Изгнанники. Роман. Часть 2. Главы 15 и 16

Глава 15.

Ни круглого сидения, ни покрывал и подушек, ни плодов и кувшинов... На их месте монолитная плита серой стали с углами острыми, как ножи, отполированная до блеска. Только дроидам и самому Монстру под силу принести такое.
Изгнанники. Роман. Часть 2. Главы 15 и 16
Видно, тщеславный и злой, он захотел показать изгнанникам в полной мере, с кем имеют дело. Широким кругом, на голом полу сидя, они выслушали Беста в молчании.

Одним своим загнутым когтём, не отмеряя, не прицеливаясь, Монстр расчертил стальную плиту на клетки глубокими бороздами - вжик, вжик, вжик - и никто не сделал бы ровней. Чёрные клетки наискосок заштриховал, только слышался визг и свист металла. Свернулся кольцами, ожидая. Страшный. Представление удалось.

Бест ждал с другой стороны. Перед обоими по набору шашек, рыбок, у Беста белого металла, у Змея чугунных. Цвет успели разыграть. Примагничивались они плотно, едва оторвёшь. Перед Бестом лежит острое стило. Позаботился. Не у всех есть когти.

Нельзя смотреть, как пишет очки другой, на скольких шашках. Игроки развернулись к доске спиной и приступили. Бест огляделся. Лучше не надо. Один Ухаха улыбается. И рубиново-красный Олеандр рядом с ним безмятежен. Остальные...

Олеандр... Слепое Око Судьбы. Так тому и быть. Бест нацарапал его на рыбке. На другой - 31. Расставил пустые медленно так, задумчиво, для виду размышляя над каждой... 31 нельзя ставить в дальний ряд. Значит во второй, посередине. Око Судьбы справа в первом ряду. Монстр тоже расставил. И они начали.

Первые шашки сблизились. Бест взял два очка сразу, одно, следующие два, уже неплохо. Монстр, естественно, ни одного, только пустые "Кто-Тут-Есть".

- Что ж ты не воспользовался Слепым Оком Судьбы? - спросил, задумавшись, Бест.

- Мне слепых своих хватает, - просипел Монстр, - а ты, как я чую, воспользовался...

- Может быть, а может, все мои циферки в заднем ряду...

Бест взял ещё три, намеренно не двигая одну шашку по центру, открывшуюся уже 31. Монстр заметил и стал избегать её. "Сейчас он будет прорываться к последнему ряду... Но где? Если влево, то ещё долго. Если вправо..." Змей сожрал две пустые шашки слева, в обход центральной. Когда его когти зависали над ней, замирал даже под тёплым медальоном Огненный Круг. Двинулся вправо, где мог взять сразу три. Перепрыгнул раз, два... И Слепое Око Судьбы подмигнуло ему.

Вздох облегчения прокатился по залу. "Небо и море, рано вы радуетесь, это только начало..." - с болью подумал Бест. Змей махнул хвостом, сбросил шашки на пол.

- Ты хорошо играешь.
- Это судьба, - отозвался Бест.

- Где же твой дроид? - прохрипел Змей. - Или я должен к нему отправиться? Затруднительно.

- Ты. Но это совсем близко.
Бест запрыгнул на стол, на клетки игровой доски так, чтоб оказаться лицом к лицу.

- Выслушай меня, Архитектор. Сначала свидетели. Мои. Свидетели того, что я честен с тобой.

- Кто же они?
- Они, Архитектор, первая раса дроидов. Только создавший новое, не существовавшее прежде может звать их, с ними говорить. Я создал конвенцию. Не достаточную. Не точную. Но я создал её! Я могу их позвать. И они будут говорить со мной. Достаточное ли свидетельство?

- Я не требовал никакого. Но да, вполне.
Бест, словно в раскрытую книгу, заглянул в свои ладони, потом сложил их... Улыбнулся и поклонился.

Тихая музыка пришла ниоткуда. Башню залил свет, необычайный, неземной. Два силуэта: янтарный и серебряный, как в двери проходя, один сквозь другой начали спускаться, не приближаясь, внезапно встали рядом и поклонились Бесту. И он им, снова.

- Выражаем почтение...
- Высшие дроиды первой расы!.. Ответьте мне вслух, во всеуслышание, сколько дроидов вообще при любых условиях станут говорить с Хищником Моря?

- Один. Только один, - звоном колокольчиков отозвались они. - Один при любых условиях. И ни один другой!

- Благодарю вас.
Дроиды рассмеялись и рассыпались на огоньки. Свет ушёл. О, какой же тёмной предстала башня изгнанникам!.. О, как же вырос Бест в их глазах, даже не с чем сравнить!.. Восходящие не встречают первой расы. Хозяева тоже. Зачем? Это не запрет, а то, что бывает по случаю, невероятному, немыслимому... Они, изгнанники, видели чудо сейчас!..

Безгубое, страшное лицо Монстра искривилось:
- Любимчик дроидов, шикарный аттракцион. Непонятно зачем. Но я слышал, я верю тебе.

- Вот зачем!
Бест спрыгнул. Снял круглый котелок, висевший возле стенной ниши, у огня, мельком бросил взгляд на Ухаха. Несколько лёгких снежинок вылетело из левого глаза, когда тот ему подмигнул. С котелком в двух руках Бест вернулся на прежнее место. Неглубокий, круглый, блестящий он был полон морской воды. А в ней, огромным шариком мороженого качался белый снежок сократового снега, смертельного, ядовитого снега, и не таял. Бест поднял котелок:

- Вот зачем! Только один. Царь-На-Троне будет говорить с тобой! Выпей или скажи, что ты лжец и не держишь слова!

Готовым задрожать рукам Бест приказал: "Не сметь!.. Как же он сейчас разозлится... Но он так расчетлив, Морское Чудовище. Если и разорвёт меня, успокоится. У них будет год. Ещё целый год надежды".

Змей распрямил свои кольца, взвился, сверху вниз уставился на хлопья снега, на блестящее дно котелка...

- Дважды изгнанник, любимчик дроидов! Этот визит, что я проиграл тебе, обычно называют по-другому!

- Обычно. Но не всегда! - ответил Бест резко. - Ты не знаешь своего срока, и я не знаю. Царь-на-Троне открывает пути.

- Нет, - зарычал Монстр, - я знаю! Ты промахнулся! Морская вода со злым ядом, подумал ты, означает мучительную, медленную смерть!.. А она означает, что я остановлю его!.. Остановлю...

Он наклонился, просипел в лицо:
- Если останусь жив... О, ни на что не надейся, изгнанник!.. Я не лжец. Я держу слово.

И взял котелок. Бест не изменился в лице. Не отвёл взгляда. Изгнанники не узнавали его. Как дроид холода. Хорошо, что на нашей стороне.

- Пей!
Монстр остановился.
- Гость мой, я должник. Послушай, я отпущу с тобой половину из них и открою для вас небо...

- Пей!.. Зачем ты торгуешься? Просто нарушь договор. Или пей!.. Я не торгуюсь.

- Я страшно отомщу тебе!
- Верю. Но сейчас ты должен увидеть лицо Коронованного. Пей!

Монстр скрипнул когтями по котелку и опрокинул его себе в пасть. Закрыл глаза. Простонал невнятно и зигзагами, зигзагами по стенам исчез выше стрельчатых окон. Крупные колючие звёзды глядели из них, ветер выл, ветер...

Бест опустился на клетки стола, спрятал лицо в коленях. Чтобы не заметили. Никто не подошёл к нему. Тишина. Ветер, иллюзорный, тень-ветер, тень-звук... Расходиться некуда и незачем, и страшно. Мурена перебирала монетки ожерелья. Олеандр, облокотившись на мохнатый бок Ухаха, смотрел в пол и в своё сердце, лишь бы не на Беста. Он помог, но он очень-очень сомневался... По разным причинам. День прошёл. Вечер тоже.

Зигзагами, зигзагами вниз Монстр спустился, подобно молнии, ударившей в плиты пола, и просипел тихо:

- Где это место, гость мой? Рынок дроидов, облачный мир?

- Небо и море! - Бест слетел со стола и обнял жуткую морду, прижал к своему плечу. - Ты видел его?! Он знал, что я предложу тебе?! Ты согласен? Прости меня, ради милости дороидов! Выхода не было! Я набрал столько морской воды, чтобы - не - погубить! Прости меня! Что ты видел?

Монстр просипел, освобождаясь:
- Царя-На-Троне. Всё разом. Что за дурацкий вопрос! Ты правильно рассчитал, любимчик дроидов... Если твои друзья не порвут меня на лоскутки. На переходном этапе. Впрочем, так даже лучше.

- Нет! Прости меня! Ведь ты не передумаешь?
- Как я могу передумать, когда ничего не решал? Я видел открытый путь, видел закрытые пути.

- Завтра? - спросил Бест.
- Завтра.
- Ты сомневаешься, - прошептал Бест ему одному, - но причины нет... Там прекрасно... Там всегда светит солнце сквозь аллею, потом светит вдоль, и насквозь с другой стороны... Я был там.

- Замолчи. Я всё проиграл. В Великом Море ты был бы царём чудовищ, самым опасным, гость мой, Бест.

Глава 16.

- Не беспокойтесь... Всё будет таять последовательно, как создавалось, - таковы были последние слова, услышанные изгнанниками от Монстра, произнесённые сиплым, свистящим голосом чудовища.

Следующим утром его уже не обнаружилось в башне. Она ещё стояла.

На нижней галерее, окружив Беста, изгнанники встречали рассвет, и шестеро не покорившихся присоединились к ним, впервые почти за три года утолив жажду водой связных Впечатлений. Опьянённые и жаждущие мести. Феникс, Кондор, Клад, Сота с шестигранным перстнем на указательном пальце, Чертог, в прошлом обладатель самого большого тайника на континенте, и Альбатрос, ещё один приятель Беста по гонкам, пару раз обошедший-таки его дракона. С покорившимися Архитектору изгнанниками они как-то пока не перемешались... Держались в стороне. Соль издали, через чужие спины поглядывала на Альбатроса, чувствуя себя виноватой. Размышляя, тревожно и беспорядочно, обо всём сразу: жажде и ужасе, плодах и Впечатлениях, трусости и продажности, пределах возможного... Они с Альбатросом не были особо близки, изредка около берега вместе ныряли за артефактами. Хотя, если судить по тому, что всё выловленное оказывалось не нужным ему и доставалось Соль, то были... Альбатрос тоже поглядывал на неё, переменившуюся, большеглазую, в синем бархате до щиколоток... И думал только одно: "Жива".

Феникс и Клад выговаривали что-то Бесту. Он кивал, и каждый кивок означал: нет, нет и нет. Я вас понимаю, но сделаю по-своему.

- А вам не кажется, - подвёл черту Бест, - что это моё право, причём, дважды?

"Ты не один из нас, - подумал Кондор, - причём, трижды". И отошёл от спорщиков. Ясно, за кем останется последнее слово, уж чего-чего, а упрямства Бесту не занимать.

Тучи остановились. Это произошло внезапно. Остановились и слова, и споры. Серая пелена неба разбилась на мозаичные осколки. Мозаика наоборот: осколки грязно-серые, а швы между ними розовые и голубые... Посветлело.

- Уходим отсюда, - сказал Мираж.
- Но куда? В нижние залы, обратно в темень? - Амарант посмотрел на парадную лестницу, волны шли по её исчезающим струнам. - Снаружи снег.

- Спустимся во внутренний двор, побудем в саду, - негромко предложил Дикарь. - Если что будет таять сверху, дотуда не долетит, по стенам скатится.

Так они и сделали. На радость шести освобождённым коллекционерам, еще не пробовавшим змеевых плодов. Валяясь на спине, за всё более и более лёгкой, дружеской болтовнёй, сквозь кроны и жёлтые яблоки они вскоре любовались на беспредельные облачные миры... Как можно было не ценить это чудо? Пусть, навеки недоступное, но такое прекрасное...

Невдалеке от башни, лицом к ней на узкой тропинке, где однажды поднялся на поверхность Сократ, стоял незнакомый изгнанник. Одетый в чёрное. Прозрачный, как битое стекло. С глубокими синими глазами. С золотой цепью на шее, кулон - капля янтаря. Мокрый насквозь от водопада забвения. Высокий как Изумруд, он впервые, первый и последний раз смотрел на свою башню, на своё тающее творение. Повёл в воздухе рукой, обводя её силуэт. И силы в его руке хватило только на это. С другой тропинки к нему перепрыгнул Гром. Он вздрогнул, отступил, заслоняясь невольно:

- Кто ты?
- Твой Черный Дракон. Бест прислал, будь ты проклят.

Змей узнал голос.
- А... В чём проблема? Прокляни. Собственноручно.
- Пошли. Идти можешь?
- Медленно.
Гром пропустил его перед собой. Гуськом подошли они к чистой площадке на месте парадной лестницы. Ухаха, пасясь мохнатой коровой, выел порядочно проплешин в снегу. Змей отшатнулся и от его широченной улыбки.

- Не узнаёшь? - спросил Гром.
- Узнал уже.
Из-за бока Ухаха показался красный в белом одеянии Олеандр, заметил Змея, крикнул другим, махнул рукой. В беспорядочных каменных руинах, среди поваленных статуй, неповреждённых строений кладовых первыми показались Бест и Фанатик. Шестеро коллекционеров шли за ними. Олеандр подбежал, взял Змея за руки, провёл до горы обломков, и не дал рухнуть на последних шагах... Усадил.

- Тьфу! - Сота отошёл от группы.
- Феникс, пойми, - убеждала Мурена, - это почти невозможно, то, что он сделал! Вы не приняли одолжения, вы молодцы. Но ты лично мог бы оценить хоть сложность задачи! Такую громаду единолично создать - и самому уничтожить… Вырвать из тела тысячелетиями присущие ему тени! Он злой, но гениальный. Это великое существо.

- Хищница ты, - беззлобно отвечал Феникс, - и защищаешь своих. Не старайся, лишнее. Против Беста никто не пойдёт. Он победил. Вчистую. Ему и решать.

Бест присел на корточки рядом со Змеем:
- Архитектор...
- Бест?
- Ты не помнишь меня?
- Я не видел тебя. Никого из вас не видел.
- А, ну да. Позови дракона. Можешь позвать?
Змей откинулся назад. Птичья песня, свистящий нежный щебет распространился из груди. Змей сощурился, улыбнувшись лишь глазами, и пробормотал: "Не зря..." Белый Дракон расправил огромные крылья. Застившей небо бабочкой предстал в полёте. Сложил эти крылья волной, гребнем от хвоста до головы и пал на четыре лапы. Бесподобный. Ни одной гонки у такого не выиграть.

- Держи за загривок, чтоб не исчез, - сказал Бест и позвал своего.

Теперь они стояли рядом, равно крупные, нетерпеливые. Змей приподнялся. Его остроносый дракон повернул ухо, скосил глаз, недоверчивый, счастливый зовом, и прислонил голову к руке.

- Давно не виделись... - прошептал Змей.
Бест на нечеловеческом языке сказал что-то своему дракону, название какое-то. Тот кивнул, фыркнул. И оба дракона согласно кивнули.

- Мой дроид проводит тебя.
- А если когда-нибудь он проводит и меня, то мы сможем повидаться, - сказала Мурена, разглядывая преображённого Змея, как и прочие, не веря своим глазам.

- Посмотри на меня, хищница, Пурпурная Рыбка, - ответил Змей голосом чистым, по-прежнему властным, - и запомни это жалкое зрелище. Пригодится. Хотя, лучше бы не пригодилось. Увидеться - рад.

"Небо и море! - думал Изумруд, наблюдая издалека светящийся, быстрый Огненный Круг под чёрной рубашкой. - Он совсем юный в сравнении со мной! Кто бы мог подумать, много старше изгнанников, но для меня - юнец..." Бест оглянулся на шестерых, опять собравшихся вместе, на Феникса... Покачал головой.

- Не медли, - сказал он Змею. - Долгий путь.
- Вижу. Спасибо, Бест.
Он встал, поддержанный красной рукой Олеандра, и сел на дракона. Задержал его руку.

- Я промолчал тебе, мой мальчик. Отвечу теперь: неправда. Не ненавижу.

Змей хлопнул дракона по шее, Бест отпустил своего, и два белых дроида, сделав круг, унеслись в облачные миры почти вертикально.

Что подобная махина может растаять до такой степени поступательно, в глубине души не поверил никто. А напрасно. Остались и стены, образовывавшие внутренний двор, не сплошь, но промежутками каменной кладки, обтёсанные, крупные камни, не связанные раствором, надёжно пригнанные. Так что, сад раскинулся в их несовершенной ограде - широкий полумесяц, кое-где открытый, в других местах заслонённый от пустынной земли. Вода забвения продолжала питать его. Но плодов с Впечатлениями уже не будет. И бассейн остался. Он будет таять ещё много лет, сотворённый Змеем независимо от башни, от себя и других теней. Изумруд сидел перед ним часами, опускал руку, разглядывал её, думал.

Морские Чудовища разбежались из затопленного подвала и большей частью погибли, хотя, как знать.

Первые дни ничего не хотелось. Даже пить. А такая коллекция! Розовыми, упавшими раковинами был отмечен путь к Великому Морю... Даже думать о будущем. Только летать среди облаков, заглядывать в рамы, чувствовать лучики на веках. Только сидеть, глядя в свободное небо.

- Откуда в тебе это?.. - как бы риторически спросил Беста Гром. - Всегда был таким или пришло однажды?

- Каким таким? Я считаю, что нужно договариваться. Разговаривать и договариваться. Так правильно. Вот смотри, Змей сделал мне подарок, предложение, хочешь, принимай, хочешь, нет. Ужасное предложение. Выбрать одну жизнь. Из вас, понимаешь? Того, кто не умрёт. Я не смог бы выбрать. Но я сказал - да! И в итоге всё получилось.

- Это только везение, Бест! А предложи он тебе, назвать это имя прямо сразу? Стал бы ты договариваться? Что бы ответил?

- Да. И тогда стал бы. И назвал имя. Твоё, например. Не самого слабого, а самого сильного. Затем пришёл бы к тебе и спросил разрешения сыграть на твою жизнь за все остальные.

Гром не сдержал улыбки:
- Ладно!.. Ты выиграл, Бест.

Там, дальней стороне сада, где любовался на розы Дикарь в самый страшный день своей жизни, где красно-зелёный плющ поднимается по стене, арками перекидывается вправо и влево, к следующим её промежуткам, изгнанники устроили место общего сбора, набросали ковров, подушек. Бест восседал по центру, так и не прельстившийся змеевыми одеяниями, в шароварах и клетчатой рубашке, с медальоном дроидов на груди. И вот как он начал рассказ в ответ на град их вопросов:

- Есть рынок дроидов...
- Это что-то абсурдное, Бест! - немедленно перебил его Ауреол. - Рынок, где можно купить дроида?!

- Нет! - Бест рассмеялся. - Даже наоборот. Где главы семейств ищут дроидов, а свободные, в основном 2-1, присматриваются к семействам... Как-то так. Общее место. В чём суть: им нужно поле соприкосновения, человек. Место лишь условность. Оно выглядит, как облачный мир со входной рамой, липовая аллея, за ней уже настоящий вход. Но дальше я не ходил. Зайти, означало бы согласиться. Понимаете, тот, кто создал новое, не существовавшее прежде, как однажды люди создали самих дроидов, получает право им...

- ... приказывать, - встряла Мурена.
- Служить!.. И на этом рынке, как поле, как основное условие, я стал бы...

- … хозяином, - не удержалась Мурена.
- Привратником!.. Небо и море, прошу тебя!
Мурена, притворно обиженная, пожала плечами:
- Ну, если привратником, не очень-то интересно...
И ушла объедать вишни поодаль.
- Изумруд, - вздохнул Бест, - что ты делаешь, когда хочешь убедить Селену прекратить спор, а?

Изумруд озадачился:
- Кстати, да, уже чисто, можно позвать её. Да, в общем-то, Бест, Селена не особо разговорчива. Тем более настаивать на своём... Вот только, - он провёл рукой по бусам на чёрной груди, - разве это...

- Ну, ты богато украшен!
- Отнюдь, это совсем не много, то, что оставил. Эти феньки, они, большей частью, защитные. И они мне, как выразиться, не особо нужны... С практической точки зрения!

- У каждого, - усмехнулся Бест, - свои проблемы.
- Ага. И что, ты должен был стать привратником дроидов, но уступил второму чудовищу?

- Уступил?! Там нереально скучно! Но красиво. Справедливости ради. И много музыки, пения дроидов. И солнце... - голос Беста стал мягким, мечтательным. - Там греет, греет и светит солнце... Не важно. Я - здесь!

Вишенка за вишенкой, Мурена наткнулась, кружа по саду, на свой бывший приют. Её комнатка стояла на земле целой и невредимой. Окно с балконом превратилось в дверь с крылечком. "Не пригодился..." Среди подушек Мурена нашла флакончик полный Чистой Воды забвения. "Огонёк дроидов исчез..." Она повертела его в розовых пальцах и вдруг заметила на дне крошечную ярко-синюю бусину...
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Изгнанники. Роман. Часть 2. Главы 15 и 16

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 11 и 12

Глава 11. После очередного пропавшего в Пустом Чёрном Мире появились крупицы новой информации, разрозненные, но всё же. Известие снова принёс Гром. Принадлежа к группе...

Изгнанники. Роман. Часть 2. Главы 1 и 2

Часть 2. В башне. Глава 1. "Перемешались верх и низ, Летит, взлетает снег, А в нём кружит осенний лист, Чтобы пропасть навек... Зайди в мой дом, сядь у огня, Останься здесь навек...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 3 и 4,

Глава 3. Десять-двенадцать дней, не меньше прошло прежде, чем в пещеры вернулось обычное тепло. Так что, совет оставаться там был не совсем удачен. Пока не наступила глубокая ночь...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 1 и 2,

Глава 1. Смириться? Для начала - осознать. Он пытался и не мог охватить мыслью огромное "никогда". Собственный Мир, как гора, далёкая, но нерушимая, всё время стоял впереди. Одна...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 5 и 6,

Глава 5. Мурена и Бест летели рядом, переговариваясь сквозь свист ветра. Её Белый Дракон, остроносый, длинный, напрочь лишённый шерсти и даже гривы сразу взял след, но отставали...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 9 и 10

Глава 9. Известие, принесённое Муреной, о том, что Лелий был чистым хозяином Собственного Мира, и что теперь его нет на свете, надолго захватило изгнанников. О чём бы ни шла речь...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты