Фашизм

Тоталитарный режим воспринимается современниками Западного мира как фашизм! Фашизм стало модным словом обозначения политизированного пространства мотивированной организации жизни. Формой проявления волюнтаризма подчиняющего себе самобытность духа жизни. В моду входит свобода безволия и разложения любого проявления силы жизни преодолевающей ограниченность своего состояния, ее стихийности и «воления» жить. Так превозносится в культ свобода нравственного, культурного, политического и экономического падения в проявления воли, ведь «где хорошо там и родина» и временщина наживы берет верх над традиционными ценностями жизни. Не важно, в какой сиреневый цвет выкрасят мотивированное пространство провозгласившие революцию разложения, главное, что это свобода и демократия использования, где все дозволено, что не запрещено. Да и где та грань использования жизни, на которую все равно не распространяется обратная сила закона, особенно когда интерес приобретает округлые формы сулящей прибыли. Экспрессивная мнительность сторожил, возглавлявших этот организационно непростой «процесс пошел» стал профессиональной экспертизой целесообразности демократической свободы нигилизма отрицающей метафизическую необходимость потенции и права жизненной мотивации «быть». Мир ничто стал альтернативной заменой смысла жизни. Дух, который нельзя поработить, надо изжить изнутри как культурную связь с природой своей родины. И не редко Западная мотивация ставит знак тождества между коммунистическим и национал социалистическим движением.

Национал социализм расширял свободы своего пространства исключительно за счет прав и свобод географии традиционализма претендующего на свободу своей культивированной независимости. Геополитика привилегированного права на это пространство породила геноцид (от греч. génos — род, племя и лат. caedo — убиваю), как попытку истребления родового начала этноса соперничающего с правом суверена власти тоталитарного режима. Антисемитизм был провозглашен как рациональный ход современной потребности в уничтожении этнической целостности культуры духа нации. Политика милитаризма имела под собой метафизический мотив порабощения духа жизни. Не даром третьим рейхом широко использовалась мистика противоборствующая силе укрепления духа воли. Деморализация советской армии под Волгой предполагала лишение отечественного сознания защитника мотива жизни уже в кованных сапогах ступающих по вольной матери земли. Символика оккупации жизненной силы полагала рациональную последовательность употребления ее необузданной возможности с максимальной пользой. Расовая дискриминация, провозглашающая величие «истинных арийцев» тождественно приравнивалась воле к жизни и имела прямую связь со свастикой, выраженной в символизации креста с загнутыми концами. Такой же крест с загнутыми концами по часовой стрелке, представляет собой эволюцию культурного возрождения от дикаря животного состояния до (лат. Homo sapiens) сознания организующего пространство своей событийности, осуществляющего мелиорацию почвы и получающего от нее плод рождения. Земля воспитала традиционное отношение к жизни, а мелиорация почвы событийности как раз и созидает в мире личного культуру самосознания жизни в себе. Сам символ сконцентрировал в себе энергию поступательного усилия традиции самосознания жизни, преодолевшую дикую племенную разобщенность и предполагал восходящее движение возрождения жизни в силе. Нацизм противопоставил совершенство генетики прямых потомков атлантов (Атлантиды) этническому могуществу возрождения духа жизни, поэтому их свастика с загнутыми концами против часовой стрелки поворачивает время вспять, возвращая нас во времена позволяющие перекраивать карту геополитики мира. Поворот времени вспять к летоисчислению, олицетворяющему природное начало ориентирующееся по движению Солнца, присваивая себе силы управляющие природными процессами неотвратимой предопределенности. Чтобы подавить родовую силу традиционного единства, надо самому обладать недюжинной силы мотивацией природного могущества поэтому копье судьбы и иные символы власти, подпитывающие волюнтаризм воли в захватническом порыве наступления германских войск меняющего ход истории с Запада на Восток становятся естественными атрибутами компании адресации своих интересов на страну советов. Так провозглашается сегрегация избранности, управляющая метафизикой души и поэтому правомочная осуществлять переоценку ценностей, декодирующая пространство бытия по своему разумению и сообразно собственной целесообразности. Именно так придается статус законности тому, что еще вчера и третьего дня считалось аморальным и непристойным человека. А оправданием служит установка захвата и спекулятивного присвоения: «цель оправдывает средства». Это метафизический взлом самосознания жизненной силы, психотропное оружие, после применения которого, витальная защита жизненной ориентации декодируется, и человек с легкостью расстается с правом представительства жизни, удовлетворяя запросам предъявленной ему актуальности, даже если она граничит с некрофилией и суицидом собственного выбора. Люди марионетки политической власти господствующей над жизнью. Нацизм это тотальная диктатура усиления мотивационного поля гравитации власти в обладании жизнью. Политическая воля, развивающая свою экономику на падении мотивации жизни. Экономическая выгода в эксплуатации этнического разнообразия мешающего идее владеть сформировало политическую волю агрессивного мнения, борющегося с традицией жизни. Холокост («огненная жертва», греч. ὁλοκαύστος — «всесожжение») событие с которым связывают гибель невинного населения этнического представительства культа в условиях расовой дискриминации использующей силу этнической ненависти к природному праву жизни для преодоления иммунитета психологии «табу» и возвеличивающей корни ее генеалогии родового начала как символической самодостаточной тождественной самому духу, с целью утверждения передела геополитики нового порядка, где роль культуры изживалась, как и моральные химеры закрепощенности дремлющего желания обладания и власти. Уничтожение носителей культа духа жизни стало последовательным продолжением борьбы с традиционализмом культуры духа, влияние которого необходимо ограничить и декодировать пространство организации по своему усмотрению. Чтобы обладать жизнью надо лишить ее иммунитета культивированного багажа, пронесенного через столетия, возвеличивающего в сознании образ человечности и этим подавляющий спекулятивную жажду владеть. Для Гитлера это инопланетные существа мешающие процессу глобализации в эволюции Земли. Ничего личного, Фюрер болел за начатое дело, главное чтобы «процесс пошел». Профессионал отличается от дилетанта тем, что способен абстрагироваться от областей не связанных с решением поставленных перед ним целей. Эта целесообразность оскопляет его душевное бремя и духовное олицетворение себя с жизнью. В конце концов, победителей не судят. Психологический мир человеческих комплексов неполноценности как ларец Пандоры, хранящий в глубине своей пустоты неосуществимую надежду, который, искусно использует система, играя на честолюбии желания отождествлять себя с совершенством, для воплощения собственных целей в жизнь. Ларец Пандоры (греч. Πανδώρα — «всем одарённая») стал инструментарием манипуляций политических интересов, а пороки, которым было даровано законное основание деятельности в осуществлении пространства своей действительности делали из людей марионеток обеспечивающих политический интерес на карте мира. Истинность арийца не была обременена одухотворенными качествами, а заключалась в том, что он желал захватить мир, и не скрывал этого. Именно эта истина давала ему право на представительство человечества. Все остальные должны были стать колониями обеспечивающими власть воли над правом жизни. Он не по своей воле сошел с дистанции, но передал эстафетную палочку жажды власти тем, кто уже не говорит об этом прямо, а гуманизирует процесс обездушивающий, производящий на свет клонов без души, и не истинный он уже, а ложный гриб. Внешне за «мир во всем мире», а внутри ядовитый, обездушивающий силу жизни и прибирающий к своим рукам трофеи пространственной геополитики власти.

Для русского человека всегда мораль была выше буквы закона, а перед лицом ветхого царствования настоящей действительности всегда давала знать о себе власть вечности. Родовая связь с пядью земли, который станет последним домом для твоего тела и горизонтом необозримых просторов величия края, который щедро одарит свободой твой неутомимый дух, ищущий стихию своего начала, лишало мотивацию решимость всякой рациональной основы и жило исключительно идеей вечности в столкновении обыденной повседневности с выбирающим лично тебя «здесь и сейчас» временем. Душа моментально откликалась на свое предназначение этнического единства своей духовной родины.

Коммунизм никогда не ставил перед собой целей порабощения и обладания духом жизни, а его агрессия была связана с сохранением целостности много конфессионального этнического корня культуры духа. Механицизм и наращивание мускулов экономической индустриализации, как вынужденная мера конкурентоспособности с вешней агрессией не уничтожило в мотивированном поле культуры его пространства идеи равенства, братства, пространственной морализации «табу» самоценности самой жизни в детерминации ее присутствия. Государство в этом контексте всегда было вынужденной мерой сохранения волевого отношения веры в геополитику единства и нерушимости этой полноты самобытности духа жизни. Еще со времен Александра Македонского русские предпочитали порабощение тела перед альтернативой молчаливого согласия торгующего свободой в порабощении духа культурно обитающего в этнических просторах русской души. Для русского душа священна, как и этнос родового начала. Можно ненавидеть врага, но нельзя покушаться на его духовный мир. И идея коммунизма стала продолжением возвеличивания этой святыни. А спровоцировано это было под давлением капитала, покупающего и продающего дух жизни. Так сейчас, в условиях рыночных отношений коммуникабельность, как показатель максимальной открытости в мотивационном поле обладания используют для того, чтобы взломать мир субъекта. Лишить его святыни этнической принадлежности к роду жизни и сделать его родину символом капитала, гегемона продолжающего геополитический передел географии мира, сфер влияния единого представительства власти в пространстве мира. Код жизни остается нелегальным маргиналом неугодным власть имущим. И в этом контексте идея глобализации имеет более близкие корни к национал социализму в желании уничтожить огонь этноса, несущего код жизни, декодировать его носителей и установить свой порядок, исключающий жизнь как самоценность! Для Гитлера страна Советов безусловно должна была быть поделена на сферы влияния Европы и то, что германское командование собиралось осуществить эту идею вынашиваемую в утробе европеизированного сознания как свободу торжества над правом жизни, «хелуинн», свидетельствовало и добавляло уверенности в избранности и величии осуществителей идей нацизма. Сейчас вся геополитика сфер влияния вращается вокруг целостности и могущества государства не желающего отдавать полезные ископаемые исконно принадлежащие представителям человечества, ибо не один бизнес план не интересует этническое богатство духа в национальной целостности государства. Гораздо более прагматична прибыль на его падении. Торгаши должны отречься от других ценностей, чтобы не изменять своей профессии. Профессионализм в этом контексте сравни цинизму провоцирующему инфляцию жизненной составляющей, способный продать все! Родину, природу своего естества, душу. Делец извлечения прибыли делает «деньги из воздуха». Дух же живет в сознании целокупностью своего культурного здания, фундамент которого держит на себе ценности, какие не продаются и не покупаются. Сохранить империю духа над экономическими привилегиями власти означает сохранить генофонд потенции воли к жизни. Сад абсолютных ценностей не оцениваемых звенящей монетой только потому что торг здесь не уместен и эти ценности просто должны быть. Вне целесообразности этого поля бытия человек просто утрачивает свою человечность. Эксплуатирует право жизни в погоне за процентами и статистикой материала оценивает все поле метафизики души. Структурализм в этом плане породит лишь эксплуатацию лишая сознание жизненной силы. А внешняя агрессия посредством «правильной либерализации» общества сделает все для того чтобы изжить идею этого культа изнутри. Если не убивать носителей этнического огня жизни, то изжить присутствие этноса в их сознании. Сделать из них клонов, послушных структуре которая обеспечивает их едой. Животное проще эксплуатировать, а вот человек со своим духовным миром становится угрозой целесообразности укреплению власти капитала над правом жизни. Так происходит детерриториализация сознательной принадлежности к миру капитала (Делёз). Мир жизни убегает на второй план и становится составляющей прибыли. И поскольку взращенное чудовище должно питаться чьей-то жизненной силой, всегда стоит вопрос как эксплуатировать мир, чтобы обеспечить себе достойную жизнь? Голодный монстр умирая унесет в ничто жизни и судьбы своих хозяев, поэтому под страхом собственной смерти они должны приносить в жертву девственность этноса силы жизни и уверять мировое сообщество что единственный выход, - это накормить многоэтажную структуру спекуляций, чтобы она не лишила нас естественных источников пропитания. И в этом контексте страна, разочаровавшаяся в коммунизме остается мощным игроком мотивированного противостояния, сохраняющая в себе родовую связь с кодом жизни, не позволяя декодировать сознание в контексте прагматической ценности экономической власти над судьбами человеческими. Это о нас говорили народники, что капитализм и Россия – несовместимы, ибо самобытность характера русской души не позволит капиталу реализовать свою целесообразность в мотивационном пространстве содержания Русского Духа. Это та «Вещь в себе», которая не дает спокойно жить прагматизму спекулятивного обмана. Она иррационально и непредсказуемо отвечает на любые проблески человеческой деструктивности, генерирующей в себе негатив программного отсутствия духа жизни. Эта убогость пробуждает в них агрессора и потому, нас надо уничтожить, как культурную целостность, чтобы осуществить захват мира. Мы слишком хорошо помним плоды местечкового материализма, который так и не смог поглотить собой империю Духа жизни! Еще в 17-м году мы стихийно переболели и выработали слабенький иммунитет от той болезни, которой сейчас Запад смертельно болен как конгломерат единства не по этнологической целостности, а материальной заинтересованности национального нежного отношения к денежной массе. Культурные корни, которые целенаправленно приносили в жертву, всего лишь топливо для поддержания экономической стабильности в удовлетворении спекуляций обладания. Поэтому идеология профанации неизбежно порождает шизомассы безликих анонимов раскручивающих до приделов «машины желаний». Любовь к долларам – это любовь к свободе владеть. Человек становится рефлектирующей лягушкой в лаборатории капитала. И это еще не конечная стадия разложения душевного содержания жизни, дальше идут фотоны и пустота ничто, обесточивающая микрокосм субъективной событийности. Культивированный дефолт деградирует до состояния зародыша, где все человеческое это слишком сложно. Быть проще, значит стать продолжением чужого желания, объектом выброса психологической агрессии, обеспечивающей тебя содержательной наличностью или просто по-дружески пользующегося тобой. Содержание приобретет вид хронологии безучастного происшедшего, а человек станет киборгом вдохновляющий собой процесс капитализации общества. Вот так, без родины, без флага, под единой эгидой управления клонами…

Пространство бытия не политизированное мотивационной идеологией Партии Жизни неизбежно сталкивается с инфляцией соприсутствия качества духа жизни, а это в свою очередь ведет к энтропии упрощающей жизненный мир субъективной занятости. Для общности, не имеющей своей идеологической программы содержания, отстаивающего метафизику жизни как микрокосм субъекта, как собственно и целостность суверенитета геополитического пространства Родины Духа, всегда отыщется внешняя целесообразность, использующая эти природные ресурсы человечности сообразно собственным интересам и привилегиям. Нам просто жизненно необходима государственная идея, объединяющая собой символ жизни, символ земли в ее культурном основании этнической целостности. Внешняя спекуляция называет это фашизмом именно потому, что в этом наша сила! Сила права жизни, по праву матери земли переадресованная нам природой возвеличивающаяся над бесправием воли милитаризма обладания ею…

Oksin
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Фашизм

Исламский фашизм

Мусульмане США выразили протест президенту Бушу в связи с его комментариями по...
Журнал

Фашизм в России

Это слова раввина Синедриона (Духовного управления евреев в России) Ребе Менахем...
Журнал

Фашизм разбит. Миновала ли опасность?

Подлинное Знамя Победы, водруженное Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантарией над...
Журнал

Чем привлекает людей фашизм

В наше время слово "фашизм" все чаще употребляется не в значении исторического...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Цели
Простой способ лечения рака в мусульманских странах