Русские веды Книга Велеса

Дощечка 6б (II 6б)

Вот, после ста двадцати лет битвы, потому как Готов подпирали сзади Гунны и Берендеи, они пошли на полночь между Ра рекой и Двиной. Там-то пропал Германрех, и Гуларех повел их на новые земли. Вот Гунны с Берендеями и говядами своими и остались в тех краях. Было там много коней и говяд, трава обильная и вода живая. А тут Гуларех привел новые силы свои и отразил Гуннов во главе многих, и пошел на нас.

А тут родичи собрались на конях и бросились на них. Суровая сеча была там тридцать дней. И Русы пропустили Готов в землю свою, потому как те обещали быть с нами.

Тяжкие времена настали. Напали на нас Ромеи с Дуная, Греки с полудня и Готы с полночи и полудня. Те-то ведь большого зла не делали, а Ромеи, будучи в городах дунайских, на нас возгор-дились, и так мы ждали... Та-то война была у нас весьма длительной и никак не угодной ни Богам, ни людям.

И так не было у нас иного прибежища, как Они, и выбирали мы князей из вождей. Они же были от Овсеня до Овсеня, им же платили мы дань от полюдья и, страшась, водили стада свои и обрабатывали землю, жито наше. И так жили мы с вами и пятьдесят лет творили битву великую всякий день с Гуннами и Готами, но не с Берендеями. У них же был князь Саха, и он премудро мира искал от Русов и был наш друг. Берендеи ходили потиху. Это ведь Гунны суть воры, и борьба с ними была тяжкой. Она ведь длилась лет сто, и Гунны остались на готской земле...

Дощечка 6в (II 6в)

И вот и вправду собрались и стали города строить, - Хорсунь и иное было возведено. Русколань начали раздирать смуты, творящиеся на полудне, а Борусы на полуночи многое претерпевали. А то ведь Родичи не хотели, чтобы Русские роды соединились в Русколань.

Из-за того же две ветви те именовались Великие и Малые Борусы. Не Сурожцы назвали Сурожа Русским, а Борусы. Правая борьба была таким образом неправой борьбой. И долгая вражда между родами раздирала Борусов на части. Так Борусы не могли же стать Греками и Скуфью в степи - те-то ведь желтые. А Русы - русые и голубоглазые, сильные. И не в Нави же война шла непрестанно; а разве ж на Суроже не было князей сильных, чтобы Грекам дать - врагам - отпор, как и другим?!

От Отца Орея и до Дира было тысячу пятьсот лет. Вот, те Праотцы наши знали медные мечи. Так ведь Твастер им сказал сделать железные и брать коней, которые бегут от Богов к нам.

Так была Русколань сильной и крепкой. Ведь благодаря Перуну, владеющему нами, сколько бы мы не вытаскивали мечи - побеждали врагов, отгоняли их в их земли. Потому как вожди времени рода Орея славны и сильны были, - как и те, которые под солнцем били Египет, и раньше. В те же времена не было у нас единства, и были мы с вами как овцы без Влеса. Он ведь сказал нам, что надобно нам ходить прямо, но никогда не криво, а того мы не послушались.

Так Парсы убрали большую часть Русов, почтив Набсура. Не остерегались ведь они врагов, и так напали те на них и , и пошли они клонить головы свои под вражеские бичи. Тогда-то сильные враги напали на всех трех. А те-то пошли с говядами на заход Сурьи и там пропали. Наши же люди пошли под Набсура царя. А после того-то пошли на солнце Египетское.

Дощечка 6г (II 6г)

Долго пришлось тем годам порабощения длиться. И так пришел день, и Русы убежали от Набусара царя - Парсы же не пошли за ними - и так пришли Русы в края наши. А там ведь они слышали песни наши об Интре и Волу, чему мы твердо веруем. Мы с вами есьмы с Богами нашими, а своим Богам свои не в тягость. Оттого едины мы и, раз мы Их несем, то Они у нас и есть, и никогда мы не должны называть Их иначе, как это делают Язычники.

Когда порабощение-то Вавилонское мы претерпевали, и князем их тут был Набсур царь, кото-рый их-то подчинил. И они своих молодых давали в воины и и чресел, по щекам, мучения претерпевали, и они били палкой. И то терпеть мы с вами не могли никак.

И не можем, и говорим им, что нам это не по сердцу. Так в тот день, когда было великое землетрясение и землевертение, и овраги расселись вокруг до неба, там кони и волы метались и ревели. Забрали мы свои стада и бросились на полночь и спасли души наши. И так Богами хранимы будете, и чем ни за что терять нам сынов своих и своих дочерей, да и жен. И будем просто свои уже и жить в благополучии. А как шли бы на челе ратей, то не были бы смятены и в рабство не отдались бы все и ходили бы не как псы. Потомки мы Славных, и героями быть можем, а не обращали внимания мы с вами.

Вот Магура поет песни свои к сече. И та Птица - от Индры, потому как Индра был и пребудет Индрой только, Который дает Перуну все брани, чтобы Тот поверг их, чтобы пришел Ярый наш в . И лучше нам пропасть, но никогда по воле своей не быть рабами и жертвы творить Богам их.

Дощечка 6д (II 6д)

Вот, жрецы о Веде заботиться говорили, а ее украли у них, и нет ее у нас теперь. Если бы не было берендеев наших и боянов, так были бы мы с вами невеждами до конца, откуда мы.

А вот боляр герой, который бил Готов в год тысячу третий от Карпатского исхода. И он, как и Триедор, пошел без страха на них. И боляр Сегеня, который убил сына Германреха и отбросил Гулареха от Воронженца. Там осталась Русь Борусская и Русколань. Так еще придется нам стыдиться врагов наших слов! О, когда бы мы это поняли, не поверили бы всякому такому глупому слову, сказанному нам.

И вот Заря светит нам и Утро идет к нам, и так есть у нас Вестник, скачущий со Сварги. И речем хвалу и славу Богам!

Та ведь Сурожь огречена и не будет вовсе русской. И там Боги греческие, и там же была нам и скорбь наша, что побеждены мы были, и другие властвовать стали нами.

Сын Света Индра тьмы ведет, и есть у нас Помощник Вышний - а древние-то времена суть наше благо! Обретаем мы от них твердость нашу и крепость, чтобы отвечать врагам как надлежит!

Дощечка 6е (II 6е)

Те времена суть весьма пречисты, потому как таким образом нам ясно.

И сушь нашла на нас суровая. Так жито не уродилось, и оттого-то пошли мы на землю другую, и там удержались.

Разбиты были Русы Греками и Ромеями, и они пошли по берегам морским до Сурожи. И там сотворили Сурожский край, потому как он солнечный; дань он выплачивает Киеву. Вот - то, что было создано, не долго оно продолжалось, а мы ведь весьма сражались.

И тут-то в первый раз варяги пришли на Русь. И Аскольд силой своей разгромил князя нашего и разбил его... Аскольд, а потом и Дир, уселся над ними, как непрошеный князь. И они-то княжить начали над ними, на самом-то деле будучи вождями, а мы еще останки его храним.

Огнебог и от дома того отвращает лик свой, и от них, потому как были те князья Греками кре-щены. Аскольд - темный воин, а так просвещен Греками, что никаких Русов нет, а суть они варвары. И тому можем мы смеяться, потому как были Кимры, также Отцы наши, а они-то Ромеев трясли и Греков разметали, как поросят напуганных.

Дощечка 6э (II 6э)
Те вожди делили каждому по потребе. А тут стало по-другому. Есть и где-то беспокойства. А тот Аскольд принес жертвы богам чужим, а не нашим - таковые суть Отцы наши, и не следует нам быть другими.

А Греки нас хотели крестить, чтобы мы забыли Богов наших и так обратились к ним, чтобы вам в порабощении быть. Поостережемся того, как Прастарые Отцы, которые простерли Скуфь свою и не дали волкам хищничать об агнцах, которые суть дети Сурьи. Тому трава зеленая есть знак божеский. И надобно нам ее набирать в горшки осуривать ее, на сонмах наших дабы пить о Богах во Сварге синей и Отцу нашему Даждьбогу жертву творить, и та на небе так уже священна во столько раз.

Дощечка 7а (II 7а)
Слава Богам нашим!
Есть у нас истинная вера, которая не требует человеческих жертв. А то делается у варягов, которые истинно всегда совершали её, именуя Перуна Паркуном, и ему жертву творили.

Нам же следует полевую жертву давать, и от трудов наших пшена, молока и туков. Ведь подкрепляем мы Коляду ягненком, и во время Русалий в день Яров также, и Красной Горы. То ведь делаем мы в воспоминание гор Карпатских. И в то время род наш звался Карпени. А как стали мы жить в лесах, то имя назвали нам Древичи, а на поле мы имели имя Поляне.

Так в любом случае, что Греки начнут говорить на нас, что мы приносим в жертву людей - а то ложь, потому как нет такого на самом деле, и у нас другие обычаи. А тот, кто хочет повредить другим, говорит недоброе. А с тем глупый не борется, и такой он и есть, и другие говорят так же.

Долго управлялись мы родами, и Старцы рода всего шли родичей судить к Перуну Древу. И также бывали в день такой перед очами старших игрища. И силу молодую юноши показывали, быстро ходили, пели и плясали. Тогда вот и огнищане ходили на охоту и приносили дичину старцам, что разделяли прочим людям. И волхвы жертву творили Богам, восхваляя, и славу Им рекли.

Во время ж нападенья Готов и появления варягов избирали себе князей вожди. И те юношей вели на сечу на суровую.

А вот Ромеи на нас посмотрели и замыслили недоброе на нас. И пришли с колесницами своими и железной броней, и ударили на нас. И потому оборонялись мы долго от них и отогнали...

Дощечка 7б (II 7б)
...их от земли нашей, и Ромеи ведают, как дорожим мы жизнью своей, и оставили нас на том. Так Греки хотели поработить нас в Хорсуне, и бились мы ожесточенно против рабства нашего, и была борьба и война великая тридцать лет, и они оставили нас.

Тогда Греки пошли на торжища наши и сказали нам обменивать коров наших на мазь и серебро, потому как это нужно для женщин и детей. И так менялись мы почти на одну только снедь. После еще Греки стремились ослабить нас, а то поработить стремились. Но из-за того не ослабились мы и не дали земли нашей - как землю Тройскую не дали Ромеям. И да не встанет обида Даждьбоговым внукам, которые во оружии за врагами следили.

И так и нынче не унизим так же Отцов наших. Вот ведь у Синего моря срубили они до берегов Готов тех и одержали над ними победу.

Песни хвалы и Матерь поет, та прекрасная Птица, которая несла огонь Пращурам нашим в дома их. И так же агнца поднесем Ей, чтобы нам принесла силу (?), чтобы было чем врагов поразрубать, а позор собачий иметь не хотелось бы.

Посмотри же, народ мой, какой ты обезопасенный народ! И в том не ошибешься, судя по ранам твоим! И не бросишься ты рядиться (?), чтоб мы с вами врагов погнали, и от беды избавитесь, и жизнь другая будет у вас. Потому как были мы с вами гордыми, и не подчинились им. И более тяжкие поражения будут за нами. И мы после тех тысячи пятиста лет - как многие бывали у нас битвы и войны - всё мы живы, благодаря жертве юношей и воевод.

Дощечка 7в (II 7в)
И тогда не было иначе, и сегодня войны беды достают нас. И можем мы отбиться от врагов. И так ежедневно мы отбиваемся и взяли себе то и это. Во-первых позвали под стяги вождей наших - которые еще не обабились, а суть герои. Сходимся мы воистину на площадях своих и говорим, что по-другому не будет, а мы должны идти на Греков, которых стало больше.

Молвили мы ведь ясно, и Индра идет за нас, как шел за наших Он Отцов на Тройскую землю, на Ромеев. И беда нам, когда б варяги вели наших воинов на то, как нам самим известно.

Тысячу лет отбивались мы от Ромеев и Готов. И Сурьянта с нами. Но не забудем, как Готы со-единились с Гуннами на нас. И Галарех набросился с полночи, а Гунны - от полудня. И тут плакали Русколань и Борусь, поскольку Гунны вооружили Готов. Тут Русы поднялись своей силой и Гуннов отразили, сотворяя край Антский и Скуфь Киевскую.

А нынче от сечей сердце наше кровоточит с утра до вечера. И ходим с вами мы и роняем слезы о судьбах жизни нашей. Они немо в тот час стонут (?), и так мы с вами знаем, что время придет, что на сечи должны мы ходить на врагов - Греки ли то, или Гунны. А их-то мы должны охомутать и стреножить, чтобы не стало нам врагов, как мерзости перед глазами нашими.

Галарех ведь заплатит за то, и мы должны принудить Хорсунь заплатить за слезы дочерей на-ших угнанных и сыновей, в рабство взятых. Плата ведь та - не серебряная и не золотая, потому как отсечь им головы - и на щепки покрошим.

Дощечка 7г (II 7г)
И так будем мы от родов тех роды. Потому как брешет сука греческая, лис хитростью отвернул нас от травы нашей, и то нам ясно, что солнце нам вредит. То ведь наша мета - учиться, и не от-бросим ее.

Ведь спустя тысячу триста лет от Карпатского исхода Аскольд злодей пришел на нас. Тут за-гнулся ты, народ мой, от такого лада и, сказав, что "любо", пошел под стяги наши. И защита-то та от врагов на Руси - могучий Сварог наш, а не Боги другие. А помимо Сварога нет у нас ничего кроме смерти - и она-то не страшна, коли мы решились. Се, Сварга зовет нас и идем к ней.

И ведь идем, потому как Матерь Всех поет песнь ратную, и нам с вами надобно прислушаться к ней, чтобы нам не есть травы, скот наш Грекам отдавая, а они нам - каменья, чтоб мы грызли, а ведь зубы у нас крепкие и острые! Они ведь нам говорят, что мы звери и рычим в ночи, страх наводя на людей - каковые суть Греки. Вопросят нас народы, что мы, а мы с вами расскажем, что мы люди, нет у которых собственной страны, а правят нами Греки да варяги. Так и что ж расскажем детям нашим, которые нам будут отвечать плевком в глаза - и правы будут?

Вот ведь, дружины собрали мы с вами под стяги наши, и говорим всякому, что нет у нас еды, и пропитание себе на поле будем брать. И где отберем у Греков, то поедим, а не отберем - и есть не будем. Ведь Матерь Всех поет над нами, и нам надобно стяги наши дать ветрам трепать, а коннице - степью скакать, чтобы нам пыль поднять военную, и врагам дадим вдохнуть ее.

В тот день первая битва - наша, и было у нас двести убитых за Русь. Вечная им слава! И идет к нам народ, а нет у нас боляр, чтобы пришли к нам,

Дощечка 7д (II 7д)
и чтобы мы справили тризну славную по врагам. И соколами налетим на Хорсунь, чтобы взять еду и добро, и скот - но не брать в плен Греков. Они-то ведь нас знают как злых, а мы добрые - к Руси. И тем не быть с нами - тем вот, которые, чужое беря, говорят, что делают доброе. И не будем как те; один есть Воевода наш Ясный, и потому потщимся на труд наш ратный, чтобы победить врагов до единого. Как соколы нападем на них и бросимся в битву сильную.

То ведь Матерь Всех поет во Сварге о подвигах ратных. И пойдем от домов своих и бросимся на врагов, чтобы дать им отведать русского меча. Сеча ясная речет, что не надобно нам другого делать, а лишь идти вперед. А "назад" не должны мы говорить, потому как нет у нас задов, только переды. И быстро пойдем, и кто быстро идет, быстро имеет славу, а который потиху идет, то вороны на него каркают и куры квохчут. Мы - не говяды, а есьмы Русы чистые.

И это - другим научение, чтобы знать, как Правь есть с нами, а Нави не боимся мы с вами, потому как у Нави нет силы против нас. Потому надобно нам молить Богов о помощи в трудах наших ратных и усердствовать.

Вот ведь Матерь Всех бьет крыльями о трудах ратных и славе воинам, которые испили воду живую от Перуницы в сече жестокой. И та Перуница летит к нам, и она рог дает, полный воды живой о жизни вечной герою нашему, который меча вражеского получил, а голову отрубленную потерял. Так смерти нет у нас таким, но жизнь ведь вечная, а вожди-братья о братьях труждаются.

Дощечка 7е (II 7е)
А умрет - и на луга Свароговы идет, а там Перуница речет: "То ведь никто иной, а Рус-герой, а не Грек и ни варяг, а славный роду славного. И он идет вослед за пением Матеревым, Матери Всех Наших, на луга твои, Свароже великий!"

И речет ему Сварог: "Иди, сыне мой, к красе этой вечной и там узришь ты своих деда и бабку. А они-то в радости и веселии тебя узрят! Плакали они много доныне, а теперь им будет возрадоваться о жизни твоей вечной до конца концов." А краше того, что там, мы не ведаем.

Как воины ясные, цель у нас иная, не как у Греков - и слава у нас иная. И так дойдем до Рая нашего и узрим цветы прекрасные и деревья, и луга. И нам свивать снопы, на полях тех жито убирать и ячмень веять, и пшено-просо собирать в закрома Сварожьи. То ведь богатство иное! - потому как земное было во прахе и болезнях, и страданиях, - и да будут мирными дни его вечные.

А мы остаемся на месте его и бьемся сурово, и падем со славою; туда пойдем, как тот.

Вот ведь Матерь Всех бьет крыльями по бокам своим обапол, как возжженная сияет светом нам. И всякое перо иное: красное, синее, голубое, желтое и серебряное, золотое и белое. И Она ведь сияет как Солнце-Царь умеет и вокруг идет посолонь. Она ведь светит семью красами, которые заветом о Богах наших стали. А Перун, Ее узрев, гремит в небе ясном. Она ведь - наше счастье, и так нам надобно всю силу отдать, чтобы мы увидели то же и отсекли старую жизнь нашу, от новой, как рубят дрова в доме огнищанина простого.

Матерь Слава бьет крыльями о полы, и идем под стяги наши, а они ведь - Стяги Ясные.

Дощечка 7э (II 7э)
Там Перун идет и головой золотой трясет, молнии рассевает во Сваргу синюю, и она укрепляется от них. И Матерь Слава поет о трудах всяческих ратных. И нам надобно послушаться и хотеть брани яростной за Русь нашу и Святых Праотцев наших. Матерь Слава сияет до облаков как Солнце и предвещает нам победы и гибель. Но мы-то с вами не боимся, потому как - то жизнь земная, а ведь есть и жизнь вечная. И о том нам надобно заботиться больше, потому как земное против неё - ничто. Мы на земле как искры, и исчезнем ведь во тьме, как бы нас никогда и не было.

Так слава наша пойдет к Матери Славе и пребудет в Ней до конца концов земных и иных жиз-ней. Это у нас с вами по-свойски, не бояться смерти, потому как мы - потомки Славные, а Даждьбог породил нас через корову Земунь. И вот мы Кравенцы - и Скифы, Анты, Русы, Борусины и Сурожцы. Так мы остаемся наследники Русские и с пением ведь идем во сию во Сваргу Сварожью Синюю.

А в старое время Рыбоеды нас оставили, не желая идти в землю нашу, и сказали, что-де "ведь вам и так хорошо". И случилось, что пропали они все и не плодились с нами, и перемерли как неплодные, ничего от них не осталось. И не знаем мы с вами вообще о тех, Костобоки которые. Те ждали помощи от Сварги самой, не стали вот трудиться, и также другое сталось, Илирами поглощены были. Вот ведь, говорим мы, в любом случае правда, что ни десяти не осталось от обоих тех, и так Илиры были поглощены нами, и так нет у нас ни тех, ни этих.

Так Дулебы были нами повернуты на Борусь. Мало осталось Илиров, и не они ли называются Ильмерцами, и те ведь уселись возле озера. А вот Венды уселись дальше, а Ильмерцы остались там. И так их осталось мало.

И речется все Поле наше. И бьет ведь крыльями Матерь Всех и поет песнь к сече. И та птица Солнце-Царь не есть, а Она от Того начала быть.

Дощечка 7ж (II 7ж)
И тут знать нам надобно, чтобы род Русский собирался в десятки, и десятки - в сотни, и чтобы те нападали на врагов, чтобы пинать их головы отрубленные. И там злодеев посчитать, чтобы звери-хищники, их поев, издохли.

Текут реки великие на Руси, и многие воды журчат спевы стародавние о тех болярах, которые не боялись, в поля готские идя, и годы многие бились за Волю Русскую. Те-то Славные ничего не берегли, ни живота своего.

Так говорит о них Берегиня и бьет крыльями Матерь Всех Слава и говорит о тех потомках, ко-торые ни Грекам, ни варягам не поддадутся. Речет та Птица о героях Борусских, которые от Ромеев рук пали около Дуная возле Троянова вала.

А они без тризны легли, и Стрибы те пляшут, о них плачут по Овсеню, а зимой студеной гро-хочет о них же рёв степной. А голуби дикие и так рекут, что погибли они со славой, а не оставили земли своей врагам. Не мы ли сыны - да и потомки - и не покинем так землю нашу ни варягам, ни Грекам!

Тут Заря Красная идет к нам как жена благая и молока дает нам, во силу нашу и крепость двужилую. И также слышится нам вестник конный, скачущий к закату Солнца, чтобы готов был Его челн золотой к ночи. И влекся воз волами смирными по степи синей, и там-то ляжет Солнце спать в ночи. А день когда пройдет, наступит вечер, и явится пред вечером всадник второй, и так он Солнцу говорит, что волы и воз уж там и ждут его на Пути Млечном, что пролила в степи Заря, которую поторопила Мать.

Дощечка 7з (II 7з)
Так мы и говорим, что есть у нас красные венцы Веры нашей, и не надобно чужих нам доби-ваться.

Тут князь наш рек, что надобно идти к болярам ясным нам, чтобы мы хранили то от вражеских побед. Раньше или позже, но будет когда-нибудь тому конец, и будет у нас сила наша по степи.

Матерь Солнцева свои и крылья распускает обапол (?). Тело в середине, а голова светлого на плечах его, воеводы славного, какие не жалеют, светлые, (?) головы своей, и от тех дней уберегут ее.

Когда и Щеко идет на закат солнца с воинами своими, и Хорват берет своих воинов тогда, другую часть. И Щеко поселился с Русами. И так с ними поделил их земли и с ними Русколань он сотворил. Кий же в Киеве уселся. И ему мы подчиняемся, и с ним вообще Русь строится. И так на нас другая будет сила. Не пойдем мы с ней, а с Русью, потому как есть она Мать наша, а мы - Её ведь дети, и будем до конца мы за Неё.

Дощечка 8 (8)
И так промежду Русами содеялася распря и усобица. И Жаля встала между ними и стала плакать и выговаривать, да не идем за ними, потому как там будет нам погибель наша, и дождемся так до той поры, как от нас не будет ничего. Вспомним же о том, как во времена Орея Отца был Славных род един. А после Орея Отца его три сына разделились натрое. И стало так же с Венедами и Русколанами, что разделились надвое. То же и с Борусами, что разорвались надвое - так у нас уже почти с десяток будет. Почто же гряды городить и огороды устраивать, коль нам делиться до бесконечности? Ведь Русь единая-то только может, а не, десятки, - а родичи-то начали делиться.

А враг напал на нас, должны обороняться мы, как сказано, а не говорить, какой отец у вас. Есть ли коров десяток хоть у вас, и пропади из-за врага хоть сколько, то ищешь их. Ты ведь еси - да и пребудешь в Роде до твоего конца. Десятки тысячами сделаться должны. Когда-то тот Оглендя по степям коров водил и тогда слова глаголил многие о родичах своих, и почитал он сам себя превыше Пращуров и Орея Отца. Такой-то вред творить не будем, таковым последуя, и по таким стопам все не пойдем.

После же Галареха те, что остались, Готы ушли на полночь и там исчезли, и Детерех вел их, и после же о них не знаем ничего.

А Берендеи пришли к нам и сказали, что весьма их Яги притесняют, что по гуннским стопам пошли.

И так тот Белояр сказал им подождать и к ним пришел, и с тьмами пятью пошел к ним неожиданно, и Ягов разбил, которых на все стороны как блаженных разбросал. И взял коров их и говяд их, а дочерей, юношей и стариков напрочь перебил. Есьмы мы Русичи. Гордиться нам происхождением нашим надобно и, держась один другого, бороться до смерти правой.

К тому еще мы вспомним Дира, то есть того, который на нас напал и разбил нас за разделы наши и усобицу. А после варяги Эрек с Асеком уселись на шею нашу и опротивели до крайности нам. Есьмы потомки рода славного мы, что пришел к Ильмерцам и уселся там до Готов. И вот уж лет и тысяча тому. Начали на нас Колоты (?), с железами своими повстречали нас. Поворотились они к заходу Солнца, Которое во твердой руке нас держит, от орала-то и до меча и страх ему наводит на чреслы, от нашей земли прогнав.

А Ильмерцы, на то глядя, не защищались вовсе и пропали. Ничего мы не могли тут сделать иного, потому как Ильмы не хотели ни железа в руки брать свои, ни защищаться от врагов. Тако-вые роды иссохнуть должны, чтоб унаследовали им другие.

Гром гремит во Сварге синей, и надобно лететь нам на врагов как ласточки громоносные и бы-стрые, и быстрота та - быстрота Русского нового меча. И цель у нас иная нынче - чтоб степь за нами Скифская была. А всякие, кто бродит в ней начали злыми становиться и захватывать у нас коров. Коровы наши там ходить должны, и наши родичи жить должны там, потому как Колоты вчерашние ныне суть варяги и Греки, которых называют также Эллинами. А кому-то будет невдомек, таким-то будущее - кабала и рабство. Обороняй ты Землю Русскую и обороняй себя, чтоб не было на шее твоей иных, чтоб не были врагами захомутаны и к возам привязаны, и чтоб тянули их туда, куда чужой потребно власти, а не туда, куда ты сам захочешь. Жаля сама великая с Кариною тому, кто слова те не доразумеет, и Гром ему небесный, чтобы повергся долу.

И кто единственно владычествовать нами не оставил - так это Хорс наш, - и Перун; Яро, Купало, Ладо и Даждьбог. И когда Купала придет в венце, сплетенном из ветвей зеленых и цветов, да и плодов, что на главе Его возложен, в тот же час нам надобно далёко до Днепра и до Руси скакать. О смерти мы с вами думать не станем, и прекрасна на поле наша жизнь.

Матерь Слава Всех бьет крыльями и на сечу нам идти речет. И надобно идти, и не до кушаний - еды, лакомого сала, - пусть придется спать нам на земле сырой и есть зеленую траву, покуда не будет Русь вольной и сильной.

В то время, как Готы шли с полуночи, Германрех с теми ж Гуннами, и так он поддержал их. А у нас так было два врага на двух концах земли. Тогда же Болорев перед трудами великими и засомневался. Тут Матерь-то летящая речет ему, что первее нам надобно на Гуннов пасть и их разбить, и поворотиться на Готов. И тот, так поступив, разбил тех Гуннов и поворотился на Готов, а там сына Германреха поверг и умертвил.

Дощечка 8 (III 8/1)
Как голод-то настал, и стали убоги мы и нищи. И разве что иные железа наточат и Индру нашего оттуда извергнут.

Вот ведь Аско и Эрек по Непре ходят и наших зовут людей на битву. Но, потому как Дир у них, не надобно идти нам к ним.

Вот это-то пусть будет нам наукой, чтоб уразумели мы с вами ошибки наши, и была б у нас иная стать, не как у наших у врагов. Вот ведь, у Аска были воины свои; их посадил в ладьи и грабить иных пошел, чтобы с теми на Греков пойти, разорить их города и жертвы принести Богам на их земле. Тогда как в самом-то деле всё это не так, потому как Аско не Русич, но варяг, и цель его другая; поле-то Русское он попирает нам и, сотворяя зло, погибель он получит. И Эрек не Русич, - и этот лис в степь идет хитрить и побивает гостей торговых иных, которые ему-то доверились.

На погребения старые мы с вами ходим и там подумаем, как наши Пращуры дышат под зеленою травой, и там узнаем, за что идти и быть какими.

И тут все родичи делились, а кому пребыть-то старшим, кто ж из них подастся к Отцам и Праотцам , кто происходит от них, а кто остался простецом. И свара та великая Русов одолела, и до раздора и раздела дошли они. И Греки так погнали их, - ведь разве ж силы не было б у них, как если б были они сцеплены в круг и с флангами. Всяк один стоит и на соседей своих поглядывает, и от этого нет веры у него, - веры, что мужей бросает в сечу. Так возвратились и ссориться начали о походе, кто лучше поразил, а кто . В былые времена о другом шла, о победе, речь. А после же опять - об Отцов своих походах.

Так ведь, уничтоженная Готами и Гуннов зверствами, пала Русколань. И сотворилась Киевская Русь тогда и Антская, и Готы устрашились, пошли оттуда прочь до Сверязи. Как мы знаем, Сверязи суть две. Одна Венедская, а другая - Готская. И тут-то Готы прибыли в нее. И Готы там усилились. А Венды же ослабились так . Тогда Жеменды были около тех, и то были Литава и Илмо звали они себя, мы ведь зовем их Илмры.

Дощечка 8 (2) (III 8/2)
Вот прилетела к нам и села на дерево, и поет птица, и всякое перо - иное и сияют разные цвета. Стало и в ночи как днем, и песни на борьбу и битву поет она.

Бивались мы с врагами. Так вспомним же о том, каковы Отцы наши ныне во Сварге синей и глядят на нас, и хорошо усмехаются сим. И так мы не одни, с Отцами нашими. И подумаем о по-мощи Перуновой, и видим вот, как скачет во Сварге Вестник на коне белом. И он меч воздвигает до небес и разгоняет облака, и гремит гром, и течет вода живая на нас. И пьем ее, ибо она во всяком случае от Сварога до нас жизнию течет. И пьем ее как источник Жизни Божеской на земле.

А вот Корова Земуня идет в Поля Синие и начинает есть траву ту, и Молоко дает. И течет это Молоко во Хляби и светит в ночи звездами над нами. И тут Молоко мы видим, сияет оно нам. Этот-то Путь правый, а иных нам не надобно.

Тут чуй, потомок, славу ту и держи сердце свое о Руси, которая есть и пребудет нашей землей. И ее нам надобно оборонять от врагов и умереть за нее, как день умирает без солнца-Сурьи - не потому, что темень, а потому, что вечер. А умирает вечер, и вот ночь.

В ночи Влес идет во Сварге по Молоку Небесному, и идет к Своим Чертогам, и на заре доходит до Ворот. Там ждем мы все, чтобы запеть и Влеса славить от века и до века, и Храмину ту, которая блестит огнями многими и делается Агнцем чистым.

Влес ведь учил праотцев наших землю пахать и злаки сеять и жать, снопы свивая, в полях страдных, и ставить Сноп у огнища и почитать его как Божественного Отца.

Отцам нашим и Матерям слава, которые нас учили о Богах наших и водили стезею правою. Так идемте и не будемте нахлебниками, но славными Русами, которые Богам Славу воспевают, и так они Славяне оттого.

От морских берегов моря Готского шли мы до Днепра, а нигде не видывали бродягу другого, такого как Руса. А эти-то Гунны и Язы отогнаны. Так ведь был у нас болярин Оглендя, который над нами посвирепствовал и драл нас на части.

От утра до утра видим мы, как и иное дурное делается на Руси, и ждем, что настанет доброе, а ведь не настанет оно иначе, если силу свою не сплотим и не возьмем цель единую в мысли наши. Это ведь глаголет вам голос Праотцев. И этому вонмите, потому как иного не должны вы делать! Пойдем в степь нашу и будем бороться за жизнь нашу как герои, а не как скоты бессловесные, которые ничего не ведают.

А вот Красная Заря идет и каменья нижет на убранство свое. И Ее мы приветствуем ото всего сердца - как Русы, а не как Греки, которые не ведают о Богах наших и рекут недоброе, невежды.

Ведь сами мы носим имя Славы, а славу их покажем на железе ихнем; пойдем мы с вами и на меч.

Вот ведь и медведи встали, услышав славу ту, а олень скачущий останавливается и речет другим о Русах, - эти-то не убьют их просто так, разве по необходимости. Греки же воюют по прихоти своей. А эти-то - Русы геройские, и похлебку дают не как Греки, который берет - и злобится на дающего.

Эту-то славу орлы клекочут тем и этим, что Русичи вольны и сильны по степи.

Дощечка 8 (3) (III 8/3)
Когда наши пращуры Сурожь строили, начали Греки некие приходить торговыми гостями на торжища наши. Прибыв, смотрели и, увидев землю нашу, посылали к нам множество молодежи и дома строили и города для мен и торжищ.

И однажды увидели мы воинов их, вооруженных мечами и в броне, и скоро нашу землю при-брали они к рукам своим и повели игру не так, как мы. И тут мы видим - Греки праздны, а Славяне рабствуют на них. И так наша земля, которая четыре века была наша, стала греческой. И мы там - как собаки, что погонят нас скоро камнями прочь оттуда. И земля та огречилась. Так сегодня мы с вами должны достать ее и кровью нашею полить, чтобы была она нам с вами плодородной и жирной.

Летит во Сварге Перуница и несет рог славы, чтобы его испили мы до дна. А поле наше должны мы с вами отобрать у наших у врагов. И Перуница та речет: "И как же, Русичи, проспали вы пашню-то свою? Бороться вы должны в сей день!"

А вот и Сурья та речет: "Идите, Русичи, и что же с этим вы делать будете?! И куда пойдете из края своего?" Так ведь мы ударились о стену ту и сделали мы с вами дыру для нас и нашего всего, и будем у себя одни.

Се, а кому Перун присудит, тот будет в Раю есть пищу вечную, во Сварге получаемую. Погибли разве мы сегодня, и нету врат других у нас, чтоб мы ходили живыми? Мертвыми уж лучше быть, чем на чужих живыми нам рабствовать. И никогда ведь отрок не живет лучше повелителя, хоть он к нему и хорошо относится. Надобно князей нам наших слушаться и завоевывать начать землю нашу, как нам они глаголят.

Тогда и Интра приходит к нам, чтоб сохранить нам силу к и стоять нам крепко за поле свое. Обостряет ведь Сила Божеская нашу, и будем непобедимыми в поле мы стоять.

Принесем жертвы Богам своим на рушение их - и порушим и тех, которые еще ходят гоголем, а должны бы долу быть повержены во прах во крови их.

Если б сколько-нибудь бить посмелее нам, так Греки наполовину станут такими, что не имеют силы той и все обабились, а у таковых мечи-то тонкие и со щитами легкими, и быстро такие выдыхаются и на землю кидаются тут по слабости своей. Потому как помощи от василевсов нет им, и на защиту свою самим вставать им.

Тут Сурожь будет наша; иных, а будет наша, и никого мы ихних слушать не должны.

Говорят они, что установят нам свое письмо, чтобы его мы взяли и утратили свое. Вспомни-ка того-то ведь Илара, что хотел учить детей-то наших, а прятаться ему пришлось в домах тех, - будто мы того не знали; учился ж нашим письменам, и как Богам нашим требы-то устраивать.

И это говорю я вам же. Поприте вы тех Греков, как говорю, поскольку ясно это мне, и видел я Кия, нашего Отца, и он сказал мне, что мы с вами их уничтожаем, - и уничтожим Хорсунь и мер-зость амастридскую, и будем мы с вами великой державой с князьями нашими и городами великими, и железом без числа, и будет несчетно потомков наших. А Греки уменьшатся в числе и будут на минулое свое дивиться и головами своими качать.

Содейте так, поскольку будут нам грозы многие и громы грохотать, чредою беспрерывно друг за другом идя. И окончательно так мы победим, сотворим мы это на века многие благодаря Богам, и нас никто не уничтожит.

Как львы, стойте один за одного, и держитесь князей своих! И будет с вами Перун и победы даст вам.

Слава Богам нашим до конца концов веков земли этой, и до благ всяческих Руси, Отцовской земли нашей! И так будет, ибо те слова имеем мы от Богов.

Дощечка 9а (I 9а)
В то время был Богумир, муж славы, и было у него два сына и три дочери. Скот они водили в степь и жили там средь трав во времена Отцов. И были они Богам послушны и разумом сметливы. И так же мать их, которая звалась Славуня, которая для них готовила потребное.

И говорит им как-то Богумир: "Вы - Семь Дней, а мне надо дочерей своих отдать и внуков по-смотреть". И так сказал, запряг повозку и поехал, куда глаза глядят. И приехал к дубу, стал в поле и остался ночью у огнища своего. И видит вечером: мужи, трое на конях, направляются к нему. И говорят они: "Здрав будь! Чего ты ищешь?"

Поведал Богумир печаль свою. А они же отвечали, что сами в походе, чтоб жен найти. В степь свою вернулся Богумир и трех мужей он дочерям ведет.

От этого-то три рода изошли и славные были. От этого-то происходят Древляне, Кривичи и Поляне, потому что первой дочери Богумира имя было Древа, а другой - Скрева, и третьей - Полева. Сыновей же Богумира были имена Сева и, младшего, - Рус. От них происходят Северяне и Русы.

Три же мужа были три Вестника - Утро, Полуденный и Вечерний.

Сотворились роды те на семи реках, где мы обитали за морем в Крае Зеленом, куда скот водили древле до исхода к Карпатским горам. То были те лета за тысячу триста до времени Германреха.

В те времена была война великая на берегах моря Готского, и там Праотцы накидали курган из тех камней белых, под которыми погребли боляр и вождей своих, которые в сече пали.

Дощечка 9б (I 9б)
Пришли они из Края Зеленого на море Готское, и там потоптали Готов, которые нам поперек пути встали. И так бились мы за земли те и за жизнь нашу.

А до тех пор были Отцы наши на берегах моря по Ра реке, и с великими трудностями переправили всех людей и скот на тот берег. Пошли к Дону, а там Готов увидали; пойдя на полдень, и Готское море увидали, и Готов вооруженных, против них ставших, увидели, и так принуждены были сражаться за пропитание и жизнь свою, потому как Гунны были по пятам Отцов и напали на них, людей побивали и скот брали.

И так род Славен двинулся в земли, где Солнце в ночи спит, и где травы многие и луга тучные, а реки рыбы полны, и где никто не умирает.

Готы ведь были еще в Зеленом Краю и немного опередили идущих Отцов. Ра ведь река велика и отделяет нас от иных людей и течет в море Фарсийское.

Тут ведь муж рода Белояра пошел по ту сторону Ра реки и предупредил там Синьцев, идущих к Фряжцам, что Гунны на острове своем и поджидают торговых гостей, чтобы обобрать их. Было то за полста лет до Алдореха. А еще древнее был род Белояра сильным. Гуннские гости оделись как мужи Белояра и сказали, что дадут ему серебро за то и два коня золотых. Они пошли куда-то в другое место и избежали угрозы нападения Гуннов, и так прошли мимо Готов, которые так же свирепы на Непрядве и на Днепре. А князья их не честны и дважды дань берут. Так ведь гостей, спасшихся у нас, они повернули в землю Синьскую, и не пришли они уж никогда.

Дощечка 10 (II 10)
Богумиру ведь давали Боги блага земные, а того у нас нет. Вот... как нам было по-другому... И старших в родах мы избирали князьями, которые от древних времен суть наши вожди. Нанимали мы раз все... Ведь были князья долгое время. И их-то Греки не извели, и они стояли до конца, как мужи обещания, и потому же родам нашим надобно, чтобы давали мы потомкам их, чтобы те управляли нами...

А после Богумира были Орий со сынами своими. А когда Гунны большую войну начали за создание своей великой земли, так пошли они прочь оттуда на Русь.

Ныне другое время, и нам надобно браться за гужи и тянуть вперед, чтоб не говорили, что оставили мы землю нашу и заняли другую, но пусть говорят, что мы весьма сражаемся за себя.

Так, Борусы, не оставляйте Греков на земле вашей и сражайтесь за неё... В те времена Pa-река была границей с другими землями, а сегодня возжаждались враги наши на нас, и приходится нам сражаться за внуков наших, чтобы нам удержать степь нашу и не дать земли другим... Так нам на-добно по-другому делать, а не жечь дубы на полях своих, и не сеять на них, и не жать жатву на пепелище, потому как есть у нас степь травная, чтобы скот водить, оберегая его от врагов...

Дощечка 11а (II 11а)
Вот, примитесь, первое, Триглаву поклонитесь. Мы начинаем, и Ему великую славу воспеваем, восхваляем и Сварога, Деда Божия, потому как ждет Он нас. Он - Роду Божьему Начальник и всяческому роду Родник извечный, который течет летом из источника Своего, а зимой же никогда не замерзает. И эту воду живительную когда мы пьем, оживотворяемся, доколе не прейдем, потому как мы все к Нему попадем в луга благодатные райские.

Да и Богу Перуну - Громовержцу и Богу Сражения и Борения, - нарекаем Его мы Живящим Явленным - и речем Ему не прекращать вращать Кола - и Который ведет нас стезею правою на брани и на тризны великие о всех павших, которые идут к жизни вечной в войске Перуновом.

И Богу Святовиду славу речем мы. Вот, восстает Он, Бог Прави и Яви. И Его мы воспеваем в песнях, потому как есть Он Свет. И Им увидели мы свет. Зрите вы - и существуетЯвь. А Он от Нави нас убережет, и Ему хвалу поем. В честь Его поем мы, пляшем и взываем к Богу нашему, потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам Держатель и Свету Крепитель.

Творите славу Святовиду великую. Слава Богу нашему! Так сокрушитесь сердцем нашим, и вот - мы отреклись от дурных деяний наших и к Добру пришли мы с вами. Се, отроки, с прощением обнимемся! И так вы говорите: Всё Сотворяющий, Его ведь ведать ум расторгнешь - а почто, воистину? Мы ведь разумеем это.

Се, тайна великая это есть, потому как и Сварог Перун есть, и Святовид.

А эти вот Два находятся во Сварге, и с обеих ее сторон Белобог и Чернобог сражаются. Вот ведь, то и Сваргу держит, чтобы тому Святовиду не быть повержену.

За теми Двумя - Хорс, Влес, Стрибог держатся. За ними - Вышень, Лель, Летич;

Дощечка 11б (II 11б)
Радогощ, Колядо и Крышень.
А вот за теми - Держатель Сивый, Яр и Даждьбог. А вот другие - Белояр, Ладо, Купало; Сенич, Житнич, Венич; Зернич, Овсенич, Просич; Студич, Ледич и Лютич. А за теми - Птичич, Зверич, Милич; Дождич, Плодич, Ягодич; Пчелич и Ростич, Кленчич; Озерич, Ветрич, Соломич; Грибич, Лович, Беседич; Снежич, Странич, Святич; Радич, Светич, Корович; Красич, Травич, Стеблич. А за теми - Родич, Масленич, Живич; Ведич, Листвич, Цветич; Водич, Звездич, Громич; Семич, Липич, Рыбич; Березич, Зеленич, Горич; Страдич, Спасич, Листвоверзич; Мыслич, Гостич, Ратич; Странич, Чурич, Родич. А вот сам по себе Огнебог Семаргл - общий, ярый, быстророжденный, чистый. И это - Триглавы Общие.

А со всеми Ними иди и тут-то, отроче, отворишь врата те и войдешь в них - это ведь прекрас-ный Ирий, и там Pa-река течет, отделяя Сваргу от Яви.

А Числобог считает дни наши и речет Богу числа все - да быть дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Этот ведь есть явский, а Тот есть во дне божеском. А в ночи нет никого, лишь Бог Дед-Дуб-Сноп наш.

Слава Богу Перуну Огнекудрому, который стрелы на врагов мечет, а верных предведет стезею, ибо есть Он воинам честь и суд, и, как Златорун, Милостив и Всеправеден есть.

Дощечка 12 (II 12)
Сурье ли засиять, поем хвалу Богам и Огнищу Перунову, Который зовется Губителем врагов. И речем славу великую Отцам нашим, Дедам, которые суть во Сварге. И речем так трижды и идем, стада наши ведем на травы. Когда вести их на другую степь, идем есть, по дороге хвалу Богам вознося, славу споем, - и так до полудня, и речем славу великую Хорсу Златорунному, Вращающему Колеса, и сурьяну пьем, - и так до ужина. А после ужина, когда уже огнища сложенные зажигаем, и вечернюю славу поем Даждьбогу нашему, Который речется Прадедом нашим. И поспешаем очиститься. И, омовения сотворя, идем ко сну, и там великая необъяснимая...

Дощечка 13 (II 13)
Вот, ум храбрость укрепили, и они пошли к Солнцу восходящему, с обеих сторон реку видя. И там поселились, потому как и Матерь Всех Слава рекла - и Она с обеих сторон крыльями овеяла их - и также беречь землю ту и оборонять ее от дасов и Гуннов, также на них-то обратить стрелы свои и мечи отточенные.

Дощечка 14 (III 14)
Потому как вот враг идет на нас, возьмем мечи и победим.

Речены Матерью Всех слова, что будущее наше славно. И идем мы на смерть, как на праздник.

Речено нам о временах старых, когда были у нас храмы свои Карпатские, и там были у нас тор-говые гости старые - Германы, Арабы и другие. Вот ведь те гости Радогощем чтимы, и так стали мы от дней тех, встречая гостей, чествовать их, ибо чтить и Боги нам повелели, и чтим мы их. Вот ведь взяли бы мы то за указание на время наше, чтобы нам не ошибиться и Отцам почесть оказать.

Не пальцами праздными стучали мы о дерево, но те руки наши натружены о плуги наши, и мечами взяли мы независимость нашу. И она нам повелела идти на границы наши и стеречь их от врагов. Се, дымы поднявшиеся пошли к Сварге и они означают печаль великую отцам,- детям и матерям нашим. И это - время борьбы будущей, и не должны мы заниматься другими делами, кроме как этими.

Вот пришли варяги на Днепр, а там ведь мы взяли землю нашу, а они-то, и прочие люди, и землю под свои челны брать стали. На то не должны мы согласиться иначе, кроме как о мече нашем, а Эрека прогнать с земель наших и турнуть в задницу, откуда он и пришел.

Вот, границы наши врагами окружены, и землю нашу попирает враг. И то - долг наш, иной же рати не хотим.

Вот другой враг, Германрех, идет на нас от полуночи, тот, который внук-внучок Отореха, и бросает на нас воинов своих с рогами на лбу. Варяги говорят нам идти на них. И не следует нам воевать, имея их с двух сторон, потому как они враги; какие первые - нет раздела между ними.

Вот, Язы идут на нас от Танаиса и Тмуторокани, мощная конница и рати неисчислимые. И тьма за тьмою несется и движется на нас. Против этого не было у нас другой помощи, кроме как Боги велели нам, и мы удесятерили силы свои и понеслись на них.

Вот, Белобог ведет наши рати и конницу, и там видели мы волшебников, в лесах бывших, идущих на рать и берущих мечи. И видели мы кудесников, чудеса великие творящих, - и из праха, подброшенного к Сварге, вставали рати небесные. И они несутся на врагов и ввергают их в могилу. И там мы видели, как птицы великие летят к нам и бросаются на врагов.

Бьет крыльями Матерь Всех и кличет нам, чтобы мы шли за землю нашу и бились за огнища племен наших. Се, они ведь - Русские.

Поспешайте, братья наши, племена за племенами, роды за родами, и бейте врагов на земле нашей, которая принадлежит нам, и никогда - другим. Там ведь умрете, а не повернете назад! Ничто вас не устрашит, ничто вам не станется, потому как вы есте в руках Сварожьих! А Он вас ведет во все дни к победам и геройству многому!
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Русские веды Книга Велеса

Книга Велеса

Вот подробности, как начались мы в округе этой. Скажем так, что лет за тысячу...
Религия

Книга Велеса Асов

Дощечка 15а (II 15а) Вот, Старград оставив, пошли они к Ильмер озеру и там...
Религия

Книга веды

Во мне есть убеждение: «Я есть тело». Я понимаю, что это из-за отсутствия...
Религия

Тайны Книги Велеса

Дощечка 25 (III 25) Се, было то у Карани. И это - город малый на берегах морских...
Религия

Русские монастыри

Вознесенский монастырь Вознесенский монастырь находился на территории...
Религия

Русские божества

С течением времени человек все больше освобождался от страха перед миром...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Полезные остановки
Проделки капризных планет