Душа

Глава 6. КПП
Недалеко за леском затарахтел дизель БТРа. - Спецназ катит наверно? сказал капитан Сивков. О прибытии отряда специального назначения из двадцать второй бригады МВД выло известно ещё за сутки до их прибытия.
Душа
Стоявший рядом с капитаном прапорщик Лебедев уныло зевнул и полез в карман за сигаретами. - И что они тут ищут? отсюда бежать надо, а они как мухи на мёд! - Борис Петрович, - по командирски сказал капитан. Ты же знаешь, все мы в пагонах, приказали людям, вперёд, и всё, не отвертишься. Капитан Сивков был молодцеватым, лет сорока, подтянутым и грамотным офицером внутренних войск. Он прекрасно знал, что за охраняемый периметр, просто так люди не полезут, разве что бандиты, от правосудия, - ведь в зоне, точно искать не будут, или безумные, который ищут приключения на свою задницу, и называют себя сталкерами. На КПП № 255, с кодовым названием "Восток-2", капитан Сивков был уже около месяца, это его пятая командировка, "юбилейная" как смеясь, говорил друзьям сам капитан. Сначала Сивкову казалось, что тут просто рай. Никаких учений, занятий по строевой, никаких тревог, проверки бывают раз в неделю, а то и реже, десять солдат да прапорщик Лебедев, которому через год полтинник стукнет, вот и все с кем предстоит общаться ближайшие три месяца. Готовили себе сами, продукты привозили раз в месяц. Летом на речку бегали купаться, загорали, она тут недалеко. Осенью по грибы. Зимой конечно скучновато, но зато можно на лыжах побегать. До 256-го КПП "Восток-3" было ровно три километра.

В прошлую командировку, летом, Сивков тоже решил утром пробежаться вдоль забора, приятная прохлада обнимала лицо, кругом свежесть. Будто земля просыпается ото сна. Назад пошёл пешком. И вот когда капитан шагал назад, понял, что, что- то изменилось. Земля вдруг стала сухой, пташки ласково не щебетали, да и солнце казалось светило как то не так, не по летнему, а по осеннему что ли?

На середине пути капитан остановился как вкопанный. В бетонном заборе красовалась дыра, метра полтора в диаметре! За те двадцать минут пока он добежал до «Востока»-3, и вернулся назад, такую дыру можно было пробить только тротилом. Края пролома оказались гладкими на вид. Никаких обломков, или других следов взрыва не было видно. Подойдя аккуратно поближе, Сивков смог различить еле заметное марево, которое клубилось прямо в проломе. Протянуть руку и потрогать на ощупь ЭТО, капитан не решился. Подняв с земли ржавую гайку, которыми была стянута вся стена, Сивков швырнул её туда, где только что была стенка, а теперь зияла дыра. Долетев до середины, гайка вдруг зависла в воздухе, покраснела, и, разбрасывая искры, будто она раскалена в печи, с громким хлопком исчезла. - Вот те на! Подумал Сивков. - Это что такое? Надо в штаб доложить срочно!

Бронетранспортёр подкатил к самим воротам. На броне сидело два бойца, остальные видать были внутри стального монстра.

Соскочив с машины вниз, на развороченную колёсами боевой машины размоченную дождями землю, майор Кудряшов присел, потом подпрыгнул, разминая свои суставы. На броне, конечно, хорошо прокатиться, но летом! А сейчас и прохладно, да и смотреть не на что, кругом увядающая флора. Кудряшов обратился к капитану. – А кто у вас старший? Мы из бригады внутренних войск, я - майор Кудряшов. Капитан Сивков подошёл к майору, и сказал, так, по простому, без официального рапорта, (жизнь вдалеке от родной казармы расслабляет). – Старший я, капитан Сивков, я знаю, кто вы, нам сообщили ещё позавчера. И посмотрев на майора, как то снизу вверх, сказал. – Вы что ли в зону собрались? Кудряшов подошел, протянул руку капитану и ответил. – Ну, куда собрались, туда собрались. Капитан улыбнулся, и, не отпуская руки сказал: Тогда как говорится, глуши машину. Дальше все равно дороги нет. – Как нет? А мы планировали по быстрому смотаться туда и обратно? ты не понял, капитан, у меня приказ… Сивков оборвал Кудряшова на полуслове. – Товарищ майор, пойдёмте я вам, что то покажу, а вы уж сами решите ехать туда или нет? Набравший сначала воздуха в грудь для того что бы высказать капитану всё что он думает о нём, да и вообще обо всех Кудряшов вдруг осёкся. Старая привычка, «сначала выслушай, а потом уже что- то делай» не дала сорваться. И так, бойцы в отряде заметили, что командир последнее время сильно изменился, стал хмурым и не разговорчивым, долго сидел глядя в одну точку, на все вопросы отвечал резко, грубо и порой невпопад. - Ну, пойдем, посмотрим, что там у тебя? Только смог выдавить из себя майор.

Дыра в заборе так и осталась, никто её заделывать не собирался. Очередная гайка с фырканьем растворилась в еле заметном мареве. – Представляете, товарищ майор, ваш БТР наедет на такую штуку? Капитан Сивков посмотрел на Кудряшова. Тот сначала попытался протянуть руку к тому месту, где только что была гайка, что бы лично убедиться в её отсутствии. Капитан отстранил руку майора в сторону. - А руку туда совать я вообще не советую. Майор Кудряшов ещё минут пять смотрел на пролом, и только потом спросил. – А что это? – Это сказал Сивков «гравитационная аномалия» в зоне, куда вы собираетесь ехать, их полно, только размером они побольше. Конечно, за всю свою жизнь Андрей Кудряшов много чего насмотрелся, но такое видел в первые, гайка исчезла, лопнув как мыльный пузырь, и раскалившись перед этим добела. - И вообще вся зона – это большая аномалия. Сказал Сивков. - Поэтому мы тут, что бы охранять мир от зоны. Да и всяким непонятливым объяснять, что делать им там нечего. А то повадились в зону лазить, как на экскурсию всякие типы, называют себя сталкерами. – Так там что, ещё и люди живут? С недоумённым интересом спросил Кудряшов.

Люди? Ты что майор? Это сволочи, не люди, если кого увидишь, сразу вали его. Они все до зубов вооружены. Тащат из зоны всякую радиоактивную дрянь. Мучительная мысль промелькнула в голове. - Ну конечно, как он сразу не понял! Если посылают спецназ, значит, ничего хорошего не жди. - Только надо было учёных послать туда, вместо вас. Сказал Сивков. – Пускай изучают эту хрень. Учёных посылали два года назад, мы за ними идём. – Меня Андрей зовут. Протянул руку Сивкову ещё раз Кудряшов. – Спасибо что предупредил, ей Богу вляпались бы. – Антон. Сказал капитан. – Кстати, а почему вас - то не проинструктировали? – Я про эту дыру, ещё год назад в штаб сообщил. Нам вообще ничего не рассказали. Да и задачу нам поставили два дня назад.

-Да, кстати, ещё одно. Иногда, примерно раз в две недели, в зоне, что то происходит, я не знаю что точно, но из глубины этой «хреновой» зоны доносится очень сильный гул, всё меркнет, как будто наступает ночь, гром такой, что земля трясётся. Говорят, что это «Выброс», но что за выброс? чего выброс? и с чем это связано, я не знаю. Думаю, ничего хорошего он не приносит, так как после одного такого выброса появилось вот это. И Сивков пальцем указал на пролом в заборе. Потом ещё дня три башка трещит. Последний выброс был неделю назад, значит, у вас есть неделя. Майор тяжело вздохнул, представляя, как теперь выполнять поставленную задачу. И потоптавшись, некоторое время, угрюмо сказал. – А я собирался позажигать… Хотя может оно и к лучшему.

Глава 6. Больница
Скорая помощь приехала минуты через три. Мальчик лежал на асфальте, вытянув руку вперёд, как будто он в последнюю минуту что- то хотел схватить, что то ускользающее и эфемерное. В зажатом кулачке у Серёжи, ничего не оказалось, только какая-то шишка и синюшнее пятно, прямо в самом центре ладошки. Вовка Сомов всё же дозвонился, только своей маме, а она Надежда Васильевна, уже позвонила Серёжиной. Все суетились вокруг. Водитель жигулей всячески старался помочь, поддержать, поднести, хотя вины его тут не было. Лицо у Серёжи было белое как бумага, глаза закрыты, синеющие губы плотно сжаты, дыхание еле заметное. Врачи проверили пульс, и очень удивились – Мальчик жив! Хотя крови потерял много. - Быстро носилки! Врачи, санитары, прохожие, всё смешалось. Взвыла сирена, и скорая помощь, сорвавшись с места, унеслась прочь, покинув проклятый переход. Вовка Сомов, ещё долго стоял на месте, где произошла авария. Кровь смыли, посыпали песком. Конечно, для Вовки это было ударом, потерять лучшего друга. Да ещё камушек, куда - то запропастился? В школу Вовка сегодня не пошёл. Мама его увела домой. Потом они поехали в больницу, и долго сидели в длинном коридоре рядом с рыдающей мамой Серёжи и нервно расхаживающим из угла в угол Отцом. Пока, наконец, не вышел доктор. Он подошёл к рыдающей женщине, и, взяв её за плечо сказал. – Вы не волнуйтесь, ваш сын жив, он в коме, травма оказалась очень тяжелой, но, тем не менее, основные органы не повреждены, он поправится. У него открытый перелом обеих ног, и сотрясение мозга. Сейчас Серёжа в палате реанимации, вы можете к нему зайти, только ненадолго. – Доктор! Отец Сергея взял врача за локоть. – Когда он очнётся? – Точно сказать не могу. Сказал врач, надо ждать, у мальчика сильное сердце, раз он выжил после такой потери крови, то надо полагать, через какое то время он придёт в себя. А теперь, домой, ему надо отдохнуть, приходите завтра, когда переведём его в отделение интенсивной терапии.

Поздняя осень, солнце совсем уже не греет. Листья на деревьях пожухли и облетели. С начала ветер гонял по улицам пожелтевшую и облетевшую зелень, потом начались проливные дожди, и все опавшие листья почернели, и растворились в окружающем осеннем мире.

Прошла неделя с момента аварии. Мама сидела у кровати Серёжи. Он так и не пришёл в себя, раны на ногах и голове начали заживать. Весь в бинтах, аппарат Елизарова, постоянные капельницы – Бедненький мой мальчик. - Думала мама. Как же его так угораздила, надо было мне самой его в школу провожать, всё же дорога – это очень опасное место. Слёзы потихоньку катились из красных от усталости глаз. Она держала его за руку, и приговаривала. – Милый мой мальчик, лучше бы меня сбила эта машина. Рука Серёжи была на ощупь мягкая и тёплая, но в середине ладошки почувствовалось какое то уплотнение. Мама повернула очень аккуратно ладонь к себе. Прямо в центре ладони была, какая то опухоль, небольшая шишка размером с грецкий орех, цвета спелой сливы, красовалась в самом центре ладошки сына. Может быть ушиб? Да, да, скорее всего, ушиб. Она прижала руку сына к губам. Как я сразу не заметила!

Глава 7. «Бочка»
- Сейчас спустишься на первый этаж. Сказал Лесник. – Зайдёшь в бар, там найдёшь бармена, зовут его Борода, или Михалыч, скажешь, послал Лесник, Лесник - это я. Серый кивнул и медленно побрёл к двери. – Да не боись ты! Пацан! Всё будет нормально, придёт дрезина, отправлю тебя домой! Серёжа обернулся, и у него на лице, наверное, впервые за всё это время отобразилось некое подобие улыбки, во всяком случае, на душе у Серого стало легче.

Бар «Бочка» находился на первом этаже. Дверь была открыта, внутри играла лёгкая музыка, полу сумрачное освещение, окна, зачем то заколочены листами жести, в углу за столиком сидели две фигуры, кто такие в сумраке было не разглядеть. За барной стойкой стоял немолодой, полный мужик, с бородой как у деда мороза, только без усов. – Ну что, так и будешь стоять? Заходи. Сказал Михалыч, и поманил рукой. Серый подошел к стойке, и только тогда смог рассмотреть, что в углу сидели его недавние «друзья», те два «разведчика», что привели его сюда. На столе у них стояла бутылка водки, и две тарелки, они молча ели, и лишь изредка наливали водку в стакан и, не чокаясь, пили её залпом. Михалыч оглядел Серого, с ног до головы. Потом, ухмыльнулся, и поставил на барную стойку тарелку, в которой была толчёная картошка с подливом и ещё дымящаяся котлета, гигантских размеров. На краю тарелки два кусочка хлеба. Слегка нагнувшись, Бармен достал, откуда то, из-под прилавка бутылку водки, и налил гранёный стакан до самых рубчиков. – Можешь сесть за столик, выбирай любой, зал пустой. Стакан он протянул Серому – Это что, водка? Я не пью. Сказал Серый. Да и денег у меня нет. – Михалыч вздохнул, и сказал - Ну во первых, здесь деньги не котируются. А во вторых, потом отдашь, хабаром, или отработаешь. Ухмыльнулся ещё раз и добавил – Иди, ешь «Лесник» сказал тебя накормить, ты же теперь наш новый работник. Серый взял тарелку, вилку и пошел в угол, к своим новым знакомым. Поп и Монах оказались весёлыми ребятами. Доставать Серого расспросами не стали, а сразу же выложили анекдот:

- Идет Сталкер по Зоне. Видит Монстряка сидит, плачет, горькими слезами обливается... - Ты че плачешь, Монстряка? - спрашивает.- Другие Монстряки обижают, Сталкеры обижают... - А хочешь я тебе НАКУ дам? - Хочу - оживилась Монстряка. Сталкер, снимает автомат и прикладом: - НАКА! НАКА! МОНСТРЯКА! ПОЛУЧИ! НАКА!!!

Серый как то сразу оживился, тяжёлый камень упал с души. Монах тут же налил пол стакана водки, и протянул новому приятелю. – Неее, я не пью, мне нельзя. Поп улыбнулся. – Дают – бери, бьют – беги. – Знаешь такую поговорку? – Знаю, сказал Серый. Всё ещё с недоумением глядя на стакан. – А коли знаешь, запомни, Никогда не отказывайся когда, предлагают что то хорошее. Зажмурив глаза, Серый выпил водку и сразу же подавился. Обжигающая жидкость проникла в горло, всё горело, как будто жгло огнём. Серый выпучил глаза. Ни вздохнуть, ни выдохнуть он не мог. Монах со всей силы ударил ладошкой по спине. Глаза налились слезами, в голове появился какой то шум. Потихоньку пожар стал проходить, а вместе с ним по телу начала разливаться нега. Приятное чувство лёгкости и нереальности происходящего появилось в теле. Глаза посоловели, голова слегка кружилась. Стало совсем хорошо. Серый что- то рассказывал своим новым приятелям, они хохотали, и похлопывали его по плечу. Потом окружающий мир начал вращаться, всё быстрее и быстрее. Уже совершенно не стоящего на ногах мальчишку, сталкеры отвели в комнату, и уложили прямо в одежде на кровать. Так прошёл первый день в Зоне.

Серёже ничего не снилось. Наутро сильно болела голова, во рту было очень неприятно, горло пересохло, слюна стала густая, и очень хотелось пить. Кое - как открыв глаза Серый увидел на тумбочке, бутылку минеральной воды и записку. Записка была совсем короткая. «Выпей и всё пройдёт». Действительно, попив газировки, стало как то получше, пузырьки газа, выходя через нос, щипали, и после громкой отрыжки Серый сел на кровати. Большая комната была заставлена металлическими кроватями, между ними стояли маленькие тумбочки. – Ну, прямо как в лагере отдыха. Подумал Серый. Где то в прошлой жизни, он тоже ездил отдыхать в лагерь, но казалось, что было это очень давно. Окон в комнате не было, точнее они были, но были заложены кирпичами, одинокая лампочка висела в центре комнаты, и освещала, наверное, только половину этой большой казармы. Кое-где на кроватях спали люди, около открытой входной двери стояла пирамида, на которой выстроились в ряд настоящие автоматы. Серый встал с кровати и как старый дед стал гладить себя по правому боку. В кармане лежали камни, «янтари», которые он нашёл около того места, где не было рельсов. Видать, Серый спал на этих камнях, теперь бок болит. Ещё немного осмотревшись, он заметил в углу умывальник, и медленно, что бы ни шуметь, он подошел к раковине, и покрутил кран. Вода была холодная, так что зубы сводило. Зеркала не было, да это и к лучшему, так как Серёже совсем не хотел смотреть на своё отражение. Немного поплескавшись Серый почувствовал себя совсем хорошо, и решил выйти прогуляться. Из комнаты-спальни дверь вывела его в коридор, справа приятно пахнуло пирогами, в ответ в животе хрюкнуло. Повинуясь инстинкту Серый пошел в сторону «пирогов».

Борода в переднике, как настоящий шеф-повар, крутился около больших духовых шкафов. Увидев Серёжу, он улыбнулся. – О, проснулся? Да я смотрю ты тоже ранняя пташка? Время шесть утра, а ты уже на ногах. Вот тебе кофе, вот пирог, завтракай и за работу. Завтрак был бы кстати. – А что делать? Спросил Сергей и взял в руки всё ещё горячий пирожок и стакан кофе. – Протрёшь столики, подметёшь пол, помоешь противень, в общем, работа найдётся. - Дядя Михалыч, я спросить хотел. Сергей откусил пирожок и прихлебнул тёплый кофе, я какие - то камни нашёл, «янтарь» вроде. Бармен засмеялся, и, не отрываясь от своего дела, посмотрел в сторону парня. – Что там у тебя? Показывай, и давай без «дяди», хорошо? – Хорошо. Серый поставил стакан с кофе, и вытащил из кармана куртки, четыре камня. – Ого! Борода присел на табуретку от удивления. – Ты где это взял? Он взял в руку один такой камушек и, покрутив, положил его обратно на стол. Не дождавшись ответа Михалыч спросил. – Ты знаешь что это? – Нет. Ответил Серый. – Я не знаю, янтарь? Наверно? – Нет, брат, это не янтарь, это артефакт, и называется он «Душа», камень конечно очень редкий, за что и ценится, но свойств его никто не знает, до конца не изучен. Я за всю жизнь видел такой артефакт только раз, и то очень давно, а у тебя их четыре! – Я их на рельсах нашёл. Сказал Сергей прихлёбывая кофе. – Странно! Михалыч очень удивился, наши там крутились целый день, и ничего не нашли. И добавил. – Да ты везунчик!

Глава 8. Спецназ
Группа майора Кудряшова, уже четыре часа шла вдоль, когда то пролегающей здесь асфальтированной дороги. Сейчас это была разбитая, заброшенная, с ямами и трещинами прогалина. Кусты, раньше растущие вдоль обочины, теперь захватили половину проезжей части, вторую половину доконала трава, пробивающая себе путь сквозь, когда то прочный монолит шоссе. Теперь некогда широкая дорога, напоминала тропу всю усыпанную мелкой крошкой битума и гравием. Время от времени на обочине дороге попадались аномалии, подобные той которую видел майор в заборе. Поэтому шли по кустам, пускай распугают всю живность в округе, которой тут, скорее всего и нет, кроме надоедливых ворон, зато всякие, такие ловушки, они уж точно заметят. Собственно идти было не так далеко, и к вечеру, без всяких приключений добрались до места назначения. Правда, когда шли, несколько раз слышали, а вернее чувствовали гулкие удары из-под земли, как будто начинается землетрясение. По ухав, где то вдалеке, всё затихло. Вход в бункер найти было не сложно, вход в него был в заброшенном подвале жилого дома. Дома уже давно не было, а вот подвал остался. Среди заброшенных руин, какого то городка спецназовцы чувствовали себя неловко. Раньше тут жили люди, а теперь груды уходящих в землю железобетонных плит наводили только уныние. Покосившийся столб светофора, давно уже не регулировал движение на пешеходном переходе, а точнее того, что от него осталось. Огромная аномалия, которая расположилась прямо по центру перехода, вращала листву и прочий мусор затянутый ею. Иногда там, внутри аномалии раздавался треск, и ярким снопом вылетали искры. За переходом, на старом покосившемся дереве была прибита табличка. Что на ней написано прочитать было трудно, ржавчина пробилась сквозь краску и начала уничтожать памятную пластинку. Андрей долго всматривался в овал фотографии, прибитый под дощечкой, совсем молодой парень, смотрел на него улыбаясь. – Да, ему бы ещё жить, да жить, совсем молодой, лет двадцать пять.

Ещё на КПП капитан Сивков по мере возможности проинструктировал спецназовцев, но только на столько, насколько сам был осведомлён. Из всего этого стало ясно только то, что не стоит во всякую дыру совать свои руки, и как можно чаще глядеть под ноги. Кудряшов, подумав некоторое время, решил дать бойцам отдохнуть, поэтому спускаться решили утром. Ночью опять, что то ухнуло, и горизонт осветился яркой вспышкой. – Наверное, будет дождь. Подумал Андрей и поёжился в своём спальном мешке. Так, не сомкнув глаз, Кудряшов пролежал до утра. В темноте ему мерещилась всякая чушь. То толпы людей, похожие на зомби, бредут по тротуарам разрушенного городка, то какая то машина сбивает кого то на пешеходном переходе, какой - то пацан, перебегая дорогу, падает на асфальт, в общем, полный бред. На душе было, какое то необоснованное волнение, голова слегка побаливала, и ныла старая рана, ещё со времён Кавказских войн.

Гром разбудил спящую землю. Совсем недалеко ухнуло, потом раскатистый грохот наполнил всю округу, каким то первозданным ужасом. – Ну что парни, сказал майор. – Спускаемся, дождь там переждём. – «Француз», Крикнул Кудряшов радисту. – Остаёшься здесь, вызываешь эвакуацию, если вертушка в дождь не полетит, пускай бронетехнику высылают, по старой дороге проехать можно! Остальной отряд спустился в подвал.

В подвале было сухо и темно. Дверь в бункер была в самом конце подвала. Большая, покрашенная чёрной краской дверь из стали, толщиной не менее десяти миллиметров, была закрыта. Никаких признаков повреждения не имела. Код доступа имелся. Сняв блокировку, дверь открыли, оказалось десять миллиметров, это только наружный лист. Сама дверь была полуметровой. За дверью шлюз, за ним длиннющий коридор. Свет не загорался, сколько ни щелкали выключателем, наверно, автомат выбило. Бойцы включили фонари, и лазерные целеуказатели. Кудряшов разбил отряд на две группы. – «Орлёнок», ты старший, идёте в правое крыло, если что, зови! – Понял шеф, сказал «Орлёнок» или в миру Дима Орлов, заместитель командира отряда. Аккуратно обыскав все помещения, почему то никого не нашли. Никаких следов разрушения не было видно, всё цело, как ни странно, но компьютеры светили мониторами, принтеры, и какие- то приборы ещё жужжали. Открыли дверь в подсобку. Командир заглянул, что бы оценить ситуацию. Подсобка как он сначала думал, оказалась большим, тёмным залом. В самом центре стояло устройство непонятного назначения, всё опутанное проводами. По проводам изредка пробегали белые огоньки. Конструкция была от пола до потолка. Стоявшие рядом приборы щелкали и добродушно подмигивали лампочками. Циклопическое сооружение гудело, и внутри у него, что то вращалось, ротор что ли? На самом верху в специальной выемке, крутился какой- то светящийся камень, похожий на янтарь. - Странно всё это! Подумал Кудряшов. – Шеф! Раздалось в наушниках, мы тут кое- кого нашли, тебе надо взглянуть. – Иду, «Орлёнок».

В свете фонарей удалось рассмотреть, что в самом конце коридора неподвижно стояла женщина, а точнее девушка. Она стояла спиной к двери и была целиком обнажена. Длинные волосы распущены и свисали по спине до самого пояса, голова была слегка наклонена вниз. Ни на свет фонарей, ни на окрики бойцов она не отзывалась, стояла как замороженная мумия. Подойти поближе никто не рискнул, да у Андрея, эта девушка вызывала какое то смутное подозрение, в её фигуре было, что то очень знакомое. Кудряшов решил сам подойти и посмотреть, что это за «подруга». Он подошёл почти в плотную, и немного постояв сзади, внимательно осмотрел голую фигуру. На вид всё было нормально. Андрею даже показалось, что он уловил лёгкий аромат духов. – Духи такие же, как я Кате покупал, французские «Jar Parfums Bolt of Lightning». Подумал Кудряшов и заглянул незнакомке в лицо. Это была Катя…

– Катя! Крикнул Андрей и схватил её левой рукой за плечо, в правой руке был пистолет, и Кудряшов ни при каких обстоятельствах не собирался убирать его в кобуру. – Ты что тут делаешь? В мозгу Кудряшова пролетело много вариантов и различных версий, как его подруга могла попасть в этот Богом заброшенный край. Катя развернулась лицом к Андрею и открыла глаза. В мутных глазах не было видно зрачков. Майор отпрянул, и стал пятиться назад. А до боли красивая и обнажённая, рыжеволосая девушка вдруг стала превращаться в какое то жуткое чудовище. Руки вытянулись, на пальцах появились когти, лицо превратилось в некое подобие злобной рожи с осьминожьими щупальцами вместо губ. Тело стало жилистое, цвета морёного дуба. – Шеф назад! Заорал Димка Орлов, и, не раздумывая, начал бешено стрелять из автомата. Грохот разлетелся по всему подземелью. Андрей, отступая назад, вытянул руку и нажал на спусковой крючок. «ГШ-18» в темпе отстрелялся, все пули попали в голову, но, похоже, что твари они ни как вообще не навредили, либо раны очень быстро успели зажить. Монстр запрокинул голову назад и дико завыл, автоматные очереди отталкивали монстра назад, нанося ему минимальный вред, только слегка оцарапав кожу. - Всем огонь на поражение. Прокричал Кудряшов, всё ещё пятясь назад. – Цельтесь в голову этой твари! Андрей спрятал пистолет в кобуру, и снял с плеча АКМС. Тварь, ещё постояв некоторое время, вдруг метнулась в сторону, в одну, потом в другую, а потом совсем исчезла. – Прекратить огонь! Скомандовал Кудряшов. Бойцы с недоумением смотрели на то место, где только что было «нечто», а до этого прекрасная рыжеволосая девица. – Отходим назад, к выходу, Француз! ты там не уснул? Попытался по рации докричаться до радиста командир. Но в наушниках только раздавалось, какое то бульканье и хрип. Вдруг тряхнуло. – Это что? Землетрясение, командир? Спросил Орлов, подойдя ближе к Андрею, всё как некстати. Потом Димка выкатил глаза, изо рта у него потянулась тонкая струйка крови, руки повисли как плети и он, слегка оторвавшись от пола, отлетел в сторону и безжизненно упал в угол. В отблесках лучей фонариков угадывалась полупрозрачная фигура мутанта. Пули, от рикошетив от стен, с жужжанием, отбивали штукатурку, и уносились прочь. Истратив половину боезапаса, и потеряв половину бойцов, без видимого результата, отряд прорвался из бункера в подвал. Невидимая тварь преследовала их по пятам, швыряя в сторону то одного, то другого подвернувшегося ей под лапу человека. Тварь протыкала своими когтями, как ножом кевларовою броню. А пули от неё отлетали как камни от танка. Брошенная в подвал граната, гулко хлопнув, только слегка контузила своих, не причинив монстру никакого урона. Закрытая бронированная дверь не удержала монстра и вылетела как пробка. Оставшиеся трое бойцов зажали тварь в подвале, бронебойные пули всё же сделали свое дело. Теперь он был полупрозрачный, истекая чёрной кровью, извивался и рычал, стараясь когтями дотянуться до людей.

Постоянно трясло, грохот на улице не утихал. Кудряшов подскочил к двери идущей наружу. На улице был ураган, но ураган был какой- то очень странный, красное как кровь небо, испускало на землю лучи, которые проходя сквозь чёрные тучи, неестественно освещали землю. – Француз мать твою! Ты где? Андрей высовываться на улицу не стал, надо было приглядывать как там монстр. – Француз? Из-за угла подвала не спеша вышел Лёха Фролов, он же Француз Рации на спине не было, автомат в опущенных руках. – Лёха, мать твою, ты эвакуацию вызвал? Кудряшов пытался посмотреть в глаза связисту, но тот, опустив голову вниз, что то произнёс нечленораздельное, и, направив автомат на командира, нажал на курок…

Глава 9. Проводник
… Андрей открыл глаза. Он очнулся от сырости, что то мокрое и холодное текло на лицо, затекало под «горку» и попадало в уши. Грудь нещадно ныла. Тяжело было вздохнуть. – Наверное, рёбра сломал. Подумал Андрей. Бронежилет выдержал очередь в упор, но, похоже, что ребро всё же сломано. Кудряшов сел на землю, и огляделся. Вода лилась из железной банки, которую в свою очередь держал какой то мужик. Он смотрел на Андрея, и улыбался. – Может, хватит уже. Сказал майор, отводя рукой банку. Мужик как показалось сначала, радостно отбросил банку, и присев на корточки сказал. – Ну, брат, то, что ты очнулся, это праздник. Я думал конец тебе, кое- как у ходячего трупа отбил, он же тебя уже тащил в свою нору! Тут Андрей посмотрел по сторонам. – А где я? – Не далеко. Здоровый ты парень, сколько смог столько и тащил тебя. Сказал мужик и почесал свою жиденькую бородёнку. – Странный тип. Подумал Андрей, длинный плащ, рюкзак за плечами, в руках двустволка, армейские берцы, глазёнки маленькие и хитрые. – Мне назад надо. Сказал Андрей вставая с земли, там парни мои остались. - Куда ты пойдёшь? Кровосос, высосет из тебя всю кровь своими щупальцами, не ходи парень. … Нет больше твоих парней. Всех загубил этот чёрт проклятый. – Андрей поднял автомат с земли. – Мне всё равно надо вернуться. – Я с тобой не пойду, я буду тебя здесь ждать, всё равно вернёшься. Мужик снова почесал бородёнку, и прислонил ружьё к берёзе. Потом махнул рукой на право. - Туда иди. – Слушай мужик, а ты сам - то кто такой? Я, поди, и без тебя разберусь, куда мне идти. Мужик снял рюкзак и сел на него. - Иди, иди. Сказал он глядя на Кудряшова, меня зовут «Волк», я – проводник, все тропы тут знаю, людей вожу, а они благодарят меня, кто как, кто денег даст, а кто и хабаром ответит. – Мне проводник не нужен, я сам всё знаю, у меня карты есть и спутниковая система навигации. Сказал майор, поудобнее пристраивая калаш на шее. - Да я тебя дурака хочу вывести отсюда. Не место тебе здесь, проклята эта земля, а тебе жить надо, молодой ты ещё. – Много ты понимаешь? Куда я пойду? Тут остались все мои парни, пять человек. Что я скажу? Как я буду в глаза смотреть их матерей? Я вернулся, а они все тут полегли! Андрей повернулся и почти бегом пошел в ту сторону, куда указал проводник.

Серый давно освоился на базе сталкеров. Он помогал всем, кому что починить, где убраться, ну и конечно работал по кухне. Прошел месяц, а как будто год пролетел. Дрезина так и не пришла. Поэтому Серый стал потихоньку втягиваться в новую жизнь, а его прошлое со временем стало забываться. Оно мутнело и растекалось в разные стороны, будто растворялось в тумане. Всё меньше он вспоминал родителей, работы по хозяйству не оставляли ему времени на воспоминания о «той» жизни. А когда он обменял свои камни на отличную кожаную куртку, прошитую кевларовыми нитками, купил себе новенькие берцы, научился пользоваться оружием, прошлое совсем исчезло, как будто лопнула как, какая то туго натянутая струна. Один камень всё же оставил себе, ну так на всякий случай, что бы не забывать, кто он и как тут появился.

Старенький, но отполированный до метала «ПМ», был подарен Серому Лесником. И он с гордостью носил его в набедренной кобуре, разбирая и чистя своё личное оружие каждый раз перед сном. Иногда сталкеры брали его на несложные задания, и, вернувшись Серый с гордостью всем рассказывал, что совершил очередную ходку к центру зоны, и вернулся живой. Конечно, сталкеры тихонько, посмеивались над парнем, но в глаза говорили, что он герой, и дружески хлопали по плечу. Что с него взять? – Пацан!

Однажды под вечер в бар зашли двое сталкеров. Они долго разговаривали с Михалычем, потом один ушёл. Серый знал его, это был Волк. Он проводник. Серый слышал, что в зоне зарабатывают, кто как может. Кто собирает артефакты, кто работает с учёными, а Волк - проводник. Он знает без карты все тропы, именно безопасные маршруты, и водит сталкеров за умеренную плату туда, куда им надо. Волк, хороший человек, всегда что ни будь интересное, расскажет, или покажет, какую ни будь необыкновенную вещь. Он всегда в курсе всех дел, и всё знает, что в зоне твориться. Второй был явно военный. В зоне военных много, они обычно сталкеров не любят, и не церемонятся с ними, когда поймают, но есть среди них и нормальные. Серый даже слышал историю, когда военные спасли пару сталкеров, когда тех зажали мутанты на брошенной ферме. Но это скорее исключение, обычно всё наоборот, увидел военного – стреляй, а то он выстрелит первым. Но этот военный был, какой то замученный, подавленный что ли, забился в угол, и залпом выпил стакан водки. А потом долго сидел и тупо смотрел в пол. Серый, за всё время как попал в зону, насмотрелся на «тутошний люд». Приходят всякие типы, но таких, как этот вояка было, почему то жалко. Наверное, у него какое то горе. Может, поэтому Серый и пожалел его, у него ведь тоже беда. Парень подсел за столик к военному, и спросил.

– Дядь, а вы что такой печальный? У вас какое то горе, да? Андрей поднял глаза, посмотрев некоторое время на странного парня, обратившегося к нему «Дядь», и произнёс. – Парень, я, что так плохо выгляжу? Мы, по-моему, с тобой почти одногодки. Тебе сколько лет «дядя»?

Серый усмехнулся. – Я не знаю, сколько мне лет, сначала я думал мне десять лет, но когда меня сбила машина, и я оказался в зоне, стал старше, и в каком то чужом теле. Кудряшов налил ещё пол стакана водки, и залпом выпил. Алкоголь нисколько не брал его, выпил почти бутылку, а результата – ноль. - Ну, тогда всё ясно, сказал Андрей, ты там, умер, а тут появился. Зона, это «АД», место, куда ты попал после смерти. - Вы думаете, я там умер? Спросил Серый. - Я, почему то об этом никогда не думал. Как же мама с папой, как они будут без меня. Серый насупился, и опустил голову, глаза его покраснели и налились слезами, казалось ещё немного, и он разрыдается как ребёнок. – Как тебя зовут, дружок? Кудряшов потянулся за очередной порцией горячительного напитка. – Меня Андрей зовут. – Меня зовут Серёжа, но тут все называют меня Серый. – Слушай Серый, сказал Андрей,- надо тебе найти учёного какого ни будь, он тебе сможет помочь, учёные всё знают, они точно смогут тебя от сюда вытащить, только надо ли? – Да, и притащи мне ещё водки.

В полу сумраке барного освещения, было плохо различимы черты лица, но когда Серый подошёл к барной стойке, и повернулся лицом к свету, Андрей ахнул. Почему то ему показалось у этого парня до боли знакомое лицо. Где он раньше мог его видеть?

–Серый! Крикнул Кудряшов, узнай у хозяина, сколько стоит ночлег.

Андрей проснулся рано утром. Долго лежал в кровати и смотрел в потолок. Часам к восьми началось лёгкое движение, часовые вернулись с постов и молча, не раздеваясь, легли спать на свои не расправленные кровати. Кудряшов повернулся на бок, положил руку под подушку и опять уставился немигающим взглядом в пустоту. Из кухни несло свежеиспечённым хлебом и ещё чем то приятным. Но как ни странно, ни есть, ни пить не хотелось, в голове постоянно крутились одни и те же вопросы. – Как всё это произошло? Как погиб весь отряд, за двадцать минут боя? Причём противнику, не было нанесено вообще ни какого ущерба. И что это была за тварь? Почему сразу не предупредили, с чем тут нам придётся столкнуться? Хотя кто расскажет то. Спецы из первой бригады не вернулись, значит все тут остались. Военные глубоко в зону не лезут, поэтому знают мало, а сталкеров никто слушать не хочет. Вот вам и результат.

Когда Кудряшов покинул Волка и вернулся назад, то он ни только не нашел своих парней, он даже не дошел до этого места. На подходе к бывшему городку, сначала на майора напала стая странных собак, они, судя по всему, были слепые, и ориентировались только на нюх. Пока Андрей отбивался от собак, на выстрелы, из развалин домов стали вылазить, не менее странные создания. Это были люди, которые раньше жили в этом городке, которые вообще раньше жили,… а теперь все оборванные, с клочьями свисающей одежды, обезображенными лицами и телами переваливаясь и прихрамывая, шли к нему. Среди этой толпы Андрей увидел Француза. Лёха раскачиваясь, и опустив голову вниз, брёл к своему командиру, в руках был всё тот же калаш. Майор сначала оторопел Но когда «Француз» поднял ствол, Кудряшов резко прыгнул в сторону, и, взвыв от боли в боку завалился за обломком стеновой плиты, сломанное ребро не давало резко двигаться. Стрелять в своего бойца, друга, пускай и бывшего рука не поднялась. Вдруг, пуля отбив кусок плиты, и отрикошетив, с воем ушла вверх. – Неужели Лёха стал палить? Пронеслось в голове, но когда вторая пуля выбила каменную крошку прямо в том месте, где только что была голова Андрея, он понял, - работает снайпер. Кудряшов несколько раз менял позиции, переползая и перепрыгивая, через разнообразные препятствия, но снайпер методично ложил пули, всё точнее и точнее. Когда пуля снайпера со звоном пробила стальной приклад автомата, и погнула спусковой механизм, Кудряшов не выдержал, и демонстративно, с криком встал из- за укрытия, и, имитируя попадание в голову свалился как подкошенный, прямо на виду у стрелка. Ещё одна пуля угодила в кевлар бронежилета. – Контрольный. Решил Андрей, застонал, стараясь не двигаться, и слегка приоткрыв глаза, стал присматриваться к тому месту, где, по его мнению, сидел стрелок. Фокус удался. Минут через десять к укрытию, где только что сидел майор, подошли два типа. Одеты в натовские камуфляжи, наколенники и на локотники, в руках автоматы от Хеклер и Кох G-36, модификации Курц, в набедренных кобурах «Глоки». На рукавах нашивки, что то нарисовано и написано «Монолит». Снайпера среди них не было. – Хитрые, черти! Значит снайпер на позиции, нужно быть предельно осторожным. Один остановился в трёх метрах, и, направив автомат на Андрея, стал его изучать, так сказать со стороны. Второй, оттолкнув ногой калаш, и закинув свой автомат за спину, нагнулся, чтобы осмотреть многочисленные карманы разгрузки майора, поэтому не сразу заметил пропажу своего «Глока». Выстрелив два раза в висок этому типу, Андрей завалил его на себя, что бы укрыться от снайпера. Пока второй не мог сообразить, что произошло, и как бы пальнуть в обманщика, что бы ни задеть своего, да ещё уйти с линии огня снайпера, куда он небрежно встал, решив, что майор всё же убит, ещё две пули вылетели из «Глока», и, достигнув своей цели, навеки успокоили второго бойца. Снайпер ответил незамедлительно. Пули жужжа, сыпались градом. Стрелок психанул, и это сыграло на руку Андрею. Он заполз обратно за камень, и затащил за собой труп. При быстром осмотре, у этого вояки при себе ничего ценного ни оказалось, натовские патроны калибра 5.56 мм, к калашу не подходили. Да и автомат Андрея пришел в негодность, отремонтировать, конечно, можно было, но в таких условиях с калашом пришлось расстаться. Все добытые боеприпасы и оружие Кудряшов собрал и сложил в «РД», потом осмотревшись по сторонам, оторвал шеврон с руки убитого, и быстренько пополз назад.

Пока шли до «Нефтяников», Волк рассказал Кудряшову, что так бесцеремонно напавшие на него люди. Бойцы, состоящие в группировке Монолит. Чем занимаются и где базируются, точно не известно. Известно лишь, что они фанатики, и верят в то, что где то в центре зоны есть камень, который исполняет все желания, вот он и есть тот самый пресловутый Монолит. А напали они потому, что доступ к этому Монолиту имеют только они, и никого туда не пропустят. В общем глубже в зону дороги нет. Вообще в зоне несколько группировок, все они враждуют между собой. Сталкеры не входящие в группировки называют вольными или свободными, обычно их никто не трогает, ну кроме Монолита. Каждая группировка контролирует свой участок зоны. Есть бандиты, есть наёмники. Волк помолчал некоторое время и добавил. - А я тебе так скажу, по мне все они бандиты. И ты к ним лучше не лезь.

Андрей встал с кровати, аккуратно заправил её, и пошёл к умывальнику. В баре был уже накрыт стол. Михалыч посадил Кудряшова к столу, и собирался было уже отойти, как вдруг Андрей схватил его за руку, и спросил. – Слушай «Борода», а Серый, он откуда у вас взялся? Странный, какой то. Михалыч внимательно посмотрел на майора, и немного подумав, присел на стул рядом. – Понимаешь командир, сказал он. – У всех сталкеров, разные дороги в зону, но рано или поздно они все приводят сюда, и если ты хочешь узнать, как кто оказался здесь, спроси его сам, если он посчитает нужным, то расскажет, ну а нет, значит, нет. Ты пойми, друг, в зону лезут не от хорошей жизни.

Глава 10. «Шприц»

Обычно в «Нефтяниках» народу было много, база находилась на пересечении сталкерских троп. Да и проводники про базу знали, и часто приводили сюда народ, за что могли харчеваться за счёт заведения. Но сегодня было малолюдно. Кроме Андрея в баре были два охранника, и один сталкер, который у барной стойки шумно размахивал руками, видать торговался. Ближе к вечеру, когда на улице уже стемнело, и луна начала просвечивать сквозь вечные тучи, в пустующий бар завалился посетитель. Огромный детина, вооружённый до зубов, с дыхательным аппаратом за плечами, наряженный как чучело, в какой - то биомеханический костюм, с жужжанием приводов проследовал мимо столика Андрея к барной стойке.

- Шприц, ты ничего не перепутал? Аптека находится в другом крыле. Сказал «Борода», и добродушно расплылся в улыбке. – Что тебя к нам занесло? Дорогой ты мой дружище, полгода не появлялся. Детина снял с себя всё вооружение, баллоны для дыхательного аппарата, и обнял Михалыча, как старого друга хлопая его по спине. – Михалыч, родной, выручай, по дороге встретил мужика, всего покусанного собаками, первую помощь я ему оказал, но он потерял много крови, надо сюда притащить, пошли людей, у вас инструменты есть и необходимые медикаменты, может, откачаем ещё, жалко его, вроде нормальный мужик, из учёных видно. Серый крутился тут же рядом. Аккуратно поставил в пирамиду «Вал» и снайперку Шприца, утащил, куда- то баллоны, взял у детины список необходимых вещей, в общем, делал свою работу. Услышав про ученого, он подошёл поближе к сталкеру и стал внимательно прислушиваться. «Борода» только развёл руки. – Нет у меня людей, вот Серый один помощник, ты к «Леснику» сходи, поговори с ним. – Нет Лесника , был я у него, он по рельсам ушёл, со святой «двоицей», ремонт затеяли, а ждать нельзя, загнётся мужик, жалко. Шприц сделал такое лицо, как будто собирался встать на колени, перед Михалычем, за какого то мужика.

Кудряшов встал и подошёл к барной стойке. – Давайте я схожу, вон Серого возьму с собой в напарники. Андрей указал пальцем на парня, от чего тот покраснел, распрямился, и умоляющим взглядом посмотрел на Бороду. – Можно мне с ним Михалыч, я всё по кухне сделал, и картошки на обед начистил, отпусти, тут же не далеко? Серый похлопал себя по набедренной кобуре. Борода посмотрел на Серого, потом на Кудряшова, и сказал. – Идите, но учтите, к утру не появитесь, собак спущу.

Дело в том, что внутренний периметр базы охраняла пара слепых псов. С малолетства воспитанные людьми, собаки привыкли к тому, что добывать еду больше не надо. На стальных тросиках они бегали по двору. И на проходящих мимо сталкеров не обращали совершенно никакого внимания. Однажды случайно забредшего зомби Лёлик и Болик, так звали собак, разорвали за пять секунд.

Пока Андрей ориентировался по карте, Серый собрался в поход. Надел куртку, ещё раз почистил пистолет, достал из тумбочки две пачки патронов, налил во фляжку воды.

Через пятнадцать минут пара сталкеров двигалась в указанном направлении. Идти было действительно недалеко. Первым шёл Кудряшов и по заправски, как настоящий спецназовец прислушивался ко всему. Так как ночи тут особенно тёмные, луны почти не видно, и звёзды попрятались, где то за облаками. Прибор ночного видения у него был, но воспользоваться Андрей им решил, только тогда, когда что то заподозрит. А фонарики и так сильно выдавали присутствие людей в этом «зоопарке», где каждый так и норовит съесть себе подобного. С начала шли молча, только Серый сопел сзади едва поспевая за майором. Андрей резко остановился и присел, Серый последовал его примеру, и достал пистолет, ну так на всякий случай. – Спрячь ты свою пуколку. Я тут таких тварей видел, их бронебойные пули не пробивают, а ты их своим «макаром» хочешь их напугать. Кудряшов покосился на Серого, но тот ничего не сказал и пистолет убирать назад в кобуру не стал. – Вот слушай Серый, ты рассказывал, что тебя, где то, за периметром, там машина сбила, а сюда - то ты как попал? Андрей не сводил глаз с парня. - Прилетел? – Я не знаю, помню, что камень был у меня в руках, «янтарь», «Борода» сказал, что он артефакт, «Душа» называется, а потом я очнулся уже здесь. А там, дома, я, наверное, умер и меня похоронили, осталась только фотография на могилке. Голос парня задрожал, а глаза заблестели. – Точно! Вскрикнул Андрей. – Я вспомнил, где я тебя видел! Ну точно! И он хлопнул Серого по плечу. - Там в городке, где … ну, в общем, я на обочине дороги прямо около аномалии, нашёл табличку, там написано, что то типа, «светлая память, земля пухом», точно не знаю, ржавчина разъела всё, но вот фотография, на том памятнике была, и это была твоя фотография. Серый встал в полный рост. – Так я что и здесь тоже умер что ли? Почти закричал он на майора. – Да откуда я то знаю. Ответил Андрей, но думаю, что если ты тут умер, то за зоной точно ещё живой. Кудряшов натянул на глаза ПНВ, и стал озираться по сторонам. Потом свистнул. Где то недалеко раздался стон. – Ага, пришли. Сказал Андрей и пошел в сторону, где только что кто то простонал.

Серого, слова военного, почему то очень обрадовали. Придали какой- то надежды, что ли. Что, мол, не всё ещё потеряно, надо просто поискать, и дорога домой найдётся. Кудряшов же отправляясь на поиски учёного, преследовал свои цели. - Может этот «ботаник» что ни будь, знает про наших «химиков»? Думал он, когда ненароком услышал беседу бармена со сталкером. Ему просто необходимо было найти причину, что бы вернуться домой.

Глава 11. «Химик»
Хлопнул выстрел. Кудряшов пригнулся, автомат был уже наведён на цель. Он начал вглядываться в темноту, через ПНВ. – Кто же стрелял? Прошептал Андрей. – Серый ты как? Живой? Серый подошел поближе к майору – Живой! И помедлив, добавил - Это я стрелял. Вон там, видишь деревце, правее кустов? Там только что мелькнули два горящих глаза. – Что ты там, в темноте рассмотрел? И вообще, предупреждать надо бы… Договорить он не успел. От того пресловутого деревца, оторвалась и начала двигаться в сторону напарников здоровенная тень. В ПНВ было видно, что это животное, похожее на свинью, но побольше раза в два. И двигалось оно как спринтер. Подбежав тварь что то заговорила! Причём по человечески! Кудряшов прицелился, короткая очередь прошла ниже. Вторая очередь накрыла тварь. Взвизгнув и отчётливо сказав «…Эй солдатик...» поросёнок – переросток всей своей массой ударив, сбил Кудряшова с ног. Андрей, лёжа, выпустил весь рожок, прямо в то место, где у прочих тварей находится сердце. Чудище, встав на дыбы, подняла вверх свои передние похожие на клешни лапы, и попыталось ударить ими майора. Но Серый, подбежав в упор, начал стрелять из своего «макара» прямо в выпученные глаза громадной свиньи. Кудряшов только успел откатиться в сторону и заменить магазин автомата. После того как Серый выпустил последний, восьмой патрон тварь рухнула на землю. Андрей встал на ноги, вроде цел, переломов нет. Где то в глубине небольшого леска раздался протяжный вой. – Серый, хватаем «ботаника» и валим отсюда, а то сейчас сюда вся зона сбежится, уж я то знаю.

Всего израненного учёного принесли на базу. В «Нефтяниках» был прекрасный доктор, бывший хирург. Последнее время, до аварии, работал на скорой. Потом вместе с ликвидаторами пытался восстановить, то, что ещё не уничтожил взбесившийся реактор. В семье у доктора, что то не заладилось, с женой развёлся, а детей не было. Остался с «Лесником» на базе. Так теперь и работал здесь доктором, и зовут его просто «Док», а как звали доктора, на самом деле никто не знает, а сам он не говорит.

В левом крыле здания, находился медпункт, по другому «это» не назвать. Одна небольшая комната, письменный стол, стул, посреди комнаты стоит хирургический стол, в углу кушетка. Кудряшов и Серый, как будто они родственники больного, сидели и ждали в коридоре, чем закончится операция. Пока сидели, разговорились. Кудряшов рассказал свою историю жизни. Серый свою. – Вот жизнь подумал Андрей, а ведь мы в чём то схожи, у обеих трагедия в жизни, и обеих привела дорога в зону. Андрей полез в свой «РД» и вытащил «Глок». – Держи. Сказал он, протягивая пушку Серому. – Вот это оружие, а «макара» своего выкинь, старый он, и воронение всё стёрлось. – Нее, протяжно сказал он, вытащив из кобуры пистолет Макарова, это подарок, я его на память оставлю.

Серый взял в руки заграничный ствол и долго крутил его в руках. Потом добавил. – Ух ты, это «Кольт»?

– Нет, парень, это «Глок 17» австрийский пистолет, разработанный фирмой Glock для нужд австрийской армии. Получившийся в результате образец оказался довольно удачным и удобным для применения, благодаря чему позднее он был принят на вооружения армии Австрии под обозначением Р80. Выпускается в различных вариантах под разные патроны (9×19 мм Парабеллум, .40 S&W, 10 мм auto, .357 SIG, .45 ACP и другие).

Особенностью конструкции пистолета является отсутствие флажка предохранителя и курка. Пистолет большей частью сделан из высокопрочного термостойкого пластика. Благодаря этому Glock 17 лёгок и чрезвычайно прочен. Состоит из 33 частей, и неполная разборка осуществляется за секунды.

Выпалил Андрей всё что знал, о данном оружии. – Дарю, а ты оказывается отличный парень, ты мне жизнь спас. Молодец ты Серый не сдрейфил. Серый опять покраснел, и, пряча подарок в карман куртки сказал. – Спасибо, на лице у парнишки отобразилось такое выражение, будто он получил новогодний подарок.

- Доктор штопал учёного часа четыре, потом ещё пришлось ещё сдавать кровь. Но к утру всё было закончено. Док вышел в коридор, уставший, но счастливый.

– Всё хорошо, сказал он, будет жить ваш «ботаник», идите, отдохните, и если хотите поговорить с ним, приходите послезавтра.

«Ботаник» выглядел хоть и уставшим, с черными кругами вокруг глаз, но держался вполне уверенно. На все расспросы отвечал однообразно, «не знаю, не помню, это где?» и тому подобное. Сразу было видно, что человек, что то скрывает. То, что он из учёных «Шприц» решил, найдя рядом с «ботаником» порванный белый халат. Обычно ученые со сталкерами в зоне жили дружно. Только сталкер мог за какой-нибудь старый комбинезон, залезть в такую дыру! И прийти от туда живой и невредимый. У учёных обычно была своя охрана, из военных. Но со временем военные разбежались, или просто отказывались идти охранниками. Процент смертности был уж очень большой. Поэтому учёные стали нанимать в охрану сталкеров, эти готовы были на всё, ради любого добытого или полученного хабара. И у сталкеров с учёными всегда были хорошие отношения. Но этот «ботаник», был очень странным типом.

Глава 12. Аркадий
В очередной раз Кудряшов пытался вытянуть из учёного хоть что то. – Ну, вспомни мужик, вот на карте городок, видишь? Что там за лаборатория, была? Или знаешь кого от туда? – Да не помню я! Отвечал «ботан» и снова отворачивался к стенке. – Вот блин, что я полковнику Николаеву скажу, кого нам теперь эвакуировать? Что зря эвакуация двадцать второй бригады прогулялась в зону.

Кудряшов специально, упоминул своего командира, может, клюнет на эту удочку? – Я же военный, думал он. Скажу, что ищу своих, «химиков», а заодно и тебя выведу из зоны. Но «ботаник» первый повернулся к Андрею и спросил. – Вы что ли из двадцать второй бригады МВД? – Да, я! Воскликнул Андрей. – Гвардии майор Кудряшов, командир отряда специального назначения. Учёный посмотрел Андрею в глаза, и спросил. – А что вы делаете здесь? И где ваш отряд? Кудряшов сначала было обрадовался, но потом замолчал и сев на стул сказал. – Нет никого, я один остался, а здесь, потому что своих учёных ищу, надо задание выполнить до конца. Учёный поморщился, будто проглотил горькую пилюлю, и сказал. – Я тоже один остался. – Аркадий. И протянул руку майору.- Я ваши учёные.

Потом они ещё долго беседовали. Кудряшов рассказал про «мальчика» Серого, и, поговорив с учёным, выяснил следующее: Сильнейший выброс на неделю раньше времени накрыл всю зону. Люди попрятались по подвалам. Живность залезла в норы. Переждать выброс на улице, под открытым небом, было не возможно. Ну, во-первых: радиоактивный, и так высокий фон, повышался до смертельного уровня, а во вторых: кроме радиации было в воздухе, что то ещё, какое то смертельное излучение. Смертельным оно было только для живых, а для мёртвых оно было наоборот, живительным. Поэтому во время выброса, или перед его началом, при повышении тау - излучения, всякая «дохлая» тварь оживала, и первым делом искала чего бы пожрать. Это относилось и к людям. Незахороненные покойники вставали, и кружили по местности в поисках чего бы или кого бы съесть. Живая тварь попавшее под это излучение, становилась бездушным зомби. Не чувствующая боли, живущая только на одних рефлексах и инстинктах.

Пропавшие «химики», как говорил полковник Николаев, занимались как раз воздействием этого «Тау» излучения на живые организмы. Установка в бункере,- преобразователь электромагнитного излучения. Под воздействием «Тау» частиц, преобразователь формировал направленный пучок, который бомбардировал живую клетку. Артефакт, интегрированный в установку, регулировал общий уровень облучения. Аномалия, которая возникла над установкой, в центре старого пешеходного перехода, оказалась порталом, и была всего лишь побочным эффектом. Побочный эффект, который связал зону с миром людей. Невидимая дуга связала два мира, и перенесла сознание умирающего мальчишки в зону, связав его с каким - то зомби, попавшим случайно в эту аномалию, вернув тело того к жизни. Артефакт «душа» был тем самым проводником. Вынесенный из зоны камень был активирован кровью мальчика, и выполнил свою задачу вполне успешно. Но эта связь была не вечной, и начало её конца уже было положено. Через «побочный эффект» в бункер попал мутант кровосос, все кто были в бункере, погибли. Аркадий один успел выскочить на поверхность. До начала выброса были считанные часы, поэтому мутант его отпустил. Сталкер Шприц наудачу возвращался с задания, поэтому и помог, а так, считай, пропал бы. Пока установка была работоспособна, мальчик Серёжа ещё мог вернуться, но если она остановится. … В общем надо перепрограммировать установку и запустить обратный ход. Теоретически, если пацана опять засунуть в вихревое поле, то он должен вернуться назад, но это теория, а как будет на практике? Поддерживать установку в работоспособном состоянии могли только учёные.

Спецназовцы не знали, что за день прошли половину зоны и почти добрались до её центра. Вообще то, что они дошли, это была просто уловка зоны, что бы поживиться новыми человеческими душами.

Что бы забрать результаты исследований, необходимо было вернуться назад. Вытащить диски из компьютеров не составит большого труда. Как сказал Аркадий, « …по возможности забрать результаты, ну и если доживём вернуть мальчика домой…» Правда, как всё это сделать, Аркаша и сам не знал. Кровосос охранял вход в подвал, Монолитовцы закрывали проход к центру зоны, а значит и к лаборатории. Ни пролететь, ни проползти не получится. - Можно попробовать сразу после следующего выброса, часа три, четыре у нас будет. Сказал Аркадий. – А если подойти ближе к центру? То и времени будет больше. Только где там можно переждать выброс? Наморщив лоб, сказал Кудряшов, и добавил. – Надо со сталкерами поговорить, может, есть у кого на примете нычка, или что там ещё, подвал какой. – Слушай Аркаша, а как вы жили с Монолитовцами раньше? Не мешали вам? Андрей, что то, прикидывая по карте на планшете. – Нет, мы вообще не выходили на поверхность, там запасов на 10 лет, да и опасно это. «Химик» Аркаша потянулся и глубоко зевнул. – Ты иди майор, подумай, что и как, а я посплю, устал я что то. Когда Кудряшов встал, что бы уйти, учёный добавил. – Да, и это, спасибо вам, что не бросили меня. – Ещё рассчитаемся, профессор. Сказал, улыбнувшись, Андрей. - Сочтёмся.

Глава 13. Поход
Первым делом Кудряшов и Аркаша поговорили с Лесником. Тот понял всю ситуацию происходящего. Действительно ближе к тому заброшенному городку была раньше небольшая база ликвидаторов. Потом все ушли и базу забросили. Конечно, базой в прямом смысле этого слова то место назвать было трудно. Пара покосившихся бараков, и вагончик, вот и все строения, но рядом был подвал, раньше он использовался для хранения продуктов. В общем, просто погреб. Но переждать выброс в нём было можно. Да и запасы воды там ещё оставались. Поп и Монах согласились провести до стоянки. В дороге может всё что угодно случится. К тому времени в «Нефтяниках» появился Волк, сначала он согласился отвести всех в назначенное место, но когда узнал, кто и главное когда парни собирались идти, наотрез отказался. – Майор! Почти крикнул он на Кудряшова, - тебя и так чуть не разобрали там, а ты опять туда лезешь. Уймись ты, нельзя туда, закрыта дорога!

-Ладно, сказал Лесник.- Я проведу вас. Я этой тропой двадцать лет ходил. Только дальше не пойду. Дела у меня, да и не хочу «требушить» прошлое.

Когда спустились в бар, Поп рассказал, что Лесник уроженец этого городка. И прожил там всю жизнь, и жена его, где то там пропала, поговаривают, роман был у неё на стороне. Вот он и не хочет возвращаться домой. Всё же, как ни как родина. Сами понимаете.

Серый собирался тщательно, все, что было необходимо Михалыч дал. Да и нужно было то немного, консервы, вода, патроны, пара буханок хлеба. Лесник выделил бронежилет, «Кора-4» броник лёгкий, но надёжный. Собрав всё в рюкзак, Серый сел на кровать и в раздумьях опустил голову. Учёный обещал вернуть домой, но почему то домой, никак не хотелось. Зона так просто не отпустит порабощённую душу. За всё проведённое здесь время, Серый многому научился, со многими подружился, Михалыч - «Борода» вообще стал ему как отец. «Лесник» - учитель. Кудряшов – закадычный друг, и старший брат. В общем, всё изменилось. Да и зона как то выглядела иначе, совсем по-другому, зимы тут не было никогда, одна, круглогодичная осень. Солнце стало иногда проглядывать сквозь тучи. Дожди шли часто, но быстро заканчивались. Деревья стояли в одной поре, постоянно с желтыми листьями, и казалось, что трава росла уже жухлой. Серёжа научился стрелять, ловко орудовать ножом. Он уже совершал вылазки вглубь зоны, и это ему нравилось. Потом, со сталкерами отмечали удачный поход. Риск как то будоражил, адреналин в крови кипел и звал его на новые подвиги.

Кудряшов по- военному собрался быстро, все, что надо у него было, патронов для G-36 Kurz было достаточно, а вот для ГШ-18 не нашлось. Было две обоймы, одна резервная обойма с бронебойными и одна с простыми патронами 9Х19 (парабеллум), но её майор отдал вместе с «Глоком» Серому. Андрей пошел в спальню и сел рядом с Серым. – Ну что Серёга! Готов? Серый поднял глаза вверх. – Готов, только на душе как то скверно, мысли всякие в голову лезут, а вдруг я не вернусь. – Вернёшься Серёжа, вздохнув, сказал Андрей, если я выберусь из зоны живой, я тебя обязательно найду. Напишешь мне свой адрес? – Напишу, ответил Серый. - Ещё не забыл. - А то, что то на душе скверно, сказал Кудряшов, это хорошо, значит выброс скоро.

Вечерело. Во дворе, Лёлик и Болик приученные не выть по ночам, гремели своими цепями, привязанными к тросу. Охрана сменила караул. Сквозь тучи начала проглядывать луна. Аркадий всё сидел в комнатке – палате, и что - то усиленно писал. Когда Лесник вошел, тот даже не поднял головы. – Что вы пишете? Сказал он, присаживаясь рядом на стул. – Понимаете. Учёный быстро кинул взгляд на вошедшего, и добавил. – Есть теория «полей». Если мне удастся перепрограммировать установку, я смогу управлять степенью облучения живых клеток тау - излучением. Просто если существует возможность параметрического преобразования частоты тау-излучений вниз в чувствительный для вещества спектр излучений, то в принципе должны существовать физические процессы, в которых количество полученной после преобразования частоты энергии может превышать затраты энергии на сам процесс преобразования частоты. Иными словами, я должен сделать перефразировку поля. И ещё… - Слушай профессор, Лесник перебил Аркадия (на самом интересном месте )

- Мне не очень понятно ваше бормотание, просто хочу напомнить, утром выходим. Так как, судя по всем признакам времени до выброса всё меньше и меньше, успеть бы. Учёный изменился в лице, он покраснел как рак и надул от налетевшего на него гнева щёки. – Да понимаете вы, что если я не сделаю всех необходимых расчётов, нам незачем будет возвращаться. И вообще, может, установка уже давно разобрана, майор говорит, что дверь в бункер выломали. – Вот и хорошо, сходим и проверим. В общем, профессор, соберите всё с вечера, иначе утром вас с кроватью унесём. Необходимые вещи я принёс. Лесник поставил небольшой рюкзачок рядом со стулом, и, улыбнувшись глядя на всклокоченного человека ушёл.

Вышли в пять утра. Уже было не темно, сумерки прятали людей, сливаясь с окружающим миром. Никакого карканья ворон, ни какого воя и стона. Зона замерла в ожидании удара. По всем признакам, выброс начнётся с минуты на минуту. Гулкие перекаты иногда разрывали тишину. Где то впереди небо заливалось заревом. Первым шел Лесник, за плечами красовалась СВД, драгуновская снайперка была в зоне конечно не редкость, но то что Лесник возьмёт винтовку никто не ожидал. За ним Поп, потом Монах с Аркашей , а завершал процессию Кудряшов и Серый. Сначала Андрей шел впереди, но когда, он чуть не наступил, в какую то хрень, в виде холодца, отстал. Примерно через час пути земля задрожала. – Всё как в первый раз. Подумал майор, и прибавил шагу. Догнав Серого он спросил. – Ты как? Тот уныло посмотрел на друга, и твёрдо сказал. – Я хочу остаться Андрей. Мне нечего дома делать. Здесь теперь мой дом. – Серый, ты должен хотя бы попробовать вернуть к жизни того мальчика, которым был раньше. Не обижай своих родных, ты у них один. Я знаю, как плохо когда теряешь близкого тебе человека. Уж поверь мне…

Глава 14. Встреча
Добрались как раз перед выбросом. Дверь в погребок была закрыта на замок и ещё подперта стальными запорами. Два сарая рядом совсем покосились, а вагончик стоял с выломанными дверями. Вокруг уже гудело, небо сверкало, и ужасно болела голова, когда дверь открыли , и по очереди спустились в темноту погреба, Лесник включил свет. Как ни странно свет загорелся, в углу стояли аккумуляторы. Разложил на небольшом столике карту. – Вот смотрите. Сказал Лесник обращаясь к Кудряшову. – Сейчас мы здесь, и ткнул пальцем в метку на карте. – Город недалеко, на северо – восток километра три будет. Как выброс закончится, бежим со всех ног, времени будет не много. До окраины я вас провожу, а там сами. Монолитовцы часа через два вылезут из своих убежищ. До бункера доберетесь, ну а уж там по обстановке. Я вчера связался со своими друзьями, они помогут через военных устроить вам эвакуацию. Но только отсюда, с окраины. Так что выбирайтесь сами, мы в город не пойдём. И Лесник кивнул в сторону Попа и Монаха. Кудряшов с удивлением посмотрел на них. – Боитесь? – Да нет, майор, ты пойми, мы сами бывшие монолитовцы, и много задолжали своим «коллегам», поэтому встречаться с ними у нас нет ни какого желания. – Ну да ладно, сказал Андрей, сами так сами, в конце концов, это наше дело! – А вам огромное спасибо за помощь, увидимся ли ещё? – Погоди прощаться майор. Лесник сел на перевёрнутую бочку. – Выброс закончится, вот там и поглядим, что и как! А сейчас давай ещё раз определимся по карте, как нам лучше пройти, я предлагаю пройти слева. И все присутствующие склонились над маленьким столиком. Аркаша же, как истинный профессор, что то писал в записной книжке, и приговаривал «…ходить налево – это не порок…»

Выброс закончился так же неожиданно, как и начался. Трясти перестало, пошёл проливной дождь, с громом и молнией. – Ну, братцы, пора! Сказал Лесник, закинув винтовку за плечо. – Идем в темпе, времени в обрез. Группа сталкеров вышла из своего убежища и направилась по заранее проложенному маршруту. Было ещё темно, и в отблесках молнии едва угадывалась тропа. – Так можможно и залететь в ловушку, со всего размаха. Выпалил Кудряшов. – А ты чего боишься? В ловушку попасть или в руки к монолитовцам? Я слышал, они шкуру с живых снимают. Ответил Лесник и добавил. – Прибавить шаг.

Пробравшись через кусты, группа вышла на окраину городка. Светало. Вокруг утихло. Дождь перестал лить как из ведра, только изредка моросил. Тяжёлые свинцовые облака нависли над головой. Конечно, никакого солнца не было и видно. Обсохнуть не удалось. Все мокрые залегли в развалинах крайнего дома. Кудряшов и Лесник пролезли через обломки и стали осматриваться в оптику. – Вроде бы тихо. Сказал Лесник глядя в прицел винтовки, что скажешь майор? – Да, надо рывком от здания к зданию, времени нет совсем. Пуля выбила кирпичную крошку прямо у виска Лесника. – Чёрт! Опоздали, уходим. Лесник прижался к земле усыпанной бетонными и кирпичными крошками. – Ты иди. Сказал Кудряшов, я не вернусь, прорвёмся все равно. Обстреливали со всех сторон, Лесник и Кудряшов, с большим трудом приползли назад к группе. – Ну что парни, уходите, а мы дальше сами. Кудряшов пожал руку Попу и Монаху. Однако «Святые» заулыбались и предложили свой план. – Мы сейчас берём всю эту банду на себя, и уводим их в сторону, а вы проходите спокойно. Мы их точно уберём, они на нас ещё не забыли. Монах достал рацию, и включив её, что то сказал в микрофон, стрельба вдруг резко прекратилась. Он хихикнул, и, окинув всех взглядом, сказал Попу. – Ну что брат пошли сдаваться? Они вылезли из за камней. И, подняв руки, вышли на дорогу. Отойдя подальше от развалин, Монах крикнул: – Ну что придурки! Живыми нас хотели взять? И когда пара типов в натовских камуфляжах вышла им на встречу, кинул из-за головы две гранаты РГД-5, Поп поступил точно так же. Лесник швырнул дымовую шашку под ноги «святым». В эту же минуту поднялся такой шквал стрельбы, что Кудряшов точно решил, что эти два друга, что то задолжали монолиту, нечто такое, необыкновенное, что те, похоже, их из под земли достанут. Через некоторое время, действительно, стрельба начала удалятся. – Ну, молодцы парни. Подумал Кудряшов. Всё же выручили, я думал, доведут до развалин и смоются.

Лесник, как заправский снайпер, занял позицию на выступающей плите, торчавшей из земли. Место было удобное для ведения огня, сектор для стрельбы просматривался отлично. Немного покрутившись на месте и оценив обстановку, он обернулся и крикнул Кудряшову. – Майор, давай короткими перебежками, я вас прикрою. Придерживайтесь левой стороны, через три квартала увидите свой подвал. Да, ещё майор, удачи вам. Лесник прильнул к оптике, и, не отрываясь, смотрел в неё, пока не увидел три удаляющихся спины. Лежать на плите было удобно, окружающие руины скрывали почти полностью стрелка. Среди обломков валялась табличка. Она была ржавая, но надпись на ней просматривалась довольно чётко « ул. Власова, дом № 5» это был адрес некогда жилого дома. ЕГО дома! Лесник лежал на плите, по которой когда то раньше ходил, и сейчас он как будто врастал в неё. Полжизни пр
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Душа

Душа

Личинка песни заунывной Забралась в сердце ездока… Пустыней жизни запредельной В надежде странствует душа… Ветер коснулся ее плеча и растворился в пространстве. Прикосновение...

Душа

Полжизни прошло тут, на этом месте. На втором этаже была его квартира, да да, примерно на этом уровне, и в этом месте. – Ну, значит я дома. Лесник закрыл глаза. Кадры из прошлой...

Душа

Душа как маленький скомканный лист бумаги при осеннем ветре...

Душа

Моя душа, разрываясь на куски, соприкасалась с бездной... Тонким, оторвавшимся листочком, парил лучистый огонёк, сливаясь с закатом. Хмурилось небо, барабаня крупными каплями по...

Душа

Лишь наедине с человеком, познаешь его душу.

Душа

От автора Я расскажу вам историю одного пешеходного перехода. Этот переход возник неожиданно, просто появился вместе с дорогой и жилым домом, который гордо возвышался около него...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты