Буддийская эзотерика

Как и «малая» и «великая» колесницы, ваджраяна выработала несколько различных метафизических систем. Они могут не совпадать друг с другом во многих частных пунктах. Общее у них — основные идеи, на которых как на фундаменте они выстраивают свое знание.

Базис всей буддийской эзотерики — представление о последнем всеохватывающем единстве, лежащем в основе всего многообразия существующих вещей и о гармонической неразрывной взаимосвязи между вещами нашего мира и мира запредельного. «Все мироздание, как движущийся мир, так и неподвижный, есть отблеск недвойственного единого». Эта высшая действительность обозначается разными именами — «пустота» (шунья), «таковость» (татхата) и др. По отношению к этой высшей реальности все события в нашем мире, множественном и движущемся, нереальны. Известное выражение, повторяющееся в тексте большинства церемоний посвящения, гласит[36]: «Дхармы подобны отражениям в зеркале: они прозрачны, чисты, незамутнены; они непроницаемы и невыразимы посредством слов (или — не имеют опоры) и определяются не чем иным как причиной и ее действием (карма)».

На первый взгляд кажется, что эти «дхармы» — факторы посюстороннего бытия, сочетания которых образуют и наше «я», и мир, нами переживаемый, — сами по себе не могут не быть нечистыми. Но на самом деле они суть не что иное, как частные воплощения абсолюта. Кто постигнет это — тот будет знать, что сам он и всеобъемлющее единство связаны отношением тождества и что между непросветленным живым существом, блуждающим в мире сансары, и просветленным буддой, нет, по существу, никакого различия.

На этом учении о все-тождественности основывается целая религиозная система, разворачивающаяся как в теории, так и в практике. Если, кроме всеобщего единства, в строгом смысле ничего нет, тогда не может быть противопоставления субъекта объекту, различия между почитаемым, актом почитания и самим почитающим, разницы между мыслями и материальными предметами. Поэтому правильное понимание культа должно выражаться не в том, что верующий пытается молитвами или заклинаниями заставить некое божество, отличное от самого этого верующего, исполнить какую-то просьбу, но, скорее, в том, что человек осознает свою тождественность с божеством и благодаря этому на время, покуда длится их единение, становится обладателем сил, присущих божеству. Древнейшие индийские представления о том, что «я есмь Брахма» в каком-то смысле находят здесь свое дальнейшее развитие. Согласно воззрениям древних, каждое единичное существо само по себе есть нечто обособленное, отличное от всех других, но каждое из таких существ представляет собой манифестацию абсолюта. Здесь же господствует теория, по которой все в мире так тесно переплетено, что возможно отождествление живого существа не только со всеобъемлющим буддой, но и с другими частными воплощениями этого будды. Древний мудрец в акте своего самопогружения постепенно сливался в одно со вселенским духом; последователь «алмазной колесницы» держится убеждения, что его медитация позволяет ему на время трансформироваться в одно из частных явлений этого мира. Технически такая идентификация обозначается термином аханкара («полагание себя» в чем-то). Особенность этой теории в том, что она находит практическое применение в магии: когда верующий в душе своей настолько интенсивно воображает какое-то из божеств, что наконец чувствует свое единство с ним, тогда он может считать своими и мудрость этого божества, и его могущество; во время, пока продолжается контемпляция, человек причащается не только духовному совершенству божества, но и его магическим силам и может при помощи этих сил добывать сокровища, изводить недругов, очаровывать женщин, достигать других земных целей. Принцип фундаментального тождества всех вещей во всеобъемлющем единстве обосновывает также и все другие формы религиозного поведения людей. Мысли, звуки и жесты оказываются взаимозаменимыми; пожертвования, на деле приносимые божеству, имеют не большую ценность, чем мысленно проделываемые акты; вся действительность до конца может быть воплощена через символы и ритуалы, совершаемые перед каким-либо символом, воздействуют тем самым и на тот объект, который представляется этим символом. Этот всеобщий строй тождества данных нам вещей с вещами, существующими лишь в нашем представлении, во все эпохи истории ваджраяны выдвигался ею на первый план как момент исключительной значимости. Этот строй впервые, по сути дела, сделал возможным то, чтобы ее учения могли одновременно апеллировать и к людям, духовно подготовленным, и к простым; чтобы и йог, ушедший от мира, и могущественный владыка могли найти для себя в ее учении поле для деятельности. Ибо указанное нами основоположение философов с их высокими устремлениями приводило к духовному истолкованию мира возникновения и уничтожения, а толпу с ее земными запросами и суевериями — к самым грубым формам фетишизма.[/36]

[36]

Духовными источниками метафизикам тантризма при разработке их теории служили, как выразительно подчеркивает Адвайяваджра, обе великие философские системы «великой колесницы»: и «Срединное учение» Нагарджуны и «Учение о только-сознании» Асанги. Как мы видели, каждая из этих двух систем существовала в двух формах: учение о шунье — как философия «как-если-бы»[37] и как учение о последней реальности, виджнянавада — как индивидуалистический идеализм и как учение о некоем всеобщем духе[38]. Обе точки зрения, названные нами здесь на втором месте, смыкаются. Позднее (например, в Восточной Азии) они, смешавшись, дали некую единую философскую теорию, трактующую о высшей и последней реальности-в-себе. Если известные нам индийские тексты всегда с особой силой подчеркивают нереальность внешнего множественного мира и подкрепляют это сравнениями его с миражем, сновидением и т. п., то восточноазиатские школы высказывают уже положения, близкие к философскому реализму. Так, Сингон говорит и о «пустоте» и о «девяти родах сознания»; акцент же эта школа делает на том, как абсолют воплощается в шести великих перво-субстанциях (Земле, Воде, Огне, Воздухе, Пространстве и Сознании), рассчитывая с их помощью индуктивным путем приблизиться к более тонкому пониманию «таковости», нежели то, какого достигли «явные» учения философов, из «таковости» дедуктивно выводившие мир.

Особое значение теория абсолюта получает благодаря тому, что в ней философский принцип мирообъяснения совпадает с религиозным принципом спасения мира: абсолют отождествляется с сущностью будды или же, по крайней мере, в некоторых системах, с одним особым личностным буддой.[/38][/37][/36]
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Буддийская эзотерика

Эзотерика

Что такое Эзотерика? Для обычного человека слово Эзотерика ассоциируется с чем...
Религия

Эзотерика дыхания

Наука о дыхании, как и многие другие учения, имеет свою эзотерическую или...
Религия

Сверхсознание и эзотерика

идеализированном виде понимание сверхсознания излагается в концепции физического...
Религия

Энциклопедия эзотерика

Ментальное измерение - это особое зрелище! Сверкающие реки звуков, радужные...
Религия

Эзотерика и деньги

Очень часто мне приходиться слышать от обывателей возмущения на предмет...
Религия

Эзотерика и магия

Для большей части людей эти понятия если не тождественны, то по крайнем мере...
Религия

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

О законах свыше
Расширение сознания. Ключи от собственной жизни