Патриоты и общечеловеки (Продолжение)

В России гайдаровско - ельцинские реформы, подобно кучмовским в Украине, сначала дали страшный экономический коллапс с трагедией для населения, подобной украинской, а затем медленный подъем со всеми теми огрехами, что и в Украине: коррупцией, засильем олигархов, подавлением малого и среднего бизнеса и т. д. Надо заметить, что экономический коллапс и засилье олигархов были в немалой степени объективно обусловлены историческими обстоятельствами: расколом Союза с разрывом экономических связей между отделившимися республиками и сменой экономической модели. Реформы были неизбежны и неизбежно болезненны. Но эта неизбежность была весьма усугублена ошибочностью реформ, навязанных Западом. О сути этих ошибок написано много (и я писал), но не буду здесь входить в этот предмет, дабы не отвлекаться от главной темы. Этот экономический коллапс, также как в Украине, поначалу придавил националистические настроения в массах, но затем они вновь возродились и стали нарастать. Но мотто этого нового роста национализма в России было в корне отличным от украинского и от того русского национализма, что был до развала Союза и весьма поспособствовал развалу. Русские и вообще россияне почувствовали себя не без основания обманутыми Западом и униженными и всю вину за свое бедственное положение, унижение и страдания и даже за развал Союза возложили на Запад. Забыв, что большая часть вины лежит на них самих, избравших себе неправильный путь развития, которым следовали 70 лет, а потом решили изменить его и даже Союз развалили сами, движимые своеобразным национализмом. Теперь националисты сосредоточили свою неприязнь на Западе и взалкали былого могущества, несмотря ни на что. Началось, как и в Украине, перекручивание истории с восхвалением и оправданием себя любимых всегда и во всем, с возвеличением и оправданием всех своих царей и деспотов, какие бы беды они не навлекали на свой и другие народы в прошлом. Вплоть до реабилитации и даже нового культа Сталина, уничтожившего десятки миллионов своих сограждан и заложившего извращением марксистской теории начало краха Союза, который, если бы не Сталин, имел шансы эволюционировать в нормальный европейский социализм. Начался откат от демократии, далеко не такой сильный, как это пытаются представить на Западе, но тем не менее. Начались в порядке возвеличения своего прошлого, «доказательства», что с экономикой в Союзе было все прекрасно, и что Союз вовсе не проиграл Западу на экономическом поле, и что надо вернуться к плановой экономике. К плановой экономике к счастью не вернулись, но определенные сдвиги в направлении большей централизации управления ею произошли, хорошо навредив этим экономике. Усугубилась бюрократизация системы. В управление и науку набилось много бездари, позиционирующей себя великими патриотами, а талантливых и чеcтных, способных видеть недостатки происходящего, ура патриоты изгоняли, обвиняя в недостатке патриотизма и зачисляя во враги народа и пятую колону. Дошло уже до того, что Солженицына причислили к врагам народа. Если так пойдет, скоро Гоголя с Салтыковым-Щедриным выкопают из могил, чтобы провести через аутодафе. Началась новая гонка вооружений, тормозящая экономический рост. Какой это наносит вред стране и к чему это может привести, легко понять, если вспомнить судьбу Советского Союза.

Надо заметить, что одновременно с ростом национализма происходил рост и здорового патриотизма (грань между национализмом и здоровым патриотизмом не всегда можно четко провести) и наряду с негативными изменениями в российском обществе происходили и позитивные. С одной стороны, гонка вооружений привела в свое время к краху советской экономики. (Как последняя капля). Но с другой стороны, учет реальной действительности говорит, что Россия сегодня нуждается в укреплении своей обороноспособности и это укрепление подпитываемое патриотизмом происходит. (Его можно было бы сделать даже более быстрым, если бы параллельно происходили нужные реформы в экономике и науке). Самое главное из позитивных изменений то, что началось возрождение богатой русской культуры, несущей высокую духовность и вытоптанной в последние десятилетия советской власти и первые годы после развала Союза почти до основания влиянием и вливанием западной нео либеральной, постмодернистской, синтетической, бездушной и бездуховной псевдо культуры. Последнее означало идеологический вызов нео либеральному Западу. А, как известно, идеологическая борьба – самая жестокая из всех видов борьбы, и Запад, который и до этого не отказался от намерений додавить Россию или подчинить ее себе, теперь воспылал жаждой осуществить это с еще большей силой.

Теперь вернемся к Украине и первому кульминационному моменту в ее истории – 2004-му году.

События Майдана 2004-го (а тем более 2014-го) года нельзя рассматривать в отрыве от картины мира, сложившейся на это время. А главным в этой картине, по крайней мере, с точки зрения событий в Украине, было противостояние нео либерального Запада во главе с Америкой и возрождающейся России. России, которая отвергла нео либерализм, опираясь на достижения своей исконной высоко духовной культуры, противопоставить которой современному Западу по большому счету нечего, и стремится возродить свое былое величие и положение в мире, что противоречит гегемонистским устремлениям Америки. Идеологическое противостояние усугубляется постепенным ростом экономического и военного потенциала России и укреплением ее позиций в мире при ослаблении этих позиций у Америки. В этой ситуации рассматривать противостояние украинских националистов и России и оценивать правоту каждой из сторон в каждом эпизоде, отвлекаясь от того, что это противостояние является частью противостояния общемирового между Америкой и Россией, нельзя. (Напомню, что определяющей чертой национализма является как раз преследование своего национального интереса без учета интереса общечеловеческого). Украинские националисты избрали путь сближения с Западом отнюдь не из любви к нео либерализму, о чем свидетельствуют заявления руководителей «Свободы» и «Правого сектора» во время последнего Майдана и после него, которые прямо говорят, что не хотят однополых браков в Украине. И это естественно, поскольку любой национализм стремится к возрождению национальных традиций и ценностей, а исконные традиции украинского народа куда как ближе к русским, чем к нео либеральным западным. (Здесь опять мы видим случай переплетения национализма с патриотизмом). Но националисты хотят сближения Украины с Западом, во-первых, потому что зациклены на обидах прошлого, которые они усугубляют, искажая действительную историю. Во-вторых, потому что ошибочно полагают, что сближение с Западом поможет им отдалиться от России и тем избавиться от влияния советского прошлого, тяготеющего над Украиной и не позволяющего ей добиться процветания. От советского прошлого, конечно, надо избавляться, но для этого не нужно становиться врагом России. Главное же, что националисты не понимают, что, идя на союз с Америкой в борьбе против России, они разделяют с ней и ответственность за всю ее неправоту в этой борьбе.

Дирижером Оранжевой революции 2004 -го года была Америка. Украинские же националисты и часть народа, ведомая ими, оказались в роли исполнителей, к тому же, в конечном счете, обманутых. Хотя и Америка, как это было во всех прочих революциях, за которыми она стояла, не получила того, чего хотела. Ведущая роль Америки видна уже из истории с убийством Гонгадзе и пленками Мельниченко. Пленки Мельниченко, возложив вину за убийство Гонгадзе на Кучму, сыграли роль запала революции. Но из пленок следует, что Кучму тщательно натравливали на Гонгадзе, хотя последний представлял для Кучмы меньшую опасность, чем, скажем, респектабельная газета «Зеркало недели», писавшая о Кучме все то, что писал Гонгадзе, но читаемая несравненно большим числом людей. Мельниченко же, прежде чем придать гласности свои пленки, сбежал в Америку. Таким образом, независимо от того, являются ли пленки Мельниченко истинными или фальшивкой, налицо спланированная операция по дискредитации и свержению Кучмы и след ее ведет в Америку. Далее, революцию возглавил и стал в результате ее президентом Ющенко, жена которого Кэт – не просто гражданка Америки, но полковник ЦРУ в отставке (а бывших разведчиков не бывает). Наконец, для поднятия рейтинга Ющенко на выборах организуется операция «Отравление». Причем факт отравления диоксином, устанавливается не в Украине, а в австрийской больнице, но не врачами этой больницы, а сразу шестью американскими врачами, специалистами именно по отравлению диоксином, «случайно» оказавшимися на месте во время прибытия туда Ющенко. Ну и естественно, отравители Ющенко не найдены до сих пор. К этому надо добавить, что Ющенко, построивший свою избирательную кампанию на обещаниях раскрыть убийство Гонгадзе и наказать всех виновных и главного заказчика, прежде всего, после того, как стал президентом, спустил это дело на тормозах. Мало того, он даже убийство кучмовского министра внутренних дел Кравченко – ключевой фигуры в деле Гонгадзе не только не раскрыл, но сделал все, чтобы оно не было раскрыто.

Обман украинского народа в результате Оранжевой революции заключается не только в том, что дело Гонгадзе не было до конца (до главного заказчика) раскрыто, но, прежде всего, в том, что надежды народа на лучшую жизнь не сбылись и даже наоборот. Экономика страны, переживавшая в последние годы правления Кучмы резкий подъем, пошла на спад. Олигархи, как правили страной при Кучме, так и продолжили при Ющенко. Коррупция и воровство продолжились, а головотяпство в управлении усилилось.

Зато националисты получили от Ющенко приз в виде возведения в герои Украины палачей Бандеры и Шухевича. Но Украине это принесло большой вред. Если до этого разделение Украины на русскоязычную и украино-язычную было довольно условным и за ним не стояло практически никакого конфликта, то теперь этот конфликт начался. Понятно, что русскоязычные и вообще испытывающие братские чувства к русскому народу, вместе с которым боролись с фашизмом, не пришли в восторг от того, что стали теперь гражданами страны, в которой героями числятся палачи их отцов и дедов. Дополнительным призом националистам и вредом Украине было то, что Ющенко фундаментально испортил отношения с Россией. Добился он этого не только присвоением званий героев Бандере и Шухевичу, но и еще целым рядом враждебных в отношении России шагов и акций. Он награждал добровольцев, таких как Корчинский, за то, что они ездили в Абхазию и Чечню воевать против России. Вместе с Саакашвили во время осетинских событий он призывал Америку объявить войну России (прекрасный образец того, как национализм не считается с общечеловеческими интересами). Наконец, он пытался организовать враждебный России союз государств от Черного до Балтийского морей, который отсек бы Россию от Европы. Всем этим он добился того, что и на государственном и на народном уровне Россия перестала испытывать к Украине братские чувства. На государственном уровне Украина, прежде всего, лишилась дешевого газа, начались прочие экономические трения, Россия начала строить газопроводы в обход Украины и т.д. На народном уровне начался рост русского национализма с антиукраинской направленностью. Все это хорошо аукнулось Украине со временем. Но уже к концу своего президентского срока рейтинг Ющенко упал практически до нуля (от него отвернулись даже националисты) и очередные выборы он с треском проиграл Януковичу, чем лишил Америку дивидендов от спланированной ею революции.

К концу правления Ющенко и на первом этапе правления Януковича национализм в Украине подугас, но затем начал вновь разгораться более злой, жесткий и с новыми руководителями, в лице, прежде всего Тягнибока. Появляется и постепенно распространяется идея, что Украина получила свою независимость без кровавой и героической борьбы, а без этого не может возникнуть здоровая нация. Героизма прошлых веков недостаточно, сколько его ни раздувай и сколько с ним не носись. Поэтому надо затеять постфактум новое кровопролитие, войну ли, революцию, и только пройдя через это, украинский народ сплотится и станет нормальной нацией. В подкрепление этой идеи приводились примеры из истории разных народов, которые в борьбе с захватчиками, поработителями и т.п. обретали и свободу, и национальную сплоченность. Примеры сами по себе правильные, только относились они не к борьбе постфактум, а к реальной борьбе за освобождение. Борьба же за всякие химерные цели, каким бы героизмом она не сопровождалась, ни к какому сплочению нации никогда не приводила. Лучший пример тому – фашизм. Но можно вспомнить крестоносцев, викингов и т.д. И главное, что сплочение наций происходит не только в освободительной войне, но и в созидательном труде и преобразовании общества.

Главным врагом Украины и виновником всех ее прошлых и нынешних бед была объявлена Россия и «проводники ее влияния» в Украине, «пятая колона», коммунисты и регионалы. Конечно, и те и другие - не без греха, обслуживают, особенно регионалы, олигархов, но спрашивается, какая из побывавших у власти политических партий не обслуживала олигархов. И как можно, будучи в здравом уме, полагать, что максимальное отделение и удаление от России и сближение Западом автоматически обеспечит процветание, если при Ющенко было и удаление от России и сближение с Западом, дальше некуда, но экономический рост сменился падением? Но национализм не дружит со здравым умом, он питается эмоциями, а эмоции подогреваются, как засильем олигархов, объективно приносящим вред стране, так и пропагандой как самих националистов, так и нео либералов Запада (и украинских тоже и тут и происходит слияние национализма с нео либерализмом и появляются противоестественные национал либералы, некоторые из которых по совместительству еще и олигархи).

Впрочем, не одни националисты пали жертвой этого заблуждения. Его разделяло и разделяет по сегодня большинство украинского народа, включая представителей среднего класса, которые наряду с националистами сыграли существенную роль в революциях 2004-го и 2014-го годов. Противоестественный союз между представителями среднего класса и националистами, сложившийся в Украине, стал возможен благодаря ошибочному представлению, что на Западе якобы нет олигархов и именно поэтому там высокий уровень жизни. На самом деле главные олигархи планеты – транснациональные гиганты и банковский капитал мирового масштаба - родом с Запада и наносят вред они не отдельным странам, а всему миру, включая сами страны Запада. Это они сыграли главную роль в экономическом кризисе 2008 – 2009-го годов, больно ударившем почти по всем странам мира, включая западные, где кризис и начался, и Украину. (Последнюю, может быть, больше всех остальных). Что касается высокого уровня жизни в странах Запада, то шли они к нему 200 – 300 лет в тяжелой борьбе с собственными олигархами, тяжелой и далеко не всегда успешной, о чем свидетельствует и последний кризис. Нелепо думать, что Украина достигнет такого же уровня жизни, стоит ей отдаться Западу. Не следует забывать, что, отдаваясь Западу, она отдается, прежде всего, его олигархам. А они, не слишком щепетильные со своими народами, с украинским будут церемониться еще меньше. Их показная забота об Украине продиктована их собственными целями, главная из которых – стравить Украину с Россией для ослабления последней. А что после этого станет с самой Украиной, их мало волнует. Поэтому Украина, должна стремиться к нормальной жизни с подлинной демократией и конкурентной рыночной экономкой, но должна проявлять при этом много мудрости, а не рубить сплеча отношения с Россией и, закрыв глаза, кидаться в объятия Запада. И среднему классу в этой борьбе надо брать в союзники не националистов, а нормальных патриотов внутри страны, а вне ее искать союза с противниками олигархии, как на Западе, так и в России. Националисты идут на союз со средним классом ситуативно, ради своих целей и в любой момент могут поменять этот союз на союз с олигархами. Что и случилось после победы Оранжевой революции, когда Ющенко пошел на союз с Януковичем против Юлии Тимошенко (которая и сама была из породы олигархов и заключала с ними союзы, когда ей это было выгодно), сделал Януковича премьером и проложил ему дорогу в президенты.

Несмотря на разогрев национализма в Украине изнутри и извне, возросший накал борьбы между Америкой и Россией и стремление Америки использовать в этой борьбе Украину, революция 2014-го года началась спонтанно и стихийно. Вряд ли можно считать выход студентов на Майдан протестовать против отказа Януковича немедленно подписать соглашение с ЕС акцией спланированной Америкой, тем более украинскими националистами. Наученные неудачей 204-го года, американцы проявляли осторожность. Но как только заварушка началась, американцы и их союзники тут же появились и начали куховарить на Майдане и вокруг него. Появились и обосновались на Майдане тут же и ярые националисты.

Впрочем, поначалу, первые 2-3 месяца тон на Майдане задавали умеренные националисты или патриоты и представители среднего класса. Они были настроены достаточно мирно и в отношении властей и в отношении русскоязычных, русских и России, занимались митингованием, «спивали писэнь» и требовали только подписания соглашения с ЕС. Хотя не следует забывать, что и на этом этапе на всех подходах к Майдану было слышно скандирование лозунга «Украина понад усэ» - калька с фашистского «Дойчланд, дойчланд юбэр алес!» и этим же кличем заканчивалась речь каждого выступавшего на Майдане. (Прекратилось это после того, как я написал об этом в одной из статей). Т.е. пропаганда националистов не прошла даром, хотя, понятно, что наполнение, которое вкладывали в этот лозунг националисты и простые участники демонстраций, не слишком понимавшие его, было разным.

Но постепенно страсти вокруг Майдана стали разгораться. Сыграли в этом роль и ошибки и подлость Януковича, и интриги недовольной им группировки олигархов, не принадлежащих «семье» и надеявшихся, стравив на Януковича националистов, поймать свою рыбку в мутной воде. И происки американцев, увидевших возможность доделать то, что не смогли в 2004-м году. И, наконец, действия националистов, увидевших в ситуации свой звездный час и возможность дорваться до власти и повести Украину своим кровавым путем.

Сначала «Беркут» при попытке зачистить Майдан довольно жестоко избил студентов. Которые потом оказались вовсе и не студентами и сами тоже были виноваты, поскольку бросали в «Беркут» камнями. И излишняя жестокость «Беркута» была не спонтанной, и результат - не приказа Януковича, а указания предавших его олигархов. Но все это выяснилось не сразу, а после того как произошла еще серия кровавых инцидентов, сделавших вопрос о том, кто виновен в избиении «детей», «не актуальным». (Классический путь раскручивания конфликтов подобного рода).

«Избиение детей» вызвало бурный протест в самых широких слоях населения и на Майдан и близлежащие улицы высыпало на другой день около миллиона протестующих, подавляющее большинство из которых отнюдь не было националистами. Тогда же вокруг Майдана начали возводиться баррикады, дабы предотвратить возможность его силовой зачистки. Но, несмотря на массовость возмущения и баррикады, агрессивности в народе еще не было. Но тут ведущую роль в оркестровке событий взяли на себя националисты.

Первую националистическую провокацию учинил упомянутый Корчинский со своим «Братством». Они утащили где-то бульдозер и с его помощью прорвали цепь охраны правительственных зданий на Банковой. При этом только чудом обошлось без жертв. Власти ответили на это избиением и арестом «братчиков», т. е. сделали именно то, чего и добивались националисты, жаждущие повести народ своим кровавым путем к сплочению, с помощью «жертв» и «наших бьют».

И народ повелся. Теперь стали требовать уже не подписания соглашений, а отставки Януковича. Это требование пока что не сопровождалось силовыми действиями, но оно прокладывало к ним дорогу. Причем не только к силовому противостоянию с властями, но и к будущей гражданской войне на востоке Украины. Ведь Янукович был не только законно избранным президентом, но, при более-менее всеобщей нелюбви к нему, для русскоязычной части населения Украины он, тем не менее, был защитником их интересов и потому они за него и голосовали. Попытка свергнуть его неконституционным путем означала наезд на их интересы незаконным способом и не могла не вызвать сопротивления, что и привело со временем к гражданской войне.

Националисты шли на это вполне сознательно в соответствии со своей идеологией сплочения народа через кровь и жертвы. Народ велся, в основном не понимая, на что он ведется. Большинство отнюдь не жаждало жертв и крови и, если бы заранее знало, к чему это приведет, вряд ли поддержало бы националистов. Но с другой стороны это большинство, благодаря упорной пропаганде, уже успело пропитаться в какой-то мере ядом национализма. Жертв и крови с обеих сторон они не хотели, но ущемить незаконным путем русскоязычных и про русски ориентированных своих соотечественников, в надежде или уверенности, что до крови не дойдет, почему бы и нет.

Тут надо дать дополнительное разъяснение. Ведь многие в Украине и сегодня считают, что раз Янукович отказался выполнять свое предвыборное обещание об ассоциации с ЕС, то народ имел полное право потребовать его ухода и, если он откажется уйти добровольно, то свергнуть его силой. Этакое примитивное представление о современной демократии в духе Запорожской Сечи. Чего хотим, то и воротим, а всякие там конституции и выборы, во время которых выясняется воля всего народа, а не его части, недовольной и взявшей палку в руки – это не для нас. Это для изнеженной Европы (хоть мы в нее вроде бы стремимся и заявляем, что принимаем ее ценности). При этом забывается, что в нормальных демократиях ни одно правительство никогда не выполняет полностью всех своих предвыборных обещаний. Причем это невыполнение происходит не только по причине человеческой слабости или подлости, а по вполне объективным причинам. Ведь за годы правления, опущенные выбранному правительству, меняются обстоятельства и внешние и внутренние и это требует корректировки программ. Для того и избирается правительство, чтобы оно осуществляло оперативное управление с учетом обстоятельств, а не устраивать по каждому случаю перевыборы или референдум. К тому же Янукович не отказывался от ассоциации, а только откладывал ее на год, объясняя это экономическими причинами. Причем, то же делал и Яценюк после свержения Януковича и до прихода Порошенко, объясняя это теми же экономическими причинами, но к нему уже претензий не было. Конечно, Янукович был гад и бандит и я сам раскрывал его конкретные махинации еще до Майдана. Но Берлускони в Италии - тоже бандит, но там действовали в соответствии с европейскими понятиями о демократии: Берлускони сначала провалили на выборах, а потом судили. А то, что, свергая Януковича незаконным путем, не думали, что наезжают на права русско-ориентированных граждан Украины, так надо было думать.

Поэтому народ, а особенно либеральные и патриотически-националистические СМИ (одновременно либеральные и националистические в смысле ненависти к России и жажды крови) заняли в отношении инцидента на Банковой лицемерную позицию. Сначала вообще отрицался факт наезда бульдозером со стороны «братчиков» на пацанов из внутренних войск, охранявших правительственные здания, и требовали немедленного освобождения «невинно» арестованных. Затем, когда появились неопровержимые доказательства виновности «невинных», Корчинского, в полном соответствии с упомянутым мной свойством националистов не признавать фактов, уличающих их в подлости, а если отрицать больше невозможно, то валить вину на противную сторону, назвали провокатором и агентом Кремля. (Несмотря на то, что он имел награды от Ющенко за то, что воевал против Кремля). И все это для того, чтобы через некоторое время, когда произошли новые события, ставшие в центр внимания, и большинство с короткой памятью подзабыло подробности того инцидента, вновь представлять Корчинского и «братчиков» жертвами кровавого режима Януковича.

Следующий виток раскрутки агрессивного национализма и революции, произошел, когда «Правый сектор» во главе с Ярошем повел колону своих сторонников, численностью примерно в полторы тысячи, по улице Грушевского к Верховной Раде с мирным, как они называли это, протестом. С «мирным», но будучи вооружены дубинками, ножами и прочим холодным оружием и коктейлями Молотова. Против чего они шли протестовать, по их заявлению – неважно, т.к. действительная цель была другая. Дело в том, что как раз перед этим Янукович согласился на возврат к парламентско-президентской республике, со снятием части своих полномочий. Что являлось одним из требований Майдана. Таким образом, намечался компромисс и примирение, и именно это не устраивало националистов, которым нужна была кровь и жертвы. Они отлично знали, что к Верховной Раде их не пропустят, но именно это им было и нужно, чтобы сорвать возможное примирение с помощью новой провокации с жертвами. И так и произошло.

Когда колона националистов натолкнулась на выставленную на их пути преграду в виде поставленных поперек улицы автобусов милиции с стоящими за ними солдатами внутренних войск, они начали забрасывать автобусы и солдат булыжниками из мостовой и коктейлями Молотова. Это при том, что солдаты (милиционеры) были без огнестрельного оружия и имели приказ никак не отвечать, только стоять на месте и не пропускать. Через два дня такого противостояния, когда националисты сожгли несколько автобусов и случайно оказавшихся рядом машин и от камней и бутылок Молотова пострадал ряд солдат, последних заменили «Беркутом», которому разрешено было применять шумовые гранаты и резиновые пули. Ожесточение нарастало, появились первые жертвы огнестрела. Кто стрелял, точнее, кто первый начал стрелять боевыми, по-настоящему не выяснено, но из многочисленных видеосъемок ясно, что к концу двухмесячного противостояния на Грушевского огнестрельное оружие применялось с обеих сторон, хотя и не массово, исподтишка и с перекладыванием вины на противную сторону.

А как реагировал Майдан и широкие массы на противостояние на Грушевского? О своем намерении идти к Верховной Раде Правый сектор заявил за день до похода, но не получил одобрения от общего руководств Майдана. Более того, ему было запрещено устраивать эту провокацию. Но он, тем не менее, пошел. В этой ситуации Майдан мог откреститься от националистов, объявить их провокаторами и предателями дела Майдана. Тогда дальнейшие события пошли бы другим путем. Украина стала бы парламентско-президентской республикой, полномочия Януковича урезались бы законным путем, а на очередных выборах он бы их вообще потерял, Украина не потеряла бы Крым и не было бы гражданской войны на Востоке. Но вместо этого Майдан два дня выжидал, а затем его постепенно затянуло в воронку эмоций «Наших бьют». С этого момента ведущей силой революции стали националисты. Правда, большинство Майдана так и не пошло принимать активное участие в экшн на Грушевского, но националистические страсти на самом Майдане и вокруг него с тех пор росли и росли. Морально и информационно Майдан полностью поддерживал боевиков Правого сектора, создавались отряды самообороны, захватывались административные здания в центре Киева. В информационной борьбе, как положено у националистов, никаких своих ошибок и преступлений не признавалось, кровь своих вызывала помпезное возмущение, а кровь рядовых милиционеров – нескрываемые восторги ликования. И либералы в этой информ борьбе проявляли больше остервенения, чем сами националисты.

Все дальнейшее развитие событий продолжалось в том же духе: под давлением революционных масс Янукович шел на очередные уступки, намечался компромисс и примирение и националисты в очередной раз срывали его с помощью провокации, несогласованной с центральным руководством Майдана. А Майдан под вой СМИ «Наших бьют» и «Янукович виноват» в очередной раз задним числом поддерживал националистов. Так было в частности после последней неудачной попытки Януковича зачистить Майдан в 20-х числах февраля, когда погибло несколько десятков человек, включая беркутовцев. Большинство погибших пало от рук снайперов, по крайней мере часть из которых находилась в зданиях или на зданиях, находящихся под контролем Правого сектора и отрядов самообороны. Несмотря на это Майдан под вой СМИ, большинство которых не только в Украине - либеральные, при массивной поддержке Запада обвинил во всем Януковича и Россию. В этой ситуации Янукович сдал практически все, что у него оставалось. Назначались досрочные перевыборы президента и премьер министром назначался Яценюк. Фактически - полная победа Майдана и мир. Но мир, даже при полной победе не устраивал националистов. И опять вопреки воле Майдана и его руководства Правый сектор ведет своих вооруженных сторонников к стенам Верховной Рады. В этой ситуации Янукович, опасаясь за свою жизнь, бежит из страны, а Майдан задним числом в который раз одобряет действия националистов. Одобряет их и в этот раз, и в прошлые, и будущие разы и Запад. Одобряет, забывая, что нарушаются им же провозглашенные ценности и нормы, что Янукович – законно избранный президент, законность избрания которого подтверждена западными же наблюдателями на выборах, что в нормальных демократиях президентов избирают всем населением, а не свергают силой некой активной части, взявшей в руки палки и оружие.

Теперь уже - полная победа революции и народ, так и не доведенный националистами до крайнего националистического психоза, начинает отходить от них, рейтинг националистов падает до считанных процентов. И опять это не устраивает националистов и они своими испытанными методами опять пытаются взвинтить накал националистических страстей. Они не уходят с Майдана и из захваченных административных зданий, открыто призывают население жертвовать им оружие и деньги на его приобретение, создают отряды самообороны во всех районах Киева и по стране, занимаются грабежами и насилием, выдавая это за работу оставшихся в стране сторонников Януковича. И наконец, Ярош объявляет поход Правого сектора на Крым с целью привития крымчанам большего патриотизма. С этого начинается следующий этап революции, точнее послереволюционной гражданской войны.

Во всех предыдущих событиях пророссийски настроенная часть населения Украины практически не принимала участия, медленно созревая, что позволяло украинским националистам представлять себя выразителями воли всего украинского народа и части из них даже верить в это. Участники имевших до этого место небольших анти майданов подавались националистическими и либеральными СМИ, как купленные на деньги Януковича «титушки», что было истиной лишь отчасти. Были там и действительные противники Майдана, но даже вместе с купленными их было несравненно меньше, чем участников Майдана. Но после революции ситуация изменилась. Видя, что Правый сектор не удовлетворился свержением Януковича, против чего многие проросийские в глубине души не возражали, и теперь собирается взяться за их души и перевоспитывать их в духе любви к Бандере и Шухевичу, они начали быстро самоорганизовываться.

Первыми это сделали крымчане, что естественно, учитывая особый статус Крыма в Украине и то, что половина из них – этнические русские, а большинство из второй половины пророссийски настроенные. Они провели референдум и объявили сначала об отделении от Украины, а затем о присоединении к России. Тут впервые Россия приняла активное участие в украинских событиях. Ее войска, находящиеся на военной базе в Севастополе, под видом так называемых «вежливых зеленых человечков» приняли участие в блокировании и разоружении украинских воинских формирований в Крыму и захвате административных зданий и отделений милиции, добровольно не перешедших на сторону восставших. Возникает вопрос, насколько действия крымчан и России, были проявлением русского национализма и имперских амбиций и насколько они оправданы ситуацией, сложившейся на Украине?

Русская националистическая и отчасти государственная пропаганда в качестве оправдания присоединения Крыма с использованием «зеленых человечков», выдвигала аргумент, что в Украине начался геноцид русских и Крым нужно было присоединить, дабы спасти живущих там русских. Это утверждение далеко от истины.

Конечно, принципиальная возможность геноцида в будущем существовала, и были определенные признаки этой принципиальной возможности. Это, прежде всего, метод провокаций для разжигания страстей, применяемый националистами, а также публичные высказывания националистических лидеров, того же Яроша, цитирующих своих идейных отцов, Бандеру, Шухевича и им подобных и весьма ассоциирующихся с высказываниями видных фашистов. Были и отдельные случаи насилия, явно на националистической почве: кого-то побили, кого-то подрезали, подожгли синагогу. Но случаи эти были единичные, а поскольку в каждом обществе существует общий фон преступности, то на этом фоне эти случаи никак не выделялись и фона не меняли. Подобные случаи сегодня случаются в любой демократической стране, но никто не делает отсюда заключения о геноциде. Геноцид может произойти лишь, когда фашисты или националисты приходят к власти или увлекают за собой значительную часть населения. Но как раз перед началом крымских событий рейтинг националистов упал до считанных процентов и прогнозировать их скорый приход к власти было не больше основания, чем делать то же в отношении Германии, Франции и т.д. А если обосновывать применение силы в международных отношениях аргументом, что хоть сегодня националистов мало, но в принципе они ведь могут прийти к власти, то весь мир будет объят непрерывной войной. (От чего, впрочем, современный мир недалек, поскольку не в одной России есть люди, склонные пользоваться подобной аргументацией, но не меньше их в Украине и на Западе, в частности обвиняющих Россию в фашизме, в намерении захватить Европу, а то и весь мир).

Но хоть эта аргументация и не годится для оправдания присоединения Крыма с использованием «зеленых человечков», но есть и другая аргументация. Она связана с правом наций на самоопределение. Украина отделилась от России именно на основании этого права. К сожалению, формулировка этого права не устанавливает, в каких границах должна самоопределяться нация. Но логика и предыдущий опыт говорят о том, что она должна самоопределяться в границах, в которых представители этой нации, желающие отделиться, вместе с представителями других этносов, желающими отделиться вместе с этой нацией, составляют большинство. Но большинство жителей Крыма – этнические русские, а на референдуме, предшествующем отделению Украины, подавляющее большинство жителей Крыма (не только русских) были против отделения и за сохранение в составе России. Таким образом, право наций на самоопределение было нарушено уже при отделении Украины от России. Обратное присоединение Крыма к России – это всего лишь восстановление нарушенной международной нормы. Тем более, что осуществлялось оно, когда в Киеве произошла не конституционная смена власти, что полностью оправдывало новый референдум, который подтвердил желание подавляющего большинства крымчан быть с Россией. Что касается чистоты проведения этого последнего референдума и роли «зеленых человечков», то, конечно, эта чистота была нарушена присутствием «зеленых». Но можно ли было провести этот референдум чисто без «зеленых человечков», если учесть, что Правый сектор намеревался идти походом на Крым еще до разговоров о референдуме и без сомнения сделал бы это в случае референдума? Кроме того, не вызывает сомнения (особенно с учетом референдума при отделении Украины от России), что и при самом чистом референдуме, пусть не 90% но больше 50% было бы за присоединение к России. Таким образом, не признавая участия «зеленых человечков», как международной нормы, отделение Крыма и присоединение его к России следует признать оправданным.

После отделения Крыма и присоединения его к России произошел мощный всплеск национализма, как в России, так и на Украине. В России присоединение Крыма породило эйфорию имперских амбиций, мечтаний о возрождении величия России, понимаемого исключительно как усиление военной мощи и территориальное расширение. СМИ и особенно интернет переполнились заявлениями, что стоит только России захотеть и ее танки мгновенно докатятся не только до Киева или Варшавы с Будапештом, но и до Люксембурга. Российские военные самолеты стали делать пусть мелкие, но, тем не менее, провокации, летая над американским авианосцем и т.п. Именно в этот период Киселев размахивал атомной бомбой в сторону Америки. В Украине рейтинг «Свободы» и «Правого сектора» начал опять быстро расти, а заявления так называемых умеренных политиков стали не только мало отличимыми от заявлений Тягнибока и Яроша, но еще и перехлестывали их своей воинственностью и духом национализма. Язык СМИ и интернета в отношении противной стороны, как в Украине, так и в России стал неотличим от самой низкопробной блатной фени, а по кровожадности намного превосходил ее. Попытками дать объективную оценку отделению Крыма, даже не пахло.

В этой атмосфере начала происходить самоорганизация пророссийски настроенного населения в областях востока и юга Украины, прежде всего, в Донецкой и Луганской. Но здесь ситуация и процесс были намного сложней, чем в Крыму. Здесь не было однозначной настроенности на отделение от Украины и присоединение к России, что было объективно обусловлено составом населения. Этнические русские не составляли здесь большинства, а соотношение пророссийски и проукраински настроенных сильно колебалось от города к городу и от района к району. Большинство пророссийских поначалу не требовало отделения от Украины, а требовало лишь большей автономии и прав для русского языка и культуры. Ситуация здесь вполне могла бы быть разрулена мирно, если бы не националисты с обеих сторон и их влияние на правительства.

В Донбасс приехали русские националисты типа Стрелкова, которые возглавили движение за отделение от Украины и присоединение к России. Подобно Корчинскому и иже с ним, воевавшими против России в Абхазии и Чечне, они были добровольцами и не имели мандата на свои действия от центральной российской власти. Но также как в свое время украинские власти не препятствовали Корчинскому и ему подобным, а втайне поощряли их, так теперь поступали российские власти в отношении Стрелкова и ему подобных «патриотов». Впрочем, есть и разница. Корчинский ездил воевать в Абхазию и Чечню не за грузин или чеченцев, а против русских. Ни грузины, ни чеченцы ему не родственники и предположение, что он воевал за абстрактную справедливость, тоже не катит. Не ездил же он воевать в Югославию, в Ирак, в Ливию, Сирию и т.д., где мог бы воевать за справедливость на стороне тех, кого считал правыми (неважно какой). Т.е. двигала Корчинским не любовь к своим, а ненависть к чужим – национализм в чистом виде. Стрелковым же двигала любовь к своему народу, к русским, русскоязычным. Т.е. в его мотивации был и нормальный здоровый патриотизм. И все-таки это был не чистый патриотизм, а с национализмом и национализм здесь был в результате, в последствиях главным. Его национализм заключался в том, что он и такие как он, не озабочивались справедливостью в отношении другого народа (украинского). Поскольку этнические русские не имели большинства в Донбассе, а в 91-м году жители Донбасса в массе голосовали за выход из Союза, то здесь не было того оправдания отделению от Украины, как в случае Крыма. Можно, конечно, сказать, что в 91-м не было большинства в Донбассе за то, чтобы остаться с Россией, а теперь стало. Но откуда это известно, из референдума, проведенного в состоянии войны при отсутствии международных наблюдателей? Даже, если референдум проведен честно и его результат отражает действительный расклад, то ведь это – расклад, сложившийся в результате войны. Т.е. сначала пустим кровь, подымем с ее помощью патриотизм, а потом будем делать референдум. Это ничем не отличается от провокационных методов украинских националистов и всех националистов мира. Ну, и последствия такого «патриотизма» - война, в которой погибли уже тысячи людей и стали беженцами порядка миллиона, и вовлеченность прямая или не прямая России в эту войну, с вытекающими тяжелыми для нее последствиями экономическими и внешне политическими.

Украинские националисты со своей стороны тоже виноваты в развязывании этой войны тем, что требовали только силового разрешения ситуации и под их давлением и, как минимум при моральной и информационной поддержке Запада, если не под прямым его давлением, украинское временное правительство Турчинова и Яценюка начало антитеррористическую операцию на востоке страны. Так началась гражданская война в донецкой и луганской областях Украины, которой могло бы не быть, если бы не нацики с обеих сторон и если бы украинские власти не поддались давлению националистов и Запада и пошли бы на переговоры с пророссийскими на востоке и юге Украины.

Вопрос о степени виноватости сторон в этой войне определяется, помимо вышесказанного, еще и тем, как, какими средствами и методами каждая из сторон вела эту войну, причем не только на территории Донбасса, но и по всей территории Новороссии. И хотя обе стороны замарали себя преступлениями в этой войне, но, безусловно, главная тяжесть вины здесь ложится на украинскую сторону и стоящих за ней американцев. Хорошо спланированная и выполненная провокация в Одессе, закончившаяся сожжением заживо и избиением до смерти не сопротивляющихся уже пророссийских в доме профсоюзов, за которую никто до сих пор не наказан, и которая не расследована и не расследуется. Предшествующее ей избиение мирной пророссийской демонстрации в Харькове футбольными ультрас, вооруженных дубинками и обрезками труб. Аналогичная бойня в Мариуполе. И, наконец, массовое применение тяжелого оружия, Градов и ракет в частности, при целенаправленной стрельбе по жилым кварталам в Донецке, Луганске и других городах. Все это – элементы геноцида. Заявление, что это сами боевики стреляют по своему населению, чтобы свалить это на украинскую сторону, не катит, потому что страдающее мирное население, даже зная, что стреляет по ним украинская сторона, для того чтобы избавиться от стрельбы, желает, чтобы боевики ушли и какая бы ни пришла власть, лишь бы не война. Геноцид же, как это было в Косово и других местах, служит аргументом для отделения населения, страдающего от геноцида, от страны, геноцид осуществляющей.

Для правильной оценки виновности сторон важна еще история с малазийским Боингом, из-за которой украинские и западные, особенно американские СМИ подняли вой до небес и под этот вой ужесточили санкции против России. Сама чрезмерность этого воя свидетельствует не в пользу воющих. Ведь даже если Боинг сбили ополченцы, то точно - не преднамеренно. Об этом свидетельствует главное «доказательство» вины ополченцев, подслушанные якобы (а скорей смонтированные) переговоры ополченцев сразу после падения Боинга. Достаточно вспомнить, что американцы сами сбили по ошибке иранский пассажирский самолет над Ормузским проливом, а украинцы - российский ИЛ с израильскими туристами над Черным морем и не было никакого воя по этому поводу, никто не был наказан, а американцы даже не извинились за содеянное, чтобы увидеть все лицемерие этого воя и намерение ущемить Россию независимо от того, виновата ли она. Но и это еще не все. История с Боингом произошла, когда в политическом закулисье обсуждался план Меркель мирного разрешения конфликта, по которому Россия отказывалась поддерживать сепаратистов в Донбассе, но сохраняла за собой Крым и санкции против нее отменялись. Россия соглашалась на этот план, что снимает с нее обвинение в захватнических намерениях в отношении Украины, а тем более Европы. А использование украинцами и американцами истории с Боингом для срыва плана Меркель, говорит о том, что именно они не хотели мира, а жаждали продолжения войны и не ради восстановления справедливости и возвращения Донбасса Украине (что получили бы по плану Меркель), а ради наказания и ослабления России. Это наводит также на мысль, что и виновниками падения Боинга были украинцы с американцами, а само поражение Боинга было заранее спланированной провокацией, подобной провокациям со снайперами на Майдане, с массовым убийством в Одессе в доме профсоюзов и т.д. Тем более, что круглые отверстия на физюляже сбитого Боинга с загибами внутрь с одной стороны и наружу – с противоположной, не могли быть сделаны ракетой из Бука (в чем обвиняются ополченцы), а могли быть сделаны только снарядами из авиационной пушки. А ополченцы не имеют авиации, зато ее имеет украинская армия.

Вред, причиненный русскими и украинскими националистами своим странам, не ограничивается жертвами с обеих сторон и затратами на войну, подрывающими экономику каждой из сторон, не говоря про страдания ни в чем неповинных жителей Донбасса. Он заключается еще в изменении внутреннего развития в этих странах и развития событий в мировом масштабе в худшую сторону. В результате войны в обеих странах происходит наступление на демократию, расшатывается стабильность, появляется угроза развала страны. Вопреки ожиданиям националистов, что неправая война (а она неправая с обеих сторон) сплотит их народ, сплочение и подъем патриотизма произошло лишь на короткое время и уже начинается откат с нарастанием внутренних противоречий. В частности из Украины начали бежать уже даже участники Майдана и АТО, а сепаратистские тенденции появляются или усиливаются внутри самой России с ее пестрым национальным составом. В международном плане напряжение выросло необычайно, вплоть до угрозы мировой войны. Правда, выросло оно не только благодаря событиям в Украине, но и, скажем, в Ираке и Сирии, но и тут есть связь между событиями. Если бы не война в Украине и связанное с ней противостояние России и Запада, то объединенными усилиями России и Запада было бы гораздо легче обуздать воинственный исламизм, представляющий угрозу, как для Запада, так и для России. А так, мало того, что Россия не сотрудничает с Западом в противостоянии исламизму, она еще начала поддерживать самые мрачные на планете режимы и организации, вроде Ирана и Хамаса.

Спрашивается, получила ли хоть одна из сторон: Россия, Украина, Запад, компенсацию за все перечисленные потери в результате ненужной войны? Об Украине в этом отношении и говорить не приходится. Здесь в выигрыше только такие фигуры, как Ярош и Ляшко, бывшие до Майдана и войны практически никем и ставшие в результате заметными политическими фигурами.

В России националисты и значительная часть населения считает, что потери и лишения, связные с войной, - это плата за благородное дело – спасение от геноцида своих соотечественников в Крыму и Донбассе. Присоединение Крыма, как я уже сказал, - благородное дело по причине добровольного выбора большинства крымчан. Но уже в отношении Донбасса это не имеет места. А что касается геноцида, то упомянутые мной элементы геноцида – еще не полномасштабный геноцид, оправдывающий насильственное отделение территории от страны. К тому же Крым отделился и события в Донбассе (в частности решение Сената России о предоставлении права Путину начать войну) начались еще до того, как соответствующие события, связанные с геноцидом, произошли. И постфактум эти элементы геноцида оправдывают поддержку проросийских в Донбассе, но не отделение Донбасса от Украины.

Что касается Америки, ведомой сегодня нео либералами, то цель ее – ослабить и если удастся, разрушить Россию. Но пойдет ли это н пользу Америке? Ведь ослабление, а тем более разрушение России усилит Китай, который станет еще боле грозным и трудно предсказуемым соперником Америки, чем сегодня Россия. И ситуация в мире дестабилизируется еще больше, чем сегодня и станет совсем неконтролируемой, что неминуемо приведет к мировой войне.

Таким образом, мы видим, что и национализм и нео либерализм – это слепые силы, приносящие вред и своим странам и человечеству. Их распространение по миру – следствие коллективного затмения разума на планете, вызванного кризисом рационалистического мировоззрения. О причинах этого кризиса и путях выхода из него я много писал («Неорационализм», Киев, 1992; «Единый метод обоснования научных теорий», Алетейя, СПб, 2012; «Глобальный кризис. Причины и пути выхода», LAP-publishing, Саарбрюккен, 2013; «Эволюция духа. От Моисея до постмодернизма», М., Direct-Media, 2013 и много статей). Но по большому счету до сих пор – это глас вопиющего в пустыне.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Патриоты и общечеловеки (Продолжение)

Патриоты и общечеловеки

Патриоты и «общечеловеки». А. Воин 13.8.14 В российских, а потом и в украинских...
Журнал

Продолжение рода

Пожалуй, главное предназначение женщины на Земле – продолжение рода. Выносить и...
Журнал

Дух Протестантства (продолжение)

Появление протестантства как символа волевого протеста голоса подданных...
Журнал

Продолжение рода

Результаты двух исследований показали, что курение может негативно сказываться...
Журнал

Душа (продолжение)

Проводящее состояние — это кора головного мозга, который обладает проводящим...
Журнал

Продолжение Революции

Кто и за что заклеймил проклятьем весь мир голодных и рабов, создав...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Эзотерика и планета Земля
Абсолют и жизненная энергия в абсолютно голом виде