Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 17 и 18

Глава 17.

В хмуром свете следующего утра Изумруд возник на входе в пещеры. Добрался легко, одетый в невидимую броню из стольких быстрых теней, сколько успел наловить до берега. Там объединил их Впечатлением непрерывной перемены, вырвал сплавленными из Огненного Круга, что нелегко, и надел.
Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 17 и 18
Впечатления основы не нашлось, так что видимой тень не была. Прилетел низко над землёй, с собой ещё две тени: Слипнись и Перекрутись, соответственно названиям, легко разделяемые, но так же легко собирающиеся из кусков. А главное - самостоятельно. Он обнял Селену, выбежавшую навстречу, прошёлся по пещерам, хлопая в ладоши, будя спящих, и позвал всех в сухую часть подземелий.

От одной стены до другой Изумруд перекинул два ровных ствола каменных деревьев, ещё несколько толстых, с себя ростом установил вертикально, забив в трещины камнями. Редкий туман дроидов давал мало света, но это и к лучшему. Ночь, что? Условия приближенные к полевым. Достал один кнут из охапки, самый длинный, с железной пикой на конце. "Откуда взяли? Коллекционеры!.. Но вышло то, что надо". От рукояти до кончика пробежали искрящиеся огоньки. "Очень неплохо".

- Смотрите.
И без того все смотрели не отрываясь, дальние ряды с уступов стен. Изумруд освободил от людей пространство вокруг, откинул кнут назад и плавно, медленно, одной волной послал его на вертикальный ствол дерева так, что самый конец обвился, а железный наконечник клюнул в середину. Неуловимым движением он вернул кнут к себе. Всё в тишине, с лёгким свистом и тихим стуком.

- Видели? Теперь так.
Изумруд перешёл к одной из своих теней. Между верхней и нижней горизонтальными балками она зависла, плохо видимая в темноте, похожая на соцветие тёмно-бардовых цветов, которые непрерывно меняются местами. Он встал к ней ближе, сложил кнут в руке, коротко замахнулся и отправил его плясать вокруг, насквозь тени одним ударом. Цветки, вспыхнув, брызнули во все стороны, вверх, на смотрящих, на его чёрный торс и мощные плечи, и собрались обратно, слиплись, как ни в чём не бывало.

- Ясно?
Следующая тень висела, как перекрученные корни, держась лишь за верхнюю балку. Когда бич обвил её, Изумруд подёргал и все увидели, что она начинает закручиваться, отнимая оружие, пока не сожрала половину, тогда оставшейся частью он сделал волну, хлопнул резко по тени, и она отпустила.

- Но это не единственный вариант, - добавил с усмешкой. - Играйтесь, пробуйте сами. Вечером я на вас посмотрю.

И направился на поверхность. Селена, сцапав его руку, шла рядом. Он наклонился к ней, огромный:

- Извини, я один. Вернусь скоро.
- Я невидимка, ты же знаешь. Какие проблемы?
- У них такие прожектора! Как бы лучи, свет на полнеба. Кто в него попадает, радикально сходит с ума, перестаёт различать даже направления. Ты бы видела, как я дрался вчера!

Она пожала плечами. Изумруд заметил с улыбкой:
- Ты не беспокоишься за меня, как Мурена за Беста...

Она снова пожала плечами:
- А что за него волноваться? За тебя тем более.
- Обидно и лестно.
- Может, я пойду пока в Собственный Мир? Ты выпустил мою тень-впечатление рыбы?

- Выпустил в пределах своей, не знал, вдруг она тебе понадобится.

- Отлично! Она мне понравилась, найду и на основе слеплю что-нибудь другое.

- Не сейчас, ладно? Селена, я вернусь и провожу тебя. Знаешь, из-за делания теней, ты стала совершенно перламутровая... Тебе идёт.

Изумруд призвал Белого Дракона, сел боком:
- Хлыст возьми, поиграй. Всегда пригодится.
Он провёл руками по своим, наспех сделанным, доспехам. Невидимые, они немного серебрились при дневном свете. Всё в порядке. Наклонился к дракону, говорил что-то на ухо, долго. Тот свернул кольцами хвост, острый нос уставил в небо... И с резким криком уходя в зенит, они прорвали низкие тучи, горизонт угрозы.

"Переговоры, так переговоры. Но Бест не сказал, как их вести? Вот и ладушки. Здравствуй, уродливый хищник, здравствуй, красавчик, предложить мне нечего, но чтобы ты говорил со мной, я кое-что у тебя, извини, утяну..." Изумруд сделал поправку на ветер и среди открывшихся ему прекрасных, многоцветных облачных миров повернул к предполагаемому центру континента, постепенно снижаясь. Попал в точку. Крепость успела достичь поразительной высоты, но, он так и думал, не обзавелась крышей. Изумруд парил над ней, как над кратером вулкана.

Он парил и разглядывал, не без замирания, махину из дрожащих белых сцеплений, полупрозрачных, белёсых, во много слоёв, с промежутками тёмных артефактов, с лестницами, наметившимися снаружи и изнутри, с опоясывающими её галереями... "Не нравятся мне эти закрытые очи. Что-то будет, когда они откроются!.." Так размышляя, он начал разматывать со своей руки вниз, внутрь крепостных стен тонкую прозрачную нитку с крупной жемчужиной на ней. Неторопливо, следя за тучами, поднявшись повыше от них. Над крепостью штиль, ветер не мешал ему.

По описанию Борея, Изумруд узнал хищников, прилетавших сюда. Такая порода издревле обитала в Великом Море. Неумные и не особо свирепые, жадные, умеющие делать стерегущие тени и присущие, тени неразрывные с телом, но слабые. Когда-то давным-давно человеческие, их тела преобразились сходным образом и застыли в этом состоянии. Они были похожи на летучих мышей, иные - на летучих белок, иные - на скатов, с двумя крыльями - кожистыми перепонками между рукой и ногой вдоль тощего тельца, длинная мелкозубая морда, зоб, в нём они переносили с места на место, перепрятывая до бесконечности, артефакты, найденные под водой, особо предпочитая жемчуг. Существует, по-видимому, какая-то тайная связь между хищниками и жемчугом, что на рынках и в мирах, что в океане, скрытое притяжение. Мелкие хищники, летяги, по характеру своих интересов, самые невинные в Великом Море. Связные Впечатления из чужих тел не вырывали, довольствовались дождями на поверхности, ошмётками чужой охоты, грабежом, такие подводные коллекционеры. Нюх хороший. Быстро убегали и ловко прятались, просачиваясь в любую щель, умели взмывать над водой. Но вот, почему-то, вышедшему на континент, Монстру понадобились именно они. Тем лучше.

Изумруд размотал свою удочку и стал ждать. Недолго. Внизу дёрнули, снова дёрнули и потащили! Он, опять-таки не спеша, взял тень-краба, клац-клац, продел в середину её нитку и резко пустил по невидимой нити вниз. Краб, растопырив железные лапы, пропал в дымке. Сомкнулся намертво. "Клац-клац..." - послышалось бы, если б не расстояние, так только дёрнулась нитка. И судя по тому, что не раскрылся сразу же, обратно не вскарабкался, жемчужину схватила не тень! Тут уже без промедления Изумруд потащил, сматывая нить на руку обратно... Зобатый, лупоглазый, перепуганный летяга трепыхался в его чёрной руке и подлаивал: "Злой Господин!.. Господин всего моря!.." - "Ага, - пробормотал Изумруд, - давно не виделись".

"Ну что ж, - подумал он, - приглашение отправлено". Вытащил жемчужину из зоба, сняв краба с тощей шеи, перемотал пасть ниткой и стал ждать новостей. Время шло. "Нечто происходит..." - заключил он из того, что рост новых рядов башни приостановился. Несколько глазастых теней-клопов выглянули из-за её стен, уставились на него, но без тумана морочащий свет не достиг Изумруда, рассеялся. "Уже неплохо. Сырость морских, Свободных Впечатлений нужна для всего... Плохо то, что на континенте её в избытке. Валите вниз".

Того, что произошло следом, не ожидал даже он. На могучем змеином хвосте, грациозный и стремительный, Монстр, Архитектор башни взмыл зигзагами по ней, до самого верха, на хвосте выпрямился и вплотную придвинул к Изумруду своё полуслепое лицо. Ладони в земле и слизи. Судорожно он продолжал ими пустоту когтить и комкать. Изумруд пресёк порыв Белого Дракона шарахнуться прочь. Говорить же пришёл. "С ума сойти, говорить!.. Красавец..." Монстр заложил за спину свои, навсегда беспокойные лапы, раздвоенные пальцы, когти сцепил, ткнулся ещё ближе синевой полуприкрытых глаз и просипел:

- Здравствуй... Злой Господин... Хозяин... Летунчик мой у тебя? Угощайся.

Изумруд не нашёлся сразу. Такое уродство. Сам он единожды только сделал тень присущую телу, удобная тень... О, если б изгнанники видели его таким!.. И смыл Чистой Водой забвения, это так мучительно, почти невозможно, впредь не делал... Жуткое зрелище... Но от величия громады, сооружаемой в сердцевине Морской Звезды, от масштаба экспансии и ещё чего-то в тоне Монстра, уважение примешалось к брезгливости, неожиданно для него самого.

- Хочешь, - продолжил Монстр, - ещё двоих таких же?

Он пригляделся к летяге в чёрной руке и поцарапал по нему, стонущему от ужаса, когтями.

- Ещё двоих... В зобу много разного. И когти тебе. И крылья. И косточки. А мне отдай брюшки от всех троих, и от этого тоже. Договорились? Там пузырёк у них. С чистой водичкой. Только его отдай. Злой Владыка, договорились?

Летяга обмяк и тёрся головой об руку Изумруда, который почувствовал вдруг, что и он немного Бест, и на таких условиях не отдаст несчастного хищника.

- Возьми целиком, - ответил он Монстру, с зобом, когтями и водичкой. А мне нужен другой парень.

- Какой парень, Злой Господин?
Монстр горестно, поднеся к лицу, разглядывал свои уродливые, хватающие воздух лапы.

- Человек, изгнанник, зашедший к тебе. И что ты на свои руки всё время смотришь?

- Пустые они, - прохрипел тот, мигая близоруко. - Почему-то пустые… Не могут схватить? Или не всё можно схватить руками... Или вижу плохо, не могу найти... А парень? Гость мой? Он гость мой. Захочет, может уйти. Спустись и спроси его, Злой Хозяин всего моря.

- Ага, сейчас, уже! - Изумруд рассмеялся.
- Какой ты громкий. Не надо. Даже в море, тебя плохо видно, но хорошо слышно, издали. Издалека...

"Вот как? - подумал Изумруд. - Учту. Парнишка жив, значит. Бест, что же такое, твои переговоры, что дальше?"

- Слышь, Архитектор, зачем тебе это на материке?
- Как? - переспросил Монстр. - Домой я пришёл, вернулся. Я буду здесь жить.

И он вытянулся ещё, неприятно нависая над Изумрудом, запрокинув уродливое лицо со скорбной прорезью рта к облакам, не видя их.

- Слепой ты, - сказал Изумруд, - заблудился слегка. Ты в море живёшь, в норе. Отдай парня. Ведь, кажется, ты меня знаешь. А что и не знаешь, способен вообразить, отдай сразу.

- Злой Господин, я не лгу. Он гость мой. Верни летягу. Пить хочется. Больно. И ему и мне.

"Понял! Бест, ты был прав! Я поговорил с ним и понял! Летяги носят ему Чистую Воду забвения... Откуда? От водопадов, падающих с обсидиановой, восточной скалы! Она разъедает их изнутри, слишком много для маленького тела, и слишком долго... А Монстру один глоток, чтобы утихомирить уродливые присущие тени... Жалкая жизнь".

- Слушай, Архитектор! Гостя ты прогонишь. Если сегодня он не вернётся к своим... Слушай, я - лжец?

- Не знаю, ты Чёрная Гибель.
- Отлично. Если не вернётся, за день я переловлю их всех, всех летяг до одного, и никакой тебе чистой водички.

- Нет, - неожиданно твёрдо и без размышления прохрипел Монстр, - не прогоню. Мне дорог мой гость. Я ценю его. Другой, когда ещё будет. А больно всегда. И от чистой водички больно. Я говорю с ним, он говорит со мной… Прекрасно... Злой Владыка, я не прогоню гостя.

"Вот те раз... А если по-другому?"
- Ты лжёшь. Только гость? Но ты закрыл подземелья.
- Закрыл.
- Как же он выйдет, если захочет?
- Как все, через стену.
- А он знает об этом?
- Злой Господин, он знает, я сказал. Ты не понимаешь, хищник?

- Я не уверен. Допустим. Открой подземелья. Он придёт к нам и вернётся, если захочет. Не веришь, да? Сам ты не можешь спуститься под землю? Не можешь. Там её слишком много, Чистой Воды забвения, там она в воздухе, в стенах, в капели... Страшно. Не беда, твой гость принесёт её тебе, если захочет...

Монстр царапал когтями воздух, себя, молча. И прохрипел пару минут спустя:

- Никогда не слышал твоего голоса в океане... Только громкий хохот. Что-то переменилось, Злой Господин... Он придёт к вам, а вы отпустите его обратно?

"Чёрта с три!" - подумал Изумруд и ответил:
- Конечно!
- Ты лжёшь! - взвился Змей. - Это я могу различить и без глаз! Отдай летягу!

- Забирай!
Изумруд размотал пасть хищника и швырнул его вниз.
- Захочу, сто раз поймаю!
Змей опустился пониже, притих, царапая тело когтями, впрочем, без вреда для себя, царапая лицо, коснулся глаз и просипел:

- Прогнать гостя?.. Злой Владыка, а ты можешь починить мне глаза? Они ничего почти не видят.

- Вряд ли, - Изумруд сосредоточенно вгляделся в его веки, принюхался, любопытный к сложным задачам. - Посмотри на себя. Ты же сам понимаешь, это не глаза только. Сделай другие. Нечеловеческие.

- Нет, нет. Мне нужны эти. Мне жаль их. Я хочу видеть...

- Кого ешь?
- Да… Злой Господин, хочу отыскать потерянное, то, что видел этими глазами. Вдруг оно рядом, а я не вижу.

- Открой подземелья.
- Не открою. Но я передам, что вы ждёте его... Он мой гость, Злой Господин! - прорычал Змей, повышая голос. - Я не лжец! И ты мой гость, взгляни, докуда поднялись эти стены! Ты уже в их пределах, но я прогоняю тебя!

Монстр простёр к Изумруду изуродованные руки, с раздвоенными пальцами, с острыми когтями и махнул: "Прочь!" Белый Дракон радостно, с первым хлопком по шее взбрыкнул, боднул небо рогами и ринулся в оранжевые, вечерние облака. Последнее, что увидел Изумруд-переговорщик, были слёзы, текущие из синеватых, полуслепых глаз.

Поле прогулки среди облачных миров Белый Дракон пал камнем сквозь тучи и нёс Изумруда, погружённого в свои мысли, почти задевая лапами пляшущие волны. Усиливающийся вблизи континента ветер подгонял его. Горестный, предсказуемый сюрприз ждал на пути.

Ещё раньше, беря разбег в высоту перед резким падением, Изумруд заметил, что вечереющие миры посветлели, как будто время повернуло вспять, к полудню, и сложились в драконью морду, смутно знакомую ему. Пустынный пейзаж с красноватой землёй, искорками дроидов и длинным набегом волн отразился в зрачках, перед тем, как растаял белый призрак горя. "Таки-погиб кто-то... Погулять вылетел или было нападение на пещеры? Тогда это не последняя драконья морда в небе, надо спешить".

Он завидел вдали юго-западный, ближайший к пещерам залив, Туманное Море дроидов второй расы 2-2. Сумрачно. Огоньки играют внизу. Бешеный ветер. Море встаёт такими волнами, что их гребни выпрыгивают над туманом. И толпа народа на берегу. Толпа?! Десятка три человек, изгнанников в развевающихся лохмотьях. Что за бредовое видение? Одна фигура лежит среди волн, как в колыбели. Они не сносят её, не захлёстывают, лишь огоньки дроидов иными волнами проходят от ног до макушки. Изгнанник. Тот, чьего дракона видел Изумруд прощальным, тающим. Он приземлился и подошёл к ним. Все молчали. Изгнанники стояли полукругом, наклоняясь против ветра, а один отдельно, у кромки воды, захлёстывающей его до колен, огромными немигающими глазами глядя на тело в волнах, неотрывно.

- Что случилось? - спросил Изумруд. - Почему его не утащили тени или хищник? Кто это был?

- Он, - ответили Изумруду и кивнули на отдельно стоящую фигуру.

- Что?! В чём дело? Чего они не поделили? Да и что вообще у вас есть, чтобы это не поделить?!

- Ничего... Они просто играли. Один поймал, другой не сдавался...

"Прежде, чем они возьмут в руки оружие... - голос Беста громом небесным раскатился в уме Изумруда, - пусть поклянутся... Прежде! Прежде, чем!.."

- Я забыл! Проклятье! Небо и море, я совсем забыл!
- Что ты забыл, Изумруд? - Мурена серьёзная, бледная подошла к нему в полумраке, за поясом короткий, сложенный хлыст.

- О, Мурена! Бест должен был остаться с вами, а не я! Он знал, он предвидел это!

- Как можно предвидеть несчастный случай? Ребята играли. Сами виноваты. Никто не виноват.

- Я! Моя вина!
И он рассказал ей. Мурена, выслушав, коротко кивнула. Изумруд зашёл в море и взглянул на тающего в огоньках. Юный коллекционер, не богатый, по одежде, короткая юбка, широкий пояс с ножнами, голубые, закрытые веки и неподвижный Огненный Круг. Как нежно качало его море дроидов, волнами пляшущее вокруг, бросающее пену на берег. Разноцветные искорки скользили и по поверхности тела и в глубине. "Бест, моя вина. Только моя". Оставались одни очертания. Изумруд увидел, как высший дроид, глава Дом проявился в центре Огненного Круга, крошечный, но величественный, протянул руки и взял этот неподвижный круг из середины его. И очертания исчезли, и дроид исчез.

Парень, стоявший отдельно, тоже коллекционер, в новой накидке, шароварах, с лентами в развевающихся волосах, потянулся к дроиду и опустился на колени в воду. Он шептал что-то. Изумруд обратился к нему, сел на корточки, волны перехлёстывали обоих.

- Ты не виноват. Это моя вина. Я должен был предупредить, я забыл.

Парень не отвечал, ещё ниже сел на дно. Изумруд тряхнул его за плечо:

- Уходим. Пошли.
- Я потерял дракона... - прошептал парень. - Я стал хищником. Навсегда... Я - хищник.

- Я тоже! Пошли.
- Отстань от него, - сказала Мурена, - пусть сидит, где хочет. С ним останутся его друзья.

- Это глупо.
- Глупо. Но правильно.
Вереница Белых Драконов потянулась к пещерам. Изумруд с Муреной летели рядом.

- Дай бич на минутку, - попросил он.
- На.
Изумруд провёл рукой по круглому сложному переплетению тонких ремней, обвил лёгким движением вокруг своей груди и затянул немножко. Ему хватило нескольких секунд, чтобы задохнуться, а дальше, он знал это, будет вспышка резкой боли и, в общем-то, всё... "Обалдеть!" Если бы под водой можно было владеть подобным оружием, он и впрямь был бы Господином всего Великого Моря! "Не нападать первыми... Да сегодня, уже сейчас, возьми он с собой этот хлыст, было бы покончено с ветром в спину, с башней и Монстром её... Хотя... Башню можно оставить. Но как? На чём она держится? На ветре. На сырости. А ветер на чём?.." Будущее не подтвердило и не опровергло правоту его тяги к простым решениям. Оно развернуло аргументы за и против, дельтой реки разбежалось и вынесло всеми рукавами в будущее тех, кому суждено было выжить. "Злой Господин... Злой Владыка..." - всплыл в памяти сипящий, хриплый голос. "Злой, ага, даже не представляешь, как ты прав! Ещё одна встреча, и проблема будет снята... На чём же она держится, его крепость? Не стало бы хуже, если вручную придётся разбирать... Переговоры... Ну, если случайно живым изловлю, переговорим, пусть расскажет, напоследок!.."

Глава 18.

Мурена собрала людей в овальной большой пещере. Изумруд сел на выступ в стене, где и Бест, но выше его места, забавно. Он передал им просьбу Беста, и весь разговор, просьбу о клятве.

- Если меня ещё помнят? - переспросил Мираж, изгнанник, давно не появлявшийся в пещерах, до последнего времени. Черноволосый, в украшениях белого металла, небесный бродяга, к несчастью, в роковые дни задержавшийся на земле. - Мы помним Беста. Но какое вам обоим дело до нас, хищник, объясни! Чистый хозяин Собственного Мира передаёт через хищника советы изгнанникам, здорово! Он уже нам не ровня, мы не ровня ему. Почему бы тебе тоже попросту не уйти?

- Я обещал, - ответил Изумруд безгневно.
- Правда? Есть некоторое сомнение: кому и что? Знаешь, к тому, который в башне, ты ведь ближе как-то... Или нет?

- Нет.
Мираж сел, усмехнувшись. Мурена вышла вперёд:
- Я здесь, перед вами, как почтовый дракон Беста, как его собственное слово. Он выполнил вашу же просьбу, остался там и приглашает любого, как только это станет возможным, кто хочет зайти... Выполните и вы его просьбу, поклянитесь. Вспомните вчерашнюю потерю.

Притихший зал смотрел на неё. Первый изгнанник встал, поднимая правую руку:

- Клянусь.
"Клянусь... Клянусь... Обещаю..." - прокатилось по пещере и стихло в дальних уголках. Торжественная часть окончилась. Изумруд спрыгнул вниз:

- А где Селена?
- В подземельях. Сонни-сан ушёл опять, она присматривает за ним. Ещё не возвращались.

- Он что ли часто так делает?
- Как всегда.
- И надолго уходит?
- Ага. Скоро должны вернуться. Я тоже провожала его раньше.

На этих словах и вернулись, Селена вынырнула из темноты прохода за её спиной, и Сонни, сухой почти, с хитрым и осмысленным взглядом.

- Привет!
- Селена. Что у вас там?
Изумруд заглядывал за спину Сонни.
- Сейчас узнаешь! Помнишь, где вода забвения падает в море с обсидиановых скал? Так вот эти пасутся там стаей!

Сонни-сан отступил в сторону, предъявив на всеобще обозрение связанного летягу с круглым брюхом и несчастными глазами.

- Упс!.. Даже знаю, зачем! Молодцы, хорошо поохотились!

- Это Сонни поймал, по правде.
Изумруд развязал их добычу и приказал летяге:
- Плюнь воду! К нему ты не вернёшься. Вода тебе не понадобиться.

- Не могу! - щёлкнул пастью летяга.
- А как же он забирает её?
- Зубками!
- Что за ужасы? О чём вы говорите? - спросили обе девушки хором.

- Монстр любит Чистую Воду забвения. Ну, не любит, нуждается в ней... Дай как мне нож, Селена, маленький, из ракушки. Зубками... Ещё чего.

Ударил коротко, летяга ойкнул, вода пролилась на землю, и дымок из надреза.

- Вы ведь живучие, правда? - спросил Изумруд, не ожидая ответа. - Говори теперь, зачем вам это надо?

Летяга прижал лапку к ране и заскулил:
- Дай мне тень! Злой Господин, хоть маленькую!..
- На!
Изумруд оторвал лоскуток от ленты на поясе, летяга жадно проглотил её... и успокоился. Потёр лапки, мордочку, поклонился:

- Злой Господин...
Изумруд повернулся к девушкам:
- Это моё второе имя.
- Мы поняли, - кивнула Мурена. - Тебе очень идёт.

- Злой Владыка, всё так странно...
- Так зачем? Почему ты носишь ему воду?
- Я не знаю... Я должен.
- Ага, - сказал Изумруд, - не знаешь, ну-ну.
- А почему я ещё жив? Если тебе уже известно, зачем я ему? - парировал летяга и попал, не целясь.

Изумруд рассмеялся, задумался:
- И я не знаю! - захохотал ещё громче. - Наверно, потому что... Я не должен!.. Ладно, постой. Это может быть только общая тень у вас... Хочешь освободиться от неё?

- Ещё как хочу! Злой Господин, буду благодарен. Дам жемчуг, полную раковину, большую, розовую внутри!

Ну, это уж совсем брехня. Но держать его в пещерах абсурдно, а возвращать Монстру ещё глупей.

- Смотри мне в глаза, - приказал Изумруд и отправил костяной, закрученный рог в глубину его Огненного Круга.

В бесхитростном существе летяги, в его широко распахнутых глазах не было ничего другого, пустыня, жажда, пара случайных Впечатлений и эта, связавшая его волю, тень. Стабильная. Изумруд выудил её без труда и успел сунуть в ту, зубастую, используемую как хранилище. Никогда не знаешь, что может понадобиться.

- Всё. Где мой жемчуг?
- Сейчас принесу. Где тут выход?
Изумруд опять рассмеялся, махнул рукой:
- Там!
Неспособный летать в пещерах без тумана и сырости, распростёршихся над континентом, Морской Хищник проковылял к выходу, сложив перепонки крыльев, мимо изгнанников, многие из которых видели подобное чудо впервые... У выхода остановился.

- Злой Господин! - он поклонился. - Очень благодарен, Злой Владыка, что-то меняется. Что-то странное происходит.

И ушёл.
- Он тебе не пригодился... - слегка огорчённо сказала Селена.

- Да, получилось наоборот, я ему пригодился! На самом деле, я не знал про тень, про зависимость, думал интересы общие... Нормально, не зря ловили!

Мираж выдвинулся из-за спины Грома, оба хмурые.
- Хищников прибывает? Надо рыть еще пещеру для них или уступим эту?

- Он уже ушёл... - Изумруд собрался погладить изгнанника по голове, стиснул зубы и удержал свою руку, но не язык. - Ты ведь не испугался, правда?

Мурена скользнула между ними и схватила Миража за руку, сжимавшую кнут. Изумруд хмыкнул:

- О, вы оценили моё оружие?! Приятно видеть.
Мурена вцепилась сильнее, крепко и зло:
- Мираж, ты поклялся!
- Я не клялся! Я сам по себе!
- Очень глупо, - флегматично заметил наблюдавший за ними Индиго. – «Сам по себе» - это первое, что я сказал Бесту при нашем знакомстве, а потом... "Бест, ты был прав..." Я столько раз слышал эту фразу, и даже, помню, произносил. Было такое. Мираж, если он просил об этой клятве, лучше так и сделать. Моё мнение.

- Оставь его при себе!
- Мираж! И ты оставь своё при себе, - вспылила Мурена, - снаружи!

- Нет! - голос Изумруда перекрыл все голоса в пещере. - "Не изгонять никого без особых причин..." Я помню. И уважаю конвенцию этого человека. Я хозяин, а ты изгнанник. Ты остаёшься, а я ухожу.

И быстро направился к выходу. Никто не проронил ни слова, когда Мираж, всё-таки остановил его:

- Хищник!.. И я уважаю Беста. Чучело правду сказало, что-то меняется, мир изменился. Но я не понимаю, зачем надо было... Позволь мне поговорить с тобой!

Многие вздохнули облегчённо. Так относительный покой вернулся в пещеры.

Мурена вышла на верхнюю террасу в тот момент, когда Изумруд и Мираж стояли друг напротив друга на порядочном расстоянии с хлыстами в руках, а тот, что в руке у Изумруда описывал широкий круг над его головой.

- Вы чего?! Снова?
Хлыст небыстрым, показательным движением ушёл Миражу по ногам, тот перепрыгнул и кувырком откатился в сторону. Довольный, как будто сражение выиграл, или войну.

- Не-а, - Ответил Изумруд, - тренирую. Со мной можно, я его не трону, а он меня не достанет.

- Ну, это мы ещё посмотрим!
Мираж одним движением вскочил на ноги и боком, по-кошачьи мягко стал обходить Изумруда, собрав хлыст в руке. Изумруд не повернулся и не оборачивался, только голову наклонил.

- Ну что ж, - сказала Мурена, наблюдая их довольные ухмылки, - если это ваш способ мириться...

- Точно! Он самый! - отреагировал Изумруд, вырывая летящий на него хлыст из руки изгнанника. - Не всё сразу, но уже лучше. И побрякушки сними, они тебе мешают.

- Уже снял!
- Глупец, тут жизнь, а тут одна серебряная удавка.
- На себя посмотри!
Изумруд посмотрел. Он выглядел как обычно, во многих бусах, браслетах на руках, на запястьях, на щиколотках, в поясных украшениях, сделанных Селеной. Большинство тени-амулеты и сосуды для теней. Но не стал объясняться.

- А что, пожалуй, я сниму!
Бусы из раковин широким перламутровым, почти правильным кругом взмыли в небо, Изумруд прыгнул за ними, огромной грозовой тучей, поймал над головой Миража, припавшего от неожиданности к земле. Спустя три секунды он был уже накрепко ими связан.

- Ну что? - спросил Изумруд. - Учимся приёму "Бусы любимой" или продолжаем с хлыстами?

- Проклятие, отпусти!
- Не выступай!
Мурену взяла зависть. И тоска. По Бесту, по миру Беста.

"Переговоры это, конечно, хорошо..." - думал Изумруд, проводя день за обучением изгнанников. Проникнутые своевольной, кусачей и лёгкой водой Свободных Впечатлений, бичи, и правда, стали для них, как часть тела, как для Чёрного Дракона его сильный хвост. Но ведь, что касается любого ремесла, тренировать надо и остальное: ум и тело, характер, если угодно. Кому тренировать, а кому и менять. Со скоростью, тактикой, с готовностью добивать, а не останавливаться при первом попадании, со всем этим была беда. Кто из них дрался прежде, да и просто бывал в Великом Море? Коллекционеры - за цацками на мелководье, нырнул-вынырнул. А что схватил, битое стекло или артефакт, вынесенный прибоем? Разглядывали уже на драконьей спине, разумно. Мурена ещё. Но и она не разбивала, нечем, и силы нет, разбирала слабые, не ядовитые тени, на тени же, а чаще убегала от них. Возможность переделать, самой слепить она только предполагала, была на верном пути, но не хватило знаний. Хотя, порыв ещё важней, часто бывает так, что упавший в море создаёт свою первую тень рефлекторно, интуитивно, от отчаянья. Иногда из атаковавших его, он создаёт присущую тень и делает первый шаг к неизбежному - полному преображению человеческого обличья в тело Морского Чудовища, и в его же ум... "Переговоры это здорово, очень увлекательно, Бест. Но время идёт. Я же не собираюсь изучать чудовище, разбирать, собирать его... При других обстоятельствах, клянусь, я провёл бы за беседой с этим уродом целые сутки и удовлетворил твоё любопытство сполна. Но позаботиться об изгнанниках, это я обещал тебе прямо, так что... Завтра. Более-менее они смогут защищаться теперь от бегающего по земле... А я закончу основную историю, Бест". Он запрокинул голову в тяжёлые, ставшие беспросветными, грязно-серые тучи, идущие к центру материка. "Наскучило это зрелище..." Белели в сумраке завалы каменных деревьев. "Они ещё пригодятся, когда начнёт разбегаться морская мелюзга, неуправляемая совершенно. А хорошо бы поджечь сейчас! Разом!.. Когда это я полюбил огонь?.." Резкие хлопки бичей доносились из-за деревьев. Сонни-сан вышел оттуда, кнут вился над его головой кольцом. Свободной рукой он подбросил невидимое что-то и поймал этим кольцом. Он был в последнее время, сильно отличаясь от других и себя прежнего, почти весел.

- Вижу, у тебя есть опыт. Откуда?
- До утраты ещё.
- Это как?
- Мой дроид был близок семейству Дом, но не Дом, а Крепость. И в Собственном Мире я сделал их не одну! На том и погорел... Увлёкся. Поверил, что они - крепости. Но реальной была только одна - входная рама Собственного Мира, - Сонни помрачнел. - Но ложь проходит и сквозь неё... А, что об этом!.. Селена может тебе пересказать.

- Болтали за шашками?
- Играли на вопрос. Когда проигрывал, отвечал.
- Так не сказал бы? Ты скрытный?
- Смысл? Кому оно надо... Все уже, что могли, потеряли.

Они помолчали. Сонни играл с бичом, заставлял ожившей змеёй бросаться вправо и влево одинаковыми короткими ударами. С удовольствием. Любуясь.

- Спасибо за игрушку, Изумруд... Такой у меня не было. Хочешь я тебя удивлю? Подобного оружия я не имел, но у меня есть другое, о котором ты не подозреваешь.

- Я несколько тысячелетий не удивлялся по большому счёту. Получится ли это у тебя?

- Увидим. Послушай, что может разбить тень? Только другая тень и Свободные Впечатления? Чистая вода?

- Определённо так.
- А вот и нет. Артефакт тоже может.
Изумруд тряхнул головой, хлопнул его по колену:
- Чудик ты, Сонни, все-таки.
- Не продолжать?
- Почему же, продолжай.
- Я вынес его из Собственного Мира. Случайно. Не знал, что не вернусь уже.

- Мало ли артефактов вносится и выносится из Собственных Миров. Это не делает их особенными.

- Верно.
- Он состоит из чего-то небывалого? Что позволяет ему разбивать тени?

- Я позволяю. Он состоит из металла. И в нём нет ничего особенного...

Последние слова Сонни-сан произнёс с такой мечтательной нежностью, что Изумруд понял, на артефакт, в любом случае, стоит взглянуть.

- Ты?
- Именно. Тени состоят из Впечатлений... Обратно на связные Впечатления разобрать тень невозможно, можно разобрать на составные тени или разбить на Свободные Впечатления.

- Всё верно.
- Но соединять можно любые, и Свободные Впечатления Великого Моря?

- Да! Я бы и сам придумал как, но не понимал зачем? А он, - Изумруд кивнул в сторону, куда плыли тучи, - он тупой, но, видно, долго готовился, давно замышлял... Не важно. И что?

- То. Вот скажи, что у них общего, у них: коротких, кусачих и разных? Почему они разъедают всё на свете? Что бы ни попало в Великое Море, рано или поздно превратится в само Великое Море...

- Сонни, очень длинное предисловие. К чему ты ведёшь? Свободные Впечатления это короткие вспышки: мысль, образ, чувство, сам знаешь. Если угодно, у них общая скорость. Хотя, если она наикратчайшая, можно ли о ней вообще говорить? Потому и кусачие. Потому побеждают всё.

- Ладно. А может ли тень быть быстрее Впечатления?
- Дроиды! Небо и море, если состоит из них то, как она может быть быстрее самой себя?!

Сонни встал перед ним гордо, подняв подбородок:
- А мой артефакт - может!
- Ха! В жизни не видел и не слышал ничего подобного!

- Не веришь?
- Покажи! Со скоростью Свободного Впечатления? Так он или ты?

- Я. Он вещь, артефакт.
- Ну да, конечно. И где он?
- Сейчас. Пошли.
В глубине подземелий, за водопадом, куда не сунулся бы никто, кроме желающих смыть всё без остатка, там, где было сухо, и тёплый воздух поднимался из трещин в скале, Сонни-сан хранил его, своё единственное сокровище. Он снял с уступа и вынул из ножен блестящий, как зеркало, без единого украшения на клинке и рукояти длинный самурайский меч, артефакт немыслимой редкости, катану. Взглядом провёл по клинку, отразившему змейки тумана дроидов, перехватил, взмахнул... И, повернув лезвием к себе, передал Изумруду.

- Ого! - сказал тот. - Ого...
- Осторожно. Реально острый.
- Как осколки стеклянных камней, там, на дне... Он прекрасен. Ну и ножик!..

- Сам ты ножик. У тебя не было помощи дроидов 2-2, с историей ты не знаком.

Изумруд взмахнул мечом:
- Он великолепен.
- Я знаю. Отдай. У тебя есть ненужная тень? Подбрось её в воздух.

Изумруд открыл одну из ракушек поясного украшения. Разворачиваясь спиралью, маленькая тень стала подниматься в воздух, светлея, увеличиваясь. Изумруд отступил на шаг:

- Тебе лучше поспешить, а то она доставит нам неприятностей.

- Не доставит.
Сонни-сан, держа катану двумя руками, опустил её вниз, отвёл назад, а после... снизу вверх!.. И дальше Изумруд не увидел ничего, только свист, сверкание клинка... из стороны в сторону... Небо и море! Вместо тени, вместо лужи распадающейся слизи... на обсидианово-чёрных камнях несколько капель воды. И ни одного ошмётка в воздухе. А ведь это была тень-захватывающая-любое!

- Сонни-сан, - обратился к нему Изумруд с полупоклоном, - тебе удалось удивить меня! Извини моё недоверие.

- О, никаких проблем! Кто бы мне поверил. Но бич мне тоже очень нравится.

Изумруд попросил у него меч снова.
- Поразительно. Ты хранишь его здесь?
- Он хрупкий. Не любит воды, ржавеет. Здесь сухо. Я, собственно, не от других... Да зачем им? Они не умеют. Забери, если я погибну, возьми себе...

Они обратно прыгнули сквозь водопад, отряхнулись и отправились на поверхность.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 17 и 18

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 11 и 12

Глава 11. После очередного пропавшего в Пустом Чёрном Мире появились крупицы новой информации, разрозненные, но всё же. Известие снова принёс Гром. Принадлежа к группе...

Изгнанники. Роман. Часть 2. Главы 1 и 2

Часть 2. В башне. Глава 1. "Перемешались верх и низ, Летит, взлетает снег, А в нём кружит осенний лист, Чтобы пропасть навек... Зайди в мой дом, сядь у огня, Останься здесь навек...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 3 и 4,

Глава 3. Десять-двенадцать дней, не меньше прошло прежде, чем в пещеры вернулось обычное тепло. Так что, совет оставаться там был не совсем удачен. Пока не наступила глубокая ночь...

Изгнанники. Роман. Часть 2. Главы 15 и 16

Глава 15. Ни круглого сидения, ни покрывал и подушек, ни плодов и кувшинов... На их месте монолитная плита серой стали с углами острыми, как ножи, отполированная до блеска. Только...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 1 и 2,

Глава 1. Смириться? Для начала - осознать. Он пытался и не мог охватить мыслью огромное "никогда". Собственный Мир, как гора, далёкая, но нерушимая, всё время стоял впереди. Одна...

Изгнанники. Роман. Часть 1. Главы 5 и 6,

Глава 5. Мурена и Бест летели рядом, переговариваясь сквозь свист ветра. Её Белый Дракон, остроносый, длинный, напрочь лишённый шерсти и даже гривы сразу взял след, но отставали...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты