Перекрасили Марс, злодеи

Каждому, кто пожелает увидеть на фото голубое небо планеты Марс и естественного, коричневого цвета землю, найдите в сети статью Бёрд Киви «Марсианские хроники, или какого цвета Красная планета?».

Есть ли жизнь на Марсе, была ли жизнь на Марсе — всё это, похоже, не просто спорный научный вопрос, но и государственная тайна США. Берд Киви рассказывает о многочисленных подлогах и замалчиваниях

«Самый первый в истории человечества цветной снимок, сделанный на поверхности Марса, был получен летом 1976 года от спускаемого аппарата Viking Lander 1. И уже на нём люди увидели голубое небо и цвета ландшафта, похожие на земные (фото слева). Но буквально через несколько часов NASA выпустило «обновлённую» версию того же самого снимка (фото справа), который поразил мир своими оранжевыми небесами и красным грунтом.

Именно этот образ «красного Марса» затем повлиял практически на все последующие снимки NASA и постепенно впечатался в массовое сознание и поп-культуру через художественные фильмы вроде Total Recall, Red Planet и Mission to Mars. Но при этом, начиная с 1976 года и вплоть до сегодняшнего дня, имеется немало специалистов по изображениям, уверенных в том, что первоначальные цвета самого первого снимка были куда ближе к истине.

Долгую и странную историю про NASA и реальные цвета Марса логично отсчитывать от первого «подлинно цветного снимка», сделанного аппаратом Viking Lander 1 всего через день после того, как он коснулся поверхности планеты 20 июля 1976 года. Как уже говорилось, через несколько часов после этой исторической публикации — первой цветной фотографии с поверхности Марса — появилась другая, поспешно исправленная версия этого же снимка. Именно новая версия и стала каноническим изображением «Красной планеты». Лишь спустя двадцать лет несколько человек, непосредственно участвовавших в этой истории, рассказали с подробностями и фамилиями о том, что же реально происходило тогда в стенах JPL — ведущего научно-технического центра США, создающего оборудование для космических исследований NASA.

Главным «свидетелем» можно считать сына одного из учёных, руководивших экспериментом комплекса «биологических исследований» в научной программе «Викинга». Это исследование называлось Labeled Release Experiment, а руководил им доктор Джилберт Левин (Gilbert Levin, до сих пор, кстати, уверенный, что их эксперимент уже тогда успешно выявил признаки жизни на Марсе). Сына же его зовут Рон Левин, ныне он также учёный, только физик, и работает в Массачусетском технологическом. Ну, а летом 1976-го, когда на Марс садилась пара аппаратов Viking, Рон был только что закончившим школу студентом, помогавшим своему отцу в научной лаборатории. Следующий далее рассказ приводится по непосредственным воспоминаниям Рона и Джила Левиных, воспроизведённым в научно-популярной книге «Марс — живая планета» (Mars: The Living Planet, by B. Di Gregorio, G. Levin and P. Straat, Frog Ltd, Berkeley, 1997).

Примерно в два часа пополудни первый цветной снимок с поверхности Марса начал появляться на цветных видеомониторах JPL. Их специально расставили во многих окружающих зданиях — для сотрудников JPL и представителей прессы, чтобы все могли увидеть снимки «Викинга». Джил и Рон Левины сидели в главном зале управления, где десятки мониторов и взволнованных техников ожидали появления этой исторической, самой первой картинки.

Когда изображение на экранах мониторов сформировалось, толпа учёных, техников и журналистов с заметным энтузиазмом отреагировала на сцену, которая останется абсолютно незабываемой, — Марс в цвете. На картинке предстал пейзаж, напоминающий земной: голубое небо, коричневато-красный грунт пустыни и серые камни, покрытые зелёными пятнами... Джил Левин так и прокомментировал увиденное Патрисии Страат (его коллеге-исследовательнице по эксперименту) и сыну Рону: «Вы только посмотрите на этот снимок! Прямо как будто Аризона».

Но два часа спустя после того, как на мониторах появился первый цветной снимок, неожиданно появился некий техник, принявшийся менять вид картинки со светло голубого неба и аризоно-подобного пейзажа на однородный оранжево-красный цвет, как у небосвода, так и у ландшафта. Рон Левин с недоумением смотрел на то, как техник переходит от монитора к монитору и делает там перенастройку цветов. Ещё минуту спустя уже сам Рон стал ходить вслед за техником и возвращать цвета к их первоначальному виду. Мирно протекавшая в этот момент беседа Джила Левина и Патрисии Страат была вдруг прервана, когда они услышали чью-то громкую и сердитую ругань.

Как оказалось, это лично директор проекта Viking Джеймс С. Мартин (James S. Martin) распекал юного Рона Левина. Джил Левин тут же подошёл к месту разборки с вопросом типа «что здесь, собственно, происходит?». Выяснилось, что Мартин застал Рона за тем, что тот менял все цвета мониторов обратно к их первоначальным установкам. И предупредил юношу, что если он попытается сделать нечто подобное ещё раз, то его навсегда выкинут из стен JPL. После чего директор велел одному из инженеров TRW, помогавших работе биологической команды, вслед за Роном Левиным обойти каждый из цветных мониторов и вернуть обратно на экраны красный ландшафт.

Несколько месяцев спустя Джил Левин специально разыскал того техника из команды JPL Viking Imaging, чтобы спросить его в лоб, почему он это делал. Техник ответил, что получил такие инструкции от руководства Viking Imaging Team — мол, «небо и ландшафт Марса должны быть красными». Поэтому он обошёл все мониторы и подкрутил их, чтобы сделать как велено.

Когда основной автор книги «Марс — живая планета», журналист Барри Ди Грегорио, проводил дополнительное расследование с целью установить, от кого же именно исходили подобные приказы, в итоге он сумел получить официальное свидетельство от одного из непосредственных участников программы Viking, сотрудника JPL Юрри Ван дер Вуде (Jurrie J. Van der Woude). В письме к Ди Грегорио Ван дер Вуде написал следующее: «Мы оба, Рон Викельман (из IPL, т.е. Лаборатории обработки изображений JPL) и я, отвечали за контроль качества цвета в фотографиях Viking Lander. А доктор Томас Матч (Thomas Mutch), глава команды Viking Imaging Team, сказал, что ему был звонок от директора NASA Джеймса Флетчера (James Fletcher), который попросил, чтобы мы уничтожили негатив с голубым небом Марса, сделанный из исходных цифровых данных»...

Иначе говоря, решение об уничтожении официальных данных НАСА исходило с самого верха и, очевидно, было решением политическим, а никак не «научным».

Следующий очень заметный виток странностей вокруг цветов Марса произошёл четверть века спустя. В начале тысячелетия агентство НАСА запустило исследовательскую экспедицию под названием «Марсианская Одиссея — 2001» (2001 Mars Odyssey). Космический корабль Odyssey, имевший задачу стать новым искусственным спутником Марса, нёс на своём борту невероятно сложную, единственную в своём роде систему цифровой фотосъёмки THEMIS.

Построенная на основе общеизвестной технологии CCD, камера системы THEMIS была способна отсылать на Землю как температурные инфракрасные, так и «естественные цветные» фотографии Марса. Все эти снимки планировалось делать с расстояния порядка 250 миль — то есть со средней высоты орбиты спутника над поверхностью планеты. Согласно официальному документу миссии, камера THEMIS должна была делать снимки в диапазоне до 5 спектральных полос с разрешением картинки порядка 20 метров на пиксель. Для изучения морфологии марсианской поверхности и выбора места посадки для будущего спускаемого модуля намечалось сделать свыше пятнадцати тысяч панхроматических (или, иначе, три тысячи пятицветных) снимков местности размером 20х20 километров.

Ну, а затем начались странности. Космический корабль Mars Odyssey появился около Марса 24 октября 2001 года. В течение первых четырёх месяцев после этого не происходило ничего, кроме «медленного торможения для экономичного выхода корабля на заданную орбиту». Так что официальная «научная миссия» корабля началась лишь 18 февраля 2002 года. Но и после этого — фактически за целый год нахождения Mars Odyssey на орбите планеты — команда сопровождения NASA-THEMIS не предъявила мировой научной и всей прочей заинтересованной общественности ни одного из тех трёх тысяч пятицветных снимков, что были заявлены в планах миссии Mars Odyssey.

При этом всё делалось так, словно ничего необычного не происходит. Через несколько недель (27 марта 2002 года) после начала официальной «Миссии картографирования» команда THEMIS запустила официальный веб-сайт «Снимок дня» (THEMIS Image of the Day), дабы — по словам одного из руководителей программы — «поделиться с публикой душевным волнением от увиденного».

Новые качественные снимки действительно публиковались фактически каждый день, и там было немало любопытного. Но даже к концу 2002 года среди всех этих двух с лишним сотен опубликованных «самых лучших фотографий» ни одна не была «естественным» цветным изображением. А ведь именно это, как всем говорили прежде, было уникальной отличительной чертой конкретно данной миссии...

Похожий конфуз с цветными картинками разыгрался и в январе 2004 года, когда на поверхность планеты прибыл робот-марсоход Mars Rover Spirit. Который, как многие ещё помнят, наверное, сразу после распаковки доставочного модуля и съезда с платформы сделал её «фантастический цветной снимок» на фоне марсианского пейзажа. С чего, собственно, и началась грандиозная исследовательская миссия марсохода. Однако большая проблема с цветобалансом передаваемых изображений была замечена практически сразу.

Наблюдательные люди тут же приметили необычный вид логотипа NASA, нанесённого на платформу доставочного модуля. Обычно густо-синий цвет звёздного неба, образующего фон логотипа, на снимке с Марса имеет вид пятна грязновато-красного цвета. А застывшая голубая пена изолятора, окружающая электрические кабели на платформе, на снимке превратилась в ярко-розовую. Понятно, что при столь искажённой подаче хорошо известных оттенков и цвета ландшафта далёкой планеты, изображения от камер Spirit никак нельзя называть натуральными.

Вообще-то прекрасно известно, что специально для правильной регулировки цветобаланса учёные NASA используют имеющуюся у марсоходов эталонную мишень калибровки цветов, также известную как Sundial Target или «солнечные часы». Суть работы с этой мишенью достаточно проста — на круглом циферблате имеются четыре метки базовых эталонных цветов, настраиваясь на которые можно получить наиболее естественные цвета на картинке. Беда в том, что всякий раз, когда эти «солнечные часы» попадают в кадр, становится совершенно очевидно, что публике скармливают неправильно откалиброванные по цвету фотографии марсианской поверхности.

Если рассмотреть увеличенное изображение циферблата этих «часов» (справа) и сравнить их с эталонным изображением, сделанным на Земле (слева), то легко заметить, в чём именно заключается проблема. Синий цвет на Марсе превратился в красный, а зелёный вовсе исчез. Что может означать зелёный цвет в ландшафтах, пояснять, вероятно, не требуется...

В начале июля нынешнего года ТВ-канал BBC One государственного британского телевидения давал в эфир очередной выпуск ежемесячной передачи «Ночное небо», посвящённой астрономии и исследованиям космоса. Июльский видеосюжет был своего рода гимн в честь автоматического аппарата-марсохода. Интересен не столько учёный, рассказавший о марсоходе, сколько два больших монитора за его спиной, демонстрирующие пейзаж Марса. Примечательная особенность, которую нельзя не заметить, – цвета в этом пейзаже совершенно не соответствуют тем зловещим красно-бурым оттенкам, которые обычно характерны для всех публикуемых в СМИ цветных фотографий марсианских ландшафтов. Небо марсианское выглядит совсем по земному голубым, и цвет марсианского грунта оказывается намного более естественным (по нашим, конечно, земным меркам)».

Такую длинную цитату я включил потому, чтоб мы понимали масштабы лжи, которой нас окружают отовсюду, с детских лет. Фальшивые выборы. Фальшивая история, переписываемая много раз. Фальшивое счастье жизни при «гениальном» вожде Путине. Фальшивые причины гибели «Курска». Фальшивые религии. Фальшивые кумиры. Теперь и небо нам раскрашивают в угодные фашистам цвета.

Фашистам нужно замкнуть нас на планете. В плену контролируемого ими общества, навязываемой, бесчеловечной культуры отношений. А другие планеты это воздух свободы. Это истинные ценности. Это подлинное мужество героев – первооткрывателей. Это не фальшивые голливудские герои.

Другие планеты это свободные земли, ресурсы. Не скупленные ещё Абрамовичами. Другие планет это прыжок науки в будущее. Другие планеты это расселённость людей, отсутствие скученности, порождающие войны.

Другие планеты это жизнь, основанная на честном труде. Не на эксплуатации и частной собственности.

Другие планеты, это, главное – объединение всех людей. Всех культур, всех народов. Ибо освоение других планет потребует колоссальных человеческих ресурсов. Деньги ныне вбрасываются на ветер, на военные расходы, питают Абрамовичей. Человечество держат в искусственном виртуальном плену.

Другие планеты – это будущее. И иного будущего у людей нет. Не сидеть же ещё тысячелетия друг у друга на головах. Поедая невосполняемые, скудеющие уже земные ресурсы.

И фашисты, чтоб сохранить власть над людьми, искусственно замедляют приближение к нам этого счастливого, нужного для всех будущего.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Перекрасили Марс, злодеи

Про Марс

Марс обращается вокруг Солнца по вполне отчетливому эллипсу. Этим он сильно...
Журнал

Полет на Марс

Менее часа до начала уникального эксперимента в Москве. Сегодня закроются люки...
Журнал

Полет на Марс

"За 80 дней вокруг мира" - был такой лозунг в прежней истории развития техники...
Журнал

Миссия Марс-500

105 суточный эксперимент является частью российского проекта, проводимого...
Журнал

Планета марс

Идею отправить на Марс шарообразных роботов одобрил Институт передовых...
Журнал

Загадочный марс

Загадочные «тёмные провалы» на поверхности Марса оказались глубокими каменными...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Абсолют и жизненная энергия в абсолютно голом виде
Эзотерика и планета Земля