Красавица Леночка и другие психопаты

На следующей неделе Джонни оказался перед непростой дилеммой. У него нарисовались интересные поставщики, и он не хотел упускать шанс закупить кучу всего по весьма выгодным ценам. Однако это означало, что он на неделю-другую окажется на полной мели и не сможет давать Леночке запрашиваемые ею суммы. И он сделал выбор, который считал верным и разумным. Однако в выходные ему пришлось испытать негативные последствия такого выбора. Он отдал Леночке на расходы всего две тысячи. «Мне этого не хватит на неделю, даже чтобы только пообедать в столовой»,- заявила она. Потом, естественно, всплыл вопрос о дне рождения. Конечно же, в сам день рождения Джонни поздравил её, отправив смс. Теперь речь шла о другом. Леночка говорила ему медленно, словно идиоту, тщательно произнося слова: «Меня зовут Лена. У меня был день рождения. Мне исполнилось 24 года. Где мой подарок?» Джонни сказал, что, к сожалению, на подарок у него не было денег, потому что все деньги он итак отдавал ей. «То, что у тебя не было денег – это твои проблемы. Меня они совершенно не волнуют. Я тебя ещё раз спрашиваю, где мой подарок?» Однако делать было нечего, и Леночке ничего не оставалось, кроме как проинформировать и без того неловко чувствовавшего себя Джонни о том, что после загранпоездки его главная задача – как можно скорее скопить денег на давно запрошенный ею подарок – водительские права для неё. Что, естественно, неявно подразумевало, что следующим его подарком ей будет автомобиль.

Видимо, слова Джонни об отсутствии денег и соответственно подарка так расстроили Леночку, что в следующие выходные она даже не соизволила с ним встретиться. Правда, в воскресенье вечером она всё же позвонила ему и стала рассказывать о том, как ей грустно и одиноко. Джонни же при этом думал обиженно: Естественно, тебе одиноко. Ведь я же для тебя не мужчина, не человек даже просто, а так только, чтобы деньги стрелять. Поэтому я не считаюсь, я пустое место, правда? И когда Леночка завела речь о том, что ей нужны деньги на текущие расходы, он робко попытался спросить у неё: послушай, почему я должен тебя содержать? Ты мне что, жена? Однако Леночку такой вопрос совершенно не смутил, и она хладнокровно ответила: я твоя Нахлебница!

В своих тщетных попытках достучаться до Леночки, пробудить у неё какие-то человеческие чувства к себе и вообще, Джонни перепробовал много всего. Он даже пробовал скачивать и изучать всяческие пособия по окучиванию женщин, о которых сам же в разговорах с другими презрительно отзывался как о шарлатанстве, но всё же вынужден был на них обратить внимание в иллюзорной надежде: а вдруг? Потом слушал пару раз аудио-курс: как научиться общаться с людьми. Однако ни то, ни другое ему не помогло.

Чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о Леночке, Джонни несколько дней подряд зависал на том самом сайте, где они познакомились когда-то с Леночкой, теша себя призрачной надеждой, что возможно у него получится переключиться на кого-то ещё. Поводом к возобновлению визитов на тот сайт послужило то, что робот с сайта, заметив, что Джонни там давным-давно не появлялся, прислал ему письмо с извещением, что Джонни сделали на сайте «особо важной персоной». Это давало ему возможность смотреть фотографии девушек крупным планом, что для Джонни, которому от девушек всю жизнь доставались лишь фотки, было несомненным плюсом. Подобное извещение приходило ему и в феврале, однако в те дни, когда Леночка собственной персоной приезжала к нему ночевать, он даже не удосужился заглянуть на сайт. Теперь же, когда стало ясно, что с Леночкой никаких положительных перспектив нет и быть не может, он пытался найти утешение там.

Однако нескольких дней пристального разглядывания на сайте наглых профессиональных содержанок, а также безликих в человеческом плане офисных служащих, которые реагировали на него презрительно, а чаще просто никак, что те, что другие, Джонни погрузился во мглу отчаяния.

Небольшой просвет наметился, как ему показалось, через неделю, когда они с Леночкой провели вместе большую часть дня, сидели сначала в кафе, потом пошли в кино, потом снова в кафе. По пути в кино, на протяжении части фильма и по пути из кино они даже держались за руки. Однако Джонни уже давно не питал никаких иллюзий относительно неё. В частности, он догадывался, что мама её в отъезде, а потому Леночку просто некому покормить, вот она и ходит по ресторанам.

В следующую пятницу он заметил Леночку в аське и решил ей написать, просто спросить как дела. На что она ответила: вот интересно, если бы я не вылезла в аську, ты бы вообще про меня не вспомнил, да? На это Джонни сказал, что помнит про неё постоянно, но помнит он также и о том, что поскольку ей от него кроме денег ничего не нужно, то какой смысл писать, когда мало денег? Леночка уверенно ответила ему: ты совершенно неправ. Однако на самом деле, конечно, они оба знали, что это так.

Следующий день, суббота 16 июля, оказался наполненным событиями. Причём Джонни даже сразу не мог дать себе отчёт, насколько. Утром его разбудила Леночка своим звонком и сказала: «не фиг спать!» Потом принялась жаловаться ему на то, что у неё опять болит живот внизу, т.к. она полночи развлекалась с фаллоимитатором. Джонни такое начало разговора, конечно, не понравилось. Его так и тянуло спросить у неё, звали ли этого фаллоса так же, как того что в мае, или нет, однако он деликатно промолчал и слушал дальше. Потом она стала говорить ему, чтобы он не пытался понять женщину, потому что он всё равно никогда её не поймёт. Такой поворот разговора нравился ему ещё меньше, поскольку он чувствовал в нём указание на его интеллектуальное бессилие. А также на то, что она сделала или собирается сделать нечто такое, что не вписывается в рамки человеческого понимания. Дальше разговор становился ещё «веселее»: «Не отпускай меня никуда. Я не хочу этого, понимаешь?» От этих слов Джонни стало ещё больше не по себе. Потом она неожиданно попросила его: приезжай сегодня ко мне в гости, хорошо? Джонни сказал, что он бы с удовольствием, но у него сегодня клиент. Тогда Леночка сказала: приезжай тогда после клиента, хорошо? Заодно и денежек побольше привезёшь.

В честь такого случая, что Леночка в первый раз пригласила его к себе домой, ему захотелось сделать для неё что-то приятное. Однако, когда она спросила: «зачем ЭТО?», покосившись на принесённые им розы, он почти пожалел о своём благом намерении. После чего Леночка взяла у него цветы таким движением, по которому чувствовалось, что она привыкла их как веники в помойку выкидывать. Правда, потом Леночка проявила неожиданное гостеприимство по отношению к нему, усадив его за стол и даже накормив салатом а-ля оливье из магазина, разогретым в микроволновке. Пока Джонни ел салат, Леночка рассказывала ему историю одной своей знакомой и спрашивала, что ей лучше посоветовать. Джонни при этом отметил про себя, что почему-то слишком многие Леночкины знакомые встречаются с женатыми мужчинами. К чему бы это?- недоумевал он. И зачем на самом деле она рассказывает это мне? Неужели ей на самом деле так важно предстать перед той разрушительницей чужой семьи таким знатоком человеческих душ, что она решила ещё проконсультироваться со мной?

Потом Леночка, как всегда непринуждённо, сменила тему. И поведала ему о том, как одна её подруга заметила некоторое охлаждение со стороны своего молодого человека. Тогда Леночка, по её словам, сказала ей, что может у него ещё кто-то есть, или он на сайте знакомств с кем-то встречается. Однако подруга ей не верила. И тогда Леночка, как она сказала, специально чтобы показать подруге, нашла её молодого человека на сайте знакомств. Ты же знаешь, что там можно просматривать анкеты без регистрации,- пояснила она. Однако потом, по её словам, Леночка стала говорить подруге, чтобы та сильно не расстраивалась. Мол, ты же знаешь, как бывает: люди сидят всю жизнь каждый на сайтах знакомств, и при этом у них общие дети растут. А есть люди, которые ни на каких сайтах не сидят, а просто разбегаются, и всё. Джонни, естественно, был удивлён и даже немало насторожен рассказом Леночки, однако так никогда и не понял, зачем она тогда ему это сказала!

Потом они пошли в комнату, и Леночка сказала: я хочу тебе показать фильм «о чём говорят мужчины». В процессе просмотра фильма Джонни особенно насторожил один момент. Когда Леночка вышла в туалет, Джонни дотянулся до компьютера и остановил фильм, чтобы она ничего не пропустила. Однако когда она вернулась, он сказала что не надо так делать, потому что я уже смотрела этот фильм не раз. На Джонни произвело тогда впечатление не только и не столько то, что она это сказала, сколько то, что по её поведению было видно, что она опасалась того, что он будет рыться в её компьютере. Джонни, конечно, мог догадываться, что там скрывается такое... однако в любом случае пытаться улучить его момент чтобы порыться в её компе он не стал бы – слишком высок был риск.

По окончании фильма Леночка взяла у него деньги, высказала своё фи, что так мало и выпроводила его из квартиры.

В понедельник позвонила Леночка и поинтересовалась когда, наконец, у него будут деньги, чтобы они могли поехать нормально отдохнуть. Потому что ей нужно либо брать отпуск через неделю, но тогда на имеющиеся семьдесят тысяч они смогут поехать только в Турцию, либо планировать на какое-то другое время. Джонни ответил: поступай, как тебе будет удобнее. Это разозлило Леночку: почему ты не можешь хоть раз повести себя как мужчина и принять решение? Кто из нас тут вообще мальчик, ты ли я? Вопрос с принятием решения в случае с Леночкой был для Джонни очень непростым. Из своего обширного опыта наблюдений за женщинами на сайтах знакомств, Джонни был в курсе, что им очень нравится, когда мужчина читает их мысли. Но Джонни понимал, что если смотреть на вещи реально, для этого в первую очередь нужна нормальная, здоровая коммуникация между людьми, когда они друг другу откровенно, искренне, рассказывают о том, что им интересно, что им нравится, а что нет. Для Леночки же её «мнение», как правило, было не устойчивым, выстраданным убеждением, а скорее гибким инструментом манипуляции. Потом, Джонни понимал, что даже если первоначально ему удастся угадать или как-то иначе почувствовать или разгадать её предпочтение в том или ином вопросе, как чуть что не так – виноват всегда будет он. Потому что одна из наиболее отчётливо заметных черт её характера состояла в том, что она никогда реально не брала ответственность и вину на себя, даже если было понятно, что именно она была причиной той или иной неприятной ситуации. Однако когда Джонни изложил эти соображения Леночке, она была очень недовольна и сказала что с его стороны всё это отмазки, и что если он хотел бы и был готов что-то делать, то делал бы, а так он просто ищет причины избежать этого.

Но, так или иначе, через пару часов после этого непростого для Джонни разговора позвонила Леночка и сообщила, что в ночь на воскресенье они вылетают в Турцию. Вечером они встретились в ресторане, и Джонни передал ей свои документы и ещё немного денег для оформления поездки.

На следующий день вечером Джонни ковырялся в компьютере, стараясь выполнить заказ, чтобы получить ещё немного денег, поменять их на доллары и взять с собой в Турцию. Однако мысли его при этом всё время вертелись вокруг Леночки. Ему не давал покоя её рассказ о том, как она нашла парня подруги на сайте знакомств. Наконец, Джонни не выдержал, подошёл к своему компу, вылез на сайт, где они когда-то познакомились с Леночкой, и... увидел там Леночку. Естественно, он был просто в шоке. Она мало того что искала (по крайней мере, если верить её анкете) там себе мужика для регулярного секса и в перспективе брака, так ещё и подняла свою анкету в поиске пару часов назад.

Невротическое сознание Джонни услужливо рисовало ему, как Леночка совокупляется с приглянувшимся ей мужиком, пока он совокупляется с чужими старыми компьютерами, дабы исполнять очередной её каприз. Но что он, Джонни, мог сделать, кроме того, чтобы просто послать её насовсем? Он мучительно искал и не находил удовлетворительного ответа на этот вопрос. Думал об этом полночи, даже не выспался толком. А утром ему позвонила Леночка, как ни в чём не бывало, и сказала, что этим вечером нужно её покормить в ресторане. Джонни согласился, решив, что им есть что обсудить.

По пути на встречу с Леночкой Джонни должен был заехать в один компьютерный магазин. В дороге он не сдержался, и отправил ей смс. Джонни писал, что она может сколько угодно знакомиться с мужиками, но вряд ли кто станет возиться с ней и её капризами так, как он, Джонни. Ответ Леночки был резким и агрессивным: «ты меня за***л уже своим нытьём! У меня здесь много дел на работе, а ты вместо того, чтобы деньги зарабатывать, занимаешься всякой х**ней!» На это Джонни ответил, что он её ни разу ни е**л, и что он сомневается, что те, которые будут её е***ь, позаботятся о ней лучше. Леночка же, как обычно, ушла от разговора по существу, написав, что сейчас не может переписываться, мол, при встрече поговорим.

То ли Леночкины ответы на него так повлияли, то ли его внутренний настрой изменился, однако по пути на встречу с Леночкой после магазина Джонни стал склонен думать, что сейчас не лучшее время поднимать с ней тему её знакомств. В самом деле, он не хотел все шесть дней в Турции выяснять с ней отношения. У него там будет время разобраться в ней получше и понять, чем больна её душа, насколько к ней вообще применимо это понятие. Если выяснится, что состояние её безнадёжно и ей нереально помочь, то он может послать её сразу по возвращении в Москву. Если же выяснится, что шанс есть, пусть и небольшой, то у него по возвращении в Москву будет время разобраться и действовать по науке. А может (а тут в нём заговорил самый что ни на есть трусливый невротик) они просто вместе разобьются в самолёте, и тогда... А что тогда? А тогда ничего. И никогда!

При встрече Леночка сразу же перешла в наступление:

- Ну? Что ты там за истероидные смс мне пишешь?
- Ладно, проехали уже!
- Нет, не проехали! Что это ты сразу голову в шею втянул, как кот, который насрал под ковёр и знает, что его сейчас будут бить?

В то же время, Джонни не мог не отметить, что, несмотря на такое отношение к нему со стороны Леночки, ей было не всё равно, с кем он встречается даже по делу. Один из его поставщиков сказал, что ему во что бы то ни стало надо продать память именно в этот день. Поэтому Джонни ничего не оставалось, кроме как позвать его в ресторан, где он сидел с Леночкой. Увидев, что Джонни встречается с парнем, Леночка отметила: я думала, мало ли, вдруг ты девочку мне сюда приведёшь! Естественно, Джонни был несказанно удивлён столь эгоцентричной формулировкой: в самом деле, если бы он и привёл девочку, то скорее себе, а не ей!

Когда за день до вылета Джонни рассказал свою историю с Леночкой товарищу, тот только покачал головой: ты добрый человек, Джонни! Я уверен, что она смеётся над тобой у тебя за спиной! Она сама, наверное, удивляется, как ей повезло, что она лоха такого нашла! Сам подумай – ты на меня не обижайся только,- какой ещё идиот будет постоянно давать деньги бабе, с которой у него ничего нет, не было и не будет! Нет, конечно, может, ты на что-то ещё надеешься, вот она под это так и будет тебя разводить, пока у тебя все деньги не закончатся, и тогда она точно тебя пошлёт!

Это ещё больше испортило ему настроение, как и то, что под конец разговора друг у него стрельнул несколько тысяч типа в долг на ремонт своей машины. Видимо, руководствуясь такой логикой, что всё равно иначе Джонни все деньги отдаст ЭТОЙ. Конечно же, он их никогда не вернёт, как и те несколько десятков, что он уже должен.

В Турцию Джонни вылетал с неважным настроением. Однако уже по пути его ждали сюрпризы. Неожиданно, ещё в Домодедово перед вылетом, Леночка завела с ним разговор о том, чтобы он купил ей машинку. Недорогую, что-нибудь типа Пыжика 307 или 308.

В самолёте, уже на подлёте к Анталии, Леночка положила на него свою голову. И Джонни думал о том, что если действительно она его просто использует, и у неё нет к нему никаких чувств, никакой даже чисто дружеской привязанности, то какой же нужно быть гениальной актрисой, чтобы вот так себя вести!

Однако на этом Леночкины нежности практически закончились. Не спавшему прошедшей ночью ни минуты невротику Джонни, для которого любое путешествие было целым событием, оказавшемуся первый раз в жизни в чужой стране вообще и в Турции в частности, было непросто сориентироваться. В результате, как по дороге в отель, так и уже в отеле он время от времени ошибался с «куда идти» и «что делать дальше». Это бесило Леночку, которая со страшной силой ругалась на него за то, что он «ужасно тупит и тормозит». От этого Джонни начинал нервничать, и, как следствие, тупил и тормозил ещё больше. Он объяснял себе это так, что у него гиппокамп и другие используемые в этих ситуациях отделы ЦНС хуже функционируют в условиях постоянного стресса, нагнетаемого её постоянными наездами и негативным отношением. Получался замкнутый круг.

На третий день вечером Джонни не выдержал и сказал ей, что она ведёт себя очень глупо. Лучше бы нормально разговаривала с ним и ума набралась, ей бы не помешало. На это Леночка презрительно заметила, что не видит смысла. Мол, ты только строишь из себя такого умного и умничаешь, а на самом деле ты самый обычный, только ещё к тому же постоянно тормозишь и тупишь. Попивая красное вино, она говорила ему презрительным тоном: вот раз ты такой умный, посоветуй, что мне делать. Мне на работе не нравится моя начальница. Но уходить с этой работы я не хочу. Какая разница почему? Просто не хочу! И вот скажи, что мне делать, чтобы убрать начальницу? Распиши мне мои действия по шагам, чтобы в результате её не стало. У нас там лестница очень крутая, так что я могла бы, конечно, аккуратно подножку ей сделать или верёвку тонкую натянуть, чтобы она навернулась. Но она при этом вряд ли убьётся насмерть, просто окажется на пару месяцев в больнице, а потом вернётся снова. И она спит с более высоким начальником, так что позиции её в организации достаточно прочные. И что ты мне можешь посоветовать? С кем мне тогда нужно переспать? С министром? С замминистра? Так меня туда на порог не пустят! Ничего не можешь посоветовать?! Вот и не х** тогда строить из себя, что ты такой умный. Джонни попытался спокойно объяснить ей, что, возможно, он бы хотел побыть президентом США или королём Великобритании. Но, поскольку он ни в одной из этих стран не родился, то ему, очевидно, это не светит. Леночка, однако же, сказала ему, что это неудачное сравнение. Так как в отличие от его примера, убрать её начальницу вполне реально. Просто он не может это сделать, потому что не знает, как.

На следующий день стиль её разговора с ним стал ещё более негативным и хамским. К этому, видимо, её подтолкнуло высказанное Джонни намерение сократить её довольствие. Сначала она завела с ним разговор о том, что ей понадобится пара сотен долларов, чтобы купить в duty-free на обратном пути своим коллегам алкогольные напитки в подарок. На что Джонни ответил: зачем покупать им подарки? За то, что тебе не платят зарплату? Его просто бесило то, как нагло и бесстыдно она пыталась его использовать, чтобы произвести положительное впечатление на других. Другого лоха себе поищи деньги стрелять на такие цели! На это Леночка ответила: хорошо, я тебя поняла. И сказала это таким тоном, словно пытаясь ему показать, что он ещё пожалеет об этом.

Второй неприятный разговор случился, когда Джонни обратил внимание, как Леночка шлёт в роуминге одну смс за другой. Естественно, он тут же прикинул, как за считанные минуты с её счёта уходят сотни рублей, а потом подумал о том, кто потом будет платить за её переписку. Однако самым неприятным для него была, пожалуй, мысль о том, что она за его счёт, небось, переписывается с кобелями с сайта знакомств. Естественно, про знакомства он ей сказать там, в Турции, не был готов. А спросил у неё просто: сколько же денег у тебя уходит? В ответ Леночка соврала, что, если спишут много денег, то она просто выкинет симку. Такое её заявление показалось ему настолько абсурдным, что он удивлялся, как она может так врать. Неужели она действительно считает, что я в такое поверю, – недоумевал он. На всякий случай, правда, он задал ей вопрос: так у тебя же тогда номер поменяется?! Но Леночка ответила: ну и что!

А ещё, видимо, ей очень не понравилось, когда в тот же день утром, послушав её очередную наглую ложь, он попросил её по возможности всегда говорить ему правду. На что она, как обычно, сделала очень честные глаза и невозмутимо ответила, что она практически всегда ему говорит правду и только правду.

Месть, которая проявлялась в её отношении к нему, не заставила себя долго ждать. Так, когда они вместе купались, и он вплотную подошёл к ней, она сказала, чтобы он соблюдал её личное пространство. А когда он в ответ посмотрел на неё обиженным взглядом, она резко сказала, что не надо на неё так смотреть, как мышь на крупу. Мол, если тебе неприятно, то когда приедем в Москву, не будем с тобой больше общаться. Естественно, Джонни был в шоке от такого заявления, хотя и был уверен, что при таком «общении», что имело место между ними, это было не в её интересах, потому что в Москве она, очевидно, захочет на нём паразитировать и дальше.

Видимо, решив, что раз он не хочет все деньги тратить на алкоголь для её покровителей с работы, то надо потратить его деньги как-то иначе, Леночка предложила съездить на экскурсию на водопады. Впрочем, Джонни был вовсе не против, особенно учитывая, что потратить деньги на экскурсию ему было куда приятней, нежели на алкоголь в подарок её хахалям.

Однако на экскурсии его ждало самое настоящее шоу. Когда они шли к главному водопаду, Леночка неудачно выпрямилась в ущелье и ударилась головой о каменный свод. В результате она держалась за голову и плакала, а Джонни бегал вокруг неё, пытаясь убедить приложить что-нибудь холодное к голове. Например, её кепку, которую он намочил водой из водопада. У неё же случился приступ агрессии, в котором она повторяла: «я тебя ненавижу», обвиняя Джонни в том, что он не уберёг её от того, что она неудачно распрямилась. Конечно же, он в очередной раз винил себя в своей отрешённости от реального мира, погружённости в свои мысли, когда за Леночкой нужен глаз да глаз. Но всё-таки ему почему-то казалось, что это уже слишком. Также ему казалось, что у человека, получившего серьёзную черепно-мозговую травму, главным приоритетом должно быть получение первой помощи, а не выяснение отношений. А ещё, он никак не мог отделаться от ощущения, что даже плакала она как-то ненатурально, словно плохой актёр. Не было в её истерике той глубины чувства, которая обычно характеризует подобные женские проявления. Кроме того, когда на обратном пути таксист, хорошо говоривший по-русски, спросил у неё, понравилось ли им на водопадах, она безо всяких всхлипываний бодрым тоном ответила, что да.

Вечером, попивая коньяк, она решила с ним поговорить по душам. Ради такого случая обычно не пьющий Джонни даже разрешил ей добавить немного коньяка в кока-колу, которую он пил по такому случаю вместо традиционного для него сока. После нескольких общих слов Леночка предложила: давай выпьем за тебя. Я не знаю, кем ты мне приходишься. Ты мне не друг, не муж и не любовник. Ты мне не нравишься. Я очень хотела бы видеть в тебе мужчину, но ты в чём-то как женщина, а в чём-то как ребёнок, но не мужчина. И если ты к своим годам не стал мужчиной, то ты им уже и не станешь. Как человек, ты даже слабее меня! Чуть что тебе не понравится – ты сразу в истерику. Мужчина должен уметь быть жёстким, когда надо уметь ударить кулаком по столу. Ты живёшь там в каком-то своём мире бредовых фантазий и совершенно не приспособлен к реальной жизни. Ты постоянно теряешься в пространстве и времени. Ты не умеешь радоваться жизни здесь и сейчас. В ответ Джонни начал смущённо мямлить что-то о том, как с таким её отношением к нему здесь и сейчас радоваться ему особо нечему. Он осознаёт, что был неправ, занимая с ней недостаточно жёсткую позицию. Эх, если бы он мог вернуться в то время в начале года. Когда она говорила ему, как сильно он ей нужен, когда она собиралась переезжать к нему... Она продолжала: тебе сейчас будет больно, но я тебе кое-что расскажу про то время. И она поведала ему о том, как в то самое время она якшалась с женатым мужиком со своей работы, как он ей настолько понравился, что она сразу же стала забывать своего бывшего. Как до встречи с тем мужчиной она приходила на работу за сорок минут до начала трудового дня и всё это время плакала о своём бывшем. А, между прочим, это именно по вине Джонни она тогда прекратила преследовать своего бывшего. А если бы не прекратила, как ей потом сказали, ещё пара месяцев, и её бывший был бы полностью в её распоряжении. Мол, ты просто в реальных людях, в женщинах особо не разбираешься, потому что ты с ними даже не встречаешься, ты просто не видишь их в реальной жизни, и потому не знаешь, какие они. У тебя есть только твой собственный бред о том, как устроены люди. Когда Джонни слушал её рассказ, ему вдруг почему-то захотелось стукнуть кулаком… не по столу, а по её лицу… хорошенько так. Чтобы эта сука умылась своей кровью и надолго потеряла товарный вид! Чтобы ей на Ярославке никто больше чем по двести пятьдесят рублей не давал за час траха. (Ему почему-то в тот крайне неприятный для него момент вспомнилось, как примерно в то время, когда она начала рассказывать ему байки о том, как ей не платят зарплату, она говорила ему, что если у неё не будет денег, то ей что, с голоду подохнуть, или на Ярославке стоять? У него ещё тогда в голове роились циничные мысли типа: «ну если это единственное, как ты можешь себе на жизнь заработать...». А ещё он думал о том, что эта тепличная фифа, привыкшая паразитировать на домашних мальчиках, просто не выжила бы среди матёрых, агрессивных приезжих шлюх, прошедших огонь и воду. Не говоря уже о дискомфорте и явных опасностях, сопряжённых с самими актами оказания «услуг».) Но эмоции эмоциями, а действовать на их основании он не мог. И дело даже не в возможных организационных неприятностях с турками. Которые хотя и могли бы, если что, понять такие крайние меры в случае, «если женщина забыл свой место», но законы всё же диктовали иное. Но дело даже не в этом. Он всю свою сознательную жизнь был категорическим противником насилия, тем более по отношению к женщине, особенно душевнобольной женщине. Но как же быть? Неужели он мог оставить вот такое отношение к себе безнаказанным? Первое, что приходило в голову – послать её на ХХХ сразу по возвращении в Москву. Даже можно не посылать, а просто перестать давать деньги, и она исчезнет из его жизни раз и навсегда сама собой. Но чего он этим добьётся? Она очень быстро нового лоха себе найдёт в инете. А если с этим будут сложности, пока будет искать, пойдёт на работе к начальнику, ноги раздвинет... благо ей не привыкать! А скорее, и то, и другое. И что было самым неприятным со всём этом, так это что он всё острее чувствовал, что просто не может вот так взять и выкинуть её из своей жизни и из своей головы. Он уже почти не надеялся сыграть какую-то позитивную роль в её жизни, помочь ей по существу. Однако многое из того, что с ней связано, так и оставалось в его голове мучительной загадкой.

Тем временем Леночка продолжала: «Я не знаю, кем ты мне станешь со временем: просто другом, мужем или любовником. Но я здесь, с тобой, и я рада этому. А ещё, я очень надеюсь, что ты и дальше будешь рядом со мной». То ли алкоголь на Леночку так подействовал, то ли ещё что, но остаток того вечера они провели очень дружно. Они пошли и сделали себе временные татуировки – Леночке цветочек, а Джонни – портрет Че Гевары. Он был дороже стандартного невыразительного рисунка, однако Джонни заявил, что он хотя бы в этом хочет «быть как Че». Хотя он, конечно же, всю жизнь старался использовать более мирные методы, нежели легендарный революционер.

Когда уже собирались ложиться спать, Леночка неожиданно плюхнулась рядом с ним на кровать, обняла его сзади и сказала о том, что иногда ей так не хватает мужской ласки. И Джонни немного поласкал её через бельё.

Утром, выходя из туалета, Джонни увидел перед собой Леночку, которая, судя по выражению на её лице, очень туда стремилась. Выйдя оттуда, она сказала, что, наверное, съела что-нибудь не то, потому что у неё какое-то желудочно-кишечное расстройство. Джонни не пошёл на завтрак, а сидел всё время около её постели, пытаясь уговорить её побольше пить и грея своими ладошками ступни её ног, которые, по её словам, у неё почему-то были холодные в то утро, несмотря на жару за окном. Леночка время от времени бегала в туалет, а Джонни терялся в догадках, действительно ли она неважно себя чувствовала, или это всего лишь очередной её спектакль, которые она такой мастер устраивать. А ещё, он думал тогда о том, что систематическая патологическая ложь имеет такое негативное последствие, что самые доверчивые люди могут перестать верить лжецу, и не поверить ему, когда он скажет, что ему плохо, и соответственно не помочь.

Во второй половине того же дня Леночка произвела на него впечатление тем, что выглядело как нехарактерная для неё забота о нём. Когда Джонни пришёл к бассейну, около которого загорала Леночка, она сказала, что тут только что давали мороженое. И что она взяла на его долю тоже, но оно растаяло, и она его выкинула. И тут же вернулась с ещё одной порцией, которую протянула ему. Джонни взял мороженое, поблагодарил Леночку и серьёзно задумался о том, как иногда простыми, малыми вещами можно дать понять человеку, что о нём заботятся. Вот он вроде постоянно старается что-то сделать для Леночки, а сам забывает то принести ей что-то, то налить. Но себя, как справедливо указывает ему в таких случаях Леночка, он при этом почему-то не забывает...

Собираясь в Турцию, Джонни почему-то тешил себя иллюзией, что, может, когда Леночка отдохнёт, она не будет такой недовольной. Не тут-то было! Хотя, впрочем, от чего ей отдыхать, если она на работе не очень-то напрягалась. Так или иначе, за день до отъезда на прямой вопрос она ответила, что ей было скучно. Мол, на дискотеку не сходишь, потому что Джонни танцевать не умеет. Даже в карты не поиграешь, потому что опять-таки Джонни не умеет. А учить она его не собирается, потому что он уже взрослый мальчик. И если он чего-то не умеет, то это его проблема, не её. В общем, опять она недовольна, и опять в этом виноват не кто иной, как Джонни.

Первая неделя по возвращении из Турции выдалась для Джонни омерзительной. Леночка сидела на сайте знакомств. А ещё, не постеснялась написать ему, что ей звонил её бывший, пьяный в зюзю, и предлагал заняться сексом. «Я сказала: НЕТ». А нашему герою сказала: давай встретимся в пятницу, ты мне дашь денежку. Он решил, что это уже слишком и настроился не давать. Его особенно бесило то, что она собиралась с ним встретиться именно в пятницу, потому что выходные собиралась провести с любовником (такова была его догадка).

В четверг вечером Джонни сказал ей: какого хрена я тебе должен давать денег, если ты себе мужика ищешь? Вот как найдёшь, пусть он тебе денег и даёт. Тут она устроила ему целый спектакль с психической атакой. Она вдруг стала называть его на Вы. Она так не делала даже тогда, когда они только познакомились в интернете. Мол, я же ясно сказала, что никого себе не ищу и не собираюсь, а Вы мне не поверили. Теперь Вы мне чужой человек. А поскольку просто так можно брать деньги только у своих людей, я возьму их у Вас в долг. Надеюсь, Вы не станете сомневаться в том, что я всегда возвращаю свои долги! А потом ещё написала ему смс, в которой говорила, что ей его жаль, что он мог бы быть самодостаточным человеком. Что за бред вообще?!

Когда на следующий день, полностью деморализованный, он размышлял над тем, что бы всё это значило, раздался её звонок. Она бодрым голосом, как ни в чём не бывало, сообщила ему: мы с тобой встретимся в воскресенье.

В воскресенье она ему позвонила откуда-то явно издалека, потому что её было плохо слышно. Джонни моментально понял, что она поехала на дачу к одному из своих любовников.

В тот же день к вечеру они встретились, чтобы вместе идти в кино. Точнее, кино в данной ситуации было предлогом, потому что Джонни прекрасно отдавал себе отчёт в том, что ей нужно было у него просто взять деньги на свои карманные расходы, а также, чтобы отложить на дублёнку, которую она давно мечтала себе купить. Джонни страшно презирал себя за то, что вообще продолжает в сложившейся ситуации с ней общаться. И в то же время он не видел для себя на тот момент другого выхода, потому что очень хотел разобраться в этой страшной загадке и понять, что же она за человек. Потому что если бы общение между ними тогда прекратилось, она бы так и осталась для него мучительной загадкой, которая до конца его дней не давала бы ему покоя.

Она встретилась с ним по пути домой оттуда. Хотя, естественно, он не имел никакой возможности проверить, версия про любовника косвенно подтверждалась. Когда Джонни встретился с Леночкой в тот день, он был просто поражён: никогда, пожалуй, он не видел её ещё такой красивой и нарядной. Он просто не удержался, сделал ей комплимент на эту тему, и спросил: откуда ты такая? На что Леночка, не моргнув своими как всегда честными глазами, ответила: я же тебе говорила, что я ездила к девочке на дачу! Они просто со своим гражданским мужем поругались и теперь не спят вместе, так что я езжу туда к девочке на выходные и ночую там у неё. Если бы ему кто-то со стороны рассказывал такие истории, ему было бы интересно, что бы сказал её любовник, если бы знал, что его за глаза называют то фаллоимитатором, то девочкой. Однако в тот вечер Джонни было не до веселья.

Джонни не стал расспрашивать Леночку, зачем она так наряжалась на дачу к девочке. Вместо этого он спросил её про ситуацию на работе и как там поживает её начальница, не упала ли она ещё с Леночкиной помощью с лестницы? Леночка ответила, что ей удалось благополучно уйти от начальницы, перейдя в юридический отдел. К тому самому Петру Ивановичу. Джонни при этом почему-то вспомнил, как Леночка однажды в июне позвонила ему ночью, когда она, по его представлениям, давно должна была спать. И рассказала о том, как будучи пьяной, так откровенно приставала к этому самому Петру Ивановичу на глазах у всех, что он пытался смущённо шептать ей: «Лена, я люблю свою жену. Я дорожу своей семьёй. У меня дети. Лена!..»

Джонни не стал развивать тему отсутствия у Леночки юридического образования – ему было и так ясно, что мужчины из юридического отдела ценили её за иные способности. Зато сам факт её перехода в другой отдел позволил ему кое-что проверить. Судя по тому, что её организация вывесила в интернете вакансию на Леночкину должность с указанием Леночки в качестве контакта, Джонни сделал вывод, что она говорила правду о своём переходе в другой отдел. Хотя, собственно, как раз в этом-то он не сомневался! Зато выяснилось, что Леночка всю дорогу врала о своей заработной плате, умышленно занижая её размер. Джонни узнал об этом из того, что соискателю на её место обещали на десять тысяч больше того, чем она получала, если верить её словам. Правда, здесь был ещё такой нюанс, что теоретически возможен был вариант, что её работодатели врали соискателю про его реальную зарплату. Однако Джонни исключил этот вариант как маловероятный. Ему же всё-таки хотелось надеяться, что там не все такие, как Леночкины любовники и сама Леночка.

В следующие выходные, когда они сидели в ресторане, Джонни сказал Леночке: я знаю, что ты знакомишься с мужиками на сайте знакомств. Вначале она стала отпираться: мол, это очень серьёзное обвинение! Я пересмотрю все сайты знакомств, и если я себя там не найду, ты меня больше не увидишь! Потому что я точно знаю, что нигде свою анкету за последний год не размещала! Он спросил её, как она тогда объяснит, что её анкета висит на том сайте, где они когда-то познакомились? Более того, она сама фактически тогда намекнула ему об этом. Её ответ поразил его, словно удар грома: так это ТЫ меня там разместил! От неожиданности Джонни некоторое время не находил что сказать, но потом кое-как пришёл в себя и пробормотал: я?! Да мне-то зачем это надо?! Какие у меня могут быть мотивы? Она, как всегда, не замедлила ответить: как какие мотивы? Чтобы избавиться от меня! И не давать мне денег! -Хм. А тебе не кажется, что в таком случае мне проще было бы просто сказать тебе, что денег нет, и всё? -Мусь, так я же тебе не поверю!

После этих слов Леночки Джонни молча протянул ей конверт, в котором лежали тридцать тысяч, полученные им за эту неделю. Это же надо такое сказать! Какая актриса! Он чувствовал себя уже не просто лохом, а лохом – Меценатом!
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Красавица Леночка и другие психопаты

Красавица Леночка и другие психопаты

о ли еда в ресторане была неважной, то ли он недостаточно хорошо помыл фрукты дома, но в середине следующей недели Джонни почувствовал себя плохо. Ситуация усугубилась тем, что он...

Красавица Леночка и другие психопаты

В канун нового 2011 года в странной реплике Леночки неожиданно открылась важная черта её личности, хотя подлинную значимость этой её особенности Джонни осознал лишь значительно...

Красавица Леночка и другие психопаты

Следующая неделя порадовала его непривычными, томящими ощущениями. Всё началось с того, что Леночка начала ему капризничать по аське: «Муся, ну я хочу...» В результате их переписка...

Красавица Леночка и другие психопаты

У него тогда возникла мысль сосредоточиться на знакомствах в инете и развивать эту тему до победного конца. На чём же могла быть основана его уверенность в победе? Увы, как...

Красавица Леночка и другие психопаты

Неожиданно Джонни получил от неё письмо, озаглавленное «спаси меня» или что-то в этом роде. В этом письме Леночка поведала ему следующее: «- Знаю, я поступила не очень хорошо, и я...

Красавица Леночка и другие психопаты

Во второй половине ноября Джонни самому довелось испытать на себе самое сильное средство в Леночкином арсенале манипуляций. Он практически с самого начала не мог не обратить...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты