Человечество на распутье: образы будущего

Человечество в настоящее время стоит не только на распутье, стоит оно еще на пороге важного открытия для себя. Здесь и образы нашего будущего, образы такие, которые будет представлять человечество с новыми знаниями о состоянии мира. И не только того мира (той реальности), в котором мы живем. А того разнообразия мира, которое располагается в пространственных объемах Вселенной. Вопрос о том: «Сможем ли мы использовать достижения знаний о других реальностях для себя?» - остается вопросом. И он будет решаться как природными возможностями постижения нами истин, так и нашим умением постижения существования других миров. Здесь нет ошибки. Разговор идет о постижении знаний о других мирах, т.е. таких миров, которые не соответствуют нашей реальности, где наши законы и закономерности не имеют абсолютного соответствия с законами, закономерностями или положениями иных реальностей. Такое не соответствие определяется разностью структур существования видов бытия. Виды бытия имеют разность проявления мерностей, а также имеют разность в существовании основ существования (последних насчитывается восемь). Наша реальность представляет собой виды бытия мерности трех (относительно окружающей среды) и одной из основ видов бытия. Все это будет рассматриваться в специальных анализирующих работах, которые основаны на дальнейших разработках философских категорий. Специфика анализа состоит в том, что анализ включает не только виды бытия, что имеют характеристику: трехмерные виды бытия одной из существующих основ (где указывается эта основа), но и всех иных видов бытия по типу существования «вне себя», по всем существующим мерностям на всех существующих основах. Именно по той причине, что существующая наука имеет материал только тот, что соответствует нашей реальности, - она не может рассматривать не объяснимые нам явления. Здесь должна быть привлечена мать всех наук - философия. Только рассматривая категории философии, приходит мысль о состоянии видов бытия, что существуют как по принципу «вне себя», так и по принципу «в себе». Хочется отметить, что сама теория состояния мира имеет глубокую подготовку в отношении таких философских вопросов, которые базируются на уточнении назывных понятий. Это все для того, чтобы иметь доказательную форму изложения предлагаемой теории состоянии мира.

Нам не следует останавливаться на всех тех высказываний, которые делали и делают философы. Все то, что следует признать положительным умозаключением в процессе познания природы, - все это будет оценено по достоинству, а то, что не соответствует познанию мира, - уйдет в небытие само по себе. Однако, имея самый обширный диапазон вопросов и высказываний, философы касались, абсолютно не ведая того, вопросов таких, что будут рассматриваться только в результате постижения предлагаемой теории состояния мира. Это и состояние материи, и достаточно дерзкое высказывание о том, что науки изобрел один из богов, желающих зла людям. Так или иначе, нам все равно придется обращаться к тем идеям, которые нарабатывало человечество до нашей цивилизации.

Если говорить о зародыше новой идеи состояния мира, то следует отметить тот факт, что многие истоки, которые используются для нее – это не что иное как наработки философской мысли нашей цивилизации. Но не все они достойны уважения, хотя многие из них можно считать ступенями в развитии философской мысли, в том числе и способствующие появлению новых взглядов на существующий мир. Еще интересней выглядит тот факт, что некоторые высказывания, те, что дошли к нам из прошлого, возможными стали в выражении только после появления общей теории состояния мира (всех существующих видов бытия в объемном пространстве). Эти высказывания хорошо просматриваются в элементах религиозных обрядов, в высказываниях, которые пришли к нам из прошлого. Безусловно, здесь имеется элемент передачи истин общей теории состояния мира, но изложение самой теории отсутствует. Примерно также выглядит и это изложение, когда говорится об основах видов бытия, уровнях видов бытия, структуре видов бытия, мерности видов бытия. Есть представление названий, но нет истолкования названий, нет доказательной базы. А по этому поводу не следует особо волноваться. Первая часть работы представлена на конкурс книг по философии. Эта работа не была востребована до сих пор, часть с которой уже была готова к изложению еще в 1973 года, другая – с 1980 года. Общество должно востребовать и воспринять правильно все уточнения, те, что необходимы для дальнейшей подачи материала. В случае не восприятия первой части книги, автору придется ждать умения общества воспринять и оценить ее достоинства. Я все же надеюсь, что хотя бы со временем, общество людей поймет не только общую структуру Вселенной, но сможет по умению своему и возможностях, что дает нам природа, иметь практическое применение знаний от других состояниях материальности. Последнее высказывание о применении знаний, что исходят от философской мысли, все считают абсурдным, но развитие науки со знанием общей системы состояния мира будет иметь результативность и в практике нашей реальной жизни (нашего материального состояния).

«Род лукавый и прелюбодейный знамение ищет, и, знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка» - сказано в «Новом завете» от Матвея,16:4. Именно таким назван наш род человеческий Иисусом Христом. И познанием нашим будет только одно знамение, то, что описывается святым Иоанном Богословом в «Откровении». Именно только «Откровение» святого Иоанна Богослова раскроет нам тайны состояния мира, того мира, в пространстве которого мы живем. Если наш род человеческий назван лукавым и прелюбодейным, то это значит и то, что не все человечество лукавое и не все прелюбодейное. Вот то состояние, в котором мы находимся, имеет такую неприглядную характеристику. Именно наше состояние допускает массу лукавства и лжи, а также прелюбодеяния в большой степени. Но такая характеристика не соответствует иным состояниям, которые имеет объемное пространство Вселенной. И из «Откровения» Иоанна Богослова хочется напомнить те строки, которые имеют отношение к Фиатирской церкви (2:18-29), т.е. к нашему состоянию бытия. Здесь рассмотрено то состояние, к которому мы принадлежим (это определяется описанием святого Иоанна Богослова):

« И Ангелу Фиатирской церкви напиши: так говорит Сын Божий, у которого очи – как пламень огненный, и ноги подобны халколивану:

Знаю твои дела, и любовь, и служение, и веру, и терпение твое, и то, что последние дела твои больше первых.

Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное.

Я дал ей время покаяться в любодеянии ее, но она не покаялась.

Вот, Я повергаю ее на одр и любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих.

И детей ее поражу смертью, и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим.

Вам же и прочим, находящимся в Фиатире, которые не держат сего учения и которые не знают так называемых глубин сатанинских, сказываю, что не наложу на вас иного бремени;

Только то, что имеете, держите, пока приду.
Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками,

И будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушаться, как и Я получил власть от Отца Моего;

И дам ему звезду утреннюю.
Имеющий ухо (слышать) да слышит, что дух говорит церквям».

(Здесь дана основная характеристика нашего состояния.) Но есть еще характеристика других состояний проявления существования бытия. В конкретных характеристиках заложена их основная сущность, которая отличает одну церковь (состояние бытия) от каждой другой. Удивляешься так называемым ученым мужьям, когда слышишь о том, что сидел святой Иоанн Богослов на берегу моря спиной к морю и видел перед собой семь церквей, которых можно и через большое время определить такими, что существовали. А ведь Иоанн Богослов ясно говорит о том, что слышал громогласный голос, а затем ему представился тот, кто есть первый и последний. Вот об этих церквях, которые представил Иоанну Богослову Господь, Который есть и был и грядет, - и идет речь в «Откровении Иоанна Богослова». Господь рассказывает о семи церквях, но ничего не говорит о той церкви, к которой он принадлежит. Каждая церковь представляет нам виды бытия, что имеют разные основы видов бытия (каждая церковь - свою). А вот и одна и та же основа видов бытия может иметь не только трехмерное состояние. Когда говорится: «Вам же и прочим в Фиатире…», то имеются в виду наличие других мерностей видов бытия Фиатирской основы. Хочется отметить еще и то, что относительно Фиатиры сказано то, что последние дела в ней больше первых. А это значит, что Фиатира развивается как в отношении науки, так и в отношении применения науки в практических делах. Это значит, что человечество Фиатиры изначально не имеет знаний, они постигаются самостоятельно. А в познании имеются много ошибочных идей, много лживых теорий, которые (по не понятным причинам) считаются гениальными. Но они представляют собой не что иное как гениальную ложь. Наука в Фиатире выходит на достижение истин через элементы лжи и правды. Следует отметить такое положение, что иногда истинность может соответствовать рассмотрению каких-то локальных проблем, но не соответствовать рассмотрению подобных проблем в более общих понятиях. Жан-Жак Руссо пишет: «Сколько подводных камней, сколько ложных путей в научных исследованиях! Истина достигается ценою множества заблуждений, и опасность этих заблуждений во стократ превышает пользу от этих истин; проявления лжи бесконечно разнообразны, тогда как истина одна… Люди испорчены, но они были бы еще хуже, если бы имели несчастье рождаться учеными. ( Трактат Ж. – Ж. Руссо «Способствует ли развитие наук и искусств очищению нравов?») Мысли, безусловно, смелые, но сам автор и не подозревает того, что есть такие состояния бытия, где наука отсутствует, где понимание происходит наитием. Где совершенно отсутствует ложь, ибо и так все воспринимается и определяется в абсолюте однозначно. Есть такие состояния бытия, где место для лжи отсутствует. Если бы наше состояние имело это свойство, то у нас, прежде всего, не было бы школ, средних учебных заведений, высших учебных заведений, не было бы ни студентов, ни профессоров, ни академиков, ни учебных пособий и т.д. Наше состояние бытия дает возможность людям видеть повторяющиеся результаты от определенных действий, а последние способствовали применению определенных действий в практической жизни, в жизни выживания. Человек нашего состояния бытия наделен еще и любопытством в познании, на этой самой основе зарождалась идея исследования окружающей среды, а также применение результатов в практической жизни. Человечество наше шло трудным путем познания, но оно использовало результаты познания для своей жизни, поэтому в «Откровении святого Иоанна Богослова» и говорится о том, что последние дела наши больше первых («2:19). Никак нельзя согласиться с тем, что написано в рассматриваемом трактате Ж.-Ж. Руссо: «Астрономия имеет своим источником суеверие; красноречие – честолюбие, ненависть, лесть, ложь; геометрия – корыстолюбие; физика – праздное любопытство; все науки и даже мораль – человеческую гордыню… Их порочное происхождение ясно видно из их назначения.» Но Жан – Жак Руссо в этом же трактате (Рассуждение. Способствовало ли возрождение науки и искусств улучшению нравов?) справедливо восклицает: «… если бы истинная философия была неразлучна со званием философа!» Звание философа нарабатывается такими понятиями, которые исходят от восприятия реальности и еще от собственных логических мыслей, а также от умения мысленно войти в образ другого субъекта, иметь воображение по происходящим процессам.

Самое удивительное то положение в философии, что главные определения категорий философии имеют такие характеристики, которые необходимо уточнять, это для того, чтобы было возможно с ними работать. Не отходя от «Откровения святого Иоанна Богослова» и изречения в нем: «И живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи от ада и смерти (1:18)» хочется отметить то, что здесь говорится о том, что категория бытия и категория материи имеют свою смерть и свое рождение. Это значит, что бытие и материя есть то, что они имеют категорию и рождения и смерти. Именно к такому результату приходишь тогда, когда более четко производишь анализ философских категорий. О том, что материя есть такая, что не образовывается и не уничтожается, а есть постоянно присутствующая, - можно считать тогда, когда имеешь отношения локальности наблюдения. Но более детальное исследование категорий философии дает совсем иной результат. Это уже виды бытия генетически наследуют категорию рождаемости и смертности. И пусть считают, что изменяются только акциденции, а материя существует постоянно, то это утверждение уже зависит от рассматриваемых объемов видов бытия и определенных уровнях видов бытия или всех возможных уровнях существования видов бытия. Виды бытия, те, что мы определяем, имеют относительное начало и относительный конец. Но есть еще и такие положения, что учитывают абсолютный конец и относительную бесконечность, абсолютный конец и абсолютную бесконечность (именно уровни видов бытия дают право рассматривать виды бытия по таким параметрам). Именно положение абсолютного конца и относительной бесконечности дают право на определение: « И живый, и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь…». Категория бытия не дана, она всегда находится в стадии образования, а одновременно и в стадии исчезновения. На этой основе находится вся диалектика видов бытия. Сами же процессы образования и исчезновения происходят по категории необходимости и от категории не возможности. Категория не возможности составляет основной принцип образования чего-то иного. Так и в нашем случае. Абсолютная категория не возможности побуждает на новые решения. В жизни мы побуждаемся при возникновении ситуации: «быть или не быть, жить или не жить». В абсолюте не возможности находится решение, что предусматривает сочетание согласованных и не согласованных категорий через согласованность одних и не согласованность с другими категориями по моментам приобретения то одних, то других свойств, что не согласуются. Здесь происходит чередование. Но здесь должна присутствовать какая-то согласованность с некоторым третьим параметром (обеих не согласованных). Необходимость основана на согласованности их обеих (не согласованных) с некоторым третьим параметром. На этой основе и происходит образование категории движения, что в итоге решает присутствие категории бытия. Эта же тенденция сохраняется и распространяется и на виды бытия.

В «Энциклопедии философских наук» (Мысль, М. 1975г.) стр. 39 Гегель пишет: «Природа есть в себе некое живое целое. Конкретное, ее восхождение по ступеням развития состоит в том, что идея полагает себя как то, что она есть в себе, или, что то же самое, в том, что выходит из своей непосредственности и внешности, являющейся смертью, и входит в самое себя, чтобы сначала стать живым существом, а затем снять также и эту определенную форму, в которой она жизнь, и породить себя есть лишь к духовному существованию, которое является истиной и конечной целью природы и подлинной действительностью идеи». Природа сама по себе, действительно так и выражается с момента образования видов бытия. Есть формы видов бытия переходящие из одних состояний – в другие, которые мы можем назвать духовными. Так как одни из них (видов бытия) есть производящие, а другие - теряют способность производить, они существуют в качестве не производящих. С этим высказыванием согласуется и то разделение, которое есть в качестве общего бытия, особенного бытия, а также единичного бытия. В качестве особенных видов бытия могут быть именно те разные состояния видов бытия, которые формируются по разным основам и разным мерностям (как те, что имеют различные между собой свойства по действию и восприятию). Хотя в отношении рассмотрения общего, единичного и особенного можно иметь и другие варианты, но этот, вполне, есть непосредственно приемлемый. Да, философия Гегеля не имеет доказательной разработки, но она оказалась предельно ценной для науки философии. Гегель хотел бы дать объяснения тому материалу, что он излагает, но не смог, а все по тому, что он взял этот материал из какого-то древнего источника, который имел выход на достижения философской мысли достаточно раннего периода, когда был расцвет предыдущий нашей цивилизации. А может быть в качестве исходящего материала для той философии, которую Гегель не объясняет, послужило знание от другой особенности. Особенности, которая входит в общее понятие бытия и которая дошла к нам (в нашу особенность). В любом случае, Гегель не знает то, о чем он сообщает миру. Интуитивно вполне можно определить по тексту то, что это есть результат аналитического характера. Уже несколько расширив свои понятия и знания, имея логический анализ философских категорий, начинаешь понимать то, о чем нам пишет Гегель. Приходится только удивляться точности подачи материала, но чувствуется и не понимание автора того, что он списывает. Автор желает знать все-таки то, что он пишет и начинает изменять текст соответственно своим представлениям. Поэтому рассматривать необходимо записи Гегеля не однозначно. Большую услугу он бы сделал нашему человечеству тогда, когда бы только передал нам то, что было написано в источнике, с которого брал материал. То, что включенные в свою книгу записи не принадлежат Гегелю, говорит его не объяснение мыслей, а еще те записи, что имеют место в этой книге в дальнейшем. Человек, владеющий изложенными знаниями, никак не смог бы писать в дальнейшем то, о чем он писал. Гегель приспосабливал изложенные мысли к тому, что мог, хотя там нет никакого значения для философской мысли. Но ценен Гегель теми записями, которые не объяснил, но они стали своеобразным ориентиром при разработке философских категорий. В общем, я далека от той унизительной характеристики и самого Гегеля, и гегельянцев кем бы то ни было.

За философией осталось рассуждение на любую тему, она осталась колыбелью любой мысли, здесь обсуждаются и вопросы нравов человека, и зло, и добродетель и т.д. Все это допустимо для философии. Но там, где начинается политика, философия заканчивается. А там, где начинается философия, заканчивается политика. Политика состоит в том, что ее существование определяют отношения между группами людей в обществе между собой, когда определяются одни приоритеты выше других, а при этом каждая из политических групп защищает свою жизнь или свои интересы для лучшей жизни, чем она имеет. Философия имеет свойство объединять группы в единичность и давать характеристики этим объединениям или любую единичность может рассматривать как общность составных единичностей. В философии ценится каждое определение, здесь все важно, здесь нет приоритетов одних достоверных знаний другим достоверным знаниям. И это важно. Я понимаю то состояние человека, когда он не может понять нечто. Это приводит человека в неприятное для него состояние, но это не значит и то, что философские мысли можно пристраивать к чему угодно. Обычно этим пользуются люди такого свойства, которые не имеют никакой склонности к науке философии. Это как бы удовлетворяет их в том, что им все подвластно, в том числе и философия. Именно эти люди используют философию для удовлетворения своих интересов, своих амбиций, ставят себя выше общества. На самом деле, именно они и убивают процесс развития самой философии. Точнее сказать можно так, что человеческие пороки убивают развитие науки философии. Философию рассматривают как нечто такое, что может навредить обществу. И это у нас есть. А что если сделать замечание по поводу определения Лениным категории бытия или категории материи! Тугодумы четко следят за тем, чтобы не появилось в философии нечто новое, которое еще не известно для них: и кем, и как это новое будет использоваться. Если бы у них была уверенность, что новое в философии будет использовано в их приложении и в их интересах, то такого отношения к философии и к тем, кто старается обогатить философию, не было бы. Не может быть сама философия страшной, страшны политики, которые, прикрываясь философией, творят свои темные дела. Сама философия, особенно философия природы, направлена на раскрытие сущности мира, а также на знания нашего положения в этом мире. Она имеет общее направление с физикой. Хочется все же привести выдержку из Гегеля (Энциклопедия философских наук, М, 1975,стр.20 - 21): «Философия природы подхватывает материал, изготовленный физикой на основании опыта, в том пункте, до которого довела его физика, и в свою очередь преобразовывает его дальше, но уже без того, чтобы класть в основание опыт как последнее подтверждение…Философский способ не есть дело произвола…Она (философия) делает дальнейший шаг потому, что способ действия с понятием, употребляемый в физике, неудовлетворителен». Это значит, что приходит время, когда не опыты, а философская мысль способствует дальнейшему развитию понятий о мире, в котором мы живем. Затем сама физика может иметь практические разработки (опыты) в отношении некоторых аспектов существования других особенных видов бытия. Это наше будущее. Когда мы будем иметь представление о состоянии мира, то мы поймем и свое место в этом мире. Я думаю, что человек станет умнее и будет знать то, на что он способен по возможности, которую ему предоставляет природа. Стремление некоторых людей владеть миром становится понятной фикцией. А вот знания о других состояниях видов бытия будет приобретать свое значение, в том числе, я предполагаю, и практическое. Мир состоит из многих состояний, а виды бытия находятся только в одном из них. Бывают случаи, когда свойства одного состояния переходят дополнительно на другое состояние, на то другое, которое есть основным состоянием существования вида бытия. Это может происходить по природным необходимостям, так как разные состояния бытия имеют между собой связывающее звено (я имею в виду виды бытия, что существуют по принципу «вне себя). Но может наблюдаться такое состояние и тогда, когда происходит проникновение деятельности интеллекта для получения двойственных свойств для одних, и тех же, видов бытия. В настоящее время наука никак не может объяснить некоторые явления в природе, которые называют аномальными. А суть их состоит в том, что эти явления есть такие же природные как и наша природа. Это природа иных состояний бытия. Выражение на наше восприятие происходит по признаку интенсивности выражения в своем особенном способе существования, и частичного установления такого состояния, которое соответствует нашему восприятию. В общем плане каждое состояние бытия имеет свою форму действия и восприятия, в каждом (как особенном) происходят свои процессы по действию-восприятию, которые другими состояниями бытия (особенными) не определяются. В эти природные проявления бытия может подключаться и интеллект. Но проявления одних состояний в других состояниях происходит сугубо тогда, когда первые рассматриваемые состояния приобретают хотя бы частично или временно действие такое, что есть природным в восприятии другого состояния. Это еще совсем не значит то, что такие проявления возможны только в местах, где есть разломы земной коры. Может и это имеет какое-то отношение к проявлению аномальных явлений, но суть состоит в том, что кроме основного состояния, виды бытия других особых состояний приобретают свойства по действию такие, которые соответствуют нашему восприятию (которые нами определяются). Конечно, определить их природу, их появление ниоткуда, - мы не в состоянии. Легче всего могут происходить необъяснимые явления по одной и той же основе. Здесь играет роль на не общении или общении одноосновных видов бытия только степень мерности. Чем выше мерность, тем виды бытия имеют больше свободы в своих действиях, больше возможностей по действию-восприятию. Мы есть состояние бытия трехмерной основы Фиатиры. Это состояние есть по возможностям в действии-восприятии на последнем месте в системе производящих видов бытия. Но, все – же, наше состояние производящее, а вот то, что мы в состоянии произвести, - это мы и имеем. Для всей Фиатирской церкви характерной чертой есть изучение природы. Не удивительно, что те, кто имеет больше возможности в отношении свободы действий, опережают нас в отношении изучения природы. Подобных состояний бытия нашему состоянию видов бытия – мы пока не встречаем. Это, скорее всего, что наше состояние бытия ограничено возможностями настолько, что общения с подобным состоянием интеллекта затруднительно. Но, если неопознанные летающие объекты, мы, все же, наблюдаем, то это значит еще и то, что эти объекты, кроме своей структуры мерности своим интеллектом вырабатывают для себя и подобие нашей мерности. В ином случае - нами они бы совершенно не воспринимались, а их мерность не воспринимала бы и нашу мерность (состояние бытия нашей мерности). Только приобретая дополнительную мерность, НЛО становится уязвимым по этой дополнительной мерности от подобного состояния (дополнительных приобретенных свойствах). В противном случае НЛО не имеет возможности воспринимать наше состояние бытия и изучать его. Вот по этой причине мы можем наблюдать такое зрелище, когда НЛО на глазах как бы растворяется в воздухе. Это значит то, что НЛО возвращается только к своему состоянию, по крайней мере, теряет структуру нашего состояния. Изучать наше состояние для других структурных состояний все же затруднительно, так как они (эти другие состояния) имеют иные закономерности, не имеют наших законов. Еще более сложно производить изучение других структурных состояний, что имеют одну и ту же мерность, что и мы (даже тогда, когда имеется одна и та же мерность состояний бытия по действию-восприятию), но таких, что имеют различную системную основу. Но виды бытия всех церквей (было указано, что их восемь) имеют разные свойства существования, они все отличительны друг от друга. На каждой основе находятся три вида бытия. А входят они все в систему состояния видов бытия, что существуют по принципу « вне себя» в нашей общей системе. В «Откровении святого Иоанна Богослова» все они представляют большой Вавилон, так как их много. Все – таки нам следует знать о природе этих явлений в таких понятиях, что доступны и понятны для нашего состояния бытия. Для этого уже опыты физиков не достаточны, здесь может производить изучение природы только философская мысль путем рассмотрения категорий философии, уточняя их, так как в истории философии имеется много такого материала, который не способствует развитию науки, а наоборот, отвлекает не нужными аспектами, запутывает, дает ошибочные мнения. Все равно, при изложении материала по философским категориям следует иметь одну смысловую нагрузку в определении, а не то, что мы имеем. Т.е. несколько определений назывного порядка по основным категориям философии, например: категории бытия, материи, субъективности, объективности и т.д.

Самый ужасный вариант изложения вопросов физики происходит тогда, когда в умозаключениях о физических явлениях присутствуют категории философии, которые не имеют еще точной разработки. Здесь гениальность высказываний Эйнштейна приобретает форму ложной гениальности. Хорошо было бы, прежде чем излагать какую-то гениальную мысль, что включает в себя философскую категорию, познакомиться Эйнштейну с этой философской категорией. Например, Эйнштейн говорит об искривления пространства. А категория пространства имеет свойство иметь или уже не иметь объем для чего- либо. Пространство – это объем для его предоставления чему-нибудь. Оно есть или его уже нет для предоставления чему-нибудь. Его может не быть в том случае, когда это пространство уже занято чем-то, а поэтому чему-то другому этот объем не может быть предоставлен. Объем пространства занят категорией небытия, небытие не требует никаких условностей для своего существования. Категория бытия, что проходит путь формирования из категории небытия, также располагается в том же пространстве. Категория бытия формирует по возможным основам и возможным мерностям виды бытия, которые, по закону природы не определяются друг другом. Поэтому, пространство (как бы, не зависимо) заполняется видами бытия по каждому особенному виду (так как они между собой не определяются). Категория небытия не определяет категорию бытия, а категория бытия не определяет категорию небытия. По этой причине особенные виды бытия, что существуют в пространстве по типу «вне себя» в результате не определения между собой сосуществуют между собой в одном и том же пространстве, а также сосуществуют с категорией небытия. А еще в одном и том же пространстве располагаются виды бытия, что имеют тип существования «в себе». Они также есть не определяемые как видами бытия, что существуют по принципу «вне себя», так и категорией небытия. Само пространство есть категория постоянная, предоставляющая свой объем для расположения в ней как категории небытия, так и категории бытия. Пространство не имеет никаких своих свойств, кроме того, что оно есть категория абсолютного постоянства в бесконечности для предоставления своего объема категории небытия и категории бытия. Поэтому пространство не может иметь свойства сгибания или разгибания. Все процессы происходят в области категории бытия, когда мы можем фиксировать какие-то изменения. Но, ни в коем случае, не может сгибаться и разгибаться пространство. Кому нужны такие открытия? Что положительного получено нами после ложной теории? По всей вероятности, эта теория и есть теорией конкретного абсурда. Она считалась непонятной и гениальной по той причине, что отставали в разработке категории философии. Меня поразило изложение американским ученым мужем (телепередача) идеи о сгибании пространства. Для этого на раздутом шарике рисуют две точки, а затем растягивают резину шарика то в одну, то в другую сторону. Ошеломляюще! А при этом еще рассказывают о каких-то червячных переходах. Все это происходит из-за отсутствия здравой мысли, ведь научную пустоту надо чем-то заполнять (пусть даже и абсурдной).

Не менее гениальное высказывание Эйнштейна об изменении длины предмета в зависимости от скорости передвижения. А если предмет будет передвигаться своей шириной или высотой, то изменения этих параметров не будет изменяться? Если определитель находится в состоянии покоя, а передвижение предмета происходит от него на каком-то расстоянии, то параметры предмета уменьшаются в результате удаления предмета от определителя, - это, прежде всего. На само определение изменения длины предмета, а также его ширины и высоты (если они тоже просматриваются определителем) имеет значение не только действие, что имеют сами эти параметры, а еще и качество восприятия действия определителем. Скорость движения определяемого мимо определителя влияет на время восприятия параметров предмета. Здесь скорость движения предмета изменяет качество восприятия определителем, время восприятия которого (определителя) сокращается, но от этого не изменяется длина предмета. Именно отсутствие разработок в рассмотрении конкретных действий и конкретных восприятий в физике и в философии природы (относительности определения по процессу действия-восприятия) предоставляет возможность Эйнштейну лукавить, но не больше. Движение определяемого не изменит саму длину определяемого предмета, а изменит время восприятия этой длины определителем (оно станет занимать меньше времени определения). Да и идея его четырехмерного континуума не выдерживает никакой критики. Измерение объема любого вида бытия определяется параметрами длины, ширины и высоты. Это параметры объема вида бытия. Время, как философская категория, имеет относительность не только между видами бытия со своими параметрами. Категория времени, кроме этой относительности, - включает и другую относительность по изменению видов бытия. Время – это категория относительности относительностей. Такое толкование будет более детально рассмотрено в книге «Из основ теории философии». Делать из параметров вида бытия и категории времени четырехмерный континуум – дело не благородное. Все существующее существует на протяжении какого-то времени, изменяясь, сохраняя на протяжении какого-то времени назывной порядок, что заложен в определении свойств или какого-то конкретного свойства. Категорию мерности мы определяем количеством определяемых составных видов бытия в указанном объеме пространства. Такое определение можно назвать еще насыщенностью объема пространства. Сама же категория одномерности, трехмерности, четырехмерности, пятимерности и шестимерности определяются по процессу действия-восприятия видов бытия между собой. Если и другие заслуги Эйнштейна имеют такую же цену, то тут просматривается гениальность, но гениальность наоборот. Почему-то у нас, в нашей жизни, наблюдается случаи подавления всего того, что необходимо для науки, что действительно представляет значимость для человечества (например, то, что Земля крутится вокруг Солнца, а не наоборот). А гениальность, что есть гениальностью наоборот, - рассматривается великой гениальностью. Такое положение характерно для нашего состояния видов бытия. Его, конечно, можно и исследовать. В это исследование можно будет включить многие нравственные вопросы, а также многие вопросы, что касаются ген человека, который по действию-восприятию определяются процессом льва, а также его страхи, ложь, корыстолюбие, боязнь всего нового, еще не известного, ненависть, зависть и т.д.

Надо отметить то положение, что бредни физика-теоретика прекрасно воспринимаются большинством общества, они признаются гениальными, а сам теоретик непревзойденным гением, которого некоторые люди не понимают. Многие люди берут теории Эйнштейна на веру за признанием другими людьми, не вникая в сами теории. Обществу людей необходимо отказаться от признания идей, которые не соответствуют сути природы нашей реальности и реальностям других состояний бытия.

Еще хочется остановиться на рассмотрении стихий, которые изложены в работах Гегеля, в астрологии, в религии (в Библии эти стихии могут определяться и четырьмя лошадями и четырьмя ветрами). Вот сами стихии будут иметь определение и в представлении мною последующей теории. Только они представлены не четырьмя стихиями, что определяются как земля, вода, воздух и огонь. Земля, вода, воздух, огонь, - это все виды бытия нашей реальности. А вот сами стихии представляют собой абсолютно не зависимые друг от друга четыре процесса, которые располагается в объемах одного и того пространства. Это виды бытия могут иногда приобретать свойства еще и других видов бытия не своего состояния, но сами процессы, что существуют между производящими видами бытия и их противоположностями (видами бытия, что имеют противоположный состав рассматриваемых видов бытия, такие, что мы назвали противоположностями). Эти четыре стихии относятся только к существующим видам бытия по принципу «вне себя». Эти стихии еще находят тождество с парящей птицей, с лицом человека, со львом и ягненком. Места, откуда изначально пошло определение креста (места коптов) имели изображения людей с головами птицы. Процесс, что имеет изображение птицы – это главный процесс, без которого не было бы и других процессов, это не смотря на то, что каждый процесс есть самостоятельный. А крест передает суть знания о мире как таковом, что имеет различные реалии в великом Вавилоне. Кресты бывают разные, но каждое изображение подчеркивает какую-то смысловую нагрузку. Раньше в церквях носили по большим праздникам и хоругви. Сами хоругви символизируют собой состояние бытия, что в «Откровении святого Иоанна Богослова» называется Иерусалим или еще в уточнении можно сказать, что это состояние бытия, что существует по принципу «в себе».

И как бы мы не относились к религии, но хочется сказать следующее: «Свои истоки религия имела, имеет и будет иметь от теории общего состояния мира, где рассматривалось состояние бытия, как по принципу «вне себя», так и по принципу «в себе». Религию всегда считалось рассматривать как нечто, что основано на догмах и не имеет никакого отношения к науке. А оказалось то, что ее идеология, ее основание есть, прежде всего, та наука, которая нам долго не раскрывалась. Мы не станем здесь говорить о тех людях, которые только внешне, а не душой понимают эту религию; не станем говорить о тех пороках, которыми владеют служители церквей; не будем говорить о том, что религию иногда считают врагом науки и передовой идеологии; не будем говорить о том, что религию иногда используют в интересах политических групп. Самое важное для нас остается то, что религия (пусть не очень просто) пронесла свои наработки из общей теории состояния мира через многие годы. И это от существования этой теории (с потерей этой теории) - до нового представления этой же теории, когда она вновь имеет возможность в доказательной форме быть представленной наукой философией. Почему эта теория должна быть представлена именно наукой философией? А все по той причине, что не одна наука не изучает достаточно обобщенные понятия. Все науки приложены к изучению какой-то части определенного вида или видов бытия. Только философия может выйти за рамки обыденности, существующей в постоянном проявлении, только она может определить те разнообразия проявления существования состояний видов бытия, которые не может определить никакая другая наука.

Часть 1.
Пришло время сказать свое важное слово и науке философии в понимании мира и состояний его видов бытия. Это для того, чтобы определиться в правильности направления развития той науки, которой еще нет, но той, которая может появиться в ближайшее время. И кто бы мог подумать, что именно разработка философских категорий может дать новое направление исследовательскому центру по изучению тех явлений, которые имеют проявление на нашу реальность, на наше физическое состояние?

Скоро отметится 80-тилетие Института Философии Российской федерации. Сколько нового в исследованиях принадлежит этому институту? Но, какие бы не происходили разработки философских категорий, какие бы направления они не принимали, - все они были направлены на развитие науки философии. Хочется отметить только то, что в философии всегда рассматривались, и будут рассматриваться вопросы, которые находятся далеко от той темы, что стоят во главе вопросов необходимых для развития нового направления в философии. А затем и выделения этого направления в отдельную область науки, той науки, которая определит правильное направление развития и исследования состояния иных состояний видов бытия. Именно построение этой безальтернативной теории даст возможность науке не только составлять теоретическую основу, но и при умелом ее использовании вникать в те состояния видов бытия, что не ость основой нашей реальности. А это значит, что наука нашей реальности сможет не только изучать другие состояния бытия, но и использовать их в своих интересах.

Человечество стоит на распутье по той причине, что не может иметь даже теоретического объяснения необъяснимым фактам, которые проявляются в нашей обыденности (это происходит не так часто). Эти явления выходят за рамки знакомого нам повседневного, в законах и закономерностях изученного нами мира бытия. Все эти явления рассматриваются как такие, что не объясняются, но они происходят, т.е. становятся фактом. Наука нашего состояния бытия развивалась там, где имела результаты исследования, а особенно та наука, которая давала результаты для практического применения. Если бы наука даже и пыталась бы ранее поработать в области не объяснимых явлений, что проявляются в природе нашей реальности, то результат, однако, был бы нулевым. Это говорит о том, что наша наука развивалась правильно. Необходимо было исследовать, прежде всего, свою реальность, свое состояние видов бытия. Проявления не объяснимых явлений происходило и значительно раньше, нежели развивалась наша наука. Направление, которое касалось развития исследований нашей реальности, вполне оправдано. Нельзя исследовать то, что нам не принадлежит. Его не было бы с чем сравнивать в проявлениях. А так как исследования необъяснимых явлений основаны на разработанных философских категориях, то, следовательно, необходимо было форсировать разработку философских категорий нашего состояния бытия. А кто знал, что именно разработки философских категорий необходимы для понимания реального состояния каждого особенного состояния видов бытия? Да и потом, кто знает, кем и когда бы эта разработка осуществилась бы. Для меня, скажем так, эта был период всей жизни. Причем, период такого свободного творчества, когда в процессе этого творчества уже существовали действенные общеизвестные толкования и рассуждения. Не будучи даже знакомой с ними, я выходила на общеизвестные истины. И только после течения какого-то времени обнаруживала то, что над теми же истинами уже поработали ранее. Шел процесс не заучивания, не сдачи уже готового материала, это шел процесс мыслительный. Результат этого самостоятельного процесса мышления стал несколько неожиданным даже для меня. Имея уже запас разработанных философских категорий, прилагая усилия к использованию знаний, мне удалось обнаружить звено изменений философских категорий, выйти на особенности видов бытия по разным признакам существования. Так что, философия на сегодня имеет общую теорию состояния мира, которую может представить человеческому обществу. Большую опасность для развития науки представляют ошибочные идеи, которые нельзя опровергнуть в связи с тем, что наука не достигла разработок в каком-то определенном аспекте. Сами эти идеи есть тупиковыми идеями, а признание таких идей – представляют собой очень опасную тенденцию для развития науки. Опасная тенденция для развития науки есть и та, что философию природы, разработку философских категорий некоторые заумные философы считают политической опасностью, отсюда следуют и все последующие действия для того, кто прилагает большие усилия в познании философии природы. На такие поступки опасной тенденции для развития философии способны только бездарные философы, отличающиеся нищетой души. А это представляет собой существенный барьер для познания природы, которую мы представляем, и в которой мы живем. Нельзя заведомо предположить результаты исследования локального характера, а тем более исследовать природу на заказной результат. Необходимость поведения человеческого общества состоит в правильной постановке вопроса и правильности решения этого вопроса. Можно бы было и ранее прилагать усилия к форсированию разработок по категориям философии хотя бы для того, чтобы убирать препятствующие действия развитию философии. Наука философия развивалась так, как она могла развиваться. Она накопила достаточно много материала и однотипного и такого, где содержатся разные взгляды на одни и те же рассмотрения исходящих данных. Здесь, в этой противоречивости, мы ищем истину. Противоречивость как философская категория не решается спором. Она решается только идеей, которая включает в себя это противоречие. Ценный материал дошел к нам из прошлого. И это тоже наша философия, хотя может в наших философских разработках еще и не достигнута. Мы знаем достижения прошлой цивилизации (некоторые выдержки из достижения прошлой цивилизации в области философии), признаем их развитием философии в прошлом. Пожалуй, именно этот материал и представляет собой самое ценное, что имеет на сегодня наука философия. Много тем в философии таких, которые не содержат в себе рассмотрения философии природы. Философия природы тяготит больше всего к науке физике, а не к политологии.

Часть 3.
Философия природы требует для себя разработок категорий философии. Разработка философских категорий существенно затруднена и разными толкованиями назывного порядка. Возьмем для рассмотрения основные философские категории. Используем для этого философский словарь под редакцией Фролова, Москва, издательство политической литературы, 1986год. Например, (стр.55) категория: БЫТИЕ – имеет два определения. 1.Философское понятие, обозначающее существующий независимо от сознания объективный мир, материю. В применении к обществу употребляется термин «общественное бытие». Рассматривая материальность мира и его бытие как понятия тождественные, диалектический материализм отвергает идеалистическое представление о бытии как существующем до материи или независимо от нее, а также идеалистические попытки вывести бытие из акта сознания. С другой стороны, недостаточным является подчеркивание только объективности бытия, так как в таком случае остается невыясненным вопрос о материальном или идеальном характере бытия. Признавая бытие первичным, а сознание – вторичным, диалектический материализм, тем не менее, трактует сознание не как пассивное отражение, но как активную силу, оказывающую воздействие на бытие.

2.Наиболее общее и абстрактное понятие, обозначающее существование чего – либо вообще. В этом случае бытие следует отличать от реальности, существования, действительности и т.д. как более конкретных и глубоких характеристик объективных процессов и явлений.

Первое и второе определения не соответствуют друг другу. Так какое же определение можно называть таким, что соответствует назывному порядку категории бытия? Если считать так, что бытие – это понятие, обозначающее существование чего – либо вообще, то категория сознания разве не входит в состав чего-либо вообще? Почему один из видов бытия необходимо отделить от всех остальных видов бытия и рассказать о независимости категории бытия от одного из видов бытия? Кстати, субъективный мир также существует, он есть тоже бытием. И зачем разделять бытие на существующую материальность и на существующую идеальность, да еще выяснять первичность одного вида бытия к другому виду бытия? Если трактовать сознание активной силой, то понятно, что в конкретных случаях сознание можно считать и первичным по отношению к другому виду бытия. Но отношение первичности или вторичности какого-то вида бытия по отношению к другому виду бытия нисколько не есть характеристикой категории бытия. Категория сознания входит в категорию бытия, поэтому при характеристике категории бытия нет смысла выделять один из видов бытия, а затем характеризовать относительность между общим понятием бытия и одном из видов бытия, тем более бессмысленно определять первичность и вторичность между общим понятием бытия и одним из видов бытия. Нет смысла и не считать сознание человека не видом бытия, так как все, что существует – оно существует. Если сознание человека не вид бытия, то тогда это что? Не бытие? Тогда зачем мы о нем говорим как о бытии? Само бытие есть категория такая, что и образовывается и исчезает на нулевом уровне бытия. Виды бытия, которые мы воспринимаем локально, а не до нулевого уровня, имеют ту же закономерность. Это появление, изменение, преобразование, а затем и исчезновение. Это процессы, что характеризуют виды бытия, что имеют принцип существования «вне себя». Образование категории бытия происходит с образованием категории движения, а категория движения в своем появлении появляется при категориях в абсолюте. Здесь находит место свойства категории не бытия и пространства. Поэтому, давая характеристику назывного порядка категории бытия, не следует из категории бытия выделять одну из форм существования бытия и говорить о не зависимости существования общей категории бытия от одного из вида бытия. Хотя уточним сейчас то, что мы называем сознанием. Сознание человека зависит от существования человека. Нет конкретного человека, тогда и нет его сознания. Мы знаем случаи, когда человек есть, но он теряет сознание. Что такое сознание человека? Что значит, когда мы говорим, что человек пришел в сознание? Это значит то, что к человеку вернулось восприятие его окружающего мира. Сознание человека – это его способность восприятия окружающего мира, определение окружающего мира соответственно качеству своего восприятия. Для человека, который потерял сознание, нет восприятия на уровне осознания окружающего мира, а, следовательно, не может быть и действий от него, которые связаны с его сознательностью. Поэтому, есть ли восприятие конкретного вида бытия действий из окружающей среды и происходит ли определение этих действий из окружающей среды человеком и производятся ли свои действия человеком на окружающую среду или их нет – категория бытия (общая категория бытия) от этого не перестает быть категорией бытия. Исчезновение восприятия конкретного вида бытия говорит лишь о том, что конкретный вид бытия теряет категорию восприятия на своем уровне, а, следовательно, теряет свойство и производить свои действия на окружающую среду с учетом качества восприятия из окружающей среды на сознательном уровне. Все это говорит о том, что категорию сознания человека не следует вводить в определение категории бытия как таковой, что существует в полной независимости от понятия категории общего понятия бытия. Бытие – это все то, что существует. Существует сознание конкретного человека – значит это бытие, не существует конкретное сознание – это значит то, что его нет, т.е. это есть категория не бытия.

Говорить о том, что определение: реальность, существование, действительность, - дает нам более глубокие и конкретные характеристики - не приходится. Бытие – это все то, что существует. Существование всего того, что есть, - не дает дополнительно никакой характеристики для категории бытия. Категория реальности, правда, учитывает еще и наше восприятие на сознательном уровне. Реально мы воспринимаем окружающую среду. Но, какую часть бытия (бытие же - есть бесконечным и в относительном порядке и в абсолютном бесконечным, - все это будет рассматриваться во второй части книги «Из основ теории философии») мы имеем на восприятии в реальности? Здесь имеется в виду восприятие каждого из нас. Часть бытия, нами воспринимаемая, находится вокруг нас и она не очень большая по сравнению со всем бытием. Для категории бытия - категория реальности мало о чем говорит, она только подчеркивает то, что категорию бытия мы определяем реальностью только тогда, когда происходит восприятие нами окружающей среды. А как определить категорию действительности? Может быть, как такую категорию, что не дает нам права для использования лжи? Или как такую категорию, что указывает на достоверность существования в нашем восприятии окружающей среды определенного качества?

Определение категории бытия в нашем восприятии имеет свои подводные камни. Все то, что воспринимается нами реально и действительно, - безусловно, существует. Здесь стоит вопрос об объеме восприятия и достоверности восприятия. Но здесь не рассматривается вопрос о качестве действия и качества восприятия. Именно здесь имеется достаточно много уточнений. А эти уточнения связаны и с основами видов бытия, и с мерностями видов бытия, и с возможностями восприятия разно основных видов бытия и разно мерных и т.д. Не все виды бытия есть определяемыми, например, конкретными рассматриваемыми нами видами бытия. Но это не значит, что они не существуют и не представляют собой категорию бытия. Не воспринимаемые виды бытия нами, - могут быть воспринимаемые иными видами бытия, а поэтому их следует определять как существующими, т.е. бытием. По этой причине лучшего определения, чем то, что категория бытия есть все то, что существует, - и не может быть. Это, вполне, идеальный вариант. Он не требует никаких дополнений, никаких уточнений, не нуждается в таких, так называемых, глубоких характеристиках как: реально, существует, действительно. При всем при этом остается фактом то, что определение существования категории бытия идет нами все же через наше восприятие. Но, в выражении: «все то, что существует» - остается определение и такого бытия, что нашим восприятием качественно и не воспринимается. Не все то, что существует, может определяться восприятием (качеством восприятия) каждого вида бытия. Тем более следует отметить, что формирование видов бытия происходит по разным основам. Движения в пространстве происходят не только те, которые мы определяем. И не только в связи с конкретным не соответствием по диапазонам действия и восприятия для определения. Движения в одном и том же пространстве происходят как стихии изменения, которых насчитывается четыре, но на восприятии у нас есть только какая – то часть одной из стихий. Изменения трех же остальных стихий нами никак не определяются. Это стихии других качественных основ, на основании которых формируются виды бытия. Но они тоже есть, тоже существуют.

К сожалению, этот словарь не содержит категории не бытия. А ведь это прямая противоположность категории бытия. Категория не бытия заслуживает пристального внимания именно тогда, когда речь идет о ее противоположности. Это такая категория, которая в противопоставлении к категории бытия есть ее полной противоположностью. Это значит, что категория не бытия и не определяет (так как она не имеет такого свойства) существование чего-либо и сама не есть определяемая. Так как она сама по себе (категория не бытия) не есть определяемая, то это значит, что она может существовать в не определении. И еще это значит, что категория не бытия и категория бытия вполне могут сосуществовать в одном и том же пространстве, не находя между собой никакого противоречия, так как между ними определение отсутствует.

Не менее детального анализа требует и категория материи. Материя (стр.272 – 273) – объективная реальность, существующая вне и независимо от человеческого сознания и отражаемая им (Ленин В.И., т.18, стр. 131)… Материя несотворима и неуничтожима, вечна во времени и бесконечна в пространстве…». Не будем мы сейчас углубляться во все другие уточнения в определении категории: материя. В этом определении человеческое сознание не имеет статуса материальности? Человеческое сознание определяется идеалистическим творением? Здесь уже было рассмотрено положение, где категория бытия определялась так, что существует независимо от человеческого сознания. Не будем здесь повторяться еще и в категории определения материи как философской категории по отношению к независимости категории материи от сознания. Если же автор, что определяет категорию материи, само бытие делит на материю и идеалистическое проявление категории сознания человека, то мы имеем отношения между двумя видами бытия. А именно: между материей и сознанием человека. В этом случае категория сознания человека не входит в состав категории, что есть философская категория материи. Тогда следует считать категорию материи реальностью объективной для человеческого сознания. А что значит объективная реальность для человеческого сознания? Это есть восприятие окружающей среды человеком сознательно. Зависимость существования категории материи от человеческого сознания (категории восприятия одного из видов материи, ведь мы тоже представляем собой материю) вывести просто нельзя. Но само определение реальности окружающей среды происходит именно восприятием человека с элементом сознательности в восприятии. А вот характеристика Лениным материи так, что материя отражается сознанием человека, требует все же некоторых уточнений. Сама теория отражения не есть плодотворной в развитии философии. А все потому, что она не учитывает в отражении ни качества действия из внешней среды, ни качества восприятия человеком действия из внешней среды. Отражается – и все тут. Здесь необходимо говорить о процессе действия-восприятия, диапазонах по действию и восприятию. В категории отражения есть уточняющие параметры: качество действия, качество восприятия, прохождения процессов по уровням объемного пространства, где определяется общий диапазон действия-восприятия, рассмотрение изменений и т.д.

По уровням видов бытия категории и бытия, и материи можно определять категорию несотворимости и неуничтожимости только локально. Но нельзя определять ее в общем рассмотрении связи, что существует между категорией бытия и категорией не бытия. Категорию вечности лучше рассматривать как категорию постоянства. Ведь вечность может определять и какой-то век. Век можно считать бесконечно долгим, но таким, что когда-нибудь и заканчивается. А категория бесконечности для категории материи может определяться и абсолютной в бесконечности, и относительно бесконечной в локальности для конкретных состояний материальности, что выражаются через конкретные структуры видов бытия. Все остальные характеристики материи, что дают разъяснения относительно определения категории материи, не есть столь значимые для определения. Здесь важно (в определении категории материи) подчеркнуть значение категории движения, что существует даже в процессе определения одного вида материи другим видом материи, в том числе и определением категории материя сознанием человека, которое происходит в результате восприятия человеком окружающей среды. Сознание в рассматриваемом примере выступает в качестве категории восприятия вида бытия, который мы называем человеком.

Когда в словаре имеется в назывных порядках определения масса отклонений, много объяснений, да еще при этом рассказывается о взглядах некоторых философов по данному назывному определению, а эти определения могут быть и противоречивыми, то такие определения для разработок философских категорий совершенно не пригодны. Теория состояния мира требует совершенно конкретных определений, поэтому назывные порядки некоторых философских категорий следует рассмотреть в новом контексте определения. Знания о том, что и как видел каждый философ (а многие понимали назывные определения по своему) не столь интересные для процесса разработки философских категорий. Так, или иначе, это не так интересно для разработок философских категорий, а, по этой причине часто появляется необходимость уточнять представления о назывных порядках философских категорий.

В развитие философии на протяжении долгого времени вносили свою лепту многие философы. А там, где эти мысли соответствовали истине, там и происходило развитие науки философии. Существенный вклад в философию внес И. Кант. Его философская душа даже предположила, что не изучение существующих знаний принесет новый скачок в развитии философии и всего человечества, а собственная мысль человека. Анализ различных взглядов философов можно производить, но это будет не новая мысль, это будет новый анализ философских взглядов, которые вошли в философию. Особо выделилась философия Хайдеггера. Это философия, которая пронизана неистовым желанием достичь прорыва в понимании философии древних философов, а также найти такие решения, которые бы проливали свет на существующую философию, на ее понимание. Для этого используются все возможные логические анализы. Создается впечатление, что логическая мысль Хайдеггера находится все время на острие лезвия, и вот – вот она должна торкнуться чего-то нового, еще не изведанного знания, но такого, решение которого так желаемое. Философ-мыслитель, философ с неистовым желанием своей логикой покорить решения неизведанных глубин в философии. У Хайдеггера логика всепобеждающая, но она не приложена к разработке философских категорий. Нет новой идеи. Если бы Хайдеггер уделял внимание не только сильной логике, а еще и философским категориям, то результат не заставил бы себя ждать. Поэтому мы имеем философию Хайдеггера такой, какова она есть.

Развитие физики, дальнейшее исследование физических явлений не может не оказывать влияния на мысль в философии. Постепенное, но неумолимое накопление физических опытов требует и объяснений физической природы в философских категориях. Сейчас не сама философская мысль стимулирует развитие и направленность физических исследований; наоборот, физические явления и физические опыты требуют развития философской мысли.

К большому сожалению, прежде чем рассматривать общую систему состояний, необходимо уточнять все определения, которые наработаны в философии. Спор по многим вопросам философии не только не выяснил истину, скорее всего, эти споры не дали нам определенной картины существования бытия, так как не имеют правильного определения исходного момента. Философия, та, которая отражает философию природы, ближе всего находится к науке физике. Поэтому философия природы дает материал для исследования физических явлений материальных состояний. Таким образом, наше человечество уже сейчас лишается распутья, у него появляется возможность получать развитие, к которому шло наше человечество на протяжении всего времени существования. Понимание устройства нашего мира окажет влияние и на психологическое состояние людей, на духовность, на культуру, на социальную сферу.

Философия как наука имеет обширный материал для своего рассмотрения, причем почти из любых областей нашей жизни. Эти рассуждения должны основываться на наших определениях, что имеем мы от органов ощущения и осознания их. Особенно важен тот аспект, чтобы все назывные определения имели конкретную точность. С разными рассуждениями по одному и тому же вопросу можно придти тогда, когда нет уточнений назывного порядка философских категорий. Философия относится к гуманитарным наукам, она нуждается, прежде всего, в разносторонних рассуждениях, где и определяется тот главный аргумент, что имеет влияние на заключительный процесс в рассуждении. Таким образом, философия – это логика мышления и еще раз логика. Логику ума нам, как ни что иное, может представить наука математика. Для понимания природы нашего материального состояния есть наука физика, наука химия, наука биология. Именно все эти науки могут способствовать развитию философии. Я считаю, что напрасно для поступления на философский факультет высшего учебного заведения культивируется литература, иностранные языки, история. Это тот профиль знаний, который для развития и становления науки философии на более глубокие разработки по категориям философии не имеет особенного значения. Философия – это не только красивая подача материала, уже существующего. Это огромная мыслительная работа, где в подспорье станет логика науки математики, знания физических явлений, знание закономерностей нашей природы. Может по этой причине в философии значительно раньше по времени не был выведен условленный оперирующий элемент для рассмотрения философских категорий, возможно по этой причине философия развивалась значительно медленнее, чем она должна была развиваться. Да, красивое изложение любого материала всем нравится, но в философии должно цениться и содержание, как впрочем, и во всех иных науках.

Философия в настоящее время нуждается в изменении преподавания, в изменении содержания преподаваемого, которое уже будет иметь разработку основных философских категорий. Злободневным становится вопрос подготовки кадров. Они должны быть подготовлены на таком уровне, чтобы принимать участие в разработках на равных с физиками – экспериментаторами. Особенно это необходимо на первых этапах становления теории: « Общей системы состояния мира», а также определения отношений нашего состояния с другими материальными состояниями общей системы, в которую входим и мы. Здесь преимущественно будет использована мыслительная работа, именно мыслительная. Для философов философских факультетов в качестве учебника может быть использована работа: «Из основ теории философии», первая часть которой представлена на конкурс. За ней планируется дальнейшая подача материала, если первая часть книги: «Из основ теории философии» получит признание общества. Философия для не философских факультетов может быть написана в краткой форме, но со всеми новейшими веяниями.

Кавунова Л.В.,Кавунов А.Л. октябрь 2008г.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Человечество на распутье: образы будущего

США на распутье

Государственный долг США приблизился к максимальному уровню, разрешенному...
Журнал

Россия на распутье

Россия прошла долгий путь в своем развитии, на котором были взлеты и падения, но...
Журнал

Ментальные образы

Научные исследования показали, что ментальные образы могут непосредственно...
Журнал

Ментальные образы

Научные исследования показали, что ментальные образы могут непосредственно...
Журнал

Образы сновидений

Уже давно известна истина, что если в человеческом организме происходят какие...
Журнал

Позитивные образы

Дети, которым показали положительный образ врача-стоматолога, испытывали гораздо...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Знаки Зодиака, у которых самая сильная энергетика
Трехцветная кошка в доме: приметы