Порченые женки и кликуши

Если первые считались жертвами наговоров местных колдунов и знахарей, то у вторых это состояние часто возникало в церкви, при различного рода потрясениях и припадках эпилепсии. Характерно, что по окончании припадков или состояний несчастные ничего не помнили.

Порченые женки

Любопытные описания «порчености» приводил русский писатель Николай Лесков. Он имел возможность наблюдать три подобных случая по соседству со своим имением в Орловской губернии. И знал женщин, с которыми приключилась эта беда.

Одна из них была женой священника, проводившего службы в храме села Гороховое, где находилась усадьба Лесковых. Она была дочерью священника этого прихода, предшественника своего мужа. В обычной жизни - достойная женщина, скромная, доброго нрава. Но в какой-то момент, раз в году, на нее находили тоска и томление, и она могла плакать целыми днями.

И вот, переделав массу хозяйственных дел, чтобы облегчить жизнь своей семьи на первое время своего отсутствия, она исчезала, ударяясь в бега. И пропадала, как правило, месяц. В это время ее встречали в самых неожиданных местах - растрепанную, голодную, грязную и иногда совершенно голую. Когда по возвращении в лоно семьи ее спрашивали, что с ней было, она рассказывала страшные вещи о том, «как ОН ее водил». Но потом эта женщина вновь превращалась в заботливую мать и жену - до следующего побега...

Когда слухи об этих странностях распространились по уезду, вдруг подобная же беда посетила еще одно доселе благополучное помещичье семейство. Стало «водить» молодую девушку, барышню Ольгу, которую Лесков тоже знал лично. Она была хорошо образованна, воспитана, талантлива, умна и хороша собой. И вот эта девушка тоже стала убегать из дома, живя, неведомо где и как. А когда возвращалась домой, то была спокойна, но сумрачна духом, потому что, осознав свою беду, терзалась из-за этого тяжелой печалью.

Третий случай приключился в имении самого Лескова с женой кучера, красивого молодого парня. Не прошло и месяца со дня женитьбы, как молодая жена без всякой причины убежала из дома и пропадала полгода. Ее встретили в компании трех старых уродливых слепцов, нищенствовавших в округе. Беглянку вернули домой, к мужу. Он ее «поучил» кнутом, и она пообещала больше не убегать, но через два месяца снова исчезла...

Ее нашли у тех же слепых. Она плакала и объясняла теперь, что не убегать не может, потому что ее «гонит». И действительно, опять убежала из дома через неделю. Когда ее снова нашли, то пытались урезонить, говоря о том, как хорош ее муж и как уродлив и отвратителен слепец Нефед, к которому она убегала.

Но, осознавая, видимо, несуразность своего поведения, молодая женщина только шептала в ответ, что не может противиться тому, что ее «водит». Ее тут же спрашивали: «Кто водит?» Но она отвечала: «Нельзя сказывать».

Самое же удивительное было в том, что эта женщина исполняла при слепцах не роль хозяйки или поводыря, а именно была при них «женкою», что даже и не скрывала. Старые слепцы были столь уродливы и отвратительны, что это вызывало всеобщее недоумение и отвращение. Так «ходила» она шесть лет, пока не была найдена замерзшей по пути к селу, куда слепцы спешили к празднику...

По этому поводу Николай Лесков писал: «Замечательно, что все три “вождения” были разом в одной местности, что “он” водил и матушку-попадью, и светскую барышню, и крестьянку, каждую сообразно их положению, настроению и привычкам».

Наверное, почти каждый слышал о подобных случаях, ибо происходят они нередко. Несчастные «порченые» ломают жизнь и себе, и своим близким, и нет силы, которая могла бы удержать их от странного поведения.

Когда я была в роддоме, рядом со мной лежала женщина 45 лет, родившая двойню. И вдруг через три или четыре дня она начала собираться домой. Стали спрашивать, почему спешит раньше времени. Оказалось, ее муж, который был на 6-7 лет моложе и любил ее и троих детей (девочек, а на свет появились долгожданные мальчики-близнецы), последний раз пришел в роддом в сопровождении пожилой женщины, своей... любовницы.

Ей было 63 года, она работала бухгалтером в МГУ, была невероятно сексуальной, и мужчины ходили вокруг нее хороводом, от мала до велика, и она никому не отказывала. Затем вцепилась в мужа несчастной и даже набралась наглости сопровождать его в роддом... Вот та и потому та и спешила домой, чтобы попытаться удержать супруга от развода с помощью новорожденных мальчиков...

Что же такое - эта самая «порченость»?

Она состоит в том, что, как в упомянутых случаях, одна женщина или даже группа их неожиданно испытывает неудержимое стремление бежать из дома, куда глаза глядят, и жить, удовлетворяя неожиданно нахлынувшие животные страсти. Кстати, чем неразвитее общество, чем на более низкой ступени оно находится, тем больше в нем порченых.

Такого рода безумие может охватывать чуть ли не всех женщин племени: они срываются с места, убегают в дебри, живут там неведомо как и питаясь неведомо чем. А потом возвращаются в свой дом: голодные, исцарапанные, в разорванной одежде или совсем нагишом. В иных случаях их может охватывать стремление заняться каннибализмом, и с этой целью они могут умертвить даже... собственное дитя.

У многих народов выработалось умение пресекать это временное безумие с помощью простого способа: достаточно, оказывается, принудить такую женщину зайти в холодную воду или обернуть ее тело мокрым холодным полотенцем, и разум возвращается к ней.

Одержимые кликушеством

Иное дело - кликушество. Оно встречается много реже, чем «порченость». И особенно ярко проявляется, как правило, в церкви, во время богослужения. (Кстати, медицина объясняет это истерическими припадками и эпилепсией, но вылечить больных не в состоянии). В народе эти явления толкуют как последствия наведенного колдовства, но церковь отвергает подобное суеверие, пытаясь найти для их объяснения какие-то реальные причины.

Примером такого кликушества явился случай, приключившийся на так называемом Тихвинском судебном процессе (XIX век) над жителями деревни, в котором подсудимыми было все деревенское население (2000 душ!). Обвинялись они в том, что сожгли крестьянку, подозревая ее в многочисленных случаях порчи односельчанок.

Одна из допрашиваемых вдруг во время суда упала на пол, и ее стали бить корчи. Это выглядело так: «В продолжение четверти часа ее страшно ломало, приподнимало от полу, по крайней мере, четверти на полторы. Надо удивляться, как она не повредила себе рук и ног и как осталась целой голова, которой она колотилась об пол. Бывшие тут врачи не только были не в состоянии помочь страдавшей, но даже не могли определить ее болезни, лишь засвидетельствовали, что это отнюдь не притворство».

Иные священники не раз сталкивались во время богослужений с явлением кликушества, когда некоторые прихожанки вдруг начинали кричать в церкви, рыдать, а иногда и богохульствовать.

Особый случай имел место в практике отца Беллюстина (середина XIX века). Он мог наблюдать жизнь одной семьи - матери и двух ее сыновей - на протяжении длительного времени. И мать, и сыновья слыли людьми положительными, благонравными и работящими. Но жена старшего сына отличалась ехидностью и неуживчивостью, особенно не ладила со свекровью.

Когда женился младший сын, священник порадовался, проводя обряд венчания, что тот выбрал себе в спутницы жизни милую, добрую девушку. Спустя год, у них родился сынок, к счастью родителей и свекрови, так как старшая сноха оказалась бездетной. И вот все заметили, как в первый же праздник после этого старшая сноха настойчиво потчевала младшую пивом.

После чего в вечер того же дня последней стало настолько плохо, что призвали священника - приобщить страдалицу святых тайн... Придя в их дом, священник увидел, что молодую женщину с трудом удерживают трое крепких мужиков, а ее тело и корчит, и ломает, и как-то по-особенному трясет. И с той поры эта история стала повторяться в каждый праздник.

Поскольку до той поры молодая была здоровой, крепкой женщиной, то подозрение пало на старшую сноху, проявившую в тот злосчастный день неожиданное дружелюбие к страдалице. Тем более, что накануне события старшую сноху видели несколько раз бегавшей к знахарю в соседнюю деревню...

Младшую сноху возили в Москву к известным докторам, но что с нею происходило, они определить не смогли. Не смогли и вылечить, после чего та через 15 лет мучений скончалась.

Вот какое объяснение давал кликушеству епископ Архангельский и Холмогорский, преосвященный Вениамин (1788 год), исполняя указ Священого Синода «О пресечении в российском народе суеверий, приводящих в соблазн немощнейших». Преосвященный писал следующее: «Страждущих в здешнем крае называют икотники, а не кликуши. Заключаю, что сия болезнь и зараза делается от воды болотной и имеющейся в илистых ямах, которую воду пьют и употребляют для изготовления пищи, по лености или неудобству ходить за водой в большие реки.

Приметя в ручье воду черную и густую, я уговаривал местных жителей не употреблять в пищу этой воды, потому что от ее нечистот могут у вас болезни родиться. Не получают ли через нее семян или зародышей таких червей, которые, зарождаясь в желудках, производят икоту.

Болезнь эта бывает более на женском поле. Это, быть может, оттого, что в женских желудках, слабейших, бывает более червей, а в мужских, от работ и напитков более окрепших, черви в самом начале истребляются. Крики свои икотники производят во время выходов при каждении, а, по народным известиям, припадки возобновляются и в то время, когда видят новоприезжих, при внезапном испуге или когда рассержены бывают».

Как видим, преосвященный Вениамин пытался дать вполне материалистическое объяснение явлению кликушества. Но он не нащупал корни проблемы. Медицина до сих пор не может преодолеть это заболевание: лекарства (уколы) дают лишь временное улучшение, но полное излечение не наступает...

По всему свету

«Порченые», «кликуши» - многие привыкли считать эти феномены нашими, то есть, древнерусскими. Однако это ошибочное мнение. Они известны с глубокой древности и в самых разных странах. Так, до нас дошли упоминания о явлениях порчи со времен Древней Греции.

Имеются исторические сообщения о том, что в Спарте и некоторых других городах была зафиксирована массовая сексуальная истерия у женщин. Мужья-воины, вернувшись после длительной войны домой, обнаружили, что их жены (и даже молоденькие девушки) беременны от рабов. Там же, в Греции, в Эпизефирских Локрах, произошло другое странное событие: женщины, сидевшие спокойно за трапезой, вдруг, как по безмолвному приказу, сорвались с места и, словно обезумев, бросились вон из города, ловя на дорогах... чужестранцев. С большим трудом удалось разыскать их всех и вернуть к семейным очагам.

В Риме подобных случаев массовой истерии не наблюдалось, однако признаки порчи явно были у небезызвестной Мессалины, которая вышла замуж при живом муже, да не просто, а при правящем муже-императоре. Это было равносильно тому, чтобы подписать себе смертный приговор.

Другая неверная жена, супруга императора Марка Аврелия, не могла спокойно пропустить мимо ни одного мужчину, даже записного урода. Только философический склад ума ее мужа спас блудливую императрицу от сурового наказания.

В этот ряд можно смело поставить и царицу бриттов (древнее коренное население Англии) Картимандую, выгнавшую мужа-царя и сожительствовавшую с рабом. А чем в этом отношении отличалась от них русская императрица Екатерина Великая? Да ничем! Список бесконечен, и, к сожалению, еще не одну мужскую голову заставит поседеть раньше времени эта странная «болезнь» женской психики.

Чем же современные порченые отличаются от тех, о которых нам рассказывает история?

Да тем, что жизнь их стала значительно легче: им не надо убегать в лес и жить впроголодь, они легко могут затеряться в больших городах. Что успешно и делают, порой, становясь обыкновенными проститутками. Редко бывает так, чтобы их обманом завлекали на эту стезю: как правило, занятия проституцией - это осуществление каких-то глубинных устремлений, реализация чаще всего инстинктивных начал в женщине. Это первая категория.

Вторая - женщины, борющиеся за равные права с мужчинами.

«Это как раз и есть форма ухода из семьи без всяких последствий для собственного здоровья и угрызений совести, которая в подкорке не живет. Феминистки, сами того не осознавая, ратуют за возврат матриархата, когда все они были “общими женками”», - пишет исследователь В. Бацалев. Любопытный факт: интуитивно они даже хлеба едят меньше, ибо именно с переходом к земледелию мужчина забрал власть и создал семью, которую и возглавил.

Валентина Няшина, кандидат биологических наук
«Тайная власть»
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Денежные правила из-за кошелька. Кошелёк и удача
Интересная мотивация полюбить полезное чтение