Видеть сквозь надстройку

Предположим, что жизнь — это дом. Мы живем в этом доме, и жизнь идет своим чередом. Дни бывают ненастными, бывают солнечными, иногда дом нужно покрасить. Драмы, возникающие среди жителей этого дома, тоже идут своим чередом. Нам может быть плохо или хорошо. Мы можем быть счастливы или нет. Это похоже на жизнь многих из нас. Мы живем своей жизнью, — в доме, в квартире, — и события разворачиваются своим чередом. Однако наш дом находится внутри другого, большего дома. (Понять это особенно важно, когда мы приступаем к практике.) Это похоже на то, как клубника, опущенная в шоколад, превращается в клубнику в шоколаде. У нас есть прекрасный дом, но над этим домом есть еще один, включающий его.

И все же жизнь (дом) прекрасна. Обычно мы так не думаем, однако в ней нет ничего плохого. Она такая, какая есть. Но вокруг своего дома мы возводим надстройку. Если, к тому же, мы делаем это неумело, надстройка получается тесной и темной. После этого дом, в котором мы живем, кажется тусклым и безрадостным, потому что мы окутали его чем-то тяжелым. Эта завеса может казаться непроходимой, пугающей и давящей. Самая большая ошибка, которую мы делаем в жизни и практике, — представление о том, что с нашим домом (жизнью, идущей своим чередом, наполненной проблемами, взлетами и падениями) что-то не так. Эта ошибка и заставляет нас суетиться многие годы и добавлять к дому новые пристройки.

Дзэн-практика, в первую очередь, открывает глаза на этот процесс, а потом заставляет увидеть надстройку, понять как она действует, из чего сделана, что нужно или чего не нужно с ней делать. Обычно мы думаем: «Это неприятно, я должен от этого избавиться». Нет, я не думаю, что это выход. По своей сути, надстройка, покрывающая наш дом, нереальна. Она создана из отбросов деятельности разума. Нет смысла избавляться от того, что нереально. Но имеет смысл увидеть его природу. Когда мы понимаем эту природу, надстройка становится более прозрачной. Появляется возможность видеть сквозь нее. С практикой приходит просветление (способность воспринимать больше света). На самом деле мы не избавляемся от надстройки, мы просто видим сквозь нее, понимаем ее природу, ее роль в нашей слабости. В то же время мы получаем возможность более точно увидеть то, что происходит в повседневной жизни. Таким образом, мы совершаем полный оборот. Жизнь всегда в порядке. В ней нет ничего плохого. Даже самые ужасные проблемы, возникающие перед нами, просто являются нашей жизнью. Но мы постоянно гонимся за приятными вещами и отказываемся принять жизнь такой, какая она есть. Другими словами, мы не намерены принимать ту жизнь, которая нам не подходит.

Каждый из вас имеет свой набор событий, допустить которые в свою жизнь он ни за что бы не согласился. «Это не так! Это не должно быть так!» Например, когда я была подростком, я ни в коем случае не хотела считать нормальным, если в субботу вечером мне никто не назначал свидания. Я искала разнообразные способы, чтобы не допустить такого разочарования: «Что-то не так. Мне нужно сменить прическу. Мне нужно подобрать другой цвет лака для ногтей. Мне нужно... Мне нужно....» Конечно, это простой пример. Но в большинстве травмирующих случаев мы поступаем именно так. Мы не желаем принимать обычный ход жизни. Мы всегда ищем что-то еще. Здесь нет ни одного человека, который бы так не поступал. Ни одного. В лучшем случае на протяжении всей жизни мы покрываем основную структуру своей жизни тонкой оболочкой.

Не стоит считать дзэн-практику особым местом или особым миром, который отличается от обычного течения жизни. Людям бывает очень трудно понять одну вещь — уже сами трудности начального этапа являются совершенством. «Что это значит? Я же собирался заниматься практикой для того, чтобы от них избавиться». Нет мы не должны от них избавляться, мы должны видеть их природу. Надстройка становится тоньше (она кажется тоньше), она становится прозрачнее, и, случайно, мы проламываем в ней дыру. Случайно. Я хочу от вас лишь одного — понимания настоящей жизни и способности принять ее такой, какая она есть. В результате могут возникнуть проблемы с партнерами, работой, разочарование в целях, которых вы стремились достигнуть. Даже если то, что случится, будет пугающим и неприятным, все равно оно прекрасно. Чтобы в привычном взгляде на жизнь появилась хотя бы небольшая трещинка, придется приложить немало упорства в практике. Бывает очень трудно понять, что не стоит избавляться от бедствий. Бедствия — это прекрасно. Они не должны нравиться, но они прекрасны.

Первый шаг практики — осознать, что именно мы воздвигли эту надстройку. И когда мы сидим в дзадзэне (особенно, когда контролируем мысли), мы начинаем понимать, что почти никогда не жили своей жизнью. Жизнь затерялась среди эгоцентрических мыслей. Они и есть надстройка. (Мы предполагаем, что все хотят видеть сквозь надстройку. Однако это не всегда так. И это тоже нормально. Не всем подходит заниматься практикой дзэн. Эта практика требовательна, она разрушает иллюзии. Новичку она может показаться отталкивающей. Однако это просто одна из ее сторон. Другая сторона практики в том, что жизнь становится шире и выразительней. Обе стороны существуют вместе.) Таким образом, в процессе практики в первую очередь нужно осознать (пусть и смутно поначалу), что мы выстроили вокруг своей жизни. Второй шаг — сама практика. Освобождение — это способность видеть сквозь возведенную нами надстройку. Без нее жизнь течет своим чередом, не встречая на пути никаких преград. Имеет ли это какой-то смысл? Звучит безумно, не так ли?

Давайте представим, что наши идеалы и являются надстройкой. Когда мы привязаны к своим представлениям о себе и о других, мы не в состоянии полностью оценить жизнь. Практика должна разрушить ложные идеалы. Итак, мы провозглашаем то, что для многих является неприемлемым. Взгляните на практику прямо сейчас и постарайтесь понять, хотите ли вы делать это. Посидев некоторое время, вы, возможно, подумаете: «Я не хочу делать это! Не хочу, вообще!» Но и это часть практики!

Приобретение способности видеть надстройку — тонкий и энергоемкий процесс. Секрет в том, что на собственную надстройку мы похожи больше, чем на реальную жизнь. Некоторые скорее согласятся расстаться с жизнью, чем разрушить свою надстройку. Они решаются прекратить физическое существование, но не допускают покушения на привязанность к своим мечтам. Такое встречается нередко. Если привязанность к мечтам остается незыблемой и неоспоримой, то, даже не прибегая к самоубийству, мы убиваем себя, позволяя истинной жизни пройти мимо и остаться почти незамеченной. Идеалы ограничивают. Это настоящее бедствие. Мы не осознаем степени этого бедствия потому, что мечты могут быть очень удобными и соблазнительными. Обычно мы называем несчастьем события, похожие на гибель «Титаника». Но то, что мы теряем себя среди привлекательных идеалов и фантазий — не меньшее несчастье. Мы умираем.

Еще одна точка зрения. Мы с моей дочерью говорили о человеке, который совершал ужасные поступки. «Он должен был лучше осознавать, что делает», — проворчала я. Моя дочь улыбнулась и сказала: «Мама, когда ты совершаешь неосознанные поступки, в чем природа твоего поведения? Просто в том, что ты не осознаешь, что делаешь». И она была права. Вести себя неосознанно — значит не понимать, что делаешь. Поэтому одна из проблем практики — то, что все мы в какой-то мере ведем себя неосознанно и не слишком хотим становиться сознательными. Как разрубить этот узел? Отчасти, это моя работа, но в основном — ваша. Я вспоминаю начинающего студента, который посещал мои семинары несколько лет назад. Однажды в его группе я провела прекрасный разговор о сострадании. На следующий день я заметила его в очереди на прием к учителю. Этот человек буквально пробивал себе путь, не обращая внимания на очередь. Он совершенно не осознавал своего эгоизма. Мы будем поступать, как поступаем, пока не увидим, что делаем. Поэтому одна из задач практики — повышение способности видеть это. Это очень сложно, учитывая полное отсутствие всякого интереса к подобному видению.

Многим из нас дисциплина придает дополнительные силы для выполнения поставленных задач. Дисциплина переносит на практику весь свет, который мы способны воспринять. И мы можем увидеть немного больше. Дисциплина может быть формальной, такой как в дзэндо, или неформальной, как в повседневной жизни. Дисциплинированными студентами можно назвать тех, кто в повседневной активности постоянно прилагает усилия, чтобы пробудиться.

Мне всегда задают один и тот же вопрос. Что мы должны и что не должны видеть в данный момент? Если мы упорно практикуем, то однажды сможем увидеть то, чего больше не увидим никогда. Потом нужно будет с этим работать. Практика состоит в способности поддерживать это легкое давление с утра до вечера. Если мы будем так делать, то надстройка постепенно станет светлее и мы сможем отчетливее увидеть жизнь такой, какая она есть.

Сейчас я говорила об основной цели практики. В таком разговоре я могла уделить слишком много внимания одному и упустить другое. Этого невозможно избежать. Вопросы помогут прояснить некоторые аспекты.

СТУДЕНТ: Внутри меня живут словно два человека, и они приходят в замешательство относительно выдвигаемых вами задач. У одного из тех, кто живет во мне, множество идеалов...

ЙОКО: Именно от них мы и хотим избавиться.
СТУДЕНТ: Значит ли это, что я не должен служить никакой организации?

ЙОКО: Конечно, не значит!
СТУДЕНТ: Но это же идеал!
ЙОКО: Нет, нет и нет... это не идеал, просто делайте это. Однако нужно замечать все идеалистические мысли, которые сопровождают вашу работу. Если кто-то умирает от голода на пороге вашего дома, то вы не будете спрашивать, что делать. Вы выйдете и накормите этого человека. Лишь затем вы можете отметить, как прекрасно поступили. Это именно то, что мы добавляем. Это и есть надстройка. Действие первично, надстройка вторична. Действуйте любыми средствами. Самый эффективный способ разрушить надстройку — продолжать совершать безрассудства, которые вы совершаете всегда. Но делать это со всем осознанием, на которое вы способны. Так вы будете больше видеть.

СТУДЕНТ: Но это лишь половина меня. Другая половина безработна, подавлена, отчасти голодна, зависима от других. Из ваших слов следует, что я должен оценить свой голод и безработицу. Может, мне прекратить искать работу?

ЙОКО: Нет. Ни в коем случае! Если у вас нет работы, напрягитесь и найдите ее. Если вы больны, приложите усилия, чтобы поправиться. Но все, что вы будете добавлять к этим основным действиям, является надстройкой. Вы можете сказать: «Я — безнадежный человек, никто не захочет взять меня на работу!» Это надстройка. Безработица подразумевает поиск возможной работы на нынешнем рынке труда и не исключает некоторых необходимых занятий по повышению квалификации. Однако к основным характеристикам ситуации мы всегда добавляем что-то еще.

СТУДЕНТ: Я пытался разобраться в своих взаимоотношениях с родителями. Эти взаимоотношения не нравились мне, они были болезненны для меня. Психолог сказал мне, что в первые пять лет жизни человек настолько впечатлителен, что именно в это время закладывается фундамент его жизни. Можете ли вы прокомментировать это?

ЙОКО: Есть абсолютная и относительная точки зрения. С относительной точки зрения у нас есть история. С каждым из нас многое произошло. Именно своей истории мы, отчасти, обязаны тем, что мы такие, какие есть. Но в ином смысле у нас нет истории. Дзэн-практика состоит в способности видеть сквозь желания, сквозь привязанность к истории, сквозь причины (мысли), превратившие нас в нас. Она избавляет от необходимости работать с

реальностью того, чем мы являемся. Существует множество видов терапии. Но та терапия, которая приводит к заключению, что все ужасы жизни вызваны влиянием каких-то людей, должна считаться, по меньшей мере, некомпетентной. Мы сами влияем на себя гораздо больше, чем кто-либо. Только мы ответственны за то, чтобы здесь и сейчас воспринимать реальность жизни. Мы не должны никого винить. Если вы кого-то обвинили, будьте уверены, вы попались.

СТУДЕНТ: Как вы узнали?
ЙОКО: Как я узнала что?
СТУДЕНТ: Как вы узнали все это?
ЙОКО: Я бы не стала говорить, что узнала это. Это стало очевидным после многих лет сидения. Я не прошу вас верить мне. Я не хочу, чтобы кто-то просто верил моим словам. Я хочу призвать к работе со своими переживаниями. Вы сами увидите, что для вас истинно. Но что конкретно вы хотите спросить?

СТУДЕНТ: Быть может, я ставлю под вопрос свое желание верить вам.

ЙОКО: Но я не хочу, чтобы вы мне верили! Я хочу, чтобы вы занимались практикой! Мы похожи на ученых, которые экспериментируют со своей жизнью. Если мы будем внимательны, то сами увидим, удался ли наш эксперимент. Практикуя, мы сами заметим, что надстройка станет светлее. Некоторые религии говорят: «Верьте». Вера не имеет никакого отношения к тому, что мы здесь делаем. Я никого не прошу мне верить. Однако практика не принесет вреда. В том, что я говорю, нет ничего вредного.

СТУДЕНТ: Мой вопрос отчасти перекликается с предыдущим. Кажется, чтобы заниматься практикой, нужно сильно верить в себя. Именно так мне кажется.

ЙОКО: Если хотите, можете называть это верой в себя. Я не думаю, что вы пришли бы сюда, если бы не считали, что практика может принести пользу. В какой-то степени, это тоже вера.

СТУДЕНТ: По-моему, человеку важно знать, что происходило с ним в детстве...

ЙОКО: Я не говорила, что это бесполезно. Но ваше нынешнее переживание охватывает всю вашу жизнь, включая прошлое. Жизнь зависит от того, насколько вы умеете воспринимать ее, воспринимать по-настоящему. Мы много говорили о способности воспринимать. Однако сделать это нелегко и удается не часто. Одно дело говорить о восприятии, другое дело реализовать его, поэтому мы зачастую избегаем таких попыток. Однако упорная практика помогает — и прошлому, и настоящему — исцелить себя. Шаг за шагом.

СТУДЕНТ: Какое место в дзэн-практике занимают молитвы и обеты?

ЙОКО: Молитва и дзадзэн — это одно и тоже. Между ними нет разницы. Обетов я стараюсь избегать, потому что они дают лишь временное ощущение облегчения, но не отражают сиюминутной реальности.

СТУДЕНТ: Что вы скажете о злых силах, которые окружают нас и набирают силу?

ЙОКО: Я не думаю, что нас окружают злые силы. Я считаю, что совершаются недобрые поступки, а это совсем другое дело. Если кто-то причиняет боль ребенку, вы, конечно, захотите его остановить. Но порицать этого человека, как и творить зло — недостойно. Мы должны противостоять злым поступкам, но не людям. Иначе придется судить и порицать всех, в том числе и самих себя.

СТУДЕНТ: Продолжая эту мысль, мы так же не сможем никого назвать хорошим.

ЙОКО: Верно. Говоря терминами дзэн, мы — «никакие»... мы просто делаем то, что делаем. Но когда мы видим, что надстройка нереальна, мы стремимся делать добро. Когда между нами и окружающими нет границ, мы, естественно, делаем добро. Наша основная природа в том, чтобы делать добро.

СТУДЕНТ: Это наша природа.
ЙОКО: Да, мы просто делаем это естественно. Если мы не будем отгораживаться от окружающих эгоцентричными мыслями, жадностью, злобой и невежеством, мы будем делать добро. Нам не нужно будет принуждать себя к этому. Это естественное состояние.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Видеть сквозь надстройку

Видеть впервые

Сначала некоторые основные положения; тогда вы сможете практиковать эту технику...
Религия

Видеть смерть

"Все сыновья Дхтритараштры вместе с царями-союзниками, а также Бхишма, Дрона...
Религия

Видеть с закрытыми глазами

ЧТЕНИЕ САНСКРИТСКИХ БУКВ С ЗАКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ Теперь позвольте рассказать о моем...
Религия

Видеть истинную сущность

Глаза закрыты... Закройте ваши глаза. Но одного закрытия недостаточно. Тотальное...
Религия

Двигаясь сквозь пустыню

Зоар, глава "Бемидбар", п.36: ...И выяснился смысл движения знамен на переходе...
Религия

Сквозь призму Корана

ВВЕДЕНИЕ. Тора констатирует слова Творца о том, что Он создаст от Авраама два...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Полезные остановки
Отношение к Роду. Связь с Родом