История одного человека

Сначала была жара, а после - снег… Так нежданно ворвалась в мою жизнь эта женщина. Любил ли я ее? Этот вопрос останется без ответа, и лишь моя история может открыть вам правду…

Мы встретились в метро, она улыбнулась мне, будто случайно, будто вовсе и не мне… Богиня… мне она показалась именно такой. Но как часто вы встречаете богов в туннелях метро? Да, в ее банальном образе городской женщины, потрепанной заботами и делами, проглядывало нечто божественное. Она будто ждала чего-то, какого-то поворота в своей божественной судьбе, будто меня ждала, меня, такого земного, такого до пошлости заурядного, такого нескладного и одинокого, простого мужчину, по случайности попавшего в тот же поезд…

Нет, я ничего не могу сказать о том, как она выглядела. Она была прекрасна, и только. Позднее я находил в ней что-то новое, не известные мне детали образа, открывавшие ее душу, сердце, мысли, чувства… моя… моя…… моя нежность, моя печаль…

Я подошел к ней, но ничего не мог сказать… слова не находили смысла, я словно зачарованный стоял пред этой волшебной женщиной… Она перевела свой взгляд на меня, и замерла…

Мы вместе вышли из метро…. Я неотступно следовал за ней, словно она накинула мне на шею невидимый поводок… я вкушал ее аромат… она молчала, я тоже…

Не помню, куда мы шли… и как я оказался на другом конце города… Она присела на скамейку – я робко пристроился рядом…

- Пойдем ко мне, - сказала она вдруг, - у меня чай с жасмином… ты любишь с жасмином?..

- Люблю…
Она взяла меня за руку, но тут же отпустила:
- Ни к чему сейчас, потом…
Она волновалась, я видел. Но ничего не сказал… Я, просто почувствовал дрожь в ее руке… а еще… ее руки.… Такие нежные и мягкие, тонкие запястья… я шел за ее руками… Она нервно дергала колечко… на правой руке… на безымянном пальце…

- Что ты так уставился на меня? – сказала она закрывая за нами дверь, - Да не на меня, на руки…. А впрочем… извини… да подними же глаза!

Я вперился в нее взглядом, словно внезапно очнулся…

- Простите, ты… вы замужем?
- Да…
Она отвернулась, и поспешно удалилась на кухню.
- Тебе с сахаром?..
- Да… нет, не надо… а вы как любите?…
- С сахаром, - она взглянула на меня непонимающе, - и хватит мне «выкать»…

- Хорошо.
Мы сели и стали пить чай. Жажда мучила меня, она же чуть пригубив, поставила чашку.

- Тебя как зовут?
- Александр… а вас… тебя?..
- Вера. Ну что Александр, как тебе у меня? нравится?..

Я наконец-то оглянулся. И кухня обычная, и стол, и стулья. Как она может жить в такой «обычности»? все так однообразно… Нет, квартира нисколько не говорила о достатке, скорее даже была похожа на музей старых потрепанных вещей… все здесь было очень скромным, очень серым…

- Так тебе нравится?
- Да…
-Александр, ты… ты богат? ну… прости, что я так сразу, просто я вижу, что ты не привык к такому, - она окинула взглядом свой «музей», - скоро мы с мужем переезжаем… Ну, переезды, и все такое… Ну ты ж понимаешь…

- Да нет, мне очень даже нравится, и стиль такой… интересный… своеобразный… но… мне нравится…

Я солгал, я знал, что я солгал и мне было стыдно. Но также я знал, что и она лжет, что не будет у нее никакого переезда, и что живет она здесь давно и, может, даже очень давно, и, может, ей суждено так жить всю жизнь, и что ей так же стыдно, как и мне, но только я…

- Пойдем же в комнату… Я что-нибудь включу,… ты любишь фильмы смотреть?

- Да…
- А я вот могу по сто раз один и тот же фильм смотреть, и каждый раз, будто впервые, каждый раз нахожу что-нибудь новое, вот ты, например.… Да ладно, ни к чему…

Она снова взяла меня за руку и больше не отпускала. Весь день мы просидели на ее потертом временем диване. Мы говорили обо всем: о том, что уже нечего читать, и о том, что цены в магазинах растут, а цветы почему-то вянут (может им чего-то не хватает?..), а недавно она видела щенка под скамейкой во дворе и почти забрала его домой, а завтра опять на работу, и что ей все надоело, но жизнь прекрасна, с чем нельзя не согласиться, вот только б мама еще поправилась, после продолжительной простуды, а ведь скоро зима, и надо покупать новые сапоги…

Я шел домой окрыленный новыми впечатлениями. В ней была душа, я каким-то образом почувствовал это. Она была так открыта, так неповторимо прекрасна. Среди «гламурных новинок» женской половины не нашлось бы ей равных. «Силиконовые губы», «силиконовые мозги», «силиконовые чувства» - все эти составляющие женской сути современной красотки никак не вязались с ее образом. Она была слишком ненастоящей, не такой, какими я привык видеть женщин, она была слишком естественна… Скорее она походила на героиню черно-белых фильмов.

Всю ночь я не мог сомкнуть глаз. Я вспоминал свое прошлое, своих родителей, которые подарили мне мечту о семейном счастье… Я представлял ее рядом со мной, я представлял ее своей любимой, своей женой. Потом мне представилось, будто мы уже старики, я видел наших внуков… Она по-прежнему держала меня за руку, ее запястья были такими же тонкими… такими же нежными были ее ладони…

Сколько времени прошло, прежде чем наступило утро?.. Я торопился вновь ее увидеть.

Мы встретились в парке. Она сидела у фонтана. Ее длинные светло-русые волосы купались в свете угасающего солнца. Увидев меня, она вдруг подбежала и крепко обняла.

- Александр, почему ты мне снился? Вот мы только познакомились, а я уже влюбилась… Или мне это только кажется… Александр… Саша… Сашенька!..

- Не знаю… Может так должно быть…
- А я тебе не снилась?.. Ты ни сколько не думал обо мне, не вспоминал?..

- Нет… мне вообще сны не снятся…
Опять солгал… Зачем?! Почему ложь так навязчиво наполняет мои слова? Может, потому что не привык к такой дерзкой откровенности? В мире, где все друг другу постоянно лгут, правда кажется деликатесом. Я привык откровенно врать на работе, что у меня все под контролем, и что бесчисленные папки «рабочей бумаги» обрели свое место в списке завершенных дел. Я привык врать друзьям, что, мол, не в деньгах счастье, что мог бы обойтись и без них, и то, что работа в крупной торговой фирме директором отдела продаж не прибавляет мне ровным счетом ничего, кроме зря потраченных нервов и времени. Я вру своей матери, которая так мечтает о внуках, говоря ей, что мне еще рано обзаводиться семьей, что мне надо сначала устроить свою карьеру. А ведь моя карьерная жизнь уже давно устроилась, да и я уже давно не мальчик, тридцать восемь лет, как ни крути…

Мы встречались целую неделю. Тайно. Она звонила мне, а я… бросался к телефону, как к спасению. Я ждал и мучался ожиданием. Что скажет мне теперь, когда я вновь ее увижу?.. Вся жизнь моя вдруг обрела новый смысл. Я уже не боялся потерять свободу, некогда мне очень дорогую. Я торопился с делами, с работой, чтоб снова увидеть ее, чтоб снова коснуться этих рук, чтоб снова заглянуть в эти глаза, услышать до боли знакомый и родной мне голос. Я начал мыслить и чувствовать иначе. Все прошлые проблемы и заботы стали казаться мне пустыми и надуманными по сравнению с теми переживаниями, которые я испытывал сейчас. Осознание того, что я сердцем и душой принадлежу этой женщине, пришло ко мне не сразу. Я стал чаще думать о том, что возможно нам не суждено быть вместе, что она не сможет бросить мужа и тот мир, к которому она принадлежит. И тогда… имеют ли смысл наши отношения?.. Но эти мысли я старался гнать из своего сознания. Я пытался поверить в то, что настоящая любовь существует, и, может, я нашел ту, которую искал годами, и что не стоит отказываться от своего счастья, пусть даже оно мелькнет словно двадцать первый кадр в немом кино.

Нежданно подкралась осень, прихватив с собой опавшие листья и проливные дожди, а за ней, скрипя сугробами, готовилась придти зима. Наверное, все мы как-то чувствуем приближение чего-то нового, какого-то переломного момента в судьбе. Такие же чувства охватили меня, когда я, неожиданно для самого себя зашел в ювелирный магазин. Я долго стоял перед витриной и зачарованно смотрел на обручальное кольцо. «Я должен… я должен что-то менять. Пора перестать лгать себе. Я хочу ее… Я хочу… чтоб она принадлежала только мне! Сделать предложение, а дальше… да черт побери это «дальше»! Она не откажет мне. А если откажет... А если откажет?!.. Нет, она меня любит. Ведь не может же человек не любить, если я… люблю… Или нет?.. Или мне все это показалось?.. А если не любовь?.. А если просто так?..». Мысли летели одна за одной… А я все так же стоял у сверкающей витрины, словно мальчик за мороженым…

Она позвонила ночью. Сказала, что не может заснуть, что нам непременно нужно завтра встретиться, и что она не может так дальше жить, что она меня любит, и не мыслит жизни без меня.

Утро. Я не спал всю ночь, думал над ее словами… Она любит, любит, любит меня! Она сама сказала, что любит, а я… Я не знаю.… Да что за чушь! Конечно же, я люблю ее, и нельзя сомневаться.… Я закрыл глаза и увидел ее: вот она стоит предо мной… Ее длинные светло-русые волосы нежно ласкает ветер… ее руки манят меня… ее руки… ее нежные руки, и такие тонкие запястья.… Нет, я не могу не любить ее… Моя богиня, моя женщина…

- Ты пришел… Я не думала, что ты придешь, - сказала она, печально посмотрев мне в глаза.

Да я и сам не думал. Но как же я мог не придти, я же… люблю ее.

- Конечно же, я пришел, - повторил я свои мысли, - Как я мог не придти, Вера? Ты… ты хотела поговорить?.. О чем?.. – идиот! Будто я не знаю, о чем она хотела поговорить. Она любит, и… но что «и»?

- Да… Сашенька, Саша…. Александр… я … я не могу, то есть мы не можем больше встречаться… Вы… простите меня… но мы слишком разные, - она отвернулась, - Я не люблю Вас, - сказала она снова посмотрев на меня, и я увидел каплю росы на ее щеке, еще капля, еще… нет… то была не роса, то был дождь… дождь из слез…

Она бросилась мне на шею, судорожно целуя мое лицо, она называла меня любимым, шептала мне, что не может иначе, что не в силах бросить своего мужа, свою семью, и что у нее уже все сложилось, и уже ничего нельзя изменить, и чтоб я простил ее, дуру, за эти слова, и что она не сможет больше жить, зная, что отталкивает свою любовь, свое счастье, но жить необходимо, потому что жизнь прекрасна, с чем нельзя не согласиться…

Я шел домой. Мимо мелькали равнодушные лица, «силиконовые души», «силиконовые сердца»… никто не знал, что сегодня мир обрушил на меня свои стены, что сегодня судьба посмеялась над моими мечтами… Первый снег падал мне на лицо холодными хлопьями, смывая последние пережитки прошлого. А я просто шел домой, сжимая в руке золотое колечко счастья… Счастье, которого так не хватало мне, я хотел подарить той женщине, которую…

Любил ли я ее? Этот вопрос останется без ответа, и лишь моя история может открыть вам правду.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме История одного человека

История одной любви

Однажды в жизни… а может не однажды… нам удаётся ощутить это чувство, причем каждый понимает его по-своему… я пишу это, а изнутри меня наполняет лишь одно чувство – чувство...

История одного ботинка

«вот, ты меня хочешь съесть?, - ворчливо заговорил ботинок с откопавшей его из кучи мусора собакой, та попятилась и зарычала, но ботинок не собирался умолкать – а зря ты меня...

История одного дроу...

1. Я родился в ту самую ночь, когда Дом Кенафин напал на Дом Хансзрин. Напал и стёр его из памяти Подземья, присвоив себе его положение в обществе, его стада рофов и, конечно же...

История одного дроу...окончание

4. В положенное время я, как и все благородные мужчины Десятого Правящего Дома Кенафин, отправился на обучение в Военную Академию. Стоя в толпе точно таких же, как я молодых и...

История одной луковички

Жила-была на свете луковичка. Она была самая обыкновенная и росла на самом обыкновенном огороде среди других луковиц. Много разных почтенных овощей жило по соседству: болтливая...

История одной прогулки

Однажды мне и моим братьям и сестрам не захотелось сидеть Дома, и я стала уговаривать Папу разрешить нам погулять. Папа нас так сильно любит, что не хотел никуда отпускать, так как...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты