Цель жизни человека

Во всех этих высших сферах своей жизни человек, можно сказать, довольно

неосознанно ищет Бога. Постижение Божественного и Вечного в себе и в мире и

установление гармонии между собой и миром, приведение своего существа и

своей жизни в согласие с Бесконечным предстает в высших частях человеческой

природы как сокровенная цель и предназначение человека. Он пускается в путь,

чтобы прийти к своему высочайшему, широчайшему и наисовершеннейшему "я"

(self), и при первом же прикосновении к этому "я", заключенному в нем,

обнаруживает, что оно едино с некой великой Душой и Сутью (Self) Истины,

Добра и Красоты, заключенной в мире, которую мы называем именем Бога.

Постичь Бога как духовное присутствие - цель религии; прийти к гармонии с

Его вечной природой, явленной как справедливость, любовь, сила и чистота, -

цель этики; получать наслаждение и формировать себя по законам гармонии Его

вечной красоты и блаженства - цель и осуществление нашей эстетической

потребности и природы; познать Его вечные принципы истины и жить в

соответствии с ними - цель науки и философии, а равно и всей нашей

настойчивой тяги к знанию.
Но все это, похоже, лежит за пределами нашего обычного и привычного

существования; это уровень, до которого мы силимся развиться, но он как

будто не имеет ничего общего с обычным характером, естественным поведением

или внешними обcтоятельствами индивида и общества в их обычном самосознании

и повседневной жизни. То жизнь практическая, а не идеалистическая; ее

занимают не благо, красота, духовный опыт, высшая истина, но утилитарные

интересы, физические нужды, желания, жизненные потребности. Это для нее

реально, все прочее представляется слегка туманным; этому посвящает она свои

обычные труды, всем же прочим занимается на досуге; это составляет самое

вещество, из которого она создана, а все прочее служит для ее украшения и

необязательного внешнего убранства. Всему этому прочему общество отводит

определенное место в жизни, но не отдает душу. Оно принимает этику как

сдерживающую силу, оказывающую влияние на жизнь общества, но не живет ради

этического блага; подлинные его божества - витальная потребность,

утилитарная польза и плотские желания. Если в своей жизни общество отчасти и

руководствуется этическими законами, то только потому, что иначе витальная

потребность, желание и утилитарные интересы, требующие собственного

удовлетворения через эгоизмы многочисленных индивидов, стали бы сталкиваться

между собой и разрушать свои собственные цели; оно не видит необходимости в

том, чтобы сделать свою жизнь полностью этической. Еще меньше общество

интересуется прекрасным; даже если оно и признает красоту вещей, служащих

для украшения и развлечения, для увеселения и услады взора, слуха и ума, оно

не испытывает настоятельной потребности сделать прекрасной всю свою жизнь.

Религии общество отводит определенное место и право участия в жизни - по

церковным праздникам, в церкви или храме, на закате дней, когда ввиду

старости и близости смерти мысли человека неудержимо влекутся прочь от мира

земного к потустороннему, в установленные дни недели или часы дня, когда оно

находит уместным на мгновение отвлечься от мирских дел и подумать о Боге; но

сделать всю жизнь религией, постоянной мыслью о Боге и поисками Бога - такая

попытка по-настоящему не осуществлена даже в тех обществах, которые, подобно

индийскому, провозглашают духовность своей целью и принципом существования.

Философию общество принимает еще более отстраненно; и если в наше время оно

и увлекается страстно наукой, то только потому, что последняя в значительной

мере способствует удовлетворению его витальных желаний, потребностей и

интересов; однако к поискам жизни, всецело подчиненной науке, оно обращается

не больше, чем к поискам жизни всецело этической. Более серьезную попытку

продвинуться в любом из этих направлений общество предоставляет совершить

индивиду, немногим избранным личностям и индивидам определенного типа -

святому, этическому человеку, художнику, мыслителю, религиозному человеку;

оно отводит им место в жизни, выражает свое некоторое почтение, выделяет

пространство для их деятельности, но само довольствуется тем, что в основном

следует изначально присущему ему принципу витального удовлетворения,

витальной потребности и пользы, витальной действенности.

Причина этого состоит в том, что здесь мы сталкиваемся с иной силой

нашего существа, которая отличается от этической, эстетиче-ской,

рациональной и религиозной - с силой, которая, даже если мы признаем ее

низшей в сравнении с остальными, все равно настаивает на собственной своей

реальности и имеет не только право на существование, но и право

удовлетворять свои потребности и реализовываться. На самом деле это

первичная сила, основа нашего существования на земле - именно она служит

источником и основой для всех прочих сил нашего существа. Это - жизненная

сила в нас, витальная, динамичная природа человека. Весь ее принцип и вся

цель заключаются в том, чтобы быть, утверждать свое существование, расти,

расширяться, обладать и наслаждаться; присущие ей признаки - это развитие

существа, наслаждение и сила. Здесь сама жизнь есть Существо, которое

трудится в Материи, чтобы выразить себя как сознательную силу; человеческая

жизнь есть человек, который работает, стремясь запечатлеть себя в

материальном мире со всей возможной мощью, напряженностью и размахом. В

первую очередь он должен настойчиво стремиться к тому, чтобы жить и

обеспечить для себя место в мире - для себя и рода человеческого; во-вторых,

заняв свое место в мире, он должен овладевать, производить и наслаждаться

все больше и больше; и, наконец, охватить своим влиянием всю земную жизнь и

подчинить ее своей власти; в этом заключается и должна заключаться его

главная практическая задача. Именно это пытались выразить дарвинисты в своей

идее борьбы за существование. Но борьба ведется не просто за то, чтобы

выжить и жить, но за то, чтобы расти в силе, наслаждаться и обладать; закон

этой борьбы подразумевает и использует не только принцип и инстинкт эгоизма,

но и сопутствующий принцип и инстинкт объединения. Человеческой жизнью

движут два равно мощных импульса: один - индивидуалистического

самоутверждения, другой - коллективного самоутверждения; их действие

проявляется в виде борьбы, но также в виде взаимной помощи и объединенных

усилий. Жизнь использует две различные, но в конце концов сливающиеся в одну

формы деятельности, два мотива, которые кажутся противоположными, но на

самом деле всегда сосуществуют, а именно соревновательное усилие и

кооперативное усилие. Именно этот динамизм жизни предопределил всю структуру

человеческого общества, а долговечность, энергия и развитие всех обществ

зависят от продолжительности и мощи, с которой действует такой динамизм.

Когда эта жизненная энергия в обществе иссякает и эти движущие силы

утрачивают свою мощь, тогда все начинает ослабевать, закосневать и в конце

концов двигаться к распаду.
Современная европейская идея общества основана на признании главной и

господствующей роли этого витального динамизма в формировании и поддержании

общества; ибо европеец - с тех пор, как германский ум и характер подчинил

своему влиянию Западную Европу, - был в основе своей практическим,

динамическим и деятельным человеком, витальным по самой сути своего мышления

и своей природы. Все остальное было прекрасным цветком его жизни и культуры;

это же было корнем и стволом его существования; и в настоящее время эта

правда о характере европейца, всегда неявно присутствовавшая, стремительно и

агрессивно всплыла на поверхность и восторжествовала над традициями

христианского благочестия и западноевропейской культуры. И все значение

великой экономической и политической цивилизации девятнадцатого века

заключалось в том, что этот витальный человек, со всеми своими мотивами,

громко заявил о себе и стал играть ведущую роль в обществе. Для

практического человека жизнь в обществе состоит из трех видов деятельности:

это семейная и социальная жизнь человека (социальная в смысле его обычных

отношений с окружающими, в которых он выступает и как отдельный индивид, и

как член одной семьи среди множества других семей); его экономическая

деятельность как производителя, добытчика и потребителя материальных

ценностей; и его политическая деятельность и политический статус. Для

практического человека общество в сущности есть способ организации этих трех

видов деятельности, и не более того. Образование и наука, культура, этика,

эстетика, религия занимают отведенное им место как вспомогательные средства

жизни, которые должны направлять, улучшать и украшать ее, утешать ее в

трудах, тяготах и печалях, но они не являются частью самой ее субстанции, не

числятся среди внутренне присущих ей целей. Единственной целью жизни

является сама жизнь.
Древние придерживались другой, в действительности диаметрально

противоположной точки зрения. Хотя они признавали огромную значимость

основной деятельности (в Азии главным образом общественной, в Европе -

политической), как должно признавать любое общество, поскольку именно в этом

заключается залог жизни и процветания, все же они не считали ее основной в

высшем смысле этого слова; эта деятельность была первым, но не главным делом

человека. Древние видели в земной жизни возможность для развития

рационального, этического, эстетического и духовного существа. Греки и

римляне придавали особое значение только первым трем; Азия пошла дальше,

поставила и эти три в подчиненное положение и рассматривала их как ступени

на пути к духовному совершенству. Греки и римляне превыше всего гордились

своим искусством, поэзией и философией и дорожили ими не меньше, а то и

больше, чем своей политической свободой или величием. Азия тоже высоко

ценила три эти силы и непомерно гордилась своей общественной организацией,

но ценила много больше и превозносила и почитала гораздо ревностней своих

святых, религиозных деятелей и мыслителей, своих героев духа. Современный

мир более всего гордится своей экономической организацией, политической

свободой, общественным устройством и прогрессом, налаженностью и комфортом

своей социальной и семейной жизни, своей наукой - но наукой главным образом

в применении к практической жизни, т.е. за созданные ею инструменты и

приспособления: железные дороги, телеграфы, пароходы и прочие тысячу и одно

новшество, бесчисленные изобретения и механизмы, которые помогают человеку

овладевать физическим миром. В этом состоит вся разница между древним и

современным взглядом на жизнь.
От этого зависит очень многое; ибо если практический и витальный взгляд

на жизнь и общество является верным, если общество существует исключительно

или главным образом ради материального обеспечения и благополучия,

витального счастья, эффективной политической и экономической деятельности

рода человеческого, тогда наша идея, что жизнь есть поиск Бога и высочайшего

"я" и что общество также должно однажды взять это положение за свой принцип,

оказывается несостоятельной. Современное общество - по крайней мере в своем

сознательном стремлении к цели - довольно далеко от любой попытки прийти к

мысли такого рода; сколь бы велики ни были его достижения, оно признает лишь

два божества: жизнь и практический разум, организованный под именем науки.

Поэтому к этой великой первичной силе - жизненной силе во всех ее

проявлениях - мы должны отнестись с особым вниманием, чтобы понять, что она

представляет собой на самом деле и что - в видимом своем проявлении.

Витальная сила в видимом своем проявлении нам достаточно хорошо знакома; ибо

она составляет саму плоть, ткань и форму современной повседневной жизни. Ее

главные идеалы - физические блага и витальное благополучие индивида и

общества, полное удовлетворение желаний для обеспечения телесного здоровья,

долголетия, комфорта, роскоши, богатства, развлечения и отдыха, постоянное и

неустанное использование умственных способностей и динамической жизненной

силы в доходной работе и производстве и - как ярчайшие вспышки этой кипучей

и всепоглощающей энергии - творческая деятельность и завоевания разного

рода, войны, вторжения, колонизация, открытия, коммерческие победы,

путешествия, рискованные предприятия, полное обладание земным миром и

эксплуатация его богатств. Вся эта жизнь по-прежнему берет за основу своей

организации старые формы существования - семью, общество, нацию - и

приводится в движение двумя импульсами: индивидуалистическим и коллективным.

Первичный импульс жизни - индивидуалистический; он превращает семейную,

социальную и национальную жизнь в средство наиболее полного удовлетворения

витального индивида. В семье индивид ищет удовлетворения витального

инстинкта обладания, а равно радости любви и дружбы и осуществления другого

своего витального инстинкта - инстинкта размножения. Приобретения человека

здесь заключаются в обладании женой, слугами, домом, богатством, поместьями,

в воспроизведении своих внутренних и внешних качеств в потомстве, в

продолжении своей деятельности в жизни детей и в передаче им своих

приобретений и имущества; кроме того, он получает витальные и физические

удовольствия и более возвышенное наслаждение теплыми чувствами и любовью,

которым семейная жизнь открывает полный простор. В обществе человек получает

возможность менее интимного, но более полного выражения себя и своих

инстинктов. Оно предоставляет человеку более широкое поле для дружеских

отношений, взаимного обмена, совместных усилий и производства,

индивидуальной или коллективной реализации, удовлетворения эмоциональных

потребностей, игры чувств и регулярного развлечения - тех преимуществ,

которые привязывают его к социальному существованию. В нации и ее составных

частях человек находит средства для не столь непосредственного, но все же

более полного выражения чувства силы и власти. Если он обладает силой, он

находит там славу, превосходство, лидерство или, на более низком уровне,

осознание своей полезной деятельности в малом или крупном масштабе, на

ограниченном или широком поле общественной жизни; если он не может достичь

этого, то все равно может сознавать какой-то свой вклад в общее дело,

гордиться своим истинным или воображаемым участием в грандиозной

коллективной деятельности и мощном и великолепном витальном росте нации. Во

всем этом в первую очередь работает индивидуалистический принцип витального

инстинкта, в котором соревновательная сторона нашей природы взаимодействует

с кооперативной, но преобладает над ней. При максимальном преобладании

соревновательного импульса рождается идеал карьериста, для которого семья,

общество и нация являются не столько полем реализации эмоций, сколько

ступенями лестницы, по которой нужно карабкаться вверх, жертвами,

предназначенными к закланию, чем-то, подлежащим завоеванию и покорению. В

крайних случаях индивидуалистический мотив полностью обособляется от

кооперативного, вырождается в примитивное антиобщественное чувство и ведет

к появлению бродяги, искателя приключений, вечного скитальца, или чистого

отшельника- который уходит от мира не по велению ума или духа, но потому,

что общество, некогда бывшее для него средством самовыражения, превратилось

в тюрьму и непосильное бремя, стало препятствовать его развитию и отказывает

ему в жизненном пространстве и месте под солнцем. Но в наше время, когда

вездесущие щупальца современного общества проникли повсюду, случаев ухода от

мира становится все меньше; скоро на земле уже не останется убежищ для

бродяги или отшельника - вероятно, даже в пустыне Сахаре или в далекой глуши

Гималайских гор. И, возможно, даже право на внутреннее уединение будет

отнято у нас коллективистским обществом, стремящимся превратить каждую

индивидуальную "клетку" социального организма в максимально эффективную

прагматическую, экономическую и динамическую единицу.

Ибо эта растущая коллективистская, или кооперативная, тенденция

воплощает собой второй инстинкт витального, или практического, существа в

человеке. Она обнаруживается сначала в идеале семейной жизни, согласно

которому индивид ставит себя в подчиненное положение и находит витальное

удовлетворение и практическое осуществление не в собственной своей,

преобладающей над всем прочим, индивидуальности, но в жизни более широкого

витального эго. Этот идеал играл важную роль в старых аристократических

взглядах на жизнь; он присутствовал в древней индийской идее кула и

куладхарма, а в Индии позднейших времен лежал у истоков общественной

системы, основанной на большой объединенной семье и ставшей прочным

экономическим базисом средневекового индуизма. Наиболее грубую Вайшья-форму

он принял в идеале британского обывателя-семьянина, согласно которому

предназначение отдельного человека, рожденного на земле, заключается в том,

чтобы заниматься своим ремеслом или профессией, вступить в брак и произвести

потомство, зарабатывать средства к существованию, выйти на средний уровень

достатка, если не сколотить достаточный или избыточный капитал, наслаждаться

какое-то время жизнью, а потом умереть, покончив таким образом со всеми

делами, ради свершения которых он пришел в это тело и выполнял все свои

основные обязанности в этой жизни - ибо все это, очевидно, и было той целью,

для которой человек, со всеми своими божественными возможностями, появился

на свет! Но какую бы форму ни принимал этот идеал, каким бы образом ни

облагораживалась или ни смягчалась его грубая примитивность, какие бы

этические или религиозные концепции ни накладывались на него, семья всегда

останется по сути своей организмом практическим, витальным и экономическим.

Это просто более широкое витальное эго, более сложный витальный организм,

который поглощает индивида и подчиняет его более действенной

соревновательной и кооперативной единице жизни. Семья, как и индивид,

принимает и использует общество в качестве поля своей деятельности и

средства своего продления, витального удовлетворения и благополучия, а также

усиления и наслаждения. Но и эта единица жизни, это многосоставное эго, под

воздействием присущего жизни кооперативного инстинкта может подчинить свой

эгоизм требованиям общества и даже научиться при необходимости приносить

себя в жертву на общественный алтарь. Ибо общество есть лишь еще более

масштабное соревновательное и кооперативное эго, более сложный организм,

который поглощает и индивида, и семью, и использует их для коллективного

удовлетворения своих витальных потребностей, притязаний, интересов, для

своего усиления, благополучия, наслаждения. Индивид и семья соглашаются на

эту эксплуатацию по той же самой причине, которая побуждает индивида

взваливать на себя ярмо семейной жизни: ибо они находят возможность своей

реализации в этой более широкой витальной жизни и инстинктивно ощущают в ней

собственную возросшую значимость, безопасность и удовлетворение. Общество -

в еще большей степени, чем семья - является в сущности экономическим по

своим целям и по самой своей природе. Этим объясняется преимущественно

экономический и материалистический характер современных идей социализма: они

представляют собой буйное рационалистическое цветение этого инстинкта

коллективной жизни. Но поскольку общество представляет собой одну

соревновательную единицу среди множества себе подобных и поскольку

изначально его отношения с другими обществами всегда являются скрыто

враждебными и даже в лучшем случае соревновательными, а не кооперативными, и

должны строиться с учетом этого обстоятельства, социальная жизнь

дополнительно приобретает неизбежно политический характер, который какое-то

время даже преобладает над экономическим, в результате чего мы получаем

нацию, или Государство. Если мы должным образом оценим эти основные

особенности и мотивы коллективного существования, то найдем вполне

естественным, что коллективная и кооперативная идея общества на пределе

своего развития должна была вылиться в сильную, зачастую чудовищную

гипертрофию виталистического, экономического и политического идеала жизни,

общества и цивилизации.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Цель жизни человека

Цель развития человека

Сейчас много говорится о Пробуждении, это становится популярным так же, как в 70...
Религия

Цель жизни христианской

– Господь открыл мне, – сказал великий старец, – что в ребячестве вашем вы...
Религия

Цель жизни человеческой

Беседа Преподобнаго и Богоноснаго Отца нашего Серафима Саровскаго Чудотворца о...
Религия

Цель и смысл жизни

Давно известно, что любой тип морали, чтобы быть регулятором определенных...
Религия

Суфизм. Цель жизни

Каждая душа в свое время спрашивает себя: «Почему я здесь?» Этот вопрос ставится...
Религия

Цель в жизни. Гуру

Вопрос: Вы говорили нам, что есть много самозваных Гуру, но истинный Гуру...
Религия

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Шахматы и компьютер
Хотели бы увидеть вещий сон в новогоднюю ночь?