Красавица Леночка и другие психопаты

Неожиданно Джонни получил от неё письмо, озаглавленное «спаси меня» или что-то в этом роде. В этом письме Леночка поведала ему следующее:

«- Знаю, я поступила не очень хорошо, и я на самом деле не знаю, зачем я так поступила, но факт остается фактом и мне нужен твой совет. У меня была симка (пустая), и с нее я решила написать бывшему молодому человеку. Текст был примерно такой: "Вы мне очень понравились, хочу познакомиться с Вами поближе…" Ответ был примерно такой: «кто? откуда мой номер? кто дал и как зовут?» Я написала, что с моей стороны было бы неправильно выдавать человека, который дал мне номер. В ответ была тишина. Затем я написала, что сама очень рискую, что сейчас придет мой муж и мне нужно будет отключить этот номер, и если он хочет более тесного общения, то может писать сюда, я с радостью. В ответ на это мне был прислан адрес электронной почты с просьбой прислать ему фото. Как-то так. Что ты думаешь по этому поводу?

- Помнишь, я тебе писала про девочку-сплетницу? Так вот, у неё молодой человек – друг моего бывшего. Я, естественно, тоже его видела пару раз, но не более. Так вот, пару месяцев назад эта девочка была очень опечалена отсутствием у меня личной жизни. А у её молодого человека на работе оказался еще один одинокий друг. Так вот они решили меня с ним познакомить. Мол, типа, не пропадать же 2-м хорошим людям по отдельности. Мне эта идея не очень понравилась, но мне сказали, мол, типа, да ладно тебе, не понравитесь друг другу – просто будете знакомы. Мы списались с этим парнем в одноклассниках. Встретились. Я ему понравилась. Он предложил встретиться еще раз – встретились, созванивались каждый день по несколько раз и т.д. и т.п. А потом началось резкое непонимание друг друга. А точнее, мое, ну и его как следствие (хотя мне эта девочка сказала, что он рассчитывал на серьезные отношения со мной.) Но мы реально друг друга не понимали. Это меня бесило. Очень. Я же очень эмоциональная. Встретились мы 4 раза, и было решено больше не общаться. (Очевидно, здесь безличная формулировка «было решено» должна была скрыть то весьма неприятное для Леночки обстоятельство, что инициатива прекратить контакты исходила от парня, а не самой Леночки.) Естественно, между нами ничего не было. Так, сидели в кафе, болтали. Расстались не очень хорошо – можно сказать, поссорились. Я ей всё сказала, что ничего не получилось и т.д. Вроде тему замяли. Так как он и молодой человек этой девочки работают вместе, то этот парень спрашивал про меня: Кто я? Чем занимаюсь? С кем встречаюсь и т.д. Вот ему было сказано, что, мол (т.е. тот мальчик ничего не знает точно), вроде я рассталась с кем-то около года назад. Он не сказал, что я встречалась с его другом (т.е. со своим бывшим). Таким образом, никто ничего не знал. А этому мальчику я при встрече сказала, что рассталась с бывшим где-то в апреле. И, конечно же, не стала говорить, что его коллега по работе все прекрасно знал. Но предпочёл деликатно промолчать. Вот. Но так как я с ним всего встретилась 4 раза, то никто из нас 4-х не придал этому большого значения. Это, типа, всё. Да, кстати, тот парень тоже моему бывшему не говорил, соответственно, что он хотел меня познакомить с его другом, а то как бы это выглядело? Что его друг, знакомит его бывшую девушку, совсем не зная её, с ещё одним другом. Вроде всё. Но не всё. Вчера эта девочка позвонила. Пригласила на свой день рождения. В начале октября. Сказала, что мне там быть обязательно и т.д. Я, конечно, согласилась. Всё-таки знакомая и может дать хоть какую-то информацию, если она у нее появится. Но через пару минут она мне выдает, что на дне рождения будет еще мой бывший. А ещё, что будет тот мальчик, с которым они меня знакомили. И что она со своим молодым человеком подумала и решила: так как они друг про друга ничего не знают, то выкручиваться нужно мне самой. И я должна решить, как. Вот такая фигня получается. Мне нужно решить, как себя вести, проиграть возможные варианты. А так как это будет день рождения, и если там все выпьют, развяжется язык, народу там будет не очень много и эти двое обязательно познакомятся, то получается как-то не очень хорошо. Как быть?»

Когда Джонни попросил Леночку рассказать поподробнее про парня, с которым её знакомили, она написала ему следующее:

«Значит, так. С виду очень приятный, интересный молодой человек (еврей, если это играет какую-то роль). Очень много интересов, которые занимают все свободное от работы время. Очень много друзей. Общительный. Быстро идет на контакт. Не эмоциональный. Продумывает решения и шаги. Старается произвести наиболее приятное впечатление. Ценит мнение своих друзей и своей семьи. Высоко оценивает свое материальное положение, хотя по факту его нет. Хвастается постоянно, ну лично со мной. Например, своим гардеробом. Мол, вот у меня костюмы по 2-3 тыс. долларов и т.д. Мне это не понравилось. Ищет свою девушку, долго ищет, много их было, но так и не нашел. Слишком завышенные требования. Находясь рядом с ним, чувствуешь себя не в своей тарелке. Каждый раз думаешь, что сказать. Неуютно, короче. Считает себя очень умным. Через неделю после нашего знакомства описал мой психологический портрет, из 50 пунктов, совпало лишь 5 примерно, точно не помню. Отношения развивает по шаблону. Нет спонтанности. Кино, кафе, цветы. Всегда говорил о том, что вот вне зависимости от отношений и ситуации нужно женщину всегда провожать до дома. Я рядом с ним чувствовала себя всегда очень странно. Чисто интуитивно это было, как будто ты находишься в окружении врагов, и каждый шаг может стать последним. А поссорились мы так. Встретились, пошли в кафе, а в выходные собирались ехать к его другу на дачу. Я очень просила увезти меня из Москвы. Сидим, разговариваем, все нормально. Он говорит, что в субботу поедем. Я говорю: хорошо. Он: я очень дорожу мнением свои друзей, и мне не безразлично, что они о тебе подумают. Так,- думаю я. Уже интереснее. Ладно. Он говорит, что нужно будет соблюдать определенные рамки поведения. Типа не пить, не курить, матом не ругаться, и вообще вести себя прилично. Мне это не понравилось. Я говорю: так мы едем отдыхать, или что? Может, мне еще дресс-код соблюсти? Он говорит: необязательно. Мне не понравились эти рамки. Я говорю: тогда я не поеду. Он говорит: хорошо. Звонит другу и говорит: мы не поедем. Я в шоке. Это была шутка. Я ему говорю: ты что, это шутка, я же так хотела поехать. Он: так не шутят. Я говорю: позвони и скажи, что поедем. Он: не буду. Мы вышли из кафе. Он говорит: я пошутил, я не звонил другу, едем. Я говорю: я не люблю такие шутки. Дошли до метро. Я ему: метро налево, мне направо. Он говорит: если я сейчас уйду в метро, то мы больше не встретимся. Я развернулась и ушла. Иду домой одна. Темно, страшно (это я относительно провожать). Слышу – за мной шаги. Звоню ему. Думаю, блин, может, вернется, а то страшно. Он раз сбросил, другой. Я пишу: у меня проблемы, помоги. Шаги ближе. Голос из за спины: девушка, дайте телефон позвонить. Поворачивается лицом, смотрит в глаза. Не знаю, что он там увидел. Говорит: ладно, вижу у вас и так проблем куча, не буду отбирать телефон. Я дошла домой – от него пришла смс. Проблема во мне, а не у тебя. А у тебя их точно больше не будет – мы не будем общаться. Это всё».

В ответ на просьбу рассказать как можно подробнее про парня той "девочки" и про неё саму, Леночка поведала следующее.

«Это пара. Они живут вместе 2 года гражданским браком. Собираются вскоре пожениться. Любят друг друга. Её парень – один из лучших друзей моего бывшего. Так я с ними и познакомилась. Вместе ездили отдыхать на дачу к бывшему. Что о мальчике: весёлый, добрый, увлекается фото. Лёгок на подъём. Осторожен в словах и выражениях. Познакомился с моим бывшим на работе. Вместе работали какое-то время, потом продолжили общаться. Год жил в штатах. Проходил курсы НЛП. О нем все. Девочка: милая, веселая, много чего рассказывает. С виду кажется такой глупышкой. На самом деле – нет. Примерно моя ровесница. Переживает горе других людей. До поры до времени. Пока ей это не надоест. Любит давать советы. Уверена, что много знает в жизни. О бывшем всегда говорила хорошо. То, что я тебе писала, мол, хочет семью, детей и т.д. После знакомства мы с ней не особо общались. Потом после расставания с молодым человеком встретились, обсудили. Потом еще раз встретились. Общий язык нашли. Если есть еще вопросы о них – спроси. Мне пока более в голову ничего не приходит.»

Джонни сразу понял, что историю с гопником, смотревшим ей в глаза, Леночка придумала. Это было сделано с тем, чтобы хоть как-то очернить парня, который, очевидно, сделал для себя не очень лестные выводы относительно неё, и не пожелал с ней больше общаться. Но главное, по его ощущениям, заключалось даже не в этом. Оно состояло в том, что Леночка, рассказывая про события, которые, видимо, имели место в действительности, старалась подать эту историю так, чтобы произвести нужное впечатление.

На самом деле совершенно очевидно, что вначале она очень активно заинтересовалась тем парнем. В противном случае они бы не созванивались по несколько раз в день, а Леночка нашла бы способ держать его во втором эшелоне на тот случай, если ей понадобится им как-то воспользоваться, как она поступила в своё время с Джонни, и, очевидно, со многими другими. Видимо, вначале ей удалось очаровать того парня, и он стал смотреть на неё уже как на свою девушку. Он хвастался перед ней дороговизной своих нарядов, что, вероятно, было для неё хорошим признаком того, что теперь осталось только его организовать продемонстрировать ей свою состоятельность и щедрость значительными тратами на неё. И разводить его на деньги, разводить…

Но всё оказалось не так просто. Пожалуй, основной фактор, который стоял на пути у Леночки в деле окучивания этого мальчика, состоял в следующем. В противоположность самому Джонни с его практически полной социальной изоляцией, для которого единственной альтернативой было «Леночка или никто» (На уровне логики Джонни прекрасно понимал, что для него на самом деле не было вопроса: «Леночка или никто», так как он знал, что однозначный ответ на этот вопрос на самом деле будет «никто и никогда». Однако эмоционально такой ответ был для него слишком болезненным, и, всё больше привязываясь к ней, он просто не мог найти в себе силы посмотреть в пустые глаза реальности. Очевидно, это понимала и Леночка, постоянно словно дразнившая его тем, что, возможно, у него будет шанс, но делала это с тем, чтобы манипулировать им, дабы использовать его ради чисто практической выгоды.), у этого мальчика был выбор. Кроме того, у него было много друзей, которые если что могли его образумить и удержать от неверных шагов, даже если бы он сильно увлёкся Леночкой. Имея выбор, он мог устанавливать некоторые базовые правила поведения, выполнения которых он ожидал от потенциальной партнёрши.

Однако Леночка категорически не хотела лезть в позолоченную клетку (именно позолоченную – на золотую у мальчика пока не было средств и неизвестно было, будут ли) элементарных социальных норм: не злоупотреблять алкоголем, не ругаться матом и т.д. И дело было не только или не столько в том, что она не хотела постоянно сдерживать импульсивное стремление выпить или выругаться. Ведь если она могла долгое время не ругаться в разговорах с Джонни, что ей мешало сдерживаться в разговорах с мальчиком, который как добыча представлял для неё значительно более высокую ценность? (Джонни понимал, что слово «добыча» применительно к тому мальчику приходило ему на ум не случайно. Уже тогда из диалогов с Леночкой всё больше вырисовывалось, что она по своей природе хищница, для которой отношения с противоположным полом представляют собой поединок.) Всё дело было в балансе власти: в случае с Джонни это был её выбор, имевший под собой конкретную манипулятивную цель; в случае с мальчиком это было бы её подчинение его правилам.

Джонни также обратил внимание на следующий момент. Когда он поинтересовался у Леночки, почему это может стать такой проблемой, если её бывший и тот парень познакомятся, она сказала примерно следующее. Мол, а вдруг бывший хочет, чтобы она несмотря ни на что хранила ему верность? Такая постановка вопроса не только вызвала у него некий скептицизм относительно того, что у неё с тем мальчиком «ничего не было», но и очень удивила Джонни. Если ты так любишь человека, то зачем врать, что хранила ему верность, если это на самом деле не так,- внутренне недоумевал Джонни.

Также его тогда, по-видимому, впервые, поразила её неспособность чувствовать мир эмоций другого человека. Это было отчётливо видно в её рассказе про «девочку»: «Переживает горе других людей. До поры до времени. Пока ей это не надоест». Такая формулировка сразу же насторожила Джонни. Ведь если человек действительно переживает горе другого в своём сердце, это не может быть предметом его выбора и уж точно не может быть занятием, которое может надоесть.

Кроме того, Джонни отметил для себя что «девочка» «любит давать советы» и «уверена, что много знает в жизни», а её парень проходил курсы НЛП. Конечно же, он прекрасно понимал, что НЛП представляет собой не что иное, как претенциозное шарлатанство. И что советы, щедро раздаваемые девочкой, сходны как по своей ценности, так и моральному уровню с рекомендациями профессиональных содержанок, публикуемыми в мусорных женских журналах. Однако было ясно, что троицу парень девочки – девочка – Леночка помимо темы бывшего Леночкиного мужчины связывало также стремление манипулировать человеческими душами ради собственной выгоды.

Тогда Джонни совершил серьёзную ошибку, которую впоследствии не мог себе простить. Уже тогда он интуитивно чувствовал, и был уверен в этом практически на 100%, что у них с Леночкой никогда не будет общих знакомых. А потому она может нарисовать практически любую картину своей жизни, своих взаимоотношений с другими людьми, сколь угодно лживую. А у него без помощи других людей, в отсутствии даже косвенных путей получить сведения о них, не будет возможности верифицировать сообщаемые ею сведения. В результате по мере надобности она сможет скармливать ему самое абсурдное враньё, а он должен будет либо проглатывать его, либо возражать, опираясь лишь на свои ощущения и понимание ситуации, рискуя тем самым быть обвинённым в огульном недоверии (он знал, что рано или поздно она применит к нему такой инструмент манипуляции).

Шанс, который он так глупо и безнадёжно упустил, открылся перед ним 2 сентября – он запомнил эту дату на всю жизнь как новую веху в общении с Леночкой. В тот день ей на работе завели «аську». Леночка же, прослушав базовый инструктаж от коллег, естественно, ринулась общаться со своими знакомыми, не заморачиваясь разбираться с кучей настроек программы. В результате оказался доступным на некоторое время первоначальный список её контактов. Как и следовало ожидать, в этом списке была её незаменимая подруга Вероника, а также некая Юля, которую Джонни без труда идентифицировал как «девочку» из Леночкиных рассказов. Был там ещё мужик по имени Владимир, однако Джонни почему-то так и не удосужился посмотреть его профиль, решив (вероятно, ошибочно) что это просто кто-то с её работы, а потому не представляет особого интереса. Увы, вскоре кто-то, вероятно, её надоумил, и она безвозвратно убрала список своих контактов из общего доступа, тем самым фактически навсегда лишив Джонни хоть какого-то независимого источника сведений о её окружении.

Казалось бы, одного того, что Джонни уже знал о Леночке, было более чем достаточно, чтобы сделать весьма негативные выводы о ней как о человеке и прекратить с ней всякие контакты. Но парадоксальность ситуации заключалась в том, что эмоционально Джонни испытывал противоположное чувство. Ему постоянно очень хотелось её просто увидеть, побыть рядом с ней, просто поговорить. Он мучительно искал и не мог найти объяснения этому. Конечно, первое, что приходило на ум, это что она ему очень нравилась чисто внешне. Но на любом сайте знакомств было много очень привлекательных женщин. Однако, посмотрев анкету такой женщины и прочитав, что ей нужно от мужчины, он мог начать заочно испытывать к ней моральное отвращение, неприязнь. Даже если он находил её очень даже ничего внешне, представив себе её душевные качества, он без особого сожаления переходил к следующей анкете. С Леночкой же всё было совсем иначе. Ситуация достигла особого драматизма в сознании Джонни после их встречи. Однажды в конце сентября ему всё же удалось уговорить Леночку встретиться, и она согласилась сходить с ним в кино. Перед тем, как в кинозале выключили свет, он услышал от неё историю, которая его просто добила. Леночка рассказала ему, как она рассыпала мелочь в столовой и, по словам работницы столовой, это означало, что Леночка скоро выйдет замуж. Казалось бы, Джонни должен был порадоваться за неё, что она найдёт, наконец, своё счастье и всё такое. Однако вместо этого он вдруг испытал щемящий дискомфорт, тревогу, чувство страха перед тем, что он никогда уже не увидит её, не услышит её голос. С одной стороны, ему очень хотелось разобраться в ситуации и помочь этой девушке решить её личные проблемы. С другой стороны, он почему-то чувствовал, что когда она в итоге выйдет замуж за того мужика, ему будет очень не хватать её. Он чувствовал, как его всё больше тянет к ней. Хотя, казалось бы, чем больше он о ней узнавал, тем больше она должна была его отталкивать. Была в ней какая-то загадка, в чём-то интригующая, а в чём-то зловещая. С этими мыслями он даже не мог толком сосредоточиться на фильме, который они смотрели вместе. А через день-другой, внутренне сильно стыдясь, что вынужден говорить такое чужой, по сути, женщине, он не удержался и написал ей письмо, в котором чуть ли не признавался ей в любви. Не скрываясь, он говорил о том, что он чувствует, что она особенная, что почему-то она стала для него много значить, и что ему её будет очень не хватать, когда она в итоге выйдет замуж. В ответ Леночка поблагодарила его и поспешила заверить, что «не за кого же».

Теперь он ясно видел, что она тяжело душевно больной человек, одержимый каким-то моральным безумием. Однако он не знал даже, что это за болезнь такая и уж тем более не знал, как можно эффективно ей помочь. Хуже того, он не знал даже, где ему найти силы сделать реальные шаги к решению проблемы. Джонни чувствовал, что над этим надо было много работать. Начать с того, чтобы работать над собой. Ему с детства очень не нравилось это выражение «работать над собой». Но он также понимал, что в данной ситуации это очень важная составляющая. И ему нужны знания. Много. Серьёзные знания в этой области. Над этим также нужно основательно поработать.

Пока Джонни пытался разобраться со своими чувствами к Леночке, у той происходили бурные события. Она встретилась и переспала со своим бывшим. Джонни был поражён тем, что когда он поинтересовался, о чём же они говорили, она ответила что особо ни о чём. Только как-то странно обмолвилась о том, что «понятно, зачем встречались». Также, ему стало немного не по себе, когда Леночка заявила ему относительно своего бывшего: «твоя теория о том, что у него с той женщиной всё не так уж хорошо, неверна. Думаю, ему просто захотелось секса. Другого. Не с ней».

Потом через какое-то время она рассказала ему о том, что у неё проблемы со здоровьем и что ей нужно ложиться в больницу на операцию. Джонни подумал: наверное, что-то связанное с женскими болезнями, т.к. иначе она бы сказала что именно. Теперь её незапланированная встреча с её любовником представлялась ему уже в несколько ином свете, фактически как акт проституции с целью получить от него деньги на лечение. Когда Джонни осторожно высказал предположение, не была ли их встреча как-то связана с её направлением в больницу, та сначала заявила что надо, мол, ловить каждую встречу, потому что другой уже может не быть и неизвестно что будет с ней после операции. Однако потом добавила, что она встретилась бы с ним в любом случае. Впоследствии, однако, интерпретация Джонни получила косвенное подтверждение. Словно аргументируя то, чем её так привлекает её бывший, она указала, что он всегда приходит на помощь, когда ей плохо, когда ей трудно, имея в виду, очевидно, деньги на лечение. Мол, примерно в то же время ухаживал за мной один крендель, с которым меня познакомили люди с работы, а как я сказала ему, что ложусь в больницу, он сразу исчез. И хотя она этого не сказала явно, Джонни интерпретировал это так, что тот новый ухажёр отказался оплатить её лечение. Таким образом, выяснялось, что Леночка не только пыталась вернуть своего бывшего, сидела на сайте знакомств, но ещё и, как оказалось, якшалась с мужиком, которого ей сватали на работе. И это только из того, что ему было известно. А кто мог поручиться, что на этом её круг тесных личных контактов с мужиками был исчерпан?! Ай да Леночка!

В последнем письме перед тем как отправиться в больницу, она написала: пока я буду в больнице, ты мне пиши. Когда я вернусь, мне будет приятно почитать твои письма. Джонни ответил: хорошо. Однако тут же подумал: а не слишком ли это? Что бы он ни чувствовал по отношению к ней, какой смысл писать безответные письма женщине, которая спит с другим мужиком и строит на него вполне определённые планы? Да к тому же ещё не теряет времени, и пока она не получила того мужика обратно, шляется с другими «ухажёрами», с которыми она знакомится в инете и где только можно... Нет, пожалуй, надо больше себя уважать. А раз уж он проявил малодушие и ответил ей «хорошо», теперь остался только вариант, как раз соответствующий его темпераменту в плане дурной привычки откладывать всё до последнего. Когда она, по его разумению, уже должна была быть в больнице, он написал ей смс, чтобы поинтересоваться, как она там. На его удивление, она быстро ответила, сказав, что её уже прооперировали, но что больше она ничего написать не может. Он ответил: хорошо, тогда напиши когда будешь в состоянии. Однако больше с её стороны никаких смс не последовало, Джонни не знал уже, что и думать, однако написать ещё одну смс почему-то постеснялся. Разумеется, по почте он тоже ей ничего пока не писал.

Неприятная развязка в его тревожных мыслях на тему «что же случилось с Леночкой» наступила, когда однажды он вдруг увидел её онлайн в аське. Естественно, она начала с того, как ей не нравится, когда люди не выполняют свои обещания, что таким людям нельзя доверять и т.д. И хотя Джонни в ответ что-то сконфуженно мямлил о том, как она не ответила на его смс, Леночка говорила, что за такое поведение надо его казнить. И Джонни снова чувствовал себя ужасно неловко, что он не держит свои обещания, что опять вынужден оправдываться перед ней, хотя внутри он был уверен, что она слишком много берёт на себя и т.д. Она же абсолютно хладнокровно писала ему: чего ты стеснялся? Номер знаешь – мог бы позвонить. Так что сам, виноват, и виноват ты и только ты. Ты предатель и тебя надо казнить!

Закончив распекать Джонни, она начала крыть медперсонал, не стесняясь особо в выражениях. Мол, к ней там относились не очень, а под конец её там вообще возненавидели. И что врачиха, которая ей там это делала и вообще ею занималась такая сука. Мол, у меня там до сих пор болит и даже держится субфебрильная температура (хотя Леночка даже назвала точные цифры – 37,4, Джонни допускал, что она могла приврать насчёт повышенной температуры просто для нагнетания пафоса), меня выкинули из больницы, и вот теперь я вся никакая должна сидеть на работе.

Однако, несмотря на драматизм Леночкиного рассказа, у Джонни почему-то сложилось впечатление, что она получила вполне адекватную по качеству медицинскую услугу. По крайней мере, насколько на это была способна продажная медицина за ту сумму, что отслюнявил её любовник. Скорее, просто в силу её расстройства личности она плохо переносила негативные моменты в своей жизни, и тогда накопившееся в ней зло прорывалось, словно душевный гнойник. Потом, она почему-то рассчитывала, что с ней будут обращаться как с принцессой. Медработники же, вероятно, смотрели на это так, что она просто капризная и избалованная. И, вероятно, даже получали своего рода удовольствие, ставя её на место.

Через пару дней после возвращения из больницы Леночка снова вывесила свою анкету на сайте знакомств. Только на этот раз вместо традиционной для неё цели знакомства «регулярный секс» было написано «начнём с общения». Видимо, бедной девушке неслабо расковыряли причинное место, раз теперь в течение некоторого времени она вынуждена просто общаться,- цинично заключил Джонни. Ему очень хотелось понять, почему он так негативно настроен по отношению к ней даже тогда, когда, казалось бы, надо было её пожалеть? Задумавшись над этим вопросом, Джонни осознал, что ответ заключался в его неприятии её отношения к людям. Очевидно, подавляющее большинство тех, с кем она знакомилась на сайте или ещё где-то и чьи сугубо материальные ухаживания она не только принимала, но и активно поощряла, в принципе не интересовали её как мужчины, как долгосрочные партнёры по отношениям. Фактически, если называть вещи своими именами, она просто разводила их и использовала. И при этом ещё сетовала на то, что тех, кого она встречала после своего бывшего, она и мужчинами-то назвать не может. Мол, она им, конечно, нравилась, но если она не хотела или капризничала (здесь имелись в виду в первую очередь её капризы, имеющие чисто материальное выражение), так они сразу исчезали. Но вот что примечательно: если бы нашёлся такой наивный «благородный рыцарь», который не жалел бы средств ей на подарки, при этом не настаивая, чтобы она с ним спала, она бы просто начала его презирать как лоха последнего, и уж тем более точно вообще не воспринимала бы его как мужчину. В результате, по всей вероятности, единственно реальные отношения для неё теперь будут состоять в том, что более-менее обеспеченные мужчины будут использовать её за умеренную плату в качестве секс-куклы. А наигравшись, без сожаления выкидывать на свалку истории.

И когда Джонни посмотрел на Леночкины личные перспективы с такой стороны, ему стало очень жалко её. Даже несмотря на всё её патологическое враньё, манипуляции, паразитизм во взаимоотношениях с людьми, ему очень сильно хотелось уберечь её от тотальной жизненной катастрофы. Желательно, правда, не принося себя в жертву.

Нужно было объяснить Леночке, что её проблемы в личной жизни суть следствие её поведения, её отношения к людям. Но как это сделать? Ведь очевидно, что он не мог её «учить жить» прямым текстом, да и не считал себя вправе это делать. Джонни решил поступить хитрее, и рассказать ей о том, как складывается жизнь другой женщины, с которой он недавно познакомился, и с которой уже прекратил общаться. Он очень хотел, чтобы Леночка извлекла пользу из этого рассказа, сделав для себя выводы, основываясь на этой истории.

Собственно истории он предпослал два эпиграфа.
Вам бы мужика найти хорошего. Хотя, судя по Вашей жизненной позиции, Вам это сделать будет очень нелегко!" (из разговора "железной женщины" Ани с коллегой-мужчиной)

- Все мужчины – сволочи. Что бы они ни врали, им от женщины в основном нужно только одно, ты сам понимаешь что.

- В таком случае могу тебя порадовать исключением из этого правила: лично мне *этого* от тебя не нужно!

- Ах, ну да, ты же у нас такая неординарная личность, что тебе всё равно ни одна нормальная женщина "не даёт". Поэтому ты делаешь вид, что так низко не опускаешься! Вместо этого, ты выбираешь себе несчастную жертву, у которой проблем побольше, и изощрённо е**шь ей мозг!

После эпиграфов Джонни перешёл в изложении самой истории про Настю.

«С виду, Настя была самой обыкновенной женщиной. Тем не менее, она ставила перед собой весьма непростую задачу: найти себе самого лучшего мужчину. Нет, речь здесь совсем не о том, что когда любишь человека, то считаешь его самым лучшим. И пусть другие говорят: "любовь зла...". Настя была уверена, что одни мужчины лучше других, и что у неё должен быть самый лучший, другой её не устроит.

Какие же мужчины реально сватались к Насте? Мне удалось получить сведения на эту тему от самой Насти при следующих обстоятельствах: однажды, практически в самом начале недолгого знакомства с Настей, даже не всерьёз, а как бы заигрывая, меня угораздило признаться ей в том, что я "не такой, как все", необычный человек. И тут Настю как понесло! "Только не надо мне рассказывать, какая ты неординарная личность. Уже был тут один..." Заинтриговала, чего скрывать: а вдруг редкий брат по разуму?! Какое там... Оказалось, мальчик работает каким-то торговым представителем и гордился перед ней, какую он собрал клиентскую базу или что-то в этом роде. На мой вопрос, где здесь начинается его неординарность, она ответила, что не знает, т.к. не стала с ним встречаться, поскольку уже из разговора по телефону с ним было всё ясно. Поскольку на тот момент было ещё преждевременно завершать общение с Настей, тему пришлось сменить, отметив для себя лишь, что бедный торговый мальчик просто не придумал лучшего способа убедить Настю в том, что он "самый лучший мужчина", вот и облажался малость.

Чем же Настя собиралась привлечь и удержать вожделенного "самого лучшего" мужчину? Кроме внешней "вывески", конечно, потому что "самого лучшего" мужчину одной вывеской трудно удивить, тем более что у него есть большой выбор в этом плане, и он мог найти себе кого-нибудь поинтересней в этом плане, чем Настя. Очевидно, такой мужчина может захотеть, чтобы рядом с ним была самая лучшая женщина. Почему бы и нет? Ведь он же этого достоин! Кстати, интересно отметить, что Настя почему-то предполагала, что меня в основном интересуют достаточно образованные женщины. Или просто хотела похвастаться, какая она умная. Так или иначе, она принялась рассказывать о том, в каких институтах, университетах и академиях благородных девиц она кончала. Впрочем, она при этом не учла не только того, что для меня формальное образование отнюдь не главное в человеке, но и что реальный уровень образования человека всё равно мне виден практически сразу.

Интересно отметить также, что изначально она не удостаивала собеседника даже знания своего имени. Поэтому, когда она мне дала свой номер, мне показался естественным вопрос: "как к тебе обращаться?" На что она ответила: вот позвонишь, тогда узнаешь! Что делать, пришлось звонить без имени, хотя её имя я на тот момент уже узнал другим способом.

Следующим важным моментом был тест на одиночество, одной из важных сторон которого был замер длительности её разговора с человеком, с которым ей, по существу, не о чем говорить. К сожалению, на чистоте эксперимента негативно сказалось следующее обстоятельство: В тот же вечер у меня была ещё "деловая встреча" около дома. В школах учителя говорят детям: мол, чтобы добиться успеха (в общепринятом понимании этого слова, т.е. в смысле обладания значительными материальными ресурсами и реальной властью над людьми) в жизни, необходимо хорошо учиться, дабы много знать. Человек, который иногда возит мне комплектующие, ездит на хорошем автомобиле и демонстрирует барские замашки. Так, однажды, не поглядев на номер, я перепутал его по голосу в телефоне с клиентом и попросил подняться ко мне на 3-й этаж. Его реакция была такова: "Джонни, ты что, ох***?!" И немного успокоился только тогда, когда я сознался, что по голосу просто перепутал его с клиентом. У него такой вид, что невольно думаешь, что ему надо было работать не в компьютерной или иной сфере высоких технологий, а бандитом или вышибалой. При этом он словно органически не способен грамотно писать по-русски, совершая орфографические ошибки практически в каждом слове. Кроме, разве что, своего гордого и в то же время красноречивого погоняла "Кореш". Зато деньги он умеет считать, это факт, иногда удавится что-то дёшево отдать. Когда я закончил разговор с Настей, телефон зазвонил тут же. Когда я вышел на улицу, он недовольным голосом сказал, мол, я уже заснул тут в машине. Но, получив свои деньги и отдав товар, он тепло попрощался со мной и удалился. Когда я закончил разговор, телефон показывал 57 минут 02 секунды, и если бы не Кореш, это время могло бы быть значительно дольше!

У Насти был очень просвещённый подход к кино. "Я смотрю те фильмы, которые получили Оскаров" и всё такое. Решил, что её должен заинтересовать фильм, который на imdb.com стабильно держит третье место среди фильмов всех времён и народов, уступая только "Крёстному отцу" и "Побегу из Шоушенка". Приехал на край света, в «Киргизию». Несмотря на почти час до сеанса, что-то мне подсказывало, что билетов на желанные места уже нет, поэтому звоню Насте, чтобы узнать её предпочтения на тот случай, если не будет билетов строго по центру. Она сказала: "чтобы хорошо было видно!" Понятно, что я не мог её расспрашивать, плохое ли у неё зрение или что, а просто вместо 7-го ряда сбоку выбрал 2-й ряд по центру (другие варианты парных билетов были ещё хуже). Перезваниваю: Настя, я взял нам билеты. Её реплика: "ой, а я ещё не начинала собираться" вызвало у меня неприятные ощущения. В 17.29 (начало сеанса в 17.30) Настя влетает в кинотеатр в полной боевой раскраске. Что мне всегда было трудно понять во многих женщинах, так это перед кем она собиралась красоваться в тёмном кинотеатре, от которого ей пешком 2 минуты до дома. Она же знала, что не будет там с мужчинами знакомиться! (Надеюсь, по крайней мере, меня-то она не рассматривала как мужчину!) Как и следовало ожидать, фильм длительностью 2 часа 28 минут ей не понравился. Ей, видишь ли, было слишком громко и слишком зрелищно. Никаких надежд на обсуждение с ней фильма как такового я не питал изначально. Постояли немного, она покурила, потом ещё постояли, она ещё раз покурила, и ещё... Что важно отметить, несколько раз просила подругу, которая ей названивала, перезвонить ей через несколько минут, словно никак не могла меня покинуть. Потом, когда осознала, что уже нельзя просить подругу ещё раз перезвонить, разошлись. То есть она разошлась, я разъехался... Нет, думаю. Я, конечно, в одно рыло в кино не хожу, но пусть в следующий раз Настя со своим женихом смотрит!

Когда на следующей неделе я позвонил Насте в четверг, она первым делом гордо сказала, что "вот, ты не звонил", и у неё уже другие планы на выходные, хотя я её пока никуда не звал. Что примечательно, так это что в следующий наш разговор в понедельник или вторник Настя жалобным голосом стала мне рассказывать, что все эти выходные просидела одна, скучно и всё такое. (Здесь могу себя похвалить, не опустился до иронии.) Правда, на той же неделе (как оказалось, последней неделе моего общения с ней) я также узнал, что у Насти, как и многих других девушек, любимый манер телефонного разговора состоит иногда в "сбрасывании" даже в разумное время и когда ничто вроде не мешает поговорить. (Некоторые открыто утверждали... мне, не другим... что им кажется, что их так больше ценят, но я лично не уверен.) Правда, потом, словно опомнившись, писала смс-ку: "Не могу говорить, звякни завтра". Может, и правда иногда не могла, но в основном вряд ли.

Теперь о том, как всё закончилось. После нескольких сбросов в то время, когда она просила ей перезвонить, решил не звонить больше - какой смысл лишний раз доставлять неудобства своими звонками человеку, которому от тебя ничего не нужно, даже поговорить? Потом вдруг как-то в первом часу ночи приходит смс-ка: "не спишь?" Не знаю, что на меня нашло, но почему-то сразу набрал её номер с мыслью поговорить так, чтобы больше вообще смс от неё не приходили ни в какое время. У меня с этим просто: рассказал что-нибудь интересное о себе, причём правду, даже сочинять ничего не надо. Смотришь - а девушки уже и след простыл! Хотя если, паче чаяния, человек всё ещё со мной, несмотря ни на что, то этот человек для меня уже бесценен! Правда, если честно, этой я даже был рад, т.к. вроде человек про меня ещё помнит. Сначала я признался ей, что не пью. В смысле, не употребляю алкоголь. Вообще. И рассказал ей, что последний раз пил на новый 2001-й год, потому что не нашёл куда деть около 40 миллилитров шампанского, которые мне налил начальник, кроме как вылить в себя. Как и следовало ожидать, сказанное весьма опечалило, если не сказать разозлило, Настю. "Вот представляешь, мы с тобой пошли куда-то, я там выпила и захмелела, и язык у меня развязался, и веду я себя соответственно, а ты сидишь трезвый и всё это видишь! Это неправильно, совсем неправильно!"

Но я на этом не успокоился, и решил дальше развить тему. Да, я не пью и не курю, но это не значит, что у меня нет дурных привычек. Например, мои компьютеры... И тут вдруг Настю словно прорвало! Она начала рассказывать, что у неё был молодой человек - программист или что-то в этом роде. И как этот программист сутками обнимался со своим компьютером, забывая про неё. "Что если у тебя отношения с человеком, то так нельзя! А иначе, какой смысл?.." Конечно, на тот момент я уже догадывался, почему её молодой человек в итоге выбрал компьютер, но озвучить не мог. Впрочем, я отметил следующее: на что уж я сам запущенный случай, на самом деле нет ничего интереснее живого человека, общения с ним, умения его понять. А компьютеры нужны для того, чтобы решать важные интеллектуальные задачи. И давай рассказывать ей, какую изобретательность мне порой приходилось применять, чтобы решать нужные задачи.

Например, когда, у меня дома был интернет – провайдер "авокадо", снижавший скорость ниже плинтуса по достижении некоторого порога входящего трафика, я для скачивания больших объёмов информации использовал удалённое управление своим рабочим компьютером. И всё было бы замечательно, если бы по вечерам, когда я, естественно, был дома, за моим рабочим компьютером не повадился сидеть модный мальчик Лёня. Этот Лёня всегда безупречно одевался и вообще был бы всех отношениях безупречным мальчиком, но когда я его первый раз увидел, у меня сразу почему-то возникла мысль, что что-то здесь не так, совсем не так просто. А когда Лёня начал приходить по вечерам, когда никого не было, и поэтому вроде как никто не мог его видеть, и сидеть за моим рабочим компьютером, я быстро понял, что именно было не так. Не то, что мне было какое-то дело до Лёни, выходящее за рамки простого любопытства, просто я не мог ничего даже удалённо делать на этом компьютере, пока за ним сидел Лёня, и мышка была у него в руках. Но в один прекрасный день мне что-то надо было срочно сделать, а Лёня всё никак не унимался. С одной стороны, он всё писал в аську своей девушке: "Ой, зайчик, я тебя так люблю, так люблю. Но у меня столько дел, столько дел, мне надо и то сделать, и это!" Параллельно с этим (он-то был уверен, что его никто не видит!) Лёня сидел на сайте знакомств гомиков (!), и я лучше не буду рассказывать, что он там писал во всех деталях то одному мальчику, то другому о том, как он представляет их встречу... То есть мне-то до этого дела не было, но приходилось смотреть на это всё, потому что никак не мог дождаться, когда он мне отдаст курсор! И тут я не выдержал, улучил момент, когда Лёня расслабился, видимо, в романтических мечтаниях, и нажал на крестик в правом верхнем углу окна браузера с мальчиками Лёни. Только вместо ожидаемого результата у Лёни, видимо, наступила какая-то нервная реакция типа непроизвольного нажатия кнопки Reset на компьютере, в результате чего вообще у меня вообще всё пропало. Меня это почему-то разозлило. Ах, ты так,- думаю. И пока Лёня, видимо, побежал к двери комнаты смотреть, кто бы мог над ним так приколоться, на перезагрузившемся к тому времени компьютере я открыл блокнот и написал 72-м шрифтом, красными буквами: "Лёня, тебе не стыдно, что ты (мне удалось быстро сменить цвет шрифта и написать следующее слово голубыми буквами) ПИДОР?" Бедный Лёня! Представляю, каково ему было видеть такую надпись на экране! Надеюсь, я поступил с ним не слишком жестоко!.. Потому что "жестоко" это было бы, например, написать его девице в аську что-то вроде: "Ты знаешь, Зайчик, я должен тебе кое в чём признаться..." Вот это была бы жесть! Она-то, как скромная (в меру, как положено) девушка из приличной семьи, где такое даже не обсуждают, конечно, ни о чём не догадывалась!.. Больше у меня не было ни Лёни тогда за моим компьютером, ни Насти сейчас в моём телефоне...»

Отправив Леночке это письмо, Джонни испытал дискомфорт от осознания изобилия цинизма и негативности, которыми был переполнен его рассказ. Ему, однако, стало ещё больше не по себе, когда он прочитал ответ Леночки: «Жесть! Хотя, вот знаешь, читаешь это, особенно про Настю, и что-то в себе угадываешь, или в своих знакомых девушках. М-да. Однако». Когда же Джонни поинтересовался у Леночки, что ей показалось наиболее близким в рассказе о Насте, ответ был примерно следующим:

Да то, что ты писал про сбрасывания. :) Что говорить, многие из нас это любят делать. Но, смотря с кем. Просто понимаешь, с одним человеком это может прокатить, ну, например, если он такой же импульсивный, как и ты и т.д., а с другим, может, и нет. Ты сбросишь трубку, ну типа обиделась, на что-то что он сказал, а он подумает: ну и дура полная попалась, и пошлёт туда, откуда пришла. Меня также от этого качества отучил бывший . Я один раз так сбросила, а он молчит и не перезванивает. День молчит, второй. :) Ну я не выдержала, звоню. Говорю: что за фигня? А он мне: я взял трубку только потому, что ты младше и можешь многое не понимать еще. Но это последний раз. Больше так не делай – неврастенички мне не нужны. А был один мальчик (просто знакомый), ну там я могла оторваться. Мы говорим. Мне что-то не нравится – я раз и сбрасываю. Он перезванивает – я не беру, он снова перезванивает и т.д. А закончилось наше с ним общение на том, что в один прекрасный солнечный день я сбросила, а он больше не перезвонил вообще никогда.:) Ну и я не стала, просто мне тоже это не особо нужно было. :) Вот.

От этого краткого ответа (в котором, кстати, она открыто признавалась в собственной импульсивности), к тому же напичканного явно неуместными здесь смайликами, на Джонни неожиданно повеяло ледяным холодом Леночкиной бессердечности. Для него, такое её поведение отчётливо указывало на отсутствие у неё эмпатии, т.е. способности чувствовать чужую боль, представить себя «в шкуре» другого человека, которому ты эту самую боль причиняешь. Наверняка бедный мальчик был влюблён в неё, или, по крайней мере, она ему очень нравилась, раз он позволял ей над собой так издеваться. Иначе бы он просто не стал терпеть такое унижение и сразу послал её туда, откуда она пришла в мир, когда родилась.

Также обращало на себя внимание нежелание Леночки брать на себя персональную ответственность за своё поведение, когда она говорила: «многие из нас это любят делать». Так было не только в этом конкретном случае. Нечто подобное он от неё слышал не раз и не два.

Принимая во внимание всё только что перечисленное, Джонни сам недоумевал, как он мог так наивно надеяться, что Леночка, прочитав его рассказ, будет учиться на чужих ошибках? Ведь его опыт общения с ней всё больше убеждал, что она не способна учиться даже на собственных ошибках.

Однажды Леночка рассказала, что ещё тогда, когда они встречались, её бывший прислал ей ночью смс, в которой спрашивал, что за человек ещё прописан в её квартире помимо Леночкиной мамы и её самой. По её словам, она ответила, что сама не знает. Когда Джонни начал недоумевать, зачем её бывший наводил справки о том, кто прописан в её квартире, Леночка пояснила что «может, он думал что я какая-то шлюшка приезжая». Джонни, конечно же, промолчал, однако счёл такое объяснение достаточно странным. В самом деле, если сопоставить Леночкины рассказы, получалось, что её бывший говорил ей, что она станет хорошей матерью и женой и что он её не любит, но обязательно полюбит (что само по себе, надо отметить, показалось Джонни очень странным). Но при всём при этом получалось, он подозревал её, что, возможно, она просто шлюшка приезжая, которая хочет развести его на жилплощадь. Последнее подкреплялось рассказами Леночки о том, какой он подозрительный и мстительный. В частности, она упоминала, что он ей рассказывал о том, как ещё в юности он не поделил девушку с другим парнем, и чтобы избавиться от соперника, донёс на него в военное ведомство, и того забрали в армию. Потом она добавила, что он реально ей постоянно угрожал, словно опасаясь чего-то, вероятно, её измен. По её рассказу, в котором она много темнила, ясно чувствовалось, что она скрывает что-то явно неблаговидное о себе. Потому что иначе совершенно непонятно было, зачем совершенно нормальный, вменяемый мужик постоянно угрожал расправой женщине, которая то и дело признавалась ему в любви.

Однажды он показал ей в своём телефоне фотографии женщины, которую он любил. То есть он не сказал Леночке, чьи это фотографии, но она сама догадалась. Леночка прокомментировала это так: «она очень красивая. Я увидела её и поняла, что у меня нет практически никаких шансов». Тогда же Леночка увидела у него в телефоне свои собственные фотографии, практически все в обнажённом виде. По словам Леночки, её это очень сильно задело. Как она это сформулировала: «получается, что эта для него нормальный человек, а я просто дырка, которой он пользуется». Джонни сначала хотел сказать, что, наверное, тот мужчина просто воспринимает каждую в соответствии с той ролью, которую она играет в его жизни. Однако в итоге деликатно промолчал.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Красавица Леночка и другие психопаты

Красавица Леночка и другие психопаты

о ли еда в ресторане была неважной, то ли он недостаточно хорошо помыл фрукты дома, но в середине следующей недели Джонни почувствовал себя плохо. Ситуация усугубилась тем, что он...

Красавица Леночка и другие психопаты

В канун нового 2011 года в странной реплике Леночки неожиданно открылась важная черта её личности, хотя подлинную значимость этой её особенности Джонни осознал лишь значительно...

Красавица Леночка и другие психопаты

Следующая неделя порадовала его непривычными, томящими ощущениями. Всё началось с того, что Леночка начала ему капризничать по аське: «Муся, ну я хочу...» В результате их переписка...

Красавица Леночка и другие психопаты

У него тогда возникла мысль сосредоточиться на знакомствах в инете и развивать эту тему до победного конца. На чём же могла быть основана его уверенность в победе? Увы, как...

Красавица Леночка и другие психопаты

Во второй половине ноября Джонни самому довелось испытать на себе самое сильное средство в Леночкином арсенале манипуляций. Он практически с самого начала не мог не обратить...

Красавица Леночка и другие психопаты

На следующей неделе Джонни оказался перед непростой дилеммой. У него нарисовались интересные поставщики, и он не хотел упускать шанс закупить кучу всего по весьма выгодным ценам...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты