Бхагавад-Гита всем. Глава 2. Стих.31-35

БХАГАВАД-ГИТА ВСЕМ. ГЛАВА 2. СТИХ.31-35.

31. Также, исходя из своего религиозного долга, тебе не следует идти на поводу своих чувств. Согласно религиозным принципам, для кшатрия лучшего дела, чем сражение, не существует.

КОММЕНТАРИЙ.
Бог объяснил Арджуне в предыдущих стихах природу души, ее неподверженность уничтожению, неизменность, вечность. Это знание было необходимо в первую очередь для осознания того, что никто из присутствующих на поле боя на самом деле убит не будет, даже если многие оставят тело, и это относится ко всем живым существам, а потому не следует очень сильно скорбеть или впадать в отчаянье. Однако, это была не единственная причина, из-за которой Арджуна, не осознав еще истинной Воли Бога и своей подчиненности этой Воле, не хотел принять участие в сражении. Арджуна был также в замешательстве относительно выполнения своего религиозного долга, поскольку, с одной стороны, он, как кшатрий, должен был принять участие в сражении, защищая интересы государства и его подданных, а также справедливость, но, с другой стороны, с точки зрения религии убийство духовных учителей запрещалось. Оно могло навлечь проклятие на весь род и соответствующие последствия. Также недопускалось разрушение семьи, что могло бы повлечь за собой нерелигиозность в семье, а, следовательно, и общества в целом и, как результат, - появление нежелательного потомства. Теперь же Бог собирается поговорить с Арджуной относительно именно его религиозного долга, поскольку пока еще Арджуна стоит еще на убеждении, высказанном в ст.5 гл.2. Также Арджуна, вопрошающий Бога о том, как ему поступить, должен услышать Мнение Бога окончательное через наставления и непосредственное указание, которым, по сути, является вся Бхагавад-Гита, дающая ответ каждому.

В этом воплощении Арджуна был рожден в семье кшатриев древнейшего рода Куру, религиозный долг которых всегда был – защита интересов государства и его подданных, включая непосредственный насильственный путь сражений и завоеваний. Но, как это уже было отмечено в гл.1, Арджуна, всю жизнь честно исполнявший долг кшатрия, теперь находится на той ступени, достаточно высокой для того времени, следом за которой могла быть уже ступень брахмана и жизнь в отречении, к которой он тяготел. Это значит, что качества кшатрия уже исчерпали себя или почти себя исчерпали. Мягкость и доброта Арджуны, великое милосердие свидетельствуют не о его слабости и безволии, а, напротив, о его более высокой ступени, на которую в этой жизни поднял его Сам Бог, ведя его через страдания, аскезы, исполнение религиозного долга и общение с Самим Собой, с Богом. Переходный период всегда очень труден для любого, порою мучителен, ввергает во многие сомнения. Бог никогда не обрывает резко один путь, но делает это постепенно через внутренние переживания, поиски, общение с более продвинутыми и опытными в этом направлении людьми. Арджуна уже почти готов идти путем совершенных духовных знаний, путем служения и предания себя Богу и уже ведом Богом в этом направлении. Именно поэтому Арджуна Волею Бога как бы ослаб в качествах кшатрия, не столь решителен, тверд и непоколебим, но более благостен, не зная, что дальше, будучи как бы на распутье. Земные игры кшатрий скоро будут не для него. Это знает Бог и предчувствует и тяжело переживает он сам, будучи в неведении о своем будущем, но, чувствуя тягу к миру и мирному исходу, а также удалению от мира, что, возможно и подготавливает его к следующей жизни, когда он предпочтет путь йога, путь отречения. Поэтому ему теперь особенно необходима поддержка Бога, наставления и разъяснения Бога. Но тем не менее, Бог, зная истинное положение и назначение Арджуны, все же вовлекает его в то дело, которое было дано ему в этой жизни, ибо в этом сражении и столкнуться внутри Арджуны два его состояния – необходимость сражаться и невозможность сражаться - и он сделает окончательный поворот к тому в себе, что назрело, что требует от Арджуны полный и бесповоротный поворот к пути духовному, исключающему все долги перед государством, но только перед Богом. К тому же уже трудно пойти против тех качеств в себе, которые Бог развил на данный момент и которые препятствуют пути материальному, отвергая его. Но это, можно сказать один из последних сражений, Арджуна должен принять, должен воочию увидеть, что теряет вкус к этому долгу кшатрия, как и далее ему придется убедиться, что он теряет навыки, искусность, меткость, особенно после удаления Бога в Свою Обитель, о чем хорошо поведано в Источнике Наслаждений. Так каждому Бог дает Свои дары в виде талантов, гениальности, физических и мистических способностей на некоторый период жизни, чаще всего недолгий, и, когда они отрабатывают свое в соответствии со ступенью человека, привнеся в него и общество необходимое, отбирает, что душа переносит болезненно, видя в этом свое падение и не подозревая, что поднята на более высокую ступень и полученные качества еще послужат немалую службу.

Чтобы направить Арджуну на исполнение долга кшатрия, необходимы аргументы, но такие, чтобы они были все же приемлемы, близки для Арджуны. Но не столь важно содержимое аргументов, сколько выраженная через них однозначная Воля Бога, который говорит с Арджуной как бы на его языке, исходя из того, на что еще Арджуна может посмотреть, дабы все же мобилизовать свои желания хотя бы на данный момент, ибо на самом деле, когда Арджуна уже определится, он будет исходить из другой причины, из другого понимания, но четко зная Волю и Мнение Бога, Который до последних строчек Бхагавад-Гиты предоставит ему свободу выбора, но, по сути, не позволит сколько-нибудь отклониться.

32. Также, о, Партха, счастливые кшатрии, достигшие в результате сражения и в соответствии со своими желаниями райских планет, нашли там широко открытые двери. Достигни и ты это в сражении.

КОММЕНТАРИЙ.
Здесь речь идет о бытующем тогда понимании относительно дальнейшей судьбы тех кшатриев, которые, исполняя свой религиозный долг, погибли во время сражения. Считалось, что в следующей жизни и в соответствии со своими желаниями кшатрий, погибший на поле боя, непременно родится на одной из райских планет. Такое понимание придавало смысл, стимул, рождало бесстрашие, мужество, твердость, отвагу. Несомненно, такое желание и устремление могло возникнуть только у религиозных людей, но у тех, кто еще был привязан к наслаждению чувств, к удовлетворению материальными объектами, кто слепо следовал многообразному обещанию Вед и духовных учителей того времени, которые сами в основном стояли на таком понимании. Но всякий ли мог достичь райской планеты, если, исполняя религиозный долг кшатрия, погиб на поле сражения? Отнюдь. Сама по себе гибель не отражала истинных достоинств человека и может лишь являться кармическим последствием. Но во время сражения и не одного Бог смотрит на проявление многих качеств, а не только на умение владеть оружием и искусность в ведении боя. Бог изнутри видит каждое движение мысли, смотрит, чем руководствуется сражающийся, поднимет ли он руку на лежащего противника, находящегося в беспомощном состоянии, на потерявшего свое оружие, на родственника, если он в стане противников, на молящего о пощаде, на пешего, раненного, потерявшего лошадь, без доспехов, очень юного. Бог смотрит на милосердие, желание и нежелание убивать, сокрушается ли кшатрий об убитых, молится ли об их душах, считает ли себя греховным, а также в какой степени испытывает к противнику неприязнь, какую цель ставит перед собой, на какие материальные блага в итоге рассчитывает. Поэтому не всякий кшатрий, даже очень желающий достижения райских планет и ставящий это своей целью, исходя из религиозных знаний, в случае гибели их достигает, но, тем не менее, убитый на поле боя может родиться и на Земле в достаточно благоприятных условиях. Бог посулил Арджуне в случае, если он будет убит, достижение райских планет, заведомо зная, что, даже мысля такими категориями, Арджуна такой участью уже не очень привлекается, хотя в эту сторону еще может посмотреть. Если бы действительно Арджуна это имел в виду, Бог вряд ли бы стал с ним вообще говорить. У Арджуны более глубинные мотивы для отказа от сражения. Он тяготеет к милосердию и добру по большому счету. Он уже активно устремился к Богу.

33.Но если ты свой религиозный долг полностью не исполнишь, то, потеряв свой долг и честь, ты обретешь последствия греховных поступков.

34.Также все живые существа вечно будут говорить о твоем бесчестии. Также, для уважающего себя человека дурная слава становится хуже, чем смерть.

КОММЕНТАРИЙ.
С 31 стиха по 37 этой главы Бог Говорит Арджуне о необходимости исполнять религиозный долг кшатрия, что есть также исполнение предписанных обязанностей, а также предупреждает Арджуну в случае его отклонения с этого пути. На самом деле Бог прав в своем предупреждении, ибо и теперь, комментируя Бхагавад-Гиту, многие преданные осуждают Арджуну и по прошествии более, чем пяти тысяч лет с момента этого диалога, за многие его качества, включая и нерешительность в принятии участия в сражении. Надо всегда знать в любое время и каждому, что на какую бы ступень Бог не подготавливал человека, как бы духовно он не преуспел, но заботиться о мнении и людей материальных всегда надо, не попирая общепринятую нравственность. Но такая забота в своем пути не должна быть самоцелью, не должна устремляться угождать, но вести праведно в расчете, что Бог в сердце каждого, и каждый видит и увидит истину, как бы человек не шел и устремлялся по индивидуальному пути, уготованному ему Богом. Надо быть достаточно разумным и милосердным к людям, правильным в своих деяниях, чтобы Бог внутри каждого имел основание не осудить идущего, но следовать за ним, или не препятствовать, или благословить. Нельзя с материальным миром разрывать явно связи, но делая свое дело и остальное предоставляя Богу в своей Судьбе. Если надо, надо быть многословным, объяснять свой путь, убеждать, исходить только их общепринятых религиозных норм, включая те нормы, которые редки в обществе, для тех, кто достиг уже достаточно высокой духовной ступени. Однако, этот стих рассчитан на более упрощенный вариант понимания Арджуны, на материальные отношения, когда человек стремиться не ссориться с другими или оставлять о себе неплохое мнение только из-за материальных причин, материальной общепринятой нравственности, а не исходит из желания удовлетворить только чувства Бога в результате служения Ему и не привязываясь к мнению других, предоставляя это Богу, но выполняя честно свой долг перед Богом. Но наставления Бога соответствуют уровню духовной ступени Арджуны и должны помочь Арджуне все же сделать правильный выбор, даже исходя из его отчасти материального понимания. То, на что указывает Бог и еще будет указывать, для Арджуны вещи понятные и известные, такими категориями он мыслил всегда, но теперь такое направление мысли поутратило для него отчасти свое значение. Долг, репутация, бесчестие… - этими понятиями Арджуна, как кшатрий, владеет полностью и знает, что и что может повлечь за собой.

Арджуна достаточно разумен, но не обладает еще совершенными знаниями и, еще не начав служить Богу, не может увидеть Свет впереди, как путь, который уготовил ему Бог уже в этой жизни и который будет проясняться в немалых и далее испытаниях и трудностях после того, когда Бог удалиться в Свою Обитель, что произойдет вскоре после сражения. Этот путь служения Богу уже в этой жизни предначертан всем Пандавам, ибо надо знать, что давая путь духовного развития одному человеку, оказав милость одному человеку, Бог всегда дает этот путь в своей мере и по-разному всем, кто окружает его, ибо так и с этой целью подготавливает кармы людей и самих людей, как и их качества в этом направлении. Но пока Арджуна, почти ничего не ведающий о себе, едва предчувствующий перемены, должен исходить из тех пониманий, которые соответствуют положению кшатрия и исходить из принятых на тот период условностей материального мира. Можно также сказать, что если бы эти знания мгновенно осветили бы его разум, то он не посмотрел бы на свой религиозный долг кшатрия и, благословенный Богом, удалился бы действительно с места предстоящего сражения, ибо не смог бы принять участие в сражении физически. Но Бог так не ведет, не бросает ни с того ни с чего в крайности, но развивает человека постепенно, как и постепенно меняет в обществе мнение о нем, в результате чего общество его как бы отпускает, слаживая в целом мнение о ток идущем допустимое и более благоприятное. Такие знание и ступень духовного понимания Бог дает человеку только в результате пути преданного служения Богу, в результате практики йоги, многое включающей в себя. Но саннйаса, отреченный образ жизни, по Плану Бога, ожидали Арджуну несколько позже и может быть не в этой жизни. Теперь он неосознанно, или не вполне осознанно, но одной ногой в этом направлении. Но рано. Надо все же выслушать Бога. Надо принять участие в сражении.

Также надо понимать, что эти доводы Бога, как и многие последующие, обращены ко всем. Надо уметь обобщать сказанное Богом и на других, и на себя. Нельзя резко, даже по религиозным мотивам нарушать свой долг, свои обязанности перед обществом. Также надо уметь ввериться Богу, ибо все перемены и болезненны и не без разнотолков. Направляющий свою мысль на Бога, рассчитывающий на Бога религиозный человек непременно получает разного уровня и формы поддержку, усилия человека становятся не столь ожесточенными, но естественными, разумными, не претендующими на блага других людей. Бог проясняет разум человека, дает разумные желания, направления мышления и устраивает подходящее окружение другими людьми. Человек Волею Бога будет видеть, что тот или иной путь уже изжил себя, и двери постепенно в том направлении закрываются, что там его усилия тщетны,

А мысль будет устремляться туда, где уже была и где теперь реально видит свой путь или его может обследовать изнутри, в том находя свое успокоение и дальнейшее направление движения.

Но, Арджуна пока на своей ступени, ступени переходной, не подкрепленной еще совершенными знаниями, а потому еще плохо знает, что если Бог сказал «Да», значит это – да, и, если Бог сказал «Нет», то это только – нет. Слово Бога незыблемо, как бы человек не допускал вокруг него сомнения. Арджуна еще сопротивляется Воле Бога, рассматривая отношения с Богом, как дружеские, а потому независимые. Но Бог не гнет душу, не ломает ее устои резко, но всегда идет по отношению к любому методом убеждения, как Личного, так и через других людей, как и через ситуации и мысли, как через свой, так и чужой опыт, применяя все всегда индивидуально к каждому с учетом всех особенностей и уровня каждого.

Здесь также следует сказать, что независимо от того, исполнит или не исполнит Арджуна свой религиозный долг, в любом случае его будут ожидать последствия его как благочестивой, так и греховной деятельности, ибо еще стоит на материальных ступенях понимания и ставит в сражении определенную для себя цель, все же связанную с личным благополучием, как и успехом, ибо изначально устремлен к власти. Возможно эти его понимания в начале разговора с Богом несколько пошатнулись, однако еще не имеют под собой незыблемой основы, что есть совершенные знания. Бог опять же исходит только из уровней знаний Арджуны на данный момент, но они далеко не достаточны, что бы вести серьезный, глубоко-духовный разговор. Поэтому, задав тему о последствиях деятельности человека на примере самого Арджуны, Бог эту тему нераскрытой не оставит, ибо она основа поведения и деятельности человека, идущего путем совершенства. Арджуне еще предстоит узнать, когда его любая деятельность, при каком условии не повлечет за собой греховные плоды. Здесь же можно лишь сказать, что все зависит от того, насколько человек привязан к плодам своей деятельности и насколько все устремляется посвящать только Богу, не считая себя не создающим, не причиной, не исполняющим. Но эти знания будут только впереди.

35.Великие воины, прославившиеся в сражениях на колесницах, сочтут, что ты из страха покинул поле боя. Также для тех, кто относился к тебе с большим уважением, ты поубавишь значимость.

КОММЕНТАРИЙ.
В этом стихе как бы продолжается путь убеждения Арджуны Богом. Бог Кришна указал именно на то, что реально могло бы иметь место, если бы Арджуна по собственному желанию оставил поле боя. Все же, когда бог ведет человека за пределы материальных отношений и человек это начинает хорошо видеть, трудно не возгордиться и пренебречь мнением и условностями мира материального. От такого понимания Бог фактически здесь и предостерегает, однако не явно, но исходя из ступени понимания Арджуны на данный момент, не входя в противоречия с его пока еще знаниями и духовными, еще не совсем совершенными принципами.

Необходимым условием выхода Арджуны на истинный духовный путь, путь осознанный, достаточно активный, является не резкий разрыв с материальным миром, но путь более гибкий, разумный, дабы не повлечь за собой достаточно серьезные осуждения других людей, в частности других воинов, выслящих определенными категориями, которыми не следует пренебрегать, ибо и в них заложена Божественная справедливость и свои устои, как и нравственность, отражающая, как в зеркале, и нравсвенность всего общества на тот период. Человек должен быть все же уважаемым, ибо это также отражает и Мнение Бога в каждом, что существенно, в каком бы теле Бог не высказывался и не проявлял себя и свое Мнение. Человек в разумных границах, даже будучи непривязанным к чужому мнению, должен быть осторожен и тонок в своем поверении, безупречен перед Богом. Нельзя, чтобы идущего к Богу, стоящего с Богом в одной колеснице, что можно сказать о любом истинном верующем, обвинили в трусости, слабости духа, бессилии, неуверенности, поскольку и дальше, пока он будет на Земле, Бог через него будет нести Свое Слово, будет через него указывать путь другим, сделает его духовным примером, и должен дать основание в других последовать на ним, не сомневаясь, не настораживаясь, имея ввиду его низкие качества. Однако, не все человеку по силе осознать и понять в своем пути, не просто сделать выбор, непросто повести за собой решительно, ибо и такой идущий не часто видит ясно свой путь, не говоря уже о том, чтобы вести нацелено за собой. Здесь единственным и на все времена ориентиром есть совершенные знания и абсолютная вера, чего на данный момент у Арджуны далеко не в избытке.

Когда Бог берется вести человека буквально Сам, следует только вручить себя Богу и почти что не экспериментировать, что чаще удается людям, идущим самим, которых большинство и которые могут только ориентироваться на духовных учителей и Святые писания, а также на Бога в себе, что далеко не просто. Но у Арджуны особый путь, более короткий, чуть ли не с нуля в вопросе предания себя Богу. Однако, не ввериться не возможно. Кстати сказать, духовная душа, начинающая это хорошо видеть в своей судьбе, начинает испытывать немалое удовлетворение, ибо прекращаются долгие мытарства по Земле в неведении, невежестве и вслепую. Вручив себя Богу автоматически, бесповоротно, приняв это, как свершившийся акт, душа констатирует в себе, что и ошибки, и страдания, и просчеты, и успехи – все с Богом преодолевается куда легче, почти без особых страданий, принимается, как Божий План, Божий промысел, из которого непременно извлекаются вещи великолепные, которые называются озарение, просветление, мир в душе, желание сотрудничать с Богом, и полная независимость, как от мира материального, хотя видимость как бы присутствует, как и от других мнений, от двойственности материального мира во всех мыслимых проявлениях, как и независимость от страданий, как таковых, на всех уровнях, ибо видно, как Бог вводит и выводит, как Сам всем в судьбе управляет, через всех помогает, дает всем помогать, и все становится видимым неотъемлемо от Бога. Несомненно, Арджуне следовало довериться Богу, ибо это то условие, при котором Бог поведет так, что другие люди не увидят потерю материальных качеств, не увидят особое отличие от себя, не отторгнут, но почувствуют в человеке большую духовность и увидят проявление более сильных духовных качеств, которым невозможно противостоять в силу изначальной потенциальной духовности каждого.

Этот стих в равной степени относится как к верующим, так и неверующим. Не следует любому, предчувствуя новый путь, новые успехи и вершины, сжигать мосты. Иначе, это первый признак неудачи в дальнейшем. Пренебрежение нравственным мнением других может дорого обойтись человеку, ибо свидетельствует о его невысокой ступени, которая исправляется только через страдания. Так, зачем же началом пути омрачать его конец?

Конечно, идущий духовным путем, следующий совершенным духовным знаниям,, как правило, назад к материальным отношениям не возвращается, не может уже удовлетворять чувства, устремляясь их наслаждать, материальными объектами, не привязан к мнениям многим, но избирательно, все созерцая через согласование с Богом в себе, но более мобилизует свои понимания и устремления, в связи с материальным миром, на лучшие человеческие качества в себе, нацеливая себя на высокую духовную нравстенность, непременно проявляющую себя в конкретных делах и на благо всем, на кого изнутри указывает Сам Бог.

Следует в духовном продвижении идти согласовано с Богом в себе, и Бог решит многие проблемы, которые все же неминуемо возникают в связи с материальным миром, но не следует проявлять некую самостоятельность, излишнюю торопливость, собственные почины в пути, где все очень хорошо направляемо как Святыми писаниями, так духовными учителями, благословленными Богом, так и Самим Богом.

Но такая торопливость, чрезмерность самостоятельности даже в присутствии Бога проявилась в Арджуне, в результате чего и последовали многочисленные божественные указания, предостережения и советы. А рджуна в своей мере реализован, ибо общение с богом дает немалые преимущества перед другими в плане духовном, но перед Богом еще слаб, духовно неопытен. Поэтому Бог ведет его давно, аккуратно, терпеливо, не вырывает резко из материальных отношений, но еще будет вести так, чтобы он извлек значительно большее из неисчерпаемого кладезя человеческих отношений. Поэтому Арджуна не должен был игнорировать мнениями других воинов, по-своему носителей Истины и Мнения Бога, а также его личной славы и поражений. И если на этот факт указал Сам Бог, значит, у Бога есть на это основание, значит, в Арджуне есть элемент пренебрежения.

Ко всему этому можно сказать, что эти две строчки, сказанные Богом Арджуне, по сути, соответствуют его ступени и на данный момент пониманию. Примерно такими категориями, если не углубляться, он и мыслит, это для него аргумент и как кшатрий, он из такой причины тоже может исходить, ибо раньше и исходил из нее, подкрепляемый и поддерживаетмый достаточно материальными качествами, которые сегодня называют амбициями и тщеславием. Но основная причина, из-за которой Бог настаивает на принятии участия в сражении, разумеется не эта. Эта здесь – лишь почти как еще один предлог, имеющий, конечно , свою глубину и основание, не видимые Арджуне. Но главная причина - Арджуна еще не закончил путь кшатрия и не логично, и не последовательно будет, если изложить ему Бхагавад-Гиту и отпустить на все четыре стороны. Он должен еще не идти путем отречения, но путем царствования, ибо таков План Бога на пандавов, Которые и могут одни после ухода Бога в Свою Обитель поддерживать Божественный приход. Но царствование логично получить именно после сражения. Но далеко не все живому существу в его судьбе разъяснишь. Поэтому почти каждого Бог ведет почти в неведении, или в очень элементарном понимании относительно себя и других.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Бхагавад-Гита всем. Глава 2. Стих.31-35

Бхагавад-Гита всем. Глава 5. Стих.23-25

23.Тот, кто в этом мире способен терпеть, прежде, чем оставит тело, управляя...
Религия

Бхагавад-Гита всем. Глава 2. Стих.20

БХАГАВАД-ГИТА ВСЕМ. ГЛАВА 2. СТИХ.20. 20.В любое время, никогда не рождается или...
Религия

Бхагавад-Гита всем. Глава 2. Стих.15-19

БХАГАВАД-ГИТА ВСЕМ. ГЛАВА 2. СТИХ.15-19. 15.Но те личности, о, Пурушаршабха, на...
Религия

Бхагавад-Гита всем. Глава 5. Стих.15

15.Всевышний никогда не принимает на себя последствия чьей-либо греховной...
Религия

Бхагавад-Гита всем. Глава 9. Стих.17-23

17. Я – Отец этой вселенной, Мать, Я – Тот, Кто поддерживает, Я – Прославленный...
Религия

Бхагавад-Гита всем. Глава 9. Стих.24-34

24.Непременно Я и Наслаждающийся, и Господин всех жертвоприношений. Но они не...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Трудности общения
Способы захоронения, дематериализация тел