Как я попала в Америку

А в Америку я попала по своему полному невежеству: я не знала ни истории Америки, ни истории религии, и не имела ни малейшего представления о характере и традициях улыбающихся людей.

Но я жутко хотела уехать в Америку. Насовсем. Мы все думаем, вот уж где, действительно, солнце светит, так это в Америке.

Ну, так вот: в бывшем Советском Союзе, когда евреи начали уезжать в Израиль, никто не произносил слово “исход”, а официально тогда это называлось “воссоединение семьи”.Так что, чтобы иметь право заполнить заявление на выезд, ты должен был иметь на руках вызов от родственников из Израиля.

Я не еврейка, родственников у меня там нет, но мое неуемное желание уехать толкало меня на унизительные просьбы: я просто просила незнакомых отъезжающих евреев оказать мне такую услугу – прислать мне вызов от несуществующих родственников. Среди людей в длинной очереди у ОВИРа многие брали мой адрес и даже обещали все сделать, но после шестимесячного тщетного ожидания, я снова бродила в поисках добрых людей.

Один мужчина, стоящий в очереди, после моего обращения к нему, окинул меня насмешливым взглядом, помолчал немного, а потом сказал: “Неужели вы до сих пор верите, что все люди братья?” Я не знала, что ответить ему, просто протянула ему бумажку с моим адресом и сказала: “Ну, просто возьмите на всякий случай, пожалуйста”.

И пока мужчина колебался, жена его быстро выхватила мою бумажку и положила к себе в карман.

Поблагодарив ее, я с новой надеждой направилась к автобусной остановке. Но не успела я отойти далеко, как услышала, что сзади меня кто-то догоняет. Я оглянулась и увидела ту самую женщину, с которой я только что разговаривала. Она бежала за мной следом, размахивая бумажкой, зажатой в руке. У меня упало сердце. Я остановилась. Женщина подбежала ко мне, торопливо сунула бумажку мне в руку и сказала: “Вот это вам адрес одной семьи в Одессе. Они вам помогут. Прекрасные люди – тихие, спокойные люди. Старший сын Натан – таксист. Сестра Сара – парикмахер. Младший Яша с родителями живет. Дочь у него золото, сами увидите. Тихая семья. Они вам помогут. Удачи вам”.

И на той же скорости женщина побежала обратно к своему мужу.

Нужно ли говорить, что только нелетная погода на несколько дней удерживала меня от посещения Одессы. Наконец, выглянуло солнышко и через пару часов я уже сидела в самолете.

Я никогда не бывала раньше в Одессе. Не зная город, было не так-то легко найти незнакомый дом на окраине города. В поисках его, мне пришлось прошагать пешком довольно долгий путь. Я страшно устала и хотела пить. Наконец, я нашла дом и постучала в дверь. Не дождавшись ответа, я открыла дверь и вошла. Первое, что я услышала – это совершенно дикий шум и крик. Затем я смогла разглядеть все “тихое и спокойное” семейство. Все здесь были на лицо, я без труда могла определить кто есть кто. Я старалась понять, что здесь такое происходит.Я огляделась вокруг и обнаружила, что нахожусь в самом разгаре громадной, громкой семейной ссоры...Они все говорили быстро и громко, жестикулировали так выразительно и трясли своими головами все сразу, что совершенно ничего невозможно было понять. Бабушка (с ее плохим здоровьем!) горько рыдала, сидя на стуле посреди комнаты и повторяла снова и снова одну и ту же фразу: “Вы можете отрезать мою голову, хоть сейчас”, – и двигала своей рукой взад и вперед, показывая, как они будут отрезать ее голову, - “Я не поеду, я никуда не поеду. Я буду ждать суда...Вы поезжайте одни...поезжайте...”

- Конечно, я должен ехать, - кричал высокий молодой мужчина, - у меня двое детей. Ты знаешь мой второй вызов в Израиль скоро кончается? Знаешь? И что я тогда буду делать? А?

- Я останусь здесь, - настойчиво сказала бабушка.
- Конечно, ты останешься...Я уеду.Оставлю вас здесь одних с отцом.Да? А кто кормить вас будет? А? Нет, ты скажи мне, кто кормить вас будет? Яша? Да? А Яшу кто кормить будет? А?

- Мама, ты все равно ничем не поможешь здесь. Они же не приглашают тебя на суд, - сказала Сара. – Яша, скажи ты ей, скажи ей!

- А что я могу сделать? – произнес бедный Яша из своего угла. - Что я еще могу сделать?

Только один человек, кто не проронил ни одного слова, и тихо сидел в сторонке, был их старый больной отец. Он совсем не возражал умереть здесь, в Одессе,где он прожил всю свою жизнь, но только этот его сын Натан-таксист хотел, чтобы отец был жив-здоров и поехал с ним вместе в Израиль.

- Я не могу бросить ее здесь, - сказала бабушка, вытирая слезы.

И снова все шумно заговорили, перебивая друг друга.

Они настолько были погружены в свое отчаяние, что никто не обращал на меня ни малейшего внимания. Я уже готова была покинуть это “тихое и гостеприимное” место, но в этот момент отворилась входная дверь и в комнату вошла 13-ти летняя девочка. Это явно была Яшина дочка. Я посмотрела на нее и застыла в изумлении: девочка была самая настоящая красавица. Хотя на ней была простая школьная форма – коричневое платье с белым кружевным воротничком, она выглядела, как маленькая принцесса из прекрасной волшебной сказки.

- Не могла бы ты принести мне стакан воды? – осмелилась я попросить маленькую принцессу.

Девочка пошла на кухню, вернулась со стаканом воды, протянула его мне с дружелюбной улыбкой и вежливо предложила мне стул.

Утолив жажду, я решила остаться и подождать еще немного...хотя бы до конца семейной ссоры.

На следующий день мы с Сарой быстро подружились: я рассказала ей мою историю, она поделилась со мной рассказом о своих семейных проблемах. А оказалось вот что: вся их семья собиралась эммигрировать в Израиль и вызовы были уже у всех на руках, но единственное, что их удерживало – это положение девочки. Вот эта девочка – радость и любовь всей большой семьи являлась для них единственной неразрешимой проблемой. Дело в том, что ее биологическая мать, алкоголичка и бродяжка, не имела официально зарегистрированного брака с Яшей,отцом ребенка, но имела свидетельсво о рождении этого ребенка. Что делало ее единственным официальным лицом, имеющим родительские права. Несмотря на то, что она покинула этого ребенка много лет назад и никогда не принимала никакого участия в ее воспитании, закон был на ее стороне. А без ее разрешения семья не могла вывезти вместе с собой ребенка в Израиль.

- Почему вы не пытались начать решать эту проблему раньше? – спросила я. – Она ведь не воспитывала ребенка. Разве Яша не мог убедить ее отказаться от родительских прав?

- Она ненавидит Яшу, - пояснила мне Сара, - она отказывается даже разговаривать с ним, но свидетельство о рождении держит.И в этом свидетельсве, в графе, кто является отцом ребенка – стоит жирный прочерк. Так что юридически Яша вовсе и не отец этого ребенка. Понимаешь?

- А она знает, что вы собираетест эммигрировать?
- О,нет! – ответила Сара.- Это был бы громадный скандал! Но сейчас мы собираемся передать это дело на рассмотрение в суд. У нас есть свидетели, что Яша, действительно, отец этого ребенка и что ребенка воспитывает наша семья, а не ее биологическая мать. И кроме того у нас есть копия ее свидетельства о рождении. Может... может, это разрешит нашу проблему. Мы все готовы сделать, только чтобы этот ребенок был с нами вместе.

Сара помолчала немного. Потом добовила: “А что касается твоих проблем – не беспокойся. Пришлют тебе вызов – у нас куча родных и знакомых в Тель-Авиве”.

Я было очень благодарна ей за такие обнадеживающие слова и в ответ решила задержаться здесь еще и попытаться помочь им разобраться с их проблемой.

На следующее утро, первое, что я сделала – это я взяла с собой копию свидетельства о рождении,вместе с Яшей,будущим папой, и отправилась к юристу, услышать его профессиональное мнение. Безо всяких “родственных” эмоций, просто и объективно я изложила ему суть дела и попросила его помощи. Юрист выслушал меня с глубоким профессиональным сочувствием и сказал, что наш шанс равен нулю. И объяснил более подробно, что если даже суд и решит, что мать безответственный человек, все равно это не сделает автоматически Яшу отцом этого ребенка.

Мы покинули офис юриста. Яща был очень опечален и следовал за мной без особого энтузиазма.

Следующая ступень: я хотела поехать в ЗАГС внести ясность в обладание копией свидетельства о рождении. ЗАГС находился в соседнем городе, в Кишеневе. Путешествие было долгим и утомительным. Накоец, мы прибыли на место. Я попросила, чтобы нас приняла сама заведующая и изложила ей суть дела во всех деталях.

- Покажите мне это свидетельсво о рождении, - попросила она.

- У нас имеется только копия его, - сказала я и протянула ей документ.

Заведующая ЗАГСом немедленно конфисковала эту копию и проинформировала нас довольно официальным тоном, что мы должны обратиться за законным разрешением к биологической матери этого ребенка. Она разговаривала с нами с оттенком подозрительности и не очень вежливо.

Обескураженные мы покинули и это учреждение.
Яша был очень расстроен и за всю дорогу не проронил ни единого слова.

Когда мы вернулись домой Яша вдруг обрел свой голос и начал кричать на меня так громко и сердито, как будто я была член их большой и “дружной” семьи.

- Зачем ты показала им ее свидетельсво о рождении? – кричал он. – Зачем? И вообще это совсем не твое дело! Ты нас лишила последней надежды! И вообще кто ты такая? Кто просил тебя вмешиваться в наши дела! Только все испортила! Что нам теперь делать? А? Что теперь делать?

Но сейчас уже я обрела свой голос. Если я чувствую, что я права, я не стыжусь настойчиво выразить свое мнение.

- Слушай, Яша, - сказала я, - я знаю, как тебе тяжело. И я очень сочувствую тебе. Но,начиная с этого момента, никаких больше криков и шумов. Пока что мы сделали все правильно. Прошу тебя, не недооценивать ситуацию – антисимметизм пока что никто не отменял. Ты должен разрешить свою проблемму абсолютно законно и мирно, безо всяких иллюзий и излишних эмоций. Я думаю, что я нашла правильное решение этого вопроса. Если ты будешь делать все, что я предложу, по порядку, то успех придет.

Яша вскинул голову и открыл было рот, чтобы возразить мне, но тут вмешалась сама бабушка: “Давайте послушаем, что скажет эта женщина” – предложила она.

Тогда я продолжила: “Прежде всего”, - сказала я, - “раз Яшина бывшая подружка так ненавидит его, мы должны совершенно исключить его от участия в решении этого вопроса”.

Яша отреагировал на это предложение очень болезненно.

- Что? – закричал он и схватился за голову.
- Да, это так, - ответила я спокойно.- Мы не должны даже упоминать его имя. Если Сара согласна, единственный человек, кто должен удочерить этого ребенка – это она. Она имеет и постоянную работу и безупречную репутацию.

- Конечно, я согласна, - ответила Сара. – Но как это сделать?

- Вот что вы должны делать, - продолжала я, - вам нужно встретиться с ее биологической матерью и убедить ее в двух вещах: во-первых, что вы никогда не эммигрируете в Израиль и во-вторых, что Сара сама так же плохо относится к своему брату Яше, как и его бывшая подружка.Для этого Сара должна рассказать ей выдуманную историю о том, что она сейчас имеет возможность получить постоянную новую квартиру и хочет, чтобы эта девочка тоже была прописана с ней на ее новой площади. И что Сара хочет только убедиться в правильном написании имени девочки, согласно ее свидетельства о рождении. После этого, упомяни невзначай, как ты не любишь своего брата Яшу и после этого сиди и слушай все ее старые жалобы и обвинения в Яшин адрес. И по возможности поддакивай ей. После этого можешь уходить. На следующий день приходи снова. Захвати с собой все необходимые документы для согласия на удочерения ребенка. Покажи ей, что ты очень торопишься и боишься потерять шанс получить квартиру. Притворись, что удочерение ребенка не такое уж большое и важное дело, а только такая бюрократическая формальность. Немедленно бери эту новую подружку и вези к нотариусу, заверить ее подпись. После чего этот документ будет являться законным основанием для удочерения и получения нового свидетельства о рождении.

Через несколько дней в этом маленьком доме людей набралось столько,что яблоку негде было упасть. Здесь была вся семья в полном сборе, родственники, друзья и соседи. И снова все говорили громко и вместе. Счастливая Сара снова и снова рассказывала историю всем вновь прибывшим.

- Я просто не могу поверить в это, - повторяла она.- Это случилось так быстро и так просто. Раз и все. И почему это мы сами раньше до этого не додумались?

Новый “Дядя Яша” принимал гостей с широкой и довольной улыбкой. А бабушка, которая все никак не могла выучить, как произносится мое имя, считала меня своей личной собственностью и убеждала гостей, что это Бог послал меня специально для нее. А я смотрела на красивую девочку, новую дочку Сары, и думала: “Наверно какая-то глубокая тайна здесь есть. Сколько должно быть спрятано хороших качеств в этих людях, чтобы вот так проявиться в этом прекрасном ребенке”.

К тому времени,как я должна была покинуть страну, я имела пять вызовов из Израиля. Один из них был особенно дорог для меня: это был вызов из Киббуца от неизвестного мне “брата”.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Как я попала в Америку

Америка нам подарила сетевой маркетинг

Америка нам подарила Сетевой маркетинг – тошнотворное равенство серой наивности - марширует с боевым девизом - «Кто кому впарит, тот и лидер?» - кто не с нами тот лузер...

Поп-расстрига

Такая с детства его жгла тоска по правде, что его часто били ребята во дворе. Но он продолжал все свое: «Нельзя обижать маленьких. Нехорошо матюгаться. За обман тебя жизнь накажет...

Русская Америка

Русская Америка - владения России в Америке - включала в себя: полуостров Аляску, Алеутские острова, Гавайский архипелаг, Александровский архипелаг и русские поселения на...

Пути Америки и России, Глава 19

Русскими и американцами руководят различные мировоззренческие установки. Исторические пути двух народов разные: англосаксонский путь американцев задан на Запад, это умерший миф...

Россия и Америка

Если вы меня сейчас спросите в какой cтране я хотел бы жить: в Америке или в России, то честно говоря, – ни в какой, ни в той, ни в другой.... - Дотюкает ли Америка Россию...

Айда в Америку

11-го марта 2000-го года Максим Тимохин приехал в Лиссабон к своему старому закадычному другу Ярославу Шмакову. Шмак и Тимоха, так они называли друг друга по-свойски, были знакомы...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты