Фантастическая повесть Путешествие к Звёздам часть 1

ЧАСТЬ 1.
ГЛАВА 1.
- Я хочу тебе открыть тайну, - сказал отец, Пётр Афанасиевич, сыну Анатолию. – Я знаю, что ты очень хорошо умеешь хранить тайны.

- Какую тайну? Говори, я весь – внимание.
- Слушай. Скоро в нашем с тобой распоряжении будет летающая тарелка…
Фантастическая повесть Путешествие к Звёздам часть 1
- Как! – перебил недоговоренную фразу отца Анатолий. Он был очень удивлён. – Ведь их сейчас и в проекте даже не существует!

- В том-то всё и дело. Этого, подчёркиваю, не должен знать, кроме нас двоих, никто, даже твои лучшие друзья.

- Я это прекрасно понимаю. Но не мог бы ты мне открыть тайну появления этой тарелки?

Отец чуть задумался, затем ответил:
- Нет. Сейчас не могу. Знаешь, когда я тебе об этом расскажу?

- Когда?
- Совсем скоро. Я собираюсь с тобой совершить путешествие в иную галактику.

- Но ведь туда нужно лететь многие миллионы световых лет!

- Этот корабль способен преодолевать такие расстояния в один земной год, который покажется на межзвёзднике неделей. Так вот. Когда мы с тобой будем в пути, я тебе обо всём подробно расскажу.

- А когда это произойдёт?
- По моим расчётам, скоро. Запланированный день у меня – 17 октября сего года.

- Я понял, что если ничего не помешает, то наш с тобой полёт состоится через неделю. Отец, а может быть такое, что твой план сорвётся?

- Может, конечно, может, - отец потрепал сына за волосы, усмехнувшись.- В нашем мире всё возможно. Я научу тебя управлять кораблём, знать его устройство, хотя бы в общих чертах. Ведь нам нужно будет путешествовать довольно долгое время. Мы с тобой будем периодически меняться, например, день – ты, ночь – я, или же наоборот. Ты будешь в этой так называемой тарелке таким же полноправным хозяином, как и я.

Далее Пётр Афанасиевич рассказал Анатолию о том, что в этом межзвёздном корабле находится практически вечный двигатель, который, можно сказать, не подвергается изнашиванию. Гарантия его нормальной работы составляет пятьсот лет. Далее отец добавил:

- А если с нами что-то случится, я даю на это одну десятую долю процента, всё равно, не бойся – рядом с нами надёжные друзья, которые в любое время готовы прийти нам на помощь. Это инопланетяне.

Анатолий очень удивился, услышав такие слова отца. Но расспрашивать его ни о чём не стал. Обо всём он узнает в своё время.

Шли дни, и Анатолию всё не терпелось поскорее узнать всё о тайне отца, а самое главное – побывать в настоящем межзвёздном корабле, увидеть, каков он. Юноша старался не думать о межзвёзднике, но всё равно эта мысль не давала ему покоя.

Первые дни прошли, как показалось Анатолию, быстро. Но последние два дня, которые оставались до его путешествия с отцом в другие галактики, проходили почему-то очень медленно, они для юноши были настоящей пыткой. Особенно его впечатляло слово: межзвёздник. Что-то далёкое и таинственное было в этом названии.

И вот наступила ночь с 16 на 17 октября 2000 года, в самый канун полёта. В эту ночь Анатолию приснился длинный сон. Сны, как известно, длятся не более десяти минут. Это только кажется, что они снятся целую ночь. Так показалось на этот раз и юноше.

Ему снилось, что он уже оказался в корабле, что знает его устройство, умеет управлять им. Сам он крепко держался за штурвал управления, смотря серьёзным взглядом то на карту маршрута, где были обозначены повороты колеса, то на большой экран, заменяющий лобовое стекло, где были видны окружающие метеориты, астероиды, звёзды.

- Отец, иди, отдохни, - говорил Анатолий находившемуся рядом отцу, который имел очень уставший вид. – Тебе необходим отдых, иначе ты совсем свалишься с ног. Я сам справлюсь с управлением.

Пётр Афанасиевич, согласно кивнув, ушёл в другую комнату, где прилёг на двухместный диван.

Анатолий остался наедине с приборами, которых было здесь великое множество. Все они были различных размеров, форм. Большинство были такими, каких юноша никогда не видел.

Обстановка комнаты была очень сходна с кабиной самолёта, только имела гораздо больший размер. Руль, который походил на корабельный, был большим. Кругом него располагались приборы, измеряющие скорость передвижения корабля, сообщающие о работе и исправности, как отдельных частей, так и всего корабля в целом, на которые юноша время от времени бросал свой взгляд.

Во сне Анатолию всё казалось простым и понятным. Он посмотрел на измеритель скорости. Тот показывал, что межзвёздный корабль передвигается со скоростью один световой год за десять секунд.

Здесь же находилось табло, сообщающее о состоянии здоровья людей, находящихся в корабле. Вообще, межзвёздник был рассчитан на двоих.

Состояние здоровья и настроение у Анатолия были прекрасными, о чём и говорило табло.

Но вот неожиданно тело Анатолия начало постепенно расплываться вместе с кораблём. Но юноша не придавал этому значения. Так неожиданно всё постепенно исчезло.

Причиной этого был отец, который будил крепко спящего сына, легонько сотрясая его. Когда Анатолий проснулся, он ясно начал слышать слова отца. До этого они казались ему какими-то далёкими, не понятными. Пётр Афанасиевич говорил сыну:

- Анатолий, вставай, нам пора действовать.
Юноша по своей давней привычке, хотя ещё проснулся не окончательно, моментально встал на ноги. Он сразу спросил отца:

- Что, уже прилетела наша тарелка?
- Нет, пока ещё не прибыла, - Пётр Афанасиевич улыбнулся. - Но мы скоро в ней окажемся. Одевайся быстрее. Времени у нас с тобой в обрез.

Анатолий быстро умылся холодной водой, окончательно проснувшись, быстро оделся.

- Ужинать не будем? – спросил Анатолий.
- Поедим на месте. Сейчас нет времени, - ответил отец.

Матери у Анатолия не было. Она умерла четыре года назад от сердечного приступа, когда ему было одиннадцать лет. Судьба рано оставила юношу без матери, но, не смотря на это, он был жизнерадостным, бодрым, весёлым, таким, какими были все его друзья.

Сначала было тяжело, но затем всё вошло в свою колею. Анатолий старался не думать об этой трагедии. И у него получалось.

Пётр Афанасиевич являлся бывшим конструктором, благодаря которому мир увидел множество новшеств, усовершенствований в различных областях.

Петра Афанасиевича и Анатолия долгое время не будет дома. А чтоб соседи не волновались, Пётр Афанасиевич сказал им, что на какое-то время уезжает к себе на Родину.

Эта семья проживает в селе Новый Сурско-Литовск недавно. Полгода назад она переехала жить в это село из Харькова.

ГЛАВА 2.
Как только два самых родных и близких человека на всей Земле вышли за пределы их одноэтажного большого дома, Пётр Афанасиевич на минуту остановился, посмотрев на небо, будто ориентируясь по хорошо видневшимся там звёздам, куда идти дальше.

После этого он уверенно направился на пустырь. Два человека пошли по самой короткой дороге, ведущей в конец села.

И вот они достигли цели, как сказал Анатолию отец. Со всех сторон их окружали высокие деревья. Здесь лицо Петра Афанасиевича стало серьёзнее, он был молчалив, попросив перед этим сына не говорить ни слова. Анатолий, смотря на отца, заразился его уверенностью, серьёзностью.

Вот они оба остановились. При этом Пётр Афанасиевич (это было хорошо видно при ярком свете луны) стал напрягать мускулы всего тела. Вскоре после этого от него стало исходить тепло. Анатолию вдруг показалось, что он сейчас находится возле раскалённой печи.

Через небольшое время отец вдруг сказал Анатолию: «Стань возле меня и прижмись к моему правому боку». Юноша так и сделал. После этого прошло пять секунд, и Анатолий полностью потерял ощущение своего тела. Ощущение это было удивительным. Он как будто слился воедино с окружающим воздушным пространством.

Пришёл в себя юноша лишь после того, как оказался в межзвёзднике. Это можно было сравнить с неожиданным пробуждением или с рождением на свет, когда вдруг начинаешь слышать звуки и видеть.

Так было и сейчас. Словно неведомый мотор вдруг после долгого молчания завёл свою монотонную песню, которая исходила из слегка содрогающихся стен.

Лицо отца стало таким, как всегда – он был весел, на лице его просматривалась едва уловимая улыбка.

- Пошли, - сказал он. – Мы пойдём в одну из комнат управления этой большой машиной.

И они, оставив позади короткий широкий коридор, направились дальше. Пройдя по следующему коридору, не дойдя до его конца, два человека свернули направо, где располагался такой же коридор. На этот раз они дошли до его конца; от этого коридора отходило множество других. На конце одного из них и располагалась эта главная, таинственная комната.

Комната оказалась, как и в недавнем сне Анатолия, большой. В ней находились различные приборы, экраны, кнопки, табло…

Расположившись возле большого колеса, похожего на штурвал корабля, вал которого уходил куда-то в большой металлический предмет в форме куба, то есть, присев на большие сидения наподобие кресел, отец приступил к раскрытию своей тайны. Он говорил: «Пришёл черёд рассказать тебе обо всём, Анатолий. Это – величайшая тайна во всей истории человечества.

Было это много-много лет назад. Жители планеты (я предлагаю называть её Ялмеза, то есть, Земля, но наоборот, с буквой «а» на конце) из другой галактики вели изучения космоса. При этом они могли перемещаться в галактики, находящиеся далеко от галактики, в которой проживали.

Они заметили в нашей галактике 9 планет с их спутниками. Самой красивой из них была одна. Ею была, как тебе нетрудно догадаться, наша Земля.

Гамма цветов, которую воспринимают жители Ялмезы, несколько иная, чем у землян, поэтому различная окраска, которую придавали Земле горы, леса, океаны, показалась им очень красивой. Красивее, чем всё это показалось бы жителям планеты, на которой мы с тобой проживаем.

Красивее этой планеты ялмезяне не видели во всей вселенной. Не долго размышляя, решено было послать на эту планету четыре межзвёздных корабля, оснащённых всей необходимой техникой.

Ты уже знаешь, что эти корабли преодолевают расстояние в миллионы световых лет за довольно-таки маленькое время. Это происходит потому, что эти, будем называть их тарелки, проникают сквозь космические пространства, где время и пространство максимально сжимаются.

Через какое-то время эти тарелки сообщили очень нужную, интересующую учёных Ялмезы информацию о том, что на этой планете существует жизнь. Впрочем то, что там существует жизнь, было понятно иной цивилизации изначально. Было множество фактов, говорящих об этом.

А ведь ялмезяне, так же, как и земляне, искали ответ на вопрос: есть ли ещё где-нибудь в пространстве космоса жизнь, походящая на жизнь, которая существует на их планете. Этот вопрос интересует жителей любой планеты, где обитает разумное существо – человек.

Теперь нужно было добыть важные сведения о Земле. Постой, я не так сказал. Нужно было знать о Земле буквально всё. Поэтому решено было поступить так: за каждым крупным городом нашей планеты было поручено наблюдать по одному кораблю. Об этих кораблях, как ты знаешь, часто писали в различных заметках, представляя их как НЛО. О них созданы целые передачи по радио и телевидению.

Конечно, параллельно этому велись исследования климата, почвы, состава атмосферы. Так можно перечислять до бесконечности.

Но сведений, получаемых таким образом, было недостаточно. Тогда в определённые, наиболее интересующие города послали пять человек-разведчиков. Это проделывали путём обмена настоящего ребёнка на посланца с Ялмезы, которого помещали в утробу матери. Но настоящий ребёнок не погибал: его отправляли на Ялмезу, где он развивался, жил нормальной человеческой жизнью.

Этих людей тщательно изучали, изучался генетический код, предрасположенность к тому или иному виду деятельности. Разведчики получали их наследственные признаки. Причём, в те времена это было очень трудно сделать ялмезянам.

Нужно было всё проделать так, чтобы не было подозрений. В общем, так Анатолий. К чему я виду. Одним из таких разведчиков был я.

Разведчикам были даны различные способности, с которыми они могут проделывать очень многое. Не знаю, как другие поступали, но я эту тайну не открывал никому всю мою жизнь.

У таких, как я, имеются передатчики, которые передавали ялмезянам всё, что мы видим, слышим, ощущаем, думаем. Этими передатчиками является мозг. Ты знаешь, что на Земле мозг человека практически не изучен. А он имеет такие колоссальные возможности, о которых ты даже не подозреваешь. В этом случае мозг просто выполняет одну из своих функций.

Ты вспомни, ещё в самом начале нашего путешествия моё поведение казалось тебе странным. Я тогда вызывал этот корабль, в котором сейчас находимся, посылая усиленный сигнал его компьютерной системе. При помощи той же системы мы и оказались здесь. Это – результат взаимодействия моего компьютера, то есть, головного мозга, с компьютером межзвёздника.

Тебя интересует появление межзвёздника? Я вижу, ты и без моего разъяснения всё понял. Здесь мы одни. Сначала корабль будет управляться компьютером. Когда особая программа, заложенная в нём, закончится, нас известит об этом специальный звуковой сигнал – мелодия, означающая, что пора готовиться и приступать к работе. Вскоре мы отправимся спать.

Во время сна на нас будет действовать особый гипноз, благодаря которому мы будем спать двое суток. Это и есть время действия программы.

Перед самым звуковым сигналом действие гипноза прекратится. Ты можешь спросить: для чего нам нужно столько времени для сна. Это сделано для того, чтоб мы за это время избавились от усталости, отлично выспались, словом, прекрасно отдохнули, набрались сил.

Так проделывают и ялмезяне, но не всегда, а только в определённых случаях. А сейчас я предлагаю покушать, так сказать, немного подкрепиться перед сном».

Пётр Афанасиевич подошёл к пульту, нажав там определённые кнопки, после чего прямо из пульта управления выдвинулся большой стол, но без ножек, с разнообразными кушаньями. Всё было, словно в сказке. Сказочными были и блюда. Внешний вид их был совершенно незнакомым для Алексея. А вкус – немного напоминал земные печенья, торты, конфеты. Сок, которым запивали всё это прибывшие на борт корабля люди, чем-то напоминал лимонный с мятой.

Пётр Афанасиевич по окончании трапезы нажал стол в направлении пульта, после чего тот бесшумно задвинулся обратно.

У Алексея во время ужина появилось необычайное состояние, у него даже немного кружилась голова. Конечно, он понимал, что все эти лакомства – с иной планеты.

Отец Анатолия задал очередную команду, и вскоре откуда-то из-под пола выдвинулось два предмета, то ли кровати, то ли дивана. Анатолий так и не смог понять, что это было.

Лежать на этих предметах было удивительно легко и приятно. Казалось, лежишь не на обычных кроватях, а на диванах, предназначенных только для королей.

- Спокойного отдыха, - пожелал сыну Пётр Афанасиевич.

- Тебе тоже, - с улыбкой ответил Анатолий.
Через некоторое время они оба уснули. В комнате был слышен лишь монотонный тихий звук работающего двигателя, к которому совсем скоро прибавились звуки, издаваемые спящими людьми: резкие вздохи, редкие всхрапывания.

ГЛАВА 3.
И вот зазвучала мелодия. Она была, как казалось со стороны, насыщенной всеми приятными звуками, которые только существуют на свете. Звуки эти были очень мягкими.

У путешественников ещё оставалось полчаса до того момента, когда нужно было приступать к ручному управлению.

Анатолий сразу после пробуждения, как часто бывало, вскочил на ноги.

- Как спалось? – спросил Пётр Афанасиевич.
- Отлично. И не верится, что мы проспали двое суток.

- Ты чувствуешь в своём теле приятную бодрость?
- Конечно, ещё и какую. Я такого состояния никогда прежде не ощущал.

- Ну что ж, пора действовать. Для начала ты должен рассмотреть каждый из приборов, внимательно посмотреть, каким образом я что-либо проделываю. А самое главное – помни, в этой комнате нельзя кричать. Разговаривать только вполголоса. Словом, здесь нельзя издавать каких бы то ни было громких звуков. Эта комната любит тишину. В противном случае системы корабля примут шум, например, за внезапную попытку вторжения в них. А сейчас давай, я тебе покажу остальные помещения, находящиеся здесь, в корабле, который иная цивилизация, можно сказать, на время подарила нам.

Пётр Афанасиевич подошёл к одной из стенок комнаты, нажал здесь единственную кнопку. Не зная, что такая существует, Анатолий никогда бы не нашёл её. Кнопка не выдавалась за поверхность стены, а была заподлицо с ней.

Тут же открылась дверь, задвинувшись беззвучно вверх. За ней показался такой же коридор, по которому Анатолий с отцом шли ещё с самого начала их увлекательного и таинственного путешествия. Эта дверь была частью стенки.

Как только путешественники оказались за дверью, та сразу закрылась. Отца и сына стали окружать серые стены коридора; сам коридор был со слабым освещением, как было и в другом коридоре, ведущем к главной комнате.

В отличие от того, этот проход многим отличался. Потолок здесь образовывали небольшие щели, из которых веяло влажным тёплым воздухом. «Результат работы двигателей, - сказал Анатолию отец, указывая на эти щели. – Их используют для отопления, вентиляции и увлажнения воздуха».

На холодных стенах виднелись небольшие капельки воды. Здесь было ещё одно отличие. Стены этого коридора были построены не в виде прямоугольника, как в предыдущем проходе, а конусообразно. Находясь здесь, можно было подумать, что это – какое-то неведомое подземелье.

В проходе был слышен немного приглушенный, но всё же отчётливо слышимый звук работающих двигателей. Здесь стены, пол, потолок – всё отдавало мелкой, едва ощутимой дрожью.

Вот путешественники достигли тупика. Но так только казалось. Пётр Афанасиевич нажал кнопку, находящуюся на уровне груди, после чего тупик открылся, показав за собой хорошо освещённое пространство, где звук двигателя слышался сильнее; здесь немного большей была влажность воздуха.

Пройдя по этому проходу, у самого его конца два человека свернули, после чего перед ними предстала вторая комната управления. Размером она была поменьше предыдущей. Было меньше табло, экранов. «Вот она, вторая комната управления. Она является резервной комнатой, на случай, если та, первая, в которой мы только что были, каким-то образом выйдет со строя, что, впрочем, мало вероятно, - объяснял отец Анатолию».

Юноша с большим интересом слушал отца. Так они обошли все комнаты. Здесь была и столовая, и двигательный отсек, и различные кладовые для продуктов и всевозможных принадлежностей, инструментов, оружия. Каждая комната имела резерв – вторую подобную комнату. Здесь всё было предусмотрено на различные случаи в жизни.

Вторая комната находилась за стеной первой, третья – за второй и так далее. Но всё же, чтоб попасть в каждую из комнат, необходимо было пройти по коридору, путешествуя, как в шутку сказал Анатолий, словно по лабиринту.

И вот они оказались в главной комнате, откуда и начали своё путешествие по кораблю, знакомство с ним. Здесь Пётр Афанасиевич командой с пульта управления открыл задвижки, закрывающие иллюминаторы, открывшие за собой красивый, чудесный, фантастический вид снаружи корабля. «Мы входим в другую галактику, - сказал он. – Посмотри. Тебе никогда не удалось бы в жизни такое увидеть. Эта картина не будет известна ни одному жителю Земли, наверное, и через сто лет. Посмотри, какая неповторимая красота».

Анатолий посмотрел в один из иллюминаторов. От увиденного у него вскружилась голова, он едва не упал от вида космоса, окружающего корабль. Да, это было поистине удивительным. Удивительное, незнакомое ранее ощущение пропитало всё тело юноши насквозь.

За иллюминатором, действительно, находилась такая картина, которая обыкновенному жителю Земли показалась бы в какой-то мере даже сказочной. Снаружи межзвёздника виднелись «облака», которые оказались, как объяснил Анатолию отец, межзвёздным космическим веществом. Интересным было то, что это вещество представляло собой огромную радугу, состоящую из всех цветов и оттенков, которые только существуют на свете. Все они, и даже чёрный, придавали радуге особую красоту. Не будь хоть одного цвета, радуга тут же потеряла бы всю свою красу. Здесь было множество незнакомых для юноши оттенков.

Пётр Афанасиевич повернул рычаг на пульте управления. Затем, взглянув на большой экран, подошёл к Анатолию.

- Какая красота! – сказал он, взглянув за иллюминатор, сложив вместе ладони на уровне груди. У него была такая привычка. Когда он чему-то радовался или говорил о чём-то приятном, так проделывал почти всегда. – Красивее этой картины нет во всей вселенной. Вечно смотрел бы на это вещество, и никогда не надоест всё равно. Хочешь увидеть всё это таким, каким видят ялмезяне?

- Конечно, хочу. Ты ещё спрашиваешь.
- Сейчас, подожди, - отец подошёл к пульту, вскоре после чего из него выдвинулся небольшой ящик, достал от туда маленький квадратный предмет, с обеих сторон которого находились две толстые трубки. Он дал его Анатолию, немного посмотрев через этот прибор за иллюминатор. – Смотри. Сквозь этот прибор ты сможешь видеть всё таким, каким видят окружающее ялмезяне.

Юноша поднёс одну из трубок, как будто пробивающих насквозь этот прибор, к своему левому глазу. Он был хоть и правша, но смотреть левым глазом в таких случаях ему было удобнее. На конце этой трубки имелось небольшое утолщение по форме и величине глаза. Второй коней трубки был конусообразным. Он резко сужался в конце.

То, что увидел Анатолий, в очередной раз потрясло его. Здесь располагались огромные круги, чем-то издалека напоминающие клетки растений. Все они были фиолетового цвета. Внутри хаотично двигались предметы различных форм, которые, вращаясь, проделывали различные траектории движения. Все они имели непонятные, красивые оттенки.

Если смотреть на них рассеянным взглядом, то все эти цвета и оттенки, смешиваясь, образовывали один непонятный цвет.

В центре кругов вращались чёрные окружности, немного перемещающиеся и постоянно изменяющие свою форму. Они как будто пульсировали. Всё это происходило на фоне неизвестного цвета.

Долго смотрел на эту картину Анатолий, на эту небывалую красоту. Для сравнения он смотрел за иллюминатор без прибора. Картина была совершенно другой, словно её за короткий миг, пока Анатолий подносил к глазам и относил от них прибор, кто-то успевал сменить.

Юноша долгое время смотрел в космическое пространство, и ему это не надоедало. Отец был прав. На межзвёздное вещество можно было смотреть бесконечно долго. Он вспомнил, что отец говорил ему недавно о том, что эту картину в виде небольшого фильма используют на Ялмезе в качестве успокаивающего средства, снимающего переутомление.

Анатолий почувствовал, как его тело наполнилось небывалым спокойствием, а настроение заметно поднялось. Он почувствовал себя ручейком, медленно бежит по дороге после дождя или таяния снегов.

Анатолий с трудом убрал от глаза этот прибор. Он осмотрел с его помощью всю комнату, находящееся в ней. Всё было иное, с незнакомыми оттенками цветов.

- Ну, как, красиво? – спросил отец, увидев, что Анатолий уже закончил просмотр галактики.

- Очень. У меня просто нет слов от восхищения.
- Всё это похоже на тайну звёзд, - начал свой рассказ Пётр Афанасиевич. Он рассказывал, постоянно перемещая взгляд то с экрана на табло, то с экрана на экран, иногда поворачивая небольшой рычаг на пульте управления. – Жители Земли видят их одним цветом – белым, лишь изредка – жёлтым. На самом же деле звёзды синие, красные… Такими их видят ялмезяне. Ведь, как я тебе говорил, спектр цветов, воспринимаемых ими, значительно шире, чем у землян.

Анатолий слушал отца, смотря то в иллюминатор, то на прибор, который находился у него в руках. Он во время рассказа отца осмотрел его со всех сторон, поворачивая со стороны в сторону.

ГЛАВА 4.
«Пришёл черёд учить тебя управлять кораблём, - сказал Пётр Афанасиевич Анатолию. – За сегодняшний день ты научишься этому. Я говорю уверенно потому, что знаю: у тебя превосходная память, а сам ты – хороший, способный ученик».

После этого отец стал показывать Анатолию рычаги, кнопки, экраны, табло, разъясняя, для чего они предназначены. Кроме этого, он показал юноше с помощью экрана все комнаты межзвёздника. Отец говорил сыну, что в каждом отдельном отсеке корабля имеется телекамера, беспрерывно ведущая запись всего, происходящего. Юноше было очень интересно наблюдать за самим собой и его отцом во время их экскурсии по кораблю.

После этого Пётр Афанасиевич решил проверить, как Анатолий усвоил его разъяснения, поставив его в роли учителя, а себя – ученика. В результате, конечно, выяснилось, что Анатолий усвоил материал отлично. Тогда отец сказал: «Ну вот, с этим мы справились. Теперь я уверен, что ты знаешь корабль не хуже меня. Но, чтоб иметь более полное представление о нашей машине, нужно ещё, кроме всего прочего, знать также внешний её вид, строение снаружи».

Он указал юноше на большой экран зелёного цвета, нажал неподалёку от него кнопку. «Это нужно для осмотра поверхности. Если человек совершает вылет в космос для устранения какого-либо дефекта, то с помощью этого экрана можно проводить наблюдения. Можно, например, указать космонавту место повреждения, если таковое имеется. Ведь оно может быть лучше видно с экрана, - рассказал Анатолию отец».

Корабль, вне всякого ожидания Анатолия, который представлял его другим, предстал перед его глазами во всей своей красе кораллового цвета. Межзвёздник медленно вращался вокруг своей оси. К центру толщина межзвёздного корабля заметно увеличивалась, в результате чего юноша сравнивал корабль с огромной юлой, ручкой которой являлась штыревая антенна связи.

По боковым граням межзвёздника располагались разноцветные бегущие огни. Все они были разных размеров. Многие из них имели незнакомые цвета для Анатолия.

Отец показал ему корабль сверху, снизу и сбоку: в разных проекциях. Этого он добивался с помощью передвижения курсора на пульте управления. Пётр Афанасиевич говорил, что как только впереди покажется иной корабль, тут же зазвучит звуковой сигнал, а на пульте управления замерцают некоторые из огоньков. Он говорил, что на корабле существует голосовое извещение экипажа, который может составлять до пятидесяти человек. Но, так как Анатолий не знает языка ялмезян, эта функция была сейчас отключена.

- Отец, у этого корабля имеется ракетный двигатель? – спросил, глядя на экран, Анатолий.

- Нет. У него, кроме антигравитационного, имеется ещё один. Он подобен фотонному двигателю, топливом для которого служит всё: камни, дерево, металл… А вообще-то, эту конструкцию двигателя подсказала Ялмезе Земля. Ты знаешь, что за Землёй велись наблюдения больше трёхсот лет. Вообще, Земля сыграла большую роль в развитии той планеты, на которой мы с тобой вскоре окажемся. Очень многое позаимствовано ялмезянами у землян, хоть и развитие Ялмезы заметно превосходит таковое у Земли. Земля давала толчок к дальнейшему развитию науки и техники на Ялмезе.

- А почему ялмезяне не вступают в контакт с землянами? Мне это не понятно.

- Этого нельзя допустить.
- Почему?
- Долго объяснять.
- А ты попытайся, - Анатолий настаивал на своём.
- Хорошо, я объясню так, чтоб тебе было ясно, понятно. Ялмезяне не вступают в контакт с землянами из за их различий в понимании мира, взглядов на жизнь. Кроме того, техника на Земле заметно отстаёт от таковой на Ялмезе. Можно сказать, земляне для ялмезян, как малые дети.

- Понимаю. А сейчас я хочу рассказать тебе сон, который снился мне в ночь с 16 на 17 октября, то есть, перед самым нашим с тобой путешествием.

- Рассказывай. Мне будет очень интересно, - Пётр Афанасиевич покинул пульт и подошёл поближе к Анатолию.

- А кто будет управлять?
- Я там всё настроил.
- Понял. Ты задал программу так называемому автопилоту. Ну, слушай. Снится мне… - И юноша рассказал свой сон, весь, от начала и до конца, не упустив ни одной детали.

Пётр Афанасиевич за это время однажды подошёл к пульту, чтоб посмотреть на экран. Анатолий тогда прекратил свой рассказ. Но отец говорил ему:

- Ты рассказывай, продолжай. Я внимательно слушаю тебя.

В конце рассказа Пётр Афанасиевич сказал:
- Твой сон означает, что у тебя отличная интуиция. Это было совершенно правильное предчувствие, можно сказать, даже предсказание. Ты взял близко к сердцу наш с тобой будущий полёт, что усилило твои скрытые способности. На Ялмезе тайна таких явлений уже давно раскрыта. Я хочу рассказать тебе об этом.

Во время сна человек способен совершать путешествия во времени, словно на машине времени, но преимущественно – в будущее. Он видит те события, которые будут происходить, в результате чего возникают предзнаменования. Конечно, часто в таких случаях не обходится без фантазии человека.

Существует иное направление предчувствия, предсказания. Человек постоянно излучает из себя биотоки, которые несут в себе информацию. В то же время, иной человек служит и приёмником, и передатчиком. В такое не каждый поверит. Ты веришь в это?

- Конечно, ещё бы! Я же знаю, что мой отец говорит всегда правду, - сказал Анатолий, после чего добавил, улыбаясь: - А когда он шутит, то обязательно улыбается.

Наступила пауза в разговоре. И вот юноша сказал:
- Сейчас, отец, у меня возник один вопрос. Ты можешь ответить на него: существуют ли межгалактические дыры?

- Конечно, существуют. Дыры эти есть. Это – пятое измерение. Пролетая сквозь эти дыры, на неограниченное время сокращается полёт. На Земле учёные выдвинули правильную гипотезу относительно этих дыр.

- А как обстоит дело на Ялмезе по поводу путешествий во времени?

- Там над этой проблемой и сейчас работают учёные. Уже созданы пробные конструкции машины времени. Сейчас проводятся испытания.

- Отец, я почему-то перескочил. Вокруг столько событий, что голова кругом идёт. Вернёмся опять к межгалактическим дырам. Мы будем пролетать сквозь них. Если да, то как скоро?

- Очень скоро – ровно через пять дней. Этот перелёт будет означать, что половину пути мы уже проделали.

- А что произойдёт с межзвёздником во время передвижения его через такую дыру?

- Ничего нежелательного происходить не будет. Полёт через неё можно сравнить с автомобилем, проезжающим через туннель. При этом увеличивается шум двигателя. Так и у нашего корабля. У него немного возрастёт вибрация, а звук двигателей будет слышен чуть сильнее.

- Знаешь ли ты, какую протяжённость имеют такие дыры?

- Протяженность их приблизительно равна 12 часам прохождения через них. Сам понимаешь, тяжело говорить об их расстояниях в других единицах измерения.

- Конечно, эти места в космическом пространстве имеют не материальное строение, так ведь?

- Да, ты прав. Это – особое сочетание сгустков энергии, имеющих очень тонкую структуру.

- Космос – по истине интересное творение природы. Все его тайны, наверное, никому никогда не будут известны.

- Ты снова прав. Даже ялмезяне мало знают о космических пространствах.

ГЛАВА 5.
Пять дней прошло незаметно. До входа в межгалактическую дыру остаётся 15 минут. Для передвижения в ней, необходимо было задать особую программу компьютерной системе межзвёздного корабля, что Анатолий с отцом проделали совместно.

Вскоре интересный и волнующий для Анатолия момент наступил. За иллюминаторами наступила внезапная темнота. Темно вмиг стало и на экране, на котором до того были видны мерцающие одиночные звёзды и многочисленные их скопления.

Совсем скоро туннель изменил свой цвет. Появилось чередование светлых и тёмных участков, как будто его местами освещали мощные источники света. Немигающими от восторга глазами Анатолий наблюдал за всем происходящим.

Звук работающего двигателя и вибрация стен теперь немного возросли.

Отец рассказал сыну о ещё одном удивительном свойстве этого корабля. Оказывается, во время прохождения межзвёздника через межгалактическую дыру, в специальной камере корабля можно загадать любое желание, которое в скором времени должно осуществиться.

- Только желания нужно загадывать не всякие, а желательно такие, которые направлены на приобретение тех или иных способностей, полезных качеств, - говорил Пётр Афанасиевич. – Это кажется тебе невероятным, сказочным. У каждой планеты имеется своя техника, порой кажущаяся для других цивилизаций сверхъестественной, фантастической. Таковы законы космоса, мироздания, и в них ничего особенного нет. Сейчас ты сможешь пройти в эту камеру, которая является обыкновенной комнатой. Я изначально не рассказывал тебе о ней, чтоб сделать тебе приятный сюрприз.

После этих слов Пётр Афанасиевич нажал на пульте комбинацию из кнопок, после чего открылась небольшая дверца в полу, задвинувшись в сторону. Дверца эта имела оранжевый цвет, в то время, как весь пол был жёлтого цвета.

Анатолий, как только оказался здесь, в комнате, подумал, что это сделано для красоты. Ведь этот оранжевый прямоугольник, один единственный в комнате управления, придавал её особую красоту.

Дверь находилась по центру комнаты. Вниз нужно было опускаться на лифте. Для этой цели здесь имелась специальная небольшая кабинка, в которой могло поместиться два человека.

- Занимай место, - сказал отец, указывая всеми пятью пальцами своей вытянутой правой руки на то место, где только что открылся проход. – Как только ты окажешься на месте, сам поймёшь, что нужно делать. После проделанной операции снова занимай место в лифте, и он сам доставит тебя на прежнее место.

Лифт медленно и беззвучно пошёл вниз. От таинственности происходящего у Анатолия спёрло дыхание.

Далее шёл полукруглый коридор, напоминающий своим внешним видом туннель. Всё в нём было зеленоватого цвета. Оказалось, что таким здесь было освещение.

Интерес для Анатолия представляло то, что никаких светильников на корабле не было. Свет исходил из всего потолка, который казался от этого сплошной люстрой.

Посмотрев на себя, затем на руки, юноша понял это. Всё: его серый пиджак, белая рубашка, коричневые туфли, кожа на руках, серые штаны, казалось с зелёным оттенком. Кроме рубашки, которая приобрела зелёный цвет.

В конце коридора располагалась дверь. Она была сделана из иного материала, отличавшегося от материала, из которого были сделаны пол, потолок и стены коридора. Дверь имела ровную, гладкую поверхность, в то время, как в коридоре всё имело шероховатую поверхность.

В самой комнате, за дверью, которая открылась сама, как только Анатолий подошёл к ней, стены, пол и потолок были сделаны, как казалось со стороны, из разноцветных камней. Всё здесь очень радовало глаза юноши.

Камни эти двигались, их форма постоянно изменялась. Анатолий вспомнил, как подобные узоры он видел на Земле, смотря на солнце через калейдоскоп.

В комнате не был слышен звук двигателя корабля. Вместо него здесь, как только Анатолий вошёл, зазвучала звонкая, тихая мелодия, подобная музыкальной шкатулке. Словно кто-то играл, ударяя по стёклышкам различного размера. Звук этот смешивался со звуком звонкого ручейка, который юноша часто слышал на своей планете.

От всего этого: и красоты окружающего, и весёлой мелодии, у Анатолия сначала немного вскружилась голова, что вскоре сменилось хорошим настроением, каким-то возвышенным чувством. Такого чувства он никогда прежде в жизни не испытывал.

В углу комнаты находилось сидение необычной формы; в то же время, оно чем-то напоминало большое кресло. Этот предмет был широким, без ручек. Сзади у него находилась тонкая спинка – толщиной около трёх миллиметров.

Возле сидения Анатолий остановился. Он стоял, словно завороженный, не в силах пошевелиться, наслаждаясь мерцанием разноцветных камней и приятной мелодией.

Вскоре, совершенно неожиданно для юноши, словно гром среди ясного неба, раздался громкий голос Петра Афанасиевича: «Анатолий, пора садиться на сидение. Сядь, после чего сосредоточься только на своём желании, откинув все посторонние мысли. Глаза при этом желательно закрыть. Через минуту начнётся считывание твоего желания и его осуществление. По истечении этого времени можешь покидать комнату. Впрочем, если хочешь, можешь наслаждаться красотой и звуками комнаты, но не переусердствуй. Не буду тебе мешать. Начинай».

Как только юноша сел на сидение, оно тут же вспыхнуло тысячами мелких цветных огоньков, которые были величиной с горошину. Ему показалось, что он уже где-то видел такие огоньки, но никак не мог вспомнить, где именно. Впрочем, это было сейчас совсем не важным.

Всё, происходящее до такой степени подняло настроение и самоуверенность Анатолия, что, казалось, поднять их ещё больше было просто невозможно.

О своём желании юноша даже не думал. Оно пришло само собой. Присев на удобное кресло, Анатолий сразу загадал: «Я хочу быть таким же, какими являются эйзиконяне, чувствовать, понимать всё так же, как они».

Просидев минут пять, юноша решил, что пора идти обратно. Он улыбнулся, вспомнив земную поговорку: «Хорошего – понемногу».

Но… как только он поднялся с сидения, на мгновение перед глазами его промелькнула темнота, тело на секунду что-то слегка сдавило, после чего он оказался в главной комнате управления. Он стоял на закрытой дверце оранжевого цвета.

ГЛАВА 6.
- Ну, рассказывай, как всё прошло? – спросил весёлый Пётр Афанасиевич Анатолия.

- Всё прошло превосходно. Скажи, каким образом я оказался здесь? Уж очень загадочным образом всё произошло.

- На это явление действует физический закон, пока не известный на Земле. Ты можешь спросить: почему ты не попал в комнату исполнения желаний таким образом? Отвечу: я хочу, чтоб тебе было интереснее.

- И тебе это удалось, как нельзя лучше, отец.
- А сейчас иди, проследи за пультом управления. Я очень устал, и мне непременно нужен отдых.

- Да, отец, иди. Я с удовольствием сменю тебя. Ведь я буду управлять межзвёздником самостоятельно в первый раз. А первый раз всегда самый интересный в жизни.

После передачи из рук в руки колеса управления, Пётр Афанасиевич ушёл в спальню, где сразу уснул крепким сном на удобном двухместном диване, таком, каким он приснился в недавнем сне Анатолия.

Всё остальное происходило, как тогда, во сне. Юноша всё проделывал, чувствовал, видел так, как это ему привиделось ранее. Сейчас он, так же, как и во сне, стоял у колеса управления, крепко держа его и плавно поворачивая в нужную сторону, серьёзно смотря то на карту маршрута, то на экран, где было хорошо видно, как навстречу кораблю с большой скоростью движутся различные космические тела. Они то были одиночными, то образовывали собой сплошную массу, как казалось, непроходимую стену.

Юноша поворачивал в нужном направлении колесо управления, нажимал нужные кнопки, словом, проделывал всё необходимое.

Сейчас он был очень рад своей судьбе, рад тому, что она подарила ему такой шанс: управлять межзвёздным кораблём, да не простым кораблём, а кораблём инопланетян. Это был момент, которого никто из живущих на Земле никогда в своей жизни не испытает. Анатолий очень гордился этим.

Да, его судьба была поистине уникальной. «А всё это – благодаря моему отцу, - думал он, и всё новые и новые приятные чувства наполняли каждую клеточку его организма».

В какой-то момент юноше даже показалось, что он – самый счастливый человек, а во всей бесконечной вселенной ему нет равных.

Какая неописуемая никакими словами красота царила за иллюминаторами и была видна на экране! Если бы у Анатолия сейчас был фотоаппарат, он, не задумываясь, запечатлел бы эти картины на долгую, вечную память. «Постой, - сказал он сам себе, - а ведь»… После этого юноша нажал на нужную кнопку. Тут же, недалеко от штурвала, выдвинулось что-то подобное ящику, где находился пульт управления камерами, находящимися на поверхности межзвёздника.

Он задал программу, с помощью которой в нужный момент сможет сфотографировать определённую картину космоса.

Сколько красоты пропущено, не сфотографировано. Анатолий утешал себя тем, что пополнит свою коллекцию снимков на обратном пути. Подумав об этом, юноша почувствовал, что у него замерло сердце. Невольно появилась мысль: «А что, если мы захотим остаться на Ялмезе… Нет, пожалуй, мы на такое не пойдём. Земля была и останется нашей с отцом родной планетой».

Шло время. И вот, в очередной раз, оказавшись за пультом управления кораблём, Анатолий, посмотрев на специальное табло, сигнализирующее время пребывания межзвёздника и текущее время, узнал, что до его посадки осталось всего пять минут.

Очень быстро прошло для него время полёта. Юноше казалось, что вместо недели, в течение которой корабль совершал свой перелёт от Земли к Ялмезе, прошло дня два, не больше.

Сердце у него забилось учащённо, когда представил себе возможный ход событий, которые будут происходить после посадки корабля. Вообще, Анатолий имел привычку заглядывать в будущее, доводить происходящие события до логического конца, конечно, во многих случаях проявляя свою фантазию.

На табло синим цветом было обозначено римскими цифрами время посадки, а красным – текущее время. Этого Пётр Афанасиевич добился, введя особую программу.

Красными цифрами значилось время: 13: 25. В половину корабль пребывает на место, оканчивая свой путь.

Межзвёздник совершал посадку автоматически. Для этого нужно было только дать команду с пульта, «согласие», как говорил Пётр Афанасиевич.

«Нужно поскорее будить отца, - подумал Анатолий. – Он, бедняга, так устал, что может проспать наше прибытие на место».

После этого он быстрым шагом направился в спальню, разбудив крепко спящего Петра Афанасиевича. Отцу, видимо, снились приятные сны, так как он улыбался чему-то во сне.

Пётр Афанасиевич быстро подошёл к пульту, после чего комнату наполнили непонятные звуки. Это он вышел на связь с Ялмезой. Эти звуки напоминали музыку, звучавшую одновременно со словами. Впервые Анатолий услышал из уст своего отца слова иного, не знакомого языка.

Отец вёл переговоры с мужчиной, который говорил басом. Вскоре сказали по-русски:

- Будьте осторожны, через 30 секунд корабль произведёт посадку.

По истечении этого времени свет, вместо яркого дневного, поменялся на жёлтый, с меньшей интенсивностью. Как объяснил Анатолию отец, в комнатах во время полёта корабля и его нахождении на поверхности, так сказать, на стоянке, различный.

Затих монотонный шум двигателей. Сам корабль сел на поверхность незаметно. Анатолий ожидал хоть малейшего толчка при этом, но такого не произошло.

После этого отец пригласил сына войти с ним в сильно вытянутую комнату. Юноша представил себя, находящимся в огромном пенале. Здесь находился небольшой пульт управления, с которого Пётр Афанасиевич дал команду.

Произошёл громкий щелчок, и они вместе оказались на поверхности, находясь под кораблём, доставившим их сюда. Межпланетник стоял на высоких четырёх ножках.

Теперь Анатолий увидел его в натуральную величину. Межзвёздник был огромен. Перед юношей предстала во всей своей красе машина, которая высотой была с пятиэтажный дом и диаметром в триста метров. Об этом ему рассказал Пётр Афанасиевич.

Поверхность корабля, отливая коралловым цветом, очень ярко блестела на солнце, совсем таком, как на Земле. Она была как будто лакированной.

Глядя на межзвёздник, можно было подумать, что он только что доставлен сюда, на эту посадочную площадку, с завода, и теперь готов к предстоящим полётам, к испытаниям.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Фантастическая повесть Путешествие к Звёздам часть 1

Фантастическая повесть Путешествие к Звёздам часть 2

ЧАСТЬ 2. ГЛАВА 7. К Анатолию и Петру Афанасиевичу подошли три человека, мужчины. Инопланетяне выглядели не так, каковыми их представлял себе юноша. Они имели практически такой же...

Фантастическая повесть Путешествие к Звёздам часть 3

ЧАСТЬ 3 ГЛАВА 14. Анатолий был очень рад тому, что полёт совершается в хорошо знакомом ему корабле, так как это был такой же межзвёздник, на котором он с отцом прибыл на Ялмезу...

Повесть о любви

Я до сих пор помню его слова: ” Я хочу, чтобы ты нуждалась в моей защите. Я хочу, чтобы, засыпая, ты видела мои глаза. Я хочу быть готовым умереть за тебя. И я умру. Ты только люби...

Звёзды

Звёзды Конец марта. В Душе трепетное ожидание весеннего тепла. Поздний вечер. Выхожу на берег Камы посмотреть на звёзды. Похваливаю их всегда, называю красавицами. Глянул в Высь...

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв,11-1

ГЛАВА 11 Каждую ночь после просмотра этой увлекательной космической передачи Алексею снились отдельные фрагменты из нее. Снились события из прочитанной в звездолете кни-ги, что...

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв, 6-1

ГЛАВА 6 Все, произошедшее в медицинской комнате, три собравшихся здесь человека ре-шили хранить в глубочайшей тайне. Румын беспокоился больше всех, ведь это он являет-ся...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты