Духовное пробуждение. Подлинное Я

К.Г.Юнг, который сознавал потребность многих западных людей в личной духовности, подлинном переживании соприкосновения с божественным, писал, что свойственная западной культуре склонность проецировать религиозные переживания на нечто внешнее, может обесценить в глазах человека его собственную душу, воспрепятствовав ее дальнейшему развитию и вынудив прозябать в бессознательном состоянии.
Духовное пробуждение. Подлинное Я
Он полагал, что до тех пор, пока религия остается лишь верой, обращенной вовне, и не переживается как религиозное движение души, ничего значительного произойти не может, и говорил, что "великие таинства надлежит искать прежде всего в душе человека... Благословен тот час, когда мы постигаем, что не имеет смысла славить свет и проповедовать его, если никто не в состоянии его увидеть". [25]

Поскольку многие работы Юнга, посвященные исследованию глубин бессознательного, проливают свет на естественное стремление психики к духовному развитию, это предполагает их потенциальную применимость в сфере, связанной с процессом пробуждения Кундалини. В своем "Собрании сочинений" Юнг часто упоминает йогу и энергию Кундалини, рассматривая сходные с ней образы, которые появлялись в снах и рисунках его пациентов.

Говоря в лекции 1932 года о пробуждении Кундалини, Юнг утверждает, что она побуждается зовом свыше и что для этого дух человека должен быть очищен. Если перевести это на язык психологии, говорит он, это означало бы, что вы можете проникнуть в бессознательное лишь одним путем, а именно, очищая свой ум, вырабатывая в себе верное отношение к происходящему и полагаясь на милость небес. Человек должен быть ведом при этом внутренним стремлением, путеводной искрой, влекущей его вперед.

Эта искра и есть Кундалини, нечто доселе совершенно неведомое, принимающее иногда форму страха, невроза или живого интереса, но во всех случаях неподвластное вашей воле. Иначе вы на это не пойдете; вы повернете вспять, столкнувшись с первым же препятствием, вы побежите, едва завидев очертания левиафана. Однако, если эта искра жизни, эта жажда, эта нужда держит вас за холку, вы не сможете увернуться, вам придется принять бой. [26]

Безусловно, страх, невроз и живой интерес – это НЕ Кундалини, хотя, как указывалось ранее, нередко они сопутствуют процессу ее пробуждения. Но Юнг уловил самую суть того, что при этом испытывает человек, – ощущение мощной и неотвратимой захваченности порывом большим, нежели он сам.

В то же время Юнг считал, что западный путь в бессознательное противоположен восточному, что на западе погружаются в бессознательное, тогда как восточная система чакр предполагает восхождение к нему. Попытки Юнга описать и определить эту разницу, приравнять сверхсознание йоги к бессознательному психоанализа, а также отмежеваться в своих толкованиях Кундалини от индуистского видения мира ограничивают ценность его теоретических работ.

Тем не менее, юнгианский подход к психике может помочь клиенту уважительно отнестись к тому, что с ним происходит, и включить это в свой жизненный опыт. Образы, символы, мотивы и сновидения, сопровождающие процесс индивидуации и процесс пробуждения Кундалини, поразительно схожи. То, что Юнг говорит об отношениях между анализом и религией, вполне может быть приложено также к Кундалини. Он называет эти отношения "затянувшимся конфликтом, в котором аналитик и религиозный человек противостоят и глубоко исследуют друг друга. Это противостояние становится бесконечным согласовыванием позиций, которое сопровождается непрерывными взаимными разоблачениями; неким судебным разбирательством, которое копает все глубже лишь затем, чтобы заявить об очередном обмане и свести на нет достигнутое ранее согласие". [27]

Кроме того, Юнг выражает серьезное беспокойство по поводу того, что психика может потеряться в бессознательном, и говорит, что "когда Я поглощает эго, происходит психическая катастрофа". Он пишет "В этом случае образ целого остается в бессознательном, так что, с одной стороны, принимает черты архаической природы бессознательного, а с другой – обнаруживает себя в психически условном пространственно-временном континууме, относительность которого служит отличительной чертой бессознательного как такового". Для эго жизненно важно существовать в абсолютном пространстве и времени, в противном случае его приспособляемость к окружающей среде может быть нарушена, что "открывает путь для всякого рода несчастных случаев". [28]

Если Я поглощает эго, человек погружается в бесконечный хаос и теряет дорогу назад. Если, наоборот, эго поглощает Я, происходит угрожающее "раздувание" личности, ибо в этом случае человеческое посягает на Божественное. Задача состоит в наведении мостов между этими двумя планами с тем, чтобы ценности глубинного Я могли органично войти в состав жизненных стереотипов, наработанных эго. Юнг полагает, что "хотя процесс этот и нескончаем, но чем более многочисленны и чем более значимы усвоенные эго содержания бессознательного, тем ближе эго приближается к Я". [29] Ясно, что он рассматривал этот процесс как глубоко духовное начинание.

Аналитик Иоланда Якоби определяет термин "процесс индивидуации" как возможность развития психически целостного индивида, что предполагает сбалансированное творческое взаимодействие сознательной и бессознательной составляющих его психики. Она полагает, что первоочередная задача на этом пути состоит в том, чтобы "вывести образы Бога, то есть их излучение и воздействие, на уровень сознания, установив тем самым постоянную динамичную связь между эго и Я. Это помогает навести мосты между центробежными тенденциями личности, которые обусловлены раздирающими человека инстинктами". [30]

Ее видение процесса индивидуации проливает свет и на духовное преображение:

...открытие новых жизненных форм наряду с успешным ведением жизни в целом зависит от того, в какой степени человек захвачен этим преобразованием, выработал положительное к нему отношение и способен довести его до конца. Нередко способность к такому преобразованию зависит не от объективной значимости личности, не от ее веса, а от широты или "масштабности" ее психики. В данном случае имеет место переход от "эго-центрического" к "эго-трансцендирующему" отношению к миру, когда руководящие жизненные принципы человека направляют его на нечто объективное... Процесс индивидуации в понимании Юнга означает сознательное осуществление и освоение всех врожденных возможностей индивида. Это процесс, противный всякому конформизму и, в качестве терапевтического фактора аналитической работы, требующий также отказа от тех раз и навсегда заданных психических матриц, в которых предпочитает жить большинство людей. [31]

Подобно индивидуации, Кундалини следует единственным в своем роде и неповторимым путем, отказываясь подчиняться авторитетам. Однако для йога процесс пробуждения Кундалини отличается от индивидуации в том смысле, что йог пытается вверить бесконечному все свое существо без остатка, слиться со сверхсознательным. С точки зрения Юнга, подобная задача не способствует оздоровлению психики. Юнгианский анализ нацелен на поддержание непрерывного диалога между Я и эго, на включение в жизненный опыт индивида всех сторон его сознания и эффективную работу с ними.

Средний человек подвержен большому риску отождествления с божественным. Один из наиболее сложных моментов для западного человека в этом процессе состоит в том, чтобы погружаться в божественное так глубоко, как того велит сердце, и в то же время сохранять равновесие, необходимое для жизни в современном обществе с его требованиями и нагрузками. В конечном счете, когда преображение будет завершено, человек сможет жить более полной жизнью, основанной на более глубоком состоянии сознания. Но поскольку для достижения такого незамутненного состояния может потребоваться не одно десятилетие или даже не одна жизнь, прозрения аналитической психологии могут оказаться полезными на данном этапе для тех, кто вступил на этот путь, и помочь им научиться уравновешивать требования двух противостоящих друг другу элементов психики.

Якоби проводит дальнейшее различие между процессом индивидуации и идеями, свойственными духовным системам, отмечая, что индивидуация не преследует никакой "моральной" цели в общепринятом смысле этого слова. "Она нацелена не на совершенствование, а лишь на то, чтобы помочь человеку стать воистину таким, каким он есть в действительности, и не прятаться под маской идеала, которую так легко принять за свою истинную сущность, хотя единственное, к чему вероятнее всего может привести в конце концов такая линия поведения, это прорыв подавляемого идеалом зла". [32]

Психология Юнга сосредоточена главным образом на задачах второй половины жизни, времени, когда эго примиряется с неизбежностью смерти, окончательно раскрывает для себя смысл своей отдельной неповторимой жизни и извлекает из глубин бессознательного материал, недостающий для обретения личной целостности. Поэтому применение методов и приемов юнгианского анализа может быть особо полезным для лиц, переживающих кризис в процессе пробуждения Кундалини, потому что в них также происходит борьба, связанная со смертью каких-то частей их эго и парадоксальным расширением ощущения своей целостности. Способность невовлеченно наблюдать происходящее, работать с символами и находить образ жизни, который бы органично включал в себя глубинные духовные процессы, – все это задачи, сходные с задачами юнгианского анализа.

Важное переживание, охватывающее человека во время кризиса как индивидуации, так и пробуждения Кундалини, – это ощущение борьбы противоположностей, выхода на поверхность сознания сил, по всей видимости прямо противостоящих позиции эго. Йога пытается преодолеть эти "искушения" посредством строгой дисциплины и порядка как обязательного предварительного условия пробуждения Кундалини. Юнгианская психология предпочитает заниматься этими конфликтами непосредственно по мере их возникновения; когда сознание и содержания бессознательного вступают в конфликт, который кажется неразрешимым, аналитик упорно продолжает свою работу до тех пор, пока не находится приемлемое решение и не появляется некая третья возможность, снимающая противостояние. [33] В лекциях по толкованию образов Юнг отмечает, что, чтобы выдержать стремительный натиск противоположностей, следует "избегать какого бы то ни было легкомыслия; чтобы не стать их жертвой и устоять в этом потоке, вам нужно быть тяжелым, как камень". [34]

Юнг показал также, что правополушарные формы деятельности, такие, как живопись, скульптура, работа со сновидениями, поэзия и ведение дневников, во многих случаях служили тем ключевым средством, которое позволяло людям устоять под напором бессознательного материала. Эти приемы способствуют появлению какого-то символа, несущего в себе возможность преобразования, усиливают способность наблюдать свой внутренний мир и выносить наружу, объективировать отдельные его элементы, позволяют свободнее изливаться содержанию, которое в противном случае могло бы остаться подавленным, и могут даже привести к появлению новых нервных путей в мозге. Подобно великим взлетам гения, прилив творческой активности, отмечаемый иногда во время пробуждения Кундалини, также может оказаться непроизвольным бессознательным механизмом выживания и роста.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Духовное пробуждение. Подлинное Я

Реальность. Подлинное Я человека

Тат твам аси, говорят индусы. "Ты есть То. Твое подлинное Я тождественно той...
Психология

Духовное пробуждение. Побочные эффекты

Предшествующие конфликты и страдания, а также вызванные ими психические и...
Психология

Духовное пробуждение. Эмоциональная переплавка

Мне снится сон: я в переполненной людьми лодке, плывущей по мелководью. Я падаю...
Психология

Духовное пробуждение. Страх

Одним из наиболее разумных советов по эффективному избавлению от эмоционального...
Психология

Духовное пробуждение. Гнев

В статье, опубликованной в газете "Дон Хоре", журналист задает Ирине Твиди...
Психология

Духовное пробуждение. Депрессия и колебания настроения

Многие медитирующие бывают удивлены, обнаружив, что вслед за состоянием...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Страшное слово Свобода
Вы энергия