Исследование сознания. Сеансы гипноза

Я хотел выяснить, смогу ли я в гипнозе достигнуть того же состояния, которое я достиг при экспериментах с ЛСД в 1964-65 гг. Еще при тех же обстоятельствах я проводил некоторые очень мощные ментальные телепатические опыты.
Исследование сознания. Сеансы гипноза
Они демонстрировали тот факт, что если кто-то вошел в поток и следовал инструкциям двух гидов, могли случаться вещи, которые невозможно объяснить обычными научными средствами.

В Топеке мы втроем — Кен, Эллен и я — впервые очень близко познакомились друг с другом, в течение шестичасового сеанса устранив все помехи, касающиеся того, кем мы были и что мы хотели делать. Этот вид предварительной глубокой связи очень важен для способности расслабления, достаточного для достижения друг с другом программирующих эффектов «гипнотического транса». Чтобы расслабиться до степени, достаточной для вхождения в эти специфические «трансовые» состояния, каждый должен быть очень хорошо знаком с другим и ощущать к нему доверие.

На первом сеансе я решил попытаться погрузиться в более глубокое состояние. Они же должны были остаться на более легких уровнях транса. Я попытался снова достигнуть плана двух гидов. Я знал, что могу попасть на этот план при угрозе смерти или с помощью ЛСД в бассейне, что является комбинацией изоляции с химическим средством. Я хотел проверить, смогу ли я достигнуть этой сферы без помощи медицинских средств и без изоляции, в присутствии других людей.

Кен был программирующим, а Эллен оказывала мне поддержку, когда я погружался в более глубокое состояние. В попытках достичь гидов я натолкнулся на различные препятствия. Когда я входил в более глубокое состояние, пытаясь достигнуть сферы чистого золотого света, золотой свет появился слева, но справа показалось очень темное, угрожающее облако. Я чувствовал угрозу, зло, боязнь, несчастье, исходящие из участков правой стороны. Только правая сторона была источником моего болезненного состояния. Эллен Бойни находилась справа, Кен — слева. Мое существо разделилось на левую сторону с добром и на правую — со злом. Этот раскол был в конце концов уничтожен, когда Эллен начала работы над существами и силами, находящимися справа.

Этот опыт очень походил на тот, который я проводил, справляясь со своей мигренью при помощи ЛСД.

Затем у меня в голове открылась «дыра» в темный мир, и злые сущности с правой стороны вошли в мою голову. Эллен и Кен восприняли мое нежелание погружаться в более-глубокое состояние и запрограммировали мне выход из него. Внезапно зловещая темнота отошла, золотой свет разлился над всем моим существом и в области моего видения. Два существа или гида не появлялись, но их присутствие чувствовалось. Я получил от них различные инструкции относительно продолжения пути, который я выбрал. Я чувствовал, что они одобряют то, что мы делаем, и меня охватило блаженное состояние громадного удовлетворения. Я был в потоке и выполнял правильные действия, следуя данным мне указаниям. Это был стоящий опыт.

После эксперимента этой ночью я вернулся в свою комнату в отеле, размышляя перед сном о моем гиде-человеке в первых двух путешествиях, предпринятых с помощью ЛСД. В постели я тут же погрузился в глубокий транс. Я стал центром сознания великолепного блеска, любви и тепла, находящегося примерно в двух фугах выше тела. Я находился в спальне слева от кровати и мог видеть две настольные лампы по обе стороны кровати. В постели никого не было, на ней лежало только покрывало. Я смотрел вдоль левой стороны кровати. Меня охватило чувство любви и тепла.

Вдруг покрывало, свешивающееся с левой стороны кровати к полу, оказалось охваченным пламенем. Огонь пополз дальше и достиг изголовья. Почувствовался запах дыма, и я отошел назад, чувствуя угрозу. Затем я вернулся в комнату отеля и внезапно понял, что совершил путешествие из моего тела из Топеке, Кайме, в Биверли Хилз, Калифорния, и что я посетил спальню, где проводил свой первый опыт с ЛСД с помощью руководителя. Я вызвал ее по телефону и сразу спросила «Что случилось пять минут назад?» — «Я была в кровати с грудой книг и читала. Затем поднялась и пошла в ванну, вернулась и не могла найти свои очки среди книг. Тогда я схватила покрывало с кровати и яростно дернула его, сбрасывая книги на пол. Я очень редко теряю самообладание. Разыскав очки, я снова легла».

Я рассказал ей о том, что случилось со мной. Она согласилась сообщать мне обо всем, что произойдет с ней в ближайшие два дня. По ее мнению, важным было то, чтобы она первой рассказала мне о случившемся, и что мы не могли осуществить перекрестного или параллельного программирования.

На следующий день Кен, Эллен и я повторили эксперимент предыдущего дня. Произошло еще одно странное повторение из прошлого, и оно появилось как если бы я уклонился от встречи с двумя гидами. Когда я вошел в глубокий транс, я внезапно оказался на другой планете, не на Земле, в глубокой совершенно особенной вертикальной пещере со сферической комнатой на дне. Каким-то образом, не знаю как, я выбрался оттуда. Я посмотрел вверх из вертикального ствола и увидел на далеком конце туннеля голубой свет. Я ощутил опасность на стенках ствола, где находились, как я думал, «кристаллические формы жизни». Это были маленькие кубические и прямоугольные создания, исполняющие непонятную для меня работу на стенах ствола. Я определил, что размеры их всех были не больше трех-четырех дюймов.

Я как-то почувствовал, что пойман в западню в этой сферической камере, и даже не смел выйти через ствол из страха, что те существа могут со мной что-то сделать.

Мы условились, как я смогу сообщить о происходящем со мной из глубокого транса, и я сообщил обо всем Эллен и Кону. Эллен тут же сказала: «Я подниму вас из этого туннеля без вашего прикосновения к стенкам. Оставайтесь со мной. Я подниму вас, и вы выйдете».

Я немедленно начал подниматься из ствола, вышел оттуда через отверстие в поверхности планеты, увидел необъятное голубое небо и очень специфический пейзаж этой планеты. Она была золотой. Там не было зеленых тонов. Не было ничего, что я мог бы описать на человеческом языке. Это была совершенно особенная конструкция, очень гладкая и непохожая ни на что виденное мною прежде. На поверхности планеты жили другие существа, но мне они были совершенно не интересны, и я вернулся в комнату, где мы трое работали.

Позднее вечером Эллен захотела принять участие в опыте с повторяющимся словом. В этот вечер мы договорились, что Эллен будет участвовать в эксперименте в качестве испытуемой. В то время как она слушала громко повторяющееся слово с магнитофона у изголовья кушетки где она лежала, я лежал на другой кушетке и расслаблялся. Услышав замену слова, она должна была громко повторить его в микрофон. Я заметил, что расслабляясь все больше и больше, я продолжал слышать замены слов. Особенный эффект возникал, когда в ответ на произнесенную ею замену слова я слышал другое замененное слово. Единственное значение этого наблюдения состояло в том, что оно показывало мое очень сильное расслабление. Я вливался в поток. Внезапно источник повторяемого слова — звук — передвинулся с левой стороны комнаты, пересек ее и вошел внутрь моей головы, как если бы на мне были наушники. Одна часть меня знала, что громкий звук повторяемого слова исходил с дальней пропой стороны моей комнаты, а другая знала, что источник находится в моей голове. Я продолжал работать дальше с этим эффектом, сознавая, что я в трансе, и что есть одна из репрограмм особого плана, который приходит во вреда этого состояния сознания. Неожиданно, хотя мои глаза были закрыты, я увидел комнату, полную золотого света. С потолка комнаты свешивалась необычайно красивая люстра. Я был охвачен теплым чувством любви и почувствовал восхищение и удивление, глядя на эту красивую люстру в золотой комнате. Меня охватило то же ощущение, которое бывало в детстве при рассматривании видов роскошных дворцов из сказочных историй. Люстра состояла из кристаллических призм, сотни таких подвесок свешивались вокруг источника света. Свет, излучаясь, создавал мягкий золотой отблеск.

Когда эксперимент был закончен, я позвонил в Калифорнию и спросил моего руководителя, что происходило у нее в три часа дня. Она ответила: «Без пяти три я посмотрела на часы и вспомнила, что должна выезжать за детьми в Школу. Я начала спускаться по лестнице и взглянула на люстру, висящую на потолке лестничной клетки. Меня захватила ее необычайная красота, и я почувствовала детский восторг, любуясь ею и разглядывая ее детали, напоминающие красивейшие люстры из дворцов. Я спускалась по лестнице, продолжая любоваться люстрой».

Тогда я рассказал ей о своем видении в те же часы за тысячу двести миль от нее. Она была в восторге, и мы решили встретиться для дальнейшего обмена, когда я поеду в Калифорнию. Два эти опыта телепатии с моим руководителем показали мне одну вещь. Так или иначе, я проник в ум другого человека и разделил его состояние. В обоих случаях ее особое настроение передалось мне, как если бы я был ею. Люстра была моим непосредственным опытом, а горящее покрывало на кровати передало ее гнев. В этом последнем случае могло оказаться, что я устранил ощущение гнева, которому она предалась, и создал символическое представление самого себя.

В третьем эксперименте с Эллен и Кеном я ушел глубже и достиг плана двух гидов. Но полностью я не был способен проникнуть в эту сферу. По окончании серии экспериментов я уехал в Калифорнию. Я встретился со своим земным гидом, и мы обсудили результаты моих экспериментов. Она захотела послушать ленту, в экспериментах вводящую в гипноз. Я достал диктофон с лентой, и мы сели слушать.

В этой ситуации я знал, что за чем следует на ленте. Я знал, кто из нас собирается говорить, Эллен, Кен или я.

Она не знала. Я снова вошел в легкий транс, и, очевидно, она, прислушиваясь к вводящей в гипноз процедуре, тоже. Эксперимент в этом случае занял около трех минут, а остальное время Кен, Змеи и я на записи ленты обсуждали эксперимент и другие вещи. Вдруг гад сказала: «Думаю, что я была с вами на этой встрече». Я ответил ей: «Как это могло быть, если вы были в Калифорнии?» Она сказала: «Я знаю точно, что будет сказано дальше, и кто собирается говорить». Она начала демонстрировать это мне. Пока одно лицо заканчивало фразу, она уже называла имя следующего и то, что он собирался сказать. Пока она все это делала, я вдруг понял — она была внутри моей головы, прислушиваясь к моей памяти. В течение двадцати минут она точно называла, кто будет следующим. Внезапно она прервала это занятие и сказала: «Я совсем не верю в свою телепатию. Этого не может быть». Я ответила «Но это есть. Вы определенно проникли внутрь моей головы таким же образом, как я в вашу, на расстоянии тысячи двухсот миль». В конце концов она приняла это утверждение и весело рассмеялась.

Эти опыты показали, что мне следовало бы исследовать гипноз более тщательно. Появилось решение ехать в лабораторию Эрнеста Хилгарда в университете Стенфорда. Это была единственная исследующая гипноз лаборатория, о которой я знал. Я провел там две недели, читая литературу, знакомясь с этой областью знания и проведя ряд экспериментов.

В университете прежде всего заинтересовались моей реакцией на их различные тесты. Они испробовали тест на «восприимчивость к гипнозу», который я назвал позже тестом на «талант к гипнозу». Мои баллы были очень высокими по сравнению с баллами студентов высшей школы, проверенных недавно. Они выявили, что когда люди становятся старше, их талант к развитию транса убывает. Они меньше желают быть запрограммированными со стороны внешнего программиста.

Тому, кто идет с поиском и следует указаниям относительно сознательных состояний, не составляет большого труда дать возможность кому-нибудь из внешнего мира выполнить это программирование. Однако если кто-то боится внешнего программирования, или боится, что это лицо собирается извлечь выгоду, или испытывает страх пред программированием вообще, он не сможет войти в глубокий транс таким способом. Студенты высшей школы были в этом отношении лучше студентов колледжа, а эти, в свою очередь, лучше групп из людей зрелого возраста, входящих в состояние транса. Вероятно, я был исключением: ведь я прошел через изоляцию с помощью ЛСД и воспринимал внешнее программирование гораздо легче. Я был также более терпимым при вхождении в эти состояния. Я мог принять транс с большим доверием, чем подобные люди из группы моего возраста. Мною был проведен один семинар об эффекте повторяющегося слова для группы лаборатории гипноза. Очень хорошо помню, профессор Хиллард ждал целых восемь минут, прежде чем услышал свою первую замену слова. Когда он ее услышал, его лицо осветила улыбка. Он сказал позднее, что не верил в эффект до этого момента. Можно относиться скептически к таким вещам до тех пор, пока сам не поэкспериментируешь прямо на себе. Однако я был очень рад, что он захотел выполнить эксперимент и услышать свое первое замененное слово. Скорость, с которой люди слышали эти замены, также отражала легкость их погружения в гипнотическое состояние, другими словами — талант к расслаблению и способность идти с потоком. Самые юные слышали замены немедленно и продолжали слышать намного больше, чем старшее поколение.

Мы нашли что-то вроде корреляции между способностью входить в транс и способностью слышать замены повторяющегося слова.

Я познакомился со студентами, окончившими отделение, и услышал много историй об их экспериментах с трансом и о различных эффектах, имевших при этом место. Некоторые из них были очень талантливыми и могли выходить при опытах из тела и испытали в глубоком трансе различные другие феномены.

В этой лаборатории я узнал многое об амплитуде личного опыта, который может быть запрограммирован в чей-либо биокомпьютер. Я узнал, что имеется множество различных состояний и различных феноменов, испытываемых в трансе.

Мне не особенно нравилась терминология гипноза, потому что она подразумевает что-то специальное, взятое из обычного опыта и пригодное только для профессионалов. Согласно моему опыту, эти состояния естественны, просты, легки и очевидны для того, кто хочет идти с потоком. Человеческий биокомпьютер способен воспроизводить множество различных состояний сознания и имеет обширную панораму состояний, которые в обычном состоянии не встречаются. Я узнал, что мои переживания, извлеченные после приема ЛСД в одиночестве и изоляции в бассейне, не были исключительными, как мне тогда представлялось. С помощью техники релаксации и концентрации можно достигнуть похожих, если не идентичных результатов. Во время своего пребывания в Статфорде я услышал институте Исален и решил съездить на побережье Бит Шур, чтобы познакомиться с работой этого института. Однажды в конце недели я присутствовал на семинаре по теме «О психозе и опыте саморазвития». Я хотел выслушать высказывания на эту тему, поскольку считал, что психоз можно объяснить как-то иначе, чем это делалось все предыдущие годы. Согласно моей новой точке зрения, психоз является необычным состоянием сознания, в которое впадает какое-либо лицо, и это каким-то образом мешает другим людям, поэтому это лицо подвергают изоляции от них. Я понял, что термин «психоз» является культурным, социальным термином, а также термином, имеющим дело со внутренним состоянием. Мое понимание выросло, когда я прочитал книги двух незаурядных психиатров. Внутренние состояния в психозе могут быть различными.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Исследование сознания. Сеансы гипноза

Исследование сознания

Однако фрейдовская модель не дает возможности понять динамику эмоционального и...
Психология

Исследование сознания. Сенсорная депривация

В опытах я натолкнулся на то, что можно назвать «Высшими Я» и...
Психология

Исследование сознания. ЛСД

В 1958 г. я покинул Национальный институт ментального здоровья и переехал на...
Психология

Исследование сознания. Путешествие в ад

В начале января 1969 года я почувствовал настоятельную потребность продолжить...
Психология

Исследование сознания. Медитации

После весьма напряженной работы в лабораториях в течение шести недель я...
Психология

Исследование сознания. Групповая работа

Во время моего пребывания в Исалене я провел пятидневные занятия в Копре, на...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Земля неизвестная
Как активировать руны для привлечения денег и удачи