Код доступа

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина как всегда в это время по субботам. +7 985 970-45-45 – это смски, и хотя у меня больше всего вопросов о законе о митингах, я начну с происшествия, я бы сказала, очередного происшествия у торгового центра «Европейский», потому что там постоянно случаются какие-то происшествия.
Код доступа
То чеченцы начнут стрелять в охранников у двери, то перед этим жена заместителя чеченского полпреда угрожала чего-то. И вот на этот раз чеченец Дикхам Ризванов порезал фаната «Спартака». Фанаты, впрочем, успешно отстреливались. Далеко не всегда фанаты в своем столкновении с кавказцами правы, далеко не всегда они агнцы и, честно говоря, те версии, которые они излагают, не всегда бывают убедительными. Но вот здесь, действительно, совершенно точно мы видим видео конфликта и по нему не похоже, чтобы задирались фанаты. По нему похоже, что они идут, причем выглядят совершенно нормально, на них вдруг бросаются с тесаком, они оборачиваются и только потому, что один из друзей вот этого фаната оказался вооруженным, мгновенно среагировал и стал стрелять, людей не зарезали. Не зарезали среди белого дня под камеры на торговом центре «Европейский».

Кстати, это стало довольно неприятное место. Я могу честно признаться, что когда я последний раз шла по «Европейскому» и смотрела, как вокруг фланируют какие-то люди, я почувствовала себя на каком-то грозненском рынке. И это было неприятно. И это... Понятно, что человек, который среди бела дня резал другого человека под видеокамеры, просто ожидал, что его... Поскольку если бы в него не стреляли, то, скорее всего, его бы не отыскали. Точно так же как не отыскали человека, который год назад ножом с гербом чеченской республики зарезал 4-х человек на автозаправке, двоих до смерти, двоих нет. Вот этого просто нет, все это исчезло.

И вторая серия была, когда сообщников, свидетелей этого Ризванова пришли брать. И, вот, в точности... Как там у нас теперь в законе? Незаконное скопление с какими-то целями. Вот, выскочило незаконное скопление чеченцев, и четырем омоновцам довольно существенно напинали. Но очень интересно, ответят ли те, кто пинал омоновцам, пришедшим брать, по сути говоря, человека, подозреваемого в соучастии в преступлении, вот, будет ли им то же, что им будет за 6-е мая или, допустим, не дай бог, за 12-е июня?

Это я, собственно, к чему? Понятно, чем руководствовался господин Ризванов. Он, наверняка, знал предыдущую историю, которая заключалась в том, что... Я о ней рассказывала, о стрельбе вооруженными кадыровцами по автобусу, об уголовном деле, которое тоже было начато, потому что водитель автобуса, когда в него зашли и стали стрелять, схватил монтировку и проломил голову одному из стреляющих. Это уголовное дело было закрыто. И в «Новой газете» можно прочесть формулировки, с которыми оно было закрыто – там есть объяснения человека, который стрелял. В них сказано буквально следующее, что «мы хотели повернуть вправо с левой полосы, а автобус, который ехал справа, нас подрезал. После этого мы его догнали и зашли в салон, и тут водитель вероломно на нас напал». И вот примерно с такими формулировками это дело и было закрыто. Значит, они хотели повернуть вправо из левой полосы, но автобус их подрезал. После этого они догнали, видимо, чтобы вручить водителю цветы, вошли вооруженные люди в салон и тут этот вероломный водитель взял и напал на них с монтировкой. Заметим, не повернули. Так вот об этом думал человек, который резал среди бела дня других людей.

И возвращаясь к митингу. Государственная Дума приняла закон, который фактически отменяет 31-ю статью Конституции, который нарушает Декларацию прав человека, статью 20-ю, Европейскую конвенцию по правам человека, статью 11-ю, Международное соглашение о гражданских правах и политических свободах, статья 21-я, ну и так далее. И, вот, удивительно, что Путина очень волнует, когда его монополию на насилие нарушает оппозиция. Но удивительным образом его, видимо, не волнует, когда монополию на насилие нарушают, ну, просто бандиты, ну вот те же Цапки.

Вот, есть такой феодальный строй. Феодальный строй заключается в том, что когда-то, когда есть империя, там худо-бедно собирают налоги, пытаются... Ну, она, конечно, строит дворцы для императора, содержит для него гаремы. Но как-то она там прокладывает дороги, мосты, еще чего-то. Она обычно это делает. Иногда у нее местное самоуправление бывает, а иногда потом приходит феодализм (завоеватели обычно это). Как в Европе это произошло после крушения Римской империи.

И, в общем-то, если изложить философии феодализмов в переводе таком, на конкретный пацанский, он выглядит так: «Слушайте, ребят, вот, я – верховный правитель этой страны. До ее населения завоеванного она у меня до одного места – хочешь режьте его, хочешь жрите. Мне нужно одно – чтобы в конкретный момент, когда у меня проблемы, вы мне, пацаны, поставляли дружины вооруженные. В обмен на это, в обмен на поставление дружин к моменту проблем вы, пожалуйста, заберите это население. И хоть сырым, хоть вареным кушайте его. Вы можете его давить, вы можете, если у него неурожай, вам хочется поохотиться, вытаптывать его поля. Вы можете из их девушек использовать право первой ночи, все что угодно. Что происходит с населением, - говорит феодальный король, - меня не касается. Меня интересует только чтобы вы исполняли свою повинность вооруженную по отношению ко мне». И вот такой стала Россия.

+7 985 970-45-45. Еще один очень короткий вопрос. Меня спрашивают про то, снимут ли президента Кабардино-Балкарии Арсена Канокова, у которого только что арестовали, по-моему, 3-х родственников и 4-го там просто близкого человека. И вот это, знаете, такая, на самом деле, поразительная вещь, потому что у нас же только что сняли кучу губернаторов. И если бы Путин хотел снять Канокова, то ему совершенно не нужно было бы заводить какие-то там аресты. Более того, вот у нас государство в части назначения губернаторов и президентов республик совершенно авторитарное. Там, пожалуйста, если президент Путин или если люди в Кремле считают, что Каноков – коррумпированный человек, то почему бы просто его не снять, а потом заводить уголовные дела, если надо?

Если, наоборот, они считают, что он не коррумпированный человек, то как это объяснить, когда человек... Кстати, 28 мая он был избран членом Высшего совета «Единой России» (Арсен Каноков), и вдруг через несколько ней у него арестовывают родственников со словами, что они что-то там все вместе... Ну, понятно, что без президента не могла обойтись такая история. Приватизировали неправильно.

Ну, тогда, естественно, возникает вопрос, что а, может быть, это операция по сбору выкупа с Канокова? Потому что я другими словами не могу... Чего-то другое очень сложно предположить, потому что, еще раз, если вы считаете, что Каноков коррумпирован, отправьте его в отставку.

Слава богу, авторитарный образ правления имеет то преимущество, что в отличие от демократической страны, где вы, действительно, не можете сместить губернатора штата, но можете завести дело на его родственников, после чего все население поймет, какой он нехороший человек, здесь-то вы можете просто сместить.

+7 985 970-45-45, и неизбежный вопрос «Закон о митингах». Я уже сказала, что он нарушает (новый закон) не только российскую Конституцию, статью 31-ю, с моей точки зрения, но и все международные соглашения, которые Россия подписывала. Ну, это просто бездна разницы с другими странами. Напомню, например, что первая поправка Конституции США, которая как раз посвящена свободе религии, свободе слова и свободе собраний, гласит вот просто: «Конгресс никогда не примет закона ограничивающего, в частности, права граждан мирно собираться и жаловаться правительству на несправедливость». И понятно, отчего принят этот закон, потому что если революция не побеждает, побеждает реакция. И мы видим, что реакция очень сильная. Это не только разгоны гуляющих, это разгром бизнеса Гудковых, проверки бизнеса Александра Лебедева, причем, ну, понимаете, это же тут до смешного доходит, когда обманутые вкладчики пишут на Александра Лебедева донос приблизительно следующего содержания: «Он обещал построить дешевые дома и мы копили деньги, пока он построит дешевые дома. А он не построил их. Привлеките его, пожалуйста, к ответственности». Обращаю внимание, что вот эти вот анонимные замечательные жалобщики, что это не то, чтобы они Лебедеву дали деньги, а он эти деньги украл. Нет, они где-то прочитали, что он, кажется, собирается строить дешевые дома. И, вот, он их обманул тем, что он это сказал. А тем, что ему не дали земли или не дали возможности по строительству, это не считается.

Есть также уголовное дело против Божены Рынска. Есть уход Демьяна Кудрявцева из «Коммерсанта», есть уход Филиппа Дзядко из потрясающего журнала, который делал потрясающий Дзядко, «Большой город». Понятно, что этого журнала в таком виде больше не будет. «Коммерсантъ» сохранится и без Дёмы – это слишком большая история. А, вот, Дзядко и «Большой город» - это, как бы, знак равенства.

И это, если честно, я сильно подозреваю, что в течение нескольких ближайших месяцев, ну, максимум двух лет может быть достаточно тяжелая обстановка, потому что, скорее всего, люди постараются это сделать максимально быстро, чтобы потом в течение следующих 4-х лет договариваться с Европой. Но это мое личное представление.

Если говорить о том, что пугает власть, то понятно: это митинги, это призывы к насилию, это финансирование оппозиции. У нас, ведь, количество отрядов ОМОНа с 2003 года более чем удвоилось, а общая численность у нас теперь 25 тысяч человек. Среди призывников, мне говорили, там чуть ли не каждого третьего во внутренние войска направляют. Вот, последний заказ МВД – 167 бронеавтомобилей срочно. И понятно, что это реально сильный ход (штрафы за митинги). И понятно, что под действие этого закона не подпадут болельщики, которые сегодня гуляли. Или понятно, что когда там полпред Холманских, который обещал Путину приехать в Москву с ребятами и навести порядок, что есть, собственно, самый что ни на есть призыв к одновременному массовому пребыванию, за это не будет никакому штрафу подвергнут ни задним числом, ни, если повторит это, передним, а, наоборот, вот он за это получил свою должность. И понятно, что там никто не предъявит, скажем, доверенному лицу Путина Эдуарду Багирову, который там про русских писал, цитирую, «все вы – свиньи, тупые гяурские свиньи, я вас б... (ну, там дальше мат) забью до фарша и сожгу дотла». Вот, «я вас забью до фарша и сожгу дотла» - это вам... Это Божене нельзя говорить, что она воткнет шило в глаз омоновцу, а Багирову, что он русских забьет до фарша, вполне можно – он же доверенное лицо Путина.

Несколько моментов. Владимир Владимирович сказал, что новый закон соответствует европейским нормам. Честно говоря, после этого я очень сильно занялась поисками в Google, собственно, каким европейским нормам он соответствует. И вообще, когда набираешь (НЕРАЗБОРЧИВО), то, прежде всего, в Google выскакивает именно русский закон. И это такая, действительно, Россия. Вот этот закон – он просто... Мы вышли на первые полосы, не хуже Ирана или Сирии. И особенно иностранцев умиляет, что у нас новые штрафы значительно превышают штрафы за нелегальное хранение радиоактивных материалов, который составляет 150 долларов для граждан, и... Ну, там не говоря уже о всяких там штрафах за превышение езды на дорогах, который у нас вообще-то от 100 до 2500 рублей.

И просто я стала смотреть, какие налагаются штрафы в других странах. Не могу сказать, что это полностью исчерпывающее, что я скажу. Вот, что меня, например, потрясло, что сколько я ни пытался понять, был ли выпущен хоть один штраф участнику движения «Occupy Wall Street», я так и не смогла найти такого штрафа. Причем, понятно, что «Occupy Wall Street» – это реально движение маргиналов, которые говорят, что «нас 99%». Это уже очень плохой признак (я не люблю движения, которые говорят, что их 99%). Которые, слава богу, не имеют шансов победить на выборах, они проявляют свою активность другим способом – они реально в ряде случаев нападают на полицейских, устраивают бедлам. Это такой ход на разрушение, это полностью разрушительное движение. Вот, когда смотришь, что происходит с участниками протестов, ну да, временами... То есть на слово «штраф» вообще ничего нет. Первая поправка железно. Первая поправка: «Можно». Иначе это будет нарушение американской Конституции.

Иногда они попадают в тюрьму по ряду вещей, нарушающих общественное спокойствие. Например, оказывается, что какой-нибудь очередной «оккупайщик» с расписанной татуировкой мордой, с серьгами в носу возил с собой нелегальное оружие. И мало того, что возил нелегальное оружие, так еще, значит, есть уже какое-то постановление суда в другом штате о том, что он там не может иметь оружия, не может приближаться к своей бывшей жене, с которой он там чего-то делал, и вот тогда ему грозит тюрьма.

Там попадаются какие-то такие истории о том, как они попадают в тюрьму, которые, знаете, просто понимаешь, что эти люди живут в другом мире. Одна из историй меня совершенно умилила. Ребята из движения «Occupy Wall Street» перегородили улицу напротив Сити-Холл, были арестованы и жалуются на полицейских, что те, внимание, съели их пиццу. Ребята перегородили движение по случаю того, что они требовали обложить налогом банки и спасти этим мир от СПИДа. Ну, вообще, по-моему, мир от СПИДа спасается другим образом – лучше бы они там требовали, чтобы все использовали презервативы. Ну вот у них так сложилось. Банки – и это спасает мир от СПИДа. Значит, почему у них так сложилось? Потому что их финансировала (они об этом признаются), реально финансировала благотворительная организация, которая борется со СПИДом и которой нужны денежки. И поэтому когда эти ребята попросили пиццу, то они тоже... У них своих денег не было. 30 долларов, видимо, для этих бомжей было много, поэтому они попросили, чтобы пиццу заказали тоже через благотворительную организацию. Пицца приехала, а полицейские ее съели. Случайно! Полицейские дико извинялись и говорили: «Ребята, мы сейчас вам новую пиццу принесем, мы просто не поняли – мы решили, что это наша». Знаете, какой был ответ? «Нет, мы вашу пиццу ждать не будем, потому что этим вы нас на лишний час задерживаете в камере». Потому что этих ребят привезли без пиццы где-то возле 9-ти часов вечера, а в 9 часов утра на следующий день их отпускали уже и они не хотели задерживаться, чтобы съесть пиццу.

И когда вот это читаешь, и после этого слышишь, что там вот это мировые нормы (наши штрафы), то ты понимаешь, что это два мира, два Шапиро. Это Америка.

Дальше я, допустим, смотрю, что происходит у немцев. Там, Франкфурт, 31-го марта. Около 30 тысяч демонстрантов бросали в полицию... Опять они протестовали против капитализма, это тоже были «оккупайщики», только немецкие. Бросали камни, бросали мешки с краской, забрасывали огнем полицию. Значит, никаких намеков о штрафах.

9 мая 2012 года воинствующие исламисты, 500-600 человек, 2 полицейских офицера серьезно ранены, несколько десятков людей задержаны, еще 27 полицейских повреждены. Опять никакого упоминания о штрафах.

3 июня (только что), Гамбург. Вообще фантастическая история. Там было шествие националистов, а им противостояли левые. И, вот, левые считали, что националисты не имеют права ходить шествием, поэтому на пути следования националистов они построили баррикады и их подожгли. Вот там арестовали 700 человек, и опять никакого упоминания о штрафах. Хотя, должна сказать честно, да, есть закон, который запрещает нелегальные публичные собрания в Германии. То есть говорит, что за участие в нелегальном таком митинге можно получить до 640 долларов штрафа, что, все-таки, согласитесь, не 9 тысяч долларов штрафа.

Но замечательная подробность. Если вы зайдете на Министерство юстиции ФРГ и посмотрите, как там эти штрафы расписаны, то вы увидите, что эти штрафы обозначены в марках. Сколько времени Германия состоит в зоне евро? То есть с тех пор эти штрафы не применялись.

То же примерно самое в Испании. Там, собственно, нету подобных федеральных законов, там обычно это решается региональными властями. Британские митингующие могут получить штрафы до 1500 долларов. Согласитесь, это значительно меньше наших. Но обыкновенно, если штрафы случаются, то это от 50 до 100 фунтов. Вот, за что штрафуют дико (я с удивлением обнаружила), это за нарушение скорости. Вот там какие-то феерические штрафы – я даже в жизни не знала, что, оказывается, в Финляндии одного чувака оштрафовали на 200 тысяч долларов. Правда, это потому, что в Финляндии штраф исчисляется от заработной платы нарушителя, а чувак был наследником многомиллионного состояния, заработал в этот год 11 миллионов и, соответственно, на 200 тысяч налетел.

Меня потрясли штрафы в Норвегии. Штрафы, заметьте, за нарушение скоростного режима. 10% от твоей зарплаты за год плюс ты еще можешь сесть в тюрьму. В Америке не так сложно налететь на тысячу долларов штрафа и на 2,5 тысячи долларов при повторном нарушении в течение года. Но это в некоторых штрафах и при некоторых обстоятельствах. Я обращаю внимание, что в Америке ты можешь запросто за превышение скорости угодить на 2,5 тысячи долларов штрафа. Но за митинг... Если ты ударил ножом полицейского, ты, конечно, попадешь в тюрьму. Но никаких штрафов. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер, Юлия Латынина, «Код доступа» и я продолжаю краткий обзор штрафов за митинги. Серьезнее, чем в Америке, ситуация в Канаде – там совсем недавно был принят закон, который вызвал огромное возмущение, согласно которому для организации митинга ты должен за 8 часов до митинга предоставить маршрут. Больше ничего. Маршрут. После этого куча студентов (они, в основном, протестовали не только против этого закона, но и повышения платы за обучение) вышли на улицы. Причем, некоторые из них ходили по улицам несколько месяцев. Эти светлые головы, наверное, так хотели учиться, что в течение нескольких месяцев они не показывались в аудиториях и ходили по улицам, и стучали в кастрюли. Причем, и очень интересно, я блоги этих ребят читала, они почему-то были уверены, что они стучат в кастрюли как чилийцы, протестующие против Пиночета. Чилийцы, действительно, стучали в кастрюли и протестовали, но не против Пиночета, а против Сальвадора Альенде. Ну, это к вопросу о мышлении левых.

Вот, там в мае были очень серьезные беспорядки. В одной из демонстраций, которая так стучала и пошла не туда, и, естественно, тоже начала забрасывать полицейских камнями, вот там людей несколько сот задержали. И некоторые из них имеют шанс получить штраф в 634 доллара.

Что же касается других стран, то это просто не применяется. За исключением таких стран как, допустим, Египет, когда 23 марта 2011 года новый был принят закон, который штрафовал за участие в протестах около 100 тысяч долларов. И более того. в Зимбабве был принят аналогичный закон, что нельзя было даже смотреть видео про протесты. Так что мы, скорее, в этой весовой категории.

Но я хочу больше всего обратить ваше внимание на позицию Америки, Это must, кто бы ни был ваш протестующий. Если он маргинал, если он дурак, если он злокозненный, злокачественный человек, пусть он протестует и сам дискредитирует себя в глазах граждан как в глазах очень многих дискредитировало себя движение «Occupy Wall Street». Если его бить шапкой по голове, если его заметать только за то, что он протестует, это, во-первых, делать из маргинала мученика, а, во-вторых, ну, это фундаментальная гражданская свобода, так устроено общество. Это must. Если у вас есть ребенок, то у него может быть корь. Если у вас есть свобода, то да, могут быть люди, которые ее используют во зло. Но извините, это же не значит, чтобы не было кори, не надо убивать ребенка – надо какими-то другими способами обходиться.

И, конечно, самое неприятное в российском законе, что мы, в общем-то, понимаем, что дело даже не в размере штрафов, а в том, как они будут применяться. У нас есть прецеденты, когда тащат человека в суд, того же Навального и говорят: «За сопротивлении полиции». Он говорит: «Я не сопротивлялся – вот видео». Есть видео, он не сопротивлялся. «А я не буду смотреть видео», - говорит судья.

+7 985 970-45-45, еще несколько вопросов, которые у меня есть – это про Сирию. Про российскую позицию про Сирию. Ну, российская позиция про Сирию – она очень проста. Там если Америка за повстанцев, значит, Россия за Асада. Это, вот, Кремль против Америки, это наш способ ведения внешней политики. Ну, есть ряд стран, которые ведут свою внешнюю политику таким же образом – Венесуэла, Северная Корея, Судан. Все они почему-то считают себя эпицентром противостояния мировому злу, Америке.

Но я, на самом деле, сейчас немножко о другом, потому что, на самом деле, с моей точки зрения, в Сирии, действительно, нет правой стороны. И уж тем более смешно из Аль-Каиды и террористов, противостоящих Асаду, делать борцов за свободу. Это, к сожалению, очень жестокий урок тоталитарного режима, что тоталитарному режиму обычно противостоят не менее тоталитарные повстанцы. Эффективнее всего против Гитлера на Украине боролись бандеровцы. И когда я смотрю на язык, которым описывается этот конфликт... Я хочу сейчас сделать большое отвлечение и поговорить вообще о правозащитном дискурсе, который описывает сейчас мир. И который мне кажется очень страшным и который мне кажется такой, религиозной идеологией, которая, ну, не большее имеет право, чем любые другие религиозные мифы. Хотя, подталкивают людей к совершенно удивительным вещам.

И я говорила как-то тут несколько передач назад о мифе о поджоге Рейхстага, каковым воспользовались гитлеровцы для того, чтобы уничтожить все гражданские свободы в Германии. Кстати, наш закон очень похож на тот закон, который был принят сразу после поджога Рейхстага и так и назывался. И тем не менее, гитлеровцы, конечно, жуткие сволочи, но Рейхстаг они не поджигали. Его реально поджег сумасшедший коммунист-одиночка. И уж если он кем был, так он был коммунистом. И это миф, придуманный коммунистами (коммунистов уже нет) о поджоге Рейхстага, о том, что эти проклятые государства себя сами поджигают, чтобы потом нам сделать плохо и отобрать у нас свободы. И несмотря на то, что коммунистов уже нет, миф прижился, потому что он очень созвучен современному левому сознанию.

Вот я хочу поговорить сейчас еще о другом мифе, в котором я, собственно, начала копаться, когда Алексей Венедиктов попросил меня написать для «Дилетанта» краткий очерк о генерале Пиночете. Ну, я начала штудировать источники. В числе прочих я прочла доклад комиссии Реттига. Это комиссия, которая в 1991 году исчислила количество людей, убитых при Пиночете по политическим мотивам. Запомните эту формулировку: убитых при Пиночете по политическим мотивам.

Комиссия Реттига насчитала 2279 трупов, потом было еще 2 комиссии, верхнее, комиссия Валеха, но она заседала дважды – в 2004-м и 2010-м. У них в итоге получилось 3200. Ну, это примерно столько же, сколько после конца Апартеида в ЮАР было убито белых фермеров просто так.

Я сразу признаюсь, что полезла в комиссию Реттига за честными, ясными биографиями лиц. Я – большой поклонник генерала Пиночета не потому, что я люблю диктаторов и не люблю их. А потому, что когда я вижу страну под названием Чили, которая лучше всех себя чувствует в Латинской Америке и я знаю, что Чили представляла собой до 1973 года, то я понимаю, что человек, который это сделал с Чили, сделал правильную вещь. Я хочу узнать, как она была сделана. И да, вот я думала, что в комиссии будут надписи типа «Пабло был бедным крестьянином, без гроша земли. После прихода к власти Альенде, он стал активистом земельных организаций, он там столько-то отнял земель, столько-то раз дал по голове богатым людям, а потом его после 11 сентября (это дата переворота) убили без суда и следствия». Или там: «А Мигель был простой обыватель, его убили по ошибке». И я надеялась, что я прочту эту комиссию и смогу самостоятельно ответить на вопрос, какое количество убитых из 2279 было легитимными целями, а другое, как это всегда бывает при убийствах без суда и следствия, и даже при убийствах после суда, ну, попали безвинно.

И вот я читаю эту комиссию и понимаю, что я сталкиваюсь с демагогией, которая там... Просто бледнеет решение Басманного суда. Первое утверждение, которое меня повергает в изумление, звучит так: «Мы не будем описывать то, что происходило до 11 сентября (это дата переворота), потому что что бы ни делали эти люди до 11 сентября, не оправдывает то, что произошло с ними после». То есть это как? До 11 сентября 1973 года в Чили происходило классический 18-й год как в России со всеми Шариковыми и Швондерами. В стране происходила национализация, причем не только сверху, но и снизу. Вооруженные отряды рабочих занимали предприятия, всего 500 предприятий заняли. В стране происходил вооруженный передел земли, и правительство объявило, что оно не будет ему препятствовать. Оно и не препятствовало, особенно если учесть, что главный идеолог подобного передал, глава всяких Confederación Campesina господин Кальдерон, товарищ Кальдерон был в этом правительстве министром сельского хозяйства. Вот, что такое вооруженный захват земли, мы в России знаем. Пишут из деревни: «Сожгли у меня библиотеку в усадьбе».

Господин Кальдерон было помимо всего прочего ближайшим сторонником МИР. Это было террористическое движение, которое, кстати, прокубинское, его основал очень богатый человек Мигель Энрикес. Он формально не входил в Народный союз, который возглавлялся Сальвадором Альенде, потому что считал, что переход к социализму должен быть только насильственным. При Альенде МИР пользовался режимом наибольшего благоприятствования, получал там помощь с Кубы, сам в свою очередь тренировал всех латиноамериканских боевиков. Причем, это была не единственная организация, которая получала оружие с Кубы. Еженедельно в Сантьяго приземлялись 2 кубинских рейса, в дипломатических вализах привозили оружие. В одну вализу влезало 3 автомата Калашникова. В марте 1972 года был скандал. Приехало 11 огромных ящиков, таможенники хотят проверить... Тогда Эдуардо Поредис, который сопровождал груз и который, на минуточку, был главой местного следственного комитета (криминальными расследованиями он руководил), заявил, что это его личная кладь. Вот так они и перевезли 4 тысячи Калашниковых личной клади.

Когда Альенде поднял на 40% зарплаты и заморозил цены, из магазинов, естественно, исчезли продукты. Тогда были созданы комитеты по контролю за ценами, распределяли они талоны, разумеется, среди активистов режима. Начались забастовки. А в ответ начались забастовки лавочников – там лавочника убили, объявили забастовку.

В ответ началась волна индустриализации лавок, волна индустриализации транспорта. И более того, были там такие кордонис индустрилиз – это были местные реввоенсоветы, вооруженные организации самоуправления в барачных предместьях. Они объявили фактически... Вот это были Советы народных депутатов.

Да, кстати, все это комиссия Реттига называет «Трагически неудавшимся социалистическим экспериментом». И, вот, все это – боевики, кордонис индустрилиз, комитеты по ценам, передел земли, национализация заводов – ведь, все это создал за 2 года правящий класс революционной сволочи, Шариковых и Швондеров, ну и там идеалистов Зорро. Естественно, мне интересно, любопытно знать, а как вели себя эти Шариковы, Швондеры до 11 сентября и сколько их было убито после? (НЕРАЗБОРЧИВО) говорят: «А нас не интересует то, что происходило до 11 сентября». Ну как это, да? Домой к Латыниной пришел грабитель, она его убила, а нас не интересует, что делал грабитель дома у Латыниной.

Второе. Как вы думаете, кто вошел в список убитых по политическим мотивам? Вы будете смеяться, в этот список вошли боевики, убитые в перестрелке. В частности, вот тот самый МИР, да? Несколько сотен его членов убежало на Кубу, прошли там подготовку, высадились в Андах с оружием в руках. Пиночет сбросил в Анды парашютный десант, боевики были разгромлены, всего было убито 663 человека (террористов). Вот, согласно комиссии, оказывается, это были люди, которые были убитые с оружием в руках, посланные с Кубы. Убито, цитирую, в нарушение их прав человека. И вы будете смеяться, поскольку жертв все равно получалось меньше, ну, вот, чем (я уж не говорю «чем там при сталинских чистках»), меньше, чем при любом другом способе бессудной расправы, комиссия сделала удивительный финт. Она заявила: «А вы знаете, мы еще будем считать в числе политических жертв режима полицейских, убитых террористами». Да, все это хорошо, только вы знаете, что в число политических жертв режима Пиночета входят не только террористы, но и полицейские, которые убиты террористами?

Собственно, тут об этом можно довольно много говорить, о том, что есть некоторые способы составления документов международной бюрократией, которые, например, в самом тексте утверждают не то, что потом содержится в резюме. Вот, в самом тексте сказано, что полицейские, убитые террористами, являются политическими жертвами, а в резюме как-то это забывается и это, знаете, вот, мирные жертвы кровавого режима. А если кто-нибудь вздумает попрекать, что там сказано не точно – «Ну как же, мы же в тексте главном написали».

Так вот несколько вещей. Движение за права человека, идея защиты прав человека – она возникла как щит для левых. У него была некая конкретная цель защитить левых, коммунистов, анархистов от всех разновидностей буржуазного государства как демократического, так и правой диктатуры. И если речь шла о правой диктатуре, то включался принцип Пиночета – они убивают невинных жертв без суда и следствия. Тот факт, что речь идет о войне, в которой участвуют обе стороны, и тот факт, что в войне неприменим принцип «Без суда и следствия», потому что вражеского солдата вы убиваете не потому, что он кого-то убил, а потому, что он вражеский солдат. И чем меньше он убил, тем лучше, если вы его убили раньше.

А когда речь шла о демократических государствах, то применялся, грубо говоря, принцип Сакко и Ванцетти – это когда в демократическом государстве суд и следствие были в наличии, и тогда, когда демократическое государство обвиняло Сакко и Ванцетти (напомню, что это были итальянские анархисты, которые, чтобы раздобыть деньги для партии, убили инкассаторов), тогда раздается вопрос: «Как вы смеете под предлогом уголовного преступления расправляться с политическими противниками?» Потом, конечно, этот дискурс мутировал, его взяли на вооружение террористы, а не только левые. Его взяли на вооружение диктатуры. Тезис «Это они сами себя взрывают, чтобы скомпрометировать моего хорошего», вот, просто активно используется тем же Асадом. Наконец, этот дискурс был обращен против коммунистических тоталитарных государств типа того же СССР. Вот с этой модификацией дискурса как раз в ССР мы были хорошо знакомы.

Но что меня ужаснуло во время чтения доклада Реттига, который является прототипом многих бюрократических докладов на ту же тему, это то, что речь не идет о справедливости. Речь не идет о нормальном изложении исторических событий так, как они изложены в истории. И даже так, как они изложены во время суда. Речь идет о создании некоего дискурса, который доказывает правоту вашей стороны и, как я уже сказала, легко берется на вооружение всеми, от террористов до диктаторов.

Вот, то, что сейчас этот левый дискурс, который называется «правозащитным», доминирует в мире, на мой взгляд, может иметь очень неприятные последствия. Потому что везде, где дело стоит того, где, действительно, совершается несправедливость, права человека, на самом деле, не нужны. Вот, список Магнитского – это не вопрос прав человека, это вопрос того, что была банда, которая крала в России миллионы и миллионы, и даже не миллионы, а миллиарды долларов из НДС с помощью возврата НДС... Когда один раз ее поймали на краже 250 миллионов долларов из бюджета, она обвинила в этом того человека, который ее поймал и сгноила его в тюрьме. Никаких прав человека не надо. Это вопрос правосудия.

Когда с помощью прав человека начинают описываться события типа исламских революций на Ближнем Востоке, все те, кто описывают, регулярно попадают впросак. Потому что описывать то, что совершалось в рамках прав человека и демократии в Египте, это смешно. В результате того, что свершилось в Египте, был более или менее пристойный диктатор Мубарак, при котором, кстати, уровень жизни резко возрос. Сейчас, извините, там правят исламисты, как и было предсказано всеми нормальными аналитиками.

В Сирии есть жуткий диктатор Асад, который, мы видим, последние несколько недель как действует. Как он действовал в Хуле, как он действовал буквально несколько дней в другом месте, артиллерийский обстрел города или городка, потом заходят отряды «Шабиха» (это отряды местных алавитов типа самообороны) и режут, кого попадется – женщин, детей, взрослых... Взрослые, видимо, мужчины, видимо, кстати, часто куда-то убегают, потому что... Не понимаю, где мужчины, когда режут их женщин и детей. Это все ужасно. И когда Асад говорит, что это они сами себя зарезали, пользуясь, кстати, опять же, правозащитным дискурсом, и когда наш МИД это за Асадом повторяет, это ужасно. Но, честно говоря, когда европейские газеты пишут после этого, что «а вот вы знаете, вот тут в Дамаске взорвалась очередная машина, начиненная взрывчаткой, со смертником и борцы за свободу Сирии и демократии в Сирии говорят, что это проклятый режим сам себя взорвал», ну, тоже это как-то смешно. Потому что идет гражданская война, в которой обе стороны озверели. Идет религиозная война, в которой алавиты режут суннитов и наоборот. Когда я читаю, опять же, в западной прессе, что «вы знаете, да, вот, эти алавиты почему-то режут суннитов, потому что под влиянием правительственной пропаганды они находятся под неверным представлением о том, что если сунниты все придут к власти, то они алавитов вырежут». Напомню, что к алавитам принадлежит президент Асад. А что, их не вырежут? А когда их вырежут, чего будем говорить?

Есть простой исторический факт, который заключается в том, что если бы мир был идеальным, если бы в Сирии можно было навести порядок, то этот порядок можно было бы навести, введя туда войска колонизующего государства как в начале XX века и расстреляв тысячу тех и тысячу этих, как это делал Пиночет. И тогда бы через некоторое время – там, через 10-20 лет – пошли бы люди учиться в западные университеты и, может быть, думали бы о чем-то другом кроме религиозной войны.

Такой технической возможности нету. Значит, реальность Сирии заключается в том, что американцы мочат Асада, потому что, во-первых, за него Иран, а, во-вторых, ну, Асад уже всем надоел. Потому что Сирия – это страна, которая последовательнее всех занималась международным терроризмом в отличие от Ливии, которая делала это публично и шумно, и бестолково. Реальной международной политикой Сирии был международный терроризм, уничтожение своих противников точечными ударами.

И, на самом деле, Запад ничего не забывает, даже когда он слаб, чтобы с этим что-то сделать. Ну, да, и, видимо, вот такая историческая идея, что, ну, давайте лучше поддерживать Асада. И, видимо, на Западе всё, да? Есть желание что-то сделать с человеком, который систематически уничтожает свой народ, есть желание как-то воздать Асаду за то, как он вел себя с Западом, есть желание унизить Иран. Этого вполне достаточно, чтобы не рассуждать ни о каких демократических и гуманитарных ценностях.

То же самое, как я уже сказала, с российской стороны, да? Владимир Владимирович считает, что если Америка за, то Баба Яга против. Ну, честно говоря, трудно выбрать между теми двумя замечательными сторонами в Сирии кого-то из них.

+7 985 970-45-45, у меня буквально парочка минут осталось. Я хотела ответить тут на пару вопросов по интернету. Вот, у меня спрашивают, что «вчера приняли в первом чтении закон о том, что капитальный ремонт жилья теперь будет включен в квартплату. Как бы вы это прокомментировали?» Вы знаете, я считаю, что, конечно, капитальный ремонт жилья должен оплачивать сам собственник жилья. Другое дело, что он при этом должен быть собственником дома. Потому что у нас сейчас так удивительно получается, что капитальный ремонт жилья по закону, принятому «Единой Россией», оплачивать будем мы, но при этом нас могут выселить из квартиры, если это понадобится.

И Владислав спрашивает меня очень интересный вопрос, на который я уже практически не успею ответить, это по поводу нового нефтяного клуба Игоря Сечина. Напомню, что только что в Роснефти состоялось заседание, на которое Игорь Сечин пригласил всех руководителей крупных российских нефтяных компаний. И я уже говорила о том, что где Сечин, там победа. И я вынуждена немножко пересмотреть то, о чем я говорила, потому что, судя по всему, реальный расклад сил в российском правительстве заключается в том, что есть люди вокруг Путина, которые стали миллиардерами (это Ковальчуки, это Роттенберги, это Тимченко), а есть Игорь Иванович Сечин, который все это время занимался административными вопросами. И он опоздал. И сейчас он пытается наверстать. И похоже, что ему это будет не очень легко, потому что сейчас ему придется соревноваться не как чиновник и даже не как миллиардер, а как один из руководителей компаний с другими руководителями нефтяных компаний. Всего лучшего, до встречи через неделю.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Код доступа

Код доступа

Я хочу напомнить о круглой дате, о том, что 25 августа 1941 года началась в...
Журнал

Код доступа

Первая история на этой неделе – уволили губернатора Зеленина, того самого...
Журнал

Код доступа

3 недели меня не было. За это время, наверное, самая страшная новость в России...
Журнал

Код доступа

Слушайте, ребята, если у вас там что-то секретное выставляется, то зачем это...
Журнал

Код доступа

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». Очередная траурная...
Журнал

Код доступа

2 приятные вещи случились на этой неделе: Прохоров плюнул Суркову в лицо, а...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Суд. Раскодирование
Боль от столкновения с реальностью