Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 23 и 24

Глава 23.

Проснувшись ранним утром с ясной головой и неопределённой тяжестью на сердце, Изумруд первым делом изложил шпионам, переговорщикам своё видение ближайшей перспективы:

- Подождали день, подождёте и второй. К завтрему у вас будет то, что не даст вам этой чёртовой башне заблудиться и ослепнуть.
Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 23 и 24
И наоборот, вы сможете морочить подошедших близко.

Селена с Индиго тем временем, слушая его, исследовали вместе одно Впечатление, но, в отличие от вчерашней сцены, норовили уступить один другому. Индиго притворно согласился, встал, торжественно поднося золотую чашу ко рту... И облил Селену с ног до головы! Как будто побывала в дождевой туче! Она рассмеялась, вскочила, толкнула его, и чаша вылетела прямо в лапы летяге. Он не ушёл... Был тут как тут. "Ну, что ж..." Летяга покрутил её в лапах:

- Артефакт... Превосходный, - он глянул на Изумруда. - Можно сюда складывать.

- Что? А, ну да... Пора.
Мокрая Селена проводила их до выхода:
- Знаешь, что там было? Чей-то танец с огромным веером!

- Правда? Здорово. У вас тут одни танцы да ярмарки...

Летяга, даром, что хищник подводный, с лёгкостью дракона скользил в потоках встречного ветра. Изумруд летел, на него не оборачиваясь, стремительный, как в атаке. Он и атаковал своё тягостное, странное беспокойство, спешил. Белый Дракон резал ветер широкой грудью, закинув назад рога. Оторваться не удалось. Почти одновременно с летягой они приземлились на Синих Скалах. Здесь, вдали от континента тучи затянули небо не так плотно, над морем проглядывал розовый рассвет. "Ну, что ж... Так тому и быть..." - думал Изумруд, расправляя круг сети на воде поплавками. Красиво Великое Море. Скалы, чем ниже, тем более фиолетовые, особенно при свете зари. Летяга сидел на них и ждал, сложив крылья. Маленькое недоразумение. Смешная, жутковатая фигурка среди бесподобного величия природы. "Можно нырнуть, поймать другого, тоже летягу, их легче всего..."

Изумруд подтянулся, влез на скалу, разглядывать вчерашнюю сетку. Свет потускнел, но совсем не много. А ведь это сеть для ловли, не для хранения. "Впечатления независимых дроидов, сильная вещь..." Летяга взглянул тоже, молча. "Какой же ты глупец!"

- Валяй, - сказал Изумруд вслух, - принеси мне со дна голубое стекло, лепесток с острыми краями!

"Последний шанс тебе, пропади ты пропадом!.." Летяга поклонился, острым треугольником ушёл под воду и вскорости вынырнул с большим голубоватым полукружием в лапе. "Не сомневался..." - подумал Изумруд. Взял у него осколок. Разглядывал долго его, море, сеть, летягу... снова стекло, снова сеть, снова летягу... Встал во весь свой огромный рост и сказал:

- Смотри туда. Видишь сетку? Будешь плавать вокруг неё, круг по поверхности, круг под водой, следи за тенями на небе тоже. Если что...

Он задумчиво провёл стеклом, не кромкой ещё, по груди, голубым по иссиня чёрной коже... Летяга перехватил стекло быстрой лапой и порезался. Уставился на неё, вздохнул и сказал, не поднимая глаз:

- Злой Господин. Я могу сделать. Я привычный. Он так и добывал ядовитый дурман. Нами.

- Что?!
Изумруд сел на скалу обратно и снизу заглянул в грустную мордочку.

- Давно. Злой Владыка знает, мы, Богатеи Моря, не видоизменяемся телом, как другие, как настоящие чудовища. Мы, бывает, сбрасываем шкуру. Но остаёмся сами собой! Вот... Так тебе будет видно.

Он сложил лапы спереди и потянул за перепонки-крылья. Грубая, бурая кожа слезла, под ней была золотистая... Вся в широких, рваных шрамах. Изумруд прикусил губы.

- Злой Господин прав, жемчужин в ракушке мало. Нужен ядовитый свет...

Изумруд выбил стекло из маленькой лапы, блеснув, оно пропало в волнах.

- Нет!
- Почему? - летяга только сейчас поднял глаза. - Злой Господин редко проигрывал в своей жизни. А нам, Богатеям Моря, частенько доводилось проигрывать. И терять... Поэтому я знаю. Не так важно и не так страшно то, что временно, Злой Господин. Сначала я думал, что боль - это ужас и смерть. Но время шло. И я понял, что боль - это только боль, только чувство. Скоро понял. А после... невесть, сколько времени прошло... я заметил, что любые чувства - только чувства. Не более того. Злой Господин меня понимает? Тёмные чувства рассеялись, перламутровые остались. Жемчуг остался... Он даже стал красивее! Так что, теперь…

- Клянусь... - Изумруд смотрел на него неподвижными глазами снизу вверх. - Клянусь тебе... Я буду тебе покровителем и братом. Как чудовище чудовищу, клянусь.

Летяга весело, иронично прищёлкнул мелкими зубами:
- Что изменилось, Мой Господин? Что случилось вдруг?

- Ну, например, ты не сказал "злой".
Летяга тоже сел на фиолетово-синий камень.
- А я буду тебе слугой... Ядовитый свет - нужен?
- Постой, ты тоже?.. Ты хочешь отомстить!
- Хочу, очень. Не отомстить, нет. Чтобы его не стало. На самом деле, - продолжил он, проведя лапой по исполосованным крыльям, кожа которых темнела на глазах, - это - не обязательно. Дурманящий свет бежит от всего, от тоски и грусти. Есть у тебя, Владыка Моря, грустное Впечатление?

- Нету. Ярость не подойдёт?

- Гнев не подходит.
- А ты серьёзно? У меня есть одна странная вещь. Артефакт. С Впечатлением. Но его не добыть, он запаян. Странно, да? У другого хищника... отнял, в общем.

Изумруд достал из двустворчатой раковины на поясе маленький цилиндр жёлтого металла, закрытый с одного конца, сужающийся до острия к другому. На заострённом конце появилась светящаяся красная искорка, похожая на огонёк дроидов, вытянулась, словно могла капнуть, и внезапно пропала. Разгораясь, возникла опять.

- Видишь, непонятная штука. Не выпить, но ощущается. Я давно пробовал, муть какая-то там, подходящего вида. Попробую ещё раз.

Он встал, собираясь прыгнуть в воду:
- Последи вокруг.
- Можно я?
- Нет!
Изумруд нырнул, вынырнул над длинной, глянцевой волной и с третьим взмахом рук оказался в середине сети. Не желая смотреть на серые тучи, он опустился на некоторую глубину. Не желая смотреть вообще, доверился слуху, маленькому хищнику, судьбе и закрыл глаза.

Артефакт, прижатый остриём к верхнему нёбу, излучал Впечатление, не отдавая его. Будто красная икорка все же скатывалась с него, оказываясь железной, невкусной. Кто, с какой целью заключил его туда, это непостижимое видение? Во всяком случае, боли там оказалось достаточно, можно закрыть ядовитым светом весь континент.

Там шли вереницы людей, оборванных, полуголых, вставали на краю глубокого рва. Но Впечатление следило не за ними, а за мужчиной напротив, в ряду других, в начале ряда. За мужчиной в однотонной чистой одежде, который кричит что-то, ряд с его стороны поднимает металлические палки, а оборванцы падают в ров. И так раз за разом. Изумруд не понимал ничего, да и нечего было понимать. Заурядное зрелище. Ни музыки... о, музыкальные Впечатления самые лучшие... ни садов, ни древних зверей. Он только чувствовал, как стекает тоска, когда они падают, падают...

Вместе с сетью течение вынесло его к поверхности, под фиолетовую тень Синих Скал. От свободно раскинутого чёрного тела убегали жёлтые искры, достигая чёткого круга сети. Он качался на волнах и разгорался всё сильнее, яростней, ярче.

Впечатление текло, не повторяясь. Изумруд смотрел. И в один момент понял, что оно было только прелюдией, всё это было прелюдией к основному Впечатлению.

Лицо женщины показалось в зеркале. Кудрявые волосы до плеч. Она проводит по ним щёткой, приглаживает... Слышит стук входной двери, неожиданный для себя, потому что бросает взгляд на часы и вздрагивает. Она видит в зеркале просвет входной двери, кладёт щётку, берёт что-то совсем другое... И её рот наполняется металлическим вкусом, а Впечатление оглушительным грохотом... Лицо мужчины! Вот, что заполняло весь артефакт целиком, лицо вошедшего, в однотонной гладкой одежде, с воротничком, с ремнём, с металлическими пуговицами и чем-то на плечах, совсем не имеющим смысла. Лицо мужчины, долго и безмолвно смотрящего вниз, на неё...

"Не могу больше..." Изумруд вынул капсулу изо рта и, не открывая глаз, лёгким дельфиньим прыжком оказался за пределами сети. "Кто бы они ни были, я рад, что мы - не они". Отвернувшись от света, он набросил на эту сеть другую, затянул её, вылез вместе с уловом и своим маленьким сторожем на скалы. Летяга забрал у него сеть, сунул лапу в складки, долго копошился, сказал:

- Отвернись, Владыка Моря.
Разложил на камнях и всё переделал, повторяя: "Изнанка, у них же есть изнанка..." Сложил светом внутрь, отогнув только краешек, и довольный собою, позвал:

- Вот теперь посмотри.
- Как ты это сделал?!
- Опыт. Иначе с дурманом трудно иметь дело. Но у того, кто убегает, всегда есть изнанка, Мой Господин.

Летяга поправил краешек, скатал в рулон, положил в другую тень и с поклоном отдал Изумруду. Тот рассмеялся и с поклоном же принял:

- Должен сказать, я рад нашему знакомству!..
Только собрались в пещеры, как Изумруд ощутил внезапную слабость, неизвестную ему. И летяга, и он сам, глядя на свои руки, оторопев, наблюдали, как они светлеют до зелёного. Перед Изумрудом стоял его Чёрный Дракон, покидавший его только на входе в Собственный Мир. Второй дроид, которого Изумруд видел на протяжении жизни. Дроид с него ростом и половиной его мощи в теле. Гневный, светлоглазый, на задних лапах, рогатый, как и его Белый Дракон. Дроид протянул лапу и зарычал утробно:

- Отдай!..
Изумруд крутил артефакт в пальцах:
- Дроид, что я видел? Что это за штука?
- Отдай!..
Он и не подумал бы отдавать, но совсем уж внезапно лицо Дарующего-Силы, Царя-на-Троне окатило его безбрежным тёплым светом. Дроид прекрасный настолько, что один только взгляд на него отвечает на все вопросы и открывает все пути. Он смотрел пристально и снисходительно. Смотрел так, словно нет ни одной пылинки на свете, заслуживающей внимания, а есть только тот, на кого он направил взгляд. Исчез. Изумруд протянул артефакт дракону. И снова стал чёрным, сильным, растерянным. В пещерах их заждались.

- Один только я его не видел! - воскликнул Индиго, закончив рассказывать Изумруду, что за дроид такой Царь-на-Троне. - Прямо смешно. Я ношу на груди эту штуку, - он указал на медальон, - и не могу снять её, не умерев, то есть я дошёл до своего предела там, в пустой чёрной ловушке дроидов, но и тогда не увидел лицо Дарующего-Силы! Каждому своё? Вот ты - хищник с Чёрным Драконом. Как такое возможно? Получается, дроид помогал тебе охотиться на других? И помогает. Дроиды безопасны? Впрочем, вспоминая своего Чёрного Дракона, я не удивляюсь твоему.

- Давай теперь ближе к делу, - Изумруд закончил сворачивать для него широкие браслеты с Впечатлением морочащего света. - Ты идёшь за своим интересом, а я жду тебя обратно за своим. Если считаешь его предложение честным, ладно, проверяй на своей шкуре. Облом, Селена расскажет. Ха-ха. Вот тут-то и увидишь Коронованного!.. Но вслух всё-таки ещё раз спроси, что чудовищу надо. Может другое соврёт... Свет не действует сквозь тело, морочит, касаясь глаз. Раскрути браслет, но не до конца, оставь сложенным вдвойне, надень на глаза, смотри сквозь него, он будет, как сеточка. Если хочешь морочить других, выверни наизнанку и надень повязкой на голову. Башка от него болит, но это нормально, иначе никак.

- Ага, Селена расскажет, я обещать не буду. Она разбивает тень стены и остаётся там, смотреть и слушать.

Изумруд осмотрел эпикровку Индиго:
- Почему ты не берёшь кнут? Потому что дроиды ненавидят оружие, а ты их? Не вижу логики.

- Я сам не вижу... Но в любом случае, я иду не за тем.

- Как угодно. Я не представляю себя без оружия.
- А я не представляю себя вообще.
- Вам с Сонни, - саркастично заметил Изумруд, - надо основать клуб по интересам... Клуб, это ведь такая тень, состоящая из людей, да? Под единым Впечатлением: "Пропади она пропадом, эта жизнь".

- Недолго же нас будет в нём только двое...

Глава 24.

Индиго выступил в поход, в свой последний, как думалось ему, поход по старинке, тропой, вьющейся на дне каньона. Раньше она приводила к западному входу в Центральный рынок, ныряя под землю и заканчиваясь уже среди первых шатров. По сторонам от неё находились рынки-спутники, что располагало к пешим прогулкам и образовало её разветвляющийся путь. Пешком он отправился по двум причинам: остаться наедине со своими мыслями и не видеть Лучика напоследок. Селена на Белом Драконе то обгоняла его, то отставала, короткими перелётами, не приближаясь к тучам.

Хотя теперь тропа и упиралась в парадную лестницу, свободную от морочащего света, вспышки от стен досаждали по мере приближения сильней и сильней. Индиго натянул на глаза сетчатую ткань браслета, а один раз не выдержал и отвернулся. За ним непроглядной, угрюмой горой мрака следовал его Чёрный Дракон.

- Опа! - Индиго отскочил от телохранителя в сторону, - Это что еще за новости?! Я с тобой уже ходил на прогулку, больше не пойду!

- Тем лучше... Поворачивай обратно, - прошипел дракон и сузил зрачки.

- Какого чёрта! Небо и море, дроид, ты, что ли не пропадал?

- Видишь, что нет...
- Сейчас пропади! Ненавижу.
- Это не тебе решать...
- Чёртов дроид, да там, куда я иду, со мной не станут разговаривать из-за тебя!

- Тем лучше...
- Убирайся! Исчезни!
Дракон пошевелил нахмуренными бровями и обвил по земле вокруг Индиго чешуйчатый хвост. Индиго перешагнул его. Дракон обвил снова. Индиго не выдержал и рассмеялся:

- Ты играть со мной будешь?!
- Я дроид, - сказал дракон, наклоняясь к нему, - я не нападал на тебя.

- Правда? А что это было? Галлюцинация? Впечатление?

- Лёгкая смерть.
Тоскливый, безнадёжный холодок пробежал по сердцу Индиго, несмотря на медальон. Показалось: вот оно, первое слово правды от дроидов... Ото всех.

- Представь себе, она не входила в мои планы!.. И как для тебя сочетаются эти слова: "не нападал" и "смерть"?

- Ты не понял, всё равно смерть. Только другая.
- А тебя не смущает, что ты слегка ошибся?
- Дроиды не смущаются. Меня это радует.
- Ты лжёшь! Ты всё лжёшь до единого слова! Исчезни, стань невидим! Я требую!

- Хорошо... - сказал дроид и с последним звуком растаял.

Индиго сел на землю, ударил по ней кулаком.
- Чёртов дроид! Кнут надо было взять, причина он или предлог, чтобы тебя не видеть!

Краем зрения, не поворачивая головы, Индиго увидел, как Селена белой каплей пробивает стену башни, как тает её ездовой дракон. Неспешно подходил он к величественной лестнице. Бешеный ветер не досаждал здесь, было приятно отдохнуть от него, но тяготил разноголосый гул широких ступеней.

Его встречали, и не так, как он того ожидал. Монстр-Архитектор скользил с верхотуры, морскими барашками перед ним катились тени. Достигнув Индиго, они отшвырнули его прочь. Подобно стенам, лестница начала ярко светится. Индиго, пожалел, что собрал на руку браслет, поднял, закрылся им, не снимая. Сквозь пальцы увидел, что хищник утекает обратно в свою обитель.

- Разве не сам ты пригласил меня?! - крикнул Индиго ему в спину.

- Нет, нет, любимчик дроидов, - просипел Монстр, не оборачиваясь, но замедлив ход, - я разглядел тебя получше, и кое-что о тебе узнал. Целым ты мне не нужен, только частями.

- Любимчик дроидов?! Ты безумен? И я тратил время на разговоры с тобой, слепое чудовище?!

Монстр остановился:
- Кнута нет... Почему? У остальных были. Дракон есть... На груди украшение от дроидов... Так зачем ты пришёл? Мне не интересно. Дроиды благоволят тебе, он задарили тебя, они защищают тебя... Они тебя и послали?

- Нет! - крикнул Индиго с досадой, с отчаяньем. - О, Чудовище Моря, если б ты знал, как далёк от истины! Какой бред!

- И что же тебе надо? - Монстр вернулся на пару ступеней вниз.

- То, что и было предложено, посмотреть.
- Изгнанник, вы все лжецы? Одно Впечатление, сколь бы ни было прекрасно, не может стереть все опасения, все страхи вашего жалкого племени...

- Не может стереть то, чего не было. За себя говорю. И это не то Впечатление. Чудовище Моря, мне надо мне надо разглядеть другое, которое давно в груди!

- А что там?
- Не знаю. Не могу объяснить.
- Вот эти пустые слова изгнанника похожи на правду. Сними медальон.

- Не могу. Я умру.
- Не умрёшь. Пока смотришь, ты не можешь умереть.
Индиго положил руку на грудь, прижав к ней маленькое, неисчерпаемое тепло.

- Это твоё условие?
- Какие вы жалкие... Злой Владыка не станет долго пасти таких, как стадо теней. Он разберёт вас и съест. Дураки.

Монстр спустился до последней ступени, ткнулся лицом талисман дроидов. И не успел Индиго опомниться, как золотой медальон с летящим драконом тот вертел в своих ужасных когтях. Обнюхивал.

- Тёплая вещичка, любимчик дроидов... Ладно, оставь. Заходи.

Убрал лапы от медальона. Индиго выдохнул, незаметно скатал браслеты в их обычный вид и отправился вслед за Монстром по ступеням, гудящим как струны, приветственно, тревожно.

Они стояли перед мозаичным бассейном, беседкой под крышей на восьми витых столбах, и Монстр объяснял занудным сиплым голосом:

- Один маленький глоток сначала. Видишь, по каплям набежало внизу столба? Это морская вода. Потом ты его обнаруживаешь, Впечатление. Потом второй глоток. И всё, больше нельзя, начнёт распадаться. Из грозовой тучи? Полное Впечатление мира? Лицом наверх, увидишь, из чего создавалось. Лицом вниз, увидишь, как создавалось. Всё понял? Глаз не закрывать, разглядывать узоры. Да, ты в курсе, что я тоже гляну? - Монстр указал на тень-воронку, зависшую в воздухе. - Не дёргайся, этой стороной она не кусается.

Сказал и покосился на Чёрного Дракона, стоявшего рядом с ними, в тот же бассейн глядя. "Бред, - просипел Монстр под нос себе, - я, чокнутый изгнанник, дроид... Бред. Отлично, если остальные без драконов".

- Смотри сколько угодно, - ответил Индиго. - Но губу не раскатывай, в таком Впечатлении тебе ловить нечего, защитит меня дроид или нет.

- В крепости из теней? Нет. Очень надо мне лишнее Впечатление. Потом будешь смотреть те, что я захочу. Для меня. Будешь?

- Буду. И если тебе ничего не понадобится из первой десятки, ты дашь мне уйти.

- Ага... После двух-трёх ты не захочешь уйти.
- Посмотрим.
- Вот именно.
Индиго наклонился к чаше в основании колонны, отпил один глоток воды Свободных Впечатлений, кислый и горький, беспокойный и пустой... Обнаружить? Ничего другого и не было в его уме, кроме приземистого здания, буквой "П" стоящего в нигде, даже не под синевой неба. Индиго отпил второй глоток и улёгся под блики загадочных, Морским Чудовищем созданных теней. Оказывается, устал. Мозаичные концентрические узоры потолка начали разбегаться перед глазами сквозь тень воронку, она стеклянная и кружащаяся изнутри... Ускоряется. Пропадает... Узоры пропали тоже.

"Что я хотел разглядеть? На что надеялся?" Узкие комнатки. Железные кровати. При ближайшем рассмотрении тысячекратно мрачней. Люди. Иногда много, иногда мало. Коридор - лязг двери - комната - лязг двери - коридор... "Вот из этого оно и создано, это я и видел... Смотри подряд. Думай. Сколько же их до той, особенной, наверху?"

Монстр спиралью закрутил вокруг себя длинный змеиный хвост, глядя в раскрывшийся веером клюв своей тени, царапая бортик бассейна. Большущий Чёрный Дракон схожим манером обвил себя хвостом, застыв в ожидании. Так они и сидели рядом. Индиго смотрел на тюрьму.

"В чём смысл? Сейчас я перевернусь, и придётся пройти от начала лестницы и коридоры, пустые уже. Если мир не создавался таким, а был испорчен, распознаю ли я это?" Впечатление открыло последнюю дверь. Ребёнок, коротко стриженный, одетый в платье обнимал мохнатого, серого медведя, тянулся к морде, говорил с ней, пытался вскарабкаться до неё. Индиго вглядывался в каждую деталь. Но слов, лепечущих слов ребёнка не сохранило Впечатление. "Был ли в них смысл? Если да, моя попытка напрасна. Ради слов, оставшихся в воздухе, ради голоса?.. Ради воплощения игрушечного медведя?.. Ради чего кто-то сотворил такой тусклый кошмар? Но даже если ради них, почему он не поместил их в иное окружение? Сейчас я перевернусь, исчезнет ребёнок, исчезнут все люди... Останутся только глухие коридоры, гулкие железные лестницы, лязгающие замки на дверях... Я буду идти, а оно разворачиваться передо мной. Зачем? А, ладно..."

Впечатление пошло по второму кругу. Не поднимаясь, Индиго перекатился в тенях, завис над мозаичным дном. Снова узор разбегался перед его глазами.

Но нет, Впечатление создаваемого мира начиналось совсем по-другому. Там тоже не было лазури и зелёной травы, но не было и здания с плоской крышей. Была только одна грустная, серая морда медведя, снизу видимая до ворсинки, в мельчайших деталях. "И правда, ради медведя..." Вокруг игрушки возникли стены, бордовые обои с крупным узором, сложилась комнатка... И всё. Мир закрылся. "Как же так?.. Когда же всё остальное?.."

А дальше Индиго с замиранием сердца наблюдал: в полумрак входит человеческая фигура, фигура гостя, удивлённого, настороженного, разворачивается уходить... и превращается в первую комнатку. Сам он, хозяин, заходит в первую железную дверь... Никого... Прислушивается. Запирает на ключ... Следующий гость... Прибывают, прирастают новые, одинаковые пустые комнатки... Это был мир хищника! И творил он его из похищенных! Как умел, как помнил из Впечатления. Голос дроида он искал в каждой новой комнате! Чудесную песню дроида! Нет её. Нет. Шаги гремят по железным лестницам, нигде никого... Не девочка, это сам он и был! Хозяин мира, узнавший себя в одиноком ребёнке. Хищник, не способный поверить гостю, не способный его удержать. Нигде никого. Глухие комнатки, гулкие коридоры, провалы лестниц. Никого. Только в верхней, последней комнате большой, серый медведь с грустной мордой. Он смотрит, но никогда не отвечает.

Озарение настигло Индиго: как снаружи мира у хищника нет телохранителя, так внутри не поёт ему дроид Я-Владыка!.. Нет прекрасного дроида, о котором рассказывал Сонни-сан, у хищника в его Собственном Мире! Там пусто, есть только оболочка, вещи. Наполнить его живым голосом гостя? Как? Кто ему поверит? Кто по доброй воле зайдёт и останется? Поэтому хищники и не могут остановиться! Выходит, невозможно отнять мир... Только стены без дроида, дверь и стены... И не зря эта туча пролилась тогда именно над Пустой Чёрной Ловушкой, не случайно!

Впечатление прекратилось давно. Началось опять, с медвежьей морды. Индиго лежал под бликами теней, на мозаичном дне лицом вниз и рыдал отчаянно, безутешно. Он узнал себя в этом хищнике, как несчастный хищник в неведомо кем и когда покинутом ребёнке. Изгнанник в тюремщике. Одно и то же. "С момента утраты, твой дроид не говорит с тобой... Надежда отнять мир напрасна, Я-Владыка не поёт грабителям. Владыка Дом, единственный, царственный, холодный дроид, чего мне ждать, если выхода нет?.." На месте Селены Индиго не представлял себя. Не представлял и преимуществ гостя, не прельщался ими. Кому станет он гостем или возлюбленным? Не ради дроидов заходят в чужие миры. Люди тянутся к людям, но только не он.

Монстр смотрел на него беспокойно, убрал воронку. Бросил взгляд из-под прикрытых век в сторону Чёрного Дракона, кивнул на Индиго, мол, твой подопечный, ты и вытаскивай. Уполз. Чёрный Дракон вытащил Индиго из теней на пол, оставил притихшего. Индиго сел перед ним, отнял руки от лица и спросил:

- За что вы нас ненавидите, дроиды?
Дракон покачал головой, прошипел:
- Впечатление хищника, да? Главы семейств Восходящих стараются к таким не подпускать. Остальных тоже. Но ты особо везучий...

- Ответь, за что?
- Я выведу тебя отсюда.
- За что?!
- Ненавидим? Созидать или не созидать, успеть или пропустить срок... нападать или не нападать, это всё ваша свободная воля. Дроиды не помогают в дурном. Это ты называешь ненавистью?

- Нет, не это...
"Оставшийся рядом, подумать только, оправдывающийся... Разговорчивый мой телохранитель, разве я могу понять тебя, надеясь, что ты сможешь понять?.." Тут мысли Индиго потекли в другую сторону. Он успел позабыть за своими переживаниями, что снаружи серые тучи. Казалось, там по-прежнему. "А может ли Белый Дракон спуститься в тени, как в подземелье тогда?"Телохранитель кивнул, прочитав его мысли и направление взгляда. Песней, которая сама раскрывается в груди, он позвал своего Белого Дракона. Для дроида, что такое тени? Сияюще-прекрасный, счастливый услышанным зовом дракон пал перед ним на четыре широко расставленные лапы. Грива разлетелась, закрыв голубые глаза. Один прыжок на спину... "Изгнанники всё лжецы? Да, увы!.. Мне жаль, Чудовище Моря!.." Дракон стремительный, как меч в руках Сонни-сан, вынес Индиго неуязвимым, только ступени мелькнули внизу, выше башни и её морочащего света, сквозь пелену туч и теней, в свободные облачные миры.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 23 и 24

  • Какое знакомое чувство. Оно же, только противоположного цвета, цвета свежести, как у глянца каури, есть в крике чаек. Напоминание, что небо, что море, что ну совсем без преград, и что совсем рядом - не выразить насколько огромное. Звук чаячьих криков похож на: "Мы знаем, что ты не забыл. Ждал? Пора!"
     
  • Да, Вы правы относительно "лекарств и целительства"))

    Удалила фразу по просьбе) Но я не лукавила, пытаясь говорить о чистом видении...

    Обычно не всматриваюсь в лица (такова моя реальность и восприятие мира).
    Вспомнила! ТО состояние, бардо! В сиянии золотого цвета (примерно, как на аватарке)) это был образ (немного напоминающий, но уже далекий от лица человеческого) ослепительного всепроникающего света:
    - Пора!
    И такое непередаваемое чувство восторга!..
     
  • Лицо Дарующего-Силы, Царя-на-Троне окатило его безбрежным тёплым светом. Дроид прекрасный настолько, что один только взгляд на него отвечает на все вопросы и открывает все пути.Он смотрел пристально и снисходительно.Смотрел так, словно нет ни одной пылинки на свете, заслуживающей внимания, а есть только тот, на кого он направил взгляд"..

    Автор здесь точен до мельчайших подробностей!
    Не смогла пройти мимо, читая этот фрагмент, остановилась и все пыталась вспомнить, когда это было и моим переживанием?! Так и не справилась с этой задачей...
    Но я точно знаю, что такое бывает, так оно и есть!
     
  • Ох, Виктория, удалите пожалуйста первую фразу, это нехорошо даже со смайликом! )))
    Очень приятно когда удаётся хоть чуть-чуть донести настолько банальные вещи, вроде любовных сцен, что они невыразимы. Есть же лекарства, вкусы, запахи, и музыка, и слова которые лечат. Есть и образы. Странно ли, что из них самый главный - лицо, совершенное человеческое лицо, настолько прекрасное, чтоб исцелять. Это - не фэнтези!
     

По теме Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 23 и 24

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 11 и 12

Глава 11. После очередного пропавшего в Пустом Чёрном Мире появились крупицы новой информации, разрозненные, но всё же. Известие снова принёс Гром. Принадлежа к группе...

Изгнанники. Роман. Часть 2. Главы 1 и 2

Часть 2. В башне. Глава 1. "Перемешались верх и низ, Летит, взлетает снег, А в нём кружит осенний лист, Чтобы пропасть навек... Зайди в мой дом, сядь у огня, Останься здесь навек...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 3 и 4,

Глава 3. Десять-двенадцать дней, не меньше прошло прежде, чем в пещеры вернулось обычное тепло. Так что, совет оставаться там был не совсем удачен. Пока не наступила глубокая ночь...

Изгнанники. Роман. Часть 2. Главы 15 и 16

Глава 15. Ни круглого сидения, ни покрывал и подушек, ни плодов и кувшинов... На их месте монолитная плита серой стали с углами острыми, как ножи, отполированная до блеска. Только...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 1 и 2,

Глава 1. Смириться? Для начала - осознать. Он пытался и не мог охватить мыслью огромное "никогда". Собственный Мир, как гора, далёкая, но нерушимая, всё время стоял впереди. Одна...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 5 и 6,

Глава 5. Мурена и Бест летели рядом, переговариваясь сквозь свист ветра. Её Белый Дракон, остроносый, длинный, напрочь лишённый шерсти и даже гривы сразу взял след, но отставали...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты