Красавица Леночка и другие психопаты

Хотя чисто теоретически Джонни прекрасно понимал, что надо избавляться от этого паразита, и чем скорее, тем лучше, его в то же время тянуло к ней, словно магической силой. Это особенно отчётливо проявилось в его общении в тот период с другой девушкой.

Когда в апреле стало ясно окончательно, что с Леночкой ничего хорошего не светит, чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей о ней, Джонни стал потихоньку зависать на сайте знакомств «кобра». Там он познакомился с милой девушкой, которую звали Оля. Она работала секретарём в какой-то фирме, и представлялась ему одной из немногих молодых представительниц этой профессии, которую он не хотел называть секретаршей, и уж однозначно никогда – секретуткой. Оля также всегда хотела быть психологом, а потому параллельно своей работе училась в каком-то то ли вечернем, то ли заочном институте. Учитывая серьёзный интерес Джонни к вопросам психологии, это сразу же открыло для них множество интересных тем. В тот год (2011) работающий народ отдыхал три дня на первые майские праздники. Из них первые два дня Джонни встречался с Леночкой, а на третий день Оля позвала его в театр. Они встретились за два часа до начала спектакля, чтобы успеть погулять и поговорить.

После короткого обмена дежурными, ничего особо не значащими фразами, Оля принялась рассказывать о наболевшем. Она говорила о том, что на улицах Москвы и ближайших окрестностей (Оля жила в Подмосковье, в Одинцово) полно гопников, мошенников, воров, бандитов, проституток и т.д. Что в таких условиях страшно жить и растить детей. А потому она очень хочет уехать в тихую, экологически чистую страну Новую Зеландию и работать там какой-нибудь гувернанткой.

В ответ Джонни сначала попробовал возразить, что и в НЗ с преступностью не так гладко. В частности, во время опроса лишь 7% молодых новозеландцев заявили о том, что они не участвовали ни в каких противоправных действиях. Кроме того, приехав туда, она будет там гастарбайтером, а гастарбайтеров не любят нигде. К тому же, в процессе разговора выяснилось, что Оля и английского языка толком не знает! И вдруг... Джонни перестал пытаться развеять её иллюзии относительно Новой Зеландии. Он неожиданно понял, что для Оли за широкими морями, за высокими горами, за дремучими лесами есть сказочная страна. Эта сказочная страна называется Новая Зеландия. И он понял, что не хочет отнимать у неё эту сказку, рассказывая, что там на самом деле не всё так прекрасно, как ей кажется.

После спектакля они с Олей долго стояли у входа в метро и разговаривали. Они оба прекрасно понимали, что больше никогда в жизни не встретятся. Джонни думал о том, что будь он нормальным человеком, мужчиной, ищущим простого мещанского счастья, семейного уюта, то он не мог бы мечтать о девушке лучше, чем Оля. А впрочем, как он может рассуждать, о чём он мечтал бы, будь он нормальным, если он ненормальный?! Так или иначе, ему нужно было быть рядом с другой ненормальной, его изумительной находкой Леночкой, какой бы полной его противоположностью и какой бы омерзительной дрянью она ни была. При этой мысли он почувствовал зябкую прохладу уже позднего весеннего вечера, подумал о том, что только не хватало ему простудиться, и распрощался с Олей.

На следующей неделе Джонни, у которого, к тому же, ввиду естественного сезонного спада в спросе накануне поры отпусков не очень хорошо шли дела с зарабатыванием денег, всё больше думал о том, что пора прекращать вообще контакты с Леночкой. Видимо, в таком его настрое не мог не сыграть свою роль контраст – прямо как небо и земля – между тем, как общалась с ним Оля, и как теперь общалась с ним Леночка. Об этом он и высказал открыто по телефону Леночке. Правда, не упоминая Олю, а просто подчеркнув, что чувствует, что он ей (Леночке) не нужен. «Давай я сама буду решать, кто мне нужен, а кто нет, хорошо?»- как всегда, не растерялась Леночка.

И всё же, несмотря на такой свой настрой, в выходные Джонни совершил чудовищную ошибку. Чтобы отложить деньги, не инвестировать и не тратить на что-то ещё, Джонни решил отдать их... на хранение Леночке, чтобы деньги на совместную поездку накапливались у неё. Естественно, Леночка могла только приветствовать такое начинание. Более того, словно извиняясь за своё хамское поведение по отношению к нему, в течение более часа, пока они сидели в ресторане и если пиццу «Филадельфия», она рассказывала ему о трудностях на работе. О постоянных конфликтах. О смене начальства. О возможном уголовном преследовании их руководство и, как следствие, возможном таскании её по судам в качестве свидетеля. О том, что неизвестно когда ей теперь снова начнут выплачивать зарплату.

Джонни даже не пытался следить за её рассказом. Он в любом случае не мог ни разобраться толком, ни проверить, что в её рассказе ложь, что просто придумано, а что нет. Да и какой смысл? Ведь он уже верно уяснил для себя основной смысл этого её рассказа – представить свою злость и своё хамство по отношению к нему как следствие ситуационных, а не внутренних факторов.

Худшие сомнения Джонни относительно того, стоит ли отдавать Леночке деньги, откладываемые на поездку, оправдались. Теперь, когда у неё были его пятьдесят тысяч, она могла как угодно вытирать об него ноги, зная, что он никуда от неё не денется. Так, через неделю она решила, что ей не обязательно с ним подолгу видеться и просто попросила его привезти ему деньги на расходы на неделю, коль скоро ей не платят зарплату. И давай опять давить на то, что «ты же не хочешь, чтобы я голодала» и всё такое. А пообщаться с ним продолжительное время, мол, она в те выходные не могла, потому что давно собиралась поехать в Подмосковье в гости к подруге.

При встрече с ней Джонни не выдержал. Просто эмоционально не выдержал. И сказал, что если он ей нужен только, чтобы постоянно брать у него деньги, то он, как уважающий себя человек, просто не видит больше смысла с ней видеться. Тогда Леночка принялась обвинять его в нарушении данного ей почти полгода назад обещания её не бросать. Мол, я поняла, мужчина – хозяин своего слова. Захотел – дал, захотел – взял обратно. На что Джонни, стараясь сохранять спокойствие, ответил, что бросить можно только человека, которому ты дорог. На что Леночка безо всяких эмоций в голосе заверила его, что он ей дорог. Джонни понял, что продолжать этот разговор бессмысленно, повернулся и понуро зашагал прочь.

Неприятный разговор продолжился днём уже с пьяной Леночкой в аське. Она рассказала ему, что много выпила. А ещё, что у неё сильно болит живот внизу. А болит он потому, что она, видимо, перестаралась, когда трахала себя новым фаллоимитатором, который ей на днях подарила подруга. Джонни понимал, что это ужасно глупо, но всё равно не мог сдержаться, и признался ей, что он сам очень хотел бы оказаться на месте этого её фаллоимитатора. На что Леночка довольно предсказуемо ответила, что к этому не готова. Потому что боится. Потому что чувствует, что не может ему полностью доверять по той простой причине, что он постоянно хочет от неё сбежать. Джонни же на это отвечал, что он никогда на самом деле не хотел от неё сбежать, но что он прекрасно понимает, что нужен ей только затем, чтобы стрелять у него деньги. Леночка же в очередной раз принялась его заверять, что он ей очень дорог. Дороже, чем она хочет себе в этом признаться. Читая эти лживые слова, Джонни почувствовал себя омерзительно противно. Ему захотелось написать ей, чтобы впредь она стреляла деньги у своего фаллоимитатора, а потом рассказывала ему, как он ей дорог. Но он сдержался, и просто вышел из аськи в самых что ни на есть расстроенных чувствах. Единственное, что его малость успокоило и даже немного развеселило, так это что если она действительно ездила к любовнику, то знал бы он, что она в своём вранье называет его искусственным фаллосом. А впрочем, какая ему разница? Фаллос – он и есть фаллос,- цинично думал Джонни.

На следующей неделе Леночка, словно параноидальный шизофреник с манией величия, неоднократно спрашивала у него, могут ли её подслушивать через телефон, когда она по нему не разговаривает. Когда она задала ему этот вопрос в первый раз, Джонни просто усмехнулся. В ответ на что Леночка презрительно заметила ему, что помнит, как однажды говорила на эту тему с одним знакомым, большим специалистам по секретным службам, и тот рассказал ей, что можно подслушивать человека даже через выключенный телефон! Джонни внутренне цинично усмехнулся о том, как паразитический образ жизни ведёт к такой ущербности в понимании функционирования окружающего мира, однако спорить с Леночкой, ссылавшейся на воображаемые авторитеты, не стал. (Впрочем, Джонни всё же был уверен, что Леночкин хвалёный «специалист» просто постыдился бы такое говорить в компании мужчин, даже не шибко образованных!) Вместо этого он предложил ей достать «батарейку» (аккумулятор). Я надеюсь, ты понимаешь, что для того, чтобы передать хоть какую-то информацию в окружающий мир, телефону нужно электричество?

В пятницу они встретились, и у Джонни появился шанс немного приоткрыть завесу над Леночкиной манией преследования. В нарушение традиционного протокола их встречи, она повела его не в ресторан, а гулять в ближайшем сквере. Начала она с того, что протянула ему телефон, и в ответ на недоумённый взгляд «как всегда тупившего» Джонни пояснила, что «нужно вынуть батарейку». Затем, спросив у него, хорошая ли у него память, и услышав в ответ что-то вроде «так себе», принялась перечислять имена, фамилии и отчества тех, с кем она работала. Джонни даже не пытался их запомнить, так как подумал что она, скорее всего, не станет ему называть реальные имена. Заметил лишь для себя, что её покровителя и (скорее всего) любовника звали Пётр. Пётр Иванович, кажется.

Смысл Леночкиного рассказа сводился к тому, что у них в организации имел место масштабный делёж, «распил» и разворовывание казённых средств, и были две враждующие между собой группировки, каждая из которых норовила загрести себе большую часть, а в идеале – всё, оставив другую сторону не у дел. Основным предметом Леночкиной гордости было то, как благодаря её владению искусством лжи, манипуляций, сплетен, кражи и перепрятывания документов, а также доносам и умению подслушать важный разговор в нужное время и в нужном месте, именно она, Леночка, принесла победу команде Петра Ивановича. Более того, благодаря её умелым действиям, они находятся на пути к полной нейтрализации конкурирующей группы, сумев заинтересовать её деятельностью прокуратуру. Единственная издержка, по её словам, состояла в том, что проигравшая сторона теперь может догадаться и, похоже, уже догадалась, чьих это рук дело. И, как следствие, её теперь, наверное, захотят убить.

Когда они зашли после прогулки в ресторан, Леночка решила рассказать ещё одну, на сей раз довольно пикантную историю. Точнее, показать. И стала демонстрировать ему в своём телефоне одну за другой огромное количество смс, полученных от коллеги. Все они на разные лады сообщали примерно одно и то же: «Лена, я тебя хочу со страшной силой!» Сразу же бросалось в глаза, что ни одно из этих, если можно так выразиться, «романтических посланий» не выражало никаких чувств, кроме похоти. Очевидно, это был один из женатых ухажёров с её работы, которого Леночка то ли не собиралась удовлетворять, то ли, что более вероятно, всё же удовлетворяла время от времени, но не так часто, как тому хотелось бы. Джонни не мог не обратить внимания, что фамилия того мужика была то ли Ручейков, то ли Родников. И, казалось бы, фамилия эта должна была ассоциироваться у него с кристально чистой водой, однако вместо этого он почему-то чувствовал се6я так, словно из Леночкиного телефона на него прорвало самую что ни на есть клоаку человеческих взаимоотношений.

Поняв, наконец, что Джонни совершенно не в восторге от её переписки, Леночка перешла в наступление. «Если бы я знала, что ты будешь так неадекватно реагировать, я бы не стала тебе ничего показывать». Из её слов получалось, что она прикалывалась, а он воспринял это слишком всерьёз. Однако ему было уже не до приколов. «Вам, мужчинам, не понять женщину. Вы привыкли считать: сучка не захочет – кобель не вскочит. Вы не понимаете, каково приходится слабой, беззащитной женщине, когда она одна и некому её защитить». Снова услышав эту шарманку про слабую женщину, которую ему не раз заводили проститутки и содержанки с сайтов знакомств, Джонни вдруг испытал такое отвращение ко всему этому миру продажных дур, что ему захотелось послать её раз и навсегда, прямо «здесь и теперь». Даже забив на всё – от пятидесяти тысяч рублей, отданных ей на поездку, до несбывшихся надежд, казавшихся теперь такими иллюзорными. Однако когда они уже вышли на улицу, Джонни постарался немного взять себя в руки и сказал: ну если ты так боишься, давай я эти несколько дней буду встречать тебя с работы. На что Леночка ответила: «не надо. Им всё равно, одного убить или двоих. Ты ничего не сделаешь. У них есть деньги, власть, связи, у тебя ничего этого нет». А потом прибавила: «И не вздумай приезжать туда и меня там ждать – тогда я просто буду ходить через другой выход – ты просто зря проездишь». Такое обращение с ним, словно со школьником, безответно влюблённым в одноклассницу, просто взбесило его. И он попытался достаточно резко ответить, что если нужно, он найдёт возможность защитить человека, который ему дорог, просто кому-то не хватает ума оценить его по достоинству. Естественно, Леночке упоминание о недостатке у неё ума явно не понравилось, и она сказала, что если он будет умничать, то он сейчас же развернётся и пойдёт обратно к метро. Такая формулировка почему-то показалась Джонни особенно обидной, и ему снова остро захотелось послать её раз и навсегда. Тем временем Леночка продолжала: «ты, конечно, хороший и замечательный, и я, может быть, даже поеду с тобой отдыхать за границу, но мы с тобой совершенно разные и ты живёшь в совершенно другом мире – придуманном мире своих бредовых фантазий. А я живу в реальном мире, с реальными людьми». На этом месте Джонни понял, что не может и не хочет это больше терпеть. Он развернулся на 180 градусов и пошагал обратно к метро. Ты куда?- окликнула его Леночка. Джонни ответил, что ему неприятен весь этого разговор, а потому он не хочет больше его продолжать и лучше вернётся в мир своих бредовых фантазий. Вот видишь,- усмехнулась Леночка. «Как же ты можешь меня защищать, если ты даже не способен вести себя как мужчина. Стоит тебе сказать что-нибудь такое, что тебе не понравится, как ты сразу же обижаешься или устраиваешь истерику, словно барышня!» При таких словах Джонни почувствовал нестерпимое желание хорошенько съездить по её смазливой роже, да так сильно, чтобы её начальник потом долго видел, как у неё перекошено лицо, когда она будет у него отсасывать. И думал при этом, что она, наверное, делала то же самое кому-то ещё, но делала это плохо или попыталась откусить, или ещё что. Однако, кое-как взяв себя в руки, Джонни пару мгновений постоял в нерешительности, а затем пошагал прочь.

Сев в маршрутку, которая повезла его в сторону дома, Джонни серьёзно задумался, пытаясь немного успокоиться. Почему эта такая милая с виду молодая женщина стала вызывать у него такие приступы ярости? Куда при этом деваются его нежные чувства к ней, которые ещё недавно, казалось, были столь сильны, что он был уверен, что они будут присутствовать в нём всегда? С одной стороны, как бы это ни было неприятно, он был вынужден признать, что, как и подобает невротикам, он действительно был слишком обидчив, склонен принимать чужие слова и поступки слишком близко к сердцу. С другой же стороны, Джонни не мог не отметить, что его гнев был совершенно адекватной, вполне натуральной реакцией на её несправедливость и унизительное для его достоинства отношение к нему. Была ли она стервой? Многие бы сказали, что да! Была ли она сучкой? Естественно! Однако для него она была в первую очередь больным человеком. Но разумно ли злиться, обижаться, желать отомстить больному человеку за то, что она во многом непроизвольно и даже себе во вред демонстрирует проявления своей болезни? Даже несмотря на то, что он сам ненормальный, не лучше ли было бы ему научиться сдерживаться? Причём не давя в себе злобу и злость, а чувствуя себя при этом спокойно и гармонично. Разве ей или ему лучше оттого, что он даёт волю эмоциям? С этими мыслями, однако, Джонни не удержался ещё раз дать волю эмоциям, решив написать Леночке гадкую, обидную смс-ку. В ней он говорил, что ей нечего бояться. Мол, её противники люди не глупые и понимают, что даже если пешка оказалась в нужное время на нужной клетке доски, чтобы повлиять на ход партии, она всё равно лишь пешка по жизни, которая никогда не станет ферзём, а потому не станут руки марать из-за такой мелкой фигуры. Про себя же он подумал в тот момент относительно Леночки ещё циничнее: сколько ты ни давай нужным людям, всё равно ты не выйдешь в дамки – только в давалки.

Вспомнив про Леночкин страх, Джонни не мог не отметить, что сам характер Леночкиного страха представлял собой нечто необычное, и это обстоятельство представлялось ему проявлением её загадочного душевного расстройства. Он привык наблюдать женщин, которые чувствовали свой страх как бы всей своей нервной системой, не только центральной. Они плакали от страха, дрожали всем телом и т.д. Леночка же явно была не такой. Её страх был словно полностью интеллектуальным. Он состоял в том, что она как будто знала, что её ждёт что-то неприятное, и готовилась к этому. Но в её страхе не было трепета, и уже это само по себе было страшно.

Организационно Джонни решил поступить с Леночкой следующим образом. Он постарается забыть все нанесённые ему ею обиды, насколько у него это получится, и поговорить с ней по-хорошему, по-человечески. А чтобы она не пыталась уйти от разговора и не давила на его психику своим хищным взглядом (ох уж этот взгляд!), а также чтобы у него было время собраться с мыслями и постараться сказать самое важное, он решил написать ей письмо. Если она проникнется, постарается его понять и отнестись к нему по-человечески (на что, впрочем, положа руку на сердце, он не особо надеялся), он будет ради неё стараться. Если же нет... После совместной поездки за границу, где, как оно надеялся, оказавшись рядом с ней на несколько дней, он всё же должен выяснить, что у неё не так с психикой, ему останется только послать её раз и навсегда, чтобы больше не терпеть её выходки и унизительное отношение к себе.

Однако, то и дело отчётливо представляя себе картинку, как она сначала удалит его письмо, не читая, а затем будет поливать его всяческой словесной грязью, Джонни целую неделю никак не мог собраться даже начать писать это письмо. Подтолкнул его к этому неприятный телефонный разговор с Леночкой. Когда он спросил у неё, встретятся ли они на этих выходных, Леночка ответила, что нет. Когда же Джонни попытался поинтересоваться почему, она неприязненно заявила, что если он сам считает, что мир вертится вокруг него, то другие так не считают, а потому она пойдёт гулять с Веркой. Джонни, конечно, уже привык к тому, что Верка могла выступать в роли прикрытия для встречи с любовником и вообще кем угодно, однако сделал вид, что поверил. Отметив только: ну да, Верка же скоро выходит замуж... Упоминание скорого замужества Верки явно не понравилось Леночке, а потому в ответ она, как обычно делала в подобных случаях, резко спросила: зачем ты об этом говоришь, что она скоро выйдет замуж, будто я этого не знаю? Возможно, в этом вопросе она увидела для себя что-то неприятное,- заключил Джонни. И ответил, что просто тогда им с Веркой будет уже сложнее общаться. В общем, разговор получился каким-то тяжёлым, и после него до вечера Джонни ещё долго предавался неприятным мыслям, а потом сел за комп и всю ночь писал Леночке письмо:

*********************************************************************************************

Дорогая Леночка,
Поверь, мне очень тяжело писать тебе это письмо. Нет, речь не о том, что мы с тобой никогда не будем вместе – это я понял уже давно, а потом это мои личные трудности и я не вижу смысла говорить с тобой об этом. Просто есть очень важные вещи, о которых я давно хотел сказать тебе. Заметь, я сразу хочу оговориться, что никоим образом не претендую на однозначную правоту своих суждений и не считаю себя обладателем монополии на истину, а всего лишь хочу поделиться с очень дорогим – несмотря ни на что – мне человеком своим видением сложившейся ситуации. Я отдаю себе отчёт в том, что уже слишком поздно, т.к. говорить об этом имело смысл тогда, когда ты ещё могла всерьёз воспринимать меня если не как “мальчика”, то хотя бы как человека. Почему же так произошло? Сразу хочу отметить, что я не виню тебя ни в чём. Оглядываясь назад, я с горечью осознаю, как часто и как больно я мог травмировать твою и без того немало пережившую психику. Но, так или иначе, у меня сложилось впечатление, что последние два с половиной месяца ты словно по капле выдавливала из себя все остатки симпатии ко мне, пыталась растоптать слабые зелёные ростки тёплых чувств. Что ж, я вынужден с горечью признать, тебе это удалось. Прекратились все нежности типа: “Мусенька, я всегда жду твоего звоночка”. Активизировались наезды: смени одёжку, не тупи, не тормози, не теряй свои вещи! Да, знаю за собой такое – стал над этим работать. На что только не пойдёшь ради человека, которого любишь! Потом: научись, наконец, обманывать людей. С этим не так однозначно, но даже в этом, возможно, можно было найти рациональное зерно. Но дальше пошло ещё веселее: будешь пить со мной, или выкину с самолёта! А потом, наконец, уже шах и мат: мол, если хочешь со мной общаться, то ты должен перестать думать. Как же я могу перестать думать, если я по жизни интеллектуал, и мышление это практически моё всё?! Начать с того, что сама по себе такая постановка вопроса возмутительна. Так как если человек тебе действительно нужен, то ты ему не ставишь ультиматумы. Ты можешь попросить его о чём-то, и он постарается пойти тебе навстречу. Мне, может, тоже многое не очень нравится, и не без оснований, но я не говорю тебе об этом. Могу представить себе реакцию, если бы я это сделал: “да пошёл ты!” Но я так не могу и не хочу тебе так сказать. Я принимаю и ценю тебя такой, какая ты есть. Потом, правда, ты словно опомнилась и сказала (видимо, быстро сообразила, что тебе будет не очень на руку если я немедленно раз и навсегда исчезну из твоей жизни – гораздо удобнее меня держать где-то на заднем плане, лишь бы не надоедал и не высовывался): нет, мы можем и дальше так общаться как сейчас (я хожу за тобой по магазинам как хвостик, а когда надоедаю-стою за дверью), но ничего больше не будет. Последнее, впрочем, показалось мне достаточно странным, т.к. я прекрасно понимаю, что ничего больше между нами так и так никогда не будет, и я могу всё что угодно на это ставить, настолько я в этом уверен... А поскольку пока ты не считала целесообразным избавиться от меня совсем, в ход шли надуманные предлоги типа: “доверять полностью человеку, который так и норовит от меня сбежать, я, увы, не могу”. Или: “но мне нужно время и осознание того что здесь, рядом и никуда не исчезнешь”. Хм... Ты говорила, что тебе нужно время... Но мы с тобой активно сначала переписывались, а затем общались в течение девяти с лишним месяцев. Это значительный срок в масштабах человеческой жизни. Это время, достаточное для того, чтобы из пары крошечных клеток развился целый организм, сантиметров 50 в длину! Так что это, по всей видимости, не вопрос времени. Ладно, что бы это ни было, нет, так нет. Я нашёл в себе силы понять и принять этот факт. Я уже смирился с тем, что ты просто пренебрегла тем, кто в течение почти полугода терпеливо писал тебе длинные письма, пытаясь сосватать человеку, который был тебе нужен. Ты отвергла человека, который пытался поддержать пусть отдалившуюся и ставшую тем самым почти совсем чужой, но всё же дорогую его сердцу женщину. Ты не доверяешь тому, кто старается помочь тебе, чтобы тебе не пришлось торговать собой или как-то иначе унижаться. Даже не постеснялась такого искусственного предлога что я, мол, не пью, а таким людям нельзя доверять. По твоим же словам получается, что тебя этому научили люди, которые оставили тебя без честно заработанных тобою средств к существованию, которые они, разумеется, не постеснялись положить себе в карман. Это заодно должно было сделать тебя более сговорчивой, чтобы им можно было тебя использовать как что-то вроде куклы из секс-шопа. А потом выкинуть. Потому что зачем беречь то, чем уже наигрался, если можешь позволить купить себе что-то новенькое? Зато им можно доверять! Они же настоящие мужчины! Миллионами ворочают. Не сеют, не пашут и вообще руки не испачкают, чтобы что-то создать своим трудом. Зато они замечательно наловчились обманывать других людей – а как иначе бизнес построишь? Вот только чего многие женщины не учитывают, восхищаясь такими людьми, так это что тот, кто обманывает, обманывает всех! Он не делает исключений. Обрюхатил одну женщину – и спит спокойно с другой. Это же так по-мужски! Как говорится, если у тебя нет женщины, то у кого-то их две! Даже если ты не хочешь иметь детей, возможно, ты можешь себе представить, что чувствует беременная женщина, когда её мужик пялит другую. А впрочем, может ничего уже и не чувствует – главное, что она особо не нуждается и с хозяйственной точки зрения он пока с ней. Ладно, хватит о них. Надеюсь только, что ты не решишь, что я им завидую. Ты же знаешь, что я не помешан на материальных ценностях, хотя и могу понять женщин в этом плане. Да, стоит признать, у них лучше с вниманием женщин. Но с их отношением к женщинам это для них всего лишь дырки, и кому как, а мне лично если специально этим вопросом не заниматься, то я себе ничуть не хуже дырку могу изобразить из ладошки левой руки. Если, конечно, нет комплексов, чтобы хвалиться на работе или где-то ещё: мол, у меня две жены, три жены, десять жён... А у меня нет таких комплексов, так как общаюсь с женщинами ради самих женщин и себя, для души и тела... если повезёт. А если специально заниматься упомянутым вопросом, то может получиться, конечно, просто изумительно, но я уже однажды чуть не стал на этом пути сексуальным рабом нелюбимой женщины. Она выбрала другого, как следствие моих экспериментов по удовлетворению собственной похоти исковеркав ему жизнь – у мальчика за эти несколько лет мать умерла и отец спился (он был известным человеком и до знакомства сына с носительницей “красивого мужского имени” не проявлял особой склонности). Ладно, извини, отвлёкся. Вернусь к существу вопроса. Вот, по сути, избавилась ты от меня. И что в результате? “Я очень хочу чтобы меня кто-то защитил, что бы кто обнял и сказал, что все будет хорошо несмотря ни на что, что он со мной. Я всего лишь слабая женщина, которой так нужна поддержка. Но я не получаю её ни то кого. И мне плохо и мне нужна помощь. Очень нужна” Конечно, полоумный лох, который может только тупить и хлопать ушами, пока нормальные мужики расхватывают лучшие куски от жизни, такой кого же может защитить? Да и какая поддержка может быть от него, если он никто, ноль по жизни... так что он не в счёт!.. Ладно, не может так не может, удачи найти того, кто, по твоему мнению, сможет тебя нормально защитить и поддержать. Только что-то мне подсказывает, что здесь не всё так просто!

О мальчиках, девочках и об эгоцентризме.
Хотя тебе обычно не нравятся отвлечённые вступления, но, поскольку, на самом деле это во-первых, важно для понимания темы, а во-вторых, в этом письме много такого, что разозлит тебя гораздо больше, начну издалека. Вспоминаю наш разговор, ещё в те, лучшие по сравнению с нынешними времена, когда ты сказала очень показательную вещь. Мол, хотя на Востоке у одного мужчины целый гарем, сразу несколько женщин, зато он их всех хорошо обеспечивает. На что я цинично заметил, что когда у кого-то сразу несколько женщин, значит, у кого-то другого их нет вообще! А ты хладнокровно ответила, что если у кого-то нет женщины, то это, мол, исключительно его проблемы. На самом же деле, мы все на этой планете взаимосвязаны, как наглядно поясняют следующие примеры.

У З. Фрейда было много бредовых идей, но некоторые из них довольно интересны. Например, каждого мужика можно представить как некий кипящий чайник, заполненный некой жизненной энергией (либидо). Он выпускает свой пар через носик – эрос, которым он норовит тыкать повсюду, когда у него есть такая возможность. А ещё он накрыт сверху крышкой – танатос (смерть). Так вот, если заткнуть носик и долго удерживать в таком положении, то через какое-то время у чайника может напрочь снести крышку, в результате чего субъект становится неуправляемым, сея гибель и разрушение. И получается, что у кого-то там гарем, а мы здесь видим станции метро, забрызганные кровью. Или как с теми двумя американскими школьниками. Весь Пиндостан потом вопил: “ах, какие звери, перестреляли своих одноклассников! Даже девочек, которые умоляли их пощадить” И как-то забыли при этом, как те, которые впоследствии устроили стрельбу, когда-то просили своих одноклассников не издеваться над ними. Те же девочки хихикали и подбадривали будущих “настоящих мужчин”, которые издевались над своими соучениками. Ведь сильный имеет право глумиться над слабым, не так ли? Допустим, что так. Вот только часто за такие вещи рано или поздно приходится расплачиваться, причём не в мифической загробной жизни, а вполне реальной своей... Впрочем, я рассказал тебе об этой концепции не применительно к терактам и школьной стрельбе как таковым, а в связи с тем, что она имеет к нашему разговору весьма непосредственное отношение. Но об этом чуть позже. Пока же поговорим о мальчиках и девочках.

Ты говорила о том, что тебе не повезло, что ты родилась девочкой. Различные чисто “женские” заболевания и связанный с ними дискомфорт, внезапные перепады настроения и прочие негативные моменты. Конечно, это лишь одна сторона вопроса, потому что с другой стороны мальчики живут в среднем на 15 лет меньше, и многие из них с радостью (или без радости) были бы готовы стойко переносить женские болезни и впадать в истерики, лишь бы пожить подольше. Чтобы хоть как-то компенсировать такую несправедливость Судьбы, мальчики должны всячески заботиться о девочках, оберегать их и всё такое. Весомый аргумент в пользу того, чтобы мальчики не ленились заботиться о девочках, состоит в том, что у девочек есть то, что составляет главную радость в жизни большинства мальчиков... Такова позиция многих женщин, но... На самом деле, в современном обществе женщина, какой бы слабой и беззащитной она ни была, если, конечно, она не инвалид первой группы или что-то в этом роде, в принципе способна заработать себе на жизнь. И, опять-таки, в принципе, если подойти к ситуации с умом и со знанием дела, она способна добиться от наглого и похотливого начальника, чтобы он платил ей законно заработанную ею зарплату без того, чтобы спать с ним. Конечно, ты можешь возразить, что мне это кажется потому, что я живу в другом мире, а именно своих бредовых фантазий. Конечно, это твоё право так считать, но на самом деле моё мнение основано на реальном опыте людей, которые решили для себя похожие проблемы и обращались ко мне за помощью в решении других проблем. Нет-нет, я никому никого не ставлю в пример, просто ссылаюсь на прецедент. Разумеется, я в курсе, что многие женщины предпочитают, чтобы все проблемы за них решал мужчина – на то он и мужчина, но... В реальности, применительно к очень многим мужчинам, мир устроен так, что если мужчина видит, что женщина хочет, чтобы он всё делал за неё лишь на основании того факта, что у неё на теле на одну дырку больше, то он воспринимает её не как человека, а как дырку от человека. При таком раскладе многие женщины сетуют на то, что многих мужчин и назвать-то таковыми не могут. И чего они этим добиваются, спрашивается? Того, что мужчины стыдливо осознают свою неправоту и изо всех сил начинают стремиться к женскому идеалу “настоящего мужчины”? Как бы не так! Скорее, к эскалации, пусть и во многом тайной, враждебности мужчин по отношению к женщинам. И смысл? Для меня, например, любая женщина настоящая. Она же не кукла! Даже если она, я не знаю, скажем, с одной грудью или что-то в этом роде. В этом месте мне любят задавать провокационный вопрос: а смог бы я сойтись с такой женщиной? Возможно, ответ покажется тебе предсказуемым, но не его мотивация. Скорее всего нет, и вот почему. Вероятно, такая женщина занимала бы следующую позицию: я ущербная и ты ущербный, поэтому мы вместе. И с вожделением пялилась бы в телевизор или куда-то ещё, где в виртуальном мире обитают “полноценные” люди, и мечтала бы о такой жизни. Но всё дело в том, что я-то себя ущербным не считаю! И для меня важно, когда люди принимают и ценят друг друга такими, какие они есть. Возможно, помогая друг другу хотя бы морально, добрым словом, стать лучше...

С учётом сказанного выше становится понятно, почему женщины с такой жадностью набрасываются на “настоящего мужчину”, когда таковой им встречается. Вот только часто случается так, что у женщины ещё и лапша с ушей не успела попадать, а его уже и след простыл!..

Знаешь, на поверхности мы с тобой очень разные. Это не удивительно. У каждого из нас свой, особый жизненный опыт, разный багаж накопленных за жизнь знаний. Но на самом деле, при разумном подходе, не разжигающем разногласия, это даже здорово, когда люди в определённом смысле дополняют друг друга, так как тогда каждый может взять для себя “лучшее из двух миров”. Главное, чтобы люди были нужны друг другу и чтобы каждый желал другому добра. А ещё, есть некий фундаментальный момент, который нас объединяет: мы с тобой психи. Конечно, ты в этом плане гораздо лучше смотришься, и даже в течение какого-то времени ты можешь вполне успешно выдавать себя за вполне нормальную девушку, но... Именно это, наряду с весьма привлекательной внешностью, сослужило тебе очень плохую службу. Конечно, на какое-то время ты можешь отхватить себе очень даже приличного с точки зрения традиционных женских взглядов мужика. Он будет рассказывать тебе, какой ты станешь замечательной женой, и что он обязательно когда-нибудь тебя полюбит... Когда-нибудь... только не в этой жизни! Ибо у таких правильных обычно слишком узкий диапазон приемлемости, и тебе будет очень сложно в него вписаться. Он очень быстро смекнёт, что на одном половом влечении (а для чего ещё ты можешь быть ему нужна, если так разобраться?!) он с тобой далеко не уедет, тебя будут дрессировать, словно зверюшку. И в какой-то момент ты сломаешься. И тебя безжалостно пошлют. И будет там плач и скрежет зубов.

Конечно, всегда есть также вариант завести мальчика попроще. Он, конечно, во многом не будет тебя устраивать, зато будет лезть из кожи вон, дабы удовлетворить твои разнообразные капризы. А чтобы мальчик был постоянно в тонусе, тебе поможет книжка “как сделать мальчика зависимым”, или что-то в этом роде. И будет он испытывать к тебе щенячью привязанность... пока не встретит более опытного “кинолога”. Или до мальчика может дойти, что на самом деле его просто используют, и тогда он может очень расстроиться и начать мстить, и месть его будет ужасна, но такое случается нечасто. А вот что точно случается всякий раз, и о чём забыл упомянуть автор, комфортно живущий и отдыхающий на дорогих курортах на деньги, собранные с несчастных женщин вроде тебя, так это что отношения, построенные на использовании одного человека другим, всегда получаются гнилыми. Чтобы построить действительно хорошие отношения, надо уметь не только брать, но и отдавать. Не отдаваться, т.е. отдавать своё тело, а отдавать себя, частичку своей души. Я понимаю, что многие женщины уверены, что им это незачем, т.к. тот, кто за ними бегает вроде и так старается. За тобой, например, мальчик бегал четыре года, и ты его использовала, как могла. Пока не поняла, что у тебя к нему ничего нет, точнее, пока не нашла другого. На самом деле, ты это знала всю дорогу, но ведь он за тобой так красиво ухаживал... Конечно, это всё не было только игрой в одни ворота, и ты ему оказала неоценимую помощь, выбрав ему правильную одежду, сделав его более представительным и всё такое, благодаря чему он вскоре после вашего расставания быстро нашёл себе женщину. Кстати, что-то мне подсказывает, что он мог её вполне найти *до* вашего расставания! И учитывая, как часто вы виделись, просто мог тебе её тебе до времени не демонстрировать!

Ладно, я понимаю, конечно, что зря я всё это пишу, не буду больше лезть в твою личную жизнь, тем более что тебе до меня давно уже дела нет. Мне просто очень жаль, что ты в итоге заняла по отношению ко мне такую позицию. Я признаю, что сделал много ошибок, мог чем-то тебя расстроить или обидеть, не сделал для тебя всего, что было в моих силах. Но я старался. Что ж, вероятно, чтобы понять, кто тебе в этой жизни друг, кто желает тебе только добра и кто действительно мог бы тебе помочь, тебе предстоит пройти ещё через много боли и разочарований. К сожалению, не в моих силах тебя от этого уберечь. И как бы ты теперь ко мне ни относилась, я постараюсь тебе помочь, чтобы тебе и твоей маме не приходилось бедствовать, с одной стороны, и чтобы тебе не приходилось торговать собой – с другой. До того момента, как у тебя появится тот, кто будет тебя содержать – тогда ты сама про меня благополучно забудешь, т.к. всякая надобность во мне для тебя отпадёт. Нет-нет, я никоим образом не пытаюсь тебя к чему-либо подталкивать, и, как я сказал, я буду стараться тебе помогать в этом плане столько, сколько я тебе буду нужен для этой цели. Просто я исхожу из того представляющегося мне очевидным факта, что, коль скоро ты не собираешься уйти в монастырь, то тебе рано или поздно кто-то понадобится...

Я хорошо осознаю также, что в этом письме было достаточно резких выражений, поэтому я очень прошу у тебя прощения, если что-то тебе показалось неприятным или обидным, а ведь что-то наверняка показалось... А ещё, я не извиняюсь за то, что не могу сделать тебя счастливой, т.к. убеждён, что сделать себя счастливым может только сам человек. Но прости меня за то, что не сумел помочь тебе найти твой путь к счастью. И я хочу, чтобы ты знала: я никогда, никогда не хотел от тебя сбежать. Если бы только видела, как тяжело мне было избавляться от вещей, которые я когда-то приготовил для тебя, зная, что они уже никогда больше не понадобятся! Тапочки, халатик, полотенце... “МуСя!!!!!!!!!!!!!! Где фока тапок!!!!!!!!!!” Я уже не муся, а тапочки с сердечками и со словом “любовь” так и не дождались...

Несмотря на это, я искренне желаю тебе всего наилучшего. Пусть всё у тебя будет хорошо.

*********************************************************************************************

Джонни отправил ей своё письмо в 8 утра в понедельник. И тут же отправил ей смс с информацией о том, что он написал ей важное письмо, после чего на час выключил телефон, оправдывая это тем, что ему надо доспать, т.к. он не выспался. Что, кстати, было правдой, т.к. он чуть ли не до рассвета писал это злосчастное письмо. Джонни не случайно выбрал для отправки своего письма именно 8 часов утра. Он знал, что Леночка выходит из дома на работу в 7.45. Таким образом, предполагалось, что примерно с 8 до 9 она вынуждена будет думать о нём и его письме, что, согласно замыслу Джонни, должно придать ей нужный тонус. В первой смс, отправленной Леночкой, очевидно, как только она пришла на работу, было написано: «Зачем? Я ведь хотела с тобой поехать отдыхать...» На что Джонни отвечал, что он-то как хотел с ней поехать, всё это время, начиная с зимы, но при таком отношении... Во втором смс Леночка спрашивала, зачем было выбрасывать халат и тапочки. Так Джонни понял, что она дочитала до конца его послание. Однако содержательного диалога в тот день не получилось, т.к. в третьей смс, видимо, убедившись к тому времени, что у Джонни нет твёрдого и бесповоротного намерения её послать раз и навсегда, Леночка написала, что она сейчас не в состоянии об этом говорить, т.к. плохо себя чувствует. И хотя Джонни прекрасно понимал, что её «плохое самочувствие» в тот день было не более чем лживой отмазкой, он также отлично осознавал, что обсуждать ещё что-то в тот день было бессмысленно.

На следующий день, оправившись после первой своей реакции, Леночка спросила у него по телефону: «что это за истероидные письма я получаю от тебя?» Джонни попытался ответить, что письмо вовсе не истероидное, а содержит в себе массу важных и содержательных вещей, которые он хотел до неё донести. А то, что у письма немного эмоциональный тон, так это знаешь, накипело. Леночка же сказала, что ничего, кроме его беспомощной истерики, она там не увидела. А если накипело, мол, то напиши и – не отправляй. Так Джонни окончательно понял про Леночку, что, каким в итоге ни окажется её диагноз, договориться с ней по-человечески не получится никогда. Она просто не понимает по-хорошему...

Когда через несколько дней Джонни вылез в аську и ничего ей не написал, она спросила у него: почему ты мне не пишешь? Джонни ответил: не вижу смысла. Я вообще настроен тебя «отпустить». Однако Леночка тогда принялась настаивать, что «не надо меня никуда отпускать, я не хочу этого». И Джонни не мог не признать, что был тронут до глубины души, когда примерно через неделю после инцидента с письмом Леночка ему написала: «Большое тебе спасибо, что ты меня ещё терпишь, несмотря на мой несносный характер». Какой бы лживой на самом деле ни была её благодарность.

Однако никаких реальных подвижек в том направлении, чтобы её легче стало легче терпеть, за этим признанием, увы, не последовало. С одной стороны, конечно, Леночка купила себе платье для Веркиной свадьбы всего где-то за пять тысяч, хотя собиралась за двадцать. Потом призналась, что в июне ей всё же выплатили двадцать пять тысяч рублей зарплаты. (Каким бы омерзительным ни было поведение Леночки, она порой восхищала Джонни с точки зрения мастерства психологических манипуляций. Так, если бы она не стала говорить ему, что ей заплатили зарплату в июне, то логично было ожидать, что в июле Джонни уже не поверил бы, что ей всё это время не платили зарплату. Когда же она созналась, что в июне ей выдали зарплату, это должно было поселить в сознании Джонни доверие, что когда ей действительно платят зарплату, она в этом сознаётся. Джонни просёк этот стратегический ход и решил ей подыграть. Он написал ей что-то вроде «спасибо, что не скрываешь факт выплаты тебе зарплаты в этом месяце и не пользуешься этим, чтобы стрельнуть у меня ещё денег». На что Леночка ответила: «Я не манипулирую людьми». Но Джонни прекрасно понимал, что оба утверждения, «не пользуешься» и «не манипулирую людьми», на самом деле были ложными.) Однако вскоре, как и следовало ожидать, всё вернулось на круги своя.

В известной степени показательной была ситуация вокруг Веркиной свадьбы. Естественно, он не мог и надеяться с ней туда пойти. Ведь мало того что формально он был Леночке абсолютно никем и ей ещё неудобно было с ним куда-то показываться, так ещё и по очевидным причинам ей совершенно не нужны были с ним общие знакомые. Когда Джонни поинтересовался, что интересного было на свадьбе, Леночка рассказала ему, как разведённый мужик отпиливал свой замок с моста. (Впрочем, Джонни не поверил про замок. Он решил, небось, в интернете прочитала или слышала от кого прикол, и решила сюда приплести. Уж больно маловероятно чтобы она сама попала на такого мужика.) Когда же Джонни поинтересовался, что же интересного было на самой свадьбе, Леночка сказала, что там было очень скучно, тем более что она там была одна. И добавила, что она считает, что нужно устраивать свадьбу так, чтобы гостям было интересно. Отсюда напрашивались следующие выводы. Конечно, Джонни уже знал про Леночкину склонность к скуке и не видел ничего удивительного в том, что ей было скучно одной на чужой свадьбе, даже если это была свадьба её лучшей подруги. Однако применительно к Веркиной свадьбе наиболее примечательной была даже не склонность к скуке.

В данном случае больше всего обращало на себя внимание, что Леночка вовсе не радовалась за подругу. А зачем, собственно? Если общение Леночки с мужиками в основном сводилось к тому, чтобы чисто материально с них что-то поиметь, и в исключительных случаях – поиметь самого мужика, то на лучшую подругу она во многом смотрела, как на соперницу. А здесь этой сопернице удалось то, что самой Леночке было практически недоступно в силу её заболевания – Верка нашла себе мужа, с которым реально собиралась прожить всю жизнь, растить детей и т.д.

Джонни также сразу почему-то вспомнил, как Леночка говорила, что если Верка первой поедет в Италию, то она, Леночка, этого себе не простит. Конечно, Джонни прекрасно понял, что это как раз ему она не простит. Однако ещё больше его тогда поразило не это, а нездоровый дух бессмысленного соперничества у Леночки, отчётливо проступавший в такой постановке вопроса.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Красавица Леночка и другие психопаты

Красавица Леночка и другие психопаты

о ли еда в ресторане была неважной, то ли он недостаточно хорошо помыл фрукты дома, но в середине следующей недели Джонни почувствовал себя плохо. Ситуация усугубилась тем, что он...

Красавица Леночка и другие психопаты

В канун нового 2011 года в странной реплике Леночки неожиданно открылась важная черта её личности, хотя подлинную значимость этой её особенности Джонни осознал лишь значительно...

Красавица Леночка и другие психопаты

Следующая неделя порадовала его непривычными, томящими ощущениями. Всё началось с того, что Леночка начала ему капризничать по аське: «Муся, ну я хочу...» В результате их переписка...

Красавица Леночка и другие психопаты

У него тогда возникла мысль сосредоточиться на знакомствах в инете и развивать эту тему до победного конца. На чём же могла быть основана его уверенность в победе? Увы, как...

Красавица Леночка и другие психопаты

Неожиданно Джонни получил от неё письмо, озаглавленное «спаси меня» или что-то в этом роде. В этом письме Леночка поведала ему следующее: «- Знаю, я поступила не очень хорошо, и я...

Красавица Леночка и другие психопаты

Во второй половине ноября Джонни самому довелось испытать на себе самое сильное средство в Леночкином арсенале манипуляций. Он практически с самого начала не мог не обратить...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты