобы заподозрил недоброе, но практически уже был в этом уверен. Однако среди бардака, постоянно царившего в его холостяцкой норе, было трудно что-то отыскать, даже крупный предмет, за обозримое время. Не то чтобы достоверно убедиться в пропаже чего бы то ни было. Неужели этот довольно известный в прошлом исполнитель действительно мог у него что-то спереть? Но зачем так позориться? Эти тревожные мысли долго не давали Джонни уснуть в ту ночь. Они же были первыми мыслями, посетившими его голову после пробуждения. Из раздумья его вывел звонок в дверь. Когда Джонни открыл её, на пороге стоял улыбающийся Андрей, держащий в руках здоровенную коробку со своим компьютером. Словно отвечая на немой вопрос во взгляде Джонни, он заявил: я же тебе говорил, что приеду к тебе модернизировать свой студийный компьютер, который мне нужен для записи нового альбома. Ты мне не рад? На это Джонни не нашёлся что ответить, и молча отступил в сторону, давая Андрею возможность войти в квартиру.

Впоследствии, не раз мучительно возвращаясь мыслями к тому дню, Джонни задавался вопросом: почему тогда он изначально не договорился с Андреем об оплате модернизации компьютера? На самом деле у него и до и после того случая бывало, и не раз, когда он работал с машинами постоянных клиентов, не объявляя им цену изначально, но по окончании работ они неизменно спрашивали у него: «сколько с меня?» И когда Джонни объявлял им цену (естественно, адекватную; даже, наверное, в силу его скромности, несколько заниженную по сравнению с аналогичными предложениями на рынке), они с удовлетворёнными лицами молча доставали деньги и платили. Почему же он наивно полагал, что так будет и в этот раз? А как иначе, - думал Джонни, мог поступить человек, если у него есть совесть?! А если нет совести? Вот к такому повороту событий Джонни оказался морально не готов, и Андрей этим воспользовался. Как и предвещали худшие опасения, когда процедура модернизации компа была закончена, Андрей упаковал его в коробку, поблагодарил Джонни за проделанную работу и собрался уходить. Когда растерянный Джонни спросил у Андрея, правда ли тот рассчитывает, что ему всё это делали бесплатно, тот неожиданно начал контратаку: «Ты посмотри, сколько у тебя здесь железа! И тебе жалко для друга?!» С каких это пор ты стал мне другом, - подумал про себя раздосадованный Джонни. И принялся в ответ говорить, что сам он считает копейки, что всё это достаётся ему тяжёлым трудом, что отсутствие у Андрея денег на оборудование – это ещё не есть достаточное основание для того, чтобы паразитировать на других.

Естественно, он понимал всю унизительную глупость для себя в сложившейся ситуации, и был готов к тому, что Андрей ему скажет: ну тогда, раз ты такой жмот, выкручивай всё обратно. Впоследствии такой приём применяла к нему Леночка, когда после её шоппинга он укоризненно смотрел на несколько пар приобретённых туфель и прочее. В такой ситуации она озлобленно протягивала все коробки с туфлями ему: мол, на, забирай, если тебе жалко для меня. Чем выставляла его ещё большим идиотом. Однако зря, что ли, Андрей таскал на себе к нему этот здоровенный корпус Deluxe, выполненный в стиле автомобиля BMW? Поэтому у Андрея были планы поинтересней. Он вдруг, словно переключившись в другой режим, принялся взахлёб рассказывать Джонни, как благодаря помощи последнего он скоро запишет новый альбом, который непременно затмит собой все творения группы «Зараза», сделанные как с участием Андрея, так – и это ему было особенно приятно отметить,- без его участия. Джонни, который вдруг чувствовал ещё больший дискомфорт, будучи погружённым в этот словесный понос, в результате смог только растерянно выдавить из себя: ладно, хрен с тобой, желаю творческих успехов. При этих словах Андрей просиял, крепко пожал ему руку и распрощался.

Обескураженный же и деморализованный Джонни, который в итоге остался без денег, пытался собраться с силами и найти у себя дома детали, чтобы делать комп клиенту, который, как он надеялся, ему хоть что-то заплатит. Он мог только успокаивать себя тем, что, наверное, в ночь перед этим Андрей у него ничего из дома не спёр, иначе он не заявился бы к нему на следующий день. Потому что иначе насколько же должен был человек бессовестным и его ни во что не ставить, насколько быть уверенным в своей безнаказанности, чтобы повести себя подобным образом, приехав к нему, как ни в чём не бывало, на следующий день?! И вот здесь-то его ждало самое «интересное»: некоторых деталей, которые были необходимы для сборки клиентского компа, не было! Нет-нет, он прекрасно знал, что они не завалились куда-то в его бардаке. Их просто элементарно спёрли! И он даже знал, кто. Набрав номер Андрея, он удивительным для себя самого угрожающим тоном поинтересовался, не брал ли тот совершенно случайно его компьютерные детали. Джонни был на 100% уверен, что Андрей уйдёт в отказ, выставив его тем самым полным идиотом, тем более что он, Джонни, реально в такой ситуации может сделать? Однако неожиданно Андрей повёл себя совершенно непредсказуемым образом. Он сказал, что брал с собой жёсткий диск от старого компа, чтобы скопировать данные, что при отъезде по ошибке взял не свой, что он очень извиняется и что сейчас приедет, чтобы обменяться обратно. Джонни осмотрелся и действительно увидел чужой жёсткий диск в 4 раза меньшего объёма, нежели тот, что пропал у него. Через час с небольшим приехал Андрей, извинился за «ошибку» с дисками и вообще вёл себя очень обходительно, даже великодушно, и разрешил Джонни оставить себе его старый диск небольшого объёма. Однако он категорически отрицал свою связь с исчезновением других, более дорогих, деталей. Чего он только ни говорил тогда, чтобы Джонни ему поверил! Вспоминал своего покойного отца, который, со слов Андрея, всегда учил его жить честно и не брать чужого. Клялся жизнью и здоровьем своей матери, что он не знал, куда и почему исчезли детали. «У тебя же тут бардак, всё лежит на поверхности, ты сам найти ничего не можешь. Вот кто-то и взял, или ты сам куда-то засунул». После продолжительного довольно неприятного разговора он отпустил Андрея, от разговора с которым у него на душе остался какой-то неприятный, тяжёлый осадок. Особенно от слов: «я же знаю, какой ты доверчивый человек». «Все меня за лоха держат, и этот тоже»,- с горечью подумал Джонни. При этой мысли у него почему-то возникало желание взять Андрея за шкирку и бить его лицом об стену до тех пор, пока тот не сознается в крысятничестве и не вернёт детали. Но тут же у него возникала и другая мысль: справедливо ли будет бить несчастного неудачника в телогрейке, у которого нет ни навыков, ни ума честно заработать себе на жизнь, когда в этом городе полно успешных господ, процветающих на разворовывании того, что осталось от некогда великой страны. А их так просто за шкирку не возьмёшь!..

После этого его контакты с Андреем прекратились. Как ему казалось, навсегда. Несмотря на весну – традиционно неблагоприятное для продаж компьютерного оборудования время, его ситуация в материальном плане стала понемножку улучшаться. И хотя она никогда не была блестящей, Джонни потихоньку вылезал из финансовой ямы. Во многом он связывал это с новым поставщиком – Сергеем Туповским. Сергей снабжал его непривычно качественным, практически новым оборудованием. Положительным свойством Сергея – если это можно было так назвать – было то, что он хотя и торговался, в итоге отдавал по очень приятной цене. «Только забери сегодня, а то барыгам отнесу на рынок»,- говорил он. С одной стороны, конечно, такая срочность наводила его на нехорошие мысли относительно Сергея. Однако, поскольку на тот момент она ему была выгодна, помогая хоть немного выправить финансовую ситуацию, он до поры до времени не стал вдаваться в расследование причин такой поспешности. Конечно, порой Сергей делал вещи, которые вызывали у него однозначное омерзение. Например, когда умышленно выводил из строя практически новое казённое оборудование и клал полученные по факту наступления гарантийного случая деньги себе в карман. Однако до поры до времени Джонни предпочитал сильно не заморачиваться по этому вопросу, т.к. он пока не имел и не мог предвидеть для себя лучшего поставщика, нежели Сергей.

Увы, идиллия с Сергеем продолжалась недолго. Впоследствии, не раз мысленно возвращаясь к этой ситуации, Джонни отмечал, что со всеми этими людьми он неизменно делал одну ошибку: он предполагал, что они будут действовать в своих интересах. Однако это были люди, жившие здесь и сейчас, и они неизменно предпочитали действовать ради своей сиюминутной выгоды, ради моментального удовлетворения своих недалёких потребностей, в итоге нанося не вред не только ему, но и, что очень существенно, долгосрочный вред себе. В какой-то момент Сергей начал говорить ему, что в связи с его, Сергея, временными трудностями, было бы очень хорошо, если бы Джонни предварительно оплатил новую партию оборудования, потом ещё одну, а та вот-вот приедет. Джонни уже недвусмысленно намекал ему, что если он задумал какую глупость, то это реально не в его интересах. Сергей кивал головой, соглашался, однако оборудование так и не появлялось. Наконец однажды, под влиянием прямого нажима со стороны Джонни, Сергей рассказал, что у них на работе была проверка, что имеет место серьёзная недостача комплектующих, что у него будут брать показания и будут проверять на полиграфе. И что он не представляет, как он из этого выпутается. Джонни всерьёз повёлся, по крайней мере, частично, на этот рассказ. Судя по тому, что он стал продумывать вопрос, как Сергею обмануть долбаный полиграф. Однако так и не придумал ничего вразумительного, да это и в любом случае не имело смысла, пожалуй, т.к. проверять-то собирались Сергея, а не его. Тем паче, что ему представлялось куда более вероятным, что Сергея просто взяли за жопу голыми руками, безо всякого полиграфа. Его даже особенно не беспокоили угрызения по поводу того, как Сергей добывал такое качественное железо. Джонни успокаивал свою совесть мыслями о том, что, небось, у руководителя компании, где работал Сергей, доход в любом случае на порядки выше, чем у Сергея и у самого Джонни вместе взятых. Так что ничего, сильно не обеднеет, если поделится,- цинично думал он. Джонни даже испытывал некое смутное злорадство при мысли о таком своего рода частичном восстановлении социальной справедливости. Далее, однако, события принимали ещё более безрадостный для него оборот.

Сергей всё время просил потерпеть в связи со сложностями. А чтобы как-то компенсировать Джонни его неудобства, вызвался помочь ему с реализацией готовых компьютеров. Единственное, что требовалось – это отдать ему компьютеры и ждать, пока Сергей их реализует и вернёт ему деньги… Потом, не раз мучительно оглядываясь назад на эту историю, Джонни пытался вспомнить, что Сергей ему наплёл такого, что он как последний лох решился на столь идиотский шаг. Однако вспоминалась ему при этом лишь ерунда наподобие той, что Сергей говорил ему, когда занимал у него десять тысяч на поездку со своей Таней в Питер. Здесь следует отметить, что Таня и вообще их пара просто приятно поражала его на фоне омерзительной меркантильности значительного числа молодых женщин. Джонни не мог считать, и имел для этого веские основания, Таню достаточно умной. Однако сам факт, что она до сих пор была с Сергеем, с которого нечего взять даже по меркам трудного Таниного детства в семье подмосковных алкоголиков, вызывало у него что-то вроде уважения. Поэтому, когда Сергей сказал ему, что, несмотря на их серьёзные временные трудности с деньгами, пока не закончилось лето, Таня очень хочет съездить в Питер, посмотреть на Исаакиевский собор и всё такое, Джонни долго морщился, но в итоге отслюнявил ему в долг ещё десять тысяч. Нет-нет, Джонни прекрасно понимал, что какой там собор, если она за 19 или сколько там лет своей жизни ничего особо не видела, кроме вредоносного мусорного бабского журнала «Метрополитен» и прочей макулатуры. Но ведь, если так разобраться, это же не вина её была, а беда. А он всего лишь хотел, чтобы у «этих» было всё хорошо…

Новости от Сергея оправдывали его самые мрачные предчувствия. Момент истины в истории с Сергеем наступил тогда, когда благодаря случайности и непредусмотрительности Сергея, с ним познакомился Андрей Денисов, давно и хорошо знавший последнего, практически с детства. Как и следовало ожидать, Андрей Д. поведал ему о том, что никаких денег Сергей уже не вернёт, потому что, как минимум, их у него нет, не было и не будет; что с работы его попёрли по известной причине и т.д. А ещё Андрей рассказал Джонни о том, что Сергей давно и плотно сидит на героине. Чем в значительной мере объяснялась его выгодное во многом для Джонни стремление поскорей получить деньги, приводившее к снижению цены на реализуемое Сергеем оборудование.

После этого разговора контакты Джонни с Сергеем фактически прекратились. Ему удалось лишь вернуть себе десятку – другую тысяч рублей из долга, ушедшего уже далеко за сотню, когда у него на пороге появлялся трясущийся и непрестанно чешущийся в нетерпеливом ожидании очередной дозы Сергей, приносивший ему сдавать за бесценок очередную порцию невесть откуда взявшегося у него компьютерного оборудования.

Также, в самый разгар неприятной истории с одалживанием Сергею, перед Джонни, основательно деморализованным происходящим с Сергеем, снова возник на горизонте «музыкант» Андрей Валенков. Андрей начал с того, что поинтересовался у Джонни, словно у старого друга, как у того дела. Джонни ответил как есть. Точнее, как ему это виделось: хреново. Рассказал про крайне неприятную ситуацию с некогда многообещающим поставщиком, и о том, что у него, как следствие, теперь неважно с деньгами. И вдруг Андрей предложил ему помочь. Он сказал, что у него есть для Джонни пара хороших клиентов – коллег Андрея по цеху, которым нужны компьютеры, чтобы поставить их в музыкальную студию. Вопреки тревожным ожиданиям Джонни, сделка прошла очень гладко, ничего в итоге из квартиры не пропало, и вообще у него почему-то осталось приятное впечатление.

Джонни чувствовал, что во всём этом, несомненно, есть какой-то подвох, но до времени не был уверен, что сможет его нащупать. Чтобы хоть как-то прояснить ситуацию, он решил спросить Андрея, как у того дела. Андрей охотно и подробно рассказал ему о процессе подготовки нового альбома, о том, что практически всё уже готово, а также о трудностях, которые стоят на пути к тому, чтобы уладить дела со студией звукозаписи. Трудности, по словам Андрея, состояли в первую очередь в нехватке денежных средств. Естественно, при упоминании денежных средств у Джонни вдруг возникло нехорошее ощущение. Однако, закончив очередную свою мысль, Андрей попрощался с ним и уехал. В течение нескольких дней после визита Андрея Валенкова и сосватанных им клиентов, Джонни никак не мог выкинуть из головы эту загадку. Очевидно, Андрей приезжал не просто так! Но зачем? Ведь клиенты сами отдали ему деньги, так что нажиться в роли посредника он не мог. Каковы были мотивы, цели его визита? И вроде из квартиры ничего не пропало...

Через несколько дней всё начало проясняться со звонком Андрея Валенкова. Как и следовало ожидать, Андрей начал с того, что поинтересовался, рад ли Джонни тому, что Андрей безвозмездно подогнал ему клиентов. Создавалось впечатление, что всё это говорилось не просто так, и теперь Джонни как-то должен отплатить Андрею за такой благородный жест. Как именно, прояснилось тут же. «Я вот чего звоню-то: мне очень нужна твоя помощь. Выручай, друг». Интересно, почему люди, когда хотят тебя использовать, начинают называть тебя другом?-подумал Джонни. Как и следовало ожидать, Андрей поведал ему про чисто материальные трудности с записью своего нового альбома «Письмена Троллей-2». И сказал, что сейчас решается его, Андрея, судьба, и она в руках у Джонни. А не хватает Андрею-то всего каких-то тридцати трёх тысяч рублей! Когда Джонни попробовал упереться, что он сам на мели и что у него даже нет таких денег, Андрей сказал: «ну может, ты займёшь у кого-нибудь для меня, потому что мне не у кого».

Разумеется, Джонни сам не привык делать долги, т.к. если бы кто и одолжил, он чувствовал бы себя при этом омерзительно. Он колебался, не зная как ему поступить. С одной стороны, всё это очень походило на развод. С другой же стороны, возможно, он мог быть единственным шансом талантливого человека на творческое и жизненное возрождение. Впоследствии, не раз возвращаясь мысленно к тем злополучным для него дням, он задавался вопросом: что же делало Андрея столь убедительным?

Андрей говорил очень складно и уверенно. Он отнюдь не ограничивался просьбой «дай мне денег». У него был бизнес-план. И хотя Джонни понимал, что, скорее всего, весь этот бизнес-план – полная лажа и развод, убедительно опровергнуть аргументы Андрея он тоже не мог. Фактически всё сводилось к тому, что, как за полгода до этого ему цинично заметил Андрей, он очень доверчивый человек. Действительно, Джонни не мог не доверять человеку до тех пор, пока человек ему не доказывал обратное. И, каким бы болезненным ни был его жизненный опыт, он не хотел оскорблять человека недоверием. К тому же, Андрей – известный в определённых кругах человек, и зачем ему даже в неблагоприятной жизненной ситуации ставить на карту своё честное имя? Ведь можно при желании и некоторых усилиях заработать немного денег, а честь и доверие людей уже не вернёшь. Примерно такие мысли вертелись в голове у Джонни, когда она наблюдал, как экс-музыкант выводит на бумаге: «…Валенков Андрей Владиленович, номер паспорта xxx xxx, серия xx xx, зарегистрированный по адресу ул. Декабристов…» Впоследствии, глядя на эту расписку, Джонни цинично хмыкал про себя, что дедушка Ленин, наверное, переворачивался в Мавзолее от того, какого достойного человека в его честь назвали! И декабристы туда же. Примечательно, что Андрей просил не 30 и не 35, а ровно 33 тысячи рублей. Очевидно, такая точность также в некотором роде была инструментом психологического воздействия.

Это напоминало Джонни не раз повторявшуюся историю из его злополучной многолетней эпопеи знакомств в интернете. Не раз бывало так, что очаровательная с виду девушка отвечала ему. Его недоумение по поводу того, что же она такого интересного в нём для себя увидела, быстро рассеивалось её словами примерно такого плана: Ты пишешь, что ты добрый и заботливый человек. Это хорошо. Но я не верю словам – я верю поступкам. И у тебя сегодня есть шанс совершить благородный поступок – помочь девушке в трудной ситуации. Всё, что тебе нужно для этого сделать – это положить 1700 (одну тысячу семьсот) рублей вот на этот номер телефона. Я знаю, что для настоящего мужчины это вообще не деньги… Джонни при этом живо представлял себе мальчика-старшеклассника, пытающегося научиться зарабатывать деньги так, как это нынче особенно модно – обманом, разводя людей на деньги. К тому же, это значительно проще, нежели систематически приобретать фундаментальные знания, сидя за партой, а потом зарабатывать себе на жизнь честным, созидательным трудом. Тем более что на этом особо много не заработаешь, и тебя же потом, несмотря на все твои труды, будут презирать.

Джонни был поражён тем, сколько различных методов обмана и манипуляции применяли люди в этой жестокой игре друг против друга. Следующий мальчик-девочка, например, разместил какие-то уж больно откровенные, вульгарные фотки, поэтому в данном случае Джонни был морально подготовлен к его реплике: «у меня сейчас небольшая проблема с финансами, мой телефон временно заблокировали, звонила маме на родину и наговорила в минус. В общем, хочу спросить, не мог бы ты помочь решить этот вопрос, я верну денежку тебе. Буду очень тебе признательна за помощь». Примечательно, что здесь человек не стеснялся дать ему понять: «я не местная». Также Джонни отметил про себя, что в данном случае человек сначала пытался как бы «просунуть ногу в дверь», чтобы ему пообещали помощь материально, а потом уже по ситуации договариваться о конкретной сумме. Очевидно, любая денежка на счету будет в такой ситуации победой, т.е. успешным разводом. Осознав это, Джонни озлобленно подумал, что хорошо бы этот мальчик закрыл эту дверь после того, как он что-то в неё просунул. Тогда, возможно, он бы почувствовал, каково достаётся людям, которых постоянно обманывают.

Когда, как и следовало ожидать, Андрей не вернул деньги в срок, обозначенный в расписке, Джонни позвонил ему и потребовал объяснений. В ответ Андрей сначала стал жаловаться на жизнь, заявляя, что он также взял кредит в банке, что ему теперь всё время звонят, угрожают судом, а у него совсем нет денег и т.д. На это Джонни сказал, что Андрей сам виноват, что об этом не подумал. Что по вине Андрея у него самого теперь тоже нет денег и т.д. Тогда Андрей нагло ответил ему, что отсутствие денег у Джонни это личная проблема Джонни, не его. И что если у него дела совсем плохи, то он может посодействовать ему, забрав у него товар, продавая его и отдавая Джонни деньги по факту продажи, забирая себе большой процент, потому что иначе ему не интересно. От такого заявления у Джонни просто перехватило дух, и на мгновение возникло желание немедленно поехать на улицу Декабристов и убить Андрея. Может, лежать в луже собственной крови ему будет интересней?.. Немного придя в себя эмоционально, он сообразил, что расписка Андрея, возможно, даёт ему интересный инструмент законного давления. И хотя этот вариант почему-то сразу представился ему проявлением слабости и низости, он решил пощупать почву. Кто знает, а вдруг Андрей не только с ним так поступал?

Поиск в Google с соответствующим образом подобранными ключевыми словами принёс ему поистине обескураживающие результаты. Как оказалось, Андрей уже довольно долго вёл на разных сайтах громкую кампанию по поводу записи нового альбома. Правда, слышно при этом было в основном не музыку, а саму кампанию. Выяснилось также, что Андрей пытался заработать немного денег, продавая по 300 рублей DVD-диск, содержащий кустарным способом записанное видео, где Андрей рассказывает свою версию истории группы «Зараза», преувеличивая до откровенно нескромных размеров свою роль в создании и развитии коллектива.

Дальнейший поиск раскрыл перед Джонни на одном из форумов такое, что просто повергло его в шок. Парень на форуме, очевидно, хорошо знавший Андрея, в пылу разгорячённого виртуального диалога, выставленного на всеобщее обозрение, прямым текстом обвинял последнего в том, что Андрей:

¬- Не возвращал долги;
- Крал вещи и наличные деньги из квартир своих друзей.

Примечательно, что в ответ Андрей не пытался отрицать факты, а угрожал автору этих утверждений прямой физической расправой.

Также Джонни наткнулся на следующее заявление: «Мы, нижеподписавшиеся, официально заявляем, что уходим из проекта Андрея Валенкова "Битва Титанов". По причине не выполнения последним наложенных на него долговых обязательств, подтвержденных расписками и ввиду нецелесообразности продолжения дальнейшего сотрудничества»…

Однако лучше всего понять, с кем он имеет дело в лице Андрея и Сергея, Джонни помогли… их женщины. Впервые это нехорошее ощущение возникло у него тогда, когда он помогал Сергею после смерти его бабушки выносить диван на свалку. Тогда Джонни впервые отчётливо понял, что для Сергея похороны бабушки – это что-то вроде выброса на свалку старого, ненужного дивана.

Хотя Сергей уже обычно даже не пытался стрелять деньги, не оставляя ничего в залог, однажды он всё же сумел развести Джонни на пару тысяч при следующих обстоятельствах. Было известно, что после кончины бабушки, оставшись по жизни один на один с таким сыном, его мать окончательно спилась. И вот однажды, после его отсутствия дома несколько дней кряду, Сергею никто не открыл дверь, несмотря на многочисленные настойчивые звонки в дверь, на городской и на мобильный телефон матери. Ключа у Сергея не было – то ли потерял где-то в ходе своего наркотического шабаша, то ли забыл изначально. В связи с чем, он клянчил деньги у Джонни, чтобы заплатить спасателям, которые взломают дверь. Сергей выражал явное беспокойство о том, что возможно его мать уже умерла. Однако его в этом волновала вовсе не безвозвратная потеря самого близкого человека, родившего его на белый свет и вырастившего, а перспектива иметь дело с неприятным запахом от её разлагающегося трупа.

После этой истории контакты Джонни с Сергеем прекратились. Лишь примерно полтора года спустя Джонни позвонила Таня, бывшая девушка Сергея, и умоляла отдать ей просто так, без выкупа, её документы, некогда оставленные Сергеем в залог. С её слов, Сергей был отправлен на принудительное лечение от наркотической зависимости, после чего окончательно пропал без вести. Она же осталась с маленьким ребёнком (от Сергея) на руках, фактически без средств, и эти документы ей нужны, чтобы устроиться на работу. И хотя она заглазно называла Джонни дураком за то, что он так доверяет людям, а также участвовала (по необходимости?) в махинациях Сергея, в этот раз Джонни почему-то стало её очень жалко. Ведь она, если так разобраться, будучи матерью ребёнка, отцом которого был Сергей, пострадала в этой истории куда больше, чем сам Джонни. И ей ещё предстоит страдать и страдать.

На тот момент следы Сергея терялись, тем более что они с матерью давно продали квартиру и, получив значительную доплату (как-никак, ей нужны были деньги на алкоголь, ему на героин, а никто из них двоих, естественно, систематически не работал), перебрались в подмосковный Подольск.

Однако во второй половине 2011 года Сергей неожиданно позвонил Джонни под каким-то надуманным предлогом (выяснить обстановку?) и как бы случайно обмолвился, что перебрался из Подольска в Расторгуево, очевидно, в ещё меньшую квартиру, в очередной раз получив доплату. Примечательно, что на вопрос о том, «а как же Таня?», он отреагировал неприязненно: «Откуда я-то знаю? У меня давно уже другие бабы…» Очевидно, при таком раскладе не было смысла спрашивать у него, интересуется ли он судьбой своего ребёнка – ответ был и без того очевиден.

Хотя Джонни вначале очень сложно было представить себе Андрея Валенкова с какой-нибудь женщиной, начало 2009 года принесло неожиданную встречу. Ему неожиданно позвонил Андрей, и после традиционных заверений о том, что дела вот-вот наладятся, альбом наконец-то будет записан, и тогда Джонни получит обратно весь долг чуть ли не с процентами, Андрей сказал: к тебе заедет девушка от меня и привезёт кое-какие железки. Вначале Джонни это даже не воспринял всерьёз, расценив как очередной прогон, направленный на отсрочку выплаты долга. Однако, увидев девушку на пороге своей квартиры, он просто обомлел – настолько она была привлекательной. Эффект был таким, что он даже вынужден был закрыть глаза на отсутствие в привезённом девушкой комплекте оптического привода, хотя именно приводов ему обычно не хватало, когда он собирал компьютеры. Ему не терпелось узнать, что это за девушка. Поэтому, как только закрыл за ней дверь, он собрал комп из привезённых ею деталей, включил его, и тут потихоньку стала вырисовываться её история.

Лена (так её звали) приехала покорять Москву с тем, чтобы реализовать свой давний интерес к тяжёлой музыке в роли не только слушателя, но и исполнителя. На этом пути ей встретился Андрей, у которого было имя, а также связи. Он выразил намерение ей помочь, познакомить с кем нужно и всё такое. Конечно же, Джонни очень трудно было понять, что там на самом деле у них происходило: как они сошлись, как развивались их отношения и т.д. Хотя Андрей вкратце излагал текущую ситуацию в своём блоге и более подробно ему лично, Джонни приходилось учитывать следующее. Хотя до существенного понимания таких людей, как Андрей, достигнутого им в итоге благодаря Леночке («его» Леночке) оставалось ещё более двух лет, Джонни уже тогда, летом 2009 года, понимал, что нельзя безоглядно верить ни одному слову Андрея. Да и какое дело ему, если так разобраться, до их отношений – его это не касается. Был разве что один момент, который ещё тогда, в 2009 году, произвёл на него впечатление. Рассказав ему тогда про свою Лену, Андрей добавил, что они разругались, у неё начались проблемы с сердцем, и она вернулась в Липецк, где попала в больницу. Но когда Джонни, поражённый упоминанием о том, что у девушки в таком возрасте проблемы с сердцем, поинтересовался у Андрея, стало ли ей лучше, тот посмотрел на него удивлённо. Мол, откуда я знаю? Это же её проблемы, не мои. Такой ответ просто поразил Джонни. Конечно, у него самого никогда не было никаких близких отношений с противоположным полом, соответственно не было и девушки. А если бы и была, то с таким психом как Джонни, размолвки были бы неизбежны. Однако он был уверен, что, случись с ним аналогичная ситуация, он мгновенно на время забыл бы все разногласия, и постарался бы прийти девушке на помощь, быть с ней, поддерживать её. Хотя, с другой стороны, почему это должно волновать Андрея? Ведь у него же нет проблем с сердцем! Как говорится, нет сердца – нет проблем.

Следующая весьма показательная встреча с Андреем Валенковым произошла поздней осенью 2010 года при малоприятных для Джонни обстоятельствах. Как-то ему, как всегда неожиданно, позвонил Андрей Валенков и сказал, что у него есть кое-какое временно ненужное ему компьютерное железо, взамен которого ему нужны деньги. И что по этому вопросу он, Андрей, заглянет в гости к Джонни на днях. Джонни вначале не придал этой декларации особого значения, поскольку давно знал из своего опыта с Андреем Валенковым и Сергеем Туповским, что такие заявления на практике в большинстве случаев оказываются пустым звуком. О том, что он зря не придал этому значения, он понял только тогда, когда, проехав с другим Андреем (Денисовым) большую часть пути до АШАНа, услышал звонок и недовольный голос в трубке: «Джонни, ну ты где? Я приехал и тут тебя жду…» Однако в планы Джонни не входило резко поворачивать и возвращаться обратно своим ходом только по той причине, что Андрей припёрся без предупреждения. Поэтому он заявил Андрею, что будет только через полтора-два часа, так что пусть тот сам решает, ждать или нет. Только бы маме хватило ума не пускать его в квартиру,- подумал Джонни. Однако вскоре, услышав звонок с городского телефона в своей квартире, он понял, что его опасения подтвердились. Вот ведь сволочь: подгоняет меня, звоня мне за мои же деньги!- подумал он. Однако тут же он сообразил, что расходы на звонок покажутся ему такой ерундой, если «музыкант» найдёт, чем поживиться в его квартире. И кто может помешать этому?! Андрей Денисов гнал машину, как только мог в сложившихся обстоятельствах. «Я зайду с тобой, если ты не против, посмотрю хоть на этого... Нет-нет, ты не бойся, я его бить не буду». Когда они зашли в квартиру, Джонни первым делом проверил деньги, за сохранность которых он переживал больше всего, отпустил с благодарностью Андрея Денисова, и перешёл к разговору о деле с Андреем Валенковым. Тот, однако, не мог не поинтересоваться: зачем это к тебе бандиты ходят? Пробурчав в ответ что-то вроде: «вот ты у него и спроси», рассчитавшись с экс-музыкантом и отпустив его, Джонни обратил вопросительный взор на свою маму. Мама принялась ему объяснять, что у Андрея, как тот ей рассказал, порвались ботинки и промокли ноги, ей стало его жалко, и она его пустила. И, словно пытаясь оправдаться, она добавила, что всё это время старалась не сводить с него глаз. У Джонни же на тот момент не было никаких сомнений в том, зачем Андрей врал относительно промокших ног.

Момент истины в истории с Андреем, однако, наступил весной следующего, 2011 года. К тому времени Андрей уже благополучно промотал доплату, которую он получил при переезде из Отрадного в подмосковный Ногинск. Потратил он и деньги, полученные при продаже за бесценок автомобиля, приобретённого им на доплату при смене места жительства. Поэтому, чтобы получить хоть какие-то деньги, он повёз сдавать остатки от своего компьютера – того самого, в корпусе Deluxe со светящимися фарами а-ля БМВ, что Джонни когда-то модернизировал в ущерб себе. Однако на сей раз Джонни, который догадывался, что ему откроется на этот раз, повёл себя хитрее, тем более что каждая копейка была теперь у него на счету – ведь помимо расходов на Леночку ему приходилось ещё откладывать деньги на поездку с ней за границу. Джонни проинформировал Андрея, что у него всего вот столько денег… Андрей был крайне недоволен, однако понимал, что это всё же больше, чем ему предложили бы спекулянты на радиорынках, а потому сообщил Джонни, что остальные деньги заберёт у него позже. Однако, как только входная дверь его квартиры закрылась за Андреем, Джонни ринулся к оставленному Андреем компьютеру. Он знал, что искать. Все эти годы хранил он бумажку от торговца с серийными номерами украденных у него тогда, в конце 2007 года, процессоров. Хотя как гарантийное обязательство эта бумажка давно потеряла свою актуальность, для Джонни она была словно пропитана лакмусом, который должен был показать, если что, вину Андрея. И вот он дождался этого момента. Сняв дрожащими руками систему охлаждения и стерев остатки термопасты салфеткой, Джонни принялся жадно разглядывать серийный номер. Как и следовало ожидать, номер в точности совпал с одним из номеров на бумажке. Теперь он знал на 100%: его тогда обокрал Андрей.

Поэтому когда через несколько дней ему позвонил Андрей и потребовал оставшиеся деньги за свой компьютер, Джонни объявил ему, что денег тот не получит и вот по какой причине. Как поведёт себя человек, имеющий совесть, которому только что представили абсолютно неопровержимые доказательство того, что он совершил кражу из квартиры человека, которого он называл своим другом? Как минимум, ему должно было в такой ситуации стать очень стыдно и неловко. Однако это явно был не случай Андрея. Совершенно не стушевавшись, Андрей хладнокровно заявил, что это было давно. И заявил, что если бы он считал нужным, он мог бы обокрасть квартиру Джонни по полной программе тогда, когда мама Джонни сжалилась над ним, поверив его вранью относительно промокших ног. Мол, это Джонни должен ещё ему спасибо сказать, что он так не поступил. Как и в конце 2007 года, от такой наглости у Джонни подступил комок к горлу, не дававший ему ни глотнуть, ни вдохнуть. Как и тогда, ему сильно захотелось если не убить Андрея, то, как минимум, хорошенько разбить ему морду. Примечательно, что в тот период, за несколько месяцев до того, как он начал по-настоящему распутывать историю с Леночкой, у него возникло неверное видение причин морального падения Андрея, в котором он тогда винил в первую очередь факторы внешней среды. Он живо, как ему казалось, представил себе это жалкого типа, чьё бедственное положение опустило его на самое дно человеческой морали. Он почему-то вспомнил, как однажды Андрей у него забыл пакет с какими-то документами. Просмотрев эти бумажки, Джонни понял, что Андрей пытался зарабатывать себе на жизнь, расклеивая объявления. Примечательно, правда, что сам Андрей говорил об этом, что он работает в сфере PR. Джонни, правда, увидел здесь PR только в том, как Андрей об этом говорил. Судя по бумажкам, для расклейки объявлений Андрею приходилось ездить из Отрадного в Южное Бутово. И Джонни вдруг почему-то стало очень жалко этого несчастного человека. Он смотрел на этот огромный список домов, подъездов, которые нужно было обклеить за мизерные деньги, и подумал о том, что сам он никогда не стал бы таким заниматься.

Перелистывание журнала Андрея на сервисе «в контакте» наглядно показывало, что безобразные поступки Андрея отнюдь не были артефактом доброты или доверчивости Джонни. Примечательно, что в отличие от Джонни, который всегда по жизни был один – даже в интернете, там, где, казалось бы, Джонни должен был бы чувствовать себя как рыба в воде, - у Андрея была очень насыщенная социальная жизнь. В частности, каждый год с днём рождения его поздравляло такое количество людей, что Джонни утомился только перелистывать в контакте эти поздравления. Тем не менее, далеко не все были благодушно настроены по отношению к Андрею. Нашёл он и такие записи: «Андрей Валенков - кидало, вор, крыса и чмошник! Имейте в виду: все, что он рассказывает – пи****», «НЕ ДАВАЙТЕ ЕМУ ДЕНЕГ В ДОЛГ!!! ОН ЗА 5 тысяч МАТЬ ПРОДАСТ», «Когда ты прорезаешься в социальных сетях, я сразу вспоминаю о том, сколько ты мне должен. Отдавать-то собираешься?»

Однако наиболее адекватное представление о том, что же представляет собой Андрей, у Джонни сформировалось лишь тогда, когда он уже начал по-настоящему разбираться в Леночке. В свете достигнутого понимания вполне логичными представлялись записи в дневнике Андрея наподобие следующей: «Только что вернулся с тушения пожара в соседнем подъезде на 4м этаже. В коммуналке выгорело все. Видел реально труп. А точнее, то, что у него осталось, а именно скелет, кишки. Вы уж простите, дорогие мои, что я так описываю. Просто я понял, что при виде трупа мне как то параллельно». То, что раньше его бы скорей шокировало, теперь добавляло вполне органичный штрих к портрету Андрея. Однако, хотя Джонни не представлял, как он может получить обратно то, что он одалживал Андрею и Сергею – скорее всего, никак, - в остальном с ними практически всё было настолько ясно, что в дальнейшем он просто не собирался поддерживать с ним никаких контактов.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Красавица Леночка и другие психопаты

Красавица Леночка и другие психопаты

о ли еда в ресторане была неважной, то ли он недостаточно хорошо помыл фрукты дома, но в середине следующей недели Джонни почувствовал себя плохо. Ситуация усугубилась тем, что он...

Красавица Леночка и другие психопаты

В канун нового 2011 года в странной реплике Леночки неожиданно открылась важная черта её личности, хотя подлинную значимость этой её особенности Джонни осознал лишь значительно...

Красавица Леночка и другие психопаты

Следующая неделя порадовала его непривычными, томящими ощущениями. Всё началось с того, что Леночка начала ему капризничать по аське: «Муся, ну я хочу...» В результате их переписка...

Красавица Леночка и другие психопаты

У него тогда возникла мысль сосредоточиться на знакомствах в инете и развивать эту тему до победного конца. На чём же могла быть основана его уверенность в победе? Увы, как...

Красавица Леночка и другие психопаты

Неожиданно Джонни получил от неё письмо, озаглавленное «спаси меня» или что-то в этом роде. В этом письме Леночка поведала ему следующее: «- Знаю, я поступила не очень хорошо, и я...

Красавица Леночка и другие психопаты

Во второй половине ноября Джонни самому довелось испытать на себе самое сильное средство в Леночкином арсенале манипуляций. Он практически с самого начала не мог не обратить...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты