Русские веды Книга Велеса

Дощечка 6б (II 6б)

Вот, после ста двадцати лет битвы, потому как Готов подпирали сзади Гунны и Берендеи, они пошли на полночь между Ра рекой и Двиной. Там-то пропал Германрех, и Гуларех повел их на новые земли. Вот Гунны с Берендеями и говядами своими и остались в тех краях. Было там много коней и говяд, трава обильная и вода живая. А тут Гуларех привел новые силы свои и отразил Гуннов во главе многих, и пошел на нас.

А тут родичи собрались на конях и бросились на них. Суровая сеча была там тридцать дней. И Русы пропустили Готов в землю свою, потому как те обещали быть с нами.

Тяжкие времена настали. Напали на нас Ромеи с Дуная, Греки с полудня и Готы с полночи и полудня. Те-то ведь большого зла не делали, а Ромеи, будучи в городах дунайских, на нас возгор-дились, и так мы ждали... Та-то война была у нас весьма длительной и никак не угодной ни Богам, ни людям.

И так не было у нас иного прибежища, как Они, и выбирали мы князей из вождей. Они же были от Овсеня до Овсеня, им же платили мы дань от полюдья и, страшась, водили стада свои и обрабатывали землю, жито наше. И так жили мы с вами и пятьдесят лет творили битву великую всякий день с Гуннами и Готами, но не с Берендеями. У них же был князь Саха, и он премудро мира искал от Русов и был наш друг. Берендеи ходили потиху. Это ведь Гунны суть воры, и борьба с ними была тяжкой. Она ведь длилась лет сто, и Гунны остались на готской земле...

Дощечка 6в (II 6в)

И вот и вправду собрались и стали города строить, - Хорсунь и иное было возведено. Русколань начали раздирать смуты, творящиеся на полудне, а Борусы на полуночи многое претерпевали. А то ведь Родичи не хотели, чтобы Русские роды соединились в Русколань.

Из-за того же две ветви те именовались Великие и Малые Борусы. Не Сурожцы назвали Сурожа Русским, а Борусы. Правая борьба была таким образом неправой борьбой. И долгая вражда между родами раздирала Борусов на части. Так Борусы не могли же стать Греками и Скуфью в степи - те-то ведь желтые. А Русы - русые и голубоглазые, сильные. И не в Нави же война шла непрестанно; а разве ж на Суроже не было князей сильных, чтобы Грекам дать - врагам - отпор, как и другим?!

От Отца Орея и до Дира было тысячу пятьсот лет. Вот, те Праотцы наши знали медные мечи. Так ведь Твастер им сказал сделать железные и брать коней, которые бегут от Богов к нам.

Так была Русколань сильной и крепкой. Ведь благодаря Перуну, владеющему нами, сколько бы мы не вытаскивали мечи - побеждали врагов, отгоняли их в их земли. Потому как вожди времени рода Орея славны и сильны были, - как и те, которые под солнцем били Египет, и раньше. В те же времена не было у нас единства, и были мы с вами как овцы без Влеса. Он ведь сказал нам, что надобно нам ходить прямо, но никогда не криво, а того мы не послушались.

Так Парсы убрали большую часть Русов, почтив Набсура. Не остерегались ведь они врагов, и так напали те на них и , и пошли они клонить головы свои под вражеские бичи. Тогда-то сильные враги напали на всех трех. А те-то пошли с говядами на заход Сурьи и там пропали. Наши же люди пошли под Набсура царя. А после того-то пошли на солнце Египетское.

Дощечка 6г (II 6г)

Долго пришлось тем годам порабощения длиться. И так пришел день, и Русы убежали от Набусара царя - Парсы же не пошли за ними - и так пришли Русы в края наши. А там ведь они слышали песни наши об Интре и Волу, чему мы твердо веруем. Мы с вами есьмы с Богами нашими, а своим Богам свои не в тягость. Оттого едины мы и, раз мы Их несем, то Они у нас и есть, и никогда мы не должны называть Их иначе, как это делают Язычники.

Когда порабощение-то Вавилонское мы претерпевали, и князем их тут был Набсур царь, кото-рый их-то подчинил. И они своих молодых давали в воины и и чресел, по щекам, мучения претерпевали, и они били палкой. И то терпеть мы с вами не могли никак.

И не можем, и говорим им, что нам это не по сердцу. Так в тот день, когда было великое землетрясение и землевертение, и овраги расселись вокруг до неба, там кони и волы метались и ревели. Забрали мы свои стада и бросились на полночь и спасли души наши. И так Богами хранимы будете, и чем ни за что терять нам сынов своих и своих дочерей, да и жен. И будем просто свои уже и жить в благополучии. А как шли бы на челе ратей, то не были бы смятены и в рабство не отдались бы все и ходили бы не как псы. Потомки мы Славных, и героями быть можем, а не обращали внимания мы с вами.

Вот Магура поет песни свои к сече. И та Птица - от Индры, потому как Индра был и пребудет Индрой только, Который дает Перуну все брани, чтобы Тот поверг их, чтобы пришел Ярый наш в . И лучше нам пропасть, но никогда по воле своей не быть рабами и жертвы творить Богам их.

Дощечка 6д (II 6д)

Вот, жрецы о Веде заботиться говорили, а ее украли у них, и нет ее у нас теперь. Если бы не было берендеев наших и боянов, так были бы мы с вами невеждами до конца, откуда мы.

А вот боляр герой, который бил Готов в год тысячу третий от Карпатского исхода. И он, как и Триедор, пошел без страха на них. И боляр Сегеня, который убил сына Германреха и отбросил Гулареха от Воронженца. Там осталась Русь Борусская и Русколань. Так еще придется нам стыдиться врагов наших слов! О, когда бы мы это поняли, не поверили бы всякому такому глупому слову, сказанному нам.

И вот Заря светит нам и Утро идет к нам, и так есть у нас Вестник, скачущий со Сварги. И речем хвалу и славу Богам!

Та ведь Сурожь огречена и не будет вовсе русской. И там Боги греческие, и там же была нам и скорбь наша, что побеждены мы были, и другие властвовать стали нами.

Сын Света Индра тьмы ведет, и есть у нас Помощник Вышний - а древние-то времена суть наше благо! Обретаем мы от них твердость нашу и крепость, чтобы отвечать врагам как надлежит!

Дощечка 6е (II 6е)

Те времена суть весьма пречисты, потому как таким образом нам ясно.

И сушь нашла на нас суровая. Так жито не уродилось, и оттого-то пошли мы на землю другую, и там удержались.

Разбиты были Русы Греками и Ромеями, и они пошли по берегам морским до Сурожи. И там сотворили Сурожский край, потому как он солнечный; дань он выплачивает Киеву. Вот - то, что было создано, не долго оно продолжалось, а мы ведь весьма сражались.

И тут-то в первый раз варяги пришли на Русь. И Аскольд силой своей разгромил князя нашего и разбил его... Аскольд, а потом и Дир, уселся над ними, как непрошеный князь. И они-то княжить начали над ними, на самом-то деле будучи вождями, а мы еще останки его храним.

Огнебог и от дома того отвращает лик свой, и от них, потому как были те князья Греками кре-щены. Аскольд - темный воин, а так просвещен Греками, что никаких Русов нет, а суть они варвары. И тому можем мы смеяться, потому как были Кимры, также Отцы наши, а они-то Ромеев трясли и Греков разметали, как поросят напуганных.

Дощечка 6э (II 6э)
Те вожди делили каждому по потребе. А тут стало по-другому. Есть и где-то беспокойства. А тот Аскольд принес жертвы богам чужим, а не нашим - таковые суть Отцы наши, и не следует нам быть другими.

А Греки нас хотели крестить, чтобы мы забыли Богов наших и так обратились к ним, чтобы вам в порабощении быть. Поостережемся того, как Прастарые Отцы, которые простерли Скуфь свою и не дали волкам хищничать об агнцах, которые суть дети Сурьи. Тому трава зеленая есть знак божеский. И надобно нам ее набирать в горшки осуривать ее, на сонмах наших дабы пить о Богах во Сварге синей и Отцу нашему Даждьбогу жертву творить, и та на небе так уже священна во столько раз.

Дощечка 7а (II 7а)
Слава Богам нашим!
Есть у нас истинная вера, которая не требует человеческих жертв. А то делается у варягов, которые истинно всегда совершали её, именуя Перуна Паркуном, и ему жертву творили.

Нам же следует полевую жертву давать, и от трудов наших пшена, молока и туков. Ведь подкрепляем мы Коляду ягненком, и во время Русалий в день Яров также, и Красной Горы. То ведь делаем мы в воспоминание гор Карпатских. И в то время род наш звался Карпени. А как стали мы жить в лесах, то имя назвали нам Древичи, а на поле мы имели имя Поляне.

Так в любом случае, что Греки начнут говорить на нас, что мы приносим в жертву людей - а то ложь, потому как нет такого на самом деле, и у нас другие обычаи. А тот, кто хочет повредить другим, говорит недоброе. А с тем глупый не борется, и такой он и есть, и другие говорят так же.

Долго управлялись мы родами, и Старцы рода всего шли родичей судить к Перуну Древу. И также бывали в день такой перед очами старших игрища. И силу молодую юноши показывали, быстро ходили, пели и плясали. Тогда вот и огнищане ходили на охоту и приносили дичину старцам, что разделяли прочим людям. И волхвы жертву творили Богам, восхваляя, и славу Им рекли.

Во время ж нападенья Готов и появления варягов избирали себе князей вожди. И те юношей вели на сечу на суровую.

А вот Ромеи на нас посмотрели и замыслили недоброе на нас. И пришли с колесницами своими и железной броней, и ударили на нас. И потому оборонялись мы долго от них и отогнали...

Дощечка 7б (II 7б)
...их от земли нашей, и Ромеи ведают, как дорожим мы жизнью своей, и оставили нас на том. Так Греки хотели поработить нас в Хорсуне, и бились мы ожесточенно против рабства нашего, и была борьба и война великая тридцать лет, и они оставили нас.

Тогда Греки пошли на торжища наши и сказали нам обменивать коров наших на мазь и серебро, потому как это нужно для женщин и детей. И так менялись мы почти на одну только снедь. После еще Греки стремились ослабить нас, а то поработить стремились. Но из-за того не ослабились мы и не дали земли нашей - как землю Тройскую не дали Ромеям. И да не встанет обида Даждьбоговым внукам, которые во оружии за врагами следили.

И так и нынче не унизим так же Отцов наших. Вот ведь у Синего моря срубили они до берегов Готов тех и одержали над ними победу.

Песни хвалы и Матерь поет, та прекрасная Птица, которая несла огонь Пращурам нашим в дома их. И так же агнца поднесем Ей, чтобы нам принесла силу (?), чтобы было чем врагов поразрубать, а позор собачий иметь не хотелось бы.

Посмотри же, народ мой, какой ты обезопасенный народ! И в том не ошибешься, судя по ранам твоим! И не бросишься ты рядиться (?), чтоб мы с вами врагов погнали, и от беды избавитесь, и жизнь другая будет у вас. Потому как были мы с вами гордыми, и не подчинились им. И более тяжкие поражения будут за нами. И мы после тех тысячи пятиста лет - как многие бывали у нас битвы и войны - всё мы живы, благодаря жертве юношей и воевод.

Дощечка 7в (II 7в)
И тогда не было иначе, и сегодня войны беды достают нас. И можем мы отбиться от врагов. И так ежедневно мы отбиваемся и взяли себе то и это. Во-первых позвали под стяги вождей наших - которые еще не обабились, а суть герои. Сходимся мы воистину на площадях своих и говорим, что по-другому не будет, а мы должны идти на Греков, которых стало больше.

Молвили мы ведь ясно, и Индра идет за нас, как шел за наших Он Отцов на Тройскую землю, на Ромеев. И беда нам, когда б варяги вели наших воинов на то, как нам самим известно.

Тысячу лет отбивались мы от Ромеев и Готов. И Сурьянта с нами. Но не забудем, как Готы со-единились с Гуннами на нас. И Галарех набросился с полночи, а Гунны - от полудня. И тут плакали Русколань и Борусь, поскольку Гунны вооружили Готов. Тут Русы поднялись своей силой и Гуннов отразили, сотворяя край Антский и Скуфь Киевскую.

А нынче от сечей сердце наше кровоточит с утра до вечера. И ходим с вами мы и роняем слезы о судьбах жизни нашей. Они немо в тот час стонут (?), и так мы с вами знаем, что время придет, что на сечи должны мы ходить на врагов - Греки ли то, или Гунны. А их-то мы должны охомутать и стреножить, чтобы не стало нам врагов, как мерзости перед глазами нашими.

Галарех ведь заплатит за то, и мы должны принудить Хорсунь заплатить за слезы дочерей на-ших угнанных и сыновей, в рабство взятых. Плата ведь та - не серебряная и не золотая, потому как отсечь им головы - и на щепки покрошим.

Дощечка 7г (II 7г)
И так будем мы от родов тех роды. Потому как брешет сука греческая, лис хитростью отвернул нас от травы нашей, и то нам ясно, что солнце нам вредит. То ведь наша мета - учиться, и не от-бросим ее.

Ведь спустя тысячу триста лет от Карпатского исхода Аскольд злодей пришел на нас. Тут за-гнулся ты, народ мой, от такого лада и, сказав, что "любо", пошел под стяги наши. И защита-то та от врагов на Руси - могучий Сварог наш, а не Боги другие. А помимо Сварога нет у нас ничего кроме смерти - и она-то не страшна, коли мы решились. Се, Сварга зовет нас и идем к ней.

И ведь идем, потому как Матерь Всех поет песнь ратную, и нам с вами надобно прислушаться к ней, чтобы нам не есть травы, скот наш Грекам отдавая, а они нам - каменья, чтоб мы грызли, а ведь зубы у нас крепкие и острые! Они ведь нам говорят, что мы звери и рычим в ночи, страх наводя на людей - каковые суть Греки. Вопросят нас народы, что мы, а мы с вами расскажем, что мы люди, нет у которых собственной страны, а правят нами Греки да варяги. Так и что ж расскажем детям нашим, которые нам будут отвечать плевком в глаза - и правы будут?

Вот ведь, дружины собрали мы с вами под стяги наши, и говорим всякому, что нет у нас еды, и пропитание себе на поле будем брать. И где отберем у Греков, то поедим, а не отберем - и есть не будем. Ведь Матерь Всех поет над нами, и нам надобно стяги наши дать ветрам трепать, а коннице - степью скакать, чтобы нам пыль поднять военную, и врагам дадим вдохнуть ее.

В тот день первая битва - наша, и было у нас двести убитых за Русь. Вечная им слава! И идет к нам народ, а нет у нас боляр, чтобы пришли к нам,

Дощечка 7д (II 7д)
и чтобы мы справили тризну славную по врагам. И соколами налетим на Хорсунь, чтобы взять еду и добро, и скот - но не брать в плен Греков. Они-то ведь нас знают как злых, а мы добрые - к Руси. И тем не быть с нами - тем вот, которые, чужое беря, говорят, что делают доброе. И не будем как те; один есть Воевода наш Ясный, и потому потщимся на труд наш ратный, чтобы победить врагов до единого. Как соколы нападем на них и бросимся в битву сильную.

То ведь Матерь Всех поет во Сварге о подвигах ратных. И пойдем от домов своих и бросимся на врагов, чтобы дать им отведать русского меча. Сеча ясная речет, что не надобно нам другого делать, а лишь идти вперед. А "назад" не должны мы говорить, потому как нет у нас задов, только переды. И быстро пойдем, и кто быстро идет, быстро имеет славу, а который потиху идет, то вороны на него каркают и куры квохчут. Мы - не говяды, а есьмы Русы чистые.

И это - другим научение, чтобы знать, как Правь есть с нами, а Нави не боимся мы с вами, потому как у Нави нет силы против нас. Потому надобно нам молить Богов о помощи в трудах наших ратных и усердствовать.

Вот ведь Матерь Всех бьет крыльями о трудах ратных и славе воинам, которые испили воду живую от Перуницы в сече жестокой. И та Перуница летит к нам, и она рог дает, полный воды живой о жизни вечной герою нашему, который меча вражеского получил, а голову отрубленную потерял. Так смерти нет у нас таким, но жизнь ведь вечная, а вожди-братья о братьях труждаются.

Дощечка 7е (II 7е)
А умрет - и на луга Свароговы идет, а там Перуница речет: "То ведь никто иной, а Рус-герой, а не Грек и ни варяг, а славный роду славного. И он идет вослед за пением Матеревым, Матери Всех Наших, на луга твои, Свароже великий!"

И речет ему Сварог: "Иди, сыне мой, к красе этой вечной и там узришь ты своих деда и бабку. А они-то в радости и веселии тебя узрят! Плакали они много доныне, а теперь им будет возрадоваться о жизни твоей вечной до конца концов." А краше того, что там, мы не ведаем.

Как воины ясные, цель у нас иная, не как у Греков - и слава у нас иная. И так дойдем до Рая нашего и узрим цветы прекрасные и деревья, и луга. И нам свивать снопы, на полях тех жито убирать и ячмень веять, и пшено-просо собирать в закрома Сварожьи. То ведь богатство иное! - потому как земное было во прахе и болезнях, и страданиях, - и да будут мирными дни его вечные.

А мы остаемся на месте его и бьемся сурово, и падем со славою; туда пойдем, как тот.

Вот ведь Матерь Всех бьет крыльями по бокам своим обапол, как возжженная сияет светом нам. И всякое перо иное: красное, синее, голубое, желтое и серебряное, золотое и белое. И Она ведь сияет как Солнце-Царь умеет и вокруг идет посолонь. Она ведь светит семью красами, которые заветом о Богах наших стали. А Перун, Ее узрев, гремит в небе ясном. Она ведь - наше счастье, и так нам надобно всю силу отдать, чтобы мы увидели то же и отсекли старую жизнь нашу, от новой, как рубят дрова в доме огнищанина простого.

Матерь Слава бьет крыльями о полы, и идем под стяги наши, а они ведь - Стяги Ясные.

Дощечка 7э (II 7э)
Там Перун идет и головой золотой трясет, молнии рассевает во Сваргу синюю, и она укрепляется от них. И Матерь Слава поет о трудах всяческих ратных. И нам надобно послушаться и хотеть брани яростной за Русь нашу и Святых Праотцев наших. Матерь Слава сияет до облаков как Солнце и предвещает нам победы и гибель. Но мы-то с вами не боимся, потому как - то жизнь земная, а ведь есть и жизнь вечная. И о том нам надобно заботиться больше, потому как земное против неё - ничто. Мы на земле как искры, и исчезнем ведь во тьме, как бы нас никогда и не было.

Так слава наша пойдет к Матери Славе и пребудет в Ней до конца концов земных и иных жиз-ней. Это у нас с вами по-свойски, не бояться смерти, потому как мы - потомки Славные, а Даждьбог породил нас через корову Земунь. И вот мы Кравенцы - и Скифы, Анты, Русы, Борусины и Сурожцы. Так мы остаемся наследники Русские и с пением ведь идем во сию во Сваргу Сварожью Синюю.

А в старое время Рыбоеды нас оставили, не желая идти в землю нашу, и сказали, что-де "ведь вам и так хорошо". И случилось, что пропали они все и не плодились с нами, и перемерли как неплодные, ничего от них не осталось. И не знаем мы с вами вообще о тех, Костобоки которые. Те ждали помощи от Сварги самой, не стали вот трудиться, и также другое сталось, Илирами поглощены были. Вот ведь, говорим мы, в любом случае правда, что ни десяти не осталось от обоих тех, и так Илиры были поглощены нами, и так нет у нас ни тех, ни этих.

Так Дулебы были нами повернуты на Борусь. Мало осталось Илиров, и не они ли называются Ильмерцами, и те ведь уселись возле озера. А вот Венды уселись дальше, а Ильмерцы остались там. И так их осталось мало.

И речется все Поле наше. И бьет ведь крыльями Матерь Всех и поет песнь к сече. И та птица Солнце-Царь не есть, а Она от Того начала быть.

Дощечка 7ж (II 7ж)
И тут знать нам надобно, чтобы род Русский собирался в десятки, и десятки - в сотни, и чтобы те нападали на врагов, чтобы пинать их головы отрубленные. И там злодеев посчитать, чтобы звери-хищники, их поев, издохли.

Текут реки великие на Руси, и многие воды журчат спевы стародавние о тех болярах, которые не боялись, в поля готские идя, и годы многие бились за Волю Русскую. Те-то Славные ничего не берегли, ни живота своего.

Так говорит о них Берегиня и бьет крыльями Матерь Всех Слава и говорит о тех потомках, ко-торые ни Грекам, ни варягам не поддадутся. Речет та Птица о героях Борусских, которые от Ромеев рук пали около Дуная возле Троянова вала.

А они без тризны легли, и Стрибы те пляшут, о них плачут по Овсеню, а зимой студеной гро-хочет о них же рёв степной. А голуби дикие и так рекут, что погибли они со славой, а не оставили земли своей врагам. Не мы ли сыны - да и потомки - и не покинем так землю нашу ни варягам, ни Грекам!

Тут Заря Красная идет к нам как жена благая и молока дает нам, во силу нашу и крепость двужилую. И также слышится нам вестник конный, скачущий к закату Солнца, чтобы готов был Его челн золотой к ночи. И влекся воз волами смирными по степи синей, и там-то ляжет Солнце спать в ночи. А день когда пройдет, наступит вечер, и явится пред вечером всадник второй, и так он Солнцу говорит, что волы и воз уж там и ждут его на Пути Млечном, что пролила в степи Заря, которую поторопила Мать.

Дощечка 7з (II 7з)
Так мы и говорим, что есть у нас красные венцы Веры нашей, и не надобно чужих нам доби-ваться.

Тут князь наш рек, что надобно идти к болярам ясным нам, чтобы мы хранили то от вражеских побед. Раньше или позже, но будет когда-нибудь тому конец, и будет у нас сила наша по степи.

Матерь Солнцева свои и крылья распускает обапол (?). Тело в середине, а голова светлого на плечах его, воеводы славного, какие не жалеют, светлые, (?) головы своей, и от тех дней уберегут ее.

Когда и Щеко идет на закат солнца с воинами своими, и Хорват берет своих воинов тогда, другую часть. И Щеко поселился с Русами. И так с ними поделил их земли и с ними Русколань он сотворил. Кий же в Киеве уселся. И ему мы подчиняемся, и с ним вообще Русь строится. И так на нас другая будет сила. Не пойдем мы с ней, а с Русью, потому как есть она Мать наша, а мы - Её ведь дети, и будем до конца мы за Неё.

Дощечка 8 (8)
И так промежду Русами содеялася распря и усобица. И Жаля встала между ними и стала плакать и выговаривать, да не идем за ними, потому как там будет нам погибель наша, и дождемся так до той поры, как от нас не будет ничего. Вспомним же о том, как во времена Орея Отца был Славных род един. А после Орея Отца его три сына разделились натрое. И стало так же с Венедами и Русколанами, что разделились надвое. То же и с Борусами, что разорвались надвое - так у нас уже почти с десяток будет. Почто же гряды городить и огороды устраивать, коль нам делиться до бесконечности? Ведь Русь единая-то только может, а не, десятки, - а родичи-то начали делиться.

А враг напал на нас, должны обороняться мы, как сказано, а не говорить, какой отец у вас. Есть ли коров десяток хоть у вас, и пропади из-за врага хоть сколько, то ищешь их. Ты ведь еси - да и пребудешь в Роде до твоего конца. Десятки тысячами сделаться должны. Когда-то тот Оглендя по степям коров водил и тогда слова глаголил многие о родичах своих, и почитал он сам себя превыше Пращуров и Орея Отца. Такой-то вред творить не будем, таковым последуя, и по таким стопам все не пойдем.

После же Галареха те, что остались, Готы ушли на полночь и там исчезли, и Детерех вел их, и после же о них не знаем ничего.

А Берендеи пришли к нам и сказали, что весьма их Яги притесняют, что по гуннским стопам пошли.

И так тот Белояр сказал им подождать и к ним пришел, и с тьмами пятью пошел к ним неожиданно, и Ягов разбил, которых на все стороны как блаженных разбросал. И взял коров их и говяд их, а дочерей, юношей и стариков напрочь перебил. Есьмы мы Русичи. Гордиться нам происхождением нашим надобно и, держась один другого, бороться до смерти правой.

К тому еще мы вспомним Дира, то есть того, который на нас напал и разбил нас за разделы наши и усобицу. А после варяги Эрек с Асеком уселись на шею нашу и опротивели до крайности нам. Есьмы потомки рода славного мы, что пришел к Ильмерцам и уселся там до Готов. И вот уж лет и тысяча тому. Начали на нас Колоты (?), с железами своими повстречали нас. Поворотились они к заходу Солнца, Которое во твердой руке нас держит, от орала-то и до меча и страх ему наводит на чреслы, от нашей земли прогнав.

А Ильмерцы, на то глядя, не защищались вовсе и пропали. Ничего мы не могли тут сделать иного, потому как Ильмы не хотели ни железа в руки брать свои, ни защищаться от врагов. Тако-вые роды иссохнуть должны, чтоб унаследовали им другие.

Гром гремит во Сварге синей, и надобно лететь нам на врагов как ласточки громоносные и бы-стрые, и быстрота та - быстрота Русского нового меча. И цель у нас иная нынче - чтоб степь за нами Скифская была. А всякие, кто бродит в ней начали злыми становиться и захватывать у нас коров. Коровы наши там ходить должны, и наши родичи жить должны там, потому как Колоты вчерашние ныне суть варяги и Греки, которых называют также Эллинами. А кому-то будет невдомек, таким-то будущее - кабала и рабство. Обороняй ты Землю Русскую и обороняй себя, чтоб не было на шее твоей иных, чтоб не были врагами захомутаны и к возам привязаны, и чтоб тянули их туда, куда чужой потребно власти, а не туда, куда ты сам захочешь. Жаля сама великая с Кариною тому, кто слова те не доразумеет, и Гром ему небесный, чтобы повергся долу.

И кто единственно владычествовать нами не оставил - так это Хорс наш, - и Перун; Яро, Купало, Ладо и Даждьбог. И когда Купала придет в венце, сплетенном из ветвей зеленых и цветов, да и плодов, что на главе Его возложен, в тот же час нам надобно далёко до Днепра и до Руси скакать. О смерти мы с вами думать не станем, и прекрасна на поле наша жизнь.

Матерь Слава Всех бьет крыльями и на сечу нам идти речет. И надобно идти, и не до кушаний - еды, лакомого сала, - пусть придется спать нам на земле сырой и есть зеленую траву, покуда не будет Русь вольной и сильной.

В то время, как Готы шли с полуночи, Германрех с теми ж Гуннами, и так он поддержал их. А у нас так было два врага на двух концах земли. Тогда же Болорев перед трудами великими и засомневался. Тут Матерь-то летящая речет ему, что первее нам надобно на Гуннов пасть и их разбить, и поворотиться на Готов. И тот, так поступив, разбил тех Гуннов и поворотился на Готов, а там сына Германреха поверг и умертвил.

Дощечка 8 (III 8/1)
Как голод-то настал, и стали убоги мы и нищи. И разве что иные железа наточат и Индру нашего оттуда извергнут.

Вот ведь Аско и Эрек по Непре ходят и наших зовут людей на битву. Но, потому как Дир у них, не надобно идти нам к ним.

Вот это-то пусть будет нам наукой, чтоб уразумели мы с вами ошибки наши, и была б у нас иная стать, не как у наших у врагов. Вот ведь, у Аска были воины свои; их посадил в ладьи и грабить иных пошел, чтобы с теми на Греков пойти, разорить их города и жертвы принести Богам на их земле. Тогда как в самом-то деле всё это не так, потому как Аско не Русич, но варяг, и цель его другая; поле-то Русское он попирает нам и, сотворяя зло, погибель он получит. И Эрек не Русич, - и этот лис в степь идет хитрить и побивает гостей торговых иных, которые ему-то доверились.

На погребения старые мы с вами ходим и там подумаем, как наши Пращуры дышат под зеленою травой, и там узнаем, за что идти и быть какими.

И тут все родичи делились, а кому пребыть-то старшим, кто ж из них подастся к Отцам и Праотцам , кто происходит от них, а кто остался простецом. И свара та великая Русов одолела, и до раздора и раздела дошли они. И Греки так погнали их, - ведь разве ж силы не было б у них, как если б были они сцеплены в круг и с флангами. Всяк один стоит и на соседей своих поглядывает, и от этого нет веры у него, - веры, что мужей бросает в сечу. Так возвратились и ссориться начали о походе, кто лучше поразил, а кто . В былые времена о другом шла, о победе, речь. А после же опять - об Отцов своих походах.

Так ведь, уничтоженная Готами и Гуннов зверствами, пала Русколань. И сотворилась Киевская Русь тогда и Антская, и Готы устрашились, пошли оттуда прочь до Сверязи. Как мы знаем, Сверязи суть две. Одна Венедская, а другая - Готская. И тут-то Готы прибыли в нее. И Готы там усилились. А Венды же ослабились так . Тогда Жеменды были около тех, и то были Литава и Илмо звали они себя, мы ведь зовем их Илмры.

Дощечка 8 (2) (III 8/2)
Вот прилетела к нам и села на дерево, и поет птица, и всякое перо - иное и сияют разные цвета. Стало и в ночи как днем, и песни на борьбу и битву поет она.

Бивались мы с врагами. Так вспомним же о том, каковы Отцы наши ныне во Сварге синей и глядят на нас, и хорошо усмехаются сим. И так мы не одни, с Отцами нашими. И подумаем о по-мощи Перуновой, и видим вот, как скачет во Сварге Вестник на коне белом. И он меч воздвигает до небес и разгоняет облака, и гремит гром, и течет вода живая на нас. И пьем ее, ибо она во всяком случае от Сварога до нас жизнию течет. И пьем ее как источник Жизни Божеской на земле.

А вот Корова Земуня идет в Поля Синие и начинает есть траву ту, и Молоко дает. И течет это Молоко во Хляби и светит в ночи звездами над нами. И тут Молоко мы видим, сияет оно нам. Этот-то Путь правый, а иных нам не надобно.

Тут чуй, потомок, славу ту и держи сердце свое о Руси, которая есть и пребудет нашей землей. И ее нам надобно оборонять от врагов и умереть за нее, как день умирает без солнца-Сурьи - не потому, что темень, а потому, что вечер. А умирает вечер, и вот ночь.

В ночи Влес идет во Сварге по Молоку Небесному, и идет к Своим Чертогам, и на заре доходит до Ворот. Там ждем мы все, чтобы запеть и Влеса славить от века и до века, и Храмину ту, которая блестит огнями многими и делается Агнцем чистым.

Влес ведь учил праотцев наших землю пахать и злаки сеять и жать, снопы свивая, в полях страдных, и ставить Сноп у огнища и почитать его как Божественного Отца.

Отцам нашим и Матерям слава, которые нас учили о Богах наших и водили стезею правою. Так идемте и не будемте нахлебниками, но славными Русами, которые Богам Славу воспевают, и так они Славяне оттого.

От морских берегов моря Готского шли мы до Днепра, а нигде не видывали бродягу другого, такого как Руса. А эти-то Гунны и Язы отогнаны. Так ведь был у нас болярин Оглендя, который над нами посвирепствовал и драл нас на части.

От утра до утра видим мы, как и иное дурное делается на Руси, и ждем, что настанет доброе, а ведь не настанет оно иначе, если силу свою не сплотим и не возьмем цель единую в мысли наши. Это ведь глаголет вам голос Праотцев. И этому вонмите, потому как иного не должны вы делать! Пойдем в степь нашу и будем бороться за жизнь нашу как герои, а не как скоты бессловесные, которые ничего не ведают.

А вот Красная Заря идет и каменья нижет на убранство свое. И Ее мы приветствуем ото всего сердца - как Русы, а не как Греки, которые не ведают о Богах наших и рекут недоброе, невежды.

Ведь сами мы носим имя Славы, а славу их покажем на железе ихнем; пойдем мы с вами и на меч.

Вот ведь и медведи встали, услышав славу ту, а олень скачущий останавливается и речет другим о Русах, - эти-то не убьют их просто так, разве по необходимости. Греки же воюют по прихоти своей. А эти-то - Русы геройские, и похлебку дают не как Греки, который берет - и злобится на дающего.

Эту-то славу орлы клекочут тем и этим, что Русичи вольны и сильны по степи.

Дощечка 8 (3) (III 8/3)
Когда наши пращуры Сурожь строили, начали Греки некие приходить торговыми гостями на торжища наши. Прибыв, смотрели и, увидев землю нашу, посылали к нам множество молодежи и дома строили и города для мен и торжищ.

И однажды увидели мы воинов их, вооруженных мечами и в броне, и скоро нашу землю при-брали они к рукам своим и повели игру не так, как мы. И тут мы видим - Греки праздны, а Славяне рабствуют на них. И так наша земля, которая четыре века была наша, стала греческой. И мы там - как собаки, что погонят нас скоро камнями прочь оттуда. И земля та огречилась. Так сегодня мы с вами должны достать ее и кровью нашею полить, чтобы была она нам с вами плодородной и жирной.

Летит во Сварге Перуница и несет рог славы, чтобы его испили мы до дна. А поле наше должны мы с вами отобрать у наших у врагов. И Перуница та речет: "И как же, Русичи, проспали вы пашню-то свою? Бороться вы должны в сей день!"

А вот и Сурья та речет: "Идите, Русичи, и что же с этим вы делать будете?! И куда пойдете из края своего?" Так ведь мы ударились о стену ту и сделали мы с вами дыру для нас и нашего всего, и будем у себя одни.

Се, а кому Перун присудит, тот будет в Раю есть пищу вечную, во Сварге получаемую. Погибли разве мы сегодня, и нету врат других у нас, чтоб мы ходили живыми? Мертвыми уж лучше быть, чем на чужих живыми нам рабствовать. И никогда ведь отрок не живет лучше повелителя, хоть он к нему и хорошо относится. Надобно князей нам наших слушаться и завоевывать начать землю нашу, как нам они глаголят.

Тогда и Интра приходит к нам, чтоб сохранить нам силу к и стоять нам крепко за поле свое. Обостряет ведь Сила Божеская нашу, и будем непобедимыми в поле мы стоять.

Принесем жертвы Богам своим на рушение их - и порушим и тех, которые еще ходят гоголем, а должны бы долу быть повержены во прах во крови их.

Если б сколько-нибудь бить посмелее нам, так Греки наполовину станут такими, что не имеют силы той и все обабились, а у таковых мечи-то тонкие и со щитами легкими, и быстро такие выдыхаются и на землю кидаются тут по слабости своей. Потому как помощи от василевсов нет им, и на защиту свою самим вставать им.

Тут Сурожь будет наша; иных, а будет наша, и никого мы ихних слушать не должны.

Говорят они, что установят нам свое письмо, чтобы его мы взяли и утратили свое. Вспомни-ка того-то ведь Илара, что хотел учить детей-то наших, а прятаться ему пришлось в домах тех, - будто мы того не знали; учился ж нашим письменам, и как Богам нашим требы-то устраивать.

И это говорю я вам же. Поприте вы тех Греков, как говорю, поскольку ясно это мне, и видел я Кия, нашего Отца, и он сказал мне, что мы с вами их уничтожаем, - и уничтожим Хорсунь и мер-зость амастридскую, и будем мы с вами великой державой с князьями нашими и городами великими, и железом без числа, и будет несчетно потомков наших. А Греки уменьшатся в числе и будут на минулое свое дивиться и головами своими качать.

Содейте так, поскольку будут нам грозы многие и громы грохотать, чредою беспрерывно друг за другом идя. И окончательно так мы победим, сотворим мы это на века многие благодаря Богам, и нас никто не уничтожит.

Как львы, стойте один за одного, и держитесь князей своих! И будет с вами Перун и победы даст вам.

Слава Богам нашим до конца концов веков земли этой, и до благ всяческих Руси, Отцовской земли нашей! И так будет, ибо те слова имеем мы от Богов.

Дощечка 9а (I 9а)
В то время был Богумир, муж славы, и было у него два сына и три дочери. Скот они водили в степь и жили там средь трав во времена Отцов. И были они Богам послушны и разумом сметливы. И так же мать их, которая звалась Славуня, которая для них готовила потребное.

И говорит им как-то Богумир: "Вы - Семь Дней, а мне надо дочерей своих отдать и внуков по-смотреть". И так сказал, запряг повозку и поехал, куда глаза глядят. И приехал к дубу, стал в поле и остался ночью у огнища своего. И видит вечером: мужи, трое на конях, направляются к нему. И говорят они: "Здрав будь! Чего ты ищешь?"

Поведал Богумир печаль свою. А они же отвечали, что сами в походе, чтоб жен найти. В степь свою вернулся Богумир и трех мужей он дочерям ведет.

От этого-то три рода изошли и славные были. От этого-то происходят Древляне, Кривичи и Поляне, потому что первой дочери Богумира имя было Древа, а другой - Скрева, и третьей - Полева. Сыновей же Богумира были имена Сева и, младшего, - Рус. От них происходят Северяне и Русы.

Три же мужа были три Вестника - Утро, Полуденный и Вечерний.

Сотворились роды те на семи реках, где мы обитали за морем в Крае Зеленом, куда скот водили древле до исхода к Карпатским горам. То были те лета за тысячу триста до времени Германреха.

В те времена была война великая на берегах моря Готского, и там Праотцы накидали курган из тех камней белых, под которыми погребли боляр и вождей своих, которые в сече пали.

Дощечка 9б (I 9б)
Пришли они из Края Зеленого на море Готское, и там потоптали Готов, которые нам поперек пути встали. И так бились мы за земли те и за жизнь нашу.

А до тех пор были Отцы наши на берегах моря по Ра реке, и с великими трудностями переправили всех людей и скот на тот берег. Пошли к Дону, а там Готов увидали; пойдя на полдень, и Готское море увидали, и Готов вооруженных, против них ставших, увидели, и так принуждены были сражаться за пропитание и жизнь свою, потому как Гунны были по пятам Отцов и напали на них, людей побивали и скот брали.

И так род Славен двинулся в земли, где Солнце в ночи спит, и где травы многие и луга тучные, а реки рыбы полны, и где никто не умирает.

Готы ведь были еще в Зеленом Краю и немного опередили идущих Отцов. Ра ведь река велика и отделяет нас от иных людей и течет в море Фарсийское.

Тут ведь муж рода Белояра пошел по ту сторону Ра реки и предупредил там Синьцев, идущих к Фряжцам, что Гунны на острове своем и поджидают торговых гостей, чтобы обобрать их. Было то за полста лет до Алдореха. А еще древнее был род Белояра сильным. Гуннские гости оделись как мужи Белояра и сказали, что дадут ему серебро за то и два коня золотых. Они пошли куда-то в другое место и избежали угрозы нападения Гуннов, и так прошли мимо Готов, которые так же свирепы на Непрядве и на Днепре. А князья их не честны и дважды дань берут. Так ведь гостей, спасшихся у нас, они повернули в землю Синьскую, и не пришли они уж никогда.

Дощечка 10 (II 10)
Богумиру ведь давали Боги блага земные, а того у нас нет. Вот... как нам было по-другому... И старших в родах мы избирали князьями, которые от древних времен суть наши вожди. Нанимали мы раз все... Ведь были князья долгое время. И их-то Греки не извели, и они стояли до конца, как мужи обещания, и потому же родам нашим надобно, чтобы давали мы потомкам их, чтобы те управляли нами...

А после Богумира были Орий со сынами своими. А когда Гунны большую войну начали за создание своей великой земли, так пошли они прочь оттуда на Русь.

Ныне другое время, и нам надобно браться за гужи и тянуть вперед, чтоб не говорили, что оставили мы землю нашу и заняли другую, но пусть говорят, что мы весьма сражаемся за себя.

Так, Борусы, не оставляйте Греков на земле вашей и сражайтесь за неё... В те времена Pa-река была границей с другими землями, а сегодня возжаждались враги наши на нас, и приходится нам сражаться за внуков наших, чтобы нам удержать степь нашу и не дать земли другим... Так нам на-добно по-другому делать, а не жечь дубы на полях своих, и не сеять на них, и не жать жатву на пепелище, потому как есть у нас степь травная, чтобы скот водить, оберегая его от врагов...

Дощечка 11а (II 11а)
Вот, примитесь, первое, Триглаву поклонитесь. Мы начинаем, и Ему великую славу воспеваем, восхваляем и Сварога, Деда Божия, потому как ждет Он нас. Он - Роду Божьему Начальник и всяческому роду Родник извечный, который течет летом из источника Своего, а зимой же никогда не замерзает. И эту воду живительную когда мы пьем, оживотворяемся, доколе не прейдем, потому как мы все к Нему попадем в луга благодатные райские.

Да и Богу Перуну - Громовержцу и Богу Сражения и Борения, - нарекаем Его мы Живящим Явленным - и речем Ему не прекращать вращать Кола - и Который ведет нас стезею правою на брани и на тризны великие о всех павших, которые идут к жизни вечной в войске Перуновом.

И Богу Святовиду славу речем мы. Вот, восстает Он, Бог Прави и Яви. И Его мы воспеваем в песнях, потому как есть Он Свет. И Им увидели мы свет. Зрите вы - и существуетЯвь. А Он от Нави нас убережет, и Ему хвалу поем. В честь Его поем мы, пляшем и взываем к Богу нашему, потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам Держатель и Свету Крепитель.

Творите славу Святовиду великую. Слава Богу нашему! Так сокрушитесь сердцем нашим, и вот - мы отреклись от дурных деяний наших и к Добру пришли мы с вами. Се, отроки, с прощением обнимемся! И так вы говорите: Всё Сотворяющий, Его ведь ведать ум расторгнешь - а почто, воистину? Мы ведь разумеем это.

Се, тайна великая это есть, потому как и Сварог Перун есть, и Святовид.

А эти вот Два находятся во Сварге, и с обеих ее сторон Белобог и Чернобог сражаются. Вот ведь, то и Сваргу держит, чтобы тому Святовиду не быть повержену.

За теми Двумя - Хорс, Влес, Стрибог держатся. За ними - Вышень, Лель, Летич;

Дощечка 11б (II 11б)
Радогощ, Колядо и Крышень.
А вот за теми - Держатель Сивый, Яр и Даждьбог. А вот другие - Белояр, Ладо, Купало; Сенич, Житнич, Венич; Зернич, Овсенич, Просич; Студич, Ледич и Лютич. А за теми - Птичич, Зверич, Милич; Дождич, Плодич, Ягодич; Пчелич и Ростич, Кленчич; Озерич, Ветрич, Соломич; Грибич, Лович, Беседич; Снежич, Странич, Святич; Радич, Светич, Корович; Красич, Травич, Стеблич. А за теми - Родич, Масленич, Живич; Ведич, Листвич, Цветич; Водич, Звездич, Громич; Семич, Липич, Рыбич; Березич, Зеленич, Горич; Страдич, Спасич, Листвоверзич; Мыслич, Гостич, Ратич; Странич, Чурич, Родич. А вот сам по себе Огнебог Семаргл - общий, ярый, быстророжденный, чистый. И это - Триглавы Общие.

А со всеми Ними иди и тут-то, отроче, отворишь врата те и войдешь в них - это ведь прекрас-ный Ирий, и там Pa-река течет, отделяя Сваргу от Яви.

А Числобог считает дни наши и речет Богу числа все - да быть дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Этот ведь есть явский, а Тот есть во дне божеском. А в ночи нет никого, лишь Бог Дед-Дуб-Сноп наш.

Слава Богу Перуну Огнекудрому, который стрелы на врагов мечет, а верных предведет стезею, ибо есть Он воинам честь и суд, и, как Златорун, Милостив и Всеправеден есть.

Дощечка 12 (II 12)
Сурье ли засиять, поем хвалу Богам и Огнищу Перунову, Который зовется Губителем врагов. И речем славу великую Отцам нашим, Дедам, которые суть во Сварге. И речем так трижды и идем, стада наши ведем на травы. Когда вести их на другую степь, идем есть, по дороге хвалу Богам вознося, славу споем, - и так до полудня, и речем славу великую Хорсу Златорунному, Вращающему Колеса, и сурьяну пьем, - и так до ужина. А после ужина, когда уже огнища сложенные зажигаем, и вечернюю славу поем Даждьбогу нашему, Который речется Прадедом нашим. И поспешаем очиститься. И, омовения сотворя, идем ко сну, и там великая необъяснимая...

Дощечка 13 (II 13)
Вот, ум храбрость укрепили, и они пошли к Солнцу восходящему, с обеих сторон реку видя. И там поселились, потому как и Матерь Всех Слава рекла - и Она с обеих сторон крыльями овеяла их - и также беречь землю ту и оборонять ее от дасов и Гуннов, также на них-то обратить стрелы свои и мечи отточенные.

Дощечка 14 (III 14)
Потому как вот враг идет на нас, возьмем мечи и победим.

Речены Матерью Всех слова, что будущее наше славно. И идем мы на смерть, как на праздник.

Речено нам о временах старых, когда были у нас храмы свои Карпатские, и там были у нас тор-говые гости старые - Германы, Арабы и другие. Вот ведь те гости Радогощем чтимы, и так стали мы от дней тех, встречая гостей, чествовать их, ибо чтить и Боги нам повелели, и чтим мы их. Вот ведь взяли бы мы то за указание на время наше, чтобы нам не ошибиться и Отцам почесть оказать.

Не пальцами праздными стучали мы о дерево, но те руки наши натружены о плуги наши, и мечами взяли мы независимость нашу. И она нам повелела идти на границы наши и стеречь их от врагов. Се, дымы поднявшиеся пошли к Сварге и они означают печаль великую отцам,- детям и матерям нашим. И это - время борьбы будущей, и не должны мы заниматься другими делами, кроме как этими.

Вот пришли варяги на Днепр, а там ведь мы взяли землю нашу, а они-то, и прочие люди, и землю под свои челны брать стали. На то не должны мы согласиться иначе, кроме как о мече нашем, а Эрека прогнать с земель наших и турнуть в задницу, откуда он и пришел.

Вот, границы наши врагами окружены, и землю нашу попирает враг. И то - долг наш, иной же рати не хотим.

Вот другой враг, Германрех, идет на нас от полуночи, тот, который внук-внучок Отореха, и бросает на нас воинов своих с рогами на лбу. Варяги говорят нам идти на них. И не следует нам воевать, имея их с двух сторон, потому как они враги; какие первые - нет раздела между ними.

Вот, Язы идут на нас от Танаиса и Тмуторокани, мощная конница и рати неисчислимые. И тьма за тьмою несется и движется на нас. Против этого не было у нас другой помощи, кроме как Боги велели нам, и мы удесятерили силы свои и понеслись на них.

Вот, Белобог ведет наши рати и конницу, и там видели мы волшебников, в лесах бывших, идущих на рать и берущих мечи. И видели мы кудесников, чудеса великие творящих, - и из праха, подброшенного к Сварге, вставали рати небесные. И они несутся на врагов и ввергают их в могилу. И там мы видели, как птицы великие летят к нам и бросаются на врагов.

Бьет крыльями Матерь Всех и кличет нам, чтобы мы шли за землю нашу и бились за огнища племен наших. Се, они ведь - Русские.

Поспешайте, братья наши, племена за племенами, роды за родами, и бейте врагов на земле нашей, которая принадлежит нам, и никогда - другим. Там ведь умрете, а не повернете назад! Ничто вас не устрашит, ничто вам не станется, потому как вы есте в руках Сварожьих! А Он вас ведет во все дни к победам и геройству многому!
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Русские веды Книга Велеса

Книга Велеса

Вот подробности, как начались мы в округе этой. Скажем так, что лет за тысячу...
Религия

Книга Велеса Асов

Дощечка 15а (II 15а) Вот, Старград оставив, пошли они к Ильмер озеру и там...
Религия

Книга веды

Во мне есть убеждение: «Я есть тело». Я понимаю, что это из-за отсутствия...
Религия

Тайны Книги Велеса

Дощечка 25 (III 25) Се, было то у Карани. И это - город малый на берегах морских...
Религия

Русские божества

С течением времени человек все больше освобождался от страха перед миром...
Религия

Русские тамплиеры

Приоткрывающиеся сейчас архивно-следственные дела бывшего "ведомства страха...
Религия

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

О законах свыше
Расширение сознания. Ключи от собственной жизни